WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«заметках» горская ж изнь представлена в «повседневности», но не приниж е­ на до натурализма. Таким образом, «Долина Ажитугай» Казы-Гирея и «Путевые заметки» Крым-Гирея — образцы сущ ...»

ского проводника по Кавказу. Основной чертой путевого очерка является

непосредственное общение автора с описываемыми людьми. В «Путевых

заметках» горская ж изнь представлена в «повседневности», но не приниж е­

на до натурализма .

Таким образом, «Долина Ажитугай» Казы-Гирея и «Путевые заметки»

Крым-Гирея — образцы сущ ествовавш их в русской литературе двух основ­

ных типов ж анра «путешествия» .

Примечания

1. Пушкин А. С. Статьи и заметки // Пушкин А. С. Собр. соч.: В 15 т. М., 1998. Т. 10 .

С. 131 .

2. Хакуашев А. А. Адыгские просветители. Нальчик, 1978. С. 136 .

3. Гачев Г. Д. Национальные образы мира. М., 1988. С. 47 .

4. Адыгские писатели-просветители XIX века: Избр. произв. Краснодар, 1986. С. 205 .

5. Там же. С. 204 .

6. Там же. С. 201 .

7. Там же. С. 203 .

8. Там же. С. 204 .

9. Пушкин А. С. Путешествие в Арзрум // Пушкин А. С. Собр. соч.: В 15 т. Т. 7 .

С. 258 .

10. Там же .

11. Адыгские писатели-просветители XIX века. С. 208 .

12. Хакуашев А. А. Указ. соч. С. 142 .

13. Адыгские писатели-просветители XIX века. С. 372 .

14. Там же. С. 382 .

15. Там же. С. 383 .

© Четвертных Е. А .

г. Екатеринбург

Ж А Н Р О В Ы Й Д И А П А ЗО Н Э Л И З И Й С К О Г О ТЕКСТА

В РУ С С КО Й П О Э ЗИ И

Элизийский текст начинает формироваться в первой трети XIX в. В это время заимствованный из античной мифологии образ Элизиума (Елисейских полей) включается в новый для себя поэтический контекст и благодаря этому приобретает смыслы, не свойственные ему ранее. Наиболее существен­ ным в указанный период становится жанровый контекст. Греческий Элизиум был своеобразным аналогом рая, а потому репрезентировал гармоническое мироощущение. Располагаясь в царстве мертвых, Элизий отрицал саму смерть, подменяя ее бессмертием. Соответственно наиболее востребованным образ Элизиума оказался в тех жанрах, которые стремились снять или преодолеть противоречия бытия, — в дружеском послании, идиллии .

Особую роль Элизиум играет в друж еском послании 1810-х и начала 1820-х гг. М. Н. Виролайнен в своей работе «Две чаши» рассматривает характерный для послания мотив пира и смерти на пиру, среди друзей, восходящ ий к диалогам П латона «Пир» и «Федон». У Батю ш кова эта осо­ бенность ж анра послания ярко проявляется в стихотворении «М ои пена­ ты»: «П родлевая пир за предел смерти, он (Батю ш ков) симметрично распо­ лагает пирш ественные ат р и б у т ы. по обе стороны этого предела» [1, с. 297] .

В «М оих пенатах» Батюш ков не упоминает Элизиума. Но в стихотворение 1810 г. «Элизий» Батюшков вводит ряд мотивов, сопровождающ их тему смерти на пиру в друж еском послании: во-первых, это мотив чаш и («П ей из чаш и полной радость» [2, с. 147]); тема радостного пира с круговой чаш ей дружбы, которая превращ ается в чашу смерти, реализуется в язы ко ­ вой метафоре; во-вторых, сама композиция стихотворения соответствует симметричному расположению пирш ественных атрибутов в «М оих пена­ тах». Стихотворение делится на две части по 16 строк; эта симметричность, зеркальность композиции подчеркивает параллелизм земного и загробного бытия. В Элизии не умирает ничто; любовь, дружба, поэзия сопутствуют батюш ковскому герою и в жизни, и после смерти. Таким образом, у Батю ш ­ кова «чаша смерти и чаша ж изни стали единой чаш ей заживо выпитого бессмертия» [1, с. 299]. Смерть оказывается вовсе не смертью, а зеркальным отражением жизни .





В поэзии Батю ш кова возникает также тема Элизиума поэтов. Поэты прошлого становятся своего рода двойниками авторов и адресатов друж ес­ ких посланий, а потому имена Горация в «Элизии» Батюшкова, Катулла и П арни в «Э лизийских полях» Боратынского долж ны восприниматься не просто как отсылка к определенной литературной традиции, но как под­ тверждение м иф а о бессмертии поэзии и дружбы .

