WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«проблемы. Цель журнала – удовлетворять потребности человека и общества в научной информации об актуальных проблемах инновационной социальной эволюции, ориентируясь на системный подход, ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Человеческий капитал – многопрофильный научно-практический журнал. На его страницах публикуются результаты фундаментальных и прикладных исследований; оригинальные материалы, привлекающие внимание ученых и практиков различных отраслей научных знаний; научные сведения, выражающие различные точки зрения на важнейшие научные и практические

проблемы .

Цель журнала – удовлетворять потребности человека и общества в научной

информации об актуальных проблемах инновационной социальной эволюции, ориентируясь на системный подход, междисциплинарный синтез знания, технологий и продуктивной практики для их эффективного решения .

Основные задачи журнала:

– формирование профессиональной научно-информационной платформы для обсуждения передовых подходов к системам социальных знаний;

– формирование инновационного мировоззрения в современном социокультурном пространстве;

– содействие внедрению научных знаний и представлений в практику жизни и деятельности людей .

Журнал предлагает свои страницы каждому желающему поделиться результатами своих исследований, идеями, концепциями, инновационным опытом, полезной информацией со всеми читателями и надеется на активное и полезное сотрудничество. Ожидаем и будем признательны каждому, кто не только предоставит свои статьи и другие материалы, но и отклики на опубликованные в журнале материалы .

Журнал включен в перечень рецензируемых научных изданий ВАК, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, ученой степени доктора наук .

Журнал «Человеческий капитал» издается с 2008 года .

Регистрационный номер ПИ № ФС 77-30195 .

Учредители журнала:

ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»;

ООО «Объединенная редакция»;

ЗАО Центр исследований и внедрения инновационных технологий управления организациями «ОПТИМА ПРОЕКТ»;

НП «Межрегиональный центр содействия развитию трудовых ресурсов и территорий «ОПТИМА ПРОЕКТ»;

ООО «Мир делового сотрудничества «ПРОГРЕСС» .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 1 HUMAN CAPITAL, 2018, № 1(109) Human Capital is a multi-field journal of research and practice. Its pages contain results of fundamental and applied researches; original materials attracting the attention of scientists and experts in various research areas; scientific data expressing various points of view at most important research and practical issues .

The purpose of the journal is to satisfy the needs of each person and the society in research information on important issues of the innovative social evolution based on a system approach and an inter-field synthesis of knowledge, technologies, and efficient practice for their solution .

The main tasks of the journal are:

– establishment of a professional research and informational platform to discuss cutting edge approaches to social knowledge systems;

– development of an innovative outlook in current social and cultural environment;

– assistance in introduction of scientific knowledge and views to people’s life and activities .

The journal offers its pages to everybody willing to share results of his/her researches, ideas, concepts, innovative experience, and useful information with all readers and looks forward to active and efficient collaboration. We wait for and will be grateful to everybody who will submit not only their articles and other materials but also reviews of the materials published in the journal .





The journal is included in the list of peer-reviewed scientific publications of the State Commission for Academic Degrees and Titles where the main scientific results of Master’s and PhD theses shall be published .

The magazine "Human capital" has been published since 2008 .

Registration number PI № FS 77-30195 .

The founders of the magazine:

FGBOU VPO "Ryazan state University named for S. A. Yessenin";

LLC "Joint editorial";

JSC The Center for research and introduction of innovative technologies of management of organizations "OPTIMA PROJECT";

NP "Interregional center of assistance to development of labor resources and territories "OPTIMA PROJECT";

LLC "The World of business cooperation "PROGRESS" .

–  –  –

НАУЧНО-РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ

Григорьев Сергей Михайлович, Главный редактор журнала, кандидат военных наук, доцент кафедры «Анализ рисков и экономическая безопасность» ФГБОУ ВО Финансовый университет при Правительстве РФ;

Кандыбович Сергей Львович, Первый заместитель Главного редактора журнала, Председатель научно-редакционного совета, член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, член Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, Председатель общественной организации «Федерация национальнокультурной автономии Белорусов России», Лауреат Премии Президента РФ в области культуры, Лауреат Государственной Премии РФ имени Маршала Советского Союза имени Г.К. Жукова, Лауреат Премии Правительства РФ в области образования, заслуженный деятель науки РФ, профессор;

Перелыгина Елена Борисовна, заместитель Главного редактора, доктор психологических наук, профессор, член Президиума Российского психологического общества, действительный член Международной академии педагогических наук, декан факультета социальной психологии Гуманитарного университета г. Екатеринбурга;

Калаков Николай Ильич, заместитель Главного редактора, руководитель секции педагогических наук, доктор педагогических наук, профессор, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Рязанского высшего воздушно-десантного командного ордена Суворова дважды Краснознаменного училища имени генерала армии В.Ф. Маргелова;

Алексеев Юрий Валерьевич, руководитель дирекции журнала, кандидат психологических наук, профессор, Президент Некоммерческого партнерства (НП) «Межрегионального центра содействия развитию ресурсов и территорий «ОПТИМА ПРОЕКТ», Директор Научно-исследовательского центра Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ;

Малых Сергей Борисович, академик-секретарь отделения психологии и возрастной физиологии РАО, доктор психологических наук, профессор, заместитель директора по научной работе Психологического института РАО;

Неверкович Сергей Дмитриевич, член корреспондент РАО, доктор педагогических наук, директор ВНИИ ФК, заведующий кафедрой педагогики ФГБОУ ВО «Российский Государственный Университет Физической Культуры, Спорта, Молодёжи и Туризма» (ГЦОЛИФК);

Тучков Иван Иванович, доктор искусствоведения, профессор, декан исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заведующий кафедрой всеобщей истории искусства МГУ имени М.В. Ломоносова. Почетный член Российской академии художеств, член московского отделения международного Общества Данте Алигьери, член Ассоциации искусствоведов (АИС), член Российского национального комитета Международного совета музеев (ICOM), член Московского союза художников и ОФ «Международный художественный фонд»;

Коваленя Александр Александрович, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор исторических наук, профессор, академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук Беларуси. Заслуженный деятель науки Республики Беларусь;

Шмидт Анастасия Николаевна, Генеральный директор ООО «Объединенная редакция», доктор политических наук, кандидат экономических наук, профессор .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 3 ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

1. Секция педагогических наук Калаков Николай Ильич, заместитель Главного редактора, руководитель секции педагогических наук, доктор педагогических наук, профессор, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Рязанского высшего воздушнодесантного командного ордена Суворова дважды Краснознаменного училища имени генерала армии В.Ф. Маргелова;

Григорьева Марина Анатольевна, руководитель дирекции по связям с государственными органами и общественными объединениями, кандидат педагогических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии труда АНО ВО «Российский новый университет», доцент кафедры судебной и правоохранительной деятельности Российского государственного университета правосудия;

Кириллова Татьяна Васильевна, доктор педагогических наук, доцент, начальник кафедры юридической психологии и педагогики ФКОУ ВО «Академия права и управления ФСИН России», г. Рязань .

Матасов Юрий Тимофеевич, доктор психологических наук, профессор кафедры олигофренопедагогики ФГБОУВО Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена Михайловский Виктор Григорьевич, доктор педагогических наук, профессор, ведущий научный сотрудник ФБКОУ ВО Министерства обороны «Военная академия РВСН имени Петра Великого»;

Неверкович Сергей Дмитриевич, член корреспондент РАО, доктор педагогических наук, директор ВНИИ ФК, заведующий кафедрой педагогики ФГБОУ ВО «Российский Государственный Университет Физической Культуры, Спорта, Молодёжи и Туризма» (ГЦОЛИФК);

Солодова Евгения Александровна, доктор педагогических наук, профессор кафедры военной акмеологии и кибернетики Военной академии РВСН имени Петра Великого;

Судакова Наталия Алексеевна, кандидат педагогических наук, доцент, проректор по научной работе НОУ ВО «Институт международной торговли и права»;

Чемоданова Диана Ивановна, доктор педагогических наук, профессор кафедры социальной и семейной педагогики ФГБОУ ВО «Российский государственный социальный университет»;

Шабанов Григорий Александрович, доктор педагогических наук, профессор, проректор по учебной работе НАНО ВО «Российский новый университет» .

2. Секция психологических наук Корниенко Дмитрий Сергеевич, руководитель секции психологических наук, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой общей и клинической психологии философско-социологического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета;

Володарская Елена Александровна, доктор психологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Центра истории организации науки и науковедения Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова Российской Академии Наук;

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Кандыбович Сергей Львович, Первый заместитель Главного редактора, Председатель научно-редакционного совета, член-корреспондент Российской Академии Образования, доктор психологических наук, член Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, Председатель общественной организации «Федерация национально-культурной автономии Белорусов России», Лауреат Премии Президента РФ в области культуры, Лауреат Государственной Премии РФ имени Маршала Советского Союза имени Г.К. Жукова, Лауреат Премии Правительства РФ в области образования, заслуженный деятель науки РФ, профессор;

Перелыгина Елена Борисовна, заместитель Главного редактора, доктор психологических наук, профессор, член Президиума Российского психологического общества, действительный член Международной академии педагогических наук, декан факультета социальной психологии Гуманитарного университета г. Екатеринбурга;

Сенкевич Людмила Викторовна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной, общей и клинической психологии факультета психологии РГСУ;

Малых Сергей Борисович, академик-секретарь отделения психологии и возрастной физиологии РАО, доктор психологических наук, профессор, заместитель директора по научной работе Психологического института РАО;

Михайлов Геннадий Степанович, доктор психологических наук, профессор, Вицепрезидент Международной общественной организации «Федерация мира и согласия»;

Ратанова Тамара Анатольевна, заслуженный деятель науки РФ, доктор психологических наук, профессор кафедры экономической психологии и психологии труда НАНО ВО «Институт мировых цивилизаций»;

Сухов Анатолий Николаевич, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной психологии и социальной работы ФГБОУ ВО «Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина»;

Толстов Сергей Николаевич, доктор психологических наук, доктор медицинских наук, профессор, руководитель межрегионального исследовательского центра «Акме» г. Шуя Ивановской области;

Фетискин Николай Петрович, доктор психологических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы, заведующий кафедрой общей психологии ФГБОУ ВО «Костромской государственный университет имени Н.А. Некрасова»;

Фомина Наталья Александровна, доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры психологии личности, специальной психологии и коррекционной педагогики, ФГБОУ ВО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина» .

3. Секция исторических наук Тучков Иван Иванович, руководитель секции исторических наук, доктор искусствоведения, профессор, декан исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова);

Абылгазиев Игорь Ишеналиевич, доктор исторических наук, профессор, декан Института стран Азии и Африки при МГУ имени М.В. Ломоносова;

Белоусов Лев Сергеевич, член-корреспондент РАО, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, Заслуженный профессор Московского университета, Ректор Российского Международного Олимпийского университета (г. Сочи);

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 5ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Гасанов Магомед Магомедович, доктор исторических наук, профессор, проректор по учебной работе Дагестанского государственного университета, заведующий кафедрой истории России с древнейших времен до конца XIX века ДГУ, председатель Дагестанского культурно-исторического общества, Член Общественного Совета Минобрнауки Республики Дагестан, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, Заслуженный деятель науки Республики Дагестан, Почетный профессор Атыраусского университета (Казахстан);

Джафар Мамед оглу Джафаров, доктор исторических наук, профессор, ректор Азербайджанского государственного педагогического университета;

Лещёв Евгений Николаевич, доктор исторических наук, доцент, декан факультета национальной безопасности Института права и национальной безопасности РАНХиГС при Президенте Российской Федерации;

Мелконян Ашот Агасиевич, академик Национальной академии наук Республики Армения, доктор исторических наук, профессор, директор Института истории Национальной академии наук Республики Армения;

Минаев Андрей Иванович, доктор исторических наук, доцент, ректор ФГБОУ ВО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»;

Солопова Оксана Вячеславовна, кандидат исторических наук, доцент, руководитель лаборатории истории диаспор, заместитель декана, ученый секретарь исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, лауреат Премии Правительства РФ в области культуры;

Ходин Сергей Николаевич, кандидат исторических наук, доцент, проректор Белорусского государственного университета, заведующий кафедрой источниковедения Белорусского государственного университета, Председатель Учебно-методического объединения по гуманитарному образованию .

ДИРЕКЦИЯ ЖУРНАЛА

Алексеев Юрий Валерьевич, руководитель дирекции журнала, кандидат психологических наук, профессор, Президент Некоммерческого партнерства (НП) «Межрегионального центра содействия развитию ресурсов и территорий «ОПТИМА ПРОЕКТ», Директор Научно-исследовательского центра Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ;

Григорьева Марина Анатольевна, руководитель дирекции по связям с государственными органами и общественными объединениями, кандидат педагогических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии труда АНО ВО «Российский новый университет», доцент кафедры судебной и правоохранительной деятельности Российского государственного университета правосудия;

Темурова Анастасия Сабировна, менеджер по развитию организационных коммуникаций;

Черный Юрий Алексеевич, кандидат юридических наук, заместитель руководителя дирекции по связям с государственными органами и общественными объединениями .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

СОДЕРЖАНИЕ

–  –  –

Боброва О.М., Боброва Э.В., Секач М.Ф .

ПОЛЕ ТОНКОЙ ЭНЕРГИИ ИЛИ ПЯТОЕ ПОЛЕ……………………………… 36 Зародина В.В .

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КЛИМАТ В КОНТЕКСТЕ

ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ…….. 48

Несмеянова Р.К., Липатов С.А .

АКТУАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ

ИДЕНТИФИКАЦИИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ………………….….. 60 Григорьева М.А., Григорьев С.М .

ЭНТРОПИЯ БЕЗОПАСНОСТИ…………………………………………………. 72 Шишлова Е.Э .

ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ГЕНДЕРА И

ГЕНДЕРНОГО ПОДХОДА В ГУМАНИТАРНОМ ЗНАНИИ И

ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ …………………………………... 80

РАЗДЕЛ III. ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО РАЗВИТИЯ

И САМОРЕАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТА ТРУДА

И ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ

Соколова Л.В., Молчанова А.В., Дроздова О.П .

ФОРМЫ ВНЕУРОЧНОЙ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ШКОЛЬНИКОВ МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ….... 86 Афоничева А.Г .

РАЗВИТИЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ КАДЕТОВ В ПРОЦЕССЕ

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ……………………………………….. 91 Григорьева М.А., Григорьев С.М .

БЕЗОПАСНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОСОБЫХ УСЛОВИЯХ……………... 99

–  –  –

SECTION I. HISTORICAL MONITORING OF THE DEVELOPMENT

OF HUMAN CAPITAL

Bocharnikov I.V .

THE GREAT RUSSIAN REVOLUTION AND COSSACKS …………………… Arkhipova M.N .

NEWCOMERS TO RUSSIAN NORTH …………………………………………. .

SECTION II. PSYCHOLOGICAL-PEDAGOGICAL BASES OF COMPLEX

COGNITION OF THE MODERN PERSON AND SOCIETY

Bobrova O.M., Bobrova E.V., Sekach M.F .

FINE ENERGY FIELD OR THE FIFTH FIELD ………………………………… Zarodina V.V .

SOCIAL AND PSYCHOLOGICAL CLIMATE IN THE CONTEXT OF

EMPLOYEES ACTIVITIES EFFICIENCY ……………………………………… Nesmeyanova R.K., Lipatov S.A .

CURRENT TRENDS OF FOREIGN PSYCHOLOGY IN STUDYING THE

ORGANIZATIONAL IDENTIFICATION ………………….…………………… .

Grigor'eva M.A., Grigor'ev S.M .

SECURITY ENTROPY.………………………………………………………….. .

Shishlova E.E .

THE POST-NON-CLASSICAL INTERPRETATION OF GENDER AND

GENDER APPROACH IN THE KNOWLEDGE OF THE HUMANITIES AND

VOCATIONAL EDUCATION ………………..…………………………………. 80

SECTION III. THE PROBLEM OF EFFECTIVE DEVELOPMENT

AND FULFILLMENT OF THE SUBJECT OF WORK

AND LIFE STRATEGIES

Sokolova L.V., Molchanov A.V., Drozdova O.P .

FORMS OF THE EXTRACURRICULAR MORAL-BASED COGNITIVE

ACTIVITIES OF SCHOOLCHILDREN …………………….…

Afonicheva A.G .

THE DEVELOPMENT OF CADETS' SYSTEM OF VALUES IN THE

PROCESS OF SUPPLEMENTARY EDUCATION………………….…………… Grigor'eva M.A., Grigor'ev S.M .

OCCUPATIONAL SAFETY IN SPECIAL CONDITIONS…………………….... .

–  –  –

DOI: 10.25629/HC.2018.01.01 Бочарников Игорь Валентинович, доктор политических наук, действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса, руководитель Научно-исследовательского центра проблем национальной безопасности, профессор кафедры «Информационная аналитика и политические технологии». МГТУ имени Н.Э. Баумана. 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., д. 5, стр. 1. E-mail: nic.bezopasnost@yandex.ru .

Bocharnikov Igor' Valentinovich, Doctor of Political Sciences, State Russian 3rd class adviser, head of the Research Center of the National Security, Professor of the Department «Information analyst and political technologies». Bauman Moscow State Technical University. 105005, Moscow, 2-ya Baumanskaya str., 5, p. 1. E-mail: nic.bezopasnost@yandex.ru .

Аннотация. В статье рассматриваются политические процессы, связанные с коренным переустройством российской государственности по итогам Великой Октябрьской социалистической революции – Великой русской революции и их влиянием на судьбы казачьего сословия. Взяв курс на ликвидацию всех сословий, в том числе и казачьего, органы советской государственной власти на протяжении первых десятилетий проводили репрессивную по отношению к казачеству политику, нарушив тем самым традиции его использования в качестве военно-служивого сословия, реализовывавшего охранительно-оборонительные функции. Только в преддверии Второй мировой войны в условиях нарастания угрозы военной безопасности СССР произошло осознание значимости казачества и возможности его использования для отражения внешней агрессии, что предопределило его последующую реабилитацию .

Abstract. This article presents the political processes associated with the radical reorganization of Russian statehood following the results of the Great October Socialist Revolution

- the Great Russian Revolution and their influence on the fate of the Cossack estate. Hold a course for the elimination of all social estates, including the Cossacks, during the first decades the Soviet state government bodies carried out a repressive policy toward the Cossacks, thereby violating the traditions of its use as a military service estate exercised the security and defensive functions. Only on the eve of the Second World War, in the face of increasing Soviet military security threat the importance of the Cossacks and the possibility of its use to repel the foreign aggression was awareness, which explains its subsequent rehabilitation .

Ключевые слова. Россия, Великая русская революция, казачество, ликвидация сословий, террор, репрессии, антироссийские выступления, расказачивание, реабилитация казачества .

Keywords. Russia, the Great Russian revolution, the Cossacks, the abolition of social estates, terror, repression, anti-Russian speeches, decossackization, the rehabilitation of the Cossacks .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 9ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Чуть более 100 лет назад произошло эпохальное событие в истории человеческой цивилизации – Великая русская революция или по иному – Великая Октябрьская социалистическая революция, изменившая не только ход истории, но и отразившаяся на судьбах миллионах людей во всем мире, но прежде всего в России .

Можно по-разному оценивать данное событие и его значение для развития современной мировой цивилизации. Конечно же, это был не просто государственный переворот, а эпохальное событие, предпосылки к которому формировались на протяжении длительного периода, причем не только в России .

Идеи социальной справедливости, свободы, равенства и братства на протяжении тысячелетий являлись одной из доминант развития человеческого сообщества. И именно, эти прекрасные, по своей сути, идеи вовлекали широкие массы населения в борьбу за революционные преобразования. Но при этом, закономерным следствием любой революции являлось утверждение насилия в отношении своих граждан, принимавшее крайние, вплоть до массового террора, формы .

Не случайно именно к временам Великой Французской буржуазной революции относится институализация террора в качестве политики по подавлению сопротивления контрреволюции, жертвами которой по различным данным стали от 3,5 до 4,5 млн .

чел. [5]. При этом, значительную часть жертв террора составили лица, не имевшие никакого отношения к революционной или контрреволюционной деятельности. Таким образом, проявился главный принцип данного явления – уничтожение невиновных для того, чтобы запугать тех, кто еще не уничтожен .

Этот же принцип, по сути, был положен и в основу политики диктатуры пролетариата. Террор и репрессии стали частью государственной политики по подавлению любых проявлений недовольства и критики пришедших после Великой Октябрьской социалистической революции к власти в России большевиков .

Формально это было закреплено 2 сентября 1918 года в обращении Я. Свердлова в ВЦИК и подтверждено Постановлением Совнаркома РСФСР от 5 сентября 1918 года, как ответ на покушение на В.И. Ленина 30 августа, а также на убийство в тот же день председателя Петроградской ЧК В. Урицкого. Согласно данному постановлению «обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью», республика освобождается от «классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях», «подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам» [9] .

Обращаясь к анализу итогов революционных преобразований в начале XX столетия, правомерно отметить, что революции, и последовавшая вслед за ней гражданская война принесли России колоссальные разрушения. Их непосредственными следствиями стали: экономическая разруха, социальная катастрофа (падение уровня жизни, деклассирование, высокая смертность, голод) и усиление политической напряженности в обществе .

Россия в своем развитии была отброшена, по крайней мере, на полвека назад, превратившись из динамично развивающегося в начале XX века государства с темпами роста экономики 5-6% ежегодно в разрушенную, разграбленную страну .

Следствием постреволюционного Брестского, а также последовавших за ним Тартуского (с Эстонией), Московского (с Литвой), Рижских (с Латвией в 1920 году и Польшей в 1921 году) и иных кабальных договоров, навязанных странами Антанты, стало то, что Россия утратила значительную часть своих западных территорий. На них были образованы государства-лимитрофы: Польша, Латвия, Литва и Эстония, избравшие с момента своего образования русофобский внешнеполитический курс. В общей ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) сложности Россия к 1922 году потеряла территорию площадью 780 тыс. кв. км. с населением 56 миллионов человек (треть населения Российской империи). Таким образом, едва ли не в одночасье, были утрачены завоевания России двухсотлетнего периода .

Помимо этого, Россия, вынесшая на себе основную тяжесть Первой мировой войны, приняв на себя основной удар немецких, австрийских и турецких армий, выстояв и создав условия для победы, оказалась в числе проигравших государств. По окончанию войны Россию (ни Советскую, ни Белую) даже не пригласили на подписание капитуляции Германии. Напротив, в отношении нее уже ее бывшими союзниками вынашивались планы расчленения .

В этой связи нельзя не согласиться со словами Президента Российской Федерации В.В. Путина о том, что у России в Первой мировой войне была украдена победа. На наш взгляд, украдена она была не только союзниками России, традиционно жульнически относившихся к ней, а также США, вступивших в войну тогда, когда ее исход уже был фактически предрешен. Украдена она была и деградировавшей политической элитой страны, оказавшейся неспособной принять меры по укреплению государственности в период ее острейшего кризиса, а также демократически продвинутыми контрэлитами, поставившими интересы достижения власти и личного благополучия выше государственных .

Но самое главное, был утрачен мощнейший человеческий потенциал, который делал Россию ведущим государством мирового сообщества того времени .

Так, в ходе гражданской войны от голода, болезней, террора и непосредственно в боях погибло (по различным данным) от 8 до 13 млн. человек, в том числе около 1 млн .

бойцов Красной Армии. Резко увеличилось число беспризорных детей, количество которых, по различным данным, составляло от 4,5 млн. в 1921 году, до 7 млн. в 1922 году [10] .

В результате вынужденной эмиграции страну покинули более 2 млн. человек, причем не только представители, так называемых правящих классов «дворянства и буржуазии». Страну покинули представители научной, инженерно-технической и творческой интеллигенции. В их числе И.И. Сикорский (автор американских вертолетов), В.К. Зворыкин (изобретатель телевидения в США), П.А. Сорокин (родоначальник американской социологии), Н.А. Бердяев, И.А. Бунин, И.А. Ильин, И.Е. Репин, и тысячи других всемирно известных выдающихся изобретателей, художников, писателей и ученых России .

Наибольший же ущерб понесла военная организация России, расколовшаяся в годы войны на сторонников и противников Советской власти. Сотни тысяч солдат и офицеров Белой армии вынуждены были покинуть страну, оставшиеся же на Родине были репрессированы и большей частью уничтожены .

За рубежом оказалась и военная элита России, в том числе один из лучших полководцев Первой мировой войны генерал Н.Н. Юденич, которого современники называли «Суворовым XX столетия», георгиевский кавалер, один из наиболее талантливых русских генералов Карл фон Маннергейм (создатель финской государственности) и многие другие военачальники. Всего же более 600 генералов, десятки тысяч офицеров и сотни тысяч солдат Русской армии оказалось в вынужденной эмиграции только в Европе .

Начавшиеся в ходе гражданской войны, репрессии с ее окончанием не прекратились, а обрели целенаправленной характер в отношении целых социальных слоев и групп, так или иначе связанных с традициями дореволюционной российской государственности .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 11ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Так, в частности мощному прессингу было подвергнуто духовенство всех традиционных для России конфессий, причем в наибольшей степени, Православное, в силу того, что именно его последователи составляли большинство населения страны. При этом борьба с Православием началась едва ли не с первых шагов Советской власти. О чем свидетельствуют массовые аресты и репрессии в отношении священнослужителей, начавшиеся еще в ходе гражданской войны и развернувшиеся с полной силой по ее завершению. Даже Патриарх Московский и Всея Руси Тихон не избежал застенков ЧК .

