WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

««Летние дни в замке Оберн» Перевод осуществлен на сайте Переводчики: Sunny, taniyska, Karmenn, Anastar, Lorik, Immigrantka, Marigold, laflor, Bad girl, ...»

-- [ Страница 4 ] --

– Неделю назад получила от него письмо. Похоже, он также послал копии своему управляющему, местному судье и Мэттью. В письме дядя отказывается от своего подданства, от Хальсинг-мэнор и прав на наследование любого другого имущества, а попутно объявляет о своем статусе как о… кажется, он назвал это «неживая особа». Это было очень странно .

– Он ушел в Алору .

– Да, я тоже так подумала. Ты бы слышала возмущенные тирады Мэттью! Но никто не удивился. Кент полагает, что дядя может когда-нибудь пожалеть о своем решении и захочет вернуться к людям, но я думаю…

– Никогда, – перебила я. – Он никогда не покинет Алору. Судя по историям, что я слышала, – что он сам рассказывал, – он теперь с алиорами навеки .

– Это значит, я в самом деле унаследовала Хальсинг-мэнор. – Сестра еще раз на секунду прижала меня к себе и поправилась: – Мы с тобой унаследовали, потому что мой дом, где бы он ни был, – твой дом .

Я напряженно пыталась сообразить .

– Подожди-ка. Там было какое-то дикое ограничение – точно помню. Ты можешь унаследовать владения Джексона, только будучи замужем .

Элисандра снова кивнула. На лице ее расцвела широкая улыбка .

– Знаю. Я приехала сюда, чтобы выйти замуж. И хочу попросить тебя стать подружкой невесты второй раз за год .

– Замуж! – выдохнула я. – Но… И тогда наконец посмотрела на ее спутника, который все это время неподвижно сидел на своей лошади. На нем не было замковой ливреи, и я предположила, что это не один из королевских гвардейцев, посланный охранять Элисандру в этом поспешном путешествии .

Но я ошиблась. Мужчина оказался гвардейцем, и я его знала. Родерик – личный страж принца .

Я почувствовала, как от изумления у меня открывается рот .

– Родерик рассказал мне, что вы подружились, так что я не сомневаюсь, ты понимаешь, насколько он замечательный. – Голос сестры звучал глухо и как бы издалека. Я все не могла отвести глаз от Родерика, и он с лицом совершенно бесстрастным глядел на меня в ответ .

– Пусть остальные насмехаются надо мной, но ты поймешь, я уверена .

Я с трудом закрыла рот и посмотрела на сестру .

– Но как такое случилось? – спросила глупо. – Я никогда не видела вас вместе. Ты даже имени его не упоминала .

Она прелестно залилась румянцем. Сейчас Элисандра выглядела милой и безумно влюбленной, как любая деревенская простушка .

– Как-то мы отправились на верховую прогулку – ты и я, – и ты упала с лошади .

Помнишь тот день?

– О да .

– И Родерик прискакал за нами и спас тебе жизнь .

Я еще раз искоса взглянула на молчаливого гвардейца. И, могу поклясться, теперь на его губах играла едва заметная улыбка, однако он по-прежнему спокойно сидел в седле, не говоря ни слова .

– Ну, – заметила я, – он отнес меня в замок. Что касается спасения моей жизни…

– И той осенью он сопровождал нас с Брайаном в Трегонию. В пути он был столь внимателен и осторожен, что с такой охраной я не сомневалась в собственной безопасности. А еще он однажды спас Брайана и проявил смелость и чуткость, когда схватили Эндрю. Ох, он сделал столько всего чудесного!

По мере речи сестры мне становилось все яснее. Родерик обладал природным обаянием, с этим не поспоришь, и истинная правда, что чем больше я о нем узнавала, тем сильнее он мне нравился. Без сомнения, то же случилось и с Элисандрой. Я просто не могла представить первые встречи, случайные столкновения, неожиданные беседы, которые пробудили интерес, переросший в привязанность, а затем и в страстную любовь между этой совершенно невероятной парочкой. Но как только искра вспыхнула… о, дальнейшее я представляла прекрасно .





– Потом, полагаю, он стал личным гвардейцем принца, и вы виделись каждый день, – задумчиво произнесла я .

– Каждый день. Во всевозможных обстоятельствах. И день за днем, неделя за неделей он проявлял такую силу, такое благородство, я просто не могла в него не влюбиться .