Граница между земным и загробным миром становится чистой условно­ стью. М ожно не только зачислить умерш их поэтов в круг своих друзей, но даже обратиться к ним в послании, как сделали Батюш ков («К Тассу»,

1808) и Бораты нский («Богдановичу», 1824). Конечно, такое обращ ение к литературным предш ественникам на первый взгляд кажется лиш ь ф орм аль­ ным приемом, но при соотнесении с темой Элизиума поэтов этот прием обретает особую значимость: поэтическое слово свободно пересекает грани­ цу царства мертвых, смерть не властна над поэзией .

Вслед за Батюш ковым к теме Э лизиум а поэтов обращ аются Д ельвиг и Боратынский. Стихотворение Д ельвига «В день моего рожденья» (1819), в котором, казалось бы, нет упом инания об Элизиуме, обнаруживает явное сходство с «Э лизием » Батю ш кова: та же сим м етрическая ком п ози ц и я (6 строк — описание дружеского пира на земле, 6 строк — продолжение пира «за мрачными брегами»), мотивы чаши/бокала, встречи «с милы ми тенями». Кроме того «за мрачными, Стигийскими брегами» у Д ельвига рас­ полагался «Элизиум поэтов» (см. одноименное стихотворение, написанное между 1814 и 1819 гг.).

Д ельвиг не ограничивается заимствованием у Б а­ тю ш кова композиционной модели «Элизия», он делает свое стихотворение более динамичным за счет сокращ ения объема и за счет того, что граница между двумя частями его стихотворения проходит в середине строфы:

Дай нам, благостныій Зевес, Встретить новыій век с бокалом!

О, тогда с земли без слез, Смерти мирным покрывалом Завернувшись, мы уйдем... [3, с. 128] .

Элизий для Д ельвига тесно связан с темой дружбы, и проявляется эта связь не только в посланиях Дельвига, но и в идиллии «Друзья» 1826 г .

В сущности, Д ельвиг переносит в идиллию то представление об Элизиуме, которое сформировалось в рамках дружеского послания: смерть ненадолго разлучит друзей, скоро они будут «вместе гулять по садам Елисейским» [3, с. 192]. Но само включение Элизия в контекст ж анра идиллии вполне зако­ номерно, ведь Элизиум представляет собой вариант идиллического топоса, «островок» золотого века в царстве мертвых .

Дельвиг посвящ ает «Друзей» Боратынскому. Уже упомянутое стихотво­ рение Боратынского «Э лизийские поля» (1820 или 1821) адресовано Д ель­ вигу. Пожалуй, тема Элизия занимает особое место в стихотворной пере­ писке этих поэтов. П ослание Боратынского строится на таком же паралле­ лизм е земного и загробного бытия, который был представлен у Батю ш кова и Дельвига. Н а Э лизийских полях продолж ается прерванный смертью пир, поэты прошлого принимают героя в свой круг, все земные радости (и в их числе поэзия, лю бовь) доступны неунывающему «певцу веселья и красы» и после смерти .

У Батюш кова и Д ельвига переход в загробный мир был однократным, граница между земным миром и Элизием преодолевается один раз, и пото­ му она значима. Герой Боратынского постоянно балансирует на этой грани­ це, то обращ аясь к Дельвигу, другу-современнику, то вспоминая «веселых, добрых мертвецов» Катулла и Парни. Тем самым Боратынский стирает грань, разделяющ ую живых и мертвых .

Оптимистическое отношение к смерти, характерное для дружеского по­ слания, доведено до предела у Боратынского. Беззаботный поэт ничего не утратит в подземном мире и нисколько не изм енится сам. Значит ли это, что в стихотворении нет никакого движения, если даже переход из ж изни в смерть воспринят как простая условность? Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратить внимание на композицию стихотворения.

В начале его говорится о возможной смерти самого героя:

Пробьют урочные часы, И низойдет к брегам Аида Певец веселья и красы [4, с. 41] .

Заверш ается стихотворение тем, что к «вратам Айдеса» отправятся его друзья. Таким образом, поэт у Боратынского призван стать связую щ им зве­ ном между миром мертвых и живых. Он уходит, чтобы подружить поэтов, обитающ их в Элизии, со своими современниками, становится проводником душ на Элизийские поля .