Аналогичным образом, репрессиям были подвергнуты и представители других традиционных для России конфессий .

Истоки подобного, не имеющего аналога в истории «духоборчества», заложены были в радикальной, а точнее даже экстремистской позиции в отношении религии лидеров большевиков, прежде самого В.И. Ленина, а также Л.Д. Троцкого и их сподвижников .

Пришедшим к власти на волне революционного подъема руководителям новой власти нужно было не понимание обществом происходящих процессов, а вера в «светлое будущее», и, соответственно в непогрешимость их действий. Безусловно, религия с ее канонами и догматами, выкристаллизовавшимися на протяжении столетий нормами, ценностями и традициями для представителей диктатуры пролетариата, составляла мощную конкуренцию в идеологической сфере. С учетом же того, что новые идеологемы, не имели под собой реальной основы, необходимо было устранить конкурента в этой сфере. Средством же реализации этой цели стал воинствующий атеизм, граничащий с террором .

Немаловажной причиной столь жестокой конфронтации новой власти с Православием явилось также и то, что его представители выступали в качестве носителей традиционных ценностей российской тысячелетней государственности. Новые же власти в основу своей идеологии положили принцип «отречение от старого мира», который нужно было разрушить до основания, а затем построить новый. Вплоть до начала Великой Отечественной войны эта позиция была основополагающей в деятельности советских органов государственной власти и даже была закреплена государственным гимном СССР – «Интернационалом» .

Таковы в общем-то итоги, рожденного радикальной российской интеллигенцией в уютной Швейцарии лозунга «превратить империалистическую войну в войну гражданскую» и ставшего одним из программных пунктов деятельности партии большевиков в годы Первой мировой войны и в процессе подготовки и осуществления Великой русской революции. Думается, что подобных итогов едва ли кто ожидал, в том числе и сами авторы лозунга .

Это, преступный по своей сути лозунг, реализованный на практике, во многом предопределил крушение тысячелетнего Российского государства .

Конечно же, этого не приняла, да и не могла принять основная масса казачества, основным предназначением которого была защита Отечества. И уже в феврале 1918 года казаки-фронтовики представители в основном донского и кубанского казачества в рамках знаменитого Ледяного похода перебралась на Дон, а затем и на Кубань, заложив основу Добровольческой армии .

Очаги сопротивления проявились на Тереке, Урале, в Оренбуржье, Сибири и в других ареалах расселения казачества .

Последовавшая затем гражданская война раскололо казачество на сторонников и противников Советской власти. И хотя в рядах Красной Армии служило немало казаков (порядка 10 % от общей численности), тем не менее, новая власть не простило казачеству главной вины, заключавшейся в том, что они добровольно и добросовестно служили государству .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Исповедуя принципы интернационализма, новое руководство осознанно разрушало «до основания старый мир», одним из важнейших компонентов которого являлось казачество. Неслучайно, поэтому одним из приоритетных направлений политики Советского государства на начальном этапе его развития стало расказачивание .

Политика расказачивания заключалась в массовых расстрелах, взятии заложников, сожжении станиц, натравливании иногородних на казаков. Первые шаги по расказачиванию были определены в декрете ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» и постановления СНК от 9 (22) декабря 1917 года [6] .

В результате казачество как военное сословие, сложившееся в России было упразднено. Началась ликвидация сословных перегородок и повинностей казаков, постепенно превратившаяся в истребление казаков .

События гражданской войны не позволили в полной мере приступить к реализации этой задачи, но уже по её окончанию, казачество в полной мере ощутило на себе всю мощь репрессивного аппарата государства диктатуры пролетариата. Именно казачество оказалось первой жертвой массовых политических репрессий, маховик которых в полную силу развернулся лишь в 30 40-х годах XX столетия .

Начало этому было положено выступлением Л.Д. Троцкого на собрании партийного актива в г. Курске, на котором он, анализируя результаты года гражданской войны, наставлял: «Каждому из вас должно быть ясно, что старые правящие классы своё искусство, своё мастерство управлять получили в наследие от своих дедов и прадедов. Что можем противопоставить этому мы? Чем нам компенсировать свою неопытность? Запомните, товарищи, только террором. Террором последовательным и беспощадным! Уступчивость, мягкотелость история никогда нам не простит. Если до настоящего времени нами уничтожены сотни и тысячи, то теперь пришло время создать организацию, аппарат которой, если понадобится, сможет уничтожить десятки тысяч. У нас нет времени, нет возможности выискивать действительных, активных наших врагов. Мы вынуждены встать на путь уничтожения» [1] .

В подтверждение и развитие этих слов 24 января 1919 года председатель ВЦИК

Я.М. Свердлов подписывает секретную директиву ЦК РКП (б) известную как «директива о расказачивании всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах». Директива гласила:

«Последние события на различных фронтах и казачьих районах, наши продвижения вглубь казачьих поселений и разложение среди казачьих войск заставляет нас дать указания партийным работникам о характере их работы в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт Гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества, путем поголовного их истребления .

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо принять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти .

2. Конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам .

3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно .

4. Уравнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 13ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

5. Провести полное разоружение, расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи .

6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних .

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка .

8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания .

Центральный Комитет постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзема разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли. ЦК РКП(б)» [3] .

Непосредственно же правовым актом, вводившим репрессии против казачества, стал декрет Совнарком от 25 марта 1920 года «О строительстве Советской власти в казачьих областях». Декрет предусматривал создание в казачьих областях органов власти, предусмотренных Конституцией РСФСР и положением ВЦИК о сельских и волостных исполкомах. Создание советов казачьих депутатов этими документами не предусматривалось .

С 1920 года началась и практическая часть реализации политики расказачивания, заключавшаяся в насильственном их выселении из мест проживания, а также лишении всех прав, в том числе на защиту личной безопасности от произвола, грабежей и насилия .

Многие аспекты политики расказачивания особенно ярко проявились на Дону, Кубани и Тереке .

Терское казачество, например, на протяжении четырех столетий, обеспечивавшее реализацию кавказской политики России было большей частью изгнано из мест своего проживания и уничтожено .

27 марта 1920 года (отмечается как День поминовения Терского казачества) терские казаки из станиц Аки-Юртовской, Тарской, Сунженской вооруженными большевистскими отрядами были изгнаны из домов и построены в колонны. Имущество взять разрешили только семьям казаков-красноармейцев, но не более одной телеги. Пешие выселенцы под вооруженным конвоем двигались несколько десятков километров к железнодорожному разъезду Далаково. Сейчас там расположен Беслан .

По словам современников, вся дорога до города была покрыта телами убитых. Но и на станции Далаково несколько тысяч человек из-за отсутствия вагонов были расстреляны из пулеметов и изрублены шашками на лугу в нескольких километрах от станции. Убиенных закопали в заранее вырытых огромных ямах. До 38 тысяч казаков и членов их семей погибли в той резне [3] .

Осмелевшие от безнаказанности «горцы» не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков .

Организатором этой преступной акции стал Чрезвычайный комиссар Юга России Г.К. Орджоникидзе, заявивший по итогам ее проведения о том, что: «Мы определенно решили выселить 18 станиц с 60-тысячным населением по ту сторону Терека, в результате станицы Сунженская, Тарская, Фельдмаршальская, Романовская, Ермолинская и другие были освобождены от казаков и переданы горцам ингушам и чеченцам» [8] .

Об условиях жизни казачества в 1921 году дает наглядное представление коллективное письмо терских казаков:

«Жизнь русского населения всех станиц, кроме находящихся в Кабарде, стала невыносима и идет к поголовному разорению и выживанию из пределов Горской республики:

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

1. Полное экономическое разорение края несут постоянные и ежедневные грабежи и насилия над русским населением со стороны чеченцев, ингушей и даже осетин. Выезд на полевые работы даже за 2-3 версты от станиц сопряжен с опасностью лишиться лошадей с упряжью, фургонами и хозяйственным инвентарем, быть раздетым донага и ограбленными, а зачастую и убитыми или угнанными в плен и обращенными в рабов .

2. Причиной такого положения служит якобы национальная и религиозная вражда горцев к русским и малоземелье, заставляющее вытеснять русское население, но обе эти причины не являются основными .

3. Русское население обезоружено и к физическому отпору и самосохранению бессильно. Аулы, наоборот, переполнены оружием, каждый житель, даже подростки 12лет вооружены с ног до головы, имея и револьверы, и винтовки. Таким образом, получается, что в Советской России две части населения поставлены в разные условия в ущерб одна другой, что явно несправедливо для общих интересов .

4. Местные власти вплоть до окружных национальных исполкомов в ГорЦИК, зная все это ненормальное положение, не принимают никаких мер против этого. Наоборот, такое положение усугубляется еще открытой пропагандой поголовного выселения русских из пределов Горской республики, как это неоднократно звучало на съездах, например, Учредительном Горской республики, чеченском и др. Это печатается в газетах, таких как «Горская правда», «Трудовая Чечня». Станицы, причисленные к национальным округам, находятся в состоянии завоеванных и порабощенных местностей и совершенно непропорционально с горским населением обременены повинностями – продовольственной, подводной и прочими. Всякие обращения и жалобы русских властей Сунженского округа, кипы протоколов об убийствах и ограблениях остаются без последствий, как их и не бывало .

5. Отношение местной власти и даже ГорЦИК к постановлениям высшей власти – ВЦИК недопустимое, ибо постановления остаются на бумаге, на деле же царит описанный выше произвол…» [3] .

Органы Советской власти на Северном Кавказе не только игнорировали преступления и бесчинства в отношении казачества, но и фактически сами их провоцировали, натравливая горцев на казаков .

В конечном итоге, казачество, будучи военным сословием, на протяжении столетий отражавшее хищнические набеги на русские земли, оказалось бессильным перед подлостью и дикостью своих же соотечественников .

Даже И.В. Сталин был вынужден признать, что антирусскую политику большевиков «горцы поняли так, что теперь можно терских казаков безнаказанно обижать, можно их грабить, отнимать скот, бесчестить женщин» [14] .

К концу осени 1920 года со «старорежимным» казачеством было, в основном, покончено. Таким образом, сформулированный в начале 1919 года призыв Л. Троцкого (Л. Бронштейна) «Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции» нашел своё воплощение в жизни [3] .

Специфика утверждения советской власти на Кавказе определялась не только социальным расслоением общества, но и привнесением в вооруженную борьбу национальных аспектов .

Учитывая же тот факт, что главным противником горцев на протяжении столетий, помимо Русской армии, выступало казачество, именно против него и была направлена активная деятельность горцев, что во многом способствовало утверждению советской власти в регионе. Решающим фактором, определившим поддержку советской власти со стороны горцев, явилось обещание Чрезвычайного комиссара Юга России Г.К. Орджоникидзе передать им земли Терского казачества .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 15ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

14 октября 1920 года было издано постановление Политбюро ЦК РКП(б), в котором было отмечено: «По вопросу аграрному признать необходимым возвращение горцам Северного Кавказа земель, отнятых у них великорусами, за счёт кулацкой части казачьего населения и поручить СНК немедленно подготовить соответствующее постановление» .

В последующем обещание Г.К. Орджоникидзе было подкреплено заявлениями официальных представителей Советского правительства. В октябре 1920 года, когда было заключено перемирие с Польшей, а войска Врангеля отступали в направлении Крыма, было объявлено о переходе к новой политике «советской автономии», суть которой была изложена в выступлении И.В. Сталина 17 ноября 1920 года на съезде народов Терской области, обозначенных общим названием – горцы .

По заявлению И.В. Сталина, «опыт показал, что совместное жительство казаков и горцев в пределах единой административной единицы привело к бесконечным смутам, а выступление казаков в ходе Гражданской войны на стороне А.И. Деникина побудило советское руководство принять решение о выселении казацких общин и поселении на их землях горцев». Таким образом, предложения автономии горцам Северного Кавказа подкреплялись значительными преференциями в виде земельных угодий, изымаемых у казачества. К тому времени было решено завершить процесс разделения казаков и горцев: река Терек должна была стать границей между Украиной (здесь под Украиной понималась территория, заселенная терским казачеством. И.Б.) и новой Горской Автономной Социалистической Советской Республикой [13] .

Этот процесс сопровождался ужесточением репрессий против казачества. Так, в 1924 году следствием конфликтов казаков и ингушей в г. Владикавказе стало Постановление Комиссии Оргбюро ЦК РКП(б) «О результатах обследования советской работы в Горской АССР». В Постановлении было отмечено: «Поручить ГорЦИКу рассмотреть жалобы ингушей на действия вселившихся во Владикавказ казаков, выселенных из сунженских станиц и переселить их в такие районы, где исключается возможность трений» .

В результате подобного рода волюнтаристских решений нового политического руководства России была разрушена создававшаяся на протяжении столетий система казачьих поселений на наиболее опасном для российской государственности направлении – кавказском .

Поэтому вполне закономерно, что наиболее очевидным и значимым следствием политики расказачивания на Кавказе явилась реанимация антироссийского вооруженного повстанческого движения, направленного, в том числе и против органов Советской власти .

В регионе потенциально имел место источник социального протеста, готового в любой момент вылиться в форму вооруженного выступления. Несмотря на все преференции, горцы враждебно отнеслись к утверждению Советской власти на Кавказе. Их протест выражался в издавна привычных, для данного региона, формах восстаниях, набегах, грабежах .

Так, уже в 1920 году в ряде районов Северного Кавказа произошли крупные вооруженные восстания горцев. Одним из первых таких выступлений было поднятое в сентябре 1920 года в ряде горных районов Чечни и Северного Дагестана вооруженное восстание, которое возглавили Нажмуддин Гоцинский и внук имама Шамиля Саид-бей .

Слабость советских войск в регионе позволила мятежникам в течение нескольких недель установить контроль над многими районами, уничтожив или разоружив находившиеся там подразделения Красной Армии, в том числе 1 Образцовый революционный полк. Для подавления восстания потребовалось привлечение значительных сил и средств .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) В марте 1921 года восстание было жестоко подавлено. Но уже в следующем, 1922 году в ряде регионов Северного Кавказа вновь вспыхнули антисоветские восстания [2] .

Для их подавления органы власти пошли на массовое применение не только сил правопорядка, но и воинских формирований. Действия войск носили карательный характер. Репрессиям подвергались как мятежники, так и мирное население, среди которого постепенно усиливалось недовольство Советской властью .

С 1924 года вооруженные восстания горцев обрели систематизированный характер. Всего же с момента установления Советской власти на Северном Кавказе и по 1941 год включительно только на территории Чечено-Ингушетии произошло 12 вооруженных восстаний и выступлений с участием от 500 до 5000 боевиков. Помимо этого, антисоветское повстанческое движение получило развитие в Дагестане, Карачаево-Черкессии и ряде других регионов Кавказа .

В целом же в межвоенные годы органам советской власти не удалось решить северокавказскую проблему и стабилизировать обстановку в регионе. Данные настроения остро проявились с началом Великой Отечественной войны. Что и послужило, в конечном итоге, поводом для депортации ряда народов Кавказа (чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев). При этом под каток репрессий попали не только и не столько участники антисоветских вооруженных формирований, а большей частью мирные граждане. Таким образом, горцы фактически повторили судьбу казачества, хотя и с, безусловно, меньшими жертвами .

Одновременно с подавлением антисоветских выступлений горцев продолжалась и практика политических репрессий казачества. Следующей их волной стала начавшаяся в 1929 – 1930 годах сплошная коллективизация, от которой больше всего пострадало именно казачество. Именно казаков больше всего раскулачивали. Без приговоров суда у казаков конфисковывалось все имущество, а их самих с семьями высылали на Север, Урал и в Сибирь, использовали на каторжных работах при строительстве индустриальных объектов .

Проводилась также реквизиция домашнего скота и сельскохозяйственных продуктов, переселение иногородней бедноты на земли, ранее принадлежавшие казачеству, в сочетании с действиями по формальной ликвидации казачества .

В ходе этих репрессий тысячи казаков были заключены в лагеря или расстреляны под надуманными обвинениями в антисоветской деятельности .

Так, в частности 9 февраля 1930 года по обвинению в критике экономической политики Советской власти был арестован, а 27 марта того же года расстрелян прадед автора статьи, казак станицы Новотроицкой Ставропольского края Семен Александрович Бочарников .

Много делалось для того, чтобы вытравить саму память о казачестве. В казачьих станицах и городах разрушались церкви. В официальных документах и анкетах перестало употребляться само слово «казак» .

Ничем иным как политикой террора эти действия советских органов государственной власти назвать нельзя .

Парадоксом истории, а точнее ее закономерностью стало то, что уже через несколько лет, начиная с 1934 года, категорию неблагонадежных пополнили представители и так называемой «ленинской гвардии», революционеров – большевиков, инициировавших политику террора в России. Фактически вся «ленинская гвардия», осуществлявшая вместе с вождем мирового пролетариата Великую русскую революцию, была сведена «на нет».

В результате жертвами политических репрессий и террора 30х годов XX столетия, обращенного уже против самих революционеров, стали:

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 17ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Л. Троцкий, Г. Зиновьев, Л. Каменев, К. Радек и другие соратники В.И. Ленина. Практически никто из первого состава советского правительства – Совета Народных Комиссаров – за исключением И.В. Сталина и А.М. Колонтай, не дожили до 1938 года .

Это стало следствием реализации одного из основных принципов революции, сформулированного одним из инициаторов террора периода Великой Французской буржуазной революции Ж. Дантоном, произнесенных им перед своей казнью, «революция пожирает своих детей» [12]. Эти слова, ставшие в конечном итоге пророческими, отражали вполне объективную закономерность того, что рано или поздно жертвами террора становятся не только те, против кого он направлен, но и сами инициаторы, а также творцы террора .

В 1937 году бесславно закончил свою жизнь организатор геноцида терского казачества Г.К. Орджоникидзе, застрелившись, почувствовав над своей большевистской головой «сгустившиеся тучи» .

Что же касается самого казачества, то казаки продолжали считаться «непролетарскими элементами» и подвергались ограничению в правах. Это проявлялось, в частности, в лишении казаков избирательных прав и запрете служить в рядах Красной Армии. В качестве причин выдвигались обвинения в службе в белых армиях и несогласие с политикой Советской власти .

Только лишь в 1936 году начался этап реабилитации казачества. Первым шагом к этому стало разрешение казакам служить в армии. Новое государство, преодолев иллюзии пролетарского интернационализма, начинало искать опору в самом обществе, в том числе и в казачестве .

И это было вполне оправданно, поскольку события, связанные с нарастанием военной угрозы и последующей агрессией нацистской Германии против СССР, востребовали мобилизацию всех жизненных сил государства для отпора врагу. В числе тех, кто самоотверженно поднялся на борьбу немецко-фашистскими агрессорами в годы Великой Отечественной войны, оказались и представители казачества, на генетическом уровне которого было заложено стремление к вооруженной защите Отечества .

Литература:

1. Агафонов О.В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. Юг России. М., 2002, с. 276 .

2. Бочарников И.В. Исторический опыт ликвидации бандформирований на территории СССР. http://nic-pnb.ru/articles/istoricheskij-opyt-likvidacii-bandformirovanij-naterritorii-sssr-chast-1 .

3. Бурда Э. Терское казачество в период революций и гражданской войны 1917гг. http://www.apn.ru/publications/article23367.htm .

4. Голубинцев А.В. Русская Вандея. Очерки Гражданской войны на Дону 1917гг. М.: Вече, 2008 .

5. Гусева Ю.В. Террор в годы Великой французской революции. [Электронный ресурс]. URL: http://larevolution.ru/guseva.html .

6. Декрет ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» - 11 (24) ноября 1917. URL: http://rusarchives.ru/projects/statehood/08-14-dekret-unichtogenie-sosloviy-1917.shtml .

7. Казачьи войска Российской империи в начале ХХ века .

https://www.ok.ru/chigomany/topic/66970283095400 .

8. Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи, т. 1. М., 1956. С. 76, 131, 193 .

9. Постановление Совет Народных Комиссаров РСФСР от 5 сентября 1918 года .

http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_353.htm .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

10. Рожков А.Ю. Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие // Вопросы истории. 2000. № 11. С. 134 .

11. Роль казачества в военной истории России. http://bibliofond.ru/view .

aspx?id=8805 .

12. Словарь крылатых слов и выражений. – URL:http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_ wingwords .

13. Сталин И.В. Доклад о советской автономии Терской области. Соч. Т. 4. С. 399-403 .

14. Сталин И.В. Соч. Т. 4. С. 400 .

15. Сухарев Ю.Ф. Казачья память России. М.: Вече, 2013 .

References:

1. Agafonov O.V. Kazach'i voiska Rossii vo vtorom tysyacheletii. Yug Rossii [Cossack troops of Russia in the second Millennium. The South Of Russia]. Moscow, 2002, 276 p .

2. Bocharnikov I.V. Istoricheskii opyt likvidatsii bandformiro-vanii na territorii SSSR [The historical experience of elimination of armed groups on the territory of the USSR] .

URL: http://nic-pnb.ru/articles/istoricheskij-opyt-likvidacii-bandformirovanij-na-territoriisssr-chast-1 .

3. Burda E. Terskoe kazachestvo v period revolyutsii i grazhdanskoi voiny 1917-1921 gg .

[Terek Cossacks during the revolution and civil war of 1917-1921]. URL:

http://www.apn.ru/publications/article23367.htm .

4. Golubintsev A.V. Russkaya Vandeya. Ocherki Grazhdanskoi voiny na Donu 1917gg. [Russian Vende. Essays on the Civil war on the don 1917-1920]. Moscow, Veche Publ., 2008 .

5. Guseva. Yu.V. Terror v gody Velikoi frantsuzskoi revolyutsii [The terror in the French revolution]. URL: http://larevolution.ru/guseva.html .

6. The decree of the Central Executive Committee and SNK "On the destruction of estates and civil ranks" - 11 (24) November 1917. URL: http://rusarchives.ru/projects/statehood/08dekret-unichtogenie-sosloviy-1917.shtml .

7. Kazach'i voiska Rossiiskoi imperii v nachale KhKh veka [Cossack troops of the Russian Empire in the early twentieth century]. https://www.ok.ru/chigomany/topic/ 66970283095400 .

8. Ordzhonikidze G.K. Stat'i i rechi [G.K. Ordzhonikidze. Articles and speeches]. Vol. 1 .

Moscow, 1956. P. 76, 131, 193 .

9. Resolution of the Council of people's Commissars of the RSFSR dated September 5,

1918. URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_353.htm .

10. Rozhkov A.Yu. [The fight against homelessness in the first Soviet decade]. Voprosy istorii, 2000, no. 11, p. 134. (In Russ) .

11. Rol' kazachestva v voennoi istorii Rossii [The role of the Cossacks in the military history of Russia]. URL: http://bibliofond.ru/view.aspx?id=8805 .

12. Slovar' krylatykh slov i vyrazhenii [Dictionary winged phrases and expressions.] .

URL:http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_wingwords .

13. Stalin I.V. Doklad o sovetskoi avtonomii Terskoi oblasti [Stalin I.V. the Report on Soviet autonomy of the Terek region.]. Vol. 4, pp. 399-403 .

14. Stalin I.V. Vol. 4. P. 400 .

15. Sukharev Yu.F. Kazach'ya pamyat' Rossii [Cossack memory of Russia]. Moscow, Veche Publ., 2013 .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 19ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

ПРИЕЗЖИЕ НА РУССКОМ СЕВЕРЕ

NEWCOMERS TO RUSSIAN NORTH

DOI: 10.25629/HC.2018.01.02 Архипова Марьяна Николаевна, этнолог, специалист по учебно-методической работе кафедры этнологии. МГУ имени М. В. Ломоносова. 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, д.27, корп.4. E-mail: marta_ko@mail.ru .

Arkhipova Mar'yana Nikolaevna, Ethnologist, specialist on educational and methodical work of the Department of Ethnology. Lomonosov Moscow State University. Lomonosovsky avenue, 27-4, 119992, Moscow. E-mail: marta_ko@mail.ru .

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 16-31-01063 «Разное "советское": советское наследие в культуре деревни, ПГТ и областного центра Русского Севера» .

Аннотация. Статья посвящена дихотомии «свои – чужие» на Русском Севере. Отдельно рассмотрена категория «инаковости» с точки зрения социальных взаимоотношений. Объектами исследования стали некоренные жители северорусских деревень, предметом – их место в сельском социуме. Основными источниками послужили современные полевые материалы автора, собранные в 2007-2016 гг. в Архангельской и Вологодской областях, а также в республике Коми, а как вспомогательные материалы Этнографического бюро князя В.Н. Тенишева (рубеж XIX – XX вв.). Автор выделяет две основные категории «чужих» в деревне: люди, рождённые вне деревни, но проживающие там постоянно, и приезжающие в деревню на короткий срок. Проведён сравнительный анализ дореволюционных материалов и советской историографии и современных полевых материалов. В статье выдвигается гипотеза о существовании внутренних «чужаков» в северорусской деревне, однако делаются выводы о готовности северорусского сельского общества принять приезжих в свою среду. Первостепенную роль при этом играет готовность «чужака» следовать общепринятым в данном сообществе социальным нормам поведения. Также поднимается вопрос о роли внутренних и внешних «чужаков» в интеграции и самоорганизации сельского общества на Русском Севере .