Я вновь покосилась на Родерика. Теперь-то он точно улыбался, хоть и попытался стереть это выражение, когда поймал мой взгляд .

Мгновение, склонив голову, я изучала гвардейца .

– Значит, Дария была посыльной, от твоего имени передавала ему записки и подарочки .

А я ее подозревала .

Элисандра рассмеялась:

– Нет, не может быть! Ты считала, будто Дария заигрывает с Родериком?

– Это казалось более вероятным, чем истина .

Она шагнула ближе и положила руку мне на плечо:

– Но, Кори… ты ведь понимаешь, правда? Ничто в мире не изменит мои мысли, ничто не повлияет на мое сердце, но без твоих поддержки и одобрения… Для меня так важно, чтобы ты приняла его, приняла нас, встала рядом в день нашей свадьбы… Я расхохоталась и протянула руку своему будущему новому зятю .

– Да он стоит сотни принцев Брайанов! – весело сказала я. – И никого другого я не хотела бы видеть рядом с тобой .

Элисандра прямо-таки взвизгнула мне в ухо и крепко схватила меня за руку. Этого сигнала Родерик и ждал.

Он спешился, быстрым шагом направился к нам, пробормотал:

– Рад видеть тебя, леди Кори, – и крепко обнял меня, оторвав от земли. – Лишь твое мнение имело значение .

– Впервые в моей жизни, – выдохнула я, когда он поставил меня на ноги. – Итак!

Пойдемте внутрь, отпразднуем. Нам предстоит обсудить свадьбу .

Дарбин сразу возжелал познакомиться с моей сестрой – как и все, кто находился поблизости. Они, конечно же, знали мою историю, знали о моем происхождении, так что стоило лишь произнести имя Элисандры, как каждый в таверне понял: вот сидит вдова принца, сбежавшая с простолюдином. Эта весть была из тех, от которых всякий крестьянин в восьми провинциях переполняется чувством гордости за свою принадлежность к мужескому полу, потому Родерик с невестой в мгновение ока стали самой востребованной парой в таверне. Не осталось и шанса, что нам удастся обсудить свадьбу или хотя бы просто поговорить наедине .

Но Элисандра, как и большинство особ королевских кровей, кажется, об этом даже не думала. Она просто кивала: разносчицам, что обсуждали свадебный наряд, крестьянам, заявившим, что знают самое лучшее место для празднества, жене трактирщика, которая вызвалась устроить пир и предложила тушеную бельчатину в качестве основного блюда .

Щеки Элисандры разрумянились, в глазах плясали озорные искорки, а ее такой редкий нежный смех проносился по задымленному залу таверны столько раз, что и не сосчитать .

– Тебе потребуется несколько свободных дней, чтобы все устроить, – позже этим же вечером заметил Дарбин, когда мы были на кухне .

Должна признать, в тот момент я чувствовала себя несколько сбитой с толку от такого количества неожиданностей и перемен .

– Да, полагаю. Вот только не уверена, что жених с невестой в настроении ждать. Еще денек, может, два – не дольше .

– Да за чем же дело стало? Копли обвенчает их в любой момент, как только скажут, – успокоил Дарбин, уловив, в чем первое из моих затруднений. Деревенский священник Копли был его лучшим другом, несмотря на то, что сам хозяин таверны тот еще безбожник. – Еще им, конечно, нужно место, где провести первую брачную ночь, а постоялый двор Джека опять переполнен – сезон путешествий .

– Знаю, – встревожено сказала я. – Наверное, они могут занять мою комнату, хоть для двоих она и мала. А я останусь на ночь у бабушки .

– Если что, ты могла бы и здесь переночевать, на кухне, но до этого не дойдет. У меня есть две полностью готовые комнаты в новом постоялом дворе. Окна еще не вставлены, но можно завесить их одеялами поплотнее и как следует растопить камин. Кровать возьмем из моего дома. Будет уютно и удобно. И вокруг – ни души, никто их не побеспокоит. Чего еще желать в брачную ночь?

Я подумала о первой свадьбе Элисандры – настолько пышной и зрелищной, что Дарбин просто не поверил бы, расскажи я хотя бы половину подробностей. Вспомнила королевские апартаменты для новобрачных: выполненная руками искусных мастеров резная мебель, бархатные шторы, мраморный пол, покрытый экзотическим мехом .

