WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Е70 Ерёменко, А.И. Е70 Смоленское сражение / А.И. Ерёменко. — М.: Вече, 2012. — 336 с.: ил. — (Военные тайны XX века). 18 ВК 978-5-9533-6401-0 Книга Маршала Советского ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 94(47)

ББК 63.3(2)622.11

Е70

Ерёменко, А.И .

Е70 Смоленское сражение / А.И. Ерёменко. — М.: Вече, 2012. —

336 с.: ил. — (Военные тайны XX века) .

18 ВК 978-5-9533-6401-0

Книга Маршала Советского Союза Андрея Ивановича Ерёменко посвящена Смоленскому сражению (10 июля — 10 сентября 1941 г.). В ходе этой

битвы советскими войсками были сорваны планы молниеносного наступления группы армий «Центр» на московском направлении. Впервые с начала

Второй мировой войны германские войска вынуждены были перейти к обороне на этом стратегическом направлении. Воспоминания маршала Ерёменко о Смоленском сражении издаются впервые .

УДК 94(47) ББК 63.3(2)622.11 13ВЫ 978-5-9533-6401-0 © Ерёменко А.И., наследники, 2012 © Петрушин Н.И., предисловие, 2012 © ООО «Издательский дом «Вече», 2012 © ООО «Издательство «Вече», 2012

О КНИГЕ «СМОЛЕНСКОЕ СРАЖЕНИЕ» И ЕЕ АВТОРЕ

Книга Маршала Советского Союза Андрея Ивановича ЕрЁменко посвящена Смоленскому сражению (10 июля — 10 сентября 1941 г.), состоявшемуся на главном — московском направлении немецкого наступления войск группы армий «Центр». Сражение стало решающим в срыве планов вермахта на безостановочное продвижение к Москве. Впервые с начала Второй мировой войны германские войска вынуждены были перейти к обороне на этом стратегическом направлении. Гитлеровский план «молниеносной»

войны — блицкриг провалился. Советское же командование получило возможность для принять меры по совершенствованию стратегической обороны, повышению боеспособности войск и подготовке резервов .



Смоленское сражение в целом представляло собой комплекс операций: оборонительных (Смоленская, Гомельско-Трубчевская) и наступательных (Рогачевско-Жлобинская, Смоленская, Ельнинская, Рославль-Новозыбковская) фронтовых, а также ряда армейских и других операций. По своим масштабам оно являлось одним из крупнейших во Второй мировой войне. С самого начала на огромной территории сошлись в противоборстве войска общей численностью свыше 1,6 млн человек. Из них немецко-фашистских, объединенных в группу армий «Центр», 1 млн 45 тыс. солдат и офицеров и советских — около 600 тысяч в составах шести армий Западного фронта. Эти объединения включали в себя 37 стрелковых (советских), армейских (немецких), механизированных (моторизованных) корпусов и один советский воздушно-десантный корпус. С обеих сторон действовали 92 дивизии — стрелковые и пехотные, 20 танковых, 12 моторизованных, 4 кавалерийские, 2 немецкие охранные и 7 авиационных (с советской стороны), всего — 137 дивизий. А еще были бригады, отдельные полки, батальоны, эскадрильи, дивизионы. Только на одномЗападном фронте Красной Армии по состоянию на 10 июля 1941 г. их было свыше 100 .

Кроме того — 6 УРОв (укрепленных районов), Пинская речная флотилия. Немецкие войска с воздуха поддерживал 2-й Воздушный флот Люфтваффе (750 боевых самолетов). Всего в сражении с обеих сторон имелось 16116 орудий и минометов, 2429 танков, включая 100 немецких штурмовых орудий. В ходе сражения только с советской стороны были введены войска еще четырех фронтов, 11-ти общевойсковых армий, 59 дивизий. На их вооружении было 4,5 тыс. орудий, почти 4 тыс. минометов, 436 танков. Общая численность войск только советских фронтов к началу боевых действий достигла почти 1 млн 470 тыс. человек, или увеличилась в 2,5 раза по сравнению с 10 июля 1941 г. — днем начала сражения .

Потери личного состава советских и немецких войск за 63 дня Смоленского сражения были огромными. Безвозвратные потери Красной Армии превысили 486 тыс. человек, а общие — почти 760 тыс. человек, В среднем за сутки они превышали 12 тыс. человек. С немецкой стороны безвозвратные потери (с учетом раненых и пропавших без вести, но без учета попавших в плен) — около 100 тыс. офицеров, унтер-офицеров и солдат. И это также свидетельство масштабов и кровопролития сражения.



(Подсчитано по:

Россия и СССР в войнах XX века. М., 2001; Статюк И. Смоленское сражение 1941. М., 2006) .

В течение всего или определенных периодов в сражении участвовали войска Западного фронта: 4-й, 13, 16, 19, 20, 21, 22, 28, 29, 30-й армий; Центрального фронта (с 26.7 по 25.8.41 г.) — 13-й, 21, 3-й (с 1.08.41 г.) армий; Резервного фронта (с 30.7 по 10.09.41 г.) — 24-й, 31, 32, 33, 34, 43-й армий; Брянского фронта (с 16.8 по 10.9.41 г.) — 3-й, 13, 21, 50-й армий. В течение всего периода сражения участвовала Пинская военная флотилия .

Западный фронт был образован 22 июня 1941 г. на базе Западного Особого военного округа в составе 3, 4, 10, 13-й армий .

Первоначально фронтом командовал генерал армии Д.Г. Павлов, в июне-июле — ген.-лейтенант А.И. Еременко, июле—сентябре — Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко. Одновременно он же являлся главнокомандующим войсками западного направления .

Главное командование этого направления существовало с 10.07 по 10.09.41 г .

Резервный фронт был образован 30 июля 1941 г. с целью объединения действий резервных армий на Ржевско-Вяземском оборонительном рубеже. В дальнейшем кроме вышеназванных армий в него вошли 43-я и 49-я армии, Ржевско-Вяземский и Спас-Деменский укрепленные районы. В сентябре-октябре 1941 г. фронтом командовал генерал армии Г.К. Жуков, с сентября по октябрь — Маршал Советского Союза С.М. Будённый. 10 октября 1941 г. Резервный фронт был объединен с Западным фронтом .

Управление Центрального фронта первого формирования было образовано 24 июля 1941 г. на базе управления 4-й армии. В его состав вошли три (3, 13, 21-я) армии. Их задача — прикрыть направление Гомель, Бобруйск, Волковыск. 25 августа 1941 г. в целях объединения управления войсками, действующими на брянском и гомельском направлениях, Центральный фронт был упразднен, а его войска переданы в состав Брянского фронта первого формирования. Центральным фронтом в июле—августе 1941 г. командовал генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, в августе — генерал-лейтенант М.Г. Ефремов .

Брянский фронт был образован 16 августа 1941 г. первоначально в составе 13-й и 50-й армий с целью прикрытия БрянскоБежицкого промышленного района и недопущения прорыва рославльской группировки противника в тыл Центрального и Юго-Западного фронтов. В последующем во фронт входили 3-я и 21-я армии. В августе—октябре 1941 г. фронтом командовал генерал-лейтенант А.И. Ерёменко, в октябре-ноябре того же года последовательно генерал-майоры М.П. Петров, Г.Ф. Захаров. В начале сентября 1941 г .



накануне окончания Смоленского сражения войска Брянского фронта по указанию Ставки ВГК нанесли удар во фланг 2-й танковой группы противника, наступающей в направлении Рославль — Конотоп. Однако они не смогли предотвратить выход немецких войск в тыл Юго-Западному фронту и сами оказались в тяжелом положении. Но уже в ходе Московской битвы при проведении Орловско-Брянской оборонительной операции (10.09—23.10.41 г.) войска фронта сорвали планы противника по глубокому охвату Москвы с юга. На основании директивы Ставки ВГК от 10 ноября 1941 г. фронт был упразднен, а его войска переданы другим фронтам: 50-я армия вошЛа в состав Западного фронта, 3-я и 13-я — переданы Юго-Западному фронту. Полевое управление оставалось в распоряженеии главнокомандующего войсками Юго-Западного направления .

Во время Смоленского сражения в составах некоторых фронтов и армий в определенные периоды создавались и действовали оперативные группы войск. Так, на Западном фронте из 20 дивизий Фронта резервных армий были созданы четыре группы войск Западного фронта, которые возглавляли генералы С.А.Калинин — командующий 24-й армией, В.Я. Качалов (28тй армией), И.И. Масленников (29-й армией), В. А. Хоменко (30-й армией), а также фронтовая группа войск ярцевского направления К.К. Рокоссовского .

Задачи были определены Генеральным штабом Вооруженных Сил Красной Армии и командованием фронта .

Эти группы должны были одновременными ударами с северовостока, востока и юга в общем направлении на Смоленск окружить и разгромить противника в районе Смоленска и соединиться с окруженными войсками 16-й и 20-й армий. В полосе 21-й армии действовала кавалерийская группа из трех дивизий — 32-й, 43-й, 47-й, осуществившая продолжительный рейд в глубокий тыл могилевско-смоленской группировки противника. Общее руководство наступлениями возлагалось на и.о. командующего Западным фронтом (с 19 июля) генерала А.И. Ерёменко. Важнейшими районами борьбы стали Духовщина, Ярцево, Смоленск и Ельня. На Брянском фронте в период Смоленского сражения и в последующем действовали оперативные группы генералов А.Н. Ермакова и А.З. Акименко .

А.И. Еременко в своей книге подробно рассказал о боевых действиях Западного фронта, его общевойсковых армиях, группах соединений. Некоторым армиям посвящены целые главы. Именно это позволило охватить не только их боевые пути, но и входящие в их составы корпуса и дивизии. И что особенно важно — полки, их подразделения и части. Надо признать, что до сих пор этим звеньям воинских формирований посвящено мало исследований. В отдельные главы выделены рассказы о действиях во время Смоленского сражения 5-го и 7-го механизированных корпусов, кавалерийской группы. Особое внимание уделено проблемам взаимодействия армий и их соединений при проведении боевых операций. Обращают на себя внимание малоизвестные широкому кругу читателей подробности о рождении и практическом использовании за всю историю войн качественно нового вида артиллерии — реактивных систем залпового огня («катюш»). Этому событию также отведена отдельная глава книги. Огромной роли и вкладе в Победу железнодорожных войск и тружеников стальных магистралей в тяжелейших прифронтовых и фронтовых условиях также посвящено довольно много страниц книги в специально отведенной главе .

И это тоже одно из ее достоинств. По признанию А.И. Еременко, в подготовке этого раздела воспоминаний ему оказали помощь ветераны железных дорог. Это же можно сказать и о сотрудничестве с бывшими народными мстителями — партизанами и подпольщиками. В целом глава о партизанском движении, его зарождении и развитии, о боевых делах партизанских отрядов вплоть до крупных соединений, о деятельности их штабов до Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) А.И. Еременко рассказывает с восхищением, имея на то полное право, так как в течение всей войны имел самые тесные с ними связи .

Автором книги всесторонне и глубоко исследованы: героическая оборона Могилева и Смоленска, боевые действия группы генерала В.Я. Качалова и обстоятельства его гибели в бою 4 августа 1941 г. в районе Рославля. И надо отдать должное тому, что А.И. Еременко в значительной мере способствовал установлению его подлинной роли в командовании войсками и реабилитации спустя многие годы .

В целом характерной особенностью книги А.И.Еременко является то, что он объективно, в доброжелательном тоне рассказал о боевых и человеческих качествах многих командиров, начальников штабов, членов военных советов, других политработников, о роли коммунистов в борьбе с врагом. Это и И.П. Алексиенко, Ф.А. Бакунин, И.В. Болдин, А.А. Вольхин, Ф.А. Ершаков, М.Г. Ефремов, Г.Ф. Захаров, М.Ф. Лукин, В.А. Мишулин, П.К. Пономаренко, К.К.Рокоссовский, М.Ф.Романов, В.П. Терешкин, И.А. Флёров, А.А. Филатов, В.А. Хоменко, П.Н. Чернов, М.А. Шалин, А.В. Щеглов и многие, многие другие .

В современной историографии по характеру боевых действий и содержанию выполнявшихся задач Смоленское сражение подразделяется на 4 этапа, и первый из них — с 10 по 20 июля. За этот период немецко-фашистские войска (13 пехотных, 9 танковых и 7 моторизованных дивизий) прорвали оборону Западного фронта на его правом крыле и в центре. Подвижные соединения противника, продвинувшись на 200 км, окружили Могилев, захватили Оршу, Смоленск, Ельню, Кричев. 19-я, 16-я и 20-я армии оказались в оперативном окружении в районе Смоленска. На левом крыле фронта 21-я армия вела наступление на бобруйском направлении силами 63-го стрелкового корпуса генерала Л.Г. Петровского. От противника были освобождены Рогачев и Жлобин. За сутки до начала Смоленского сражения — 9 июля в бой с наступающими соединениями 16-й армии и 3-й танковой группы противника на рубеже Идрица — Дрисса — Витебск вступили 51 -й и 62-й стрелковые корпуса 22-й армии генерала А.Ф.Ершакова (с 28.8.41 г. — В.А. Юшкевича). Корпусами командовали генералы: 51-м (98, 112, 170 сд) А.М. Марков, 62-м (174, 179, 186 сд) И.П.Карманов .

В Смоленском сражении с 10 по 21 июля эти соединения вели тяжелые бои на великолукском направлении с 16 дивизиями противника, в том числе с тремя танковыми и тремя моторизованными дивизиями. К 16 июля противнику удалось окружить западнее Невеля 51-й стрелковый корпус, а 20 июля — занять Великие Луки .

Однако на следующий день — 21 июля войска армии выбили врага из Великих Лук (спустя месяц город был вновь захвачен врагом и освобожден от него 30 сентября 1943 г.) .

Решительными контратаками противника в районе Невеля соединения и части 22-й армии обеспечили выход 51-го корпуса из окружения, отведя свои войска восточнее Невеля. В дальнейшем, сковывая в течение целого месяца до 10 дивизий противника и обеспечивая стык между Северо-Западным и Западным фронтами, войска 22-й армий вплоть до окончания Смоленского сражения вели упорные оборонительные бои с превосходящим противником на торопецком направлении. В ходе их главные силы армии были окружены, однако благодаря высокой организованности и героизму воинов им удалось сохранить боеспособность, прорвать фронт окружения, отойти в район Андреаполя и севернее, приостановить вражеское наступление. А.И. Еременко, с первых дней командуя Западным фронтом, неоднократно бывал в войсках 22-й армии, на ее передовых позициях. Он хорошо знал ее солдат и командиров, о чем поведал на страницах книги .

Ко второму этапу Смоленского сражения отнесен период боевых действий войск западного направления с 21 июля по 7 августа, к третьему — с 8 по 21 августа, и к четвертому — завершающему — с 22 августа по 10 сентября. Как видим, продолжительность каждого из этих этапов составила соответственно — 8, 14, 20 суток. первый — самый короткий этап — длился 11 суток .

На втором этапе сражения была предпринята попытка организовать на западном направлении контрнаступление, использовав войска Фронта резеревных армий путем создания армейских оперативных групп, переданных в состав Западного фронта, о чем уже было сказано. Удары наносились из районов Белого и южнее его, Ярцева и Рославля по сходящимся направлениям. Оперативные группы во взаимодействии с 16-й и 20-й армиями должны были разгромить противника севернее и южнее Смоленска. В ходе боевых действий образовались два основных очага борьбы: один — в районе Смоленска и Ельни, другой — на р. Сож и в междуречье Днепра и Березины. В связи с этим 24 июля и был образован Центральный фронт. И хотя в ходе контрнаступления смоленскую группировку противника разгромить не удалось, советские войска сорвали наступление группы армий «Центр» на Москву, помогли 20-й и 16-й армиям прорвать кольцо окружения. Противник понес большие потери. 30 июля немецко-фашистские войска вынуждены были перейти к обороне на Московском направлении. Это был важнейший стратегический успех советских войск в Смоленском сражении .

На третьем этапе сражения центр боевых действий переместился на юг. В связи с этим 16 августа был образован Брянский фронт, его и возглавил генерал А.И. Ерёменко. К этому времени в составе Брянского фронта были 13-я, 50-я и переданные с бывшего Центрального фронта 3-я и 21-я армии. К концу этого этапа — к 21 августа противнику удалось продвинуться на 120—140 км, выйти на рубеж Гомель — Стародуб, создав угрозу флангу и тылу Юго-Западного фронта. 16 августа войска Западного фронта, 24-й и 43-й армий Резервного фронта предприняли наступление против духовщинской и ельнинской группировок противника .

Наступил четвертый — завершающий этап Смоленского сражения (с 22 августа по 10 сентября). Войска Брянского фронта пытались фланговыми ударами сорвать наступление части сил группы армий «Центр» в тыл Юго-Западного фронта. Но эта попытка не удалась. 1-го сентября под Смоленском 30-я, 19-я, 16-я и 20-я армии Западного фронта вновь перешли в настуление, но оно не получило развития. Однако к 8 сентября в районе Ельни 24-я армия Резервного фронта завершила разгром ельнинской группировки противника, а 10 сентября по приказу Ставки ВГК войска Западного, Резервного и Брянского фронтов перешли к обороне .

В результате успешно проведенной фронтовой наступательной операции был ликвидирован т.н. Ельнинский выступ, с которого немецко-фашистское командование планировало возобновление наступления на Москву. Захваченный войсками 2-й танковой группы противника г. Ельня еще 19 июля, войска 24-й армии генерала К.И. Ракутина освободили от оккупантов к утру 6 сентября и, преследуя противника, продвинулись на 25 км, а 8 сентября вышли к рекам Устром и Стряна, где немецкие войска оказали упорное сопротивление на заранее подготовленном оборонительном рубеже. Но до этого от уцаров войск 24-й армии тяжелое поражение потерпели 10 дивизий врага — две танковые, одна моторизованная и семь пехотных. Успешному проведению Ельнинской операции — первой наступательной с начала Великой Отечественной войны — содействовали соседние 16-я и 20-я армии Западного фронта, которыми командовали: 16-й — генерал К.К. Рокоссовский (до 10.08.41 г. М.Ф. Лукин), 19-й — М.Ф. Лукин (до 08.08.41 г. П.А. Курочкин) на смоленском направлении, а 43-я армия генерала Д.М. Селезнева (Резервный фронт) — на рославльском направлении. (Городом Ельня враг вновь овладел 6.10.41 г., а освобожден Красной Армией 30.08.43 г.) Знаменательным итоговым событием Смоленского сражения явилось рождение под Ельней советской гвардии. 18 сентября 1941 г., спустя неделю после окончания сражения, в соответствии с решением Ставки ВГК приказом наркома обороны СССР гвардейских званий удостоились четыре стрелковые дивизии — участницы Ельнинской операции: 100-я с.д. генерала И.Н. Руссиянова, 127-я с.д. полковника А.З. Акименко, 153-я с.д. полковника Н.А. Гагена, 161-я с.д. полковника П.Ф. Москвитина. Они были преобразованы соответственно в 1,2,3 и 4-ю гвардейские стрелковые дивизии. 26 сентября 1941 г. еще три стрелковые дивизии, отличившиеся в Смоленском сражении — 107-я полковника П.В. Миронова, 120-я генерала К.И. Петрова, 64-я полковника С.И.Иовлева были преобразованы в гвардейские дивизии соответственно — 5, 6 и 7-ю. В ноябре 1941 г. уже в ходе Московской битвы почетного наименования гвардейских были удостоены легендарные стрелковые дивизии — 316-я генерала И.В.Панфилова и 78-я полковника А.П. Белобородова — соответственно 8-й и 9-й гвардейских .

Столь обширное и в определенной мере детальное, прежде всего в хронологическом отношении, изложение хода Смоленского сражения мне представлялось целесообразным по ряду причин .

Во-первых, после издания первых двух книг Маршала Советского Союза А.И. Ерёменко «На западном направлении» (1959 г.) и «В начале войны» (1964 г.) прошло более 50 лет. К тому же, вторая книга увидела свет в значительно сокращенном виде по сравнению с одноименной рукописью, представленной автором Воениздату Министерства обороны СССР. При этом надо иметь в виду и то, что в обеих из названных книг, кроме событий, развернувшихся в ходе Смоленского сражения, значительное место уделено другим операциям на Западном, Брянском, Северо-Западном фронтах, в которых А.И. Еременко принимал непосредственное участие как командующий войсками фронта и 4-й Ударной армией .

В 2006 г. в московском издательстве «АСТ» книга «В начале войны» была переиздана, но уже без сокращений и купюр, в первозданном авторском виде. Но и в ней, как и в предыдущем, неполном издании не все аспекты боевых действий фронтов, армий, соединений и частей, принимавших участие в Смоленском сражении, нашли более или менее полное освещение. Видимо, этим можно объяснить то, что, располагая огромным фактическим материалом о Смоленском сражении, недостаточно отраженном в предыдущитх изданиях упомянутых книг А.И. Ерёменко намеревался дополнительно к ним написать книгу о Смоленском сражении. И это он сделал. Но, к сожалению, рукопись этой книги так и осталась рукописью, бережно хранящейся в семье маршала. Не довелось А.И. Ерёменко увидеть свой очередной труд в книжном варианте. 19 ноября 1970 г. Маршал Советского Союза Андрей Иванович Ерёменко в возрасте немногим менее 78 лет скончался .

И вот, спустя почти 45 лет после завершения рукописного варианта книги о Смоленском сражении (1968 г.) ода увидела свет. Всё меньше и меньше остается непосредственных участников Великой Отечественной войны. И тем ценнее становятся их свидетельства о ратных свершениях и подвигах советских воинов-победителей .

И в этом безусловно тоже ценность книги маршала .

Во-вторых, из оглавлений разделов книги видно, что основное внимание автор сосредоточил на боевых действиях армий Западного фронта, таких как 22, 20, 13, 21, 19, 16-й (номера армий приведены нами в той последовательности, в какой они рассматриваются в соответствующих главах книги (от второй до шестой и в одиннадцатой из всех шестнадцати глав книги). И это при том, что фактически количество армий, принимавших участие в Смоленском сражении и сыгравших существенную роль в его итогах, было значительно большим, что видно из приведенного нами перечня армий в составах фронтов .

Вместе с тем, отведение автором целых глав книги боевым действиям одной армии, а в некоторых, главах как, например, в восьмой (о боях в районе Смоленска) или десятой (о контрударах нескольких армий и их оперативных групп), позволило автору более детально отразить боевые действия и пути не только этих объединений в целом, но и их соединений и частей — дивизий, бригад, полков, батальонов и их подразделений. И это, несомненно, придает книге фактологическую ценность. Она изобилует подробными описаниями боевых действий бойцов и командировок от самых низших рангов до командующих дивизиями, корпусами, армиями, фронтами .

Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко относится к плеяде тех выдающихся военачальников и полководцев, которые оставили их современникам и будущим поколениям богатейшее наследие военно-исторических исследований о Великой Отечественной войне советского народа против немецко-фашистских агрессоров, мечтавших поработить народы всего мира, и Второй мировой войне 1939—1945 гг. Его книги, а их написано много, по существу охватывают все 1418 дней Великой Отечественной войны. Только три из них, переизданные в 2006—2009 гг. — «В начале войны»

(1964,2006), «Сталинград» (1961,2006), «Годы возмездия. Боевыми дорогами от Керчи до Праги. 1943—1945.» (1969,2009) составляют 130 печатных листов (2065 е.). А ведь были еще упомянутая «На Западном направлении» (1959), «Против фальсификации истории Второй мировой войны» (1960, 2-е изд.), «Помни войну»

(1971), а также публикации в периодической печати, в том числе военно-исторических и иных журналах и газетах .

Автору названных произведений было о чем поведать не только широкому кругу читателей, но и сделать глубокие обобщения и выводы в области военного искусства, ценнейшие рекомендации для его дальнейшего развития и применения на практике в Вооруженных Силах СССР и Российской Федерации. И у А.И. Ерёменко на это были все основания. В годы войны ему после командования Западным фронтом, в том числе и в должности заместителя Главнокомандующего Западным стратегическим направлением, было доверено командовать войсками Брянского, Юго-Восточного, Сталинградского, Южного, Калининского, 1-го Прибалтийского, 2-го Прибалтийского, 4-го Украинского фронтов. По решениям Ставки ВГК он дважды назначался командующим войсками таких крупных объединений, как 4-я Ударная и Отдельная Приморская армии .

После Смоленского сражения войска под командованием А.И. Ерёменко участвовали в Московской и Сталинградской битвах, Торопецко-Холмской (1942 г.), Ростовской (1943 г.), Смоленской (1943 г.), Невельской, Рижской, Крымской (1944 г.), Моравско-Островской, Пражской (1945 г.) операциях. После войны командодвал войсками Прикарпатского, Западно-Сибирского, Северо-Кавказского военных округов. С 1958 г., уже будучи маршалом, он продолжал службу в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Андрею Ивановичу Еременко в 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза, а в 1970 г. — Героя Чехословакии. Его ратные подвиги были отмечены четырнадцатью орденами СССР, в том числе тремя орденами Суворова 1 ст., орденом Кутузова 1 ст., пятью Орденами Ленина и четырьмя боевыми орденами Красного Знамени .



Если говорить о личных качествах полководца, то, пожалуй, наиболее полно и объективно о них сказано на страницах книги генерала армии, Президента Академии военных наук РФ М.А. Гареева: «В целом А.И. Ерёменко, являясь одним из выдающихся наших полководцев... воевал на наиболее трудных направлениях, имея обычно сравнительно ограниченные силы и средства. Но, несмотря на это, как правило, добивался выполнения поставленных перед его войсками задач и внес большой вклад в достижение победы, в развитие оперативного искусства и тактики, методики боевой подготовки войск в боевых условиях. По всем этим вопросам у него можно многому поучиться». И еще некоторые сокращенные выдержки: «Может быть, больше всего отличали от других полководцев особая цепкость в удержании действий подчиненных командиров и войск в рамках намеченных решений и мощная организаторская хватка в проведении их в жизнь... был одним из самых суровых и требовательных военачальников». При характеристике боевых качеств отмечаются твердость его характера, настойчивость, личное мужество и храбрость, непреклонность в достижении цели. «То, что он всегда стремился быть в самом пекле боя и получил несколько тяжелых ранений, характеризует его как полководца с основательной солдатской начинкой». (См.: Полководцы Победы и их военное наследие. М., 2003. С.250—257,425—426.) Конечно, как у каждого военачальника, даже такого масштаба, у А.И. Ерёменко были недостатки, как говорится, издержки человеческого характера: чрезмерная (не всегда необходимая) жесткая требовательность к подчиненным, «выходящая иногда за рациональные пределы...», переоценка возможностей в достижении поставленных целей, с одной стороны, и недооценка сил противника, с другой. Справедливости ради необходимо отметить, что А.И. Ерёменко сам, будучи высокодисциплинированным исполнителем, требовал того же от своих подчиненных .

О самокритичных оценках своей деятельности, признании своих ошибок, просчетов в командовании войсками можно судить хотя бы по его ответу редакции «Военно-исторического журнала»

от 28 июля 1965 г. относительно опубликованной в этом журнале рецензии на книгу «В начале войны». Стремясь всесторонне и объективно изложить свою точку зрения о невыполнении в полном объеме поставленных перед Брянским фронтом задач в ходе Смоленского сражения и Московской битвы и причинах этого А.И. Ерёменко четко заявил: «Я самокритично написал, какие ошибки были допущены мною в оценке обстановки». И далее «...полная ясность в вопросе о временных границах Смоленского сражения будет внесена лишь после того, как все события июля — сентября 1941 года будут исследованы. Нет запрета и на рассмотрение Смоленского сражения в более узких рамках, ограничиваясь боями в районе самого Смоленска». (См.: Приложение в кн. В начале войны: Воспоминания Маршала Советского Союза А.И. Ерёменко. М., 2006. С.593—620.) Как видим, Смоленское сражение было глубоко памятно маршалу А.И. Ерёменко, и свои воспоминания и размышления о нем он, как мог, изложил в своей книге «Смоленское сражение» .

Смоленское сражение получило свое название по названию города, вокруг которого шли кровопролитные схватки и который считался с давних пор ключом к российской столице — Москве, а территория, прилегающая к городу на Днепре—«Смоленскими воротами» в Россию. Напомним, что под таким же названием вошло в историю и сражение 1812 г., состоявшееся 4(16) — 6(18) августа между русскими и французскими войсками за Смоленск. Тогда русские войска (15—30 тыс. чел., 170 орудий) под командованием генералов Н.И. Раевского и Д.С. Дохтурова упорной обороной Смоленска отразили атаки французской армии (св. 140 тыс. чел., 350 орудий), сорвали план Наполеона навязать русской армии генеральное сражение в невыгодных для нее условиях, но этого не произошло. Русские войска не позволили сделать это. Успех был достигнут путем ведения активной обороны, широкого маневра резервами и огнем артиллерии. В Смоленском сражении наполеоновские войска потеряли 20 тыс. человек, русские — около 10 тыс .

человек .

После отхода русской армии из-под Смоленска 26 августа (7 сентября) у с. Бородино (124 км западнее Москвы) состоялось генеральное сражение русской армии (120 тыс. чел., 640 орудий) с французами (130—135 тыс. чел., 587 орудий), вошедшее в историю как Бородинское сражение 1812 г. Противнику был нанесен большой урон, значительными были потери и русских. Это-то и заставило главнокомандующего русскими войсками М.И. Кутузова 27 августа отдать приказ на отступление. И это было мудрое решение. Бородинское сражение, которому в нынешнем 2012 году исполнится 200 лет, явилось предвестником грядущего разгрома наполеоновской армии в России. А.И. Ерёменко в своей книге предпринял любопытную попытку — сравнить вторжение войск Наполеона в 1812 г. и немецко-фашистских войск Гитлера в пределы России в 1941 г., спустя почти 130 лей Чем эти оба вторжения через т.н. Смоленские ворота закончились — общеизвестно. Думается, что проведенные в книге маршала Ерёменко сравнения этих сражений читатели воспримут как весьма интересные и поучительные .

Вот так, спустя почти полтора века, в Великую Отечественную войну 1941—1945 гг. Смоленск вновь подтвердил то, что он является крепким орешком для врагов России, ее ратным форпостом. И вполне заслуженно, что этот славный, древнейший город Руси удостоен звания Города-героя, которое ему было присвоено 6 мая 1985 г. с вручением медали «Золотая Звезда», а еще раньше он был награжден Орденом Отечественной войны 1-й ст. (1966) и Орденом Ленина (1983). А недавно двум городам Смоленской области — Ельне и Вязьме указами президента от 08.10.2007 г, и 27.04.2009 г. соответственно присвоены почетные наименования городов Воинской славы Российской Федерации. Такие же наименования получили г. Великие Луки, Ржев, подмосковные Волоколамск, Можайск, Малоярославец, Наро-Фоминск, Дмитров, Ковров, Козельск, а также Брянск и Тверь. Ратные и трудовые подвиги жителей этих городов, их вклад вместе со всем советским народом в разгром немецко-фашистских войск в Великой Отечественной войне оценен по достоинству .

Смоленское сражение (10.07—10.09.41 г.) как пролог Московской битвы (30.09.41 г. — 20.04.42г.) навечно вошло в анналы российской истории. Несомненно, книга Маршала Советского Союза А.И. Ерёменко «Смоленское сражение» — хороший подарок ее читателям к приближающемуся 70-летию со дня нашей Великой Победы .

Н.И. Петрушин ветеран Великой Отечественной войны и труда, кандидат экономических наук профессор Академии военных наук, лауреат Форума «Общественное признание»

Москва 13.06 .

2012 г .