Abstract. The article is devoted to the dichotomy of "friends or foes" in the Russian North .

The category of "otherness" is considered separately on terms of social relationships. The objects of the study were non-indigenous residents of the North Russian villages, the subject

- their place in the rural society. The main sources were the modern author's field data collected in 2007-2016 in the Arkhangelsk and Vologda Regions, as well as in the Republic of Komi, and as the supporting data – the materials of Prince V.N. Tenishev's Ethnographic Bureau (the turn of the XIX – XX centuries). The author identifies two main categories of "foes" in the village: people born outside the village, but residing there permanently, and arriving to the village for a short period of time. A comparative analysis of pre-revolutionary materials and Soviet historiography, as well as modern field data was conducted. The article puts forward a hypothesis about the existence of internal "foes" in the North Russian village, but conclusions are made about the readiness of the North Russian rural society to welcome visitors to their surroundings. The paramount role in this is played by the willingness of the "foe" to follow generally accepted social norms of behavior in the given community. The issue of the role of internal and external "foes" in the integration and self-organization of rural society in the Russian North is also brought up .

Ключевые слова: Русский Север, крестьянство, сельская община, социальные нормы поведения, чужаки, приезжие .

Keywords: the North of European Russia, peasantry, rural community, social norms of behavior, strangers, newcomers .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) В современном мире, который переживает этап глобализации, когда, казалось бы, должны стираться почти все границы между разными культурами и народами, категории «своих» и «чужих» продолжают играть важную роль в социальной жизни человека, в поиске им собственного места в каждом конкретном социуме.

Категории «инаковости» или «чужеродности» могут быть рассмотрены в нескольких плоскостях:

например, культурной или социальной. Соответственно «чужими» или «другими» могут быть представители других народов, других социальных групп, других государств или других регионов страны. В этой статье я проанализировала социальные особенности инаковости и отношение сельских жителей к некоренным деревенским жителям и приезжим на Русском Севере .

Материалы для исследования были собраны на Русском Севере, мой полевой материал в частности преимущественно охватывает Архангельскую и Вологодскую области. Этот регион с конца XIX века вызывал живой интерес этнографов. Именно здесь сохранились многие особенности культуры русского крестьянства, исчезнувшие в Центральной России. Здесь не было как таковых массовых потоков миграций в XX в. из-за масштабных военных действий, строительства крупных индустриальных объектов, полностью изменивших экономическую карту других регионов, во время которых количество прибывших превышало бы количество местных жителей. Отношение к «чужакам» поэтому в данных краях не имеет характера фобии, что характерно, например, для многих городов и крупных мегаполисов (Морозов 2015: 5) .

Несколько слов необходимо сказать о специфике моего полевого исследования, поскольку именно эти материалы стали основным источником для данной статьи. Полевая работа проходила в рамках этнографических экспедиций кафедры этнологии МГУ. В течение девяти лет я ездила в деревни Архангельской, Вологодской областей и республики Коми. Хотя члены экспедиции постоянно проживали в одной из деревень, но работа проводилась и в деревнях в округе. В деревне Вожгора Лешуконского района Архангельской области удалось наладить довольно тесные отношения с жителями, со многими из них поддерживаются отношения и вне экспедиций (например, через социальные сети в интернете). Это позволило проводить глубинные интервью, беседовать в очень доверительном ключе. Часто с одним и тем же информантом я смогла побеседовать не один раз и в разных обстоятельствах. Например, с глазу на глаз или вместе с кем-то из родственников, друзей, случайно оказавшихся рядом соседей. Разные условия беседы, несомненно, влияли на готовность информанта рассказать то, что в других обстоятельствах могло бы не упоминаться в наших беседах. Несмотря на иногда уже почти дружеские отношения с некоторыми из информантов, я точно также, как некоторые герои моей статьи, всё же оставалась «чужаком» в сельском социуме. Однако это не только не мешало наблюдениям, но напротив также стало интересным опытом полевого исследования, о котором будет сказано несколько подробнее далее .

Все интервью записывались на диктофон, отрывки из них со всеми речевыми и эмоциональными особенностям приведены в этой статье. Сразу стоит оговориться, что допустимый объём статьи не позволяет привести в качестве примеров все упоминания «чужаков» или «своих», которые так или иначе возникали в разговоре, однако погружение в тему даёт возможность отобрать наиболее характерные и типичные высказывания. То есть те отрывки, которые приведены в данной статье, являются наиболее распространёнными, не выбивающимися из общей канвы ответов информантов .

Несомненно, в качестве примеров я использовала наиболее яркие и интересные эпизоды, но, ещё раз повторюсь, они являются, скорее, правилом, нежели исключением из общего полевого материала. Все имена были скрыты по этическим соображениям, сохранены были лишь указания на пол, год рождения (с согласия моих собеседников) и место интервью .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 21ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

В качестве источников также были взяты исследования этнологов конца XIX – начала XX вв., материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева (Русские крестьяне… Т. 5. Ч. 1, 2, 3. 2007, 2008), архивные материалы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) .

Под понятием «чужаков» в данной статье подразумеваются не только нерусское население выделенного региона, которые волей судеб оказались на Севере, но и просто приезжие, например, такие же русские из других регионов огромной страны .

Проблема «свои-чужие» была основополагающей при институализации науки этнологии и антропологии во второй половине XIX века. Новое звучание этой проблеме было придано в 1967 году, когда состоялся знаменитый симпозиум скандинавских специалистов, в результате которого были сформулированы общие «аналитические подходы к разным аспектам проблем полиэтничной организации в разных этнографических зонах» (Этнические группы и социальные границы … 2006: 7) .

Разграничение между «своими» и «другими» играет важную роль в осознании собственного «Я»: «взаимодействие в рамках оппозиции предполагает, прежде всего, идентификацию…, то есть определение контрагента как подобного себе или как Другого»

(Филиппова 2009: 11.) Согласно когнитивной теории, способность различать сходства и различия между объектами является врождённой. Однако само выделение различий изначально не вызывает конфликта, конфликт возникает лишь в том случае, когда «контрагент… определён не просто как Другой, но как Чужой» (12) .

Я сосредоточила свое внимание на внутренних «чужаках», тех людях, которые, несмотря на длительное проживание в деревне, по тем или иным причинам так и не смогли стать по-настоящему своими, или считаются таковыми .

В каждом обществе проходят невидимые на первый взгляд границы, которые внутри даже самого небольшого коллектива выделяют отдельные кластеры. Они, как это ни парадоксально, часто выполняют не только разъединяющую, но и интегрирующую функцию. Об этом писал еще в 1969 году Ф. Барт в своей работе «Этнические группы и социальные границы»: «… существуют устойчивые, долговременные и жизненно важные социальные отношения, которые устанавливаются поверх таких границ и зачастую базируются именно на дихотомии этнических статусов» (Этнические группы и социальные границы … 2006: 10). Современный бразильский антрополог Э. Вивейрос де Кастро идет дальше и отмечает, что выделение внутри коллектива особой категории «других», непохожих на основную массу коллектива, является своеобразным связующим веществом для создания нового или сохранения уже существующего социума («Различие не только занимает внутреннее пространство “целого”, но оно и само подчинено целому» (ViveirosDeCastro 1992: 27)). Кроме того, важную функцию могут играть отличия данного социума от окружающих людей, это своеобразное противопоставление себя всему миру помогает сплотиться данному коллективу. Так, американский антрополог, специалист по Меланезии Руперт Сташ (Stasch) в своей книге «Общество других» (2009) описывает социальную структуру западнопапуасского народа короваи. Автор отмечает, что помимо сильных внутренних связей и общей сплоченности социума, короваи «также очень сильно подчёркивают непохожесть [одной социальной группы на другую – М. А.] как ключевой признак важных социальных отношений» (13) .

Иными словами, для того, чтобы социальные отношения состоялись как факт, требуются различия. Чтобы состоялся разговор, требуется наличие у участников диалога различий в информации, иначе обмен репликами теряет смысл. Взаимодействие мужа и жены включает в себя огромной количество различий, такие как пол или родовое происхождение. Отсутствие этих различий делает брак невозможным. То же можно ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) сказать о взаимодействии детей и взрослых, бигмена и рядовых общинников и так далее. Инаковость и различность – есть неотъемлемая черта любого коллектива .

В науке широко распространено мнение, что малая социальная группа – будь то община, население куста деревень или некой территории в значительной мере представляет собой гомогенную культурную общность (Белков и др. 2009, Верняев 2012, Новожилов и др. 1999). Люди, входящие в состав такой группы, обладают, например, общими особенностями языка и общими особенностями хозяйственной деятельности .

Принимая в целом утверждение о наличии общих черт в различных сферах культуры близкорасположенных деревень, следует иметь в виду один существенный момент .

Очень часто исследователи абсолютизировали значение социальной группы во взаимоотношениях индивидов (в нашем случае сельских жителей или крестьян) между собой. В советской историографии, например, община и вовсе представляется воплощением групповой идентичности. Причем, как предполагалось в работах историков, групповая идентичность в общине преобладает над индивидуальной. Община в таких исследованиях выступает как некий «атом», который не только не делится внутри на более малые группы, но и контактирует с «внешним миром» только при необходимости .

Например, в 1980-х годах на страницах «Советской этнографии» разгорелась дискуссия после публикации статьи М.М. Громыко «Обычай помочей у русских крестьян в XIX веке (К проблеме комплексного исследования трудовых традиций)» (Обсуждение статьи М.М. Громыко … 1984 № 5, 1984 № 6, 1985 № 1, 1985 № 2). В ходе этой дискуссии делались выводы об особой «автономности общины», «единстве в противостоянии государству» (1984 № 6: 59). Сама община, таким образом, воспринималась участниками дискуссии как «этносоциальная микрогруппа, обладающая свойством самодостаточного развития» (53). Такие выводы в советской историографии отчасти объяснялись необходимостью исследователей показать закрытость, независимость от внешних факторов общины, а также существование коллективного самостоятельного способа труда у русских крестьян в принципе, тем самым объяснив необходимость и логичность существования колхозов и совхозов в деревнях. В современной же историографии как таковых работ о внутренней самоидентификации и тем более о выделении «своих» и «чужих» внутри деревенского социума фактически нет. Есть лишь отдельные исследования, которые отчасти затрагивают проблему «чужих» в сельском обществе, например, тема «условности инаковости» в случае совместного почитания святых мест двумя народами поднималась в статье Д.Д. Петрова и А.В. Туторского (2015), а размытие границы города и деревни и условность деления на городских и деревенских описывается в другой статье А.В. Туторского о подмосковных рабочих начала XX века (Туторский 2005). Особенностям экономических связей XIX в. между односельчанами, а также с соседними сёла и городами, то есть «чужаками», посвящена статья И.И. Верняева «Реформа 1861 г. в торгово-промысловом селе Павлово Нижегородской губернии» (2012). О выделении «внутренних чужаков» в современном сельском обществе среди северорусского населения исследований пока нет .

Основной гипотезой моего исследования стал тезис об особом значении в деревне соблюдения или, напротив, отрицания существующих социальных норм. Это имеет и решающее значение при идентификации человека как другого (Проблемы этнографического изучения русского крестьянства 2010: 20). А плоскости социальной, культурной и пространственной инаковости зачастую пересекаются в этом процессе идентификации человека .

В качестве двух вариантов социальной инаковости были выбраны люди, рожденные вне деревни, но проживающих там постоянно, и те, кто приезжают в деревню на

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 23ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

короткий срок. Такой выбор был сделан не случайно. Выделение двух таких категорий позволило рассмотреть то, как различается, или, напротив, сходится отношение к «чужакам» внутренним и внешним в поведении и рассказах информантов .

Рождение в деревне как критерий определения «своих». Основной формой идентификации «своих» на Русском Севере вплоть до настоящего времени является принадлежность к той или иной деревне. Именно рождение в деревне является линией отчуждения, которая может быть проведена между сельскими жителями. В деревне под понятием «свой» понимается нечто большее, чем просто местный, часто это действительно близкий человек, связанный родственными узами с односельчанами. Неслучайно в деревнях, как правило, распространено несколько фамилий, то есть люди фактически являются друг другу родственниками .

О таких дисцентных группах до сих пор рассказывают местные жители.

Приведу один отрывок из интервью, житель деревни Пятаков починок Вологодской области рассказал про такие группы:

Этнограф [далее – Э]: А у вас в деревне в основном все родственники?

Информант [далее – И]: У нас вот большинство Камкины, вот, потом Бшманов появился с Филинска починка, да, Баднины, да Рыжковы. Теперь гляди, я говорю, в Мелентеве Камкины стали, понимаешь ли, везде: где ни посмотришь, в газетах эти, даже высшее образование есть, вон Камкины – да я не знаю, откуда взялись все. Вот какое дело (М., 1936 г.р., д. Пятаков починок, Никольский р-н Вологодской обл.) .

В краеведческой книге «Светлое Пинежье» был приведён отрывок из рассказа местного жителя о происхождении самой распространенной в деревне Кротово фамилии Галашевы: «Я слыхал от стариков, что наша деревня пошла от Галаша. Он с Новгорода был сослан на Мезень. Работал писарем, присвоил чужие деньги и бежал с семьей в наши края. На том месте, где теперь церковь стоит, он и поставил дом. У нас это место Масленкой зовется (говорят, его какой-то мужик за кусок масла продал) .

Сколько-то пожил. Прознали мезены, где он, приехали сюда и убили его, а сыновей трех оставили в живых. От них и пошли Галашевы (у нас почти вся деревня этой фамилии)» (Светлое Пинежье … 2000: 108) .

Приезжего, даже если он прожил большую часть жизни в данной деревне, односельчане всё равно, хотя бы в шутку, буду считать «чужим» .

Например, в 2007 и 2010 годах в деревне Вожгора Лешуконского района Архангельской области наша экспедиция жила в доме человека, который переехал в Архангельскую область с Украины и жил в Вожгоре с 1950-хгодов, был женат на местной уроженке; он сам, его дети и внуки – социально активные жители деревни. Однако время от времени кто-то из местных в сердцах или в шутку высказывался: «Да он ведь хохол!» При этом сам информант рассказывал, что от вожгорского колхоза его отправили на профессиональную переподготовку. И его в городе считали уже «лешуконскими» (этот район в Архангельской области, по представлению многих, самый глухой и совершенно оторванный от всех благ цивилизации). Наш информант вспоминал, что не раз слышал в свой адрес такие шутки: «Ты из Лешуконья? На лампочку не дуй

– выключатель на стене» (М., д. Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

Таким образом, происходит интересная трансформация. В деревне приезжий до конца своей жизни так и не стал полностью «своим», хотя никаких конфликтных ситуаций его происхождение не вызывало, в других же обстоятельствах его территориальная принадлежность и все вытекающие из этого культурные и особенности социальных норм поведения уже стали определяться по точке отбытия – Лешуконскому району .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Взятый отдельно данный пример может быть отнесён к бытовым, ничего не значащим, ситуациям, которые в полной мере не подтверждают тезиса о важности принадлежности к «своей» деревне, однако другие многочисленные примеры показывают, что часто и сами не исконные жители деревень подчёркивают свою принадлежность к другому району или деревне по месту рождения. Во время интервью информанты, например, не хотели что-либо рассказывать, аргументируя это фразой «да я сам не отсюда», «я не местный/местная», хотя в дальнейшем разговоре оказывалось, что эти люди уже многие годы живут в данной деревне .

Другие многочисленные примеры показывают, что часто и сами не исконные жители деревень подчёркивают свою принадлежность к другому месту рождения. Приведу один из таких примеров, в Вологодской области во время интервью один из информантов отметил:

Э: А Ваша фамилия правильно Лаптаков?

И: Лапсаков правильно. Эти фамилии, конечно, не здешние... Это вот есть тут дачи Насонова – я там родился, и до 39-го года жил там (М., 1930 г.р., с. Андомский Погост, Вытегорский р-н Вологодской обл.) .

В ряде случаев можно говорить и о неоднозначности определения собственной идентичности через принадлежность к определенной деревне. Например, учительница истории из уже упоминавшейся деревни Вожгора во время интервью неоднократно подчёркивала, что она «не из Вожгоры, а из Кельчемгоры» (Ж., д. Вожгора, Лешукноский р-н Архангельской обл.). В ходе беседы, однако, оказалось, что она ещё ребёнком с родителями переехала в эту деревню, то есть её взросление пришлось именно на данную местность, но при этом информантка особо подчёркивала своё иное территориальное происхождение .

Ещё один пример из той же деревни. Жители деревни Вожгора принимали участие в районном библиотечном конкурсе 2016 года «Читать – это стильно». Для того чтобы принять в нем участие, необходимо было сформировать команду из молодых людей, которые являются активными читателями библиотеки. В команду можно было бы привлечь учеников 10 и 11 класса. При обращении к одной из учащихся, проживающей в деревне Лебское (всего в нескольких километрах от Вожгоры) был получен отказ с объяснением, что она «не вожгорская, а лебская» (Ж., д. Лебское, Лешуконский р-н Архангельской обл.). К слову, в Лебском библиотека отсутствует, и жители этой деревни прикреплены к вожгорской библиотеке. Тем не менее, формально они не считают себя «вожгорской молодежью», по крайней мере, пользуются таким объяснением, когда им необходимо избежать нежелательной общественной деятельности .

Данный тип идентификации является наиболее распространенным и часто используемым в повседневных поведенческих практиках, даже в хозяйственном плане деревня долгое время была и во многом остаётся до сих пор основной единицей деления социума (Архипова, Туторский 2013; Милов 1998: 247). Большинство общин в конце XIX века представляли собой деревню, подавляющее большинство колхозов в 1930-е

– 1940-е включали в себя точно также одну деревню. В основу подобного деления, прежде всего, были положены удобство в административном управлении и общая экономическая целесообразность, об этом в частности говорится в постановлениях Сельхозотдела ЦК ВКП(б) (РГАСПИ Ф. 17, Оп. 123 № 405 90 л.). Не случайно, экономически именно деревня оказалась более жизнеспособной в эпоху перестройки. В начале 1990-х годов после преобразования совхозов в акционерные общества на месте вожгорского совхоза, включавшего в себя поселения Вожгора, Родома, Зубово, Пустыня, Лебское, Ларькино и Шегмас, образовались акционерное сельскохозяйственное предприятие [далее АСП – М. А.] «Вожгорское» и АСП «Родомское», включавшие в себя также по одной деревне .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 25ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Однако при выделении «своих» и «чужих» есть примеры и обратного свойства, которые демонстрируют важность идентификации через принадлежность к деревне, даже если человек относится к ней не по рождению. Например, во времена коллективизации в северорусских деревнях часто оказывались раскулаченные или ссыльные из центральных регионов страны. Интересно отметить, что про них часто вспоминают с сочувствием и даже уважением.

В 2006 году в селе Карпогоры один из информантов вспоминал, что в Ежугском лесопункте работал сосланный купец:

И: Этот бывший купец ввел систему поощрения на лесопункте. Он встречал возвращавшихся на подводах рабочих. Первого хвалил: «Ты, Михаил Иванович, сегодня первый, спасибо». Первый получал пачку «Беломора». Второго тоже благодарил, тот получал пачку папирос «Северные». Для третьего был также какой-то подарок… В пункте питания, подведомственном ему, некоторые блюда были дешевле, чем в других столовых, хотя цены устанавливались везде общие. Он организовывал пионеров на посадку картофеля (в рамках трудового воспитания), и картошка получалась бесплатной (М., 1925 г.р., с. Карпагоры, Пинежский р-н Архангельской обл.) .

О том, как в повседневной жизни относились к этому бывшему купцу, разумеется, судить можно только по отдельным воспоминаниям ныне живущих его односельчан, но то уважение, с котором о нём рассказывали, а также то, что его приводили в качестве примера того, как надо поступать, говорит о том, что как минимум граница «отчуждённости» была несколько размыта. Кроме того, сама должность бригадира, которую получил «чужак», социально чуждый колхозникам человек, также говорит в пользу того, что этот приезжий стал отчасти «своим», хотя, повторюсь, эти выводы я смогла сделать на основе нескольких положительных воспоминаний об этом человеке .

Ещё один пример уже из современной жизни деревни. В администрации Лешуконского района работает девушка, которая родилась в другом районе области, а замуж вышла за молодого человека из Вожгоры. Они познакомились в Архангельске, а проживают в селе Лешуконское. Таким образом, эта девушка никогда не жила в Вожгоре постоянно, хотя часто бывает в этой деревне в гостях у родственников. В деревне ее называют «наша вожгорска молодка». Молодка (то есть невестка) – это молодая женщина, которая приходит в дом мужа. В традиционной культуре дом мужа должен находиться в деревне его рождения, то есть формально, с точки зрения традиционных представлений о мире, девушка, вышедшая замуж за вожгорца, становится «вожгорской молодкой» и постоянно проживает в Вожгоре .

Более того, женщина, приходящая в дом мужа из другой деревни, часто подвергается обрядам, фиксирующим этот переход в новую деревню. Так в 2012 году экспедиция Санкт-Петербургского университета зафиксировала в деревне Лебское обряд «убийства молодок». В конце июня пожилые женщины наряжаются охотниками, ищут девушек, которые недавно вышли замуж, и шуточно ловят и якобы колотят их .

Как пишет автор работы, «агрессия "забойщиков" в основном была направлена на тех, кто вышел в Лебское замуж из другой деревни. Не посвященным в местные традиции предстояло пережить "переделку" в лебскую молодку и фактом своего унижения внести вклад в символическое доминирование местных замужних женщин» (Баукова 2014: 215) над пришлыми из других деревень невесток. Стоит отметить, что в самой деревне Вожгора такого обычая не было зафиксировано, но он показателен для данной дискуссии, кроме того деревня Лебское, о которой шла речь ранее, находится в непосредственной близости от Вожгоры .

Однако вернемся к реалиям XXI века и примеру с «вожгорской молодкой». Необычность этой ситуации заключается в том, что в разбираемом примере «вожгорская молодка» имеет только формальное отношение к деревне своего мужа, то есть по анаЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) логии с рассмотренными выше примерами эта молодка также должна считаться «чужой» в сознании односельчан её супруга. Тем не менее, это определение – «наша вожгорская» – по отношению к девушке используется, потому что она часто особо помогает вожгорцам и вожгорским организациям в преодолении бюрократических преград в районном центре. То есть перед нами вновь идентификация через деревню, но в данном случае эта идентификация выражается уже не через маркер происхождения, а как признание ценности традиционных структур, которые в современной реальности играют уже не самую важную роль в жизни людей .

То, что идентификация с определенной деревней связана в первую очередь с традиционной культурой и выглядит неким анахронизмом в настоящее время, можно продемонстрировать на примере конкретных поведенческих практик, которые наблюдались в ходе экспедиции в Лешуконский район в 2016 году. Так, все учащиеся одиннадцатого класса Вожгорской школы участвовали в соревнованиях по волейболу. Жителями села Лешуконское и другими жителями мезенских деревень все они воспринимаются как вожгорцы. Соответственно капитан волейбольной команды – хотя она и жительница села Лебское – получила грамоту как лучший волейболист вожгорской команды. Таким образом, в реальных повседневных практиках с точки зрения внешнего наблюдателя деревни одного гнезда – Вожгора, Лебское, Пустыня, Зубово, Родома, Ларькино и Шегмас – объединяются под общим объединяющим обозначение вожгорцев. Сами жители не замечают этого, поскольку для взаимоотношений внутри деревенского социума деление на деревни сохраняет свою значимость .

Аналогичную ситуацию можно наблюдать и в сфере автоперевозок. Машины, которые ходят из Архангельска в Лебское и Родому, обозначаются как автоперевозчики «Архангельск-Вожгора»; реальное единство деревень Вожгорского куста отражается при формировании цены за проезд. При перевозках из Архангельска в Вожгорский куст существует две цены. От Северодвинска до Вожгорыона составляла в марте 2016 года 3500 рублей, а непосредственно от Архангельска до Вожгоры проезд стоит 3000 рублей. Город Архангельск удален от Северодвинска примерно на 40 километров. Это расстояние оценивается в 500 рублей. Качество дорог же улучшается по мере приближения к областному центру, таким образом, 40 километров от Северодвинска до Архангельска – это дороги наилучшего качества.По сложившейся в области традиции маршрутные такси развозят пассажиров по домам. В марте 2016 года с одним из членов этнологической экспедиции МГУ в маршрутке ехали два человека из деревни Лебское (17 километров от Вожгоры), которые ждали, что их довезут до дома. Они убеждали водителя доехать до их родной деревни. Он соглашался, но говорил, что это можно будет сделать только в том случае, если он сможет проехать подъем на гору рядом с Вожгорой. Поскольку водитель не был уверен в этом, он предлагал пассажирам сразу в Вожгоре, где надо было развезти по домам трех пассажиров, договориться с машиной-внедорожником, которая доедет до Лебского без сомнений. В итоге оба пассажира были доставлены до дома, а водитель вернулся в Вожгору, где он ночевал .

Он проехал специально ради этих двух пассажиров 34 километра (17 – туда, и 17 – обратно), что примерно равно расстоянию от Архангельска до Северодвинска, при этом трудозатраты были гораздо выше из-за неудовлетворительного качества дорог .