Представила благородных лордов, что пили за здоровье невесты, благородных леди, ливших слезы о ее счастье, гвардейцев, которые охраняли ее покой .

И подумала о мчавшемся по венам ее мужа невидимом яде – таком сильном, что едва проглотив его, принц уже стал добычей смерти .

А затем представила недостроенный постоялый двор Дарбина в деревне: стеганые одеяла на окнах вместо занавесок, старый матрас на супружеской кровати .

– То что надо, – сказала я. – Большое тебе спасибо .

Свадьба получилась просто очаровательной. Погода стояла чудесная, и все прошло под открытым небом на ярмарочной лужайке. Явились все до единого жители деревни – еще бы, такое событие! – и остались после церемонии, дабы поиграть в кольцеброс, поучаствовать в «кто больше выпьет» и прочих традиционных забавах. Даже Милетта и моя бабушка пришли в надежде найти для себя дело .

Элисандра надела одно из моих старых платьев, которое моя домовладелица, швея, торопливо надставила кружевными оборками. Родерик облачился в темный сюртук, одолженный у Дарбина, и собственноручно сшитую хлопковую рубаху. Священник Копли, слегка напуганный своей неожиданной миссией, проводил богослужение едва слышным шепотом; зато когда жених и невеста произносили клятвы, их голоса весело звенели. По завершении церемонии Родерик подхватил Элисандру на руки, трижды крутанулся вместе с ней, а потом от души поцеловал. Зрители захлопали в ладоши .

После шквала поздравлений, пиршества, развлечений и тостов новобрачные удалились в недостроенный постоялый двор Дарбина и скрепили брак как и положено. Наблюдая за ними последние два дня, я все гадала, а не преодолена ли эта ступенька где-нибудь по дороге из Оберна – или того раньше, – но у Элисандры спрашивать не стала. Существуют вопросы, на которые счастливая беззаботная женщина не ответит .

За пару дней, предшествующих свадьбе, у меня едва ли выдалось время для разговора с сестрой наедине, хоть она и остановилась в моей маленькой комнатке, и мы перешептывались, лежа в кровати перед сном. Вот только так уставали, что каждую ночь засыпали почти мгновенно. Лишь в первую ночь нам удалось пободрствовать достаточно долго, чтобы я успела задать вопросы, которые так досаждали мне последние девять месяцев .

– А что там с Кентом? Как он поживает?

– О, его там превозносят до небес! Особенно с тех пор, как стало очевидно, что я не собираюсь рожать дитя Брайана. Ты бы видела, как перед ним лебезят лорды – даже лорд Мэттью, хотя от него и обычной вежливости не всегда дождешься…

– Я не о том, – перебила я. – Я о свадьбе. Кент о ней знает? Как он примет эту весть?

Сестра мгновение помолчала .

– Может, и знает. Трудно сказать. Ему известно, что я поехала к тебе, известно, кто меня сопровождает, и я сообщила ему, что собираюсь выйти замуж. Думаю, в некотором роде для него это настоящее облегчение – спровадить меня .

– Облегчение! Но он… но вы же всегда были такими близкими друзьями! А теперь, когда Брайана не стало, я полагала, он женится на тебе. И конечно, Кент тоже так думал .

– Лорд Мэттью допускал такое, да. Но Кент… Сомневаюсь, что он хоть когда-нибудь хотел на мне жениться. – Даже в темноте я слышала в ее голосе улыбку. – Даже когда делал мне предложение прошлым летом. Лишь бы спасти от Брайана. Нет, вряд ли Кент будет сожалеть о моем отъезде .

А вот я так не думала. Никто не убедит меня, будто серьезный, добрый новый принц не был всю жизнь влюблен в мою сестру. Но между ними все слишком запутанно – никакой надежды разобраться с этим клубком сейчас. Не сдержавшись, я от души зевнула .

– А смерть Брайана? – спросила я со всей настойчивостью, какую только смогла призвать в такой час. – Лорд Мэттью не спрашивал, не интересовался…

– Насколько лорду Мэттью – или кому-либо другому – известно, Брайан умер от лихорадки. Гизельда на иное даже не намекала .

– А лорд Гофф? Он оправился?

– Да, но медленно .

Я изо всех сил старалась удержать глаза открытыми .

– И никто не упоминал слово «яд»?

– Никто, кроме тебя .

– Но это яд, – вяло протянула я, чувствуя, как погружаюсь в сон .