О, древний город Московии, Ты встал на днепровском берегу На славу матушке России, На смерть коварному врагу .

1968 г .

ВВЕДЕНИЕ Великая Отечественная война советского народа против гитлеровской Германии с самого начала вылилась в ряд ожесточеннейших битв и сражений .

Если первое полугодие война Англии и Франции против Германии вошло в историю под названием т.н. «странной войны», то первые шесть месяцев борьба на советско-германском фронте явилась подлинной эпопеей героизма, когда советский народ в его армия, несмотря на самые неблагоприятные условия, сделала все возможное, чтобы остановить вражеское нашествие. Первое полугодие войны слагается из таких выдающихся по своему драматизму и историческим последствиям событий, как приграничные и Смоленское сражения, Московская битва и другие .

Уже в ходе приграничных сражений Советские Вооруженные Силы вписали в свою летопись беспримерные по героизму страницы. Я имею в виду встречное танковое сражение в районе Луцк, Броды, Ровно; оборону Лиепаи, полуострова Ханко .

Несгибаемым мужеством прославили себя участники Смоленского сражения, завершившегося первым в истории Второй мировой войны стратегическим поражением вермахта .

Мне довелось быть участником и одним из руководителей Смоленского сражения, явившегося прологом Московской битвы. Это было одно из крупнейших сражений начального периода Великой Отечественной войны, которое сыграло большую роль в стратегической обороне Советских Вооруженных Сил .

Как известно, по плану «Барбаросса» Гитлер намеревался прямым путем от западных границ нашей Родины через т.н. «Смоленские ворота» проложить себе путь в Москву. Немецко-фашистские стратеги рассчитывали, что этот бросок будет совершен молниеносно в течение двух месяцев .

И вот спустя сто с лишним лет после нашествия Наполеона в районе Смоленска вновь разыгрались крупнейшие военные события .

28 июня 1941 г. я прибыл на Западный фронт и вступил в командование фронтом. Это было в те дни, когда начали вырисовываться гитлеровские замыслы. Стало ясно, что главный удар вермахт наносит на западном (центральном) направлении, и его необходимо было усилить. К тем четырем советским армиям (22,20,13 и 21-я), которые развертывались во втором эшелоне Западного фронта и поспешно занимали оборону на рубеже Себеж, Витебск, Орша, Могилев, Гомель, Ставка дополнительно выдвигала войска еще двух армий с других направлений, несмотря на огромное напряжение, которое испытывал в то время железнодорожный транспорт .

В район действий Западного фронта начали прибывать дивизии 19-й и 16-й армий, предназначавшиеся первоначально для южного крыла советско-германского фронта .

Кроме двух указанных армий вскоре на центральном направлении, в тылу Западного фронта, начали развертываться армии Резервного фронта. Ставка бросила на помощь Западному фронту 5-й и 7-й полнокровные механизированные корпуса и 1-ю Московскую мотострелковую дивизию .

Тот факт, что наше командование к началу июля разгадало направление главного удара, обусловило также прибытие на Западный фронт наркома обороны Союза ССР маршала С.К. Тимошенко. С его прибытием я стал заместителем командующего фронтом, 10 июля было создано западное направление, главнокомандующим которого был назначен маршал Тимошенко. Я стал его заместителем. На меня главным образом возлагалось руководство войсками Западного фронта. Но через восемь дней я снова был назначен командующим войсками этого фронта .

Таким образом, Тимошенко и мне довелось нести полную ответственность за руководство войсками Западного фронта, боевые действия которого в тот период включали в себя оборону, контрудары, контратаки и другие меры, вошедшие в историю Великой Отечественной воины под общим названием Смоленского сражения. Это сражение берет свое начало с первых чисел июля 1941 г до вступления в бой передовых частей 22, 20, 13 и 21-й армий, а окончилось в середине сентября 1941 г .

Наиболее характерной чертой Смоленского сражения является невиданная до того активность в действиях наших войск. Это подтверждается тем, что за период сражения было проведено до десятка крупных оперативных контрударов, сотни контратак. Другой особенностью Смоленского сражения является исключительное упорство наших войск в обороне, в т.ч. городов и населенных пунктов .

Прежде чем начать повествование о весьма сложном и очень напряженном Смоленском сражении, я хотел бы коротко изложить ход военных действий в первые дни войны, в дни приграничных сражений на всем советско-германском фронте .

Еще перед началом войны вермахт сосредоточил у наших границ 190 дивизий, в их числе 154 германских, 18 финских, 18 румынских и 2 венгерские. Эту огромную сухопутную армию должен был поддержать воздушный флот в составе 5 тыс. самолетов .

Наши западные приграничные округа — Ленинградский, Прибалтийский, Западный в Киевский — были в начале войны преобразованы в Северный, Северо-Западный, Западный и ЮгоЗападный фронты. Кроме того, был вновь создан Южный фронт1 .

Фактически преобразование свелось к переименованию. Ничто не изменилось, так как силы фронтов не были ни полностью укомплектованы, ни сосредоточены, ни развернуты для ведения боевых действий и не могли оказать существенного противодействия стремительно наступающему врагу .

Ударные группировки противника, особенно его подвижные соединения, значительно превосходя на главных направлениях В состав Южного фронта вошли часть соединений Киевского и Одесского военных округов .

наши войска, рассекали спешно развертывавшиеся в боевые порядки советские части, углублялись на нашу территорию все дальше и дальше .

В беспрестанно меняющейся обстановке часто нарушалась всякая связь между командованием и войсками, что, естественно, крайне затрудняло управление во всех звеньях, а подчас делало его и вовсе невозможным .

Большой ущерб причиняла нам вражеская авиация, нанося мощные удары на большую глубину, она выводила из строя объекты стратегического значения, уничтожала боевую технику и живую силу .

Все это вместе взятое еще более увеличило перевес сил в пользу врага. За первую неделю войны враг захватил значительную территорию в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. Наиболее опасными были западное и северо-западное направления, где враг наносил удары на московском и ленинградском направлениях .

Сейчас, спустя много лет, особенно ясно осознается необходимость глубоко изучить и тщательно учесть этот горький опыт и не допустить повторения чего-либо подобного .

Наша армия не имела достаточного опыта, она не была отмобилизована, наши новые западные границы не были достаточно укреплены, а приграничный район, ставший театром военных действий, не был к ним подготовлен. Можно указать и еще на ряд непосредственных причин наших поражений .

Эти просчеты вытекали из переоценки наших сил и были связаны с предположениями, что гитлеровцы не посмеют на нас напасть .

Так, считалось, что заключением пакта о ненападении с Германией нам удалось избежать войны на весьма продолжительный срок. Никто не может оспаривать положительного значения этого шага советского правительства. Война для нашего народа оказалась, таким образом, на некоторое время отодвинутой. Тем не менее неизбежность столкновения в самом ближайшем будущем оставалась несомненной .

Удар агрессора оказался, таким образом, для наших пограничных округов неожиданным, враг сразу же нанес нам большой урон и захватил огромную территорию. Особенно трагично то, что наши войска, прежде всего те, которые находились близ западных рубежей страны, были укомплектованы отличными воинами, в большинстве хорошо обученными и преданными Родине .

В свое время довольно оживленно дискутировался вопрос о том, насколько внезапным было нападение гитлеровцев на нашу страну .

Я считаю, что для нашей армии, в том числе и для командующих войсками округов, это нападение было внезапным, поскольку армия не была своевременно приведена в боевую готовность1. В результате этого гитлеровская армия захватила инициативу, добилась определенного военного преимущества и вынудила советские войска к отходу .

Рассчитывая закончить войну против Советского Союза в возможно короткий срок, немецко-фашистский Генеральный штаб согласно плану «Барбаросса» намечал одновременно нанести удары на трех основных направлениях .

Первый удар планировалось нанести из Восточной Пруссии на Псков, Ленинград силами группы армий «Север». В группу армий «Север» входили 16-я и 18-я полевые армии и 4-я танковая группа .

Их поддерживал 1-й воздушный флот .

Второй удар немецкое командование собиралось нанести из района Варшавы на Минск, Смоленск и далее на Москву силами группы армий «Центр» в составе 4-й и 9-й полевых армий, 3-й и 2-й танковых групп. Группу армий «Центр» поддерживал 2-й воздушный флот. Этой группе армий придавалось особое значение .

Третий удар предстояло нанести группой армий «Юг» из района Люблина на Житомир, Киев и далее на Донбасс .

В группу армий «Юг» входили 6, 17 и 11-я полевые армии и 1-я танковая группа. Группу армий «Юг» поддерживал 4-й воздушный флот .

Группе армий «Север» должна была оказать содействие финская армия, а группе армий «Юг» — венгерско-румынские войска .

Утверждения фальсификаторов истории, в частности К. Типпельскирха, о том, что еще в апреле было принято решение о приведении наших войск в боевую готовность, является вымыслом, который опровергается рядом фактов .

11а крайнем северном фланге немецкого стратегического фронта развернулась немецкая армия «Норвегия», которая получила приказ овладеть нашими северными портами в Баренцевом море и захватить Кировскую железную дорогу .

Следует сказать, что сравнительно крупные силы нашей армии прикрытия находились вправо и влево от линии Белосток—Лонжа .

Этот район, выдававшийся тупым клином далеко на запад, лишал непосредственной связи вражеские группировки, которым предстояло действовать в Прибалтике и на Украине, и угрожал их флангам и тылу. Противник, понимая огромную стратегическую ценность района Белостока для всего дальнейшего наступления, сосредоточил здесь наиболее сильную группировку1. Он намеревался двумя ударами по сходящимся направлениям окружить наши войска в Белоруссии. Это должно было создать предпосылки для поворота танковых войск на север, уничтожения (совместно с группой армий «Север») советских войск, находящихся в Прибалтике, и овладения Ленинградом .

Лишь после выполнения этой важнейшей задачи гитлеровское командование намеревалось развернуть наступательные операции по овладению Москвой .

Операция по окружению и уничтожению советских войск в Белоруссии была возложена на группу армий «Центр» (под командованием фельдмаршала фон Бока), насчитывавшую до пятидесяти дивизий, в том числе 15 танковых и моторизованных. Группе было придано большое количество артиллерийских, саперных и других специальных частей и соединений. Уже к исходу 21 июня эти войска развернулись вдоль нашей границы между Сувалками и Брестом .

На сосредоточение такой массы потребовалось значительное время, переброска войск к нашим границам производилась поэшелонно с февраля до июня 1941 года .

Впоследствии фельдмаршал фон Бок принял даже решение остановить дальнейшее продвижение танковых групп Гудериана и Гота и следующих за ними армейских корпусов, закрепиться на фронте вокруг Белостока и выждать, пока наша группировка капитулирует. (Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 154) .

Из документов, опубликованных в послевоенное время, известно, что силы группы армий «Центр» были развернуты следующим образом: в так называемом сувалковском выступе, а также на участке от Августова до Остроленки (270 км) —- 3-я танковая группа генерала Гота и 9-я армия генерала Штрауса, далее на юго-восток вдоль Западного Буга вплоть до Влодавы (280 км) — 2-я танковая группа генерала Гудериана и 4-я армия фон Клюге. Эта группировка войск была создана для нанесения двух одновременных ударов в направлениях Сувалки — Минск и Брест — Барановичи .

Дальнейшее наступление в Белоруссии планировалось германским Генштабом следующим образом .

3-я танковая группа во взаимодействии с войсками 9-й армии прорывает нашу оборону северо-восточнее Сувалки и, двигаясь через Вильнюс, выходит к Минску. 9-я армия частью своих сил наступает вслед за 3-й танковой группой для очистки и закрепления занятого района, а оставшимися силами двигается в общем направлении Гродно с целью расчленения и уничтожения наших окруженных войск. 2-я танковая группа, также взаимодействуя с пехотой, преодолевает укрепленную линию вдоль границы северозападнее и южнее Бреста, а в дальнейшем наступает в общем направлении Барановичи, Минск, чтобы в районе Минска соединиться с 3-й танковой группой. Так завершается окружение советских войск в Белоруссии .

Одновременно 3-я танковая группа наносит удар на Белосток с тем, чтобы при поддержке 9-й армии «срезать» белостокский выступ .

От Минска немецко-фашистские войска должны были наступать на Смоленск, с ходу преодолевая водные преграды: Березину, Западную Двину, Днепр. При этом 3-я танковая группа и 9-я армия наступают в северо-восточном направлении и занимают ПолоцкоВитебский район, а 2-я танковая группа вместе с 4-й армией действует непосредственно против Смоленска .

После падения Смоленска 3-я танковая группа вливается в группу армий «Север» для действия на ленинградском направлении .

Задача прикрытия мобилизации, подтягивания и развертывания наших войск в районе западных областей Белоруссии, естественно, возлагалась на войска Западного особого военного округа под командованием генерала армии Д.Г. Павлова. Непосредственными исполнителями этой задачи являлись 3, 10 и 4-я армии. В первый эшелон этих армий выделялись стрелковые войска, а во второй — механизированные корпуса. Стрелковые дивизии должны были развернуться вдоль границы от Копцово до Влодавы (450 км), чтобы прикрыть минское и бобруйское направления. Воздушное прикрытие наземных войск возлагалось на авиацию округа .

Война застала войска округа в гарнизонах и лагерях в 50— 200 км от границы, а самолеты — на аэродромах в зачехленном состоянии. Граница охранялась лишь пограничниками. Правда, на многих участках саперы вместе с подразделениями, выделенными им в помощь из общевойсковых соединений, вели работы по укреплению новой границы .

Незадолго до войны в войсках округа началось перевооружение и связанное с ним обучение личного состава владению новыми образцами оружия и техники. Особенно большая работа проводилась по созданию механизированных и танковых соединений. Чтобы ускорить создание механизированных корпусов, они формировались на базе танковых бригад, отдельных танковых батальонов, кавалерийских и других частей. На первых порах в механизированных корпусах оставалось то же вооружение, что и в танковых бригадах и батальонах. Но уже с 1940 г. в корпуса стали поступать новые танки КВ и Т-34, правда, этих танков к началу войны было еще немного .

Некоторые части получили новую технику перед самой войной и, естественно, не успели еще ее освоить. К началу войны мы имели значительное количество танков, хотя их не хватало для укомплектования механизированных корпусов. Однако многие типы танков устарели (Т-26, БТ-5, БТ-7 и др.) .

Авиация накануне войны также получала новую технику. Авиационные части, имевшие на вооружении истребители И-16, И-15, И-153 («Чайка»), бомбардировщики СБ, ДБ-3, начали перевооружаться истребителями МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, бомбардировщиками Пе-2 и штурмовиками Ил-2 .

Войска противника, наступавшие в полосе Западного фронта, превосходили войска фронта в два раза, а на направлениях главных ударов, в частности на брестско-барановичском, имели четырехкратное превосходство .

В 4 часа утра 22 июня артиллерийским обстрелом нашей границы враг начал военные действия на западном направлении. Артиллерийский обстрел продолжался 1—2 часа. Одновременно были нанесены удары с воздуха по аэродромам и городам Гродно, Лида, Белосток, Волковыск, Барановичи, Бобруйск, Брест, Пинск и др .

Глубина авиационного воздействия достигала 300 км .

Войска округа, для которых начало войны явилось полной неожиданностью, вступали в бой разобщенными группами и вследствие этого несли огромные потери, особенно в технике. Инициатива сразу же оказалась в руках противника .

Весьма характерное свидетельство мы находим в книге Гудериана «Воспоминания солдата». В частности, он пишет: «...20 и 21 июня находился в передовых частях коих корпусов, проверяя их готовность к наступлению. Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Брест, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они проводили развод караулов .

Перспективы сохранения момента внезапности были настолько велики, что возник вопрос, стоит ли при таких обстоятельствах проводить артиллерийскую подготовку в течение часа, как это предусматривалось приказом1» .

Об этом же свидетельствуют и наши архивные данные2 .

Уже в первый день танковые части противника на ряде участков проникли в глубь нашей территории на 50—60 км. Связь между штабами и войсками была парализована, руководство частями и соединениями чрезвычайно затруднялось. В особенно тяжелом положении оказались соединения, находившиеся на флангах Западного фронта .

3-я армия, которой командовал генерал-лейтенант В.И. Кузнецов, была глубоко обойдена с правого фланга соединениями Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 146 .

ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 45317. Д. 1. Л. 2 .

3-й танковой группы противника. 56-я стрелковая дивизия 3-й армии, оборонявшаяся на фронте до 40 км, оказалась в полосе наступления трех немецких дивизий. Дивизия оставила Гродно и откатилась на юго-восток. На второй день войны она вела бои уже севернее Немана. Отошли и соседние две дивизии, 87-я и 27-я, создав оборонительный рубеж южнее и юго-западнее Гродно .

В результате отхода 3-й армии между смежными флангами Северо-Западного и Западного фронтов образовалась брешь шириной более 100 км, которую использовал враг, продвинувшийся здесь за двое суток на 120 км .

Не лучше обстояло дело и на левом фланге Западного фронта, где оборонялась 4-я армия под командованием генерал-майора А. А. Коробкова1. Здесь действовали 2-я танковая группа противника и один из армейских корпусов 4-й армии. В полосе наступления гитлеровцев оказались четыре дивизии армии (6, 42, 43 и 75-я) .

Под напором численно превосходящего противника, имевшего в первом эшелоне 10 дивизий, в том числе четыре танковые (во втором эшелоне было шесть дивизий), наши части начали отход .

Генерал А.А. Коробков приказал командиру 14-го механизированного корпуса генерал-майору С.И. Оборину нанести контрудар из района Пружаны, Кобрин. Контрудар не удался, так как дивизии корпуса находились на большом расстоянии друг от друга и объединить их в единый мощный кулак не удалось. 4-я армия вынуждена была отойти за р. Ясельде .

Командарм не сумел правильно оценить противника и поэтому не смог принять необходимых мер, чтобы преградить ему путь .

Местность же благоприятствовала организации обороны и созданию заграждений; несмотря на превосходство противника, все же можно было замедлить его продвижение .

Отступление наших войск на флангах Западного фронта создало тяжелее условия для соединений, оборонявшихся в центре — О действиях 4-й армии подробно и ярко повествует генерал-полковник Леонид Михайлович Сандалов, бывший в то время начальником штаба этой армии, в своей книге «Пережитое» (М., 1961). Поэтому я не касаюсь тех тяжелых испытаний, которые выпали на долю этой героической армии, в числе первых принявшей таранный удар бронированной гитлеровской армады .

в белостокском выступе. Здесь оборонялась 10-я армия под командованием генерал-майора К.Д. Голубева. На армию наступали четыре армейских корпуса противника — 7,9, 13 и 42-й .

Отступление соседей, и особенно 4-й армии, создало для войск 10-й армии критическое положение. Так, 13-й механизированный корпус генерал-майора П.Н. Ахлюстина, дислоцированный в Вельске, попытался было закрепиться на рубеже р. Нужец, но, имея большой некомплект материальной части, уже 23 июня вынужден был начать отступление .

Войска, расположенные на правом фланге и в центре белостокского выступа, оказали врагу яростное сопротивление, однако в связи с катастрофическим положением на флангах фронта вынуждены были отойти за рубеж р. Бобр .

Командование Западного фронта в соответствии с директивой наркома обороны вечером 22 июня решило силами двух механизированных и одного кавалерийского корпусов с рассветом следующего дня нанести удар из района Гродно во фланг группировке противника, наступавшей из сувалковского выступа .

В эту конно-механизированную группу должны были войти:

11-й механизированный корпус 3-й армии (командир генералмайор Д.К. Мостовенко), 6-й механизированный корпус 10-й армии (командир генерал-майор М.Г. Хацкелевич), 6-й кавалерийский корпус (командир генерал-майор И.С. Никитин). Возглавлял группу заместитель командующего Западным фронтом генераллейтенант И.В. Болдин .

Однако нанести по противнику фланговый удар оказалось весьма трудной задачей. Дело в том, что в исходном районе (южнее Гродно) находился лишь 11-й механизированный корпус, в то время как штаб 6-го кавалерийского корпуса был в районе Белостока, а его дивизии разбросаны на большом удалении друг от друга (36-я — в районе Волковыска, а 6-я — у Ломжи) .

В назначенный срок (23 июня) начал действовать лишь И-и механизированный корпус, остальные войска при попытке занять исходное положение для контрудара подверглись ожесточенным ударам авиации противника и в значительной мере утратили свою боеспособность .

На следующий день, 24 июня, войска 11-ш механизированного корпуса и часть сил 6-го механизированного корпуса, которым удалось подойти, нанесли удар по противнику южнее Гродно и добились некоторого успеха, сковав в районе Гродно четыре пехотные дивизии противника и задержав на несколько дней их продвижение на Лиду .

Однако уже 25 июня наш контрудар захлебнулся. Это объяснялось почти полным отсутствием авиации и недостаточным артиллерийским, в первую очередь зенитным, прикрытием. Наши потери в личном составе и материальной части от авиации и артиллерии противника были очень велики. В условиях непрекращающихся ударов противника с воздуха не могло быть налажено и снабжение войск боеприпасами и горючим .

В Москве в этот период очень слабо представляли себе обстановку, сложившуюся на фронте. Задача состояла в том, чтобы быстро вывести из-под удара соединения, находившиеся в приграничных районах, на те рубежи, где можно было организовать жесткую оборону, а не бросать разрозненные соединения в бесцельное в тех условиях контрнаступление .

3-я танковая группа противника, захватившая Вильнюс, двинулась на Молодечно и, по существу, не встречая сопротивления, вышла к Минскому укрепленному району .

Такой успех врага был отчасти связан с тем, что командование Западного фронта приняло не соответствующее сложившейся обстановке решение о наступлении в сторону Лиды войск, находившихся к северо-западу от Минска .

Плохо были организованы боевые действия войск и на левом крыле фронта — на барановическом направлении. Войска 4-й армии, в значительной степени уже обескровленные, поспешно отходили на восток .

Для организации рубежа обороны на этом направлении была выгодна р. Шара. Однако находившиеся здесь войска (до трех дивизий) действовали разрозненно. Танковые соединения врага легко преодолели этот рубеж и вышли в район Барановичей .

Таким образом, несмотря на мужество и героизм советских воинов, стойкость многих частей и соединений, приграничное сражение окончилось для нас неудачно .

3-я танковая группа противника за четыре дня наступления продвинулась в глубь нашей территории более чем на 200 км. Заняв Вильнюс и не встретив здесь организованного сопротивления, она повернула основные силы на Молодечно, Минск и охватила соединения Западного фронта с севера и северо-востока. В то же время 2-я танковая группа, взаимодействуя с 4-й армией, охватила войска фронта своей мотопехотой с юга и юго-востока, углубившись на нашу территорию также примерно на 200 км .

В связи с поворотом 3-й танковой группы к Минску количество войск противника в полосе Западного фронта увеличилось еще на 12 дивизий. Продолжало возрастать и превосходство противника в боевой технике, поскольку мы несли большие потери в материальной части от ударов вражеской авиации и артиллерии .

Все это создало крайне неблагоприятную обстановку не только для организации более или менее стабильной обороны (о скольконибудь значительных контрударах в этот момент не могло быть и речи), но и для отступления наших войск, приказ о котором наконец был отдан командующим Западным фронтом .

С каждым днем обстановка все более осложнялась. Моторизованные части врага уже к вечеру 25 июня, наступая на север, вышли на дорогу Волковыск — Слоним и перерезали наиболее удобный и прямой путь отступления. Почти одновременно пехота противника (9-я и 4-я армии) создала угрозу расчленения войск, находившихся западнее Слонима .

Войска нашей 10-й армии при отходе с трудом обеспечивали свой левый фланг от непрерывных ударов противника с югозапада. Нелегко им было удерживать и дорогу, по которой наши части отступали на Белосток — Волковыск .

Кровопролитная борьба шла юго-восточнее Волковыска, где противник пытался отрезать пути дальнейшего отхода на юговосток через Ружаны и на восток на Слоним и Барановичи скопившимся здесь в большом количестве отступавшим войскам .

3-я армия, отходившая в направлении на Новогрудок, вынуждена была вести непрерывные бои с частями 8-го армейского корпуса, стремившегося выйти через Луны на Мосты для встречи с 47-м танковым корпусом 2-й танковой группы .

26 нюня начались активные боевые действия в Минском укрепленном районе. Здесь оборонялись сведенные в 13-ю армию (командующий генерал-лейтенант П.М. Филатов) три корпуса (2-й и 44-й стрелковые и 20-й механизированный). Они и завязали ожесточенные бои с выведшими сюда танковыми силами 39-го танкового корпуса 3-й танковой группы противника .

28 июня, в день моего приезда в Москву, противник добился окружения ряда частей 10-й армии под Белостоком (правда, в последующем большинству из них удалось прорваться на восток) .

29—30 июня положение еще более ухудшилось — 47-й корпус противника прорвался к Минску и соединился здесь с 39-м танковым корпусом. Так произошло соединение 2-й и 3-й танковых групп противника. Наша 13-я армия, действовавшая в этом районе, с боями отступила на линию Борисов -— Смолевичи — р. Птичь .

В результате соединения 3-й и 2-й немецких танковых групп восточнее Минска наши войска, отступавшие из Гродно и Белостока, оказались в окружении. В частичное окружение попали и соединения, оборонявшиеся в Минском укрепленном районе .

Окруженные войска организовали оборону в районе Налибокская Пуща, Новогрудок, Столбцы .

Завершив окружение наших войск восточнее Минска, противник продолжал развивать наступление на восток к Днепру. Сил для отпора врагу, двигавшемуся из района Минска к Днепру, у нас фактически не было. Осуществить важнейшую в тех условиях задачу создания фронта обороны восточнее Минска на имеющихся там природных рубежах, в частности на р. Березине, не было почти никакой возможности. Противник мог беспрепятственно выйти на Березину, а затем и на Днепр, до которого оставалось не более 150 км. И, таким образом, сосредоточившиеся в это время на рубеже Днепра наши свежие силы, подвозимые из тыла, могли, не успев развернуться, попасть под удар .

Вот в такой обстановке, когда требовались самые решительные и неотложные меры, чтобы выиграть время для создания обороны по Западной Двине и Днепру, прибыли мы с генералом Маландиным на фронт .

В конце этого дня 29 июня генерал Гальдер, начальник германского Генерального штаба, сделал следующую запись в дневнике о положении на фронте группы армий «Центр»:

«На фронте группы армий "Центр" события развиваются в соответствии с намеченным планом. В результате беспокойства фюрера по поводу слишком глубокой операции танковых групп, главнокомандующий сухопутными войсками... в своем разговоре с командующим группой армий "Центр" указал Бобруйск лишь как рубеж, на который должно было выдвинуть охранение. Однако на деле Гуцериан (и рассматривая это с оперативной точки зрения, надо сказать, что он имеет на это полное право) наступает двумя танковыми дивизиями на Бобруйск и ведет разведку в направлении р. Днепр, явно не для того, чтобы наблюдать за районом Бобруйска, а с целью форсирования р. Днепр, если для этого представится возможность. Если бы он этого не сделал, то допустил бы крупную ошибку. Я надеюсь, что сегодня он овладеет мостами через р. Днепр у Рогачева и Могилева и тем самым откроет дорогу на Смоленск и направление на Москву. Только таким образом удастся сразу обойти укрепленное русскими дефиле между р. Днепр и р .

Западная Двина и отрезать расположенным там войскам противника путь на Москву. Следует надеяться, что командование группой армий "Центр" самостоятельно примет правильное решение»1 .

Основной задачей войск фронта в сложившейся обстановке было не дать противнику помешать сосредоточению и развертыванию наших войск, прибывающих из внутренних округов страны .

Эти войска должны были подготовить новый оборонительный рубеж, прикрыв мобилизационное развертывание .

Нужно было любой ценой, любыми средствами задержать противника, выиграть время, необходимое для занятия новыми силами рубежа рек Западная Двина и Днепр .

В течение всего первого дня командования войсками фронта я изучал по документам свои войска, изучал противника, отдавал распоряжения, советовался с начальником штаба фронта и другиСлужебный дневник начальника Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдера. ВНУ ГШ. Кн. 7. С. 126 .

ми офицерами и генералами штаба фронта. Меня ни на минуту не оставляла мысль о том, что нужно взять в руки нарушенное управление войсками и заставить их драться не разрозненно, а организованно по определенному замыслу, во взаимодействии всех родов войск. Я совершенно ясно понимал, что только войска организованные, связанные единой идеей боя, могут остановить продвижение противника, преградить ему путь к нашей столице, нанести ему поражение .

После изучения еще раз сложной и запутанной обстановки на

Западном фронте я отдал первую директиву:

«ДИРЕКТИВА № 14 Штаб Западного фронта 17 часов 45 минут Могилев 1.7.41 года Карта 1:500 000

1. Противник захватил Минск и стремится выйти на Днепр, направил основные усилия на Могилев и Жлобин .

Основная группировка противника отмечена до 1000—1500 танков восточнее Минска и до 100 танков прорвались через Березину в районе Бобруйска .

2. Справа и слева фланги открыты .

Задача армий фронта не допустить противника выйти на рубеж Днепра и до 7.7 удерживать рубеж реки Березина на фронте Борисов, Бобруйск, Паричи, обеспечивая себя от обхода танков справа севернее Борисова .

Прорвавшиеся танки в районе Бобруйска уничтожить .

3. 13-й армии в составе 50, 64,100, 108 и 161-й стрелковых дивизий, отрядов Борисовского гарнизона, 7-й противотанковой бригады, сводного отряда кавалерии, управлений 2 и 44-го стрелковых корпусов, 31-го кап РГК в ночь на 3.7 отойти и упорно оборонять рубеж реки Березина на фронте Холхолица, Борисов, Бродец, имея 50-ю сд в резерве в районе Погодина и 7-ю противотанковую бригаду в районе Погост .

Выход частей на указанный рубеж осуществить с таким расчетом, чтобы до 2.7 удерживать промежуточный рубеж Холхолица, 2-5212 Смаков, Слободки, Черновец. Граница слева — Становичи, Червень, Быхов .

4. 4-й армии в составе 55 и 156-й сд, сводных 42 и 6-й сд, 50-го мк и четырех отрядов заграждения в ночь на 3.7 отойти на рубеж р. Березина и упорно оборонять фронт Бродец, Бобруйск, обратив особое внимание на противотанковую оборону в направлении Свислочь, Могилев, используя отряды заграждения, не пропустить на линию Слобода, н. Городок, Озерцы .

Отход провести с таким расчетом, чтобы до 2.7 удержать промежуточный рубеж Черем, Осиповичи .

5. Командиру 17-го мк к 3.7 вывести корпус в район Колбы, Слобода, Сума, где привести части в порядок. 4.7 быть готовым к действиям в направлении Бобруйска для захвата последнего во взаимодействии с 204-й ВДБ и 34-й сд .

6. Командующему ВВС:

1) Прикрыть отход и сосредоточение войск на рубеж реки Березина. 2) Быть готовым обеспечить атаку 17-го мк и 155-й сд в направлении Бобруйска с воздуха, действуя в непосредственной связи с атакующими по пехоте и танкам противника. 3) Рядом повторных вылетов уничтожить противника на Бобруйском аэродроме и танковые колонны противника восточнее и западнее Бобруйска у Смолевичей и Борисова .

7. Командный пункт 13-й армии 4.7 Герин, 4-й армии Рогачев .

8. КП штаба фронта лес 12 км северо-восточнее Могилева .

Примечание: По изучении и усвоении директивы таковую уничтожить .

Командующий Фронтом Еременко Член Военного совета Фоминых Начальник штаба Маландин»1 .

Эта директива положила начало организованного отхода; этой директивой отводились войска как бы на предполье Смоленского сражения. Поэтому и нужно считать ее одним из основных документов, положивших начало Смоленскому сражению .