С середины 1820-х гг. образ Э лизиум а входит в жанр элегии и наполня­ ется новым содержанием в элегическом контексте, где он соотносится с темой утраченного прошлого. «И диллия» (идиллическое) выступает как структурный компонент элегии. В пуш кинской «Тавриде» (1822) два и дил­ лических топоса — Крым и Элизий. Элизию загробному соответствует «Э ли­ зий земной» (Бораты нский), какое-то реальное место, с которым связаны воспоминания героя стихотворения. Примечательно, что Пушкин, выбирая между поэтическим Элизием и Тавридой, безусловно отдает предпочтение последней.

Д ля него Элизиум хорош тем, что его можно покинуть ради «брега земного»:

Так, если удаляться можно Оттоль, где вечный свет горит, Где счастье вечно, непреложсно, Мой дух к Юрзуфу прилетит [5, т. 1, с. 276] .

Н о мотив Элизиума у П уш кина вступает в неизбежный диалог с элеги­ ческим контекстом. Пуш кин подвергает сомнению миф о бессмертии, пред­ лож енны й поэзией 1810-х гг. Д ля него важно сохранить «м инутной ж изни впечатления», важ на памят ь о прош лом. В стихотворении возникаю т два варианта загробного сущ ествования: первы й связан с представлением о см ерти как о полном уничтож ении, но не бессмертного духа, а именно п ам яти о прош лом, земных чувств; второй — с образом Элизия, в котором ничто не забывается. Но Э лизий сущ ествует только как «мечты поэзии прелестной». И диллическая концепция бессмертия, разработанная в ж ан ­ ре друж еского послания, оказалась подвергнутой сомнению, превратилась в прекрасную, но хрупкую мечту, не выдерж иваю щ ую соприкосновения с действительностью .

Переосмысление поэтического м иф а об Э лизии произош ло и в творче­ стве Боратынского. Поводом к такому переосмыслению стала смерть Д ель­ вига. Реальная ж изненная драма преобразила поэтический миф. В «Элизийских полях» Бораты нский ф антазировал о собственной смерти, не пред­ полагая тогда, что может пережить друга. В «М оем Элизии» он сначала разоблачает призрачность мечты об Элизии («Н е славь, обманутыій О р­ ф е й,/ / Мне Элизийские с е л е н ь я.» [4, с. 211]), а затем вдруг утверждает иное бессмертие — бессмертие в памяти. Уже в пуш кинской «Тавриде»

подчеркивается, что в Элизии душа не забывает свою прежнюю жизнь, Бораты нский идет дальше: у него Э лизий — это и есть сама память, в которой прошлое бессмертно. Так образ Э лизия инт ериоризируется Б ора­ тынским, Элизий переносится внутрь человеческой души .

«М ой Э лизий» — необы чная для Бораты нского элегия. Как правило, в своих элегиях Бораты нский «столько же анализирует чувство, сколько вы раж ает его (отсюда определенная рационалистичность его элегий)» [6, с. 147]. Элегическая ситуация «Моего Элизия» строится на контрасте между дисгарм оническим настоящ им и идиллическим прош лым, в описание ко ­ торого автор вводит мотивы пира и чаши. В элегию проникают мотивыі дружеского послания, гарм оническая модель м ировосприятия противопос­ тавлена ж естокой реальности. У П уш кина подобное вторж ение дей стви ­ тельности в поэтический м иф означало печальное, но неизбеж ное расста­ вание с ром антической иллю зией бессмертия (это расставание н ачина­ лось еще в «Тавриде» и заверш илось в «Евгении О негине»). Бораты нский, в отличие от П уш кина, сним ает конф ликт между м ифом и реальностью, заявив, что Элизий, гарантирую щ ий бессмертие, не сущ ествует вне чело­ веческого сердца. В этом смысле особой вы разительностью обладает заг­ лавие стихотворения — «Мой Э лизий». Э лизий Бораты нского отныне не нуж дается в иной опоре, кроме готовности героя не забывать. П ротиворе­ чие между мечтой и действительностью не только ф иксируется, но и пре­ одолевается .

Элизийский текст в русской поэзии продолжает развиваться и в даль­ нейшем, но жанровый контекст уже нельзя считать определяю щ им для его развития. Это можно объяснить кризисом традиционной жанровой систе­ мы, а такж е тем, что на протяж ении 1810-1820-х гг. элизийский текст уже приобрел определенную смысловую целостность и его дальнейш ее разви­ тие требовало большей индивидуализации поэтического контекста .

Примечания

1. Виролайнен М. Н. Речь и молчание: Сюжеты и мифы русской словесности. СПб., 2003 .