Однако это расстояние никак не влияет на стоимость поездки, поскольку все деревни вожгорского куста воспринимаются как единое целое, и тенденция к объединению деревень в единый территориальный конгломерат довольно распространена, особенно в сознании городских жителей .

Все приведенные выше примеры позволяют подвести некий промежуточный итог .

Во-первых, основой для разграничения на «своих» и «чужих» является рождение или

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 27ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

«обрядовое рождение» в деревне. Именно эта граница сохраняется как основа самоидентификации в повседневных коммуникативных практиках жителей Русского Севера. Во-вторых, реальное значение идентификации через деревню в начале XXI века падает. На уровне поведенческих практик оно зачастую уже не используется .

Подлинные чужаки в деревне. Настоящие «другие» в деревне – это люди, которые не только родились за пределами деревни, но и не пытаются инкорпорироваться в деревенский социум, занимая маргинальное социальное положение. В деревнеXIX – начала ХХ в. в этой категории наиболее ярко выделялись пришлые пастухи, коновалы, катали валенок, печники, плотники. Такого рода «чужаки» традиционно присутствовали в деревне, по крайней мере, с XIX века. Корреспондент Этнографического бюро В.Н. Тенишева из Байдаровской волости Никольского уезда Вологодской губернии И.В. Карачев отмечал: «Среди нищих много вращается так называемых странников… Хотя странники слывут за известных воров и пьяниц, однако умеют приобрести себе расположение разными средствами и выпрашивают себе больше милостыни, чем обыкновенные нищие» (Русские крестьяне Т. 5. Ч. 3 2007: 123-124) .

Эта категория «чужих», помимо всего прочего, наделялась особой магической ролью в сознании местных, «оседлых», жителей деревень. Это были люди без особого стабильного статуса, словно, находящиеся в постоянной «переходящей» (Бейлис 1983: 17) фазе, которая сопровождает «всякую перемену места, состояния, социального положения и статуса» (17). Такие странники были вне пространства, следовательно, вне правил и уклада существующего мира, поэтому в сознании людей они зачастую становились опасными. «Собственно, обладатели “силы” и есть странники: бродячие коновалы, швецы, гончары, печники и плотники принадлежали миру дорог. В пастухи зачастую нанимался нищий – чужой, пришлый человек» (Щепанская 1996: 81). Такие пришлые ремесленники, как считалось, получали свои магические способности именно во время странствий, не случайно даже во время остановок в деревнях, они старались не заходить в дома или ночевали по очереди в каждом доме, как, например, это было с пастухами. По свидетельству санкт-петербургской исследовательницы Т.Б. Щепанской, «По сей день в деревнях сохранилось представление о брачной неполноценности пастуха» (Щепанская 1996: 92) .

Один из наших информантов из Вытегорского района Вологодской области отдельно подчёркивал необычные способности пастухов, которые пасли личный скот ещё в советские времена:

И: …они ведь пастухи, утром пройдёт с колотушкой, придёт к тебе, если он у тебя на днях стоит. Ты его напоил чаем, накормил, с собой дал. Он пошёл, да за выгон выпустил скотинку, и сам пошёл спать домой… Если отдал скотинину, отдал, вот такой-то придёт, скажи: «Нет у меня такой-то животины». Он говорит: «Не ищи… она уже отдана у меня».. Она уже отдана этому, лесному хозяину. Так что вот это было. Без этого, ребята, ничего в деревне не делается (М., 1930 г.р., с. Андомский Погост, Вытегорский р-н Вологодской обл.) .

В данном случае к статусу «чужой», то есть пришлый и носитель иных социальных норм, примешивается и вовсе магическое обоснование «инаковости» данного человека. В сознании сельского населения пастухи не просто пришлые люди, они обладатели потусторонних знаний, к которым надо относиться с опаской .

Как утверждает исследовательница темы странничества в русской деревне Т.Б. Щепанская, нередко и сами странники пользовались своеобразным неписанным правом на выходящее за рамки социальных норм поведение: «Корреспонденты Этнографического бюро писали: ходят артели нищих – днём по деревням собирают подаяния, но за деревней, “в поле, в лесу отнимают у женщин или детей хлеб, одежду, а также, если они попадутся ночью или днём на дороге, отнимают даже лошадей у них”» (Щепанская 1996: 87) .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Среди наших информантов, жителей уже XX века, также нередко были упоминания приезжих, (как правило, речь шла о бывших заключенных – так называемых «химиках» или «гопниках» – заключенных, оставшихся на Севере после освобождения), которые всячески нарушали принятые в обществе правила:

И: Всюду гопники ходили. От них закрывались… они имали [крали – М. А.] и людей убивали (Ж., с. Карпогоры, Пинежский р-н Архангельской обл.) .

Другой информант, уже из деревни Вожгора, в 2016 году так описывал исчезновение практики выпаса коров на противоположной от деревни стороне:

И: Когда в Зубово [деревня на противоположной стороне реки Мезень от Вожгоры – М. А.] была колония, потютермщики стали коров лочкать [стрелять, хотя, скорее всего, они убивали коров холодным оружием – М. А.], и наши перестали коров перевозить. А ведь раньше, о-о-о, всех коров за реку отправляли, они там совершенно свободно паслись (М.,1962 г.р., д. Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

В той же деревне мы взяли большое интервью у пожилой семейной парой. Супруга родом из Пинеги, а муж – местный.

В ходе разговора мужчина в шутку заметил:

И1: …здесь более благородный народ [смеётся], непорченый. Там-то у вас намешано уже .

И2: Там дорога, да… Там дорога железная, и там же всякой нечисти! Но здесь тоже нечисть была, здесь её на кукурузе привезли: здесь же зона была, вольное поселение там за рекой – тоже народ напорчен уже. Когда здесь привезли вот этих свободных поселенцев, то бишь зэков, да?, бабы-то местные с ума же посходили. И столько зэчатнарожалось, всё равно гены-то дают о себе знать. Я понимаю, что не все зэки такие плохие люди, ведь кто-то совершенно случайно попал, кто-то по воле случая, но в большинстве-то своём всё равно порченный народ… (М., 1952 г.р., Ж., д .

Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

Важно отметить, что заключенные и вольнопоселенцы достаточно четко вписываются в модель чужаков, которая чаще всего связывается с XIX веком: пришлые люди, которые продолжают жить по своим правилам и определенным образом игнорируют сложившиеся в деревне соционормативные практики .

Помимо бывших зэков или вольнопоселенцев, в советские времена на Север высылали так называемых тунеядцев. Около уже не раз упоминавшейся деревни Вожгора, например, было организовано лесохимическое производство, на которой как раз и работали осуждённые по статье «тунеядство». Примечательно, что к ним, по словам наших информантов, отношение было нейтральным, некоторые даже оставались жить в деревне насовсем. Например, летом 2016 года две информантки вспоминали, что в их деревне остался жить уроженец Ленинграда, он женился на одной из жительниц Вожгоры. Бывший фронтовик, который был блокадником, часто выступал перед учениками местной школы и очень проникновенно рассказывал о блокадном Ленинграде (Ж., д. Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

К категории чужаков также можно отнести некоторых торговцев, для обозначения которых используется наименование «цыгане». Такие торговцы регулярно приезжают в деревню зимой и пытаются продавать вещи, используя, выражаясь современным языком, «агрессивный маркетинг». Так, например, зимой 2016 года в деревне Вожгора около магазина «Радуга» стоял автомобиль с номерами республики Коми, в котором находились люди, останавливавшие всех выходивших из магазина и предлагавшие продать рога животных, убитых во время охоты. Одна из местных женщин так охарактеризовала их: «А цыгане ли каки приехали» (Ж., д. Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.). Важно подчеркнуть, что определение таких торговцев как цыган связано именно с вмешательством в повседневную жизнь северян, то есть имеет негативный оттенок .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 29ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

В 2016 году в деревне Кимжа Мезенского района был записан такой показательный случай:

И: К соседке моей пришли цыгане или кто-то. Подошли к дому стали предлагать открыть дверь, впустить внутрь и принять сковородку в подарок. Соседка приоткрыла дверь, спросила: «точно в подарок»? После получения утвердительного ответа схватила сковороду, и снова заперла дверь. Продавцы постояли около дома, погрозились, потом пошли дальше по деревне. Когда возвращались снова подошли к ее дому, постучали погрозились, да и ушли ни с чем (Ж., 1951 г.р., д. Кимжа, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

Примечательно, что продавцы здесь определены как цыгане. При этом сам говорящий выражает сомнение в том, что это были действительно цыгане. Сам характер истории, форма продажи товаров подводят к мысли, что, скорее всего, продавцы не были этническими цыганами. Тем не менее, именно определение «цыгане» звучит в начале рассказа и позволяет наиболее точно классифицировать незваных гостей в мировоззренческой системе жителей северных деревень .

Также важно отметить, что, торговцы, которые приезжают и торгуют в отведенных для этого местах в деревне, не идентифицируются как цыгане: «Кто это там у клуба?»

– «А коммерсанты каки ли приехали…»

Отдельно среди «чужаков» можно выделить приезжих из города советского времени. Они отличались от чужаков первого типа тем, что приезжали в деревню в зрелом возрасте, занимались отличным от местных жителей занятием (чаще всего преподаванием в школе). При этом они старались или вынуждены были инкорпорироваться в деревенскую жизнь, они не воспринимались местными как инородные тела в деревне, как носители особых свойств, хотя, в особенности на первых порах, казались инфантильными, неподготовленными к деревенской жизни односельчанами .

Отношение к этим чужакам было двойственным. С одной стороны, это были уважаемые, образованные люди, которые занимали важное положение в сельском обществе. В деревнях в советские годы приезжими горожанами были, как правило, представители интеллигенции: учителя, врачи, агрономы, инженеры, которые работали узкими специалистами в колхозе. С другой же стороны, эти приезжие всё равно были отчасти «другими», они многого не понимали, хотя и пытались жить по деревенским правилам и соблюдать местные нормы .

Например, экспедиция кафедры этнологии МГУ записала несколько историй про приезжих учителей.

В 2007 году уроженец деревни Вожгора Архангельской области, который позже уехал из деревни в Калугу и сам стал своеобразным примером представителя «другого» в социуме, рассказал историю о непонятных для горожан Вожгорских словах:

И: Однажды кто-то из учеников Вожгорской школы опоздал на занятия и молодая учительница, недавно прибывшая из города, спросила его о причинах. Ученик ответил, что «надысь на передызье балька четырех ягышей окотила». Учительница не поняла ни слова… решила, что ученик издевается над ней, и отправила его к директору, который и перевел учительнице смысл этого выражения: «Накануне в передызье (коридоре между избой и двором в единой северной постройке дом-двор – М. А.) овца родила четырех ягнят» (М., д. Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

В 2016 году уже в несколько измененном виде история была зафиксирована от племянника предыдущего информанта, который живёт в деревне:

И: Однажды в школе был урок посвященный местному наречию и ученикам дали задание узнать у родителей пример выражения, который был бы непонятен в городе .

Один из учеников принес такое предложение: «Надысь на передызье балька четырех ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ягышей окотила», за что сразу получил пятерку (М., 1962 г.р., д. Вожгора, Лешуконский р-н Архангельской обл.) .

В этих рассказах главной героиней была приезжая учительница, возможно, одна и та же. Вполне вероятно, эти истории и вовсе являются местным фольклором, поскольку фраза «Надысь на передызье балька четырех ягышей окотила» является довольно популярным среди северорусского населения примером местного диалекта. В данном же случае меня заинтересовала не правдивость истории, а то что она может ярко проиллюстрировать недопонимание между местными жителями и приезжими .

В данном случае одно и то же выражение может не только пересказываться поразному, но и иметь из-за этого разный оттенок. В первом случае, со слов информанта, учительница – представитель «чужой», городской культуры, негативно отнеслась к проявлениям локального и чуждого ей мира. Во втором же случае учительница, напротив, приняла с восхищением необычный местный диалект, то есть её «инаковость» в воспоминаниях местного жителя стирается .

Очень похожий сюжет описан в книге ныне жителя Петрозаводска Виталия Семеновича Аксенова 1949 года рождения, уроженца деревни Лебское Архангельской области .

В очерке «Учитель» есть такое эпизод: «Молодых учительниц, приехавших работать в школу, сельсовет определил на постой в верхнюю избу крестьянского дома. Распаковали свои вещи, разложили книги, конспекты и стали готовиться к первому учебному дню. Среди них была воспитанница детского дома средней полосы Мария Ивановна Сакулина, которая по окончании учебы попросила направить ее в школу, расположенную в самой глухомани.

После длительного путешествия ей потребовалось устроить постирушки, поэтому она спустилась вниз и обратилась к хозяйке:

– Екатерина Игнатьевна! Разрешите мне, пожалуйста, воспользоваться Вашим тазиком для стирки белья .

Не отрываясь от домашних дел, старушка певучим голосов ответила:

– А, лохань надь? Поди, возьми, там, на передызье под лисвицей [лестницей – М.А.] стоит, – и показала рукой в сторону входной двери .

Смущенная девушка вышла, а спустя некоторое время с поникшим взором вернулась в нижнюю избу .

– Чего пришла с пустыми руками?

– Я передызья не смогла найти .

Большой медный таз стоял в коридоре под лестницей, ведущей на второй этаж»

(Аксенов 2009: 72-73) .

Как это может показаться ни удивительным, но этнографы – тоже приезжие – менее заметны как чужаки на Русском Севере. Пожалуй, единственным исключением является Пинежский район, где исследования проводятся практически ежегодно с 1960-х годов. В 2006 году нами было зафиксировано такое высказывание: «Бабки – это молотки-те, которыми столбы заколачивают, а мы – жонки!» (Ж., с. Карпогоры, Пинежский р-н Архангельской обл.). В нем отражается неправильное наименование пожилых женщин Пинежья словом «бабки», которое распространено среди студентов-этнографов и студентов-фольклористов. Здесь вновь, как и в описанных выше случаях с сельскими учителями, этнографы выступают как люди незнакомые с сельской жизнью Пинежья .

Схожее отношение к студентам-этнографам содержится в книге писателя-публициста О. Ларина «В ритме Пинеги». Он писал: «Пришли в избу без стука, наследили .

Ни "здравствуйте", ни "извините". И сразу же к старухе: "А ну, расскажи, как своего внука баюкаешь! А ну, покажи свои наряды!" На лицах – снисходительное презрение .

Отсутствие туалета означает для них крушение цивилизации… Заросшие бородами

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 31ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

юные "старички" взирают на северных жителей прищуренным, слегка презрительным оком. Они не очень-то церемонятся с деревенскими обычаями и, случается, просто вредят науке, разрушая атмосферу доверия и сердечности, без которой собирательство теряет всякий смысл» (Ларин 1985: 14-15) .

Эти примеры вновь подтверждают приведённый в начале статьи тезис о том, что чужими для жителей северорусских деревень являются те, кто нарушает принятые соционормативные практики, при этом делает это, словно, с вызовом или презрением. Пастухи, коновалы, катали XIX века, а также заключенные, вольнопоселенцы и цыгане XX и XXI веков нарушают деревенские нормы и становятся чужими. Учителя считаются «чужими» только в первое время после приезда, а затем усваивают нормы поведения и инкорпорируются в социум. Студенты-этнографы, фольклористы или диалектологи остаются наименее значимой категорией чужаков: они нарушают нормы, но при этом появляются нерегулярно и редко становятся распознаваемой фигурой .

Заключение. Среди приезжих в северорусской деревне можно выделить, условно назовём, позитивные и негативные примеры. В первую категорию входят те, кто с уважением относится к местным соционормативным практикам, не нарушает устоявшиеся правила поведения; вторая категория – это нарушители правил, нарочито пренебрегающие устоями местного общества .

При этом «чужие» – это очень условная и среди самих жителей принимающего локуса малопонятная категория, существуют разные зоны «отчуждения». Внутри самого деревенского социума могут выделяться категория «внутренних чужих» – например, давно осевшие в данной местности приезжие или ученики сельской школы, которые родом из соседней деревни. По сути, они являются «своими», однако время от времени срабатывает принцип разделения на «своих» и «других». Эта отчуждённость проявляется чаще всего в бытовых вещах. Выделение «внутренних чужаков»

зачастую помогает социуму организовать небольшие коллективы внутри общества .

Например, бригады в колхозной деревне, по воспоминаниям наших информантов, представляли собой круг сработавшихся и уже ставших близкими друг другу людьми, которые часто жили в одном конце деревни и даже могли быть родственниками. Для деревни очень важно общественное согласие, и оно может достигаться в том числе и через отрицание инаковости внутри самого социума. Разумеется, тезис о том, что через отчуждение конструируется собственная идентичность, является несколько упрощённым (Тишков 2013: 112), однако «другие» внутри своего коллектива являются теми, на кого зачастую направлен негатив всего коллектива .

Единственные реальные чужие в деревне Русского Севера – это зэки, цыгане, пришлые коновалы и т.д. Именно с этими чужаками местные жители связывают всё отрицательное, что приносится извне, нарушая устоявшиеся нормы. Все остальные категории – либо стремятся стать своими, либо по сути свои, но формально отличаются от жителей деревни .

Таким образом, для любого общества важную роль играет разграничение окружения на «своих» и «чужих», при этом последняя категория не менее важна, чем осознание себя частью «своих». Особенно ярко это деление проявляется в тех обществах, которые по разным причинам становятся труднодоступными для проникновения пришлого населения. Таким обществом отчасти, на мой взгляд, можно считать северорусское деревенское население: в силу географических, исторических, а в настоящие дни – экономических особенностей – местные жители сформировали свой собственный социум. При этом ошибочно утверждать, что этот социум был и остаётся закрытым для пришлого населения – напротив, полевые материалы и прочие этнографические источники показывают, что ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) местные жители готовы принять представителей других регионов или этносов, но основные критерием для этого будет соблюдение существующих социальных норм поведения, которые являются ключевыми для формирования сельского общества на Русском Севере .

Литература:

1. Stasch R. Society of Others: Kinship and Mourning in a West Papuan Place. San Diego, 2009 .

2. Viveiros De Castro E. From the enemy’s point of view: humanity and divinity in an Amazonian society. Chicago: University Press, 1992 .

3. Аксенов В.С. Лешуконье далекое – близкое. Северодвинск, 2009 .

4. Архипова М.Н., Туторский А.В. Общинные традиции в хозяйстве (как пример бытования традиций в малой группе) // Вестник Санкт-Петербургского университета .

Серия 2. История .

2013. Вып. 3. С. 104–115 .

5. Баукова К.С. «Не ловленной не останется»: убийство молодок на заговенье как обряд перехода // Коммуникативные конвенции и социальные сценарии. СПб., 2014 .

С. 211–220 .

6. Бейлис В. А. Теория и ритуал в трудах Виктора Тэрнера / Тэрнер В. Символ и ритуал. М., 1983 .

7. Белков П.Л., Верняев И.И., Новожилов А.Г. Малые группы в этнографии: постановка проблемы // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История .

2009. №. 3. С. 91-94 .

8. Богатырёв П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971 .

9. Верняев И.И. Реформа 1861 г. в торгово-промысловом селе Павлово Нижегородской губернии. Ч. 1. // Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2012. Вып. 3. С. 16–41 .

10. Громыко М.М. Место сельской (территориальной, соседской) общины в социальном механизме формирования, хранения и изменения традиций // Советская этнография. 1984. № 5. С. 70–80 .

11. Лакан Ж. Четыре основные понятия психоанализа. (Семинары. Кн. XI.). М., 2004. 465 с .

12. Ларин О. В ритме Пинеги. М., 1985 .

13. Лотман Ю.М. Культура и взрыв: научное издание. М.: Гнозис, 1992. 270 с .

14. Морозов И. А. Локальные традиции и меняющиеся идентичности// Этнографическое обозрение. 2015. № 2. С. 5-14 .

15. Новожилов А. Г., Хрущев С. А., Громова Ю. В. Современное состояние сету по данным этнологических исследований //Историко-этнографические очерки Псковского края. – 1999. – С. 269-301 .

16. Обсуждение статьи М.М. Громыко «Место сельской (территориальной, соседской) общины в социальном механизме формирования, хранения и изменения традиций» // Советская этнография. 1984. № 6. С. 51–64 .

17. Обсуждение статьи М.М. Громыко «Место сельской (территориальной, соседской) общины в социальном механизме формирования, хранения и изменения традиций» // Советская этнография. 1985. № 1. С. 70–79 .

18. Обсуждение статьи М.М. Громыко «Место сельской (территориальной, соседской) общины в социальном механизме формирования, хранения и изменения традиций» // Советская этнография. 1985. № 2. С. 64–71 .

19. Петров Д. Д., Туторский А. В. Почитание обетных крестов на Русском Севере как локальная традиция в этноконтактной зоне // Фольклорные традиции в поликультурных зонах России. – Т. 17 из Славянская традиционная культура и современный

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 33ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

мир. – Государственный республиканский центр русского фольклора Москва, 2015 .

С. 150–162 .

20. Проблемы этнографического изучения русского крестьянства (соционормативная культура). Учебно-методическое пособие / Под ред. А. А. Никишенкова. Москва, «Новый хронограф», 2010. 161 с .

21. Российский государственный архив социально-политической истории .

22. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро»

князя В.Н. Тенишева. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 1. Вельский и Вологодский уезды. СПб: ООО «Деловая полиграфия», 2007. 624 с., 145 ил .

23. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро»

князя В. Н. Тенишева. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 2. Грязовецкий и Кадниковский уезды. СПб: ООО «Деловая полиграфия», 2007. 840 с., 41 ил .

24. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро»

князя В. Н. Тенишева. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 3. Никольский и Сольвычегодский уезды. СПб: ООО «Деловая полиграфия», 2007. 684 с., 106 ил .

25. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро»

князя В. Н. Тенишева. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 4. Тотемский, Устьсысольскийй, Устюгский и Яренский уезды. СПб: ООО «Деловая полиграфия», 2008. 808 с., 77 ил., 10 карт .

26. Светлое Пинежье: путешествие по краю: справочник-путеводитель. М., Архангельск, Карпогоры, 2000 .

27. Тишков В. А. От общественного восприятия – к общественному сознанию / Новые этнические группы в России. Пути гражданской интеграции. Под ред. В.В. Степанова, В.А. Тишкова. М., 2009. С. 5-10 .

28. Тишков В.А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии. М., 2003 .

29. Туторский А.В. Рабочие Подмосковья конца XIX-нач. ХХ века (социокультурная характеристика) // Гуманитарная культура и этноидентификация. 2005. С. 37-52 .

30. Филиппова Е.И. «Мы» и «они»? Об опасностях холизма в общественных представлениях/ Новые этнические группы в России. Пути гражданской интеграции. Под ред. В.В. Степанова, В.А. Тишкова. М., 2009. С. 11–18 .

31. Щепанская Т.Б. Власть пришельца. Атрибуты странника в мужской магии русских (XIX – начало XX в.) / Символы и атрибуты власти: генезис, семантика, функции .

Сб. статей. Отв. ред. В. А. Попов. Санкт-Петербург, 1996. С. 72–110 .

32. Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий. Сборник статей / Под ред. Ф. Барта; пер. с англ. И. Пилыцикова. М.:

Новое издательство, 2006. 200 с .

References:

1. Stasch R. Society of Others: Kinship and Mourning in a West Papuan Place. San Diego, 2009 .

2. Viveiros De Castro E. From the enemy’s point of view: humanity and divinity in an Amazonian society. Chicago: University Press, 1992 .

3. Aksenov V.S. Leshukon'e dalekoe – blizkoe [Leshukonye far and close]. Severodvinsk, 2009 .

4. Arkhipova M.N., Tutorskii A.V. [Community traditions in the household (as an example of the existence of traditions in a small group)]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 2. Istoriya, 2013, Issue 3, pp. 104–115. (In Russ.) .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

5. Baukova K.S. «Ne lovlennoi ne ostanetsya»: ubiistvo molodok na zagove-n'e kak obryad perekhoda ["Not scopic will not remain": the murder of a pullet on the eve of as a rite of passage]. Kommunikativnye konventsii i sotsial'nye stsenarii [Communicative Convention, and social scenarios]. Saint Petersburg, 2014, pp. 211–220 .

6. Beilis V.A. Teoriya i ritual v trudakh Viktora Ternera [Theory and ritual in the writings of Victor Turner]. In Terner V. Simvol i ritual [Symbol and ritual]. Moscow, 1983 .

7. Belkov P.L., Vernyaev I.I., Novozhilov A.G. [Small groups in Ethnography: statement of the problem]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 2. Istoriya, 2009, no. 3, pp. 91-94. (In Russ.) .

8. Bogatyrev P.G. Voprosy teorii narodnogo iskusstva [The theory of folk art]. Moscow, 1971 .

9. Vernyaev I.I. [The reform of 1861 in trading and fishing village Pavlovo of Nizhny Novgorod province]. Part 1.Vestnik SPbGU. Ser. 2, 2012, Issue 3, pp. 16–41. (In Russ.) .

10. Gromyko M.M. [Rural (regional, neighbourhood) and communities in the social mechanism of formation, storage and change traditions]. Sovetskaya etnografiya, 1984, no. 5, pp. 70–80. (In Russ.) .