Журнал боевых действий 13-й армии за июль 1941 года .

Боевые действия, составившие Смоленское сражение, развернулись на рубежах рек Западная Двина и Днепр и в их междуречье и протекали на огромной территории, ограниченной с севера линией Себеж, Идрица, Великие Луки, а с юга Бобруйск, Рогачев .

Этот район имел меридиональную протяженность более 350 километров по прямой при глубине от 100 до 200 км .

Это сражение имело стратегическое значение и представляло собой комплекс операций войск Западного фронта по срыву плана «Барбаросса». Известно, что прорыв в смоленские ворота гитлеровцы намеревались использовать для решающего удара на Москву .

Вот что по этому поводу заявил Геббельс, когда наши войска 29 июля 1941 года оставили по приказу Смоленск: «Смоленск — )то взломанная дверь. Германия открыла себе путь в глубь России .

Исход войны предрешен»1 .

Фашистские заправилы просчитались в своих прогнозах .

К началу Смоленского сражения у нас была создана следующая группировка: в первый эшелон были выделены — 22, 20, 13, 21 -я армии; во второй эшелон — в районе Кричев, Новозыбков собирались остатки 4-й армии, В район Смоленска начали прибывать с Юго-Западного фронта 13-я и 16-я армии. Нам также было известно, что в нашем тылу шла подготовка к сосредоточению и развертыванию резервов Ставки Верховного Главнокомандования на рубеже. Осташков, Селижарово, р. Днепр, Дорогобуж, Ельня, р .

Десна, Жуковка, а также по линии: Калинин, Волоколамск, Малоярославец. По сути дела, это развертывались силы третьего оперативного эшелона войны .

Рассмотрим положение, которое занимали войска фронта. Правофланговая 22-я армия в составе шести дивизий занимала рубеж обороны от г. Себеж до Витебска шириною полосы фронта 200 км, на дивизию приходилось 30 км. Левее 22-й армии занимала оборону 20-я армия на фронте исключительно Витебск, Орша, Шклов .

Оперативная плотность в этой армии 10—12 км на дивизию. ЮжЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 70438. Д. 1. Л. 33 (приказ войскам Западного направления № 0058) .

нее 20-й армии на фронте Шклов, Могилев, Быхов занимала оборону 13-я армия (61-й, 45-й стрелковый, 20-й механизированный корпуса) в составе восьми стрелковых, двух танковых и одной мотострелковой дивизий. Общевойсковые соединения 13-й армии были в основном укомплектованы. Но в 20-м механизированном корпусе не имелось танков, вследствие чего он использовался как стрелковое соединение .

Оперативное построение армия имела в один эшелон, а плотность составляла 20—25 км на дивизию .

И, наконец, на левом крыле фронта в полосе (иск.) Быхов, Рогачев, Речица занимала оборону 21 -я армия в составе трех стрелковых корпусов (63, 66 и 67-го). Командовал армией генерал-полковник Ф.К. Кузнецов. Армия обороняла полосу шириной 140 км, имея оперативное построение в два эшелона. Ее укомплектованность была примерно такой же, как и у 22,20 и 13-й армий. Оперативная плотность составляла 19,5 км на дивизию .

Гитлеровцы наносили одновременно несколько сильных ударов на широком фронте от Идрицы до Быхова. Это давало врагу широкий простор для маневра и нанесения ударов сильными танковыми кулаками на узких участках фронта при одновременном массировании всех сил и средств, особенно авиации. Так, 2-я танковая группа наступала на фронте 190 км, а удары наносили на двух участках общим протяжением 70 км. В полосе главных ударов плотность танков противника достигала 30 единиц на 1 км, в результате чего на избранных направлениях враг добивался подавляющего превосходства .

Смоленское сражение было сложным сражением, как по характеру наступательных боев и операций, так и по оборонительным боям. В боевых действия войск этого сражения преобладал маневр. Авиация, танковые и моторизованные войска, оказывали непосредственное влияние на мобильность, на подвижные формы боя. Фашистские войска все время рвались вперед с целью не дать нашим войскам образовать устойчивый фронт обороны и тем самым задержать наступление немецко-фашистской армии .

Инициативу действий враг удерживал в своих руках, он волен был в выборе направлений для ударов. Имея полное господство авиации в воздухе, враг прорвался в глубину нашей обороны, окружил наши войска, стремился уничтожить их или пленить. На эти действия фашистов наши войска, участвовавшие в Смоленском сражении, ответили могучей силой героизма, показали железную стойкость и невиданное в истории войн сопротивление. Враг с первых дней Смоленского сражения почувствовал, что мы не та армия и не тот народ, с которыми фашисты воевали на западе .

Наши войска с большим мужеством, с высоким патриотизмом п преданностью своей Родине смело вступили в единоборство с превосходящими силами противника .

Наступили дни тяжелого испытания, враг непрерывно атаковал паши войска, но героические советские воины отбивали атаку за атакой и сами переходили в контратаки. Наконец сломлено наступление противника, враг выдохся и перешел к обороне. Фашисты понесли большие потери, правда, и у нас были немалые потери. Но учитывая, что враг имея большое превосходство в силах и средствах, и не добившись решения задачи — уничтожения нашей смоленской группировки и открытия себе дороги на Москву, это безусловно большая наша победа, хотя территориально мы и уступили поле боя врагу .

Следует подчеркнуть, что мы на два месяца задержали наступление главной группировки фашистов. Враг вынужден был снять с ленинградского направления 4-ю танковую группу, чтобы усилить группу войск «Центр», действующую на московском направлении, а это облегчило ленинградцам оборону города. Теперь уже у фон Бока в группе армий «Центр» было три танковых армии (2, 3 и 4-я), а успеха все нет и нет .

Смоленское сражение сорвало планы фашистов, о чем заявил сам враг .

В описании Смоленского сражения я встретился с большими трудностями. Мало, очень мало документов этого периода войны, а само сражение очень запутанное. Обычным явлением были глубокие взаимопроникновения наших и вражеских войск в боевые порядки сторон; эти действия носили широкий размах и по пространству и по времени. Вот пример: бои идут в районе Орши, под Могилевом, на подступах к Бобруйску, и в то же время идут бои с противником, прорвавшимся в нашу глубину в районах Смоленска, Ярцево, Ельня и другие. Все это говорит о том, что бои шли на широком фронте и с большой глубиной .

В такой сложной обстановке, с таким «слоеным пирогом» в боевых действиях трудно описать Смоленское сражение по этапам, да я думаю, что это и не обязательно нужно делать, но о задачах, которые решали войска в тот или иной период Смоленского сражения, сказать надо .

Читателю интересно знать, когда, где, кем и чем мы отражали удары врага, куда мы направляли главные усилия наших войск, с тем чтобы добиться успеха, чтобы добиться того результата, который мы получили в Смоленском сражении .

Вот об этом-то я и хотел бы весьма коротко изложить здесь свои мысли .

Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед нами ближайшую задачу: развернуть армии и занять оборону по рубежу — Себеж, Витебск, Орша, Могилев, Гомель и остановить наступление противника. К этому времени, повторяю, в состав войск Западного фронта входили: 13-я армия, которая отходила под давлением противника; 22, 20 и 21-я армии, прибывшие из глубины страны, развертывались по указанным выше рубежам. Кроме этих армий западнее и юго-западнее Смоленска сосредоточились 5-й и 7-й мехкорпуса, правда, они тоже не были в полном составе (1-я мотострелковая дивизия 7-го мехкорпуса уже была задействована в района Борисова и понесла большие потери) .

Таким образом, задачи Западному фронту поставлены, силы определены, и они известны. По всем признакам и данным разведки, противник упреждал нас, он раньше выходил на рубеж нашего развертывания, чем мы успевали организовать там надежную оборону. Нам нужно было выиграть 5—6 дней времени .

Что делать?

В тяжелых думах родилось решение: выбросить вперед за передний край организуемой обороны 5-й и 7-й мехкорпуса с задачей нанести контрудар по подвижным группам врага, нанести им поражение и не допустить выхода их на рубеж нашего развертывания раньше, чем мы организуем там оборону, — это было первой большой задачей .

Второй, более продолжительный по времени, период Смоленского сражения включал в себя боевые действия на широком фронте с участием всех армий первого эшелона. Наиболее сильные бои развернулись на рубеже: Себеж, Витебск, Орша, Могилев, Гомель .

В этих боях участвовали все дивизии 22, 20, 13 и 21-й армий, частично 19-й армии и кавгруппа, которая по решению Ставки Верховного Главнокомандования была брошена на тылы врага, чтобы свои активными действиями способствовать войскам Западного фронта нанести поражение врагу в Смоленском сражении .

Третий период Смоленского сражения (повторяю это грубое определение) включает в себя боевые действия 16-й и других армий за Смоленск. Здесь же рассматриваются и вопросы сосредоточения 16-й армии, как довольно поучительный случай, как не надо делать .

Четвертый, заключительный, период Смоленского сражения значительно насыщен боевыми событиями, контрударами группы с разных направлений. Выход из окружения 16-й и 20-й армий и группы Болдина .

В труде «Смоленское сражение» есть ряд глав, которые относятся ко всему труду, поэтому о них я не упоминаю в периодизации .

Я высказал свои мысли о периодах Смоленского сражения для того, чтобы вам, дорогие читатели, легче было понять и более полно представить Смоленское сражение в целом. Что жежасается самого описания сражения, то оно будет рассмотрено по армиям и группам в хронологическом порядке. Это облегчит мне работу, да и для читателя будет легче уяснить существо Смоленского сражения и увидеть героику и патриотизм наших людей .

Теперь перейдем к рассмотрению Смоленского сражения по главам .

Глава первая КОНТРУДАРЫ 5-ГО И 7-ГО МЕХКОРПУСОВ 5-й и 7-й механизированные корпуса входили в состав 20-й армии, и, казалось бы, что описание их боевых действий следует давать в той главе, что повествует о боевых делах 20-й армии, за что выступает сама логика, но, продумав этот вопрос с позиции оперативного развития событий, я пришел к выводу, что читателям легче будет разобраться в сложном Смоленском сражении, если я изложу ход событий последовательно в хронологическом порядке (хотя при этом повторения неизбежны) .

Кроме этих соображений были и другие. Контрудары корпусов наносились по приказу командующего Западным фронтом и в интересах всего фронта; они выносились далеко вперед за передний край обороны и, естественно, прерогатива организации таких контрударов принадлежит штабу фронта, а не армии, но так как в штабе фронта кроме генерала А.В. Борзикова — помощника командующего войсками фронта по бронетанковым силам, никого не было из танкистов, то и не с чего было создать хотя бы маленький штаб для управления мехкорпусами, а это дело было возложено на командование и штаб 20-й армии .

Тяжелая ноша легла на плечи армии, она должна была выполнять двойственную задачу: мехкорпуса наносили контрудар далеко впереди от остальных войск армии с задачей разгромить противника и выйти перед передним краем на удаление до 200 километров, в то время как стрелковые войска армии должны обороняться на старом рубеже обороны .

Такое использование войск и боевых средств нельзя признать удачным, оно приводило к распылению сил, а это никогда не приводило к успеху. Кто стремится к победе, тот должен бить врага кулаком, а не растопыренными пальцами. Правда, на войне бывают и исключения .

Но прежде чем говорить о боевых действиях мехкорпусов, нужно все же сказать о их составе и откуда они взялись .

5-й механизированный корпус, командир генерал-майор Алексеенко, прибыл из Забайкальского военного округа со станции Борая. В его состав входили: 13-я, 17-я танковые дивизии, 109-я мотострелковая дивизия. Корпус сосредоточился в районе Высокое и в других пунктах 12—15 км севернее и северо-восточнее г. Орша .

7-й механизированный корпус, командир генерал-майор Виноградов В.И., прибыл на Нарофоминска и сосредоточился в районе Вороны (что 12 км восточнее Витебска), Крынки, 22 км юговосточнее Витебска, Стасьево. В корпус входили 14-я и 18-я танковые дивизии и 1-я Московская мотострелковая дивизия, она первая из частей мехкорпуса прибыла на Западный фронт и была брошена для усиления действующих наших частей в районе Борисова с задачей задержать продвижение противника, выиграть время для сосредоточения войск и организации обороны .

К этому времени Генеральному штабу и Ставке стало ясно, что основные силы немецко-фашистская армия сосредоточила на центральном участке советско-германского фронта для нанесения удара на Москву .

В начале июля особенно тревожно стало под Борисовом. Здесь развернулись ожесточенные бои. Противник значительно превосходил нас в силах, главным образом в танках, вражеская авиация безраздельно господствовала в воздухе. Трудное положение защитников Борисова усугублялось почти полным отсутствием противотанковой артиллерии и недостатком других средств борьбы с танками. Город обороняло танковое училище под командованием корпусного комиссара И.З. Сусайкова. Курсанты и офицеры училища во главе со своим начальником проявили героизм и самоотверженность, но удержать город, естественно, не смогли. 2 июля Борисов был захвачен гитлеровцами. Их танки переправились через р. Березина, так как мост взорван не был. Между тем мною было отдано приказание о взрыве моста. Однако те, кому надлежало его выполнить, не сумели это сделать. Мне докладывали потом, что это серьезное упущение объяснялось техническими причинами .

При более детальном изучении вопроса оказалось, что речь шла о нерадивости в выполнении приказания. После падения Борисова в этот район была срочно переброшена только что подошедшая своим ходом из Москвы 1-я Московская мотострелковая дивизия .

Я немедленно отправился туда. В составе дивизии имелось до 100 танков, в том числе несколько Т-34, остальные Т-26. Командовал дивизией полковник Я.Г. Крейзер. Силами этой дивизии, оставшимися подразделениями Борисовского танкового училища и другими отходившими частями удалось задержать врага, бешено рвавшегося вперед вдоль шоссе Минск — Москва. На одном из рубежей под Борисовом был организован контрудар, задержавший продвижение врага на двое суток. За умелое проведение контрудара и проявленный при этом личный героизм полковник Крейзер по моему представлению был удостоен звания Героя Советского Союза .

Гуцериан писал об этом ударе: «18-я танковая дивизия получила достаточно полное представление о силе русских, ибо они впервые применили свои танки Т-34, против которых наши пушки в то время были слишком слабы»1 .

В дальнейшем, применяя тактику подвижной обороны, мы медленно отходили от рубежа к рубежу, используя каждый удобный случай для коротких контратак. В донесении от 4 июля 1941 г. я сообщал: «13-я армия в течение дня продолжала вести бой за переправы на р. Березина. 50-я стрелковая дивизия переправилась на восточный берег р. Березина, перейдя к обороне на фронте Холхолица, Студянка. 1-я мотострелковая дивизия и сводный отряд Борисовского гарнизона продолжали вести бой с переправившимися в районах Борисов и Чернявка мотомехчастями противника. В этом бою геройски сражалась 1-я мотострелковая дивизия, действовавшая на рубеже Крупки. Дивизия при этом несла больше потери. Полк дивизии, занимавший оборону севернее Борисова, понес больше потери от авиации противника.. .

...Противник же вел огонь только бронебойными снарядами, которые хотя броню КВ не пробивали, но рвали гусеницы. Дивизия перешла к обороне2 .

Таким образом, мы сдерживали врага вплоть до Орши, на подступах к которой к этому времени развернулась 20-я армия генерал-лейтенанта П.А. Курочкина. Армия сумела создать здесь прочную оборону и героически ее удерживала, пока не была обойдена противником с обоих флангов. После этого армия получила приказ отойти на новый рубеж .

6 июля меня вызвал с борисовского направления маршал Тимошенко. Встретились мы на перекрестке дорог севернее Орши .

Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 156 .

ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 70438. Д. 1. Л. 8 .

Кроме нас были еще генерал-лейтенант П.А. Курочкин и А.В. Борзиков1 .

Здесь же, за обочиной дороги, в кустах, мы коротко обсудили создавшееся на фронте положение, я информировал присутствовавших о боях на борисовском направлении. Обстановка была тяжелой, но все же ободряющей: мы к тому времени уже образовали фронт. Правда, не плотный, но все-таки фронт. Наши армии к этому времени имели по 30—40 % состава своих войск на рубеже вновь образованного фронта, и даже подошли 5-й и 7-й механизированные корпуса .

Противник все время рвался вперед и стремился помешать образованию нового фронта. С этой целью особенно активно двигались вперед подвижные группы Гудериана и Гота, поддержанные массированными ударами авиации .

К 4 июля 3-я танковая груша Гота вышла в район Лепель, Узда, Полоцк. Одновременно часть сил 2-й танковой группы Гудериана прорвалась в район Быкова. Оба эти обстоятельства, в первую очередь успех 3-й танковой группы, создали серьезную угрозу всему правому крылу фронта, особенно 22-й армии, которая в это время еще не завершила развертывания .

В тот же день, 4 июля, позиции 22-й армии были атакованы 19-й танковой дивизией северо-западнее Полоцка, 18-й моторизованной дивизией — в районе Полоцка и 20-й танковой дивизией — в районе Уллы .

Две танковые дивизии -—20-я и 7-я, заняв Лепель, наступали на Витебск, нацеливаясь в стык наших 22-й и 20-й армий .

В то же время танковая дивизия из 2-й танковой группы Гудериана, прорвавшаяся к Днепру в районе Быкова, вела бой за переправы, стремясь обеспечить развитие наступления танковым Генерал-майор танковых войск Арсений Васильевич Борзиков родился в 1900 г. Участник Гражданской войны. Перед Великой Отечественной войной командовал танковой бригадой, был командиром танковой дивизии, начальником Управления боевой подготовки автобронетанковых войск, помощником главкома западного направления, начальником Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов усовершенствования начсостава Красной Армии. Умер 7 июня 1943 г .

корпусам группы: 24-му — на Славгород (Пропойск), 46-му — на Горки, Починок, Ельня, 47-му — на Смоленск .

В этой обстановке командующий фронтом определил, что главной угрозой для войск фронта являлась 3-я танковая группа Гота, наступавшая из района Лепель, Полоцк в направлении Витебска и севернее .

С этим выводом все мы были согласны, но в качестве ответа на эту угрозу мне представлялось наиболее целесообразным нанесение короткого удара при вклинении противника в нашу оборону .

Я считал, что нанесение глубокого контрудара механизированными корпусами далеко за пределами нашей обороны, при котором была неизбежна их изоляция от других войск, отсутствие прикрытия с воздуха с помощью авиации и зенитной артиллерии и поддержки со стороны пехоты и артиллерии едва ли приведет в успеху. Это не значит, конечно, что я вообще отрицал правомерность глубоких действий крупных механизированных войск, но в то время необходимо было строго учитывать специфические условия обстановки .

В соответствии с указанием Ставки маршал Тимошенко отдал приказ войскам, с содержанием которого он и познакомил меня .

Суть приказа сводилась к следующему: прочно оборонять линию Полоцкого укрепленного района, рубеж р. Западная Двина, Сенно, Орша и далее по р. Днепр, не допустить прорыва противника в северном и восточном направлении1 .

22-я армия получила задачу оборонять Полоцкий укрепленный рубеж и рубеж по р. Западная Двина до Бешенковичей включительно; 20-я армия — оборонять Бешенковичи, Шклов; 21-я армия — Могилев, Быхов, Лоев .

Командующему 20-й армией П.А. Курочкину была поставлена задача уничтожить главную группировку противника, наступающую из района Лепеля. С этой целью 5-му и 7-му механизированным корпусам было приказано нанести контрудар из района севернее Орши в направлении Сенно, а затем развить наступление на Лепель и Кубличи во фланг наступавшим на Витебск войскам противника .

ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 70438. Д. 1. Л. 9 .

Окончательное решение командующего фронтом было сформулировано следующим образом: «Прочно удерживая рубежи р. Зап .

Двина, Днепр, с утра 6.7.41 г. перейти в решительное наступление для уничтожения лепельской группировки противника»1 .

Глубина ударов была определена для 5-го корпуса до 140 км (из района Высокое, ст. Осиновка на Сенно, Лепель) и для 7-го — до 130 км (из района Рудня, ст. Крынки на Бешенковичи, Лепель) .

Глубина последующей задачи корпусов достигала 200 км .

В «Истории Великой Отечественной войны», т. И, да и в некоторых трудах и мемуарах этот контрудар затрагивается вскользь и характеризуется как неудачный. Эта характеристика не совсем точная. Кроме того, авторы трудов по Великой Отечественной войне не учитывали многих обстоятельств обстановки и боеспособности самих корпусов. Например, 5 МК из района Борзя (восточнее Читы) в конце мая в эшелонах двинулся в Орловский военный округ. С начала войны корпус находился на железнодорожных колесах. Видимо, распоряжением Генштаба ему изменили район выгрузки и сосредоточения. Например, штаб 13-й танковой дивизии с некоторыми частями были выгружены на ст. Бердичев, а затем, снова проделав 500-километровый марш, погрузились в эшелоны на ст. Хролин и следовали в район Смоленска. А батальон связи и разведбатальон 13-й танковой дивизии так и не прибыли к месту назначения и началу боя. Из состава 109-й мотострелковой дивизии также к началу боя не прибыли несколько боевых подразделений .

Корпус имел на вооружении танки старых образцов и по штагам мирного времени. Положено по штату в каждой танковой дивизии:

–  –  –

ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 1-169. Д. 1. Л. 140 .

Х1Г/ Таким образом, в 5-м мехкорпусе имелось 33 новейших танка и 844 устаревших танка. Кроме того, имелось несколько обслуживающих и вспомогательных танков .

Всего до начала боевых действий в 5-м мехкорпусе имелось 924 танка (но это только на бумаге), а в бой могли вступить только 655 танков .

В 7-м мехкорпусе имелось 715 танков таких же образцов (БТ-7 и Т-26). Причем помню, несколько новейших танков для 7-го мехкорпуса прибыли в район Рудня .

К началу контрудара в обоих корпусах насчитываюсь: в 7-м мехкорпусе — 715 танков, в 5-м мехкорпусе — 655 танков, а всего 1370 танков .

Следует отметить, что количество танков в разных источниках, в том числе и по архивным данным, указывается различным. Более правильным будет считать, что в обоих МК было 1370 танков, так как по отчетным данным числились и те танки, которые не могли вступить в бой .

Например, в 109-й мотострелковой дивизии из ИЗ танков 45 были неисправны (ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 7874 сс). В 13-й танковой дивизии во втором батальоне 10 танков заводились с буксира. Видимо такое же явление в наблюдалось в других подразделениях. В обоих мехкорпусах многие танки имели малый запас хода. Многие автомашины в мотострелковых дивизиях и в других дивизиях имели износ резины на 50—75 %. Запасных частей к танкам и автомашинам почти не было .

–  –  –

Марасанов. Передовое советское танкостроение. Изд. ВАФ; Поставенко. Танки. Воениздат, МО .

Помимо устного приказа днем 5.7 мехкорпусам был в 0.30 6.7 отдан письменный приказ командованием армии, в нем говорилось:

«Командиру 7-го мехкорпуса в 5.00 6.7 начать наступление в общем направлении Новоселки (20 км юго-восточнее Бешенковичи), Долгое, Камень и нанося контрудар противнику во фланг и тыл, разбить его, к исходу дня выйти в район Ула, Камень, Долгое .

Командиру 5-го мехкорпуса к 4.00 6.7 занять исходное положение для наступления в районе Столяны, Вязьмичи, Русский Седлец вдоль железной дороги в направлении Лепель. Совместно с 7-м мехкорпусом нанести контрудар во фланг и тыл полоцкой группировки противника, разгромить ее и к исходу дня выйти в район (иск.) Камень, Лепель, Иконки» .

Однако контрудар механизированных корпусов не получил развития. Гитлеровцы бросили сюда крупные силы авиации, и паши корпуса оказались в тяжелом положении, понеся потери .

Они вынуждены были начать отход в тяжелых условиях под ударами танков и авиации противника. Вот что говорит об этом периоде бывший начальник штаба 20-й армии генерал-майор Корпев Н .

«В течение 6.7 противник усилил активность. Ввел в бой две мед и одну тд на лепельском направлении и около четырех дивизий на борисовском направлении». Какие-то танковые соединения он перебросил с правого берега р. Западная Двина на поддержку своей лепельской группировки. Последующие приказы 20-й армии уточняли прежнюю задачу, усиливали мехкорпуса артиллерией 186 и 153 сд и корпусной артиллерией 69 ск .

1-я мед усиливается мотострелковым полком 57 тд. Дивизии приказывалось в течение 10.7 сдерживать наступление противника, в ночь на 11.7 оторваться от него и отойти через Запрудье и Орша в лес, что 3 км сев. Орша .

2-му ск приказывалось: сдерживая наступление противника, отходить на восточный берег р. Днепр через Шклов. После отхода сосредоточиться в районе Горки .

73 и 18 сд было приказано «всеми средствами обеспечить удержание занимаемых рубежей и ни в коем случае не допустить противника в оборонительную полосу на плечах отходящих частей» .

В связи с развитием удара противника на Оршу приказ армии № 18 от 10.7. был отменен в отношении 5 мк .

Вместо овладения Улла корпусу приказывалось «ударить в тыл противника, действующего против 1 мед, в направлении Оболыды (23 км южнее Сенно), Мартюхово (25 км западнее Орша), Задровье (13 км зап. Орша) и далее вдоль автострады, и второе направление Смоляны, Гребново, Шимберово, ст. Стайки (17 км севернее Орша) .

К исходу 10.7 5 мк было приказано сосредоточить в районе Орехи, Селекта, Высокое. КП — Высокое (13 км сев. Орши) .

Приказом командования армии № 20, отданным в 21.0010.7,7 мк отводился в ночь с 10 на 11.7 в район Королево, ст. Крынки, Лиозно за рубеж обороны 20-й армии и приказом командования фронта передавался в распоряжение командующего 19-й армией» (Архив МО. Ф. 208. Оп. 0338с. Д. 33) .

Отходом 7, 5 мк и 1 мед за рубеж обороны 20-й армии в ночь с 10 на 11.7 и закончился контрудар 6 и 7 к, входивших в состав 20-й армии .

Корпуса не овладели Лепелем, но продвинулись на 40—50 км западнее рубежа обороны армии, однако не выполнив той задачи, которая на них возлагалась .

Пространство от рубежа р. Березина до рубежа Витебск—Орша было насыщено ожесточенными боями танковых и моторизованных соединений и поддержкой (хотя и недостаточной) пехотных и артиллерийских частей общевойсковых дивизий. Правда, было очень мало поддержки со стороны нашей авиации. Бои характеризовались огромным количеством контратак с обеих сторон. Против наших мехкорпусов и 1 мед противник имел несколько танковых и мотодивизий, впоследствии поддержанных подходящими соединениями 4-й и 9-й общевойсковых армий. Противник в воротах между Зап. Двина и Днепр имел свыше тысячи танков .

Его поддерживающая авиация наносила беспрерывные удары группами по 40—50 самолетов по боевым порядкам мехкорпусов и 1 мед. Причем много наших танков было выведано из строя ударами авиации. В боевом донесении фронту начштаба армии докладывал: «5 мк находится под интенсивными и беспрерывными бомбардировкам авиации, от которых корпус несет,потери...» (Архив МО. Ф. 208. Оп. 7874 сс. Д. 2) .

Значительное количество выбывших из строя наших танков происходило от авиации и противотанковой артиллерии противника (ввиду недостаточной артподдержки наших мехкорпусов) .

Тягачи тянули артиллерию 7 км в час, а танки — 30 км. Наши мехкорпуса вывели из строя: у противника несколько сот танков и 1—2 дивизии. Потеряв сами немалое количество (что-то около 765 танков), некоторые наши танковые дивизии не вели боя около суток, потому что ожидали подвоза горючего и боеприпасов .

Кроме того, впереди направлений контрударов лежала цепь озер: 1-я — оз. Сарро, оз. Ходцы, оз. Липно, оз. Березовское, дальше оз. Богдановское, оз. Сенно и пункт Сенно, на который наносился удар (лежал на зап. берегу оз. Сенно) .

2-я цепь озер в 20—25 км за первой оз. Стержень, оз. Жеринское, оз. Ямное, оз. Черейское, оз. Селява. Почему-то ни Ставка (главным образом), ни фронтовое командование, видимо, не придавали этому вопросу должного внимания. А армейское командонание имело только несколько часов для того, чтобы организовать контрудар и передать необходимые распоряжения и приказы. Да и рассуждать было некогда: «Солдат — всегда солдат» .

Основными причинами невыполнения задачи механизированными корпусами были: отсутствие авиационного и зенитно-артиллерийского прикрытия, массированные уцары вражеской авиации, недостаточно налаженное взаимодействие между корпусами, а также между танками, артиллерией и стрелковыми частями; отсутствие необходимой четкости в руководстве войсками. Вот ще нужна была механизированная армия со своим штабом и управлением, о которой на предвоенном совещании говорил П.Л. Романенко. Если бы эти корпуса были объединены в армию со своим штабом и командованием, совсем подругому обстояло бы дело с управлением войсками .

В заключение следует сказать, что идея контрудара, подсказанная Ставкой, шла вразрез с теми мероприятиями, которые намечались до вступления С.К. Тимошенко в командование фронтом .

В той обстановке целесообразно было бы сосредоточить 5-й и 7-й корпуса в треугольнике Смоленск — Витебск — Орша, чтобы использовать их для нанесения контрудара в случае прорыва противником нашей обороны, созданной на линии Витебск — Орша .

В то время нам нужно было особенно экономно расходовать свои силы. При подавляющем господстве авиации противника и отсутствии данных о намерениях и силах врага выдвижение корпусов было связано с риском их окружения и уничтожения. Эффект же от этих действий, ни в коей мере не мог окупить их потери .

Утром 6 июля 3-я танковая группа противника форсировала в двух местах р. Западная Двина — в районе Десны частями 19-й танковой и 18-й моторизованной дивизии, в районе Уллы частями 20-й танковой дивизии. В результате этого противником были захвачены плацдармы на северном берегу реки. В полосе, еще не развернувшейся окончательно, 22-й армии сложилась крайне напряженная обстановка .

Нанесенный контрудар 5-го и 7-го механизированных корпусов ослабил нажим противника. Вначале действия мехкорпусов развивались довольно успешно: оба корпуса, преодолевая сопротивление врага, достигли района севернее и южнее Сенно. Противник выдвинул сюда 17-ю и 18-ю танковые дивизии. В течение двух дней наши корпуса отражали натиск этих соединений, чем задержали продвижение всей 3-й танковой группы противника к Днепру. Особую доблесть проявили танкисты 5-ш корпуса под командованием генерал-майора танковых войск Ильи Прокофьевича Алексеенко1 .

Илья Прокофьевич Алексеенко родился в 1899 г. в семье крестьянинабедняка в Гайворонском районе Курской области. В 1913 г. окончил начальное 4-классное училище. В 1915—1917 гг. работал в г. Ростове-на-Дону чернорабочим на макаронной фабрике Чурилина. С наступлением германских и гетманских войск на Украине в марте 1918 г. вступает добровольно в красногвардейский отряд, а затем в 74-й Курский пехотный полк. Участвовал в боях против немецких оккупантов, гайдамаков и белоказаков на южном фронте в районе Белгорода, Синельниково, Таганрога. В апреле 1919 г. был командирован на Курские пехотные командные курсы, а затем на 1-е Московские пулеметные курсы в Кремль. В январе 1920 г. по окончании курсов направлен на Юго-Западный фронт в 12-ю армию командиром пулеметного взвода, участвовал в боях против белополяков, а затем банд Махно и др. В боях был дважды ранен. К началу Великой Отечественной войны командовал 5-м механизированным корпусом .