2. Батюшков К. Н. Стихотворения. М., 1987 .

3. Дельвиг А. А. Полн. собр. стихотворений. Л., 1959 .

4. Баратыінский Е. А. Лирика. Минск, 1999 .

5. Пушкин А. С. Соч.: В 3 т. М., 1985 .

6. Альми И. Л. О поэзии и прозе. СПб., 2002 .

–  –  –

Романтизм с его особым интересом к неповторимому внутреннему миру самоценной человеческой личности и ярко выраженным м узыкальны м н а­ чалом в поэзии не просто оказал заметное влияние на судьбу русского литературного романса, но явился принципиально важной вехой в истори­ ческом движ ении жанра. Любопытно в этой связи, что представитель эсте­ тики того времени О. М.

Сомов в статье «О романтической поэзии» (1823) указы вал на этимологическую близость терминов «романтизм» и «романс»:

«Н азвание сие — поэзия романт ическая — одни производят от романсов, петых древними трубадурами, или, как и самые романсы, от язы ка ром анс­ кого (langue rom ance); другие — от введения р о м ан о в.» [1] .

Как вполне автономный и популярны й лирический жанр, романс утвер­ дился уже к концу X V III в. в поэзии сентиментализма, когда в русской литературе совершалось, по словам Г. А. Гуковского, «обретение психоло­ гического анализа, открытие конкретной души, чувствующей, изменчивой, страдающей» [2]. К 1790-м гг. относятся и первые случаи употребления






Похожие работы:

«Korespondencja osobista yczenia yczenia lub rosyjski hiszpaski Желаю вам обоим море счастья Felicitaciones. Les deseamos a ambos toda la felicidad del mundo. Uywane, gdy gratulujemy modej parze В...»

«OCR: Библиотека святоотеческой литературы http://orthlib.ru (с. 228) Мёсzца тогHже въ }i-й дeнь. С™aгw мyченика ле0нтіа. И# прaзднованіе прес™ёй бцdэ, въ чeсть є3S їкHны боголю1бскіz. Слyжба сіS пи1сана въ приложeніи.Стіхи6ры, глaсъ }. Под0бенъ: Что2 вы2 наречeмъ: Чт0 тz и3менyемъ, слaвне; * є3...»

«Ч а с т ь 1. Н А Б Л ЮД Е Н И Я Рис. 38. Формирование пирокластического потока в 12 ч 50 мин 17 декабря 1986 г. Расстояние от точки съемки (лагерь Нижний) до центра извержения 8 км. должительность формирования пирокластическог...»

«Торжество искупления Евр. 9:11-10:23 Евр 9:11-12 Но Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения, 12 и не с к...»

«[.] || л. 50 р а н ъ д ы. | № [1505 г.] июня 17. Шидлов. Аренда мыта володимерског(о) Никелю Прокопович. | Александръ, бож(е)ю м(и)л(о)ст(ь)ю корол(ь) пол(ь)скии. | Наместнику володимеръскому, том...»

«ДЕМПФИРОВАНИЕ КОЛЕБАНИЙ КОСМИЧЕСКОГО ЛЕТАТЕЛЬНОГО АППАРАТА УПРАВЛЕНИЕМ МАЛОЙ МОЩНОСТИ А.Л. Фрадков*, Б.Р. Андриевский** Институт проблем машиноведения РАН, Большой пр . В.О., 61, Санкт-Петербург, 199178, Россия. Факс: +7(812) 321–4771, Тел.: +7(812) 321–4766. E-mails: {alf,andr}@control.ipme.ru Ключевые слова: враща...»

«BX 3 BX 3-L Русский Printed: 19.07.2018 | Doc-Nr: PUB / 5443095 / 000 / 01 Printed: 19.07.2018 | Doc-Nr: PUB / 5443095 / 000 / 01 1 Указания к документации 1.1 Об этом документе • Ознакомьтесь с этим документом перед началом работы. Это является залогом безопасной работы...»

«Артур Омкаров (Юри Каптен) Подводные камни в море биоэнергетики: о чём не говорят наставники йоги и ци-гун Часть 1. Общий обзор опасностей "энергетической йоги" и практик ци-гун Введение 1. Опасности для Души 2. Опасности для здоровья 3. О...»

«Задание 1 Начислите отпускные слесарю-сборщику Лукьянову И.С. с 22 апреля на 28 календарных дней; мастеру Селезневу Н.В. с 4 апреля на 28 календарных дней. Составьте бухгалтерские проводи по хозяйственн...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.