И услышала шепот Элисандры:

– Я знаю .

Однако она не сказала, откуда .

Для разговора с Родериком шансов выпадало и того меньше. Деревенские то и дело вовлекали его в эти свои мужские таинства: охоту, игру в кости, пьянку или обсуждение одного из этих трех занятий. Отловить наконец зятя я смогла лишь поздно вечером в день его свадьбы, когда он смеясь отказывался на спор осушить одним глотком огромную глиняную кружку с пивом .

– Пиво добавляет мужской силы, – похвалялся его новый друг .

Родерик усмехнулся:

– Пиво добавляет… – Он увидел меня и произнес не то, что собирался: –...сонливости .

А этой ночью я хотел бы остаться бодрым .

Шагнув вперед, я взяла кружку из рук мужчины:

– Позвольте мне .

И залпом, хоть не так уж и споро, осушила ее до дна. Вокруг засвистели и разразились одобрительными возгласами, а я, ставя кружку на стол, не смогла сдержаться и чуть закашлялась. Родерик усмехнулся и похлопал меня по спине .

– А я еще сожалел, что у Элисандры нет братьев, – восхищенно проговорил он, – но кому они нужны, когда у нее есть ты?

Я еще разок кашлянула, а затем посмотрела на зятя со всем достоинством, какое смогла наскрести:

– Отлично. Значит, ты меня понял .

Он кивнул:

– Ты достаточно сильна, чтобы защитить сестру, если я ее обижу .

– Должна заметить, вероятность, что ты ей навредишь, по-моему, гораздо меньше, чем было с ее предыдущим мужем .

– Намного меньше, – сухо отозвался Родерик. И помедлил, глядя на меня, прежде чем продолжить: – Вот только никто, кажется, не понимает, что Элисандре и самой хватит сил о себе позаботиться .

– Я поняла это, – согласилась я, – но мне потребовалось время .

Он лениво улыбнулся – той давнишней, знакомой улыбкой, что делала его столь привлекательным .

– Но теперь она вроде счастлива, да? Все будут говорить тебе, мол, она совершила глупость, но она мудрая девушка и знает, что принесет ей счастье .

Я посмотрела на сестру. Она как раз принимала букет сухих цветов от пятилетней малышки из деревни. Разрумяненная, улыбающаяся… Темные волосы, прежде всегда убранные в строгую прическу, теперь волнами укрывали плечи. В моем подновленном платье, которое Элисандре было лишь слегка тесновато, она казалась чуть робкой, неуверенной и совершенно неискушенной .

– О да, – тихо согласилась я. – Она никогда не выглядела лучше .

Два дня спустя вся деревня собралась вновь, дабы проводить новобрачных в путь. Все осыпали их лепестками роз, кричали и махали руками. Мне в самом деле начало казаться, что даже дворцовый прием во время первой свадьбы Элисандры не вызвал стольких волнений. Я так часто обнимала сестру, что, наверное, переломала бы ей кости, если б прикоснулась еще раз, и все равно не хотела ее отпускать .

– Приезжай в Хальсинг-мэнор, – повторила Элисандра. – Как только сможешь. Мы мигом там обживемся. Приезжай скорее и оставайся, сколько пожелаешь .

– Приеду, скоро. Обязательно… пока-пока-пока .

Я смотрела, как они исчезают вдали, затем забилась в дальний угол таверны и разрыдалась. Там меня и обнаружила жена Дарбина час спустя, когда пришла готовить ужин. Она не утешала, не сочувствовала, просто вручила мне передник и сказала, мол, несколько столов в дальнем углу надо бы протереть. Я была благодарна за неявно выказанную теплоту и возможность отвлечься. Оставшуюся часть дня я трудилась усерднее, чем когда-либо прежде .

На следующий день настроение улучшилось, а к концу недели я вообще повеселела .

Ведь чего горевать-то? Элисандра счастлива, и я могу увидеть ее, когда захочу. Она вышла не за того, кого ожидали увидеть ее мужем, но, вероятно, выбор сестры мудрее, чем сделала бы для нее я. Как заметил Родерик, она в силах о себе позаботиться .

Местные до сих пор обсуждали это событие и, наверное, будут обсуждать до скончания века. Даже Дарбин, впечатлить которого гораздо труднее, чем большинство людей, время от времени упоминал свадьбу и ее участников .

– Прекрасный юноша, этот Родерик, – не раз говаривал он .