Нужно иметь в виду также и то, что 2 июня командующим 1-й армии, в которую в это время вошли обе танковые группы Гудериана и Гота, был отдан приказ, по которому на сравнительно нешироком фронте вдоль Западной Двины и Днепра должны были одновременно перейти в наступление пять танковых корпусов группы армий «Центр» при массированной поддержке авиации1 .

Вот такими силами располагал противник во время нашего контрудара .

Глава вторая БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 22-Й АРМИИ По указанию маршала С.К. Тимошенко я прибыл в 22-ю армию с задачей: уточнить армии боевую задачу, помочь ей организовать оборону на участке Себеж и Витебск, разобраться в ее силах и средствах, связанных с развертыванием армии .

К моему появлению в армии там сложилась следующая обстановка .

Ряд соединений армии был хорошо укомплектован, но некоторые соединения уже понесли потери и были малочисленны .

Гак, например, в 126-й стрелковой дивизии насчитывалось всего 2355 штыков. В армии имелось немногим более сотни танков (из них Т-34 всего 15) и 698 орудий (в том числе 226 пушек калибра 45 мм) 2 .

Командный пункт армии находился в лесу вблизи Невеля. Командовал армией генерал-майор Ф.А. Ершаков3 — волевой и храГот Г. Танковые операции. С. 179—180 .

ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 6740. Д. 1. Л. 33 .

Филипп Афанасьевич Ершаков родился в 1893 г. в д. Танки Вяземского уезда Смоленской губернии. В 1907 г. окончил сельскую школу. Служил в царской армии. В Красной Армии с 1918 г. Участник Гражданской войны .

Занимал ряд командных должностей. В 1934 г. окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. Перед Великой Отечественной войной был заместителем командующего войсками Харьковского военного округа, а затем командующим войсками Уральского военного округа .

брый человек. В проведении принятых решений был требователен и настойчив, характер имел спокойный, ровный. Его удачно дополнял начальник штаба армии — генерал-майор Г.Ф. Захаров1 .

22-я армия к 1 июля 1941 г. развертывалась и занимала оборону по северному берегу р. Западная Двина на фронте Краслава, Полоцк, Витебск, продолжая сосредоточение .

51-й стрелковый корпус армии имел в своем составе 112-ю в 98-ю стрелковые дивизии, вновь прибивающую 174-ю стрелковую дивизию и гарнизон Полоцкого УРа. Дивизии корпуса занимали:

112-я — участок Краслава, Лупанды, станция Богосово, 98-я — участок Дрисса, Николаево, где воздвигались оборонительные сооружения. Части Полоцкого УРа продолжали работы по совершенствованию укрепленного района. Гарнизон УРа был подчинен командиру 174-й стрелковой дивизии комбригу А.И. Зыгину .

Из состава 174-й стрелковой дивизии к 30 июля прибыло всего 14 эшелонов .

62-й стрелковый корпус имел в своем составе 126, 186 и 153-ю стрелковые дивизии. В корпус временно включалась 170-я стрелковая дивизия, которая подходила из резерва .

186-я стрелковая дивизия занимала Себежский укрепленный район, но по мере прибытия 170-й дивизии это соединение перебрасывалось в район р. Западная Двина с задачей занять оборону на участке Бешенковичей. Ранее этот участок, в пунктах возможной переправы через р. Западная Двина, занимали несколько батальонов 153-й стрелковой дивизии .

153-я стрелковая дивизия силами войск и местного населения подготавливала круговую оборону города Витебска по линии Георгий Федорович Захаров родился в 1897 г. в с. Шклово Саратовской губернии. В 1914 г. окончил городское училище. Был призван в царскую армию, где в 1916 г. окончил школу прапорщиков. Член КПСС с 1919 г. В качестве командира 51-го отдельного стрелкового батальона 4-й армии участвовал в Гражданской войне. В 1933 г. окончил Академию им. М.В. Фрунзе, в 1939 г. Академию Генерального штаба. Занимал ряд командных и штабных должностей. Преподавал тактику в Военно-инженерной академии. Перед Великой Отечественной войной — начальник штаба Уральского военного округа. После войны генерал армии Г.Ф. Захаров на руководящей военной работе. Умер в 1957 г .

Мишкуры, Терерки, отметка 178, исключительно станция Княжица, Бороники .

К моему приезду 22-я армия занимала, таким образом, оборону м а фронте от Себежского укрепленного района до Витебска включительно. Линия фронта проходила дугой, выгибавшейся в сторону противника. Рубеж был выгоден для обороны, но полоса для армии была чересчур широка (200 км), так что на дивизию приходилось более 30 км .

Против войск 22-й армии наступали два армейских корпуса 16-й армии противника и соединения 3-й танковой группы Гота, насчитывавшие восемь пехотных, три танковых и три моторизованных дивизии. Кроме того, к р. Западная Двина в районе Диены подходили две дивизии 9-и немецкой армии .

7 июля враг вошел в непосредственное соприкосновение с сипами 22-й армии по всей ее полосе. Замысел противника заключался в том, чтобы уничтожить армию и выйти на фланг и в тыл псего Западного фронта. Для этот наносились концентрические удары по трем направлениям: на правом фланге через Себеж на Идрицу силами 10-го армейского корпуса, в центре — через Диену п Ворковичи на Невель силами 57-го моторизованного корпуса и па левом фланге — через Городок на Великие Луки частями 39-го моторизованного корпуса. В центре удар носил вспомогательный характер. Он должен был сковать 22-ю армию с фронта, в то время как она будет окружена фланговыми ударами .

Это был излюбленный маневр немецких войск. Немцы назымали его «котлом». Как правило, действия групп начинались или одновременно, или же центральная, сковывающая, группа начинала действовать на сутки, на двое раньше, чтобы заставать нас притянуть к центру резервы и ослабить фланги. В данном случае немцы начали действия в центре на сутки раньше .

Отражение атак противника началось неорганизованно. Противник перешел в наступление с утра 7 июля, а штаб армии не шал об этом до вечера, хотя имел связь со штабом корпуса и со штабами дивизий. 7 июля в 24.00 мы получили странную телеграмму от командира 62-го стрелкового корпуса генерал-майора И.П. Карманова: «В 23.00 противник атаковал 166-й полк 126 сд двумястами самолетов, нанес ему крупные поражения, и полк в беспорядке отходит» .

Никто этой телеграмме не поверил, так как в то время немцы ночных воздушных налетов, да еще таким количеством самолетов, не совершали. Сообщение мне показалось неправдоподобным, и я решил лично выяснить все на весте .

Но на командном пункте командира 62-го стрелкового корпуса, куда я немедленно выехал, сделать это было нелегко, так как командный пункт находился в лесу в 50 км от передней линии, и генерал Карманов, к сожалению, очень мало знал о том, что происходит в войсках .

Вместе с Кармановым я выехал в штаб 126-й стрелковой дивизии, который располагался в лесу, на расстоянии 25—30 км от полков. Мне удалось выяснить, что командир 166-го стрелкового полка после небольшого артиллерийского огневого налета противника по боевым порядкам полка оставил свой командный пункт. Сообщение же о 200 самолетах, как я и предполагал, оказалось вымыслом .

Командира пришлось отстранять от должности. Приказано было собрать 166-й стрелковый полк, поддавшийся панике, и силами двух резервных батальонов контратаковать гитлеровцев, уже подходивших к району расположения штаба дивизии. Контратакой руководил командир дивизии. Мы с командиром корпуса находились тут же .

Надо сказать, что наши артиллеристы работали мастерски и батальоны дрались отлично. Несмотря на массированней огонь врага, мы отбросили гитлеровцев на несколько километров. Затем надлежало ввести свежие войска и занять новую линию обороны .

К этому времени был собран 166-й стрелковый полк. Людей набралось немало — более двух батальонов. Явился и сам командир полка. Я побеседовал с офицерами и установил, что потери полка в бою были совсем незначительными. Отход же начался потому, что полк лишился управления, ибо командир проявил малодушие .

Вновь назначенный командир полка уверенно повел часть в наступление. Батальоны устремились в решительную атаку и отлично дрались с врагом. На этом участке в последующие дни оборона была устойчивой .

К концу второго дня нашего пребывания на участке 62-го стрелкового корпуса мне доложили, что на правом фланге армии противник прорвал Себежский укрепленный район и в районе СеОсжа продвинулся на 30 км. Соседняя 27-я армия отошла. Это и поставило под удар правый фланг 22-й армии. Как стало известно теперь из немецких источников, против семи дивизий 22-й армии наступало 16 дивизий врага .

Мы немедленно выехали на участок 51-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор А.М. Марков. Нам предстояло проехать около 200 км, маршрут лежал через Невель. По пути мы шехали в штаб армии, откуда я донес маршалу Тимошенко о мероприятиях, проведенных в районе Диена — Ворковичи .

Не доезжая Себежа, мы встретили командира и комиссара Сенежского укрепленного района. Они оставили укрепленный район, гак как считали, что не смогу его удержать. Пулеметные батальоны, составлявшие гарнизон укрепленного района, отступали .

Я приказал командованию укрепленного района приостановить отход и вернуться на оставленные позиции .

Через некоторое время мы уже были в районе боя за город Сесж на участке 717-го стрелкового полка 170-й стрелковой дивиП1И .

Командир полка доложил мне, что ведет бой с превосходящими с илами противника и что положение угрожающее. Он передал мне карту, только что захваченную у немецкого офицера, на которой был нанесен план немецкого наступления .

Личным наблюдением и по захваченным документам я определил, что здесь, на себежском направлении, наступает не менее двух немецких дивизий с танками. Их удар принял на себя один 717-й стрелковый полк под командованием майора М.И. Гогигайшвили1 и геройски сражался, сдерживая превосходящие силы врага .

На этом примере исключительной стойкости и героизма личного состава 717-го полка, наблюдая его действия в бою, я еще Гогигайшвили Малхау Израйлевич,1905 г. рождения, член партии с 1926 г., командовал этим полком с августа 1939 г. (ЦАМО РФ. Оп. 9522. Д. 95 .

Л. 96) .

раз убедился в высоких достоинствах наших солдат и командиров .

Две усиленные ненецкие дивизии вели наступление на один полк .

Спокойно и уверенно звучал голос майора Гогигайшвили. Решения принимались им сразу же и учитывали последующее развитие событий. Он экономно и удачно использовал огневые средства, особенно артиллерию, четко решал вопросы взаимодействия, ни на минуту не терял управления подразделениями. Уверенность командира передавалась всем подчиненным, и они мужественно и умело парировали таранные удары превосходящих сил врага .

Это был один из многочисленных примеров героизма и боевого искусства наших воинов, ярко проявившихся и в первые неимоверно тяжелые недели войны. А рядом—поведение командира Себежскош укрепленного района, по вине которого были оставлены подготовленные позиции при отсутствии существенного нажима со стороны врага. Сопоставление убедительно показывало огромную важность дела подбора и подготовки командных кадров в мирное время .

Я подчинил командиру полка пулеметные батальоны укрепленного района и заверил его, что скоро подойдут резервы. Резервов же в действительности близко не имелось, кроме одного танкового батальона, который в тот момент находился в 50 км от места боя .

Очень скоро мы были на командном пункте командира 170-й стрелковой дивизии генерал-майора Т.К. Силкина. Он являлся командиром боевого участка, ему подчинялись укрепленный район и все войска, оборонявшие этот район. Я помог Силкину и его заместителям разобраться в обстановке и наладить управление войсками. Люди они были еще необстрелянные, и им было трудно в сложной обстановке .

К вечеру мы вновь побывали на участке 717-го стрелкового полка, чтобы посмотреть, как там развиваются события, подошли ли танки, как действуют пулеметные батальоны укрепленного района .

В 3—4 км от Себежа мне встретилась небольшая группа людей, понуро бредущих по обочине дороги. Я остановился, остановились и встречные .

Это были красноармейцы одного из батальонов укрепленного района .

— В чем дело, куда вы идете? — спросил я их, выходя из машины .

Они молчали, еще ниже понурив головы. Я понял, что это были гс, кто спасовал в бою. Они стыдились теперь смотреть друг другу и глаза .

— Бойцы, — сказал я, — вы напрасно ушли с передовой, враг страшен лишь тогда, когда его боятся. Есть среди вас сержанты?

Вперед робко вышел человек с двумя треугольниками на петлицах. Я спокойный тоном, но строго приказал:

— Товарищ сержант, постройте людей и немедленно отведите их в свою часть и сдайте командиру батальона, и скажите ему при том, что заместитель командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Еременко задержал этих людей, когда они уходили в тыл.. .

В этот момент (я еще не окончил отдавать приказ сержанту) выскочил из группы на обочину дорога здоровенный детина в военной форме и, обращаясь к солдатам, закричал истошно:

— Не слушайте его, братва, не будем воевать, идем но домам, а ты... (гневно обращаясь ко мне) замолчи... — И одновременно, поиернувшись ко мне лицом (до этого стоял ко мне боком), вскинул карабин на руку. Мой адъютант Хирных, стоявший рядом со мной, и три солдата, до этого стоявших безучастно, бросились к провокатору, обезоружили его и связали .

— Вот видите, товарищи, кого вы послушались, — сказал я .

— Да, это он мутил воду!

— Все толковал, что нас предали и что война проиграна, — раздались возмущенные голоса .

— Это ложь, — отозвался я. — Военный трибунал выведет на

• I истую воду этого изменника Родины .

Найдя глазами тех, кто наиболее решительно двинулся против провокатора, я сказал им:

— Товарищи, ваше место на передовой. Помните, что русских никогда и никто не побеждал, а советских людей тем более никто не победит. Гитлеровская армия будет разбита .

Люди построились, подтянулись и быстро пошли в свои части .

Я был уверен, что они больше никогда не спасуют перед опасностью .

В пору наших временных неудач, вместе с высоким патриотизмом и самоотверженной доблестью, подчас проявлялось и малоду- ;

шие. Этим умело пользовались враги. Нужна была повседневная работа по воспитанию у бойцов бдительности, стойкости, уверенности в победе .

Благодаря принятым мерам наступление противника в районе Себежа на некоторое время было задержано. Мы возвратилась в штаб 22-й армии. Начальник штаба генерал-майор Г.Ф. Захаров доложил, что на левом крыле армии, в районе Витебска, на стыке 22-й в 20-й армий, враг 9 июля перешел в наступление. 98-я стрелковая дивизия, оборонявшаяся на витебском направлении на широком фронте, отброшена и сосредоточивалась в лесах северозападнее Городка. Направление Городок — Невель, по сути дела, осталось открытым .

— Какие есть резервы в районе Невеля? — спросил я Захарова .

— Есть четыре танка и четыре противотанковые пушки на быстроходных тракторах «Комсомолец» в составе отряда охраны ;

штаба и один противотанковый полк, только что сосредоточенный севернее Невеля в армейский резерв .

После обмена мнениями и уяснения обстановки было решено подчинить противотанковому полку четыре танка и противотанко- ;

вые пушки на тракторах «Комсомолец», усилить его ротой пехоты в количестве 40—50 человек и выдвинуть полк в направлении Городка с задачей задержать продвижение противника и не допу- ;

стать его к Невелю до подхода наших резервов .

Противотанковый полк с приданным ему усилением выступил по тревоге в 16 часов 10 июля из района Невеля по шоссе Невель — Городок. Мы с группой офицеров выехали в этот полк уже в сумерках. Не доходя 20 км до Городка, полк остановился, здесь мы его и нагнали. Командир полка доложил обстановку !

и свое решение организовать на достигнутом рубеже оборону. • Ему было приказано оставить один дивизион на этом рубеже, который очень удачно прикрывался озерами и болотами, недо- • ступными для танков, дефиле же между непроходимыми участками местности могло простреливаться огнем орудий прямой наводки .

Полк и вместе с ним мы двинулись дальше. В 12 км от Городка на очень выгодной позиции была поставлена еще одна батарея .

()иа могла простреливать огнем дорогу и прилегающую к ней проходимую полосу местности. Таким образом, уже создавалась глубина нашей обороны, правда, пока что только вдоль дороги .

Продвижение оставшихся сил полка и средств усиления продолжалось так: танки двигались впереди, один из танков нес службу дозора (было светло — стояли белые ночи), за танками следоиали две наши машины и командир полка. За нашими машинами двигались 45-мм пушки на тракторах «Комсомолец», за которыми шел дивизион 85-мм пушек .

Вдруг дозорный танк передал, что обнаружил противника, и остановился. Три бронемашины противника вышли на северную окраину Городка и, заметив наш танк, открыли огонь. Наши танки ответили. После четвертого выстрела одна бронемашина противника загорелась, а остальные попятились назад и скрылись за домами .

Мы решили организовать на этом рубеже оборону. В соответствии с этим решением артиллерийскому дивизиону, которым командовал капитан Чапаев (сын Василия Ивановича Чапаева), было I фиказано занять огневые позиции влево от дороги в 2,5 км севернее Городка, а 45-мм пушкам занять позиции вправо от дороги .

11ромежуток между артиллерийскими позициями на дороге заняли ганки. Впереди были поставлены танки БТ-7 и Т-34, а в глубине, па удалении 150—200 м, — танки КВ. Огневые позиции артиллерии прикрывались ротой пехоты .

Враг, обнаружив наше выдвижение к Городку, усилил свои передовые части. Появились 3—4 танка, 5—6 бронемашин и до роты мотопехоты .

Как только мы замети их появление, наша артиллерия, танки и стрелки открыли сильный огонь. Мы оказались в выгодном положении: наши огневые средства к этому времени были уже изготовлены к бою, а противнику пришлось развертываться под огнем .

В результате непродолжительного боя половина гитлеровских танков и бронемашин были подбиты. Остальные повернули назад и скрылись в городе. Настроение у танкистов, артиллеристов и пехотинцев заметно поднялось, для них это была первая, хотя й небольшая, победа в первом в их жизни бою .

Задача заключалась в том, чтобы выиграть 15—18 часов, пока сюда подойдет 214-я стрелковая дивизия, выгружавшаяся из эшелонов между Невелем и Великими Луками. Я уже отдал ей приказ двигаться комбинированным маршем и выделял в расположение дивизии 100 автомашин. Дивизию отделяло от нас около 90 км .

Мы не знали точно, какими силами располагает враг в районе Городка, но решили держаться упорно. Как только мы сбили передовую группу бронемашин противника, я приказал открыть огонь. Огневой налет длился около 20 минут. Создавалось такое впечатление, что стреляет не менее 50 пушек и целый батальон пехоты, усиленный танками. Враг заметался, еще раз попробовал выдвинуться на восточную окраину Городка, но был снова отброшен артиллерийским огнем. Тогда гитлеровцы начали поспешный отход из города на запад. Почти сутки наш отряд держал врага на значительном расстоянии от города. За это время подошли части 214-й стрелковой дивизии .

К моему отъезду из 22-й армии 10 июля на Западном фронте сложилась следующая обстановка .

Все корпуса 22-й армии продолжали упорные бои. 170-я стрелковая дивизия 51-го стрелкового корпуса остановила продвижение противника на рубеже Кременцы, станция Кузнецовка, восточный берег озера Себежское, Селявы, Скоробово, Долгоново, Тепляки. На участке 112-й стрелковой дивизии этого корпуса во второй половине дня 9 июля после полуторачасовой артиллерийской подготовки противник перешел в наступление силами своих 111-й, 121-й пехотных дивизий и штурмовой дивизии. Наши части понесли больше потери, но героически удерживали свой район, и только на участке Плейка, Барсуки гитлеровцам удалось вклиниться в передний край обороны на глубину 1—2 км. Части 98-й стрелковой дивизии под сильным нажимом 14-й моторизованной дивизии отошли на северный берег р. Дрисса на участке Мартыново, Горовцы. 126-я стрелковая дивизия продолжала удерживать свои позиции .

Аналогично складывалась обстановка на участке 62-го стрелкового корпуса. 174-я стрелковая дивизия успешно отражала атаки 18-й пехотной дивизии гитлеровцев на прежних рубежах .

186-я стрелковая дивизия на участке Улла, Бешейковичи была отброшена ударом превосходящих сил с рубежа р. Западная Двина .

Враг форсировал реку и стремился развить успех на рубеже Датановка, Слобода, Плюнилка, Прудины. 170-я стрелковая дивизия по-прежнему вела бои в районе Невеля .

В первых же боях мы почувствовали, насколько назрел вопрос о создании танковых соединений и объединений, предназначенных для решения оперативно-стратегических задач и организации танковых частей для непосредственной поддержки пехота.. Не случайно он так остро обсуждался на декабрьском совещании 1940 г .

Если бы наши стрелковые войска, противостоявшие мощным ударам противника, были усилены танками, то они, конечно, смогли бы оказать захватчикам гораздо более сильное сопротивление .

Внедрение в армию мотора сделало пехоту подвижной, а широкое использование танков дало сухопутным войскам наряду с подвижностью громадную пробивную силу .

В первые же недели войны стрелковые войска на собственном опыте увидели, что успех их действий во многом зависит от наличия танков в боевых порядках. Танками укреплялась оборона, но особенно остро чувствовалась их необходимость при контратаках и контрударах, в ходе наступательных действий. В довольно редких случаях, когда удавалось усилить боевые порядки нашей пехоты танками, она действовала энергично, и наши контрудары и контратака приносили успех. Наоборот, при отсутствии танков наступательные действия протекали по большей части медленно и не приносили решительного успеха .

Убедившись в этом, я 7 июля 1941 г.

направил Верховному Главнокомандующему донесение, в котором просил включить организованно в стрелковые войска танки непосредственной поддержки пехоты:

«Москва, Ставка, тов. Сталину .

Я лично, участвуя в боях 2—3 июля 1941 г. на Борисовском направлении и 4, 5, 6 июля 1941 г. в районе Дрисса, Барковичи, установил положительную роль наличия танков в боевых порядках пехоты .

В боях под Борисовом мотострелковая дивизия в сборные отряды, созданные из отходящих частей, усиленные 70 танками, оказывала исключительное по силе сопротивление и наносили короткие контратаки, которые противник не выдерживал .

Иное положение было в районе Барковичи, где я также организовал несколько контратак, но успеха не добился, нечем было "подбодрить" пехоту. Бои носят в данный период подвижную форму, поэтому командир дивизии при наличии у него танков мог бы всегда выбросить часть своих сил на машинах, что он зачастую и делает, но он лишен возможности усилить их подвижными огневыми средствами в виде танков. Появление наших танков на поле боя вместе с пехотой, даже небольшими группами, создавало замешательство в рядах противника .

Поэтому я прошу рассмотреть вопрос о возможности передачи пехоте 1—2 рот танков на дивизию или по крайней мере дать 1 батальон на корпус .

Я считаю, что наши танки Т-26 в механизированных соединениях принесут меньше пользы, чем в пехоте, правда, и механизированные соединения без танков Т-26 оставлять не следует (ибо других марок мало), но какую-то часть танков нужно пехоте дать, нужно укрепить ее стойкость .

Генерал-лейтенант Еременко № 346 7 июля 1941 года»1 .

Таким образом, и до войны и во время войны довольно остро ставился вопрос о необходимости как танковых соединений для решения оперативных задач, так и танковых частей непосредственной поддержки пехоты. К этому голосу, однако, по-настоящему не прислушались .

В организационных вопросах при создании танковых формирований были допущены крупные просчеты. Мы еще в 1935 г. создали танковые корпуса и шли в этом отношении впереди всех армий мира, но через два года, поддавшись влиянию тех, кто однобоко Личный архив А.И. Ерёменко .

воспринял ограниченный опыт испанской войны, расформировали танковые корпуса, допустив самую серьезную ошибку .

После того как были расформированы танковые корпуса, танки были переданы в состав стрелковых войск. По организационной структуре это были батальоны и бригады, на этой основе проходила вся боевая подготовка войск. Ни одно учебное наступление полка, батальона и даже роты не проводилось без танков. Если реально танков почему-либо не было, то делали макеты танков, использовали их для обозначения танков. Таким образом, обучение и воспитание войск проводилось в тесном взаимодействии пехоты, танков и артиллерии, без этого запрещалось проводить тактические занятия. Фактически же, пехота, воспитанная на совместных действиях с танками, в начале войны оказалась без какой-либо поддержки танков .

Так получилось потому, что те, кто отвечал за организацию войск, шарахались из одной крайности в другую. Сначала были ликвидированы начисто оперативные танковые формирования, а затем с такой же категоричностью были уничтожены танковые части непосредственной поддержав пехоты .

В 1939 г., когда начали создаваться механизированные корпуса, в них были включены все танковые бригады и батальоны, так что пехота оказалась оголенной и осталась совершенно без танков .

Для механизированных корпусов при этом были составлены также весьма неразумные штаты. Корпус имел в своем составе две танковые и одну мотострелковую дивизии, всего 1200 танков. Это была явная перегрузка. Мотострелковая дивизия имела до 300 танков, в то время как опыт показал, что для нее было достаточно иметь в каждом мотострелковом полку по одному батальону. Значит — три батальона и один батальон в распоряжении командира дивизии (последнего можно было бы и не иметь). Даже с учетом этого батальона всего на мотострелковую дивизию хватило бы 120—130 танков, и из танковых дивизий легко можно было взять по 30—40 танков, так что за счет механизированного корпуса можно было сэкономить до 250 танков. Это давало возможность создать не менее шести танковых батальонов непосредственной поддержки пехоты .

Если бы это было сделано с каждым механизированным корпусом, то у нас было бы вполне достаточно танков, чтобы сформиг ровать 60—70 танковых батальонов непосредственной поддержки пехоты. 70 стрелковых дивизий, действовавших на главном направлении, могли быть обеспечены танками непосредственной поддержки пехоты, причем такое мероприятие совершенно не умалило бы боеспособности механизированных корпусов. Если даже допустить, что механизированные корпуса были бы несколько ущемлены, то и тогда следовало смело идти на это, ибо соответствующее усиление стрелковых войск придало бы им новые качества высокой боеспособности. К этому мы их настойчиво готовили, учили и воспитывали .

10 июля я вернулся в штаб фронта, расположенный в населенном пункте Гнездово под Смоленском. В штабе находились март шалы С.К. Тимошенко и Б.М. Шапошников. Я ознакомил их с обстановкой не участке 22-й армии и высказал приведенные выше соображения о действиях войск армии, с которыми они согласит, лись. Подробно я доложил о проведенных мною мероприятиях под Себежем и в районе Городка .

Между тем события в полосе 22-й армии продолжали развиваться .

К исходу 10 июля армия вела исключительно ожесточенные:

бои с превосходящими силами противника, которые охватывали с;

флангов Себежский и Полоцкий укрепленные районы .

В течение последующих трех дней части 22-й армии, продол-' жая вести исключительно напряженные бои, под давлением пре-;

восходящих сил противника отошли в восточном направлении:

51-й стрелковый корпус на рубеже Сойно, Мищево (западнее и юго-западнее Пустошка), оз. Жадро, оз. Свибло, имея перед собой части 2-й моторизованной дивизии и 290-й пехотной дивизии, 112 и 98-я стрелковые дивизии — на рубеже Воловники, Юхновичи, Клястицы, Головчицы, Грибово, Селявщина. Противник сит лами армейского корпуса наносил уцар на фронте Старый Двор, :

Боровуха. Во второй половине дня 16 июля пехотная дивизия, посланная на машины и усиленная танками, ворвалась в гор. Невель, а спустя два дня 19-я танковая дивизия противника, развернув из района Витебск — Велиж свой удар на север, захватила гор. Великие Луки .

174-я стрелковая дивизия вела упорные бои на рубеже плат .

Бор, Боровуха, контратаки ее частей с рубежа Замотана, Боровуха в направлении Владычино не имели успеха .

186-я стрелковая дивизия, оказывая упорное сопротивление врагу, вела бои на рубеже Захарове, Машиневичи .

98-я стрелковая дивизия, отброшенная на север за реку Дрисса, приводила себя в порядок в районе Мартынове — Боровцы .

214-я стрелковая дивизия продолжала вести бой севернее г. Городок .

Таким образом, к исходу 19 июля 22-я армия упорно оборонялась на своем правом фланге на рубеже ст. Забелье, оз. Должское .

Центр и левый фланг армии оказались в окружении, но войска героически продолжали упорные бои, находясь в окружении; особо сильные бои были в районе Чурилово, Холменец, оз. Езерище и в других районах. Тяжелым ударом для нас был захват противником Великих Лук .

126-я стрелковая дивизия успешно отражала натиск пехоты противника, поддержанной танками на рубеже ст. Забелье .

170-я стрелковая дивизия вела бои двумя группами. Одна, оборонявшаяся в дефиле между озерами Уща и Должское, была потеснена на восток и оставила этот выгодный рубеж. Группу обходили с флангов .

Таким образом, к двадцатым числам июля на участке 22-й армии обстановка складывалась весьма невыгодно для нас .

Под давлением превосходящих сил противника и под угрозой полного окружения войска армии вели тяжелые бои, то и дело пробивались из окружения, отходили с одного рубежа на другой .

Воины армии в этих тяжелых условиях совершили немало героических подвигов. События, связанные с действиями этой армии, ждут, однако, своего исследователя, пока еще нет более или менее подробного описания боевого пути этой армии, особенно в первые недели войны. .

Что следует особо подчеркнуть в поведении наших войск, попавших в окружение, так это то, что все их части и соединения 3-5212 перед превосходящими силами противника не терялись, не падали духом, а принимали все меры к тому, чтобы как можно больше нанести потерь врагу и выйти из окружения. Это была, если можно так выразиться, генеральная линия поведения наших войск, попавших в окружение. Вот и сейчас, когда большинство частей и соединений 22-й армии попали в окружение превосходящих сил противника, командарм принял решение вывести дивизии из окружения и отдал соответствующие этому решению приказания дивизиям. Во исполнение этого приказа дивизии вели бои в следующих районах. 170-я стрелковая дивизия вела бои в двух группах, одной удерживала рубеж Станьково, оз. Удрай, второй группой вела тяжелые бои в окружении в лесу западнее Усть. Дальше она пробивалась к основным силам .

126-я стрелковая дивизия, действовавшая в центре, прорвала кольцо окружения и двумя полками отбивала ожесточенные атаки гитлеровцев, отошла и закрепилась на рубеже Селище, Горы .

112 и 98-я стрелковые дивизии, действуя в тесном взаимодействии между собой, прорвали заслон противника и с боем выходили из окружения, развивая удар в северо-восточном направлении на соединение с частями 170-й стрелковой дивизии и другими дивизиями. Головные части этих дивизий во второй половине дня 20 июля пересекли шоссе Постошка — Невель на участке Бегуново — Барконы .

174 и 186-я стрелковые дивизии, окруженные в районе Новохомск, в тяжелых боях прорвали кольцо окружения и наносили удар в обход Невеля, выходили на новые рубежи обороны .

Таким образом, план гитлеровского командования взять в котел 22-ю армию и уничтожить ее сорвался. Наши войска показали высокие боевые качества, они своими героическими действиями сорвали план врага .

О героических действиях войск 22-й армии свидетельствует и сам противник. Начальник Генерального штаба немецких войск генерал-полковник Гальдер неоднократно возвращается к вопросу боев в районе Невель, и это, конечно, не случайно.

Вот что он пишет в своем дневнике 21 июля:

«В районе Невель, где из окружения вышли значительные силы противника, продолжаются упорные бои. Нашим войскам пришлось оставить Великие Луки»1 .

А на второй день, 22 июля, пишет вот что:

«После того как нашим войскам не удалось окружить противника в районе Невель и пришлось оставить Великие Луки, шансы на крупный успех операции, которая привела бы к подавляющему превосходству на нашей стороне, значительно уменьшились» .

Я хочу привести еще одну выдержку из дневника Гальдера, где он занимается самокритикой .