11. Lakan Zh. Chetyre osnovnye ponyatiya psikhoanaliza. (Seminary. Kn. XI.) [Four basic concepts of psychoanalysis. (The seminars. Book XI.)]. Moscow, 2004, 465 p .

12. Larin O. V ritme Pinegi [In the rhythm of Pinega]. Moscow, 1985 .

13. Lotman Yu.M. Kul'tura i vzryv: nauchnoe izdanie [Culture and explosion: scientific publication]. Moscow, Gnozis Publ., 1992, 270 p .

14. Morozov I.A. [Local traditions and the changing of identity]. Etnograficheskoe obozrenie, 2015, no. 2, pp. 5-14. (In Russ.) .

15. Novozhilov A.G., Khrushchev S.A., Gromova Yu.V. Sovremennoe sostoyanie setu po dannym etnologicheskikh issledovanii [Modern state of the set according to ethnological research]. Istoriko-etnograficheskie ocherki Pskovskogo kraya [Historical and ethnographic essays of the Pskov region]. 1999, pp. 269-301 .

16. [Discussion of article by M. M. Gromyko, "The Place of rural (territorial, neighboring) communities in the social mechanism of formation, storage and change of tradition"] .

Sovetskaya etnografiya, 1984, no. 6, pp. 51-64. (In Russ.) .

17. [Discussion of article by M. M. Gromyko, "The Place of rural (territorial, neighboring) communities in the social mechanism of formation, storage and change of tradition"] .

Sovetskaya etnografiya, 1985, no. 1, pp. 70–79. (In Russ.) .

18. [Discussion of article by M. M. Gromyko, "The Place of rural (territorial, neighboring) communities in the social mechanism of formation, storage and change of tradition"] .

Sovetskaya etnografiya, 1985, no. 2, pp. 64–71. (In Russ.) .

19. Petrov D.D., Tutorskii A.V. Pochitanie obetnykh krestov na Russkom Severe kak lokal'naya traditsiya v etnokontaktnoi zone [The worship of votive crosses in the Russian North as a local tradition in ethno-contact zone]. Fol'klornye traditsii v polikul'turnykh zonakh Rossii .

T. 17 iz Slavyanskaya traditsionnaya kul'tura i sovremennyi mir [Folklore traditions in a multicultural zones of Russia. Vol. 17 of Slavic traditional culture and the modern world]. Moscow, The state Republican center of Russian folklore Publ., 2015, pp. 150–162 .

20. Problemy etnograficheskogo izucheniya russkogo krest'yanstva (sotsio-normativnaya kul'tura) [Problems of an ethnographic study of the Russian peasantry (socio-normative culture)]. In A.A. Nikishenkov (ed.). Moscow, Novyi khronograf Publ., 2010, 161 p .

21. Russian state archive of socio-political history. (In Russ.) .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 35ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

22. Russkie krest'yane. Zhizn'. Byt. Nravy. Materialy «Etnograficheskogo byuro» knyazya V.N. Tenisheva. T. 5. Vologodskaya guberniya. Ch. 1. Vel'skii i Vologodskii uezdy [The Russian peasants. Life. Gen. Customs. Materials "the Ethnographic Bureau" of the Prince V. N .

Tenisheva. Vol. 5. Vologda province. Part 1. Belsky and Vologda counties]. Saint Petersburg, Delovaya poligrafiya Publ., 2007, 624 p .

23. Russkie krest'yane. Zhizn'. Byt. Nravy. Materialy «Etnograficheskogo byuro» knyazya V.N. Tenisheva. T. 5. Vologodskaya guberniya. Ch. 2. Gryazovetskii i Kadnikovskii uezdy [The Russian peasants. Life. Gen. Customs. Materials "the Ethnographic Bureau" of the Prince V. N. Tenisheva. Vol. 5. Vologda province. Part 2. Gryazovetskiy and Taurage counties.]. Saint Petersburg, Delovaya poligrafiya Publ., 2007, 840 p .

24. Russkie krest'yane. Zhizn'. Byt. Nravy. Materialy «Etnograficheskogo byuro» knyazya V.N. Tenisheva. T. 5. Vologodskaya guberniya. Ch. 3. Nikol'skii i Sol'vychegodskii uezdy [The Russian peasants. Life. Gen. Customs. Materials "the Ethnographic Bureau" of the Prince V. N. Tenisheva. Vol. 5. Vologda province. Part 3. Nicholas and Solvychegodsk districts]. Saint Petersburg, Delovaya poligrafiya Publ., 2007, 684 p .

25. Russkie krest'yane. Zhizn'. Byt. Nravy. Materialy «Etnograficheskogo byuro»

knyazya V.N. Tenisheva. T. 5. Vologodskaya guberniya. Ch. 4. Totemskii, Ust'-sysol'skiii, Ustyugskii i Yarenskii uezdy The Russian peasants. Life. Gen. Customs. Materials "the Ethnographic Bureau" of the Prince V. N. Tenisheva. Vol. 5. Vologda province. Part 4. Totma, Justicialismo, Ustupski and Arensky counties]. Saint Petersburg, Delovaya poligrafiya Publ., 2008, 808 p .

26. Svetloe Pinezh'e: puteshestvie po krayu: spravochnik-putevoditel' [Bright Pinezh'e: a journey on the edge: the guide]. Moscow, Arkhangelsk, Karpogory, 2000 .

27. Tishkov V.A. Ot obshchestvennogo vospriyatiya – k obshchestvennomu soznaniyu [From public perception to public consciousness]. In V.V. Stepanova, V.A. Tishkova (eds.) .

Novye etnicheskie gruppy v Rossii. Puti grazhdanskoi integratsii [New ethnic groups in Russia. Civil integration]. Moscow, 2009, pp. 5-10 .

28. Tishkov V.A. Rekviem po etnosu: Issledovaniya po sotsial'no-kul'turnoi antropologii [Requiem for ethnos: Studies in socio-cultural anthropology]. Moscow, 2003 .

29. Tutorskii A.V. Rabochie Podmoskov'ya kontsa XIX-nach. KhKh veka (sotsiokul'turnaya kharakteristika) [Working suburbs of the late nineteenth-early twentieth century (socio-cultural characteristics)]. Gumanitarnaya kul'tura i etnoidentifikatsiya [Humanitarian culture and ethnoidentification]. 2005, pp. 37-52 .

30. Filippova E. I. «My» i «oni»? Ob opasnostyakh kholizma v obshchestven-nykh predstavleniyakh ["We" and "they"? About the dangers of holism in the public views]. In V.V .

Stepanov, V.A. Tishkov (eds.). Novye etnicheskie gruppy v Rossii. Puti grazhdanskoi integratsii [New ethnic groups in Russia. Civil integration.]. Moscow, 2009, pp. 11–18 .

31. Shchepanskaya T. B. Vlast' prishel'tsa. Atributy strannika v muzhskoi ma-gii russkikh (XIX – nachalo XX v.) [The power of the alien. The attributes of a stranger in a men's Russian magic (XIX – beginning of XX century)]. In V.A. Popov (ed.). Simvoly i atributy vlasti:

genezis, semantika, funktsii [The symbols and attributes of power: Genesis, semantics, functions]. Saint Petersburg, 1996, pp. 72–110 .

32. Etnicheskie gruppy i sotsial'nye granitsy. Sotsial'naya organizatsiya kul'turnykh razlichii [Ethnic groups and social boundaries. The social organization of cultural difference]. In F. Barta (ed.). Moscow, Novoe Publ., 2006, 200 p .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

РАЗДЕЛ II. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

КОМПЛЕКСНОГО ПОЗНАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

И ОБЩЕСТВА

SECTION II. PSYCHOLOGICAL-PEDAGOGICAL BASES OF COMPLEX

COGNITION OF THE MODERN PERSON AND SOCIETY

–  –  –

DOI: 10.25629/HC.2018.01.03 Боброва Ольга Михайловна, доцент, доцент кафедры экономики и управления .

Боброва Элла Викторовна, старший преподаватель кафедры экономики и управления. Московский авиационный институт. Волоколамское шоссе, д. 4, г. Москва, A-80, ГСП-3, 125993 .

E-mail: aerodance@bk.ru. Секач Михаил Федорович, заслуженный деятель науки РФ, доктор психологических наук, профессор, научный руководитель факультета психологии и педагогики. Российский новый университет. Москва, ул. Радио, 22. E-mail: MFSekach@yandex.ru .

Bobrova Ol'ga Mikhailovna, associate Professor, Department of Economics and management .

Bobrova Ella Viktorovna, senior lecturer of the Department of Economics and management. The Moscow aviation Institute. Volokolamskoe shosse 4, Moscow, A-80, GSP-3, 125993. E-mail: aerodance@bk.ru. Sekach Mikhail Fedorovich, honored scientist of Russia, doctor of psychological Sciences, Professor, scientific head of the faculty of psychology and pedagogy. Russian new University. Moscow, Radio str., 22. E-mail: MFSekach@yandex.ru .

Аннотация. Наука до сих пор признавала четыре типа универсальных полей в природе:

гравитационное, электромагнитное, сильное и слабое ядерные поля. Предполагается, что в дополнение к биохимическим процессам и генетическим программам в живом организме активную роль могло играть специфическое биологическое поле. Это было бы сверхслабое «пятое поле», обеспечивающее тонкое взаимодействие с четырьмя известными полями. Эту гипотезу подтверждают результаты медицинских исследований .

Очень небольшие поля приводят к лучшим результатам в лечении, чем используемые в традиционной практике. Биологические системы не подпадают под простую логику того, что более сильные стимулы приводят к лучшему результату .

Abstract. Science has so far recognized only four types of natural universal fields: gravitational, electromagnetic, strong, and weak nuclear fields. It is assumed that in addition to biochemical processes and genetic programs in a living organism, a specific biological field could act an active role. That would be an ultraweak "fifth field", providing a delicate interaction with four known fields. This hypothesis is confirmed by the results of medical trials .

The very small fields lead to better results in treatment than those used in the traditional practice. Biological systems are not subject to simple logic that the stronger stimuli, the better results .

Ключевые слова: нейроны, лиганды, нейропептиды, эмоции, мозг, биополе, ядерное поле, электромагнитная энергия, квантовая физика, Вселенная .

Key words: neurons, ligands, neuropeptides, the emotions, the brain, the bio-field, nuclear field, electromagnetic energy, quantum physics, the universe .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 37 ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

–  –  –

Явление индукции было описано Майклом Фарадеем в 1831 году в Англии. Он показал, что при перемещении магнита рядом с проводником, в этом проводнике индуцируется ток. Закон электромагнитной индукции Фарадея является основным законом в электромагнетизме, и лежит в основе современной науки, которая обозначается как магнетобиология, и исследует воздействие магнитных полей на живые организмы .

В работах доктора биологических наук Джеймса Л. Османа (James L. Oshman) в книгах «Энергетическая медицина» и «Энергетическая медицина в терапии и изменении человека» (Energy Medicine, Energy Medicine and Therapeutics and Human Performance) вышедших в 2000 году, говорится о естественных процессах, ответственных за проявления так называемой биоэнергии - например о человеческих энергетических полях. «Первым источником электрической энергии является ток крови по кровеносным сосудам. Так как кровь является хорошим проводником, то с каждым ударом сердца всю кровеносную систему пронизывают электрические импульсы. Вторым по величине источником электрической энергии является сетчатка глаза, которая ведет себя как батарейка, меняя свою полярность, при попадании на нее света. Третье по силе поле производится мышцами, при этом большие мышцы производят большие поля, а мелкие мышцы, например, веки – малые поля. Сочетание всех этих полей и составляет биомагнитное поле человека» [5]. Биомагнитное поле возникает из-за пульсирующих электрических потоков, которые пронизывают ткани. Общее поле тела суммируется из всех отдельных полей, самым сильным из которых является поле, формируемое сердцем .

Еще один механизм, открытый учеными, заключается в том, что сетчатка глаза реагирует не только на свет, но и на магнетизм. Нейрофизиологи обнаружили специфические нервы в глазу, которые воспринимают магнитные поля, находящиеся в непосредственной близости к глазу. Может ли при этом зрительная система сформировать изображение магнитного поля окружающей среды, пока не ясно, но эти два подхода формируют различные типы информации об энергетическом поле человека .

Магнитные поля изменяют поляризацию света. Это физическое явление – «эффект Фарадея», названое так в честь Майкла Фарадея, обнаруженное им в 1845 году заключается в том, что при распространении линейно-поляризованного света через оптически неактивное вещество, находящееся в магнитном поле, наблюдается вращение плоскости поляризации света. «Глаза человека чувствительны к поляризации света. Я думаю, что некоторые люди имеют способность воспринимать энергетическое поле тела, через изменяющуюся поляризацию света. Некоторые люди уже рождаются с такой высокой степенью чувствительности, а другие приобретают такую способность в процессе жизни. Эта форма видения позволяет некоторым людям видеть слои энергетического поля человека» [5] .

В 1924 году голландский врач Виллем Эйнтховен получил Нобелевскую премию за открытие того, что сердце генерирует свое собственное электромагнитное поле. В то время измерение сердечного поля требовало самых чувствительных из существовавших инструментов. В наши дни ученые в состоянии обнаружить в миллионы раз более слабые электрические и магнитные поля. В 1929 году Ханс Бергер, воспользовавшись гальванометрами, сумел обнаружить и описать электрическое поле головного ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) мозга. Работа Бергера стала ценным вкладом в развитие энцефалографии, которая позволяет составлять карту электрического поля головного мозга. Позднее с помощью магнитокардиограмм и магнитоэнцефалограмм были составлены карты магнитных нолей сердца и головного мозга (сердце давало самое сильное, по сравнение с другими органами, поле. Его сила превышала силу поля головного мозга примерно в 5000 раз) .

В 1970-х годах Нобелевский лауреат Альберт Сент-Дьерди напомнил ученым, что «для того, чтобы взаимодействовать, молекулам вовсе не обязательно вступать в непосредственный контакт друг с другом. Энергия может течь посредством электромагнитного поля». На Альберта Сент-Дьерди огромное «впечатление произвела тонкость и скорость биологических реакций, а также предположение о том, что белки могут быть полупроводниками». Это резко противоречило господствовавшим тогда представлениям, которые делали основной упор на механическое и химическое вмешательство и презрительно относились к возможности того, что на клетки может воздействовать невидимая энергия .

В этом плане интересны эксперименты Бернарда Града, доктора наук из Университета Мак-Гилла (1965). Он доказал, что если обработать магнитным полем воду, то при исследовании с помощью ультракрасной спектроскопии она проявляет ослабление водородных связей и другие мелкие изменения молекулярной структуры. Он поливал растения водой, взятой из рук больных, страдающих клинической депрессией, Растения, которые получали воду от больных людей (так называемую «несчастную воду»), продемонстрировали очень низкую всхожесть семян, а из проросших семян молодые растения росли гораздо медленнее, чем в контрольной группе, которые поливались чистой водой [14] .

Электромагнитная энергия имеет фундаментальное значение для живых организмов. Некоторые штаммы бактерий располагаются строго по линиям магнитного поля Земли. Удалось установить, что эти бактерии содержат микрокристаллы магнетита, черного минерала, образованного оксидом железа. Частицы магнетита - это самые маленькие магниты из существующих в природе. Маленькие кристаллы этого вещества, обладающего магнитными свойствами, присутствуют в головном мозге некоторых видов животных, которым необходимо ориентироваться по линиям магнитного поля Земли - почтовых голубей, пчел и мигрирующих рыб. В 1992 году магнетит обнаружили в ткани человеческого головного мозга. Он образует линейные цепочки размером до восьми кристаллов, которые зачастую прикрепляются к клеточной мембране .

Кристаллы магнетита связаны с нашими циркадными ритмами. Циркадные ритмы нашего тела адаптируются к местной смене дня и ночи, а наше личное электромагнитное поле вынуждено адаптироваться к новому расположению сетки электромагнитного поля Земли. И даже слабые электромагнитные изменения могут вынудить мозг производить норадреналин, нейромедиатор, участвующий в формировании реакций на стресс, например, когда мы совершаем длительный перелет, пересекая несколько часовых поясов [17] .

Фундаментальный закон физики, «закон Ампера», который гласит: что, если ток течет через проводник, например, через провод или живую ткань, он генерирует магнитное поле в этой среде. Также известно, что эритроциты и другие составляющие кровяной поток частицы крови имеют электрический заряд. Следуя классическим законам физики, электричество, протекая через сердце, мышцы, мозг и других нервные окончания, неизбежно образует магнитные поля в непосредственной близости от поверхности тела. Такие магнитные поля называют биомагнитными полями. В отчете Национального института здоровья США утверждается, что «биоэлектромагнитные явления лежат в основе биохимических процессов, то есть биологически важные химические реакции опосредуются электромагнитными силами» [16] .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 39ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Весомость доказательств важной роли электромагнитных явлений в биологии начинает преобладать над предрассудками. Ученые выяснили, что тело и мозг взаимодействуют посредством электромагнитных импульсов. В организме расположен целый химический завод, обеспечивающий множество функций. И электрохимическая энергия определяет уровень функционирования нашего организма. Ключевым элементом сложнейшей коммуникационной системы человеческого организма являются рецепторы клеток [6,8] .

В начале 70-х годов Кэндис Перт впервые доказала существование этих рецепторов .

В своей замечательной книге «Молекулы эмоций», изданной в 1997 году, доктор Перт пишет, что «жизнь клетки в каждый момент времени определяется тем, какие рецепторы располагаются на ее поверхности, и тем, заняты ли они лигандами или нет» (примечание 1). Нейропептиды профессор Кэндис Перт назвала «молекулами эмоций» (примечание 2). На конференции по психонейроиммунологии – науке, изучающей способ, которым взаимодействуют психика, нервная и иммунная системы, – Кэндис Перт объявила о том, что иммунные клетки имеют нейропептидные рецепторы. Нейропептиды

– это молекулы, используемые мозгом для коммуникации, отправки, так сказать, мозговых телеграмм. «Уже установлено, что составляет биологическую основу таких ощущений как удовольствие и боль, таких побуждений как голод и жажда, таких эмоций как гнев и радость. «Информационные субстанции», такие как гормоны, пептиды и трансмиттеры, самым удивительным образом находят свой путь к рецепторным молекулам, присутствующим на поверхности каждой клетки тела. Эти «молекулы эмоций»

формируют настроение и мысли. Более того, этот процесс двусторонний. Эмоции и мысли порождают последовательность химических и клеточных событий, – включая образование новых нейронов – которые являются основой других эмоций и мыслей»

[12]. Мысли, наполненные любовью и состраданием, вызывают изменения в иммунной системе, поскольку они запускают выработку нейропептидов, активизирующих рецепторы, расположенные в некоторых иммунных клетках. Чувство признательности изменяет состояние сердца, поскольку нейропептиды, связанные с признательностью, имеют рецепторы в автономной нервной системе. Наши мысли обладают огромной силой. Заслуживающие доверия результаты лабораторных исследований говорят о том, что мысли могут непосредственно влиять на скорость роста растений, грибов и бактерий. Уильям Тиллер, физик из Стэнфордского университета, показал, что силой мысли можно влиять на работу электрических приборов. Исследования показали, что энергия направленной мысли может непосредственно влиять на другого человека, независимо от расстояния, на котором он находится .

Например, в зависимости от того, какие образы использует человек для направленной мысли – успокаивающие или активирующие - он может вызвать состояние умиротворения или, наоборот, тревоги у того, кого выбрал своим объектом. Этот эффект является настолько выраженным, что его удавалось зафиксировать в лабораторных исследованиях путем измерения кожно-гальванической реакции, которая является очень чувствительным методом измерения электрического сопротивления кожи .

Еще академик В.М. Бехтерев в обширном труде «Коллективная рефлексология», изданном в 1921 году, указал на то, что «зависимые отношения в социальной среде не замыкаются в круг одной лишь окружающей природы нашей Земли, а имеют значительно более широкую пространственность, простирающуюся в глубь Вселенной с ее неиссякаемым количеством притекающей к нам мировой энергии» [1] .

Современная физика (на этот раз на макроскопическом уровне) демонстрирует нам, что материальные тела не имеют собственной сущности, но являются неразрывно связанными со своим окружением; и их свойства могут восприниматься только в терминах их воздействий с окружающим миром. Неразрывное единство мироздания проявляется ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) не только в мире бесконечно малого, но и в мире сверхбольшого; этот факт получает признание в современной физике и космологии.

По словам астронома Фреда Хойла:

«Современные исследования довольно убедительно свидетельствуют о том, что условия нашей повседневной жизни не могли бы существовать в отрыве от далеких частей Вселенной, и, если бы эти части каким-то чудесным образом были изъяты из нашего мира, то все наши представления о пространстве и геометрии моментально утратили бы свой смысл (примечание 3). Наши повседневные впечатления до самых мельчайших деталей настолько тесно связаны с крупномасштабной характеристикой Вселенной, что сложно даже проставить себе, что одно может быть отделено от другого». От каждого из нас исходит излучение, обладающее уникальными характеристиками. На самом деле все материальные объекты постоянно излучают энергию, содержащую определенную информацию. При изменении нашего психического состояния, даже если мы сами не осознаем этого, меняются и характеристики излучения. Взаимосвязь человека и квантового поля можно рассматривать и исходя из концепции квантовой сцепленности, или нелокальной квантовой связи. Суть ее в том, что если между двумя частицами изначально имеется какая-то связь, то она будет сохраняться всегда, независимо от времени и пространства. А так как мы тоже состоим из частиц, значит, все мы целиком и полностью взаимосвязаны за пределами времени и пространства. Как следствие, при воздействии на одну из частиц аналогичное воздействие ощутит и другая, даже если они находятся в разных точках пространства. А так как мы Эрвин Шрёдингер писал: «Взаимосвязь является не одним из свойств квантовых объектов, но важнейшим свойством»

[4] (примечание 4). Шрёдингер говорит о квантовой физике – науке, описывающей материю, энергию и элементарные частицы. Элементарные частицы ведут себя, как информация; если материя и сознание едины, тогда и разумы могут быть нелокально связаны между собой. Во всяком случае, так думает доктор Дин Радин (примечание 5). Теория нелокальной взаимосвязи разумов помогает объяснить многие известные людям аномальные явления, поэтому доктор Радии решил провести ряд экспериментов, которые доктор Радин охарактеризовал так: «Уколоть одного и посмотреть, дернется ли другой». Двух участников просили во время эксперимента постоянно думать друг о друге .

Затем этих людей поместили в два различных места, исключив всякую возможность общения между ними, подключили их к аппаратуре для регистрации различных физиологических реакций и провели ряд опытов. «Мы провели целый ряд экспериментов такого типа, работая с различными физиологическими параметрами», – пишет Радин в книге «Сознательная Вселенная», изданной в 1997 году, – если я уколю одного, другой вздрагивает; и это происходит не потому, что между ними проскакивает некий волшебный энергетический разряд, а потому, что уколоть одного – то же самое, что уколоть другого. В исследованиях нелокальной взаимосвязи разумов вероятность получения случайного результата равна одной тысячной». Теория, на которую ссылается доктор Радин, это, по сути, квантовая физика: ведь речь идет о вероятностном характере квантовых событий .

Ценные перспективы открыты и квантовым физиком, доктором Мило Вольфом, который описывает, как все во Вселенной находится в постоянной связи друг с другом (примечание 5). Его захватывающие концепции объединяют свойства космоса, материи и физических законов. Так до Большого Взрыва вся материя во Вселенной была собрана в одной точке, то и теперь, она остается связанной со всей другой материей .

Концепции Мило Вольфа описывают основу для этого. На конференции целителей он недавно заметил, что «..не может быть немного нелокальности». Либо Вселенная работает по этому принципу, либо нет. Многие явления указывают на обоснованность нелокальности. «Вещи, которые раз пришли в соприкосновение друг с другом, продолжают взаимодействовать на расстоянии после прекращения прямого контакта» [9] .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 41ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Существование Вселенной зависит от взаимодействия со своими переданными волнами, и от всех волн, всех других частиц. Это означает, что частица находится в зависимом взаимодействии со всеми другими частицами во Вселенной. Существование частицы физической материи зависит от всех других частиц, через взаимодействие квантовых волн .

Другим аспектом является так называемая нелокальность квантов, неразделимость, неравенство Белла или «эффекта ЭПР» (в честь Эйнштейна, Подольского и Розена, 1935). Существование этого феномена было доказывалось экспериментально в 1983 французской группой Алена Аспекта. Эксперимент, который показывает нелокальность квантов, включает в себя приведение атомов кальция в нестабильное энергетическое состояние, так что пара идентичных фотонов излучаются в противоположных направлениях со скоростью света. Так как они перемещаются относительно точки излучения со скоростью света, то их скорость, относительно друг друга, должна быть в два раза выше скорости света. Современные технологии позволяют нам отслеживать поведение этих двух фотонов, перемещающихся в противоположенных направлениях относительно друг друга. Их поведение является очень странным. Если изменить вращение одного из фотонов с помощью поляризации, то и вращение другого изменяется симметрично. Такое ощущение, что один фотон посылает сообщение своему близнецу о том, что с ним случилось, независимо от того, где они находятся и как быстро они двигаются друг относительно друга. Так как, согласно теории относительности, ничто не может иметь скорость, большую скорости света, то возможен единственный вывод о том, что существует прямая связь между двумя фотонами, которые исходят из одного атома кальция. Эйнштейн назвал это «призрачное действие на расстоянии». Это, как если бы разделение частиц было иллюзией - если частицы были когда-то связаны, то они всегда вместе. Этот феномен подтверждает эксперимент Дина Радина (примечание 6), приведенный выше. Та как эти выводы противоречат здравому смыслу, то физики тщательно пытались найти в них ошибки. Но все равно, обсуждение этой темы в физике продолжается, при этом кто-то принимает нелокальность, а кто-то нет. Понятное объяснение можно найти в книге Ф. Дэвида Пеата «Синхронность» .