Иногда отмечал:

– А она очень открытая для такой благородной леди. Дружелюбная. Народ был бы о знати лучшего мнения, веди себя и остальные так же .

И в конце недели наконец заявил:

– Что ж, теперь твой черед, да?

Я едва слушала. Было поздно, я подсчитывала выручку и сильно устала .

– Мой черед? – переспросила рассеянно .

– Выходить замуж .

Это привлекло мое внимание. Я удивленно посмотрела на Дарбина:

– И за кого же, по-твоему, я должна выйти?

Он пожал плечами и уселся напротив, проверяя хозяйственную книгу .

– Полагаю, ты единственная, кто может ответить на этот вопрос. Но этот милый юноша сказал, что у тебя имеется поклонник .

– Родерик такое сказал? Что за поклонник?

– Ну он же не настолько бестактен, чтобы называть имена, – преувеличенно возмутился Дарбин. – Просто намекнул, мол, мне пора искать новую разносчицу, потому как ты вскорости выйдешь замуж .

Я никак не могла угадать, кого же Родерик пророчил мне в пару. Может, Шорро? Он ведь видел, как мы с ним танцевали на свадьбе Клуата. Ординала Уирстенского? Нет, понятно же, что я вычеркнула себя из списка подходящих для аристократа партий, когда выпустила на волю всех алиор. А может, это просто романтический настрой, который свадьба, кажется, пробудила во всех и вся, и Родерик лишь желает, чтобы я была так же счастлива, как, несомненно, и он сам .

Я вернулась к выручке и подсчетам .

– Не думаю, что тебе стоит об этом волноваться, – сказала кратко. – Я собираюсь остаться здесь надолго .

Следующие несколько недель пронеслись в стремительном вихре трудов, яркого солнца и чувства легкого удовлетворения. Единственным захватывающим событием стала расползавшаяся по провинции весть о скорой коронации Кентли. Я могла вообразить пиршества, турниры и балы, которые устроят в честь такого грандиозного дела.

И лишь немного сожалела, что не могу пойти туда и все это увидеть собственными глазами:

изгнана из замка. Без единого шанса прошмыгнуть обратно. Поразмыслив, я решила отправить Кенту небольшой подарок с поздравлениями, потом передумала, потом передумала еще раз. В итоге купила ему небольшой серебряный шар для благовоний и наполнила тот смесью трав. Удача, храбрость, мудрость, терпение, милосердие. Брайан ничем из этого не обладал. Для подарка я сшила фиолетовый мешочек из бархата, украсила его золотой канителью и серебряным кружевом. И отправила. Не указав своего имени. Возможно, мне и самой не помешал бы набор трав для храбрости .

Описание коронации вернулось к нам, как и всегда, через рассказы купцов, солдат и прочих путешественников. Я же с нетерпением ждала письма от Анжелы, в котором она, несомненно, поведает мне все в мельчайших и интереснейших подробностях. Послание прибыло через пять дней после того, как новый король ступил на престол .

«Кент выглядел великолепно, гораздо царственнее, чем я могла от него ожидать, хотя и хмурился всю церемонию, будто воображал что-то жутко мрачное. Вот если б меня короновали, я бы пела и танцевала, посылала бы всем воздушные поцелуи, была бы такой счастливой. Но Кент эти дни совсем не казался беззаботным. Мэттью стоял подле него – такой самодовольный, что хотелось его ударить, но я, конечно же, не стала. О, и самое смешное! С Гретой обошлись совсем не как с членом королевской семьи, а отвели ей место в задней части церкви, как любой другой явившейся дворянке. Однако, подозреваю, это сделал Мэттью, не Кент. Кент же после, на приеме, беседовал с ней целых десять минут. Он никому столько времени не уделял, даже Меган… Которую трудно было не заметить – в таком-то ярко-желтом платье, расшитом фиалками! Все на нее глазели всякий раз, как она пересекала залу. Мэриан сказала, что этот цвет смотрится на ней отвратительно. Но, полагаю, Меган оделась так, чтобы оттенить наряд Кента. На нем был королевский фиолетовый с золотом, и, действительно, когда они стояли бок о бок или танцевали (что случилось трижды за ночь), сочетание смотрелось весьма интересно» .

О, я не могла такое читать, не могла узнать такую весть. Я сложила страницы и пообещала себе, что закончу завтра утром. Но солгала. Письмо так и осталось в ящике, а я убедила себя о нем забыть .