«На фронте группы армий "Центр" противнику удалось разорвать кольцо окружения в районе Невель. Пока еще нельзя сказать, почему противнику удалось выйти из окружения. Возможно, в этом виновен слишком резкий поворот 19-й танковой дивизии на Великие Луки. Во всяком случае, обстановка складывается печально. Вышедшие из окружения части противника двигаются на Великие Луки, в результате чего положение 19-й танковой дивизии уже сегодня испытывает очень большие затруднения, станет крайне тяжелым. Сегодня вообще обстановка на ряде участков фронта группы армий "Центр" резко обострилась. На южном фланге группы армий противнику удалось вклиниться в наш фронт» .

И далее:

«Ожесточенность, боев, которые ведут наши подвижные соединения, действующие отдельными группами, а также медленность прибытия на фронт пехотных дивизий, подтягивающихся с запада, и медлительность вообще всех продвижений по плохим дорогам и, кроме того, большое утомление войск, с самого начала войны непрерывно совершающих длительные марши и ведущих упорные кровопролитные бои — все это вызывало известный упадок духа у наших руководящих инстанций. Особенно это ярко выразилось в совершенно подавленном настроении главнокомандующего сухопутными войсками»2 .

Дневник Гальдера. С. 154—155 .

Там же. С. 155—156 .

Гальдер, чтобы успокоить себя, пытается объяснить провал своих планов разными причинами. Сами же планировали, чтобы подвижные соединения поглубже вторгались в нашу страну, не оглядываясь на отставание пехоты, а теперь выставляют глубокие удары подвижных войск как причину своих неуспехов. Фашисты знали и о наших плохих дорогах, а теперь и их выставляют как причину своего неуспеха. А ведь дороги были одни и те же что для нас, что и для противника. Все эти причины надуманы для того, чтобы спрятать за ними свой провал, спрятать свои просчеты. Господин Гальдер и другие запутались в своих расчетах и начинают блудить в трех соснах. Ну, блудите, вам делать больше нечего .

Глава третья БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 20-Й АРМИИ Перед Смоленским сражением 20-я армия, которой командовал генерал-лейтенант Курочкин Павел Алексеевич, получила задачу не допустить прорыва противника на восток на фронте Витебск — Орша .

20-я армия занимала оборону от Витебска до Орпга и далее по левому берегу Днепра до Шклова. Полоса обороны армии достигала 110км .

Справа оборонялись войска 88-й армии, через фронт которой продолжали отходить войска 11-й армии под командованием генерал-лейтенанта В.И. Морозова, понесшие значительные потери в предыдущих боях .

Слева оборонялась 13-я армия, через фронт этой армии отводились остатки 20-го механизированного корпуса и остатки 4-й армии .

Таким образом, 20-я армия, находясь в первом оперативном эшелоне вновь образованного Западного фронта, имела задачу прикрывать наиболее важное оперативное направление Орша— Смоленск и во взаимодействии с войсками 22-й армии — витебское направление .

Для выполнения этой задачи в армйи имелось девять стрелковых дивизий, два механизированных корпуса. Правда, эти механизированные корпуса понесли большие потери при контрударах, Ьыли значительно ослаблены. И все же после этого в армии еще имелось около 700 танков (главным образом БТ-7 и Т-26, 93 орудия, из них 45-мм — 417 и 41 миномет) .

Положение войск армии характеризовалось тем, что часть сил армии занимала оборону, подготавливая оборонительные полосы, а часть вела боевые действия или находилась в стадии сосредоточения. Так, 69-й стрелковый корпус занимал оборону в полосе 00 км, имея все три дивизии в первом эшелоне: 153-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Н.А. Гаген). Дивизия, сформированная в Уральском военном округе, прибывшая на фронт, выгрузилась в районе Витебска, получила задачу занять оборону па участке по фронту 50 км от Витебска до Гогушевска и пристуить к оборудованию оборонительной полосы 233-я дивизия (командир полковник Г.Ф. Котов). Она заняла оборону на фронте 17 км от оз. Девинское, Клюковка, и также приступила к укреплению своих позиций .

229-я дивизия (командир генерал-майор М.И. Козлов), прибывшая из Московского военного округа, выгрузилась на ст. Орша, заняла оборону на фронте 13 км: Верх. Александровка, вост. берег неро Кричино, зап. окраина Гогушевск, оз. Серокорытка и приступила к укреплению своих позиций .

73-я дивизия (командир полковник Акимов) занимала оборону па фронте: Запрудье, Пустынки (что 2 км южнее Орши) .

18-я дивизия (командир К.В. Свиридов) занимала оборону: Пусгынки, Копысь .

137-я дивизия полковника И.Т. Гришина сосредоточилась в районе Стайки, что в 17 км севернее Орши, Соловьи, Кобыляки .

Она находилась в резерве армии .

2-й стрелковый корпус (командир генерал-майор А.Н. Ермаков), включенный в состав 20-й армии двумя стрелковыми дивизиями — 100-й и 161-й — отходил в полосу армии, находясь в 50 км шпаднее реки Днепр, а 144-я стрелковая дивизия генерал-майора М.А. Пронина этого же корпуса заканчивала сосредоточение в тыловом районе армии в 40 км от переднего края .

5-й и 7-й механизированные корпуса, как я уже указал в первой главе, отошли за фронт обороны 20-й армии .

Таким образом, оперативное построение армии было в два эшелона. В первом эшелоне — восемь стрелковых дивизий, но только пять из них занимали рубеж обороны, три дивизии еще вели боевые действия далеко перед передним краем обороны и имели большой (до 50 %) некомплект в личном составе и вооружении (некоторые стрелковые дивизии первого оперативного заслона армии получили для обороны широкие полосы (153 сд, 69 ск — 46 км) .

Во втором эшелоне армии были два мехкорпуса, значительно ослабленные, и одна стрелковая дивизия .

В инженерном отношении оборона была подготовлена крайне недостаточно, не было времени, чтобы ее укрепить, особенно слабо применялись заграждения — мало, почти не было колючей проволоки и других средств заграждении. Из-за недостатка противотанковой артиллерии командующий армией не имел подвижного противотанкового резерва, не имели его и корпуса .

Так было в наиболее организованной 20-й армии, а в других армиях дело обстояло хуже .

Таким образом, Смоленское сражение началось в условиях незавершенности развертывания войск Западного фронта на новом оборонительном'рубеже, незаконченного инженерного оборудования района оборона и значительного превосходства противника в пехоте, танках и полного превосходства в авиации .

Активные оборонительные бои развернулись одновременно на Невельско-Великолукском, Орша-Смоленском и МогилевскоРославльском направлениях. На Смоленском направлении противник наносил удары силами 3-й танковой группы из района Витебск и силами 2-й танковой группы из района Могилев с целью окружить и уничтожить смоленскую группировку советских войск (20, 19 и 16-й армии), открыв, таким образом, путь на Москву .

Гальдер, начальник Генерального штаба немецко-фашистской армии, так формулировал эту задачу:

«Группа армий "Центр" должна была двухсторонним охватом окружить и ликвидировать действующую перед ее фронтом группировку противника и, сломив таким образом последнее организованное сопротивление противника на его растянутом фронте, открыть себе путь на Москву» (Днешшк Гальдера. С. 51) .

Против 20-й армии наступали 47-й моторизованный корпус и одна дивизия 46-го моторизованного корпуса 2-й танковой группы, а также одна дивизия 39-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы (всего три танковые и две моторизованные дивизии) .

Вслед за 2-й и 3-й танковыми группами противника подходили 9-я и 4-я общевойсковые армии, а после ликвидации под Минском нашей группировки эта армия быстро подошла на фронт—Себеж, Витебск, Орша, Шклов, Могилев и южнее .

Главный удар противник наносил на флангах 20-й армии: Витебск, Рудня, Духовщина — Ярцево, Шклов, Горки, Смоленск, Кльня .

Противник пытался нанести уцар и через Оршу на Смоленск и даже южнее Орши, форсировав Днепр. Но контратаки соединений 20-й армии — 1 мед и 73 сд, 229 сд не пропустили его с ходу прорваться по автостраде на Смоленск .

В этих боях сыграли большую роль инженерные войска 20-й армии и особенно полковник Стариков Илья Григорьевич, представитель инженерного управления Западного фронта, на которого было возложено руководство службой минирования и заграждения на фронте 20-й армии. Стариков, будучи высококвалифицированным специалистом — инженером-минером, с помощью армейских саперов быстро заминировал и создал другие виды награждения на автостраде Минск — Москва и в полосах, к ней прилегающих. Наиболее сильные заграждения были возведены н полосе предполья обороны и на подходах к главной оборонительной полосе. Особое внимание было уделено укреплению самого города Орша. Противник не мог пробраться через эти заграждения, и это отчасти, конечно, повлияло на то, что враг не мог развивать свой удар на главной магистрали — через Оршу на Смоленск и далее на Москву, а должен был искать решение на флангах армии .

На участке южнее Орша, Пустынки, Копысь, Копысь — Шклов противник 10.7 пытался с ходу форсировать р. Днепр и кое-где переправиться на восточный берег, но контратаками частей 20-й армии (1, 7, 18 сд и другими) был отброшен на западный берег Днепра .

9—10 июля противник сильными танковыми отрядами и моторизованной пехотой разведывал боем нашу оборону, нащупывал слабые места в нашей обороне, а они, к сожалению, были, хотя в этом и неповинны войска и командиры .

Надо сказать, что ввиду растянутости участков обороны стрелковых дивизий оборона армии не была сплошной. Состояла она из опорных пунктов, батальонных узлов сопротивления, главным образом созданных в важных населенных пунктах, узлах дорог, в районах переправ через реки и т.д. Промежутки между узлами сопротивления перекрывались пулеметным, минометным и артиллерийским огнем. В этих промежутках не было сплошной линии окопов и траншей. Траншей вообще не было, они были заменены групповой тактикой. Это была крупная ошибка, в ходе войны пришлось исправлять ее. Были отдельные ячейковые окопы и щели .

Промежутки между узлами сопротивления занимались мелкими подразделениями в виде боевого прикрытия. Это были слабые места нашей обороны .

Некоторые дивизии не имели вторых эшелонов и в резерв выделяли батальон, максимум два. Так выглядела оборона 20-й армии южнее Орши к началу форсирования противником Днепра .

14 июля, когда главные силы немецкой танковой группы (47-й и 46-й моторизованные корпуса) выдвинулись на р. Днепр южнее Орши и севернее Могилева, противник приступил к форсированию реки на всем протяжении от Орши до Нов. Быхов и далее на юг. С подходом пехотных дивизий 9-й и 4-й полевых армий к участку форсирования противник имел почти четырехкратное превосходство в силах и средствах, а в отношении авиации, то здесь противник имел полное господство в воздухе .

39-й моторизованный корпус врага еще 9 июля нанес удар на Витебск, вклинился в нашу оборону в полосе 22-й армии и, обходя правый фланг 20-й армии, овладел Витебском .

Войскам 20-й и 13-й армий, оборонявшим рубеж р. Днепр, не удалось при всей боевой напряженности воспрепятствовать превосходящим силам противника форсировать реку .

К вечеру И июля враг захватил плацдармы южнее Орши и севернее Быхова, а с утра 12 июля переш&я^с-этих плацдармов в наступление в восточном направлении .

В сложившейся обстановке командующий 20-й армией выдвинул на фланги часть своих сил, а в район развилки дорог Витебск— (Смоленск, Орша — Смоленск выдвинул 57-ю танковую дивизию полковника М.С. Мишулина с задачей обеспечения флангов в тылу 20-й армии в глубине и быть готовой к нанесению контрудара на юг от станции Гусино на Красный и на севере на Каспля .

После того как противник ворвался в Витебск и контрудар 19-й армии по освобождению Витебска не имел успеха, командующий 20-й армией решил: 153 сд оттянуть на реку Лучеса и занять на реке рубеж обороны. В это время командующий Западного фронта, видя тяжелое положение 19-й армии, переподчинил ей из 20-й армии 163 сд и 7 мк. Но это усиление не придало устойчивости 19-й армии, ибо вскоре 147 и 153 сд ввиду отхода других соединений 19-й армии и вклинение 13.7 в стык 153 и 229 сд противника, оказалась в окружении, а что касается 7 мк, то он после контрудара был значительно ослаблен и конечно не мог оказать существенного влияния на устойчивость 19-й армии .

Здесь следует упомянуть и о таком случае, который сыграл в управлении войсками 13-й армии отрицательную роль .

В самый тяжелый и ответственный период командующий 19-й армии генерал-лейтенант И.С. Конев отстранил от должности начальника штаба 19-й армии генерал-майора Рубцова Петра 11иколаевича. Я не имел тогда времени, чтобы разобраться с этим вопросом, но знаю, что от этого волевого жеста армия ничего не выиграла, а наоборот, управление войсками ухудшилось и рассеченная 13-я армия начала откатываться на северо-восток и юговосток, обнажая правый фланг 20-й армии .

Таким образом, правый сосед 20-й армии — 19-я армия — в период с 12 по 15 июля под ударами танковых и моторизованных дивизий 3-й танковой группы перешла частью сил на северовосток, а частью сил — на юго-восток. Противник устремился в образовавшийся разрыв фронта й к вечеру 15 июля выдвинулся двумя танковыми дивизиями в район Духовщина севернее Ярцево, а частями моторизованной дивизии занял Демидов. Тремя днями раньше противник овладел г. Велиж и теснил наши части в северовосточном направлении .

Сопротивление войск 19-й армии, пытавшихся овладеть Витебском, ослаблялось и тем, что войска 22-й армии уже отходили в северо-восточном направлении .

Правофланговые дивизии 20-й армии, будучи глубоко охвачены с севера подвижными соединениями противника, наступавшими на восток от Витебска и атакованы 12-й танковой дивизией с фронта, начали отходить. Начала отход из района южнее Орши и левофланговая дивизия армии под ударами дЬух танковых дивизий противника. В образовавшийся в полосе армии прорыв противник ввел новые войска, развивая удар в общем направлении на Смоленск. Над армией нависла угроза окружения .

В сложившейся обстановке командующий армией привлек все возможные силы для отражения натиска врага. Войска армии проявили высокую стойкость и упорство. Так, в районе Богушевск 13 июля наши соединения нанесли ряд контратак, в результате которых усилиями 69-го стрелкового корпуса совместно с частями 5-го механизированного корпуса удалось остановить врага и даже отбросить его части на несколько километров на запад .

Для прикрытия флангов 20-й армии были выдвинуты армейские и фронтовые резервы. События продолжали осложняться на правом фланге армии, противник прорвался к Рудне, но там он встретил отпор. Занявшая оборону 144 сд на втором рубеже преградила врагу путь на Смоленск. 153 сд, оборонявшаяся по р. Лучеса (возвращенная в состав армии), не оставляя занятого рубежа обороны, продержалась в окружении около 5 суток, с

14.7 по 19.7, затем, действуя организованно, решительно и смело прорвалась из окружения и вышла в район западнее Любавичей .

В это же время 21-я армия, действуя на левом крыле фронта, переправилась через Днепр (о чем было сказано выше), наносила контрудар на Бобруйск с юго-востока (это было ободряющим моментом для всех войск фронта) .

14 июля командующий Западным фронтом отдал приказ, в котором требовал от всех войск фронта самых активных и решительных действий по уничтожению прорвавшегося противника, восстановлению фронта обороны .

22-й армии приказывалось нанести удар в направлении города Витебск, 19-я армия должна была овладеть к исходу 16 июля городом Витебск .

20-я армия получила задачу к исходу 16 июля ликвидировать прорыв на фронте Орша, Шклов, а в ночь 15 июля нанести удар на Горки и отрезать прорвавшиеся туда танковые части противника .

Удар в направлении Горки должны были нанести и некоторые соединения 13-й армии и войска ослабленной 4-й армии, но взаимодействия этих войск не были увязаны во времени и местности, одни части опоздали из-за большого расстояния, другие были задержаны на марше непрерывным воздействием авиации врага и т.д .

Противник понимал наше намерение отбросить его силы за Днепр и поэтому быстро развивал успех своими подвижными войсками и опережал наш маневр по сосредоточению войск для контрудара .

С утра 15 июля некоторые из соединений левого фланга 20-й армии контратаковали противника, однако серьезного успеха не имели. Только 57 тд имела небольшой успех: ударила по флангу одной мотоколонны, двигавшейся в направлении Горки, и затем отошла в свой район, откуда прибыла. 1-я мотострелковая дивизия решительной контратакой потеснила 18-ю танковую дивизию врага, уничтожила до батальона мотопехоты, захватила 150 пленных (из них 6 офицеров), автомашины и штабные документы. Упорные и ожесточенные контратаки довели дивизии 69-го стрелкового корпуса в направлении Копысь, но они не принесли успеха; 5-й механизированный корпус, вышедший для нанесения контрудара в район севернее Красное, попал под удары авиации противника и перейти в наступление не смог .

Таким образом, войскам 20-й армии, как и другим армиям левого крыла Западного фронта, не удалось путем нанесения контрударов отбросить противника и восстановить положение обороны по Днепру .

Стрелковые соединения 20-й армии и ее соседей обладали меньшей подвижностью, чем вражеские моторизованные и танковые войска, и, имея недостаточное количество артиллерии, не смогли сдержать наступление превосходящих сил пехоты и моторизованных войск противника .

Неустойчивость нашей обороны на рубеже р. Днепр была обусловлена отсутствием у наших войск вторых эшелонов, не было ни тактических, ни оперативных резервов .

И, несмотря на слабость нашей обороны, все же наши войска сорвали план врага на окружение и уничтожение нашей Смоленской группировки войск. В срыве этого плана принимали участие части нескольких армий, но главную роль в этом сыграла сама 20-я армия, которая вела бои в полуокружении, а под конец сражения в полном окружении в районах: Орша, Рудня, Северное, Красный, южнее Демидова и в других пунктах, оказывая врагу чрезвычайно упорное сопротивление. В этот период больше всего я находился на своем КП в районе Смоленска, где уже какой день идут весьма напряженные бои за город Смоленск. С утра 20 июля я наблюдал за боем 129 и 152 сд, 16-й армии, которые контратаковали противника в городе Смоленск. В этот момент ко мне подошел офицер, поддерживавший связь с 20-й армией, и доложил: «Товарищ генерал-лейтенант, мне сейчас передали из 20-й армии для доклада вам, что 57-я танковая дивизия 20-й армии из района Т^жино — Архиповка, что в 12—15 км западнее Смоленска, повела контратаку на немецко-фашистскую дивизию в направлении Каспля. Удар для противника был неожиданным, 57-я стрелковая дивизия имеет успех. Подробности боя еще неизвестны» .

— Передайте командующему-20, — сказал я офицеру, — что через два часа я буду у него на КП армии .

Командный пункт 20-й армии находился в лесу, примерно в 15 км севернее Гусино (я и без этого сообщения собирался к вечеру этого дня побывать на КП 20-й армии, а этот случай как бы подтолкнул меня) .

В точно назначенный срок я прибыл на КП армии. Меня истрепали командующий 20-й армией генерал-лейтенант Курочкии Павел Алексеевич, член Военного совета корпусной комиссар Ф.А. Семеновский, начальник штаба армии генерал-майор II.В. Корнеев .

После обычных приветствий и короткого оперативного доклада командарма о боевых действиях армии был предложен чай. Я примял это приглашение, это меня устраивало. Я хотел за чашкой чая поближе познакомиться с руководящим составом армии в разговорах на свободную тему .

К 20—21 июля обстановка на Западном фронте все более накалялась, борьба ожесточилась и тот страх и некоторая растерянность, которая, к сожалению, хотя и частично, была в войсках армии в начале войны, навеянная внезапностью нападения противника, теперь уже прошли. Сейчас отлично дрались соединения и части 20, 16, 13-й и других армий .

Большинство командиров руководило боем самоотверженно и умело .

Учитывая все эти обстоятельства, я решил провести короткое совещание с руководящим составом 20-й армии, на котором заслушать обстановку, сложившуюся на фронте 20-й армии к данному числу .

Предложение армии о плане дальнейших боевых действий, заслушать короткое сообщение о политико-моральном состоянии иойск, и третий, главный вопрос, который я должен осветить на совещании — это моя информация о состоянии войск фронта (в пределах возможного) и их боевых делах, о ближайшей задаче.'О-й армии .

На совещании присутствовали: командарм, член Военного соисга, начальник штаба армии, начальники оперативного и разведывательного отделов штаба, командующие родов войск и служб, представители начальника тыла .

Первое слово получил начальник штаба генерал-майор Корнеев, который довольно грамотно, ясно и четко изложил обстановку и сделал следующие выводы: армия вполне боеспособна, войска дерутся храбро и упорно, стойко обороняются и смело контратакуют .

Противник стремится с флангов подрезать армию, особо большой нажим идет на правый фланг армии с направления Витебск — Руцня; учитывая это, армия хорошо прикрывает это направление. План дальнейших действий армии штаб подработал, и он находится сейчас на рассмотрении командарма .

Вторым выступил член Военного совета корпусной комиссар Семеновский .

Он сказал, что политико-моральное состояние войск армии высокое, офицерский состав 20-й армии в подавляющем большинстве обладал теми качествами, которые необходимы для ведения упорной борьбы с сильным врагом: преданность Родине, воля к победе, самоотверженность, умение организовать бой и вести за собой подчиненных .

В подтверждение этому он приводил много примеров, привел и последний пример героических действий 57-й танковой дивизии на Каспле .

Тов. Семеновский также остановился на большой работе партийных организаций, направленной на укрепление боеспособности войск .

Затем выступил командующий армией генерал-лейтенант Курочкин Павел Алексеевич. Он говорил очень коротко, но ясно излагая свои мысли. Он был согласен с выступлениями т.т. Корнеева и Семеновского .

В заключение он доложил на мое утверждение план выхода из окружения 20-й армии, нанесенный на карте, в нем были показаны полосы, проложены маршруты, изменены рубежи для отхода каждой дивизии .

В легенде, приложенной к карте, давались указания дивизиям об обеспечении стыков прикрытия флангов и т.д .

20-я армия отходила сложными маршрутами, но цель ясна: сохранить армию, прорваться из окружения и выйти в район Соловьевских переправ, действуя правее 16-й армии, и тем самым обеспечить действия 16-й армии с запада .

После некоторых корректив 22 июля утвердил этот план. Последний на совещании выступал я. В своем выступлении сказал:

упорные бои развернулась на всем протяжении Западного фронта, особого ожесточения они достигли в городе Могилеве, где в окружении героически дерется 172-я стрелковая дивизия, которой командует храбрый генерал-майор тов. Романов, в районе Ярцево 19—20 июля город несколько раз переходил из рук в руки. 19 июля противник занял Ельню. 19-я стрелковая дивизия 24-й армии, оборонявшая Ельню, не сумела защитить город .

Выход противника на линию Великие Луки, Духовщина, Ярцено, Ельня сделал еще более тяжелым положение Западного фронта, но в связи с тем, что Ставка Верховного Главнокомандования передает Западному фронту из своего резерва 29, 30, 24, 28-й армии, которые заканчивают сосредоточение на рубеже: Осташков, Ржев, Ельня, Брянск. Эта забота Ставки о Западном фронте окрыляет нас, и мы как следует используем эти армии для того, чтобы не только остановить развитие удара врага на Москву, но и нанести ому большое поражение и безусловно обеспечить выход из окружения героических 20-й и 16-й армий .

Вашим соседом по окружению осталась только одна 16-я армия, а штаб и управление 19-й армии, передав свои довольно потрепанные две стрелковые дивизии (127 и 156 сд), выведены из окружения через Соловьевскую переправу .

16-я армия имеет сейчас пять стрелковых дивизий, хотя уже и потрепанных значительно, но дерется в бою героически, уже несколько дней она ведет бои за Смоленск. Задача 20-й армии, как армии более сильной, состоит в том, чтобы вывести армию из окружения, придерживаясь намеченного плана, тесно взаимодействовать с 16-й армией, помогать ей, всегда действовать организованно, смело, решительно. Цель — сохранить армию и вывести се из окружения, елико возможно сохранить технику и все орудие .

( тараться нанести врагу наибольшие потери .

Командирам и политработникам в особенности всегда находиться среди войск и непрерывно укреплять в сознании наших бойцов волю в нашей победе над врагом. Мы, руководители, глубоко в этом убеждены, но надо донести это убеждение и до глубокого сознания всех воинов 20-й армии .

После совещания мне подробно доложили результаты контрагаки 57-й танковой дивизии, они были просто блестящими — разгромлено два полка, взяты большие военные трофеи, в том числе двадцать тяжелых орудий .

Я здесь же, с КП армии, послал телеграмму Верховному Главнокомандующему с ходатайством о присвоении тов. Мишулину звания Героя Советского Союза, а многие воины, офицеры и солдаты были представлены к правительственным наградам. И как известно, на второй день был опубликован Указ о присвоении тов .

Мишулину Героя Советского Союза и генерал-лейтенанта .

После этого я поехал в район Соловьевской переправы, которая была под непрерывным воздействием авиации противника, враг пытался закрыть эту «воронку», через которую шел весь поток грузов по снабжению армии и продовольствием, и горючим, и снарядами, и другими видами боевого шггания.

Поток грузов шел только здесь, других путей не было, поэтому я уже несколько :

раз бывал в этом районе с единственной целью, чтобы обеспечить бесперебойную работу переправы. Здесь мы держали инженерносаперные части, которые немедленно исправляли переправы, разрушенные авиацией противника .

Часто приходилось подбрасывать на переправу зенитную артиллерию, которая становилась на место выбывших из строя зенитных орудий, а убыль зенитной артиллерии была большая, так 1 как противник применял такую тактику: прежде чем разрушать переправы, он расправлялся с зенитной артиллерией; пикирующие ;

бомбардировщики Ю-87, как правило, становились в круг и бом- | били до тех пор, пока не выводили из строя артиллерию, а затем уже второй серией разрушали переправы. Так было почти каждый день, а в иной день таких налетов было несколько .

Кроме этого нужно было обеспечивать Соловьевскую перепра- ;

ву наземными войсками, чтобы не допустить ее захвата противни- % ком .

На этом я и закончу описание боевых действий 20-й армии, имея при этом в виду» что в последующих главах нам еще не раз придется говорить о боевых действиях 20-й армии, — да иначе и нельзя, ведь все взаимосвязано. Нужно заметить, что очень мало, почти ничего нет в архивах о действиях 20-й армии в Смоленском сражении. Да это и понятно, 20-я армия, находясь в окружении, уничтожила все оперативные документы. Поэтому пришлось по крупинкам собирать материал о боевых действиях 20-й армии, главным образом через опрос участников боев и походов, отыскивать разрозненные сведения по разным источникам, в том числе и документам врага. Это, конечно, тяжелая работа, но что делать, без труда ничего не дается .

Большую помощь по восстановлению истинного хода боевых событий 20-й армии в Смоленском сражении оказал мне бывший начальник штаба 20-й армии генерал-майор в отставке Корнеев, за что я выразил ему благодарность .

Здесь следует сказать справедливости ради, что т. Корнеев, как истинный патриот нашей Родины, оказал громадное влияние на успешное действие 20-й армии. Боевые действия 20-й армии в Смоленском сражении — это большой подвиг; армия действовала в исключительно трудных условиях, будучи в центре событий Смоленского сражения, и она привлекала на себя крупные силы врага; враг пытался уничтожить ее, но каждый раз получал отпор .

В этих условиях работа начальника штаба армии имела исключительное значение. Следует подчеркнуть, что организация маневра силами и средствами армии при действиях в окружении имеет первостепенное значение, поэтому, сказал мне тов. Корнеев, мы обращаем особое внимание на мобильность и четкость управления войсками, организацию взаимодействия между соединениями и родами войск, непрерывную и четкую работу связи, разведку и на боевое обеспечение .

Все эти сложные вопросы лежали на штабе и прежде всего на начальнике штаба, тов. Корнееве, который блестяще справился со своей обязанностью как начальник штаба и как первый заместитель командарма. Он обладает большими организаторскими способностями, большой командирской волей и требовательностью .

Всегда проявлял большую заботу о подчиненных ему войсках .

Я также выражаю исключительную признательность начальнику кафедры истории Военной академии им. Фрунзе, генераллейтенанту Потоцкому за помощь, которую оказал он мне в освещении боевых действий 20-й армии в дни Смоленского сражения в июле—августе 1941 года .

Глава четвертая БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 13-Й АРМИИ В Смоленском сражения боевые действия 13-й армии в обороне Могилева занимают особое место как по своему упорству и организованности, так и по смелости действий и активности, поэтому я уделил больше внимания боевым действиям войск этой армии и частям ее, оборонявшим город Могилев 1 .

По объему поданного материала пятая глава несколько великовата, ее можно было смело разбить на две главы—выделить оборону города Могилева в отдельную главу. Но, детально разобравшись с этим вопросом, я пришел к выводу, что по оперативным соображениям, по тактическому и оперативному взаимодействию нельзя выделять оборону Могилева в отдельную главу, так как нельзя оторвать действия частей и соединений, оборонявших Могилев, от действий многих частей и соединений 13-й армии, которые взаимодействовали с войсками Могилевского боевого участка .

Таким образом, освещая боевые действия обороны Могилева в главе, посвященной 13-й армии, мы значительно подымаем роль Могилева. Он сейчас поставлен в фокус главных действий 13-й армии и приобрел большое оперативное значение не только для армии, но и для Западного фронта .

В начале Смоленского сражения важные события развернулись на южном крыле Западного фронта, на могилевском направлении, где действовала 13-я армия. Она приняла на себя удар 2-й танковой группы Гудериана .

Без подробного описания обстановки в полосе 13-й армии не может быть полностью осмыслено Смоленское сражение, явившееся кульминационным пунктом начального периода войны. Благодаря длительной и кропотливой работе, изучению оперативных В Могилеве я был в последних числах июня 1941 г., прибыв на командный пункт Западного фронта в качестве командующего. Тогда же я объехал город и его ближайшие окрестности, дал ряд указаний и советов по организации круговой обороны города, который, как я тогда полагал, должен был стать на более или длительное время местом нахождения управления и штаба фронта .

документов того времени, на основании бесед со многими участниками обороны — генералами, офицерами и рядовыми воинами, их воспоминаний, привлекая свидетельства противника, мне удалось в большей или меньшей степени восстановить перипетии ожесточенных боев 13-й армии в районе Могилева, незаслуженно забытых нашими историками, а эти бои представляют собой поистине нетленную страницу истории минувшей войны, запечатлевшую подлинный героизм и самоотверженность советских людей .

Пока сделан лишь первоначальный абрис событий, которые, несомненно, привлекут к себе в дальнейшем широкое внимание исследователей .

Началом героической обороны Могилева следует считать 3 июля 1941 г., когда авангардные части 2-й танковой группы врага вышли на дальние подступы к городу и навязали бои с охранением дивизий 61-го корпуса. Это было в первые дни Смоленского сражения .

Однако, прежде чем начать рассказ об этом, я позволю себе дать краткую историю боевого пути 13-й армии с начала войны, ибо он весьма поучителен .

Характерно, что местом формирования штаба этой армии был город Могилев, который впоследствии соединения армии обороняли с такой самоотверженностью .

Начало формирования армии относится к первой половине мая 1941 г. Первоначально в ее состав вошли 44-й и 2-й стрелковые и 20-й механизированный корпуса. К началу войны формирование далеко еще не было закончено. Штаб армии к 21 июня был укомплектован людьми лишь на 40 %, машинами — на 20 %, не имел средств связи и управления. Командующим армией являлся генерал-лейтенант П.М. Филатов, членом Военного совета — бригадный комиссар П.С. Фуртенко (Фурт), начальником штаба — полковник Л.В. Петрушевский .