Эрнст Мах (1890) и позже Альберт Эйнштейн (1915) отмечали, что закон инерции, F=ma, впервые найденный Ньютоном, зависит от существования материи всей Вселенной (примечание 7). Согласно принципу Маха, взаимодействие тел распространяется на всю Вселенную в целом, включая наиболее удаленные звезды и галактики. Тем не менее это в целом неправильно поняли и близоруко проигнорировали, так как научные лаборатории расположены на Земле. Масса Вселенной – это в тысячу, миллиард, миллиард, раз больше нашей Галактики и масса нашей Галактики еще в тысячу, миллион миллиардов, миллиардов раз больше массы нашей Земли .

Разумно или логично предположить, что законы природы и Вселенной являются уникальными для Земли? Нет, мы на Земле являемся частью Вселенной, которая представляет собой неразрывное целое; если бы звезды не существовали, то и мы не могли бы существовать. Если мы настаиваем только на применении наших обычных чувств, мы забываем об истинной реальности природы. Пчелы могут воспринимать поляризацию света. Птицы чувствуют магнитное поле Земли. Собаки чувствуют высокие частоты. Эти особые чувства помогают их выживанию. Но люди не могут это чувствовать, потому что это не является необходимым для нашего выживания; мы, люди, включая ученых, слепы к реальности квантового пространства. Есть разница в том, чем природа наделила разные виды для выживания. Однако простая лабораторная аппаратура позволяет обнаружить непосредственно невоспринимаемое нами, но существующее вокруг нас квантовое пространство. Физический мир рассматривающийся ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) в новом свете, состоит из частиц, сформированных полностью из волн, каждая из которых достигает края своей Вселенной, смешиваясь с другими волнами создаёт ткань целого. Таким образом, каждый электрон или заряд является неотъемлемой частью космоса. Невидимая ткань уже предполагалась многими квантовыми физиками, которые назвали ее «вакуум», «новый эфир», или просто «космос». Теперь, пространство, которое некогда считали пустым, выдвигается на центральное место в качестве волновой среды и сырья для материи Вселенной .

Хотя в своем традиционном виде коммуникации и взаимодействия между людьми ограничены сенсорными каналами (все, что присутствует в сознании, должно быть сначала увидено или услышано), передовые психологи, психиатры и исследователи сознания вновь открывают то, что понимал Эйнштейн и всегда знали представители древних культур: мы связаны гораздо более тонко и полно. В современной научной литературе такие связи называются трансперсональными [3] .

«Сознание есть процесс создания модели мира с использованием множества обратных связей по различным параметрам (к примеру, по температуре, положению в пространстве, времени и отношению к окружающим) с целью достижения определенных целей (к примеру, поиска пары, пищи, убежища)». Так утверждает Митио Каку, профессор теоретической физики в книге «Будущее разума», изданной в России в 2015 году .

Наука до сих пор признавала четыре типа универсальных полей в природе: гравитационное, электромагнитное, сильное и слабое ядерные поля. В соответствии с современной физической теорией все четыре поля произошли как единое «сверхвеликое универсальное взаимодействие» на самых ранних стадиях существования Вселенной .

Наблюдаемые в настоящее время поля разделились в результате нарушения симметрии на стадии быстрого расширения и охлаждения, последовавшей за Большим Взрывом. Могло ли оказаться так, что нужды в пятом поле не возникло, поскольку одно из обычных полей обладало бы свойствами, позволяющими ему взять на себя функции универсального голографического поля?

Это невозможно. Сильное и слабое ядерные поля представляют локальные силы взаимодействия; они не могли бы связывать явления на широком диапазоне пространства и времени. Гравитация и электромагнетизм – это поля, распространяющиеся в космическом пространстве, кроме того, тот тип взаимодействия, который мы рассматриваем, привел бы к аномалиям в базовых теориях. Чтобы включить хранение и передачу информации, эти теории пришлось бы видоизменить до неузнаваемости. Есть смысл заглянуть дальше, введя сверхслабое (но вовсе не бездействующее и пренебрежимое) «пятое поле», которое действует в природе [9] .

Хотя пятое поле не включается – или пока не включается в репертуар общепризнанных физиками полей, некоторые выдающиеся ученые выдвигали гипотезы о его существовании. Среди них был известный астрофизик из Гарварда Харлоу Шепли (Harlow Shapley), который в 1967 г. задавал вопрос, не может существовать во Вселенной «дополнительная, пятая сущность»; помимо пространства, времени, материи и энергии. Не могла ли эта пятая сила оказаться необходимой, если рассматривать программу создания Вселенной? А как быть с исходным толчком, направлением и первоначальным дыханием жизни или космической эволюции? Харлоу Шепли считал последнее наиболее вероятным. Космическая эволюция, полагал он, может быть пятой сущностью, которая нужна для понимания динамической Вселенной. Теперь ясно, что представить динамику Вселенной можно с помощью более современной концепции голографического поля, обеспечивающего космическую связь. Это было бы сверхслабое «пятое поле», обеспечивающее тонкое взаимодействие с четырьмя известными полями .

Физик Вильям Тиллер (William Tiller) пришел к очень похожим выводам. «В науке,

– писал он, – обычно рассматриваются как достаточные для объяснения всех явлений

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 43ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

во Вселенной четыре силы – сильная и слабая ядерные силы, электромагнитные и гравитационные силы. Однако накапливается возрастающий объем экспериментальных данных, которые не удается объяснить только с их помощью». Тиллер полагал, что для интерпретации этих необъяснимых результатов потребуется «поле тонкой энергии» .

Это поле тонкой энергии не должно быть подобно классическим, но с другой стороны, оно не может оказаться и чистым квантовым полем. Вероятно, оно должно обладать собственной физической сущностью и своими собственными физическими свойствами, но эти свойства не могут совпадать со свойствами известных классических полей .

Многие физики размышляли о существовании в природе поля, обеспечивающего тонкие универсальные эффекты, и среди них Дэвид Бом (David Bohm). Хотя эстаблишмент основного направления современной физики воспринимает идею о таком поле неохотно, выдвигается все больше и больше теорий и гипотез, чтобы учесть парадоксальные квантовые корреляции в терминах физически реального (по контрасту с вероятностным подходом) поля. Эти гипотезы, как скоро увидим, интерпретируют пространство-время как физически реальное поле, либо в качестве потенциального источника этого поля рассматривают квантовый вакуум, занимающий пространство-время .

В биологии концепция поля долгое время воспринималась как спорная. Чтобы понять, каким образом могли появиться хорошо упорядоченные формы живого, некоторые биологи предполагали, что в дополнение к биохимическим процессам и генетическим программам в организме активную роль могло играть специфическое биологическое поле .

В последние годы вопросам изучения и использования энергии человека, уделяется огромное значение в изданиях ведущих исследовательских центров. Так, например, Ричард Гордон (2013) пишет: «Любовь – это не только электрохимические реакции в нашем мозге и романтические послания на красивой открытке, это реальная и ощутимая энергия, которая постоянно творит и изменяет вещи окружающего нас мира. Я уверен: именно обращение к энергии использование этой энергии станет величайшим открытием в области медицины в ближайшее десятилетие» [18] .

Мы представляем собой переплетение различных энергий. Невидимые энергии формируют наше настроение, мировоззрение, образ жизни, психику и физическое здоровье. Этот факт является основой энергетической медицины. Доктор биологических наук Джеймс Осман в книге «Энергетическая медицина в терапии и изменении человека» (Energy Medicine, Energy Medicine and Therapeutics and Human Performance) пишет так: «Открытие того, что пульсирующие магнитные поля могут стимулировать заживление костей и других тканей привело к целой серии тщательных исследований .

В результате, у нас появилось глубокое понимание, как энергетические поля стимулируют процесс выздоровления в различных тканях. В настоящее время существует несколько правдоподобных гипотез, которые исследуются. Я опишу гипотезу, которая была изучена наиболее полно. В этой истории есть две части: во-первых, у нас есть детальное представление о каскадной реакции, которая проходит от поверхности клеток в цитоплазму и далее к ядру и генам где селективные процессы записываются в ДНК. Во-вторых, есть феномен усиления, который позволяет крошечному полю, достичь большого влияние. Эта история является частью лекции, которую прочитал А. Гильман в 1994 году, когда он получил Нобелевскую премию по медицинской физиологии. Было обнаружено, что одна молекула гормона, нейромедиатора или одиночный фотон электромагнитной энергии может вызвать ответную реакцию всей клетки. Одним из ключевых процессов при этом является активация кальциевых каналов, так что сотни ионов кальция могут попасть внутрь клетки, где они инициируют различные клеточные процессы, приводящие к восстановлению поврежденной или пораженной ткани .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Наиболее важным аспектом этого исследования является то, что именно очень небольшие поля приводят к лучшим результатам. В настоящее время это глубокое и важное знание, которое будет иметь влияние на все области медицины. Если терапевт не получает желаемого эффекта, у него имеется тенденция делать больше, форсировать, повышать интенсивность или увеличивать дозировку медикаментов. Современные исследования указывают нам в противоположном направлении. В соответствии с последними открытиями, живая ткань является гораздо более чувствительной, чем мы ранее подозревали .

Длительный период, во время которого многие ученые были уверены, что физическое тело не чувствительно к малым энергетическим полям, сменился знанием, что биологические системы не подпадают под простую логику того, что более сильные стимулы приводят к лучшему результату .

Для многих живых систем чрезвычайно слабые поля могут быть более эффективными, чем сильные. Один из примеров, в соответствии с которым эти методы работают, это открытие каналов связи в организме, через которые клетки «общаются» друг с другом и обеспечивают «свободное пространство», так что необходимые клетки могут перемещаться туда, производя толчок к излечению или борьбу с возбудителем .

Другим эффектом этих методов является успокоение человека до уровня, когда его иммунная система начинает работать без каких-либо сбоев .

На протяжении последних 50 лет явления полевого типа были открыты в различных областях биологии и подобные размышления получили значительное развитие. Д’Арси Томпсон (D’Arcy Thompson) выполнил пионерскую работу по эволюции форм живых видов, проиллюстрировав свои идеи на примере непрерывного преобразования рыб .

Герман Вейль (Hermann Weyl) продемонстрировал самосогласующиеся трансформации симметрии формы для большого числа органических видов. Конрад Уоддингтон и Рене Том (Conrad Waddington, Rene Thom) разделили биополе на геометрические зоны структурной стабильности, связав геометрические формы с динамическими процессами в живых системах. Биолог из Йеля Гарольд Сэкстон Барр (Harоld Saxton Burr) предположил, что биополе (или L -поле, от Life – жизнь по-английски) управляет построением физической структуры организма. Сотрудник Барра Леонард Равиц (Leonard Ravitz) претендует на открытие эффекта исчезновения L-поля перед смертью. Недавно такие биологи, как Брайан Гудвин (профессор биологии и aвтор книг «Преходящая организация клеток», «Аналитическая физиология клеток и развивающихся организмов» и др.), высказали утверждение, что биополя связаны с процессами роста в растениях и животных. Согласно Гудвину, формы живых организмов развиваются, когда биологические поля действуют на существующие органические «кирпичики». Биополе является основным элементом органической формы и организации; молекулы и клетки – это лишь «структурные ячейки». Жизнь, согласно Гудвину, эволюционирует вследствие взаимодействия организма и окружающей среды, в священном танце, порождаемом взаимодействием между организмами и полем, в которое они встроены .

«Большинство людей предпочитают рассматривать историю как реализацию божественного замысла, перед автором которого мы испытываем благоговение. Но такая удобная трактовка становится все более сомнительной по мере накопления знаний об окружающем нас мире. Если оценивать объем научных знаний по количеству профессиональных ученых и выпускаемых научных журналов, то за последнее столетие он удваивался каждые десять или двадцать лет. И вот теперь пришло время узнать, как гуманитарные и естественные науки могут дополнить друг друга в этом общем поиске истины и дать максимально авторитетный и обоснованный ответ на вопрос о том, для чего существует человек» [10] .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 45ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Примечания .

1. Лиганды – это мелкие молекулы, которые связываются с клеточными рецепторами. Существует три химических типа лигандов: нейротрансмиттеры, стероиды и пептиды .

2. Кэндис Перт (1946-2013) – выдающийся американский биохимик, нейрофизиолог, сотрудник Национального института психического здоровья, ведущий специалист по биохимии мозга, создала науку о нейропептидах как «молекулах эмоций» .

3. Сэр Фред Хойл (1915-2001) – известный британский астроном и космолог .

4. Эрвин Шрёдингер (1887 -1961) – австрийский физик-теоретик, один из создателей квантовой механики. Лауреат Нобелевской премии по физике (1933) .

5. Дин Радин (1952 г.р.) – доктор философии по психологии, ведущий ученый Института ноэтических наук (IONS) США .

6. Майло Вольф (1923) – американский физик-астроном, который первым нашел волновую структуру материи и ее принципы I, II и III и опубликовал их в «Исследование физики неизвестной Вселенной» (1990) .

7. Эрнст Мах (1838-1916) – австрийский физик, механик и философ-позитивист .

Альберт Эйнштейн (1879-1955) – физик-теоретик, один из основателей современной теоретической физики, лауреат Нобелевской премии по физике 1921 года .

Литература:

1. Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. – П., 1921 .

2. Волынски С. Дао хаоса. Перевод с английского Д. Ивахненко. Киев, 1997 .

3. Гайдамашко И.В., Жемерикина Ю.И., Секач М.Ф. Аспекты физики и психологии / Актуальные направления научных исследований: от теории к практике. 2015. № 1(3) .

С. 183-185 .

4. Гриббин Д. В поисках кота Шредингера. Квантовая физика и реальность. Издво: «РИПОЛ Классик», 1984 .

5. Ошман Дж. «Научные основы энергетической медицины» (Energy Medicine: The Scientific Basis James L. Oschman Churchill Livingstone jinc, 2000) .

6. Секач М.Ф. Психоаналитический взгляд на проблему физиков. Что делать с духовностью? // Человеческий капитал». 2014. № 7 (67). С. 107-110 .

7. Секач М.Ф. Физика и мистика // Живая психология. 2014. № 3 (3). С. 44-48 .

8. Секач М.Ф. Квантовая психология // Живая психология. 2014. № 2. С. 4-8 .

9. Уилсон Р. Квантовая психология. Перевод с англ. под ред. Я. Невструева. –К.:

«ЯНУС», 1998 .

10. Уилсон Э. Смысл существования человека. –М.: Изд-во: Альпина нон-фикшн; 2015 .

11. Фрэзер Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. –М.: Политиздат, 1986 .

12. Файнштейн Д. и Крэйг Г. Энергеическая психология. Пер. с англ. Цветкова О.А .

Будущее Земли. Санкт-Петербург. 2009 .

13. Maret K. Seven key challenges facing science // Bridges. 2005. Spring (16). P. 14 .

14. Grad B. Some biological effects of laying on of hands // Journal of the American Society for Psychical Research. 1965. 59. P. 95-127 .

15. Rossi E. The Psychobiology of Gene Expression. N. Y.: Norton, 2002 .

16. Gordon G. Protein iteration and cellular response to extrinsic electromagnetic force // Keynote paper presented at International Conference on Informatics and Biomedical Engineering. Shangai. 2008, May 16 .

17. Kirschvink J.L. et al. Magnetite biomineralization in the human brain // Proceedings of the National Academy of Sciences. 1992. 89. P. 191 .

18. Christ Returns-Speaks His Truth (Bloomington, IN: Author House, 2007) .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

References:

1. Bekhterev V.M. Kollektivnaya refleksologiya [Collective reflexology]. Petrograd, 1921 .

2. Volynski S. Dao khaosa [The Tao of chaos]. Kiev, 1997 .

3. Gaidamashko I.V., Zhemerikina Yu.I., Sekach M.F. Aspekty fiziki i psikhologii [Aspects of physics and psychology]. Aktual'nye napravleniya nauchnykh issledovanii: ot teorii k praktike [Actual directions of scientific research: from theory to practice]. 2015, no 1 (3), pp. 183-185 .

4. Gribbin D. V poiskakh kota Shredingera. Kvantovaya fizika i real'-nost' [In search of Schrodinger's cat. Quantum physics and reality]. RIPOL Klassik Publ., 1984 .

5. Energy Medicine: The Scientific Basis James L. Oschman Churchill Livingstone jinc, 2000 .

6. Sekach M.F. [The psychoanalytic approach to the problem of physicists.What to do with the perfume-ness?]. Human capital, 2014, no. 7 (67), pp. 107-110. (In Russ.) .

7. Sekach M.F. [Physics and mysticism]. Zhivaya psikhologiya, 2014, no. 3 (3), pp. 44In Russ.) .

8. Sekach M.F. [Quantum psychology]. Zhivaya psikhologiya, 2014, no. 2, pp. 4-8. (In Russ.) .

9. Uilson R. Kvantovaya psikhologiya [Quantum psychology]. Kiev, YaNUS Publ., 1998 .

10. Uilson E. Smysl sushchestvovaniya cheloveka [The meaning of human existence] .

Moscow, Al'pina non fikshn Publ. 2015. (In Russ.) .

11. Frezer D. Zolotaya vetv': Issledovanie magii i religii [The Golden bough: a Study in magic and religion]. Moscow, Politizdat Publ., 1986 .

12. Fainshtein D. & Kreig G. Energeicheskaya psikhologiya [Energeticheskaya psychology]. Sankt-Peterburg, Budushchee Zemli Publ., 2009 .

13. Maret K. Seven key challenges facing science. Bridges. 2005. Spring (16). P. 14 .

14. Grad B. Some biological effects of laying on of hands. Journal of the American Society for Psychical Research. 1965. 59. P. 95-127 .

15. Rossi E. The Psychobiology of Gene Expression. N. Y.: Norton, 2002 .

16. Gordon G. Protein iteration and cellular response to extrinsic electromagnetic force .

Keynote paper presented at International Conference on Informatics and Biomedical Engineering. Shangai. 2008, May 16 .

17. Kirschvink J.L. et al. Magnetite biomineralization in the human brain. Proceedings of the National Academy of Sciences. 1992. 89. P. 191 .

18. Christ Returns-Speaks His Truth (Bloomington, IN: Author House, 2007) .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 47 ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КЛИМАТ В КОНТЕКСТЕ

ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ

SOCIAL AND PSYCHOLOGICAL CLIMATE IN THE CONTEXT OF

EMPLOYEES ACTIVITIES EFFICIENCY

DOI: 10.25629/HC.2018.01.04 Зародина Варвара Васильевна, аспирант. Институт Мировых Цивилизаций. Россия, Москва, 1-й Басманный переулок, 3. SPIN-код: 2502-8509. E-mail: r-varvara@yandex.ru .

Zarodina Varvara Vasil'evna, post-graduate student. Institute of World Civilizations. Russia, Moscow, 1st Basmanny lane, 3. E-mail: r-varvara@yandex.ru .

Аннотация. В статье описана важность социально-психологического климата в трудовом коллективе и его связь с эффективностью профессиональной деятельности сотрудников. Были выделены психологические условия эффективности труда, а именно:

благоприятный социально-психологический климат, трудовая мотивация, компетентность, работоспособность и эмоциональная устойчивость. Между эффективностью трудовой деятельности сотрудников и элементами социально-психологического климата были выявлены многочисленные связи. Большинство из них касалось эмоциональной атмосферы, межличностных отношений, а также успешности совместной работы коллектива .

Abstract. The article underlines the importance of social and psychological climate in the labor collective and its relation to the efficiency of employees' professional activities. The psychological conditions of labor efficiency were singled out, namely: favorable social and psychological climate, labor motivation, competence, performance, and emotional stability .

Numerous connections were identified between the efficiency of employees' labor activities and the elements of a social and psychological climate. Most of them concerned the emotional atmosphere, interpersonal relationships, and the success of teamwork .

Ключевые слова: социально-психологический климат, профессиональная деятельность, сотрудники, эффективность трудовой деятельности, трудовой коллектив, продуктивность труда .

Keywords: socio-psychological climate, professional activity, efficiency of work, and the workforce productivity .

Введение. Повышение эффективности работы организации является первостепенной задачей любой компании, в силу чего факторы, непосредственно влияющие на эту эффективность, часто становятся предметом детального научного исследования. Одним из таких факторов выступает социально-психологический климат в трудовом коллективе, который связан с эмоциональной атмосферой внутри рабочей группы, мотивационными, деятельностными и другими психическими состояниями и явлениями, воздействующими на качество выполнения профессиональной деятельности сотрудниками. Вопрос о том, какой именно социально-психологический климат является наиболее благоприятным для максимально эффективного исполнения должностных обязанностей, неизменно сохраняет свою актуальность в силу многих причин, как тех, которые касаются специфики выполняемой трудовой деятельности, так и тех, которые затрагивают групповую динамику и структурные особенности каждого трудового коллектива как малой группы .

Краткий обзор литературы. Социально-психологический климат (СПК) является многоаспектным феноменом, в результате чего, существуют и различные подходы к его определению. Н.А. Шкляева, Э.Р.

Салихова выделяют четыре таких подхода:

- СПК как преобладающий и устойчивый психологический настрой в коллективе;

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

- СПК как характер взаимоотношений в коллективе;

- СПК как интегральная характеристика состояния коллектива;

- СПК как совокупность социально-психологических характеристик [6] .

Можно отметить, что в своей совокупности эти подходы подчеркивают ключевые грани самого феномена СПК и его структуры.

Классически выделяется три основных составляющих компонента СПК:

- эмоциональный, построенный на приоритете критерия привлекательности («нравится – не нравится», «приятный – неприятный»);

- поведенческий, описывающий поведение сотрудников относительно друг друга (часто ли они общаются друг с другом, оказывают своевременную помощь, организуют совместный досуг и др.);

- когнитивный, который выступает в виде системы знаний сотрудников друг о друге, их индивидуально-личностных особенностях, профессиональных способностях, личной жизни и др. [7] .

В других источниках СПК предлагают рассматривать, прежде всего, с позиции таких компонентов, как [2, 5]:

- отношение членов трудового коллектива друг к другу (включая и представителей администрации);

- отношение их к труду .

Часто различия во взглядах на природу и специфику СПК продиктованы отличиями малых групп, которые выступают предметом изучения. Вместе с тем, стоит отметить, что при рассмотрении СПК в рабочем коллективе, в систему анализа всегда включается такая важная единица как «труд», включающая отношение сотрудников к труду, способности и таланты к качественному выполнению труда, эффективность труда .

Эффективность трудовой деятельности – это комплексная характеристика, выраженная в количественно-качественных показателях, обеспечивающая достижение достаточно высокого социально значимого результата, получение продуктов труда (материальных, духовных), соответствующих требованиям общества, и учитывающая материальные, временные, психофизиологические затраты [4] .

СПК и эффективность трудовой деятельности тесно связаны между собой, что доказывается во многих исследованиях. Так, В.В. Назаренко показал, что СПК влияет на такие показатели эффективности деятельности, как: ритмичность, удовлетворенность, работоспособность, напряженность и общительность [4]. В.Н. Ильичева с коллегами [1] смогли доказать, что наибольшей эффективностью обладают трудовые коллективы с преобладанием деловых отношений над личными. Р. Трау [8] показал значимость социальной поддержки со стороны коллег в повышении результативности труда отдельных категорий сотрудников, и негативную роль дискриминационных явлений в группе для реализации человеком себя как профессионала. Результаты трудов Дж. Янга демонстрируют, что если в коллективе нет уважения к самой организации, чувства ценности того, что сотрудники являются ее частью, но при этом приветствуется контрпродуктивное поведение, негласно поощряется негативное отношение к труду, то это угнетающе воздействует на эффективность трудовой деятельности [9] .

Согласно автору, даже если такое поведение свойственно только нескольким сотрудникам, оно по принципам психического заражения способно постепенно распространяться и на остальных членов коллектива .

Таким образом, СПК играет важную роль в контексте эффективности трудовой деятельности сотрудников, что отражается, прежде всего, в специфике межличностных

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 49ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

взаимоотношений внутри рабочего коллектива, эмоциональной атмосферы в нем, а также отношении к организации .

Вместе с тем, несмотря на то, что большинство ученых, работающих по данной теме, признают наличие влияния СПК на эффективность трудовой деятельности, эмпирических исследований особенностей этого влияния до сих пор достаточно мало;

часто они касаются специфической профессиональной деятельности, в силу чего теряют свою универсальность и применимость для других сфер профессиональной деятельности. Таким образом, проблема уточнения характера влияния социально-психологического климата в трудовом коллективе на эффективность профессиональной деятельности остается открытой .

Организация исследования. Цель исследования: изучить особенности социально-психологического климата коллектива и их связь с универсальными показателями эффективности деятельности организации .

Исследование было реализовано на базе ОАО «Торговый дом РЖД». В нем приняло участие 74 испытуемых, которые являются членами одного из 6 обследованных трудовых коллективов .