Через две недели после коронации в деревне отмечали праздник весны, который я обычно пропускала, так как в это время всегда уже направлялась в замок Оберн. В честь начала сезона устроили и грандиозную ярмарку. Десятки сельчан арендовали палатки для продажи тортов, пирогов и рукоделия, а коробейники со всей округи явились со своими товарами. Бабушка с Милеттой тоже устроились на деревенской площади, торгуя травами и зельями, а моя домовладелица сумела заработать небольшое состояние на кружеве, которое плела долгими зимними вечерами .

Дел в таверне было невпроворот, и Дарбин временно нанял еще двух девушек .

Хорошенькие, но глупые, они больше флиртовали, чем обслуживали гостей, так что нам с женой Дарбина хотелось свернуть их длинные тонкие шеи .

– Вот той белобрысой, – пробормотала она, когда мы пересеклись на кухне, – я б с удовольствием так треснула, чтоб разум отключился .

– Слишком поздно, – заметила я .

Жена Дарбина устало рассмеялась:

– Что ж, предполагается, что она обслуживает задние столики и кабинки, но в последней как раз новый гость, а девица, уверена, и слова ему не сказала. Может, ты… Я захватила тряпку, чтобы вытереть стол .

– Сейчас и пойду, – согласилась я и направилась обратно в теплый шумный зал, полный веселья .

Уворачиваясь от блудливых рук и отвечая на поздравления, я как могла быстро пробиралась к кабинке в задней части таверны, где сидел одинокий мужчина и изучал, что выбрать .

– Извините, что так долго, сэр, у нас битком сегодня, – сказала я, вытирая со стола крошки. – Чего желаете? У нас лучший сидр в восьми провинциях, и такого вкусного рагу даже ваша матушка не делает, но оно уже заканчивается. Зато есть отличный куриный пирог .

– Рагу, если получится, – ответил гость голосом Кента. – Однако ничего не имею и против пирога .

Я уронила тряпку и уставилась на него. Кент в ответ усмехнулся. Он был одет в простую темную одежду – хотя и заметно получше, чем можно увидеть на любом поселянине здесь, в глубинке – и, похоже, чувствовал себя совершенно непринужденно .

На его лице появились тонкие линии времени, и, казалось, он стал гораздо старше, чем должен бы за год, но именно сейчас Кент совсем не выглядел обремененным какими-то заботами, а сиял широкой улыбкой .

– И стакан сидра, – добавил он. – Хочется испробовать лучшего во всем королевстве .

Колени меня не держали, и, несмотря на то, что не должно в присутствии короля садиться без приглашения, я опустилась на сидение напротив .

– Что ты здесь делаешь?

– Искал тебя .

– Но ты… но почему… но как ты меня нашел? – был мой следующий сказочно-умный вопрос .

Кент вроде бы удивился:

– Я целый год писал тебе письма, разве не заметила? Я знал, где ты. А еще у меня твоя карта .

Бессмыслица какая-то .

– Карта? – повторила я .

Он залез в карман темного пальто и достал сложенный во много раз старый рисунок дороги из замка Оберн в деревню Саути в Котсуолде. Я почувствовала, как мое лицо пылает от стыда .

– Мне было четырнадцать, когда я это нарисовала .

Кент осторожно вновь свернул листок и убрал в карман .

– Знаю. Все это время я хранил его, полагая, что когда-нибудь он пригодится. Как видишь, так и вышло .

Я покачала головой:

– Но ты… но все же… То есть, зачем ты меня искал? – И вдруг я все поняла и почувствовала себя еще ужаснее, чем мгновение назад. – Элисандра. Ты узнал об Элисандре .

Теперь Кент выглядел заинтересованным .

– Есть свежие вести? Последнее, что я слышал, – они с Родериком благополучно добрались до Хальсинг-мэнор, и, кажется, все у них довольно хорошо .

Я выпучила глаза:

– Они с… ты знал о Родерике? Но откуда? Она сама рассказала? Кент, я сожалею. Мне так жаль. Вы ведь должны были пожениться… Лицо Кента осталось невозмутимым .