20 июня штаб 13-й армии получил распоряжение от командования Западного военного округа передислоцироваться из Могилева в Новогрудок. Уже в дороге, 22 июня, было принято новое распоряжение: обосноваться в Молодечно. Сюда штаб армии прибыл к 18 часам 23 июня 1941 г. Характерно, что офицеры штаба не располагали не только средствами связи и управления, но не имели даже личного оружия. Лишь по прибытии в Молодечно на каждый отдел было выдано по две-три винтовки и 19 револьверов на всех офицеров .

23 июня управлению 13-й армии не была подчинена ни одна часть, не было даже подразделения охраны. Разместились в лесу, в районе фольварка Заблоце, офицеры начали собирать в сводные отряды разрозненные остатки частей 6-й, 148-й стрелковых дивизий и Виленского пехотного училища, отошедших на восток под ударами немецко-фашистских войск .

В 21 час 24 июня с офицером связи был получен первый боевой приказ Западного фронта, подчинявший управлению 13-й армии 21-й стрелковой корпус в составе 37,17 и 24-й стрелковых дивизий (месторасположение его штаба ориентировочно указывалось в г .

Лида), а также 50-ю стрелковую дивизию и 8-ю противотанковую бригаду. Армии ставилась задача держать оборону на рубеже Голь., шаны, Беняконцы двумя дивизиями (24-й и 37-й) и левым флангом 17-й наступать в направлении Радунь, Ораны, содействуя ударной группе генерал-лейтенанта И.В. Болдина, имевшей задачу нанести удар в направлении Гродно, Меречь. Время начала наступления указано не было .

Кроме перечисленных соединений командующий армией генерал-лейтенант П.М. Филатов подчинил себе остатки 5-й танковой дивизии и бронепоезд № 5, стоявший на ст. Молодечно, и принял решение сводными отрядами оборонять участок Датошево, Сморгонь, прикрывая молодечненское направление, 24-й и 37-й дивизиями 21-ш стрелкового корпуса оборонять участок Голынаны, ст. Беняконцы, наступая 17-й дивизией в направлении Радунь, Оравы. Этот боевой приказ командующего 13-й армией офицеры связи доставили в части .

В ночь на 25 июня штаб армии, находившийся в движении, был атакован гитлеровскими танками и рассеян, так как не имел никаких средств защиты. Часть офицеров штаба во главе с генералом П.М. Филатовым вышла в район Ждановичи, 15 км северозападнее Минска. До 50 % личного состава штаба, как видно, было уничтожено гитлеровцами на месте .

По прибытии в Ждановичи штаб 13-й армии, не имея никаких указаний из штаба фронта, подчинил себе части 44-го и 2-го стрелковых корпусов, которые к этому времени (26 июня) обороняли рубеж Стайки, Заславль, Красное, Дзержинск, Станьково с задачей не допустить прорыва противника со стороны Молодечно. При этом неоднократные попытки танков противника пробить фронт корпусов оставались безуспешными. В состав 44-го корпуса входили 64-я и 108-я стрелковые дивизии, во 2-й корпус — 100-я и 161-я стрелковые дивизии .

О подчинении себе этих, до этого времени никем не управляемых, корпусов штаб армии донес в штаб фронта .

В течение трех дней — 26,27 и 28 июня — эти дивизии героически сражались, обороняя подступы к Минску, нанося немалый урон противнику .

К утру 28 июня нарушилась связь с 64-й дивизией, в ночь на 29-е была потеряна связь со 108-й дивизией. Посланные в дивизии офицеры связи обратно не вернулись. В подчинении армии осталось всего две дивизии — 161 -я и 100-я, объединенные управлением 2-го стрелкового корпуса. В течение 28—30 июня они отражали натиск противника на рубеже р. Волма на участке Смольница, Смиловичи, а также на участке Клинки, Дрехча, Дыя, Червень. В ходе этих ожесточенных боев обе дивизии потеряли до 30 % личного состава и матчасти, ими было уничтожено несколько десятков танков противника .

Командование Западного фронта в это время (28 июня) еще не отказалось от попыток удержать Минский укрепленный район .

В этот день с офицером связи штаб 13-й армии получил распоряжение начальника штаба фронта генерал-лейтенанта В.Е. Климовских, в котором указывалось:

«13-й армии наркомом и Военным советом Западного фронта подтверждено, что Минский укрепрайон должен быть во что бы то ни стало удержан, хотя бы пришлось драться в окружении. Но этого (т.е. сражения в окружении. —А.Е.) случиться не должно, так как части 3-й армии Собираются в районе Столбцы и будут выведены в район Минска, Ратомка; 6-й механизированный корпус выводится через Столбы, Пуховичи для последующего удара по тылам противника»1 .

Это распоряжение свидетельствует о том, что тогдашний штаб Западного фронта не разобрался в обстановке, ибо задача по удержанию Минска была невыполнимой. Командарм 13-й, вынужден-?

ный действовать сообразно с данным указанием, принял решение:

2-м стрелковым корпусом к исходу 30 июня выйти на рубеж Гот родок, Паперня, Заречье, а 44-м корпусом (имелись в виду 64-я и 108-я дивизии, уже находившиеся в окружении) занять оборону на рубеже Кочин, Ярцево, Новый Двор, Вилковичи, Самохваловичи .

Решение это носило чисто формальный характер, ибо для его выполнения не было никаких реальных предпосылок .

30 июня мы с генералом Г.К. Маландиным, как новое командование, разобравшись в обстановке, поняли, что 13-й армии грозит окружение и уничтожение, и, чтобы спасти ее, решили отвести армию и поставить ей сседущую задачу: занять промежуточный рубеж на участке Слободка (8 км южнее Борисова), Червень и подготовить жесткий оборонительный рубеж по восточному берегу реки Березина на фронте Бытча, Свислочь, а штабам 13-й армий и 44-го корпуса прибыть к исходу этого дня в район села Тетерин на р. Друть. Части армии уже по приказу стали отходить на указанный рубеж. Управление 44-го корпуса, оставшееся без войск, было решено оставить на восточном берегу реки Березина на участке Чернявка (при слиянии рек Березина и Бобр), Борисов с целью возглавить все находившиеся там и отходившие туда части .

В обороне Могилева, на мой взгляд, выделяются три этапа. Первый этап, продолжавшийся с 3 по 9 июля 1941 г., включал в себя бои разведывательных и передовых отрядов на дальних подступах к городу. Соединения, получившие задачу оборонять днепровский рубеж, выслали разведывательные группы в отряды с задачей проникнуть на рубежи, которых достигли авангарды вражеских войск, и собрать необходимые данные о противнике. Вслед за разведгруппами выдвигались передовые отряды в составе усиленного батальона каждый с задачей разведки боем. Эти отряды должны ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 6079. Д. 39. Л. 6, были на выгодных рубежах в 20—25 км впереди основной линии обороны встретить противника, дерзкими ударами заставив развернуться в боевой порядок и тем самым замедлить продвижение гитлеровцев, выиграть драгоценное время, необходимое для создания оборонительного рубежа по Днепру и сосредоточения войск, подтягивавшихся из тыла .

Второй этап, продолжавшийся с 9 по 16 июля, включал в себя упорные оборонительные бои в предполье, на основной полосе обороны перед Могилевом и многочисленные контратаки с целью ликвидации плацдармов, захваченных противником на восточном берегу Днепра на обоих флангах 61-го корпуса. Важнейшим результатом боев этого этапа было изматывание и перемалывание живой силы врага и его техники .

Третий этап продолжался о 16 по 27 июля, когда войска, оборонявшие Могилев, оказались в окружении. Соединения корпуса были окружены и расчленены врагом. 172-я стрелковая дивизия и один полк 110-й стрелковой дивизии оказались отрезанными от остальных сил корпуса .

На этом этапе с особой силой проявились самоотверженность и героизм защитников днепровского рубежа, вставших насмерть на своих позициях и сражавшихся до последней капли крови с врагом, который обладал по меньшей мере пятикратным превосходством .

К этому же этапу относятся и попытки вырваться из кольца. Несмотря на громадные жертвы, сражение в замкнутом кольце оказало немалую услугу нашим основным войскам, ибо малочисленные части непокоренного Могилевского гарнизона приковали к себе целый армейский корпус врага, что нарушило на определенный срок взаимодействие механизированных и общевойсковых соединений вермахта на этом участке .

Основная тяжесть обороны днепровских рубежей в районе Могилева легла на 61-й стрелковый корпус в составе 172, 110 и 53-й стрелковых дивизий. Командовал корпусом генерал-майор Ф.А. Бакунин1. Корпус перед войной дислоцировался в районе Федор Алексеевич Бакунин родился в 1896 г. До военной службы работал на шахте забойщиком. В царскую армию был призван в 1915 г., в лейбг. Тупа, здесь же прошла его мобилизация, когда началась война* Из Тулы штаб корпуса был направлен в Кричев .

Утром 23 июня генерал Бакунин с начальником штаба корпуса и начальником артиллерии корпуса побывал в штабе Западного фронта, находившемся в районе Могилева, и представился мне, Бакунин коротко доложил график прибытия частей корпуса в рай* он Могилева и состояние войск корпуса. Я остался доволен его докладом .

«61-й стрелковый корпус, — сказал я ему, —- включен в состав 13-й армии, предназначается для занятия обороны на рубеже Шклов, Могилев, Быхов. Ваша задача быстро организовать оборот ну и не дать противнику переправиться через Днепр. Конкретную задачу получите от командарма 13. Желаю успеха» .

В тот же день начали прибывать войска корпуса. Первым прибыл 388-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии — командир пол-г ка полковник С.Ф. Кутепов, который командовал этим полком около трех лет. Полк был вполне подготовлен, сам Кутепов хорошо знал свое дело, был дисциплинированным, всегда подтянутым, требова^ тельным к себе и подчиненным командиром. 388-й полк был лучшим в дивизии. Полку было приказано занять участок для обороны западнее Могилева, оседлав шоссе Могилев — Белыничи .

В тот же день прибыл 514-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии (командир полка подполковник Сергей Александрович Бонич). Бонич был назначен командиром полка после окончания с отличием в 1940 г. Военной академии им. М.В. Фрунзе .

514-му полку командир корпуса назначил рубеж для обороны на участке Затишье, Тишовка, на шоссе Могилев — Бобруйск. На этом рубеже по решению командующего фронтом силами местно?

гвардии Семеновский полк. После окончания учебной команды до февраля 1917 г. находился на фронте. Участвовал в Февральской и в Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде. В Красной Армии с февраля 1918 г. Сражался на фронтах Гражданской войны, затем командовал полком, был начальником военного училища, командовал 11-й стрелковой ;

дивизией в Ленинграде, 61-м стрелковым корпусом командовал около трех лет. В Великую Отечественную войну получил тяжелую контузию и тяжелое ранение. Сейчас в отставке .

го населения уже проводились оборонительные работы. Тотчас в эту рабспу включились и войска. Так как штаб 172-й дивизии еще не прибыл, связь с полками была установлена через штаб корпуса .

На месте КП 172-й стрелковой дивизии была создана опергруппа под руководством начальника оперативного отдела штаба корпуса полковника Фурина. Командующим артиллерией дивизии временно был назначен командир 493-го гаубичного артиллерийского полка полковник Мазалов, хороший артиллерист, инициативный, энергичный и требовательный командир .

Командир корпуса Бакунин говорил мне, что организованнее всех прибыла на фронт 110-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Василий Андреевич Хлебцев). Старый воинкавалерист, участник Первой империалистической и Гражданской войн, В.А. Хлебцев хорошо знал, что такое война .

110-й дивизии был указан рубеж обороны Шклов, Мосток, с передним краем по восточному берегу реки Днепр. Командный пункт — в Дубровке .

3 июля начала прибывать 53-я дивизия (командир дивизии полковник Филипп Петрович Коновалов). Этой дивизии пришлось походным порядком преодолеть большое расстояние. На шоссе Смоленск — Минск она подверглась бомбардировке, в результате сильно растянулась и только к исходу 5 июля сосредоточилась в указанной ей полосе обороны, на рубеже Копысь, (иск.) Шклов. Ее командный пункт располагался в Славенках .

На 6 июля корпус имел в составе 137-ю стрелковую дивизию (прибыла еще не полностью), 53, 110, 172-ю стрелковые дивизии (некоторые подразделения и даже штабы этих соединений находились в пути), а также корпусной артиллерийский полк, два приданных ему отдельных противотанковых дивизиона .

Войскам корпуса приказывалось занять и прочно оборонять рубеж (иск.) Орша, Копысь, Шклов, Могилев, Дашковка (15 км южнее Могилева) по восточному берегу Днепра с задачей не допустить противника за Днепр. Соединениям предписывалось оборонять рубежи: 137-й дивизии — Понизовье, Левки, КП в Черном, 53-й дивизии—Копысь, Шклов, КП в Словенках, 110-й дивизии — (иск.) Шклов, Кострицы, Мосток, КП в Черепах, 172-й дивизии с отдельным противотанковым дивизионом — Пашково, Тишковка, Буйничи, КП на западной окраине Могилева .

5 июля 1941 г. сильным ударом танков и пехоты был смят в отброшен передовой отряд 137-й дивизии в районе Коханово (20 км западнее Орши). Передовые отряды 172-й дивизии встретили противника на рубеже р. Друть, в районе Белыничи, Запоточье, Олень. Но переправу противника через р. Друть удалось предотвратить. Его авиация бомбила район Орши, Могилева, особенно сильные налеты были по району Орши и шоссе Минск — Смоленск. Наша авиация несколько активизировалась, но так как она не прикрывалась истребителями, то неслй большие потери .

В течение 6 июля передовые отряды 173-й дивизии сдерживали противника на р. Друть. Перед ее фронтом на правом фланге враг танками и пехотой овладел селом Барань, юго-западнее Орши. На, следующий день в полосе обороны этой дивизии гитлеровцы пы| тались организовать переправу через Днепр в нескольких местам но успеха не имели .

На участке 187-й дивизии наши передовые отряды были отброшены крупными силами танков и пехоты неприятеля на р. Лохва, В течение всего дня противник наносил бомбовые удары по районам 137-й и 172-й дивизий, впервые имели место налеты вражеской авиации по командным и наблюдательным пунктам. Выбыл из строя начальник штаба корпуса генерал-майор Иван Иванович Бирычев, на его место спустя несколько дней был назначен пол^ ковник Асафов. ^ 7 июля командующий 13-й армией генерал-лейтенант Филатов выехал по вызову начальника штаба фронта на КП фронта. На обратном пути его машина попала под обстрел вражеской авиации., П.М. Филатов был тяжело ранен, его удалось вывезти в безопасное место и направить в госпиталь, затем он был эвакуирован в Москву в Боткинскую клинику. Усилия врачей оказались напрасными, й Филатов вскоре умер. Это был талантливый и волевой военачальй ник. В упорной обороне Могилева были немалые заслуги первого командарма 13-й генерал-лейтенанта П.М. Филатова .

Во второй половине дня 8 июля в командование 13-й армией вступил генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов1. Это был боевой генерал, с которым мне не раз приходилось встречаться еще до войны .

Замечательный человек, храбрый воин, требовательный и знающий дело командир .

Новый командующий на основании указаний штаба фронта в тот же день отдал боевой приказ. Противник частями 3-й и 4-й танковых дивизий с одним мотополком свои главные усилия направляет на шоссе Березино — Могилев и на Быхов. 13-я армия продолжает сосредоточение своих частей и активными действиями в предполье до р. Березина уничтожает мелкие части противника, готовя основную оборонительную полосу по р. Днепр с предмостными укреплениями в районе Шклова и Могилева .

61-й стрелковый корпус в составе 53, 110 и 172-й стрелковых дивизий имеет задачей оборонять рубеж р. Днепр на фронте Шклов, Могилев, Буйничи с полосой предполья по восточному берегу р. Друть. Особое внимание корпуса обращается в направлениях Шклов, Головчин, Могилев, Березино .

45-й стрелковый корпус в составе 187-й и 148-й стрелковых дивизий имеет задачей оборонять рубеж по р. Днепр на фронте (иск.) Селен, Новый Быхов с полосой предполья на рубеже р. Лохва, Слоневщина .

20-му механизированному корпусу прочно удерживать рубеж по восточному берегу р. Юруть на фронте Красная Слобода, Семукачи, Броды .

137-я стрелковая дивизия — резерв командующею 13-й армией — к утру 10 июля сосредоточивается в районе Большое Бушково, Сухари, Киркоры, подготавливая рубеж обороны по восточному берегу р. Реста, на фронте Тиньковщина, Сухари, Гладково, готовит контратаки в направлениях Залесье — Маковки — Заходы — Шклов, Сухари — Могилев, Сухари — Гладкая — Латышская роща» .

13-й армии предстояло оборонять фронт протяженностью около 100 км. Исключая Могилевский плацдарм, оборона на участке ЦАМО РФ. Ф. 202. Оп. 5. Д. 65. Л. 20—25 .

армии заранее подготовлена не была, силами войск и населения создать ее в короткий срок было невозможно. Многие соединения армии были неполноценны по боевому составу .

К этому времени перегруппировка войск армии не была еще закончена. Так, например, 187-я дивизия была растянута на 70-километровом участке, один полк ее находился в полосе 21-й армии, а два других занимали свой участок в полосе 13-й армии .

К исходу 8 июля части 13-й армии продолжали укрепление занимаемых рубежей и отражали атаки противника. Так, 53-я дивизия в районе Копысь, Плещицы была атакована несколькими десятками танков противника, часть их была обужена в районе Белыничи .

172-я дивизия отразила попытки противника прорваться передовыми частями в район Могилева. На фронте 187-й стрелковой дивизии ее разведотрядом была захвачена северная окраина Старого Быхова (Быхов) .

Чтобы картина событий на участке 13-й армии стала ясней;

приведем несколько свидетельств Гудериана, который со своей 2-й танковой группой был основным противником наших войск в этом районе .

В танковую группу входили 24, 46 и 47-й танковые корпуса* 13-я армия оказалась в полосе наступления 24-го, 46-го корпусов и части сил 47-го корпуса .

В свидетельстве, датированном 1 июля, Гуцериан пишет;

«В 9 час. 30 мин. с предмостного укрепления на р. Березина, восточнее Бобруйска, на Могилев выступил усиленный разведывательный батальон. За ним на восток продвигались главные силы 5-й танковой дивизии (24-го танкового корпуса. —А.Е.) генерал барон фон Гейер оставил за собой право выбрать направление главного удара или на Рогачев, или на Могилев, в зависимости от обстановки.. .

В этот день (1 июля. —А.Е.) воздушная разведка установила^, что русские в районе Смоленска, Орши и Могилева накапливают свежие силы. Надо было спешить с выходом на линию Днепра й форсировать эту реку, не ожидая прибытия пехоты, что могло при-, вести к потере нескольких недель»1 .

Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 154 .

Далее командующий 2-й танковой группой отмечает, что 4 июля 4-я танковая дивизия вышла уже к Старому Быхову (Быхов). 7 июля 3-я танковая дивизия достигла Нового Быхова. 10-я танковая дивизия — Белыничей'. Гудериан рассказывает: «7 июля я должен был принять решение: либо продолжать быстрое продвижение, форсировать своими танковыми силами Днепр и достичь своих верных оперативных целей наступления в сроки, предусмотренные первоначальным планом кампании, либо, учитывая мероприятия, предпринимаемые русскими с целью организации обороны на этом водном рубеже, приостановить продвижение и не начинать сражения до подхода полевых армий .

За немедленное наступление говорила слабость в данный момент обороны русских, которая только еще создавалась. Русские занимали сильные предмостные укрепления под Рогачевом, Могилевом и Оршей, поэтому нам не удалось взять Рогачев и Могилев .

Правда, у нас имелись сведении о подходе к противнику подкреплений... Но наша пехота могла подойти не раньше, чем через две недели2. За это время русские могли в значительной степени усилить свою оборону. Кроме того, сомнительно было, удастся ли пехоте опрокинуть хорошо организованную оборону на участке реки и снова продолжать маневренную войну. Еще в большей степени вызывает сомнение возможность достижения наших первых оперативных целей и окончание кампании уже осенью 1941 г. Это-то и было как раз главным .

Я полностью сознавал всю трудность решения. Я считался с опасностью сильного контрудара противника по открытым флангам, которые будут иметь три моих танковых корпуса после форсирования Днепра. Несмотря на это, я был настолько проникнут важностью стоявшей передо мной задачи и верой в ее разрешимость.. .

что немедленно отдал приказ форсировать Днепр и продолжать продвижение на Смоленск»3 .

Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 157—158 .

Гудериан явно преувеличивает отставание общевойсковых сил, ибо фактически их передовые отряды появились в этом районе через 5—6 дней .

Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 164 .

Далее Гудериан пишет о спорах с командующим группой армий «Центр» фельдмаршалом фон Клюге, который требовал приостановить наступление до подхода пехоты. Верх взял Гуцериан .

Ретроспективная оценка событий показывает, что соображения Гудериана с точки зрения фашистского командования более соответствовали обстановке, чем предложения фон Клюге. Действий тельно, если бы гитлеровцы приостановили наступление на две недели, нам удалось бы создать на Днепре более прочную оборону, примерно такую, какая была уже создана в районе Рогачева и особенно Могилева .

Опыт обороны Могилева со всей силой подтверждает это. Замыслы Гудериана тем не менее носят отпечатки авантюризма, ибр он считал возможным выполнение наступления в сроки, назначенные планом «Барбаросса». Кроме того, если бы наше командование в то время более точно знало замыслы противника и его истинное положение и верно бы оценило обстановку, то могли бы нанести большой урон его танковой армаде. Для этого, продолжая упорную оборону на тех участках, где это было возможно, следовало сосредоточить наши подходящие из тыла силы в районах, где оказались бы фланги 2-й танковой группы после форсирований ею Днепра, и нанести сильные контрудары до того, как подойдут пехотные соединения немцев. Но, к сожалению, у нас не было достоверных данных о том, что гитлеровская пехота так далеко от-стала. К тому же наше Верховное командование в тех условиях по ряду объективных и субъективных причин не могло правильно и глубоко оценить обстановку, оно оказывалось всякий раз перед со?

вершившимся фактом и, как только где-либо обозначался прорыв, требовало восстановить положение, на что растрачивались силы прибывающих резервов. .

Нельзя не учитывать, что танковые объединения Гудериана Й Гота имели в своем составе мотопехоту, поддерживались авиации ей, а наши части фактически были лишены поддержки танков и авиационного прикрытия, к тому же не имели опыта ведения современной войны. Оперативные планы врага и данные о его силах не были известны нашему командованию. Стратегическая и опера^ тивная инициатива целиком находилась в руках гитлеровцев, елао была изучена и их тактика. В этих условиях решение Гудериана гтнюдь не было сопряжено с таким риском, как он пытается это представить. На первом этапе борьбы за гитлеровцами было еще :=ень много военных преимуществ .

Говоря об этом, я ни в коем случае не хочу сказать, что в начальный период войны планы гитлеровцев и их действия не были ^зантюристичны. В силу широко известных ныне обстоятельств наша страна и ее армия не смогли тогда действовать в полную меру :зоих сил и возможностей .

О конкретных планах форсирования Днепра Гудериан пишет следующее: «Участки форсирования Днепра были ограничены предмостными укреплениями, занятыми крупными силами русских. Для 24-го танкового корпуса по договоренности с генералом бароном фон Гейером в качестве пункта форсирования был назначен Старый Быхов (Быхов), а днем начала действия 10 июля .

11 июля 46-й танковый корпус должен был форсировать Днепр у Шклова, а 47-й у Копысь между городами Могилевом и Оршей. Все передвижения войск и выход их на исходное положение тщательно маскировались: марши совершались только ночью. Прикрытие с воздуха осуществлялось истребителями полковника Мельдерса, который развернул передовые аэродромы непосредственно за первым эшелоном»' .

9 июля части 13-й армии приступили в выполнению боевого приказа командарма .

В течение дня 187-я дивизия успешно контратаковала на западном берегу Днепра и к исходу дня выбила гитлеровцев из Дашковки, со станции Барсуки и из Нового Быхова .

Бои в районе Старого Быхова (Быхов) прошли неудачно, наша контратака была организована двумя колоннами, но вследствие опоздания левой колонны на несколько часов продвижение было приостановлено пулеметным огнем противника, подразделения залегли и к исходу дня вновь отошли на восточный берег реки Днепр. В районе Старого Быхова противник применил противотанковые мины, которые разбрасывались прямо в траве. Следует Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 159—160 .

иметь в виду, что в районе Старого Быхова был основной участок форсирования Днепра, определенный Гудерианом для 24-го танкового корпуса. Контратаки нашей пехоты, направленные в лоб выходящего на исходный рубеж танкового тарана, были отбиты превосходящими силами противника. Во второй половине дня в районе Цирковичи, Барсуки, Бошляки было замечено скопление пехоты на 10 автомашинах и до 50 мотоциклистов. Командир 61-гр стрелкового корпуса приказал командиру 53-й дивизии ударом одного стрелкового батальона в направления Барсуки, Бошляки и ^ при поддержке 110-й стрелковой дивизии окружить и уничтожить противника в этом районе .

В 10 час. 30 мин. 10 июля 24-й танковый корпус гитлеровцев силами 10-й моторизованной и 4-й танковой дивизий после сильной авиационной и артиллерийской обработки нашей обороны на участке Дашковка, Старый Быхов начал форсирование Днепра в районе ст. Барсуки, Борколабово и южнее Старого Быхова, К 13.00 отдельные группы танков и бронемашин сумели прорваться через наш передний край. В 14.00 до батальона пехоты с танками и бронемашинами овладели селом Следюки, распространяя свои действия на юг и северо-восток. Южнее Старого Быхова, где противнику также удалось форсировать реку, гитлеровцы заняли Сидоровичи. Одновременно в районе Костинка, Махово были высажены десанты противника. Основной удар пришелся по 187-й дивизии 45-го стрелкового корпуса, которая была растянута на широком фронте .

К вечеру выдвинутыми сюда частями 45-го корпуса и подразделениями, взятыми из выгружавшихся на ст. Чаусы эшелонов, бьща организована новая контратака с целью ликвидации прорыва. Тогда же было установлено, что противник подтягивает новые силы .

Командующий армией резервами не располагал, поэтому вынужден был брать батальоны с других боевых участков и направлять их в район прорыва; сюда была направлена также 137-я дивизий, прибывшая походным порядком и сильно измотанная в дороге .

Но наши контратаки успеха не имели. Противник прочно удерживал захваченные населенные пункты. В последующие дни армия продолжала направлять усилия на ликвидацию этого прорыва, используя прибывающие части 20-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора С.И. Еремина (144,132 и 160-я дивизия). Бросаемые в бой прямо из эшелонов разрозненными подразделениями, они не в состоянии были изменить положения .

На следующий день, 11 июля, части армии продолжали вести упорные бои с противником, форсировали Днепр и пытались укрепиться на его восточном берегу .

На фронте 61-го корпуса с утра враг направлял основные усилия на участок обороны 53-й дивизии .

Еще в 7.00 утра была совершена попытка двумя батальонами форсировать Днепр севернее Шклова, но огнем нашей артиллерии она была отбита .

После длительной артиллерийской и авиационной подготовки неприятелю удалось навести понтонный мост в районе Яново и переправить на восточный берег несколько подразделений пехоты с танками. 53-я дивизия понесла значительные потери и с трудом удерживала берег Днепра на участке Шклов, Заречье .

Южнее Городка на участке 223-го стрелкового полка и районе Августова в тот же день прорвалось до двух рот противника с танками; смелыми контратаками они были уничтожены, но к исходу дня противнику все же удалось укрепиться на восточном берегу Днепра. В течение ночи и к утру 12 июля бои еще продолжались .

В районе Плещины противник силою до батальона также форсировал Днепр, но контратакой положение было восстановлено .

На участке 110-й дивизии в этот день гитлеровцы активности не проявляли. Против 172-й дивизии продолжили действовать разведывательные группы противника. Батальон 388-го полка, направленный по западному берегу реки Днепр и ст. Барсуки с целью отрезать пути отхода противника, во второй половине дня 11 июля достиг леса южнее Салтановки, где был остановлен организованным огнем противника из района Межисятка. Батальон 747-го полка, направленный в район Сидоровичи с целью уничтожить противника, завязал ожесточенный бой в этом районе .

Части 45-го корпуса в течение дня 11 июля продолжали вести ожесточенные бои с переправившимися на восточный берег Днепра частями гитлеровцев. Попытка командира этого корпуса 4-5212 комдива Магона уничтожить прорвавшегося противника успеха не имела. Враг продолжал удерживать Сидоровичи и Следюки, пытаясь все время развить успех в северном, восточном и юговосточном направлениях. Дивизии корпуса продолжали удерживать ранее занимаемые рубежи и готовились совместно со 137-й дивизией к контратаке, которая намечалась на следующее утро .

В этот день активизировались боевые действия нашей авиации:

армия получила в свое распоряжение 11-ю авиадивизию, которой командовал дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Г.П. Кравченко. Дивизия в течение дня разрушила переправу у ст. Барсуки. Кроме того, были атакованы скопления артиллерии в районе Борколабово, по сведениям летчиков, имелись попадания, были замечены пожары; в воздушном бою наши авиаторы сбили один «Хейнкель-111» .

Ночью на 12 июля части 148-й и 187-й дивизий проводили активные ночные поиски с тем, чтобы изнурить противника, а затем утром нанести главный удар силами 45-го корпуса в направлении Сидоровичи, Борколабово с задачей уничтожить противника, прорвавшегося на восточный берег Днепра. Авиации была поставлена задача не допустить подходящие резервы противника и разрушить переправу у ст. Барсуки, Борколабово и Старый Быхов .

Штаб армии планировал начать контрудар в 4.00 12 июля. Командир же 45-го корпуса перенес время атаки на 7.00 из-за неполной готовности войск .

В связи с этим командующий армией генерал-лейтенант Ремизов выехал в 6.00 на КП командира корпуса для личного руководи ства боем. Его сопровождали адъютант и два офицера из опергруппы. В 7.00 в районе Давидовичей машины были обстреляны прорвавшейся группой гитлеровцев. Генерал-лейтенант получил пять ранений, но его удалось спасти. 14 июля в командование армией вступил генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко .

Вот как иногда складывается на войне обстановка. Через час войска переходят в наступление, а главный руководитель операции, командарм, тяжело ранен и выбыл из строя. Несмотря на это, в 7.00, как было запланировано, войска перешли в наступление .

В этот день и на следующий, 13 июля, части 45-го корпуса продолжали вести бои с противником, прорвавшимся в старо-быховском направлении, удерживали восточный берег р. Днепр на участке Гребенево, до Боровки, далее линия фронта поворачивала на Слободки, Сидоровичи, Перекладовичи. Южнее Перекладовичей до р. Ухлясть наших частей не было. Здесь образовалась брешь. Северный участок до Перекладовичей продолжала удерживать 148-я дивизия с некоторыми подразделениями 187-й и 160-й дивизии. Южнее 187-я дивизия, оборонявшаяся на фронте в 70 км, в итоге непрерывных 10-дневных боев понесла большие потери и уже не представляла собой полноценного соединения. Ее разрозненные отряды, однако, продолжали удерживать гитлеровцев на рубеже Слободка, Сидоровичи, Грудиновка, Прибрежье, Поддубье .

Части 20-го стрелкового корпуса в составе двух полков 132-й и одного полка 137-й дивизий с 5.30 13 июля сделали попытку наступать с рубежа Махово, Дубровка, Волковичи, Усушек и к 13 часам вышли на рубеж Рыжковка, Давидовичи, Комарки, но контратакой противника были отброшены назад. К исходу дня части корпуса занимали западную опушку леса южнее Малого Осовца, Рыжковки, Червонного Осовца, Сутоки .