Гипотеза: социально-психологический климат влияет на большинство показателей эффективности трудовой деятельности .

Для доказательства выдвинутой гипотезы использовались следующие методы:

- психодиагностические:

1) метод фокус-групп для определения психологических условий эффективности трудовой деятельности;

2) методика оценки психологической атмосферы в коллективе (по А.Ф. Фидлеру) .

В основе методики лежит метод семантического дифференциала. В предлагаемом испытуемому списке приводятся противоположные по смыслу пары слов, с помощью которых можно описать атмосферу в трудовом коллективе. Чем ближе к правому или левому слову в каждой паре респондент ставит отметку, тем более выражен этот признак в его коллективе. Между парами слов находятся баллы от 1 до 8. Низкие баллы соответствуют положительному полюсу того или иного элемента СПК, высокие – отрицательному. Пары слов, которые оценивает испытуемый, следующие: Дружелюбие

– Враждебность, Согласие – Несогласие, Удовлетворенность – Неудовлетворенность, Продуктивность – Непродуктивность, Теплота –Холодность, Сотрудничество – Несогласованность, Взаимная поддержка – Недоброжелательность, Увлеченность – Равнодушие, Занимательность – Скука, Успешность – Безуспешность;

3) модульный социотест А.Я. Анцупова (использовались модули: Отношение ко мне, Мое отношение, Качество работы, Работоспособность, Интересы группы – Личные интересы). Методика построена на методе взаимных оценок, когда члены коллектива оценивают выраженность интересующего исследователя личностного качества или свойства у каждого члена своей группы, в результате чего исследователь получает не самооценку, а групповую оценку анализируемого им признака;

- статистические: описательная статистика, метод ранговой корреляции Спирмена для оценки взаимосвязи между признаками. Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью программы SPSS Statistics 17.0 .

Результаты исследования и их анализ. Для составления списка психологических условий эффективности трудовой деятельности использовался метод фокус-групп. В фокус-группе приняло участие 6 человек; каждый из респондентов был членом одной из обследованных нами рабочих групп. Продолжительность фокус-группы составила 2,5 часа. Методологические и технические основы организации и проведения фокусгруппы были взяты из работ О.Т. Мельниковой [3] .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Сценарий фокус-группы включал вступление, фоновые и основные вопросы. Во время вступления была объявлена обсуждаемая тема, цель встречи, значимость обсуждаемой проблемы, важность мнения каждого участника. Во вступлении отмечалось также, что в процессе обсуждения мнения участников могут расходиться, но в этом и состоит ценность их опроса. Фоновые вопросы предоставляли участникам возможность сориентироваться в теме, а также привыкнуть друг к другу и к модератору .

В качестве фоновых были вынесены такие вопросы: Как Вы думаете, что такое социально-психологический климат? Какой климат можно считать благоприятным? Что такое эффективность трудовой деятельности? Какова значимость психологии в рамках психологии труда? При обсуждении фоновых вопросов модератор стремился помочь участникам прояснить основные понятия темы (СПК, эффективность трудовой деятельности, психологические условия эффективности и их отличия от организационных и других видов условий и т.д.), вникнуть в суть обсуждаемого вопроса.

Отвечая на вопросы «Как Вы думаете, что такое социально-психологический климат?» и «Какой климат можно считать благоприятным?» участники отметили:

- аффективную составляющую СПК, - интерактивный компонент, - поведенческий компонент, - компонент, касающийся организационной культуры .

Отвечая на вопрос «Что такое эффективность трудовой деятельности?» участники фокус-группы отметили следующие составляющие эффективности:

- качество работы, - скорость работы, своевременность выполнения, - безошибочность работы, точность выполнения заданий, - умение работать в группе, быть частью коллективных достижений (приоритет интересов группы над личной выгодой), - выполнение плана работы .

Основным вопросом фокус-группы был «Каковые наиважнейшие психологические условия эффективности трудовой деятельности?». Когда обсуждение на фокусгруппе пришло к этой теме, модератор попросил каждого участника подробнее изложить свое мнение, а также поддержал дискуссию.

В итоге коллективно был составлен окончательный список ключевых психологических условий эффективности трудовой деятельности:

- благоприятный СПК (в первую очередь, эмоциональная атмосфера в коллективе и характер отношений внутри него);

- высокая трудовая мотивация;

- компетентность;

- эмоциональная устойчивость;

- работоспособность, выносливость .

Пять психологических условий, выделенных на фокус-группе, были включены в бланк психологического обследования.

Респондентам было предложено оценить по шкале от 0 до 10 выраженность всех качеств, при этом:

- благоприятный СПК предлагалось оценить касательно атмосферы в коллективе в целом;

- работоспособность как психологическое условие эффективности трудовой деятельности дублирует модуль из социотеста Анцупова, который использовался в исследовании, поэтому именно это условие не выделялось отдельно и рассматривалось в структуре социотеста;

- остальные условия (компетентность, эмоциональная устойчивость, трудовая мотивация) предлагалось оценить у каждого отдельного члена коллектива, в результате чего каждый участник получал групповую оценку выраженности того или иного психологического условия эффективности трудовой деятельности у него самого .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 51ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Отметим, что выделенные на фокус-группе условия эффективности трудовой деятельности, могут рассматриваться в качестве универсальных, подходящих для большинства видов профессиональной деятельности. Вместе с тем, стоит помнить, что значимость и специфичность проявления каждого из условий может меняться в зависимости от вида трудовой деятельности .

Благоприятный СПК коллективно был признан в качестве одного из наиболее важных психологических условий эффективности выполнения должностных обязанностей. Методика Фидлера, используемая в нашем исследовании, позволяет рассмотреть различные его элементы. Результаты по всей выборочной совокупности представлены на рисунке 1 .

Рисунок 1 – Выраженность элементов СПК у трудового коллектива организации Анализ полученных результатов показывает: выраженность различных элементов СПК колеблется в пределах 3,85-4,46 баллов из 8 возможных, что отражает серединные показатели, их можно рассматривать как признаки нормального, нейтрального СПК, который нельзя охарактеризовать как негативный, но и нельзя рассматривать как благоприятный, способствующий максимально успешному выполнению профессиональных обязанностей .

Сравнительный анализ среднестатистических показателей по каждому из элементов СПК, показывает, что меньше всего сотрудники сталкиваются с проблемой равнодушия в трудовом коллективе. По данному признаку среднеарифметическое значение равно 3,85 баллов, что указывает на присутствие увлеченности членами коллектива выполняемой работой и интересом по отношению друг к другу .

По мнению работников, наиболее проблемным аспектом СПК является непродуктивность труда многих сотрудников, а это именно тот аспект непосредственно затрагивает сферу эффективности профессиональной деятельности в целом. Среднеарифметическое значение по этому параметру достигает отметки в 4,46 баллов и хотя эта отметка самая высокая из всех негативных проявлений СПК, она, тем не менее, находится в зоне серединных значений и указывает скорее на присутствие среднего уровня эффективности работы коллективов .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Вместе с тем, такой результат, согласно нашей позиции, нельзя рассматривать в качестве удовлетворительного, т.к. цель любой организации – вывести уровень эффективности, продуктивности профессиональной деятельности, по меньшей мере, на уровень «выше среднего» .

Важные параметры СПК и эффективности труда рассматривались также в рамках модульного социотеста Анцупова. Итоги описательной статистики по нему представлены на рисунке 2 .

Рисунок 2 – Выраженность модулей по социотесту Анцупова на всех испытуемых

Анализ среднестатистического показателя отношения группы к отдельным ее членам показывает, что оно в целом является положительным. Сотрудники симпатизируют друг к другу, оценивают друг друга позитивно. Значение параметра «Самоотношение» указывает на то, что работники чувствуют благосклонность своих коллег к ним и считают, что члены коллектива относятся к ним хорошо, уважают и принимают и как личностей, и как профессионалов своего дела .

Качество работы, согласно респондентам, находится на среднем уровне (5,37 баллов из 10 возможных). Среди всех модулей это самый низкий показатель. Если учитывать тот факт, что 5 баллов отражает индифферентное отношение, серединное значение, а 6 баллов – уровень выше среднего, то, согласно мнению испытуемых, только качество работы находится на среднем уровне, остальные показатели выражены выше среднего .

Именно на этом уровне находится работоспособность сотрудников, ее среднеарифметическое значение достигает отметки в 6,49 баллов. Следовательно, члены коллектива, как правило, достаточно выносливы, стойки, энергичны в выполнении своих трудовых обязанностей .

Похожие результаты были получены и по модулю «Интересы группы – Личные интересы»: среднестатистический балл равен 6,22, следовательно, работникам организации свойственно жертвовать личной выгодой ради выгоды коллективной, они проявляют готовность откладывать решение частных проблем, когда включены в профессиональную деятельность .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 53ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Приоритет делового общения над личным может рассматриваться как благоприятный признак, способный оказывать благотворное действие на оптимизацию эффективности трудовой деятельности. Психологические условия этой эффективности и их степень выраженности в обследованной группе представлены на рисунке 3 .

Рисунок 3 – Выраженность психологических условий эффективности трудовой деятельности Отметим, что из всех представленных на рисунке 3 условий, только одно – эмоциональная устойчивость – находится на уровне выше среднего, достигая отметки в 6,00 баллов. Остальные условия находятся на среднем уровне развития. Так, согласно сотрудникам, СПК в их коллективах является нейтральным, когда нет острых конфликтов и других отвлекающих от трудовой деятельности негативных факторов, но и нет позитивных, стимулирующих к активности, инициативности в труде мотиваторов .

Умеренная трудовая мотивация указывает на присутствие у сотрудников стремления работать, однако ее уровень недостаточно высокий, чтобы стимулировать к профессиональному самосовершенствованию и демонстрации высшей степени мастерства в своем деле. Показатель компетентности членов коллектива также находится на среднем уровне, что, в целом, неплохой результат, свидетельствующий о том, что работники знают свое дело, понимают, что от них требуется и как это реализовать .

Единственным психологическим условием эффективности трудовой деятельности, степень развития которого можно описать как «выше среднего», является эмоциональная устойчивость. Это указывает на наличие стрессоустойчивости, способности управлять своими эмоциями и действиями .

Таким образом, большинство психологических условий эффективности трудовой деятельности находится на среднем уровне развития, что указывает на реализованный наполовину потенциал человеческих ресурсов организации и способности работать почти вдвое лучше .

Чтобы уточнить, как именно связаны между собой компоненты СПК и параметры эффективности трудовой деятельности, был проведен корреляционный анализ, итоги которого приведены в таблице 1 .

Значимые корреляции были зафиксированы со всеми модулями теста Анцупова и большинством элементов СПК теста Фидлера (таблица 1). Все выявленные корреляЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ции – отрицательные, т.е. высокие показатели по модулям теста Анцупова согласуются с низкими значениями негативных полюсов теста Фидлера (т.е. связаны с позитивными полюсами элементов СПК) .

Таблица 1 – Корреляционный анализ шкал теста Фидлера и социотеста Анцупова Модульный социотест Анцупова Тест Отношение Самоот- Качество Работоспо- Интересы Фидлера группы ношение работы собность группы Враждебность -0,32* -0,13 -0,47* -0,46* 0,01 Несогласие -0,26** -0,18 -0,43* -0,43* -0,04 Неудовлетво- -0,63* -0,28** -0,58* -0,50* -0,41* ренность Непродуктив- -0,34* -0,11 -0,53* -0,49* -0,26** ность Холодность 0,01 0,03 -0,11 -0,11 -0,03 Несогласован- 0,08 -0,04 -0,04 -0,02 -0,01 ность Недоброжела- -0,16 -0,06 -0,25** -0,20 -0,15 тельность Равнодушие -0,14 0,03 -0,16 -0,18 -0,11 Скука 0,02 0,01 -0,19 -0,01 -0,07 Безуспешность -0,39* -0,21 -0,50* -0,51* -0,34* Примечание: * – статистически значимые корреляции при р0,01; ** – статистически значимые корреляции при р0,05 .

Чем лучше отношение группы к сотруднику, тем меньше, по мнению этого сотрудника, в коллективе враждебности, несогласия, неудовлетворенности, непродуктивности, безуспешности. Следовательно, положительное отношение коллег к работнику согласовано с позитивным взглядом этого человека на атмосферу внутри коллектива, ему кажется, что в группе присутствует дружелюбие, согласие и понимание, удовлетворенность деловыми межличностными отношениями, что коллектив работает продуктивно и успешно справляется с поставленными задачами. Кроме того, субъекту свойственно полагать, что его группа трудится эффективно, если ее члены хорошо к нему относятся и оценивают позитивно .

Чем выше самооценка человека касательно своей позиции в коллективе, тем более он удовлетворен атмосферой в нем. Помимо этого, с удовлетворенностью также связан и показатель отношения коллектива к личности. Если человек чувствует, что его мнение в группе является важным и значимым, что люди относятся к нему хорошо, то степень удовлетворенности процессами, происходящими в коллективе, растет .

Чем качественнее, по мнению группы, работает сотрудник, тем дружелюбнее, по его мнению, коллектив, в котором он трудится, тем выше степень согласия, удовлетворенности, продуктивности, доброжелательности, успешности в нем. Таким образом, качественный труд сопряжен с общим позитивным восприятием своего коллектива. Это восприятие затрагивает, прежде всего, эмоциональный (доброжелательность, удовлетворенность и др.) и поведенческий компоненты СПК (продуктивность, успешность) .

Чем выше работоспособность человека, его выносливость, энергичность, тем ниже уровень враждебности, несогласия, неудовлетворенности, непродуктивности и безуспешности в коллективе .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 55ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Чем больше человеку свойственно ставить интересы группы выше своих личных, тем выше степень удовлетворенности своим коллективом, и тем выше оценка его продуктивности и успешности. Работники готовы жертвовать частными выгодами ради группы, если им в ней комфортно и, если они полагают, что их группа продуктивна и успешна в выполняемом деле .

Таким образом, положительное отношение друг к другу и к самим себе, высокая эффективность трудовой деятельности, проявляемая в качественном выполнении должностных обязанностей и высокой работоспособности, связаны с позитивным взглядом на СПК в коллективе, особенно касательно его эмоционального (дружелюбие, удовлетворенность и др.) и поведенческого (продуктивность, успешность) компонента .

Чтобы определить, как связаны элементы СПК, изучаемые в тесте Фидлера, с психологическими условиями эффективности профессиональной деятельности, был проведен корреляционный анализ методом Спирмена, результаты которого представлены в таблице 2 .

Таблица 2 – Корреляционный анализ шкал теста СПК Фидлера и психологических условий эффективности трудовой деятельности Психологические условия эффективности трудовой Тест деятельности Фидлера СПК Трудовая Компетентность Эмоциональная мотивация устойчивость Враждебность -0,26** -0,26** -0,37* -0,22 Несогласие -0,17 -0,24** -0,27** -0,19 Неудовлетворен- -0,51* -0,50* -0,44* -0,35* ность Непродуктивность -0,24** -0,33* -0,35* -0,28** Холодность 0,06 -0,09 -0,01 -0,13 Несогласованность 0,06 0,08 0,12 -0,01 Недоброжелатель- -0,11 -0,20 -0,20 -0,26** ность Равнодушие -0,07 -0,09 -0,10 -0,18 Скука 0,10 -0,07 -0,04 -0,08 Безуспешность -0,25** -0,36* -0,41* -0,28** Примечание: * – статистически значимые корреляции при р0,01; ** – статистически значимые корреляции при р0,05 .

Согласно полученным результатам, все психологические условия эффективности трудовой деятельности коррелируют с теми или иными элементами СПК .

Чем выше сотрудники оценивают степень благоприятности СПК в коллективе, тем меньше в нем враждебности, агрессивности; неудовлетворенности; непродуктивности; безуспешности .

Проявление СПК в контексте эффективности трудовой деятельности отражено в корреляционных связях шкал теста Фидлера с психологическими условиями эффективности работы.

Эти проявления касаются, прежде всего:

- эмоционального комфорта в группе (дружелюбие, удовлетворенность);

- результативности коллектива в профессиональной среде (продуктивность, успешность) .

Следовательно, СПК рассматривается как благоприятный, если он характеризуется позитивным аффективным фоном, способствующим выполнению должностных обяЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) занностей, а также, если коллектив демонстрирует хорошие результаты труда. Последний аспект может также рассматриваться как влияние корректно сформированной организационной культуры, т.к., очевидно, что у сотрудников развиты ценности трудолюбия и результативности работы .

Чем выше уровень трудовой мотивации сотрудника, уровень его компетентности как специалиста, тем выше степень дружелюбия, согласия, удовлетворенности, продуктивности, успешности, по мнению этого человека, в его трудовом коллективе (таблица 2) .

Следовательно, развитое стремление к труду, профессиональному саморазвитию, наличие важных знаний, умений и навыков, позволяющих успешно справляться с должностными обязанностями, связано с позитивной оценкой многих аспектов СПК .

Чем выше эмоциональная устойчивость сотрудника, тем более он удовлетворен СПК в коллективе, тем более доброжелательна, продуктивна и успешна, по его мнению, его рабочая группа. Таким образом, саморегуляция, стрессоустойчивость, согласуются с общей положительной оценкой коллектива .

Подводя итог, отметим, что эффективность субъекта в труде, его профессиональная компетентность, трудовая мотивация и др. связаны с положительной оценкой большинства аспектов СПК. Так, личности, которые успешно взаимодействуют с коллегами, положительно оценивают и себя, и их, довольны психологической атмосферой в своем коллективе. Те люди, которые обладают низкой степенью компетентности, характеризуются низкой трудовой мотивацией, преследующие, в первую очередь, собственную выгоду и которых критично оценивают коллеги, описывают СПК в рабочей группе как негативный и напряженный. Таким образом, психокоррекционная деятельность должна быть направлена, в первую очередь, на работу с такими «негативно настроенными личностями» .

Результаты корреляционного анализа модулей социотеста Анцупова и психологических условий эффективности трудовой деятельности представлены в таблице 3 .

Таблица 3 – Корреляционный анализ шкал теста СПК Фидлера и модулей социотеста Анцупова Модули Психологические условия эффективности трудовой социотеста деятельности Анцупова СПК Трудовая Компетентность Эмоциональная мотивация устойчивость Отношение группы 0,85* 0,53* 0,55* 0,36* Самоотношение 0,42* 0,38* 0,35* 0,22 Качество работы 0,49* 0,85* 0,83* 0,54* Работоспособность 0,73* 0,54* 0,56* 0,39* Интересы группы 0,48* 0,27** 0,23** 0,26** Примечание: * – статистически значимые корреляции при р0,01; ** – статистически значимые корреляции при р0,05 .

Было выявлено большое количество корреляций между рассматриваемыми переменными; здесь же были зафиксированы и самые сильные в данном исследовании корреляции (r=0,83; r=0,85) .

Кратко опишем их. Чем благоприятнее, по мнению человека, СПК в его коллективе, тем лучше коллеги относятся к нему и выше он сам оценивает свое положение внутри группы, тем выше качество его труда, уровень работоспособности и тем выше он ставит интересы группы по сравнению с интересами личными .

Анализируя эти и описанные ранее корреляции, можно сделать вывод, что благоприятный СПК в трудовом коллективе связан с:

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 57ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

- эмоциональным комфортом внутри группы (дружелюбие, удовлетворенность);

- результативностью группы в труде (продуктивность, успешность, качество работы, работоспособность, приоритет интересов группы);

- позитивными внутригрупповыми отношениями, положительной оценкой друг друга .

Трудовая мотивация и профессиональная компетентность положительно связаны с позитивным отношением членов группы к личности, уровнем самооценки субъекта, качеством работы, работоспособностью и приоритетом интересов группы .

Чем выше эмоциональная устойчивость личности, тем положительнее оценивают этого работника члены группы, тем качественнее он работает, тем выше степень его работоспособности и сильнее стремление жертвовать личной выгодой ради выгоды коллективной. Таким образом, сотрудники, умеющие управлять своими эмоциями и чувствами, качественнее работают и вызывают симпатию у коллег .

Выводы .

1. Теоретический анализ литературы показывает, что социально-психологический климат в контексте эффективности трудовой деятельности сотрудников, касается, прежде всего, эмоциональной атмосферы в рабочей группе, особенностей межличностного взаимодействия в ней, а также приоритета делового общения над личным .

2. С помощью метода фокус-групп был составлен список универсальных психологических условий эффективности труда, удельный вес и специфика которых может изменяться в зависимости от особенностей каждой отдельной профессиональной деятельности. Этими условиями выступают: благоприятный СПК, высокая трудовая мотивация, компетентность, работоспособность, эмоциональная устойчивость .

3. Положительное отношение группы к личности, степень работоспособности, а также качества работы сотрудника связаны с уровнем дружелюбия в коллективе, согласия, удовлетворенности трудом, продуктивности и успешности совместной деятельности. Кроме этого качество работы сопряжено также и с уровнем доброжелательности в группе. Оценка собственной позиции в коллективе согласована только со степенью удовлетворенности трудом .

4. Трудовая мотивация и компетентность сотрудника коррелируют с дружелюбием, согласием, удовлетворенностью, продуктивностью и успешностью в профессиональной деятельности. С этими же элементами СПК (за исключением согласия) связана и общая оценка благоприятности психологического климата в коллективе. Эмоциональная устойчивость как психологическое условие эффективности труда согласована с удовлетворенностью трудом, продуктивностью, доброжелательностью в группе и с успешностью совместной деятельности .

5. Степень благоприятности СПК в коллективе, трудовой мотивации и компетентности сотрудника связаны с позитивным отношением группы к нему, положительной оценкой своего собственного положения в коллективе, с уровнем качества работы, работоспособности, а также с превалированием интересов группы над частной выгодой. Эмоциональная устойчивость связана со всеми перечисленными переменными из модульного социотеста за исключением самоотношения .

Литература:

1. Ильичева В.Н. и др. Социально-психологический климат коллектива кафедры как фактор эффективности ее деятельности // Азимут научных исследований: педагогика и психология. – 2016. – Т. 5. № 2 (15). – С. 222-225 .

2. Карпов В.В. Стиль руководства в малых группах и его связь с мотивацией и социально-психологическим климатом // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2012. – №3 (39). – С. 230-234 .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

3. Мельникова О.Т. Фокус-группы в социально-психологическом исследовании:

методология и техники : Дис.... д-ра психол. наук : 19.00.05 : Москва, - 2003. – 507 c .

4. Назаренко В. В. Психологические детерминанты эффективности профессиональной деятельности : на примере торговых работников : диссертация... кандидата психологических наук : 19.00.03. – М., 2009. – 374 с .

5. Смирнова И. Е. Социально-психологический климат и эмоциональное выгорание // Армия и общество. – 2013. – №5 (37). – С.76-79 .

6. Шкляева Н.А., Салихова Э.Р. Социально-психологический климат в трудовом коллективе : библиографический климат в трудовом коллективе // Инновационная экономика: информация, аналитика, прогнозы. – 2016. – № 1. – С. 67-70 .

7. Дмитриев М.Г., Белов В.Г., Парфенов Ю.А. Психолого-педагогическая диагностика делинквентного поведения у трудных подростков. Части 4-9. – СПб.: ЗАО «ПОНИ», 2012. – С. 152-156 .

8. Trau R. The Impact of Discriminatory Climate Perceptions on the Composition of Intraorganizational Developmental Networks, Psychosocial Support, and Job and Career Attitudes of Employees with an Invisible Stigma // Human resource management. – 2015 .

– Vol. 54, Issue 2. – P. 345-366 .

9. Yang J. Can't serve customers right? An indirect effect of co-workers' counterproductive behaviour in the service environment // J of occupational and organizational psychology. – 2012. – Volume 81, Issue 1. – P. 29-46 .

References:

1. Il'icheva V.N. i dr. [Socio-psychological climate of the staff of the Department as a factor in its effectiveness]. Azimut nauchnykh issledovanii: pedagogika i psikhologiya, 2016, Vol. 5, no. 2 (15), pp. 222-225. (In Russ.) .

2. Karpov V.V. [Leadership style in small groups and its relationship with motivation and socio-psychological climate]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii, 2012, no.3 (39), pp. 230-234. (In Russ.) .

3. Mel'nikova O.T. Fokus-gruppy v sotsial'no-psikhologicheskom issledovanii: metodologiya i tekhniki. Diss. dokt. psikhol. nauk [Focus groups in social psychological research:

methodology and technology. Dr. psychological sci. diss.]. Moscow, 2003, 507 p .

4. Nazarenko V. V. Psikhologicheskie determinanty effek-tivnosti professional'noi deyatel'nosti : na primere torgovykh rabotnikov. Diss. kand. psikholog. nauk [Psychological determinants of the effectiveness of professional activity : for example shop workers. Candidate of psychological sci. diss.]. Moscow, 2009, 374 p .

5. Smirnova I. E. [Socio-psychological climate and emotional burnout]. Armiya i obshchestvo, 2013, no. 5 (37), pp.76-79. (In Russ.) .

6. Shklyaeva N.A., Salikhova E.R. [Socio-psychological climate in labor collective : the citation climate in the workplace]. Innovatsionnaya ekonomika: informatsiya, analitika, prognozy, 2016, no. 1, pp. 67-70. (In Russ.) .