– Полагаю, я узнал о твоей сестре и Родерике на следующий день после смерти Брайана, – сказал он. – Когда мой отец заметил, что теперь, со смертью принца, нет никакой нужды его личному гвардейцу следовать за вдовой из комнаты в комнату и из замка во двор. Родерик ответил, представь себе, мол, Брайан взял с него клятву защищать принцессу Элисандру, ежели с ним что-то случится. А как ты знаешь, – добавил Кент, – Брайану такое никогда бы не пришло в голову. И я все о них понял. Точнее, понял, что Родерик испытывает к твоей сестре. Когда же в последующие недели Элисандра позволила ему следовать за ней, я раскусил и ее чувства .

– И ты… ты не расстроен? Я ведь знаю, как ты… вы с Элисандрой всегда были так близки. И прошлым летом ты просил ее выйти за тебя…

– Исключительно по твоему велению, как тебе прекрасно известно, – спокойно отозвался Кент. – Я никогда не был влюблен в твою сестру. Никогда не хотел на ней жениться. И еще меньше – после того, как первый ее муж скончался. От яда .

Подмешанного ее руками .

Я уставилась на него и не отводила глаз еще долго. Пока звуки таверны тускнели, превращаясь в окруживший меня серый шум, а боковое зрение затуманилось. Я словно превратилась в камень и в то же время чувствовала, как каждая жилка в моем неподвижном теле начала яростно биться под кожей. Кент остался единственным, на ком можно сосредоточиться, и я не отрывала глаз от его лица. Он же смотрел на меня в ответ без всякого выражения .

– Ну вот. Вижу, Кори встретила старого друга. – К нам неожиданно подошла жена Дарбина. Выставила на стол кувшин сидра, два стакана, тарелки и положила приборы на двоих. Я удивленно на нее глянула, но она только улыбнулась. – Желаете рагу? Или куриный пирог?

– Мне рагу, спасибо, – вежливо сказал Кент .

Я просто кивнула, и жена Дарбина, вновь улыбнувшись, ушла .

Я наконец обрела дар речи:

– С чего ты решил, что Брайана отравила Элисандра?

– Из-за твоих слов. Именно она больше всех выигрывала от его смерти. – Кент беззвучно засмеялся. – Хотя многие могут сказать, что выиграло все королевство. Брайан был ужасно порочным человеком. И стал бы очень плохим королем. И жутким мужем .

Я молчала, и он взял кувшин:

– Хочешь? Я слышал, это лучший сидр в восьми провинциях. – Не дожидаясь ответа, Кент наполнил оба стакана и отпил из своего. – Превосходно, – оценил он, глядя на стакан так, будто на нем начертаны все секретные ингредиенты напитка, а затем сделал еще один большой глоток .

– Элисандра знает, что ты ее подозреваешь? – наконец спросила я .

Кент покачал головой:

– Мы никогда об этом не говорили. Она, возможно, не догадывается, что я поверил в отравление. Возможно, не догадывается, что я знаю даже о твоих подозрениях. – Он выпил еще сидра. – Только не понимаю, как подмешали яд. Да, она сидела рядом с ним за столом и, вероятно, могла незаметно подсыпать что-нибудь на тарелку. Но Брайан так боялся яда… Не представляю, чтобы он проявил такую беспечность. К тому же Дамьен ел и пил все то же самое, что и Брайан, так почему Брайан мертв, а Дамьен – нет?

Я столь часто задавала себе те же вопросы – особенно по нескончаемой дороге из замка Оберн, – что испытала облегчение, получив возможность наконец ответить на них вслух .

– Что касается места – думаю, яд был в рагу из тушеной оленины. Элисандра помогала его готовить, ибо Брайан желал, чтобы она доказала свою домовитость. Прекрасный шанс приправить пищу таким количеством отравы, что убить можно было бы трижды .

– Да, но больше никто не умер! Гофф заболел, конечно, и многим нездоровилось, но ведь она могла устроить настоящее побоище! Неужели просто рассчитывала, что Брайан съест больше, чем остальные? Слишком рискованно и невероятно .

– Она рассчитывала, что он не будет пить воду, – едва слышно произнесла я .

– Она рас… – Кент осекся и нахмурился. – Брайан не пил замковую воду года четыре или пять .

Я кивнула:

– Туда она и подмешала противоядие. Оно не имеет ни запаха, ни вкуса. Она могла хоть галлон женьшеницы добавить в воду, и никто бы не почувствовал .

– Да. Теперь понятно. Ну разумеется. Многие приняли яд, но лишь один не принял противоядие. Очень умно. – Кент покачал головой. – Все равно рискованно, но очень