Таким образом, попытки 13-й армии восстановить положение по всему фронту на восточном берегу реки Днепр к успеху не привели .

В эти дни на участке 61-го корпуса обстановка тоже крайне усложнилась. На шкловском направлении противник ввел в прорыв мотопехоту, которая двумя колоннами двинулась от Горок на Ленино и Горы. 53-я дивизия фактически оказалась в окружении, и связь с ней была прервана. 110-я и 172-я дивизии продолжали удерживать занимаемые рубежи. В связи с прорывом гитлеровцев в районе Шклова были сделаны попытки локализовать этот успех врага силами 1-й мотострелковой дивизии из района Степанова и 20-го механизированного корпуса из района Сухари с тем, чтобы отрезать прорвавшиеся колонны неприятеля от главных сил и уничтожить их .

Вот как характеризует обстановку в эти дни командир 61 -го корпуса генерал-майор Бакунин:

«С утра И июля крупными силами авиации, артиллерии и минометов противник обрушился на участок южнее населенных пунктов Орша, Копысь, Шклов и к исходу дня, сломив сопротивление правого фланга 53-й дивизии, организовал переправу в районе Копысь, продвинувшись на 3—5 км в глубину обороны этой диви?

зии. С утра 12 июля повторились сильные налеты авиации, удары артиллерии и минометов. Танки противника устремились в направлении Яковлевичи, Черное, но были остановлены на р. Лохв# частями 137-й дивизии. На этом рубеже противник был задержав до исхода дня 12 июля .

Удары авиации гитлеровцев на участке 53-й дивизии в течение всего дня были настолько сильны, что командир дивизии в одном из телефонных разговоров со мной сказал, что противник, видно, хочет вбить дивизию в землю. "Но мы все равно не отступим"», — заверил он в заключение .

Корпусная артиллерия, вся артиллерия 110-й и 137-й дивизий вели непрерывный губительный огонь по противнику; особенно хорошо работала корпусная артиллерия, наносившая сильные удары по скоплениям войск противника в районах переправ .

Вечером 12 июля командующий 13-й армией сообщил, что в мое распоряжение в район Городища прибудет 20-й мехкорпус, и обязал меня поставить корпусу задачу ударом в направлении Копысь, Орша смять противника, восстановить положение 53-й и 137-й дивизий, не допуская впредь гитлеровцев на восточный берег Днепра. Тем временем в течение 13 июля противник крупными силами танков при мощной поддержке авиации, артиллерии и минометов смял правый фланг 53-й и левый фланг 137-й дивизий и устремился в направлении Дубровно .

Вечером 13 июля ко мне на КП явился командир 20-го механизированного корпуса генерал-майор Николай Денисович Веденеев, который доложил, что его войска сосредоточиваются в районе Городище, Дубровка, Ордать в будут готовы к выполнению задачи с утра 15 июля, добавив, что мехкорпус не имеет танков .

В течение последующих трех дней противник отбросил 137-ю дивизию на рубеж Бояры, Барздовка, Ярмоловка. С ее правофланговым полком была утрачена связь. Командир дивизии доложил, что дивизия понесла большие потери. К исходу 16 июля после упорных боев 137-я дивизия отошла на рубеж р. Бася, Маслаки, Варково. 53-я дивизия под воздействием противника понесла большие потери, отошла на рубеж Окуяевка, Городец. Мой резерв был использован для создания исходной позиции для наступления 20-го мехкорпуса на рубеже Городище, Княжицы .

К этому времени связь со штабом 13-й армии была потеряна, с соседом слева связи тоже не было, станция снабжения — Темный лес — находилась в руках гитлеровцев. С утра 17 июля с рубежа Городище, Княжицы перешли в наступление 20-й механизированный корпус и два полка 110-й дивизии в общем направлении на Копысь, Оршу. Сначала наступление развивалось успешно, войска вышли на рубеж Яковлевичи, Принцевка, но были встречены крупными силами танков и пехоты противника, остановлены и к исходу дня 20 июля вынуждены были отойти на рубеж Первомай, Окуневка, Княжицы. В течение этих боев под воздействием крупных сил авиации и танков неприятеля наши войска понесли большие потери .

Противнику удалось прорваться танками на Городище. Гитлеровцы устремились на юг, угрожая командным пунктам 20-го механизированного и нашего корпусов. Хорошо, что на этом направлении оказались огневые позиции корпусной артиллерии, с которых прямой наводкой бронебойными снарядами мы уничтожили несколько танков; часть танков повернула на север и была также уничтожена огнем нашей артиллерии и истребителями танков, умело использовавшими бутылки с горючей смесью и связки ручных гранат. Нашим войскам уцалось сдержать противника на рубеже Городище, Княжицы .

В течение этих тяжелых трехдневных боев противнику был нанесен большой урон в живой силе и технике. По докладам командиров соединений было подбито и уничтожено около 200 танков, много автомашин, мотоциклов и живой силы противника, взяты пленные .

К утру 21 июля войска 60-го корпуса заняли оборону: 20-й мехкорпус — Чернявка, Рудицы, Ордать, Городище; 110-я стрелковая дивизия — Городище, Княжицы, Плещи цы, Мосток, остатки 137-й стрелковой дивизии — Сухари .

Таким образом, главные силы, с помощью которых предполагалось парировать удар противника, 20-й механизированный корпус и 1-я мотострелковая дивизия, обескровленные в предыдущих боях, были не в состоянии полностью выполнить поставленную им задачу .

План нашего командования, идея которого состояла в том, чтобы отрезать мотопехоту гитлеровцев от их танков, прорвавшихся вперед, осуществить не удалось ни на шкловском, ни на быховском направлениях по уже изложенным мною ранее причинам .

Тем не менее активные действия наших войск позволили накопить опыт борьбы с врагом. Гитлеровцы получили немало сильных ударов .

Так, Гудериан свидетельствует: «В 18 час. 15 мин. (И июля. — А.Е.) я направился в 46-й танковый корпус в Шклов... В корпус я прибыл в 21 час. 30 мин. Сильный артиллерийский огонь и неоднократные бомбовые налеты авиации противника на район наведения моста 10-й танковой дивизии делали форсирование реки значительно более трудным, чем на фронте 47-го танкового корпуса (между Оршей и Шкловом. — А.Е.). У дивизии СС "Рейх" мост также был поврежден авиацией противника»1 .

Далее в записи, относящейся к 13 июля, он пишет: «С юга был слышен интенсивный огонь, и можно было сделать вывод, что пехотный полк "Великая Германия" ведет тяжелые бои. Этот полк имел задачу прикрывать наш фланг от атак противника со стороны Могилева .

Ночью раздался крик о помощи: пехотный полк "Великая 1ер-;

мания" расстрелял все патроны. Полк, еще не привыкший к боям в России, требовал дополнительные боеприпасы .

13 июля начались ожесточенные контратаки русских в направлениях Гомель... в то же время русские производили вылазки из своих предмостных укреплений из Могилева в южном и юговосточном направлении и из Орши в южном направлении,., с явной целью отбросить немецкие войска снова за Днепр.. .

Гудериан Г. Воспоминания солдата. С. 164 .

13 июля я приказал 46-му корпусу вместе с дивизией СС "Рейх" наступать на Горки и затем сам поехал также в этом направлении. 10-я танковая дивизия достигла населенных пунктов Горки и Мстиславль, понеся в тяжелых боях большие потери, особенно в артиллерии»1 .

К 16 июля войска 13-й армии оказались охваченными с обоих флангов, возникла реальная угроза их полного окружения. Внутри ) гих громадных клещей фронт армии был также прорван на нескольких направлениях .

К этому времени 4-я армия оставила Пропойск (Славгород), и результате фланг 13-й армии оказался совершенно открытым .

Генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко принял решение отвести иойска. Однако довести это решение до подчинения штабов не удалось. Приказ на отход был отменен и подтверждены прежние распоряжения об удержании занимаемых рубежей. Штаб армии перешел в Кричев. В штаб фронта был вызван представитель штаба армии, доложивший командующему обстановку. Здесь было принято решение оборонять Могилев, а остальные части отвести за рубеж р. Проня .

Обратимся к действиям 172-й стрелковой дивизии, на которую была возложена задача непосредственной обороны Могилева. Эта героическая дивизия заслуживает не меньшей признательности советского народа, чем доблестные защитники Брестской крепости, ибо воины дивизии выстояли на полевых укреплениях, созданных ими с помощью местного населения, двадцать три дня, сдерживая напор танковой армады Гудериана. Они оставили город по приказу своего командира лишь тогда, когда фронт откатился на добрую сотню километров от белорусского Мадрида, как называли Могилев его доблестныезащитники .

Об истории дивизии и ее славном подвиге на берегах Днепра рассказали мне участники обороны, встреча которых произошла в Могилеве и апреле 1963 г .

172-я стрелковая дивизия была сформирована в 1939 г. на базе 84-й дивизии и дислоцировалась недалеко от Тулы в гороГудериан Г. Воспоминания солдата. С. 159—160 .

де Новомосковске. Здесь находились штаб 172-й дивизии, 747-й стрелковый полк, 341-й отдельный зенитный дивизион, 222-й батальон связи, 340-й легкий артиллерийский полк. В Богородицке стоял 493-й гаубичный артиллерийский полк* в Ефремове — 388-й стрелковый полк, в Белеве — 514-й стрелковый полк. Комплектование частей дивизии проводилось из жителей Тульской области и частично Московской, прибыла также группа военнослужащих из Белоруссии и Горьковской области. Но основной костяк 172-й дивизии составляли туляки. Тульский областной комитет партии очень много помог в устройстве частей дивизии. Вскоре после этого 172-я дивизия была направлена на финский фронт. Здесь воины дивизии получили первое боевое крещение. После финской компании дивизия возвратилась в прежние пункты дислокации и приступила к планомерной боевой учебе .

В дни, непосредственно предшествовавшие Великой Отечественной войне, дивизия выехала в Тесницкие лагеря под Тулой для прохождения летней учебы .

Сообщение о начале войны дивизией было получено, когда личный состав готовился провести празднование открытия лагеря .

Части были выстроены для парада. В сомкнутых шеренгах парадного строя выслушали воины суровые слова правительственного сообщения о вероломном нападении гитлеровцев. Тут же был отдан приказ о возвращении на зимние квартиры, чтобы приступить к доукомплектованию и непосредственной подготовке к отправке на фронт. Уже 26 июня первый эшелон дивизии отбыл на запад .

В период с 28 июня по 3 июля, как мы уже указывали, части дивизии сосредотачивались в районе Могилева и совершенствовали оборонительные сооружения. В земляных работах активное участие принимали жители Могилева. Были созданы полевые сооружения, окопы, ходы сообщения и т.д .

Командир дивизии генерал-майор Романов М.Т. со своим штабом в район Могилева прибыл к исходу 31 июня .

Как велась подготовка Могилева к обороне, рассказывает Андрей Ильич Морозов, тогда второй секретарь Могилевского горкома партии, начальник штаба народного ополчения Могилева:

«Партийная организация в первые дни Отечественной войны получила соответствующие директивы от Центрального Комитета партии. Могилевский областной и городской комитеты партии сосредоточили свои усилия на реализации этих директив. В первые дии войны прошла мобилизация военнообязанных на пополнение Красной Армии, начали разворачиваться госпитали. В Могилеве состоялось собрание партийно-комсомольского актива. Здесь же, на собрании, из коммунистов, комсомольцев, работников милиции п НКВД были созданы истребительные батальоны (700 человек) .

') I и отряды содействовали наведению военного порядка в городе, мылавливали вражеских лазутчиков, шпионов, диверсантов .

Примерно 3 июля было получено указание ЦК партии о создании отрядов народного ополчения. Движущей силой этих отрядов стали коммунисты и комсомольцы .

Отряды народного ополчения формировались на авторемонтпом заводе, шелковой фабрике, труболитейном заводе, кожзаводе, оиощесушильном заводе, пивзаводе, кирпичном заводе и из студентов пединститута. В народном ополчении насчитывалось около тыс. человек; в дальнейшем общее число участников народного ' ополчения достигло примерно 10 тыс. Кроме этого, партийная организация организовала людей на создание оборонительных сооружений — инженерно-технических работников, студентов, комсомольцев и др., до 15 тыс. человек, и направила на сооружение иокруг города Могилева прочных оборонительных укреплений .

Руководство этим делом осуществляли областной и городской комитеты партии. Был штаб народного ополчения, который направлял добровольцев в военкомат, а он распределял их по участкам .

Вооружены мы были вначале недостаточно и собирали оружие у раненых, которые прибывали в госпитали. Мы считали также, что оружие нужно брать у гитлеровцев и бить врага его же собственным оружием, но сделать это было нелегко .

Очень активное участие в подготовке города к обороне принимали комсомольцы и пионеры старшего возраста. Был брошен лозунг: "Сделать Могилев вторым Мадридом!" Из комсомольцев и пионеров старшего возраста были созданы так называемые ударные группы бронебойщиков, которые должны были сжигать танки, забрасывать их бутылками с горючей смесью. Комсомольцы и пионеры проводили разлив жидкости в бутылки .

Хорошо дрались многие отряды народного ополчения; особенно выделялся отряд, который держал оборону в парке (политруком там был тов. Эстеркин), и отряд труболитейного завода. Лучшим отрядом был, пожалуй, все же отряд шелковой фабрики. Командиром его являлся т. Щербаков. Этот отряд упорно защищал позиции, когда гитлеровцы пытались переправиться через р. Днепр;

в отряде погибло около 70 человек. В районе Мешковки отличился отряд пединститута»1 .

Рассказ Морозова уточняет и дополняет Василий Иванович Сыромолотов, бывший начальник Могилевского областного управления милиции .

«Мне помнится, — говорил он, — что 25 июня я был вызван в штаб и мне было предложено как начальнику областного управления милиции мобилизовать население на оборону города Могилева. Причем, надо прямо сказать, что население было хорошо подготовлено партийными и советскими органами и на призыв выйти на сооружение оборонительной линии вокруг города откликнулись тысячи добровольцев. Ежедневно работало 10—15 тыс. человек .

Я сейчас не помню фамилии, но руководил этим делом кто-то из военных, инженер-специалист. Люди, строившие оборону, нередко подвергались налетам вражеской авиации, но не прекращали работу. Линия обороны была сооружена в радиусе 25 км. Эта работа была закончена в 7-дневный срок. Она была проведена очень организованно .

3—4 июля при обкоме и горкоме партии было созвано собрание коммунистов. Оно было очень кратким. Многие коммунисты прямо с собрания шли на предприятия и в учреждения, где, проведя митинги, мобилизовали рабочих и служащих на организацию обороны родного города. Под руководством обкома партии 3 или 4 июля были организованы отряды народного ополчений, в которые вступили коммунисты, комсомольцы, передовые рабочие и Стенограмма выступления А.И. Морозова на встрече участников обороны Могилева. Хранится в личном архиве А.И. Ерёменко .

служащие. Отряди эти насчитывали около 5 тыс. человек. Активную роль в их организации и в во всей обороне города принимали

11.Е. Терентьев, командир ополченцев, и Д.И. Морозов — комиссар народного ополчения .

Вместе с войсками 172-й дивизии так же героически защищали Могилев подразделения милиции, народные ополченцы. Был сформирован, например, отряд для обороны территории в районе 7-го кирпичного завода. Командовал этим отрядом начальник школы НКВД майор Калугин, а комиссаром был секретарь парторганизации НКВД. Они стойко держали оборону на своем участке .

Где брали оружие народные ополченцы? Часть оружия — до 1 тыс. винтовок народному ополчению дали работники милиции, НКВД и школа милиции. На наших складах был запас винтовок, и то оружие начальник гарнизона выдал народным ополченцам»1 .

Некоторые данные, уточняющие сведения об организации обороны Могилева содержатся в воспоминаниях начальника штаба 172-й дивизии полковника А.И. Карпинского. Из них, как, впрочем, и из свидетельств других участников событий, явствует, что вокруг Могилева в радиусе до 25 км был создан оборонительный обвод с более или менее широкой полосой предполья. Оборона Гыла, таким образом, круговой и имела целью не дать врагу ворваться в город ни с ходу ударом в лоб, ни обходным маневром с флангов или тыла .

Генерал-майор Романов, в соответствии с указаниями командарма и командира 61-го корпуса, принял решение занять оборону па западном берегу Днепра. Полкам были назначены участки. От {атишья до Тишовки занял оборону 514-й стрелковый полк под командованием подполковника С.А. Бонича (начальник штаба полка майор Муравьев). Этот полк поддерживал 493-й гаубичный полк .

()т Титовки до Буйничей расположился 388-й полк под командованием полковника С.Ф. Кутепова. Полк поддерживался 340-м легким артиллерийским полком. По восточному берегу Днепра во втором эшелоне занял оборону 747-й полк под командованием Стенограмма выступления В.И. Сыромолотова на встрече участников обороны Могилева. Хранится в личном архиве А.И. Ерёменко .

подполковника А.В. Щеглова. 747-й полк поддерживался 601-м гаубичным корпусным артиллерийским полком. 341-й отдельный зенитный дивизион располагался в районе 388-го полка, прикрывая аэродром и мост через р. Днепр .

Для разведки противника командир дивизии выделил подвижный моторизированный батальон под командованием старшего лейтенанта Волчка из 514-го полка и поставил ему задачу вести разведку противника на подступах к линии обороны. Такую же задачу имел и отдельный разведывательный батальон под командованием капитана Метельского. Они начали действовать 3 июля .

С 13 июля гитлеровцы, форсировав Днепр южнее Быхова, стали расширять плацдарм в районе Сидоровичей. Особенно ответственная задача легла на 747-й полк. Враг понял, что наша оборона ослаблена, и решил отрезать части, находившиеся в самом Могилеве, от частей, оборонявшихся на станции Луполово. Полк встретил наступление танковых войск на шоссе Орша — Гомель на восточном берегу Днепра .

Мне довелось беседовать с бывшим комиссаром полка Кузнецовым и бывшим секретарем партбюро Монаховым .

4 июля на командный пункт 172-й стрелковой дивизии прибыл командир 61-го стрелкового корпуса. Ознакомившись с обстановкой, он одобрил действия командира дивизии .

Полковник Карпинский вспоминает: «4—5 июля наши передовые отряды вступили в бой с передовыми разведывательными частями противника, появившимися в полосе предполья, они были высланы от 24-го и 46-го танковых корпусов танковой группы Гудериана, форсировавших реку Березина и занявших города Борисов и Бобруйск .

5—8 июля бои стали еще более ожесточенными. Попытки танковых частей гитлеровцев с ходу захватить Могилев были сорваны стойким отпором наших войск. Противник понес большие потери в живой силе, подбитыми и сожженными танками. »

Наглость немецко-фашистских захватчиков не имела предела .

Так, например, при первом наступлении вражеские танки двигались на нашу оборону с открытыми люками, танкисты стояли в люках, как на параде. Но после того как мы противотанковыми орудиями, гранатами и бутылками с горючей смесью уничтожили десятки гитлеровских танков, враг в последующие дни более не осмеливался проводить "парадных танковых атак". Каждый день горели подбитие вражеские танки. Насколько ожесточенными были эти оборонительные бои, говорит тот факт, что в один из дней было подбито и сожжено 39 танков противника, образовавших целое кладбище почерневших машин»' .

747-й полк имел уже некоторый боевой опыт, так как принял участие в боях на финском фронте в районе Кандалакши. В районе Могилева этот полк первоначально оказался в лучшем положении, чем 388-й и 514-й полки, которые оборонялись на западном берегу Днепра и первыми приняли таранный удар врага. Кроме того, 747-й полк, занимавший оборону на 10-километровом участке, поддерживался 601-м гаубичным артиллерийским корпусным полком. На участке полка располагался армейский зенитный артиллерийский полк, что также укрепляло оборону левобережного предместья Могилева. По господствующим высотам, густо заросшим лесом, личный состав полка и население Луполово отрыли траншеи и окопы, построили несколько дзотов, вырыли противотанковый ров, устроили ловушки, установили надолбы и минные поля. Создавались узлы сопротивления, укреплялась полоса предполья. Где позволяли условия, были сделаны лесные завалы, на высоких деревьях оборудованы наблюдательные пункты. На особенно угрожаемых участках установлены проволочные заграждения. В самом Луполово были возведены баррикады и укреплены каменные постройки. В глубине обороны полка тщательно готовились огневые позиции артиллерии .

«Мы с самого начала, — пишет В.Ф. Кузнецов, — включились в разведывательные действия, выделив по указанию заместителя командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта Еременко подвижную диверсионную группу, направившуюся в тыл врага. Ее действия были довольно успешными, она захватила в плен двух гитлеровских офицеров, которые дали ценные сведения о составе Воспоминания полковника А.И. Карпинского. Хранятся в личном архиве А.И. Ерёменко .

сил врага и его намерениях. Они, в частности, сообщили, что на могилевском направлении действует 24-й танковый корпус, а их собственные передовые подразделения имели задачей разведать нашу оборону на этом участке»1 .

У нас было тогда крайне мало фактических сведений о противнике, и то, что сообщили офицеры, захваченные разведотрядом 747-го полка, имело действительно большую ценность. Мы, в частности, едва ли не впервые узнали о составе группы Гуцериана и о ее 24-м танковом корпусе. В дальнейшем оказалось, что дивизии пришлось иметь дело с этим корпусом, а именно с его 3-й танковой и 10-й механизированной дивизиями .

Большое внимание обращалось в 747-м полку, как и во всей дивизии, по свидетельству участников обороны, подготовке к отражению танковых атак противника. Основным средством для этого наряду с артиллерией были бутылки с горючей жидкостью. Воины усиленно тренировались в применении этого оружия — «карманной артиллерии», как его тогда называли. Кузнецов рассказывал, что генерал Романов, проверявший полк перед боями, похвалил командование полка за большую работу, проведенную по подготовке истребителей танков. И в ходе боев это простое, но грозное в умелых руках средство сыграло немалую роль в отражении бронированных клиньев врага .

На участке полка положение с вооружением и техникой оставляв ло желать лучшего: отечественный автомат был один на весь полк, правда, было захвачено уже несколько десятков трофейных автоматов, в полку было всего пять бронемашин и ни одного танка .

Активные боевые действия на участке 747-го полка, которому довелось сыграть важную роль в обороне Могилева, начались 10 июля ураганным артиллерийский огнем врага. Вскоре передовые подразделения пулеметами атаковали боевое охранение полка (командир — лейтенант Королев), находившееся в 10 км впередиосновных сил в небольшом леске, у д. Ненашево. Наши воины стойко выдержали их удар, огнем и контратаками нанесли больт Воспоминания полковника В.Ф. Кузнецова хранятся в личном архиве А.И. Ерёменко .

ной урон и обратили в бегство хваленых мотоциклистов. Вслед за ними двигалась пехота, ей тоже был нанесен урон: до двух десятков человек было убито. В плен был захвачен унтер-офицер1, показавший, что мотоциклисты двигаются на Чаусы, а основные силы дивизии строят переправу через Днепр и частично начали переправляться. Наступление велось двумя колоннами: одна из них и натолкнулась на передовое охранение полка .

Как уже указывалось, ожесточенные бои развернулись в районе Сидоровичей. На этом участке наступало до двух полков противника с бронемашинами и танками. Гитлеровцы заняли деревню .

По решению командующего 13-й армией в направлении Сидоровичей и Слободки была организована контратака, в которой принял участие и отряд 747-го полка. В его состав подполковник Щеглов выделял стрелковый батальон из курсантов полковой школы, две полковых артиллерийских батареи, дивизион 493-го артиллерийского полка; в отряд вошел также разведбатальон дивизии .

Командиром отряда был назначен начальник штаба 747-го полка майор Г.И. Златоусговский. Хорошо знавшие его товарищи Кузнецов и Монахов характеризуют его как типичного кадрового офицера Красной Армии, впитавшего лучшие традиции советского офицерского корпуса. Это был человек, выросший и сложившийся как командир в предвоенные годы. По словам товарищей, он проявил себя как вдумчивый и необычайно работоспособный штабной работник, могущий но нескольку суток без сна и отдыха четко выполнять свои нелегкие обязанности. Это был во всех отношениях подготовленный командир, заслуживший большой авторитет как среди подчиненных, так и среди старших командиров .

В ночь на 13 июля двумя колоннами по двум дорогам отряд двинулся на южную опушку леса — исходный район для контратаки .

Небольшое охранение гитлеровских войск было отброшено. Наша артиллерия и минометы открыли сильный сосредоточенный огонь по скоплениям мотопехоты врага в д. Сидоровичи. Роты вышли из леса, развернулись и повели наступление. Гитлеровцы, не ожидавВ штаб полка его привез на трофейном мотоцикле боец Сизиков, доставивший также карты неприятеля .

шие здесь такого удара, растерялись. Наши снаряды и мины рвались в гуще скопления войск и техники врага. Горели вражеские автомашины и бензоцистерны, броневики и танки, облитые горящим бензином взорванных бензозаправщиков. Наш наступающая пехота и разведчики ворвались в д. Сидоровичи и Слободка, беспощадно истребляя фашистов. Враг отошел назад к Днепру, оставив на поле боя десятки трупов своих солдат и офицеров, свыше 30 автомашин и бензозаправщиков, много изуродованных орудий, сгоревших броневиков и танков .

По рассказам очевидцев и участников событий удалось частично восстановить картину этих боев. Перед контратакой наши артиллеристы прямой наводкой нанесла удар по танкам и пехоте противника. Сразу загорелись три танка, подбитие батареей капитана Трофимова. К окопам курсантов полковой школы развернутым строем двигалось до десяти танков. Первые три машины проползли прямо над узкими щелями. Их пропустили, но тут вслед танкам полетели из окопов бутылки с горючей жидкостью. Танки загорелись. Гитлеровцы, пытавшиеся спастись бегством из горящих танков, были убиты. Остальные танки повернули назад. К сожалению* в горячке боя не удалось установить фамилии героев, которые открыли счет сожженным гитлеровским танкам, многие из этого боя не вернулись живыми .

Враг медленно начал отступать, не выдержав шквала нашего огня и дерзкого удара курсантов и разведчиков. Первыми подняли свою роту лейтенант Зинаков и политрук Скляренко. Оба они бежали в первых рядах контратакующих, увлекая за собой всю роту .

Их примеру последовали соседние роты. Все чаще разрывались вражеские снаряды и мины, усилилась автоматно-пулевая стрельба. Враг любой ценой пытался сорвать нашу контратаку, но это ему не удалось. Наш наступательный порыв все возрастал, и враг, не выдержав штыковой атаки, побежал назад. Прямым попаданием мины был убит политрук Скляренко, потомственный шахтер .

Наши воины жестоко отомстили за смерть героя .

В этом бою особенно отличилась пулеметная рота 1-го батальона полка под командованием старшего лейтенанта Бордуна, которого контузило и ранило. Когда он пришел в себя, то услышал чей-то возглас: «Наводчика насмерть!» Бордун, превозмогая боль, пополз вперед и припал к пулемету, С пригорка с криком бежали гитлеровцы. В каких-нибудь четырех шагах Бордун подрезал вражескую цепь длинной и меткой очередью, но сам снова был ранен осколком гранаты .

К нему приближались враги. Напрягая последние силы, мужественный командир одну за другой бросил три гранаты; последняя взорвалась почти рядом .

Несколько вражеских солдат заплатили жизнью за попытку взять его живым. Так оборвалась жизнь героя .

Много других, не менее героических, подвигов совершили воины 747-го полка в этом первом серьезном сражении, продолжавшемся без перерыва 10 часов. Лишенные поддержи танков, воины самоотверженно боролись с танками врага связками гранат и бутылками с зажигательной смесью. Они подбили и сожгли вместе с артиллеристами до 20 танков, уничтожили до 30 автомашин и бензозаправщиков, много орудий и минометов противника, на поле боя остались сотни трупов вражеских солдат и офицеров .

Отряд Златоустовского понес значительные потери и вынужден был под покровом ночи отойти в полосу предполья, оставив на дорогах боевое охранение. Многих командиров и политработников, артиллеристов и стрелков не досчитались однополчане после этого боя .

Полк нанес серьезный урон врагу и в боях за Дашковку, где он взаимодействовал с другими частями дивизии .

Воспоминаниями о партийно-политической работе в 747-м полку поделился со мной бывший секретарь партийного бюро этого полка Сергей Петрович Монахов.

Он рассказал, в частности:

«Полку был отведен участок обороны протяженностью более 10 км. В таких условиях, конечно, нельзя было собрать общего собрания коммунистов полка, разговаривать же с ними было необходимо, и мы раскрепили членов партбюро по партгруппам для проведения бесед и собраний. На собраниях коммунисты высказывались за то, чтобы Построить в 2—3 дня оборонительную линию на участке полка и насмерть встать на ней в борьбе с фашистскими захватчиками .

Когда противник навалился на 388-й полк, командир дивизии Романов приказал выделить группу из нашего полка на помощь соседу, наносившему контратаку под Дашковкой. Этой группой командовали коммунисты младший лейтенант Фуфаев, его заместителем был лейтенант Пугачев. Они хорошо выполнили свою задачу. Рядовые воины и командиры, идя в бой, подавали заявления о приеме в партию и просили: "Если я погибну, считайте меня коммунистом". Использовались любые паузы в боях, чтобы рассмотреть заявления и наиболее достойных принять в партию .

Среди них были Златоустовский, Сибиряков, Елистратов в многие другие. Молодые коммунисты стремились оправдать доверие партии. Так, майор Златоустовский, назначенный командиром разведотряда, в ночь на 13 июля 1941 г. в районе д. Сидоровичи на деле оправдал высокое звание коммуниста .

Политорганы и партийные организации делали все, чтобы о подвигах героев знали все воины полка. Например, о героизме, проявленном Бордуном, который пал смертью храбрых, воины полка были оповещены в боевых листках и листовках. Фашисты жестоко поплатились за смерть героя. После боя они оставили подбитыми 20 танков и свыше 30 автомашин, сотни трупов .

Бои шли упорные, но партийно-политическая работа не прерывалась. Во время затишья на партсобраниях мы подводили итоги!

боев. Гитлеровцы иногда мешали нам проводить такие собрания своим артиллерийским обстрелом .

Помню, когда в 1-м батальоне проходило партийное собрание* фашисты атаковали нас. Пришлось прервать собрание и контратакой успокоить врага. В этом бою был ранен инструктор пропаганды полка Иван Берук, но в госпиталь не ушел, остался в строю .

Героически вели себя комсомольцы. Они, следуя примеру коммунистов, доблестно сражались с фашистскими захватчиками;

В одном из боев я находился во 2-м батальоне, которым командой вал старший лейтенант В.В. Сибиряков. Батальон нес больше по* тери, враг упорно наступал, хотя нес вдвое большие потери. Силы наши иссякали. Надо было быстрее связаться со штабом полка* Командир батальона Сибиряков на своей лошади послал с донесением комсомольца Амракумова. Гитлеровцы, заметив гонца, открыли огонь. Лошадь была убита, а раненый комсомолец ползком добрался до штаба и все же вручил донесение. Рана была смертельной. Узнав, что батальону послано подкрепление, Амракумов успел сказать: "Я выполнил приказ", — и навеки закрыл глаза .

Комсомолец Возной за несколько часов до боя подал заявление о приеме в партию и был принят; сразу же после этого он отправился выполнять боевое задание. Вскоре он погиб. Это был любимец молодежи нашего полка, активный депутат Новомосковского городского совета .