7. Dmitriev M.G., Belov V.G., Parfenov Yu.A. Psikhologo-pedagogicheskaya diagnostika delinkventnogo povedeniya u trudnykh podrostkov [Psycho-pedagogical diagnosis of delinquent behavior in troubled Teens]. Part 4-9. Saint Petersburg, PONI Publ., 2012, pp. 152-156 .

8. Trau R. The Impact of Discriminatory Climate Perceptions on the Composition of Intraorganizational Developmental Networks, Psychosocial Support, and Job and Career Attitudes of Employees with an Invisible Stigma. Human resource management, 2015, Vol. 54, Issue 2, pp. 345-366 .

9. Yang J. Can't serve customers right? An indirect effect of co-workers' counterproductive behaviour in the service environment. J of occupational and organizational psychology, 2012, Vol. 81, Issue 1, pp. 29-46 .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 59 ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

АКТУАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ

ИДЕНТИФИКАЦИИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ

CURRENT TRENDS OF FOREIGN PSYCHOLOGY IN STUDYING THE

ORGANIZATIONAL IDENTIFICATION

DOI: 10.25629/HC.2018.01.05 Несмеянова Роксана Константиновна, сотрудник кафедры социальной психологии факультета психологии. E-mail: Roxielight@mail.ru. Липатов Сергей Алексеевич, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии .

SPIN-код: 1636-4491. E-mail: S_lipatov@mail.ru. Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова. 125009, Москва, ул. Моховая, д. 11, стр. 9 .

Nesmeyanova Roksana Konstantinovna, employee of the Department of social psychology faculty of psychology. E-mail: Roxielight@mail.ru. Lipatov Sergei Alekseevich, candidate of psychological

Sciences, associate Professor, Department of social psychology faculty of psychology. SPIN-code:

1636-4491. E-mail: S_lipatov@mail.ru. Moscow state University named after M. V. Lomonosov .

125009, Moscow, Mokhovaya str., 11, p. 9 .

Аннотация. В научном мире существует неослабевающий интерес к феномену организационной идентификации, что обуславливает его активное исследование. Изучается его содержание, структура, выделяются основные виды, составляются классификации и типологии. В данной статье представлена предыстория возникновения организационной идентификации и ее источники, рассмотрены родственные ей понятия, такие как социальная идентичность, социальная идентификация и организационная идентичность. Даны основные определения, описаны характеристики организационной идентификации, ее положительные и отрицательные стороны, мотивы и предпосылки возникновения. Также подробно рассмотрено ее влияние на различные аспекты, связанные деятельностью сотрудников и компании в целом. Отмечено, что идентификации могут быть множественными, а их уровень согласуется с потребностью в идентификации. Подробно проанализированы основные виды организационной идентификации, такие как: ситуационная и глубинная структурная идентификация; реляционная и идентификация с коллегами; с родом деятельности и профессиональная; с подразделением и со всей организацией. Отдельно представлены и сопоставлены две модели организационной идентификации. Особое внимание уделено наиболее используемой в настоящее время расширенной модели, включающей в себя четыре ее вида: собственно идентификацию, нейтральную, амбивалентную идентификацию и дезидентификацию. Обзор модели дополняется ее критическим анализом .

Статья завершается обсуждением перспектив дальнейшего развития исследований в данной области .

Abstract. В In the scientific world, there is an unflagging interest in the phenomenon of organizational identification, which causes its active research. They study its content and structure, also its main types are distinguished, and classifications and typologies are made up. The work presented in this paper is the origin background of organizational identification and its sources, and the related concepts such as social identity, social identification and organizational identity are considered here. Basic definitions are given, characteristics of organizational identification, its positive and negative sides, motives and prerequisites of origin are described. Also, its impact on various aspects related to the employees' activities and the company as a whole is discussed in detail. It is noted that identifications can be multiple, and their level is consistent with the need for identification. The following main types of organizational identification are analyzed in detail: situational and deep structural identification; relational and identification with colleagues; with the kind of activity and ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) professional; with division and the whole organization. Two models of organizational identification are presented separately and compared. The particular attention is paid to the most currently used extended model, which includes four types of it: identification itself, neutral identification, ambivalent identification, and de-identification. The model review is supplemented by its critical analysis. The article concludes with a discussion of prospects for further study development in this field .

Ключевые слова: социальная идентичность, социальная идентификация, организационная идентичность, организационная идентификация, нейтральная идентификация, амбивалентная идентификация, дезидентификация .

Key words: social identity, social identity, organizational identity, organizational identification, neutral identification, ambivalent identification, disidentification .

Введение. Истоки изучения идентичности и идентификации берут свое начало в социальных науках. Термин “организационная идентификация” появился относительно недавно и базируется на понимании идентичности, которое, в свою очередь, дополняет, уточняет, а иногда даже заменяет собой более традиционные понятия Я-концепции, образа Я, Self, самости и т.д. [10] .

Изучение процесса идентификации с организацией помогает высветить проблему взаимоотношений организации и индивида с точки зрения их взаимного соответствия .

Чем выше идентичность человека к организации по своим характеристикам, тем больше вероятность эффективности деятельности обеих сторон как результата их взаимодействия [3] .

В настоящее время исследования сосредоточены на углубленном понимании того, что представляет собой идентификация. Изучаются: причины ее возникновения, динамика развития и трансформаций, классификация видов, способы измерения, применение ее к организационным контекстам и возможности управления данным процессом. Также представляется важным ее взаимодействие и взаимное влияние с другими организационными феноменами .

Для того, чтобы лучше разобраться в сути этого явления, понять смысл идентификации и частично проследить предысторию ее изучения, следует сначала обратиться к классическому социально-психологическому пониманию идентичности .

Социальная идентичность и социальная идентификация. Было установлено, что идентичность возникает в результате взаимодействия человека с какой-то определенной социальной группой. Еще в 1949 году американский психолог и социолог Э. Мэйо отметил, что группы изменяют индивидов, а результат коллективной работы не является просто суммой личных трудовых вкладов сотрудников. Таким образом, социальные группы – это источник формирования психологии личности индивида, являющийся продуктом жизни группы и ее различных психологических и социальных реалий [35] .

Исследования в этой области продолжались, и в 70х-80х гг. XX века свое развитие понимание социальной идентичности получило в двух известных концепциях – “Теории социальной идентичности” британского ученого А. Тэшфела и “Теории самокатегоризации” австралийского психолога Дж. Тернера – которые до сих пор применяются в качестве объяснительного принципа в социальной и организационной психологии .

А. Тэшфел определил социальную идентичность как “ту часть Я-концепции индивида, которая вытекает из его знания о своей принадлежности к определенной социальной группе (или группам) вместе с ценностным и эмоциональным значением, которое придается этому членству” [53, с. 255]. В свою очередь, Дж. Тернер указывал, что “социальная идентичность – общая сумма личностных идентификаций, которые

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 61ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

являются специфическими социальными категориями, интернализованными в когнитивный компонент Я-концепции” [2, с. 244] .

Стоить отметить, что иногда данные теории подвергаются критике за излишний индивидуализм. Есть мнение [43], что помимо мотивационных потребностей индивида и его когнитивных процессов, идентификация также зависит и от контекстуальных факторов, таких как, например, статус и размер группы .

Тем не менее, теории А. Тэшфела и Дж. Тернера пользуются заслуженным уважением и являются методологической основой для многих научных концепций. Так, например, с точки зрения данных подходов, отнесение себя и окружающих людей к различным социальным категориям дает возможность индивиду не только структурировать своё социальное окружение, но и определить свое место в нем. Как отмечает С.А. Липатов, не только личная идентичность (физические, интеллектуальные и нравственные качества), но и социальная идентичность индивида являются значимым регулятором его самосознания и социального поведения [3] .

Поскольку интерес к данным теориям не ослабевал, они получили свое дальнейшее продолжение и развитие. Ряд ученых [16, 28] говорили о социальной идентичности как самовосприятии, основанном на когнитивных связях между личностными идентичностями и идентичностями групп или организаций .

Что касается понятия идентификация, оно впервые упоминаетcя в контексте теории социальной идентичности, где говорится о том, что группы высокого статуса вызывают сильную идентификацию их членов [21]. Здесь следует осмыслить различие между двумя этими понятиями .

В своих работах А. Тэшфел определял “идентификацию” как процесс, а “идентичность” как продукт данного процесса [1]. Аналогичным образом американский ученый К.Р. Скотт с соавт. [48] указывали на то, что идентификация является процессом появления идентичности .

Социальная идентификация изучалась как процесс, посредством которого информация о социальных группах связана с собственной личностью [21]. Таким образом, человек склонен осознавать себя в качестве представителя той или иной группы и воспринимать ее характерные особенности как самоописательные. Это приводит к тому, что для формирования собственного поведения он начинает ориентироваться на групповые нормы .

Последователи “теории социальной идентичности” [25; 34], как и А. Тэшфел, утверждают, что социальная идентификация является многомерным конструктом, состоящим из трех элементов. Так, когнитивный компонент представляет собой самокатегоризацию, оценочный – групповую самооценку, а эмоциональный – аффективную приверженность .

Как замечают С.А. Липатов и А.В. Ловаков [6], некоторые авторы (Cheney, 1983;

van Dick, 2001; van Dick, Wagner, 2002; van Dick et al., 2004) выделяют также и поведенческий компонент идентификации, подразумевая под этим поведенческие проявления индивида, характеризующие его как члена конкретной организации. Тем не менее, по результатам проведенных эмпирических исследований можно сделать вывод, что нет оснований для рассмотрения поведения как необходимого компонента идентичности [11] .

Кроме того, в последнее время в связи с бурным развитием промышленности, организаций и различных корпораций, особый интерес ученых и практиков вызывает такой ее вид как организационная идентификация. Так, для многих людей идентификация с организацией может быть более значимой, чем гендерная или этническая идентичность, к тому же она оказывает определенное влияние на поведение и отношения сотрудников внутри организации [5] .

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) Организационная идентификация и организационная идентичность. Первые упоминания данного конструкта появляются достаточно рано в развитии организационной науки. Так, например, Ч. Бэрнард (1938/1968) в своих работах писал о "слиянии" (coalescence) человека и корпорации, которое создает чувство личной убежденности и готовности вкладывать больше усилий в организацию [14]. Зарубежные ученые считают, что она является специфической формой социальной идентификации [16, 29], когда человек воспринимает себя в качестве члена какого-либо социального объекта, в частности организации как социальной системы .

Одно из самых ранних определений организационной идентификации было предложено Г. Саймоном еще в 1947 году. По его мнению, она является процессом, посредством которого индивидуальные цели замещаются организационными. Кроме того, эти цели становятся определяющими при принятии производственных решений .

В настоящее время под организационной идентификацией понимается восприятие и чувство единства с организацией или принадлежности к ней, когда индивид определяет себя в терминах организации, членом которой он является [4] .

Считается, что организационная идентификация является когнитивным конструктом и происходит посредством познавательных процессов категоризации. Индивид на основании своего сходства с другими сотрудниками, а также сходства с членами других организаций образует самостоятельные категории организационного членства [16, 28, 56] .

Некоторые исследователи утверждают, что в организационной идентификации могут также присутствовать и аффективные элементы, однако другие ученые полагают, что эти аффективные аспекты являются только результатом когнитивной идентификации, которая представляет собой ядро организационной идентификации [16, 46] .

Чтобы избежать терминологической неточности, необходимо оговорить, что в настоящее время, когда говорят об идентификации с организацией, понятия “процесс” и “продукт” этого процесса обычно не разделяют, а обозначают единым термином “организационная идентификация” [1, 6]. Ряд исследователей [46, 35] используют данный термин и как существительное (когда фиксируют состояние бытия и ощущение стабильности), и как глагол (когда подразумевают процесс становления или обозначают вариации) .

Сначала об “организационной идентичности” говорили, как о совокупности разделяемых сотрудниками характеристик и атрибутов корпорации, отличающих её от других организаций, а в последнее время она понимается как комбинация организационной культуры, истории, структуры, характеристик, состояния и репутации [41] .

Как видно из определения, в фокусе рассмотрения организационной идентичности находятся организации, а исследования организационной идентификации базируются на всестороннем изучении именно индивида. Организационная идентификация отражает основную связь, психологическую привязанность, которая существует между работником и организацией, и поэтому потенциально способна объяснить и предсказать многие важные установки и поведение сотрудников на рабочем месте [14, 29]. Таким образом, в настоящее время она является одним из ключевых понятий, применяемых в научной литературе .

Здесь стоит добавить, что для объяснения связи индивид-организация используется также понятие “организационная приверженность” (organizational commitment) [7]. Ее можно определить, как установку работника по отношению к организации, которая связана с принятием решения о том, продолжать ли оставаться ее сотрудником

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 63ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

или уволиться из нее. Таким образом, организационная идентификация является скорее социально-психологическим конструктом, в то время как организационная приверженность – организационно-психологическим [6] .

Организация способна обеспечить ряд условий и преимуществ, которые бы отвечали определенным запросам своих сотрудников. Так, например, мотивами для идентификации могут стать потребность в безопасности, в принадлежности, в целостности, самоэффективности, в самопоследовательности, самоактуализации и самопроверке, для подтверждения их внутреннего конструирования реальности [47]. Удовлетворяя ряд из них, предприятие, в свою очередь, имеет возможность получить работников, действующих согласованно в соответствии с ее целями и потребностями .

Что касается предпосылок организационной идентификации, Дж. Бартелс и соавт .

[18] в своей статье перечисляют следующие: воспринимаемый внешний престиж, воспринимаемая отличительность организации, степень контакта между работником и организацией, важность общения и степень перекрытия между организационной идентичностью и личной идентичностью в восприятии сотрудников .

Кроме того, ряд ученых [30, 38, 45] указали, что воспринимаемая поддержка и понимание руководства, возможность карьерного продвижения и доступа к руководящим должностям также оказывают положительное влияние на организационную идентификацию. Было установлено [29], что уровень идентификации сотрудника с организацией будет повышаться, если он понимает предъявляемые к нему требования и при этом отсутствуют ролевые конфликты и ролевая неоднозначность .

Результаты проводившихся обширных исследований в данной области указали на положительное воздействие организационной идентификации на различные важные аспекты, связанные с работой и поведением. Такие, например, как: профессиональная привязанность, привязанность к рабочей группе, ролевая и экстраролевая эффективность, а также различные формы желательного для команды поведения [45, 54]. Кроме того, она влияет на удовлетворенность работой, вовлеченность, организационную приверженность, намерение остаться в организации, организационное гражданское поведение [30, 49] .

Было установлено, что идентификации могут быть множественные (multiple identification) – с двумя или более объектами [16, 54]. Это связано с тем, что провозглашаемая корпоративная культура хотя формально и является единой для всей организации, в реальной жизни в ее структуре могут возникать разнообразные субкультуры. В связи с этим, сотрудник может идентифицироваться не только со всей корпорацией в целом, но и с рабочей группой, а также с организационными подразделениями, существующими на различных уровнях - отделами, филиалами [25, 54]. Что интересно, зачастую уровень идентификации сотрудников с их подразделением оказывается выше, чем со всей организацией [54] .

Однако здесь следует отметить, что иногда встречаются ситуации, когда сотрудник, разочарованный своим локальным подразделением, тем не менее, удовлетворен общей деятельностью корпорации и, поэтому, идентифицирует себя только с организацией в целом [56, 58] .

Еще одной интересной особенностью является то, что люди могут отличаться в их склонности к идентификации с социальными объектами. По мнению М. Глинн [33], “потребность в организационной идентификации” (need for identification) – это желание оставить свой заметный след, внести свой вклад в организацию. Это является индивидуальной диспозицией, которая, как правило, обобщает разные личные, ситуационные или организационные контексты. Индивиды с различным уровнем потребности в идентификации будут по-разному реагировать на одинаковые ситуации [23, 42]. Так, люди с более высоким уровнем потребности в идентификации имеют более высокую ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) восприимчивость к организационной социализации, а также тенденцию публично идентифицировать себя в качестве сотрудника данной организации. В свою очередь индивиды с более низким уровнем потребности в идентификации характеризуются сильным чувством обособленности или независимости. Они устойчивы к воздействию организационной социализации, и часто либо являются одиночками, либо членами нескольких организаций [57]. Следовательно, потребность в идентификации является модератором внешних предпосылок идентификации .

Важно отметить, что организационная идентификация иногда имеет и обратную сторону, например, приводит к появлению так называемой сверхидентификации (overidentification), которая, как правило, сопровождается нежелательными последствиями. Сверхидентификация определяется как чрезмерная форма идентификации, в долгосрочной перспективе связанная с трудоголизмом и плохим самочувствием [17] .

Кроме того, она может привести к огрупплению мышления и подавлению инакомыслия, появлению конфликтных ситуаций, препятствовать развитию творчества и креативности, а также сделать сотрудников невосприимчивыми к организационным изменениям, обучению и инновациям [27, 36, 44, 55] .

Таким образом, стоит еще раз подчеркнуть, что появление у сотрудников идентификации (в том числе сильной) имеет свои положительные стороны только до определенного момента .

Как видно из вышесказанного, идентификация – явление нестабильное и неоднозначное, но в его благополучном развитии заинтересованы не только сами сотрудники, так как это делает их пребывание на рабочем месте более комфортным, но и руководство организации. Это подвигло ученых на проведение различных дополнительных исследований, по результатам которых в зависимости от степени и типа идентификации было выделено несколько ее видов .

Виды организационной идентификации. Одно из самых известных разделений предложила Д. Руссо [46], описав два типа организационной идентификации: ситуационную идентификацию (situated identification), когда работники чувствует себя причастным к корпорации; и глубинную структурную идентификацию (deep structure identification), когда взаимодействие с организацией меняет Я-концепцию индивида .

В случае ситуационной идентификации сотрудники выполняют работу, которая от них ожидается в рамках их роли, и при этом у них возникает чувство принадлежности к коллективу, а также ощущение того, что их усилия не напрасны и вносят значимый вклад в общее дело. В целом, это элементарная форма идентификации, которая может довольно быстро образоваться, но также быстро и исчезнуть [29, 46] .

Глубинная структурная идентификация, в свою очередь, формируется более медленно и заключается в том, что складывающиеся отношения между человеком и организацией постепенно меняют его ментальную схему. Так, организация становится частью самооценки индивида .

Идентификация – это не данность, а отношение, постоянно формируемое и реформируемое в рамках определенного дискурса, потому, что для людей очень важны такие показатели, как их статус, авторитет, уважение и оценка окружающих, которые существуют или возникают в контексте социального взаимодействия. Зачастую складывающиеся отношения, как и в целом членство в организации, для индивидов даже важнее, чем определенная материальная выгода, т.к. данные отношения являются значимыми аспектами их социального Я .

Поэтому выделяется еще один вид – реляционная идентификация (relational identification) – это степень, в которой человек включает ролевые отношения в свою

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109) 65ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2018, № 1(109)

Я-концепцию [12]. В рамках реляционного подхода формирование идентичности происходит не в контексте его внутреннего мира, а на основании связей человека с социальным окружением [9, 26]. Кроме того, предполагается, что реляционная идентификация структурно вложена в организационную идентификацию [49] .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Сводка HP 22 All-in-One PC 22-c0076ur Стильный и многофункциональный. Создан для эффективной работы. Этот красивый и мощный моноблок предоставляет объем накопителей, которого хватит всем членам семьи, чтобы решить...»

«Газета "Московская правда", 28 августа 2013 г. В минувшую субботу на площади Революции намечался митинг молодых ученых, не согласных с тем, как правительство собирается реформировать Академию наук. За пару дней до события городские власти изменили место проведения акции, предложив собраться на Суворовской площади перед зда...»

«Комплексные поверхности, лекция 10 Миша Вербицкий Комплексные поверхности, лекция 11: Эллиптические операторы и сильный принцип максимума Миша Вербицкий НМУ/матфак ВШЭ, Москва 23 апреля 2012 Комплексные поверхности, лекция 10 Миша Вербицкий Векторные поля и дифференциальные операторы ОПРЕДЕЛЕНИЕ: Пусть R кольцо...»

«С е к ц и я 12 Объекты наземной инфраструктуры ракетных комплексов СОПРОВОЖДЕНИЕ СОЗДАНИЯ НОВОГО СТАРТОВОГО СООРУЖЕНИЯ РАКЕТЫ С ДУ ТЯГОЙ 200 ТОНН ОТРАБОТКОЙ ГАЗОДИНАМИКИ СТАРТА НА МАЛОМАСШТАБНЫХ И СРЕДНЕМАСШТАБНЫХ МОДЕЛЯХ А.В. Сафронов, Т.В. Шувалова, В.А. Хотулев, Б.Г. Белошенко (ФГУП ЦНИИмаш г....»

«Сводка HP 22 All-in-One PC 22-c0083ur Стильный и многофункциональный. Создан для эффективной работы. Этот красивый и мощный моноблок предоставляет объем накопителей, которого хватит всем членам семьи, чтобы решить любую задачу. Будь то работа или развлечения — вы нашли прекрасное решение, которое сочетает в себе н...»

«SPD-CMS-STD-00001 Стандарт Компании "Салым Петролеум Девелопмент Н.В." по программе противодействия взяточничеству и коррупции и по вопросам знаков гостеприимства и подарков | Anti-Bribery and Corruption, Gifts and Hospitality Standard ВВЕДЕНИЕ Цели 1.1 Область применения и целевая ауди...»

«МОНИТОРИНГ И СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ ТАЁЖНЫХ ЭКОСИСТЕМ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ тельно короткие дистанции миграций. Из всего многообразия направлений на юге республики можно выделить: 1 – движение животных в южном и восточном направлениях – в Приладожье, 2 – в...»

«УДК 61:1. 76.01.09 ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЕТЕРАНА АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ САНАРОВА ИГОРЯ ВАЛЕНТИНОВИЧА Проценко Михаил Николаевич Белгородский государственный технологический институт им. В.Г. Шухова. (Белгород, ул. Костюкова 46, 308012), e-mail: mprots228@yandex.ru В статье исследована жизнь и деятельности ветерана афганской войны...»

«Серия "Современное богоСловие" В серию входят книги по современному богословию (основное, литургическое, нравственное богословие и другие его разделы), принадлежащие перу выдающихся современных авторов основных христианских конфессий Книги Юргена Мольтмана в Издательстве ББИ: Человек Наука и мудрость. К диалогу естественных наук и бог...»

«Установка и настройка АТС-коннектора "Простые звонки – Panasonic"1. Системные требования АТС-коннектор устанавливается на сервер, подключенный к совместимой АТС Panasonic по USB кабелю или через LAN соединение.Для установки и работы АТС-коннектора...»

«ОТЧЕТ о результатах проверки деятельности Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга и подведомственных организаций, включая иных получателей средств бюджета Санкт-Петербурга, в рамках аудита эффективности использования выделяемых бюджетных ассигнований на содержание и уборку объ...»

«Система централизованной охраны удаленных объектов на базе оборудования НПП "Стелс" Типовое решение: ОПС-23 Данный вариант системы передачи извещений на пульт централизованного наблюдения (ПЦН) основан на базе...»

«kak_narezat_windows_7_na_diskultraiso.zip Если же вы используете перезаписываемый диск и на нем есть данные, то программа сначала попросит подтвердить очистку диска. О том, как записать образ Windows 10 на диск как создать загрузочный диск Windows 10. В результате выше описанны...»

«Инструкция по эксплуатации и гарантия качества Кофемашина До установки, подключения и подготовки прибора к работе обязательно прочитайте инструкцию по эксплуатации. Вы обезопасите себя и предотвратите материальный ущерб. ru – RU, UA, KZ M.-Nr. 10 973 280 Ваш вклад в охрану окружающей среды Утилизация транспортной Утилизация прибо...»

«film_boj_s_tenyu_2_revansh_na_android.zip В результате столкновения Цезарь получает нокаут и в состоянии комы умирает. Но тут боксер Цезарь с зала, где проводит свои тренировки Артем, провоцирует его на драку.24/10 Скачать HD видео Скачать...»

«Видимые сближения планет "Путешествуя" по звёздному небу, планеты регулярно сближаются между собой и яркими звёздами. Наблюдать такие сближения очень интересно, особенно если они происходят вблизи яркой звезды. Наибольшие видимые сближения двух планет (или планеты и яркой звезды) называются соединениями. Если светил больше дв...»

«Machine type: 10102/4773 [C340] 10103/4751 [C345] 10104/6595 [C440] 10105/6596 [C445] 10110/6267 [C540] 10138/F0A2 [C355] Lenovo 10139/F0A3 [C455] C3/C4/C5 Series Руководство пользователя Version 1.0 2013.03 Важная информац...»

«пользователя BlackBerry Q10 Smartphone Руководство Версия: 10.1 Опубликовано: 2013-04-18 SWD-20130418084113400 Содержание Добро пожаловать BlackBerry 10: новые приложения и функции Начало работы Установка SIM-карты, аккумулятора и к...»

«О внесении изменений в приложение к Закону Республики Бурятия "Об общем количестве судебных участков и числе мировых судей в Республике Бурятия" Принят Народным Хуралом Республики Бурятия 27 февраля 2018 года Статья 1 Внести в раздел I приложения к Закону Респуб...»

«МЫШЦЫ нашего тела Наши мышцы обладают удивительными способностями В нужной ситуации мы можем быстро набрать скорость, выжить после падения с большой высоты, поднять невероятно тяжёлые предметы. Именно мышцы позволяют осуществлять полное много...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.