Отважными воинами показали себя комсомольцы Альзоба, Гетманский, Мехалишин, Ракитин, Осинин .

Помнится и такой случай. Был воскресный день. Враг всегда по воскресеньям завязывал бои несколько позднее обычного. Но вот послышался гул моторов. Часть самолетов шла на Могилев, часть на Луполово. Зенитчики открыли по фашистским стервятникам интенсивный огонь. Вместе с зенитчиками по самолетам противника били из обычных пулеметов и винтовок. Семь самолетов в этот воскресный день рухнули на землю, объятые пламенем. Это было для нас такой радостью, какой мы не переживали, кажется, за все дни обороны Могилева .

Героями этого радостного дня были наши славные зенитчики, коммунист командир взвода Федотов, политрук Жужжалов, комсорг Барановский, командир взвода коммунист Старцев, отважные наводчики комсомольцы Чепелев, Тананаев, Аксенов, Корсокин .

Политрук Акимушкин находился у зенитчиков, оборонявших мост через Днепр. Гитлеровцы с особой яростью обрушились в этот день на мост, связывавший нас с двумя другими полками дивизии. Фашистские стервятники буквально засыпали зенитчиков градом зажигательных бомб. Акимушкин сумел, однако, так сплотить людей, что они не дрогнули и продолжали вести огонь, несмотря на то, что позиции их буквально пылали от массы "зажигалок" .

Акимушкин появлялся в самых трудных местах. Молодой еще человек, он поседел за несколько часов боя, но внешне оставался хладнокровным и бодрым, даже шутил в этой адовой обстановке .

После этого боя в числе сбитых зенитчиками самолетов было три бомбардировщика. В одном из них были бомбы, которые фашисты не успели сбросить. Они взорвались на земле в горевшем самолете, ранив полковника Якушева .

Одним из сбитых самолетов была зловещая "рама", которая доставляла нам много беспокойства. В этом самолете было обнаружено два мешка листовок с призывом к нашим войскам прекратить сопротивление .

Летчик одного из сбитых фашистских бомбардировщиков спустился с парашютом. Это была женщина. Когда ее спросили, почему она бомбила город, мирное население, она ответила: "А какая разница между вами и ими? Все вы советские, а Советы нам фю?

рер приказал уничтожать!" Силы наши, однако, иссякли. Враг все усиливал нажим на нащ полк. Особо угрожающее положение создалось, когда он вышел в район станции Луполово. На этом участке оборону держал 2-й батальон под командованием старшего лейтенанта В.В. Сибиряков^ .

Завязался ожесточенный бой. Враг, бросив на это направление две дивизии, потеснил 2-й батальон с занятых позиций. Гитлеровцы захватили станцию. Командир полка приказал контратакой вать врага и выбить его из Луполово. Вся артиллерия полка под* держала контратаку. Впереди, как всегда, были коммунисты, они повели за собой остальных воинов. С криками "Ура! За Родину!* устремились роты батальона вперед. Контратака была стремительной и кровопролитной и закончилась рукопашной схваткой .

Не выдержав яростного штыкового удара, подавленные нашей артиллерией, гитлеровцы дрогнули и поспешно отошли со станции. Но, перегруппировавшись, части врага вновь двинулись на позиции батальона. Бой разгорался с новой силой. Станция несколько раз переходила из рук в руки. Обе стороны несли больше»

потери. Командир полка приказал ввести в бой все силы. Именно тогда особенно ярко проявился патриотизм наших людей. Воины хозяйственных и санитарных подразделений заменяли убитых, легко раненные воины из медсанбата вернулись на позиции, вместе с ними и весь медицинский персонал. Медсестра Нина Потапова, будучи ранена, шла вместе в контратаку. Командир полка подполковник Щеглов энергично и умело руководил боем, он всегда оказывался там, где положение принимало критический оборот. Коммунисты и политработники словом и делом воодушевляли воинов1» .

25 июля противник еще более сжал кольцо окружения, и /17-й полк был частично отрезан от других частей дивизии, некоI орые его подразделения переправились в Могилев и приняли учач ие в заключительных боях за город, а остальные отошли дальше,

•I лесные массивы в направлении Сухарей. Штаб дивизии потерял проводную связь с полком. Враг занял предместье Луполово .

Говоря о боевых действиях 747-го полка, нельзя не подчерьму гь, что эта часть выделялась своим упорством в обороне. 747-й м о л к, руководимый такими мужественными командирами и полиI работниками, как подполковник А.В. Щеглов, батальонный комиссар В.Ф. Кузнецов, майор Г.И. Златоустовский (начальник штаьа полка) и С.Л. Монахов (секретарь партбюро полка), заслужили 1 Р изнательность нашего народа .

На участке 388-го стрелкового полка в эти дни обстановка такне крайне обострилась. В районе Буйничи противник ежедневно мо нескольку раз яростно атаковал позиции оборонявшегося здесь ипальона капитана Абрамова. Батальон был почти полностью унмчтожен, пал смертью храбрых и его командир. С 17 июля бои развернулись на второй позиции. Здесь враг был остановлен и не « мог прорваться к городу .

Положение дивизии все более осложнялось. По свидетельству многих участников обороны, особенно больным вопросом стало воспитание. Потеряв надежду захватить Могилев с ходу и понеся »м)лыние потери, части 24-го и 46-го танковых корпусов Гудериана, «й)йдя Могилев с двух сторон (46-й корпус — севернее, 24-й корпус — южнее Могилева), соединились в населенном пункте Чаусы, « амыкая окружение. Части дивизий оказались в тесном кольце, но продолжали ожесточенные, неравные бои в течение 15—19 июля .

И то время враг ворвался уже в Смоленск. Характерно, что прои вник после своих неудачных танковых атак применил иную такшку и стал наступать пехотой, усиленной двумя-тремя танками, Стенограмма выступления С.П. Монахова на встрече участников обороны Могилева. Хранится в личном архиве А.И. Ерёменко .

стремясь небольшими группами автоматчиков просачиваться в нашу оборону, особенно по ночам. Эти группы своим внезапным автоматным огнем в ночное время пытались вызвать панику в наших рядах .

Когда противник отрезал наши дивизионные тылы, войдя $ Чаусы, в частях стал все сильнее ощущаться недостаток боеприпасов и продуктов. По распоряжению командования Западного фронта наша авиация сбрасывала с самолетов необходимые грузы, но часть парашютов относило в расположение врага, а иногда снаряды, доставленные с таким трудом, оказывались не тех калибров .

22 июля начальник Генерального штаба через штаб Западного фронта запросил конкретные сведения о частях, оборонявших Могилев. Генерал-майор Романов доложил о наличных силах дивизии и настоятельно просил помочь боеприпасами. Из штаба фронта было приказано выложить костры на аэродроме в районе 9 Луполово для принятия боеприпасов. В ту же ночь группа транспортных самолетов сбросила боеприпасы и продовольствие. Частьф из них попала на участок, занимаемый 747-м полком, а несколько контейнеров — в расположение врага. На рассвете следующего дня завязался ожесточенный бой за эти боеприпасы, и они были отбиты у врага. 24-го снова были сброшены боеприпасы, на этот раз на участке 388-го полка в районе Тишовки и в районе шелковой фабрики .

Это была не только большая материальная, но и моральная под-' держка. Воины дивизии чувствовали неразрывную связь со всем народом, воочию убеждались, что командование фронта и Верховное Главнокомандование, несмотря на сложность общей обстана^ ки, не забывали о защитниках Могилева. ;

Приведу свидетельства генерала Бакунина о событиях этих недель с точки зрения командира, руководившего ходом боевых действий на более широком участке. Оговоримся, что в них частичцр повторяются факты, уже известные читателю из предыдущего изложения .

«В течение 9 и 10 июля противник проявлял особенную активг ность. Войска корпуса подвергались сильным и неоднократным налетам гитлеровской авиации. Авиаудар пришелся по районам Копысь, Шклов, эти же районы были подвергнуты воздействию массированного артиллерийского и минометного огня противника, где проходил передний край обороны 53-й стрелковой дивизии. Однако неоднократные попытки врага навести переправы через Днепр в районах Копысь, Быхов, Добрейка в эти дни наши войска успешно срывали. В полосе обороны 172-й дивизии противник крупными Силами танков и пехоты пытался смять передовые отряды на р. Лохва и прорвать оборону дивизии в направлении Княжицы, Ямница, но, понеся большие потери в танках и пехоте, вынужден был отойти в леса южнее этих населенных пунктов. По докладу командира 172-й дивизии Романова в ходе боев было подбито не менее 39 танков. Были взяты пленные, которые показали, что основная задача их частей — наступать на Москву .

На наши просьбы о нанесении ударов с воздуха командующий 13-й армией ответил, что в его распоряжении, как, впрочем, и в распоряжении фронта, бомбардировочной авиации почти нет .

С утра 11 июля противник перенес основные усилия в полосу обороны 172-й дивизии. Примерно после двухчасовой обработки переднего края и глубины обороны двинулась танковая армада по всему фронту этого соединения. Но организованным артиллерийским огнем наших войск, минными полями перед передним краем и многочисленными контратаками продвижение гитлеровцев было остановлено .

В течение всего этого и предыдущего дня 53-я дивизия также подверглась сильным налетам авиации, артиллерийскому и минометному обстрелу. Под прикрытием авиации, артиллерийского и минометного огня противник пытался навести переправы через Днепр, но пока успеха не добился. Он нес большие потери в живой силе и технике. Стало явно, что неприятель хочет сломить нашу оборону в районе Могилева и организовать переправы через Днепр южнее Орши, Копыси, Шклова .

12 июля в полосе обороны 172-й дивизии продолжались неоднократные попытки продвинуться вперед под прикрытием сильных налетов авиации, артиллерийского и минометного огня, но они по-прежнему терпели провал .

С 13 по 21 июля 172-я дивизия ежедневно по нескольку раз в день отражала атаки танков и пехоты противника на переднем крае, но только на некоторых направлениях противнику удалось вклиниться в нашу оборону, однако организованным огнем и решительными контратаками положение на переднем крае обороны всякий раз восстанавливалось .

Начиная с 20 июля, гитлеровцы сбрасывали массу листовок, в которых разглагольствовали о том, что Красная Армия разбита, дальнейшее сопротивление, дескать, бесполезно. В листовках требовали уничтожить комиссаров и сдаваться в плен. Советских воинов уверяли, что им будет гарантирована жизнь, хорошее питание и т.д. Далее геббельсовские пропагандиста перечисляли, какие советские города уже были заняты гитлеровскими войсками .

Когда Геббельс, захлебываясь, врал об успехах, Гальдер, начальник Генерального штаба немецких войск, сетует на тяжелее положение и говорит вот что: «Обстановка в районе Пропойска обостряется. В районе Могилева противник продолжает оказывать ожесточенное сопротивление» .

Геббельсовская агитация, однако, не производила на наши/ солдат ни малейшего впечатления. Они уничтожали листовкии соревновались в обстреле низко летящих вражеских самолетов, г С 21 по 25 июля танки и пехота противника, поддержанная еще более мощными ударами авиации, артиллерии и минометов* на ряде участков пробила оборону 172-й дивизии. Продолжая сопротивление, вновь в вновь переходя в контратаки, полки дивизии вынуждены были отойти на близкие подступы к Могилеву .

Нельзя не отметить, — пишет далее генерал Бакунин, — командиров частей и подразделений этой дивизии, сражавшихся самоотверженно и храбро, не щадивших своей жизни, таких, как командир 388-го полка полковник Кутепов, начальник штаба этрго полка капитан Плотников. Когда танки противника прорвались через передний край обороны и устремились на КП 38&-го полед личный состав штаба во главе с Кутеповым и Плотниковым, пропустив танки противника, контратаковал пехоту, забросав гитЩ ровцев гранатами. Командир и начальник штаба бросились вперед на врага, воодушевляя бойцов и командиров примером личной доблести и самоотверженности. Благодаря этой дерзкой контратаке было восстановлено положение батальона, находившегося во втором эшелоне полка .

Подобным же образом неоднократно действовал и командир 514-го полка полковник Бонич .

Командир легкого артполка полковник Мазалов, когда танки подошли к его КП, принял командование батареей, которая вела огонь по танкам противника. Таких примеров было очень много .

172-я дивизия проявила массовый героизм в сражении против превосходящих сил врага .

Командир дивизии генерал Романов показал себя хорошим организатором боя, умело и твердо руководил частями, мужественно и храбро ведя себя в бою .

В период с 21 по 26 июля противник довел до высшего предела нажим на северном участке 110-й дивизии 20-го механизированного корпуса, стремясь сломить сопротивление частей корпуса на правом фланге. Под прикрытием авиации, артиллерии и минометов танки и пехота ежедневно по нескольку раз переходили в атаку, но, неся большие потери, решительного успеха добиться не смогли .

Наши войска, в частности 110-я дивизия, продолжали прочно удерживать свои позиции, отвечая контратаками на каждый удар противника. Командир 110-й дивизии Хлебцев проявил себя также как зрелый, волевой и мужественный военачальник» .

По-иному командир корпуса оценивает поведение исполнявшего обязанности командира 1 -й Московской мотострелковой дивизии полковника Глуздовского. Его дивизия несколько дней находилась в обороне южнее и юго-восточнее Луполова, а затем без разрешения командира корпуса полковник Глуздовский снял части с занимаемого ими участка обороны и увел в восточном направлении .

По словам Бакунина, все это время, особенно в 20-х числах, командиры соединений все настойчивее докладывали ему о том, что боеприпасы на исходе .

«Проанализировав обстановку, — рассказывает в заключение генерал Бакунин, — сложившуюся на участке корпуса, которая харастеризовалась тем, что войска корпуса оказались в полном окружении, в глубоком тылу врага, а связь с высшим командованием была прервана, я пришел к выводу, что дальнейшее сопротивление без надежного боепитания приведет к еще большим потерям среди личного состава, и принял решение выходить из окружения .

Утром 26 июля я пригласил к себе на КП командиров соединений и отдельных частей с тем, чтобы объявить предварительное решение о выходе войск из окружения. На этом совещании присутствовали командиры 20-го механизированного корпуса генералмайор Н.Д. Веденеев, 26-й танковой дивизии — генерал-майор В.Т. Обухов, командир 210-й мотострелковой дивизии генералмайор Ф.А. Пархоменко, командир 110-й стрелковой дивизии полковник В.А. Хлебцов и др. Командир 172-й стрелковой дивизии Романов не присутствовал на совещании, так как его дивизия была отрезана от других соединений корпуса. На совещании генералы Веденеев, Пархоменко и полковник Хлебцев сочли мое предварительное решение своевременным и не высказали возражений против него» .

Командир корпуса ознакомил собравшихся с обстановкой, сложившейся перед фронтом наших войск, и изложил в общих чертах план выхода из окружения; детальную разработку плана на основе принятого решения было приказано провести начальникам штабов соединений под руководством начальника штаба 61-го корпуса подполковника А.Н. Корякова .

Время выхода было назначено на исходе дня 27 июля. Планом предусматривалось движение войск тремя маршрутами в общем направлении Мстиславль, Рославль. В авангарде следовал 20-й механизированный корпус, в арьергарде — наиболее боеспособные части 110-й стрелковой дивизии .

Командир 172-й стрелковой дивизии, не имея надежной связи с корпусом, принял самостоятельное решение о выходе из окружения. * В течение этих 23-дневных боев на берегах Днепра и в районе Могилева все войска корпуса в упорных боях с превосходящими силами противника проявили стойкость в обороне, организованность, храбрость, мужество и массовый героизм. Особого внимания и благодарности заслуживает 172-я дивизия, с честью выполнившая задачу обороны города Могилева .

Важную роль в стойкости обороны сыграла артиллерия, и особенно противотанковая .

В итоге 23-дневных боев, по подсчетам наших штабов, было уничтожено: самолетов — 24, танков — почти 200, мотоциклов — около 400, автомашин — 500, уничтожено 15 тыс. и взято в плен около 2 тыс. солдат и офицеров противника .

Наши войска понесли также большие потери, особенно от массированных налетов авиации противника. Иногда гитлеровские стервятники действовали нагло, летя на небольшой высоте. Например, 20 июля зенитно-пулеметная рота 110-й дивизии, прикрывавшая КП корпуса, сбила четыре самолета противника .

Все наши войска сражались в этих боях с высоким упорством, стойкостью и самоотверженностью .

Таким образом, войска, которыми командовал Бакунин в операции на днепровском рубеже и в районе Могилева, сдерживали в течение 20—28 дней крупные танковые и механизированные войска противника и этим самым способствовали стабилизации фронта на рубеже Ярцево, Ельня, Дятьково .

В ходе длительных жестоких боев на подступах в Могилеву защитники города—воины 172-й стрелковой дивизии, 425-го стрелкового полка 110-й стрелковой дивизии и бойцы отрядов народного ополчения — нанесли врагу большой урон. По подсчетам участника обороны бывшего политрука стрелковой роты 747-го стрелкового полка Ивана Михайловича Брюханова, которые он сделал на основании писем и бесед с участниками обороны, под Могилевом было убито и ранено до 8 тыс. солдат и офицеров противника, взято в плен более 600 человек, подбито и сожжено до полутора сотен вражеских танков и бронемашин, сбито несколько десятков фашистских стервятников. Эти данные не претендуют на абсолютную точность, но, по-видимому, недалеки от истины .

К 26 июля, однако, материальные возможности обороны города были полностью исчерпаны, хотя моральный дух в значительно поредевших рядах доблестных защитников города по-прежнему оставался высоким. Несмотря на огромные потери, те, кто остался в строю, были преисполнены мужества в готовности продолжать неравную борьбу. Однако командир дивизии понял, что в ходе ср.»

жения наступил такой момент, когда дальнейшая оборона днепрои ского рубежа на ограниченном участке не могла уже более имен, оперативного значения. Попытка оставаться далее на занимаемых позициях угрожала истреблением подчиненных ему войск. Боепрп пасы и продовольствие были израсходованы, пополнить их не было никакой возможности. Линия фронта откатилась далеко на восток .

В ночь на 26 июля Михаил Тимофеевич собрал совещание и штабе дивизии в помещении городской школы № 11 по ул. Меи жинского. Сюда были вызваны командиры, комиссары и началь ники штабов стрелковых полков и других частей, подчиненных дивизии. Совещание это носило не совсем обычный характер. Ко мандир дивизии в этот тяжелый час хотел посоветоваться с людь ми, выслушать их мнения, выяснить настроения и прийти к соглп сованному решению .

Из свидетельств участников этого совещании удалось д&рти точно точно восстановить его ход. Генерал Романов открыл сове^ щание следующим сообщением .

Утром 24 июля в штаб дивизии из 747-го стрелкового полк,I были доставлены два парламентера — офицер и солдат из пол ка «Великая Германия» с белым флагом и белыми повязками пи рукавах, без оружия. Они вручили мне документ, адресованный начальнику Могилевского гарнизона и подписанный командиром 7-го армейского корпуса. В документе в ультимативной форме; вы * сказывалось требование о немедленном прекращении сопротии ления и сдаче города, в этом случае враг обещал снисхождение ь пленным., Ознакомившись через нашего переводчика с содержанием до кумента, командир дивизии т. Романов сказал парламентерам, что их командование заблуждается, полагая, что защитники Могилени добровольно сложат оружие. В истории Красной Армии еще п было случая, чтобы гарнизон сдавался на милость врага, не исчер пав всех возможностей обороны, а советские части, обороняющие днепровский рубеж у Могилева, являются верными наследниками традиций своих отцов .

После этого ультиматум был возвращен парламентерам, и они отправлены восвояси .

Рассказав об этом, Михаил Тимофеевич спросил присутствующих, одобряют ли они это решение командования дивизии .

— Полностью одобряем, — в один голос ответили участники совещания .

— Спасибо за доверие, — сказал М.Т. Романов и продолжал: — Мы, конечно, сдаваться фашистам не намерены. Как патриоты советской Отчизны, никогда не покроем себя позором. Я хотел посоветоваться с вами, как нам поступить в дальнейшем. Положение ваших войск, обороняющих город, трагическое. Части истекли кровью, пополнить их некем. В городе накопилось до 4 тыс. раненых, боеприпасы фактически кончились, продовольствие на исходе. Несмотря на большое численное превосходство в живой силе и технике со стороны противника, окруженные части нашей дивизии, 425-й полк 110-й стрелковой дивизии, народные ополченцы и милиция дрались мужественно, проявили большое упорство в обороне, дерзко в организованно контратаковали врага. Мы понесли большие потери, много командиров и солдат пали в бою смертью храбрых, отдав свою жизнь за Родину. Прошу почтить их память вставанием .

После минуты молчания Михаил Тимофеевич попросил присутствующих откровенно высказать свои соображения .

Первым взял слово командир 388-го стрелкового полка Кутепов. Он сказал:

— Противник не мог сломить нашей воли, мы выполнили приказ командующего войсками Западного фронта по обороне Могилева. Нелегкий участок обороны достался нашему 388-му полку .

Мы дрались у знаменитого села Салтановка, где в 1812 году французским войскам было нанесено поражение. Мне кажется, что воины полка оказались достойными своих предков. Бои здесь носили ожесточенный характер. На каждый удар противника мы отвечали контратакой и нанесли ему немалый урон, но и сами истекли кровью. Беда заключалась в том, что у нас не было танков, чтобы подавить огневые точки противника, которые косили нашу пехоту .

Сейчас подразделения поредели настолько, что не из всякого батальона наберешь и взвод. Главное, нет боеприпасов. Я предлагаю собрать все оставшиеся силы и пробиться из окружения .

Взявший после него слово исполняющий обязанности начальника штаба дивизии майор Василий Александрович Катюшин доложил, что противник сжимает кольцо окружения вокруг Могилева тремя свежими пехотными дивизиями. Оставаться далее на занимаемых рубежах — значит подвергнуть фактически безоружных людей истреблению. Необходимо начать выход из окружения в двух направлениях — на север и на юг .

Так как это мнение было общим, никто больше выступать не стал .

М.Т. Романов, подытоживая совещание, сказал:

—Спасибо вам, товарищи. Вы укрепили меня в мыслях, с которыми я шел на совещание. Я предварительно уже принял решение на выход из окружения, но хотел посоветоваться с вами, теперь я твердо убежден, что предварительное решение было правильным .

Михаил Тимофеевич, как непосредственный руководитель обороны Могилева, и другие участники совещания хорошо знали об* становку. Их решение в тех условиях было единственно возмож?

ным .

В заключение совещания командир дивизии огласил следую* щий приказ:

«1. Противник окружает нас с запада, с севера и юга пехотными частями 7-го армейского корпуса, с востока действует дивизия СС "Рейх" .

2.27 июля с наступлением темноты всем частям и штабам оставить гор. Могилев и начать пробиваться из окружения:

а) частям, действующим на левом берегу р. Днепр, под общим командованием командира 747-го стрелкового полка Щеглова, прорываться в северном направлении, пункты прорыва на местностй назначить командиру полка. По прорыву кольца окружения повернуть на восток в направлении лесов, что восточнее Могилева, и двигаться до соединения со своими частями;

б) частям, обороняющимся на правом берегу р. Днепр, под общим командованием командира 388-го стрелкового полка Кутепова прорываться из окружения в юго-западном направлении вдоль I юбруйского шоссе на кирпичный завод и далее в лес в районе д .

Дашковка, в тыл врага. В дальнейшем, следуя в южном направлении, вдоль р. Днепр, переправиться на его левый берег и после п ого двигаться в восточном направлении до соединения со своими частями;

в) группе управления дивизии, штабу дивизии, дивизионным

•тетям (батальон связи, саперный батальон и др.) двигаться за IX 8-м стрелковым полком во втором эшелоне» .

Отдав боевой приказ, генерал Романов дал еще ряд указаний:



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Руководство пользователя CRAFTSMAN РОТОРНАЯ ГАЗОНОКОСИЛКА Самоходная Двигатель Brigg&Stratton серии 675 22 дюйма с многократным срезом Модель № 917.376400 ВНИМАНИЕ: Прочтите все инструкции и правила техники безопасности, прежде чем работать с оборудованием. Sears, Roebuck and Co, Hoflman Estates, Il, 60179, США Более подро...»

«Д 811.112.2(075.4) 81.2 -9 И98 " " евыкина. И : Cienpies Design, Yoko Design / Shutterstock.com И Shutterstock.com Ищ,И а а в а. / И.. И И98 15..– Э, 2015. – 320. + CD. – ( ).,.,,,,... УДК 811.112.2(075.4) ББК 81.2 -9 Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть с...»

«Решения для промышленности Обзор Решения в области силовой передачи Именно там, где мы вам нужны Решения Rexnord находят применение в любой точке земного шара. Европа Азия Северная Америка Средний Восток Африка Южная Америка Австралия Платформа для управления процессом и позиционированием Платформа для рацио...»

«0715436 А ПРОММАШТЕХНОЛОГИЯ ООО УПРАВЛЯЮЩАЯ КОМПАНИЯ ФИЛЬТР-ПРЕССЫ РАМНЫЕ • КАМЕРНЫЕ • МЕМБРАННЫЕ ЭФФЕКТИВНОСТЬ • ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ • НАДЕЖНОСТЬ НАЗНАЧЕНИЕ И ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ Фильтр-прессы применятся в различных отраслях промышленности для фильтрации под давлением...»

«ИЗВЕСТИЯ ТОМСКОГО О РДЕН А ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ \ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА имени С. М. КИРОВА Том 153 1965 ЭЛЕКТРОННАЯ МАШИНА АВТОМАТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СБРАСЫВАТЕЛЯМИ "АДРЕС-1" В. Б. ТЕРЕХИН, М. А. ЖИТКОВ, Л. С. УДУТ, А. И. САПОЖНИКОВ, А. И. ЗАЙЦЕВ (Рекомендовано научным семинаром...»

«Газонокосилки Fieldmann FZR 2010-E: Инструкция пользователя FZR 2010-E FZR 2010-E FZR 2010-E Содержание 95 RU Электрическая газонокосилка ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ Благодарим Вас за то, что вы купили эту электрическую роторную газонокосилку. Прежде, ч...»

«IP-ВИДЕОДОМОФОН Инструкция пользователя Модель: CTV-DP2700IP В составе: IP-монитор CTV-М2700IP вызывная панель CTV-D1000HD СОДЕРЖАНИЕ ОПИСАНИЕ ПРОДУКТА МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ КОНСТРУКЦИЯ И ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ МОНИТОРА CTV-M2700TM Органы управления и...»

«ГОСТ 17811-78 МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ МЕШКИ ПОЛИЭТИЛЕНОВЫЕ ДЛЯ ХИМИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ Издание официальное Москпа Стандарт нформ сервировка салфеток УДК 621.798.15:678.742:006.354 Группа Д93 М Е Ж Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й СТА...»

«СОГЛАСОВАНО Система измерений расхода и Внесен в Государственный реестр количества бутан-бутиленовой средств измерений фракции на базе счетчикаРегистрационный № А 6 -DQ_ расходомера массового Micro Motion модели CMF 200 и контроллера измерительного ROC 809 Изготовлен по технической документации Завода Бензин...»

«УТВЕРЖДАЮ: Начальник службы автоматики и телемеханики _ А.С. Батьканов ""_2007 г.2.28. СХЕМЫ МАРШРУТНОГО БМРЦ. Назначение, устройство неисправности и методы устранения.Преимущество БМРЦ над другими системами: а) наибольшая часть монтажа изготавливается на заводе по типовым схемам б...»

«V-ZUG Ltd Духовая печь Combair HSE Руководство по эксплуатации Благодарим Вас за выбор нашего изделия. Прибор соответствует самым высоким требованиям, а управление им отличается простотой. Просим Вас внимательно прочитать данное руководство. Знание принципов работы...»

«HP Officejet J4500/J4660/J4680 All-in-One series Руководство пользователя 1 3 def 2 abc OK 4 ghi 5 jkl 6 mno 7 pqrs 8 tuv 9 wxyz #* #Podrcznik uytkownika HP Officejet J4500/J4660/J4680 All-in-One series Руководство пользователя проконсультируйтесь с клавиатуры. Имеющиеся в...»

«Дата 05.09.2014 Уважаемые Дамы и Господа! Благодарим Вас за интерес, проявленный к марке Porsche, а также за конфигурацию автомобиля, созданную на основе Ваших пожеланий с помощью Конфигуратора Porsche! Porsche это олицетворение спортивного стиля вождения и выражение уникал...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru МИНИСТЕРСТВО ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА РСФСР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ АКАДЕМИЯ КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА им. К.Д. ПАМФИЛОВА Утверждено РПО Роскоммунэнерго Минжилкомхоза...»

«Меры по привлечению инвестиций в коммунальный сектор Закржевский В.И., старший научный сотрудник, Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета Лаптев Ю.В., генеральный директор компании "Балт-Аудит-Эксперт" З...»

«Автор: Кучерявый Всеволод Владимирович. ОСНОВЫ ДИНАМИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ И БИОМЕХАНИКИ. (курс лекций для техникума физической культуры). Основные разделы курса.1. Работа мышц.2. Положения тела.3. Движения тела.4. Пропорции тела. Раздел 1. Работа...»

«Вестник науки Сибири. 2012. № 1 (2) http://sjs.tpu.ru УДК 801.316.3+808.2-02 НОВЕЙШАЯ КСЕНОЛЕКСИКА В РУССКОЙ РЕЧИ XXI ВЕКА: К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ОБЪЕМА Щитова Ольга Григорьевна, ПОНЯТИЯ д-р филол. н...»

«Руководство пользователя по сигнальным процессорам семейства SHARC ADSP-2106x Санкт-Петербург Предполагается, что информация предоставленная компанией Analog Devices Inc. является точной и достоверной. Тем не менее, компания Analog Devices Inc. не несет ответственности за использование этой информа...»

«ПСС.Платформа. Развертывание серверной части Руководство пользователя Дата: 21.12.2016 Содержание 1 Введение Назначение документа 1.1 Термины, определения и сокращения 1.2 Перечень эксплуатационной документации 1.3 Состав Системы и комплект поставки 1.4 Системные требования 1.5 Требования к...»

«1 МИНОБРНАУКИ РОССИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Московский архитектурный институт (государственная академия) (МАРХИ) Рецепция и продуцирование научного текста Аннотация РПД Закреплена за кафедрой Ру...»

«УДК 622.1:622.834 Е.Н. Грищенкова, М.Г. Мустафин ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ВИЗУАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА СДВИЖЕНИЯ С ПОМОЩЬЮ ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫХ СРЕДСТВ 3DS MAX Проведен анализ процесса сдвижения земной поверхности на основании результатов инструментальных наблюдений, проводимы...»

«Информационный вестник № 1 (31) 2004 Учрежден решением совещания руководителей государственных архивных служб в Алма-Ате 25-29.09.1995. Отв . редактор – д.и.н., проф. М.В.Ларин. Отв. составители – к.и.н. А.Г.Сергеева, М.Г.Арцруни. Оформление – Всероссийский научно-исследовательский институт документоведения и архивного дела (ВНИИДАД). Отраслевой це...»

«Как сделать расчёт коллтрекинга для вашей рекламной кампании Рассмотрим разницу технологий и метрик на примерах Юлия Севастьянова Руководитель отдела по работе с партнёрами Кому нужен коллтрекинг?ЗВОНЯЩИЕ ОТРАСЛИ Бытовая техника 33% звонки Не...»

«ДОГОВОР ПОДРЯДА № г. Красноярск " "201_г. _, именуемый(ая) в дальнейшем "Заказчик" с одной стороны, и ООО "Ремонтэ", именуемое в дальнейшем "Подрядчик" в лице директора Толстикова Александра Степановича, действующего на основании Устава с другой сторон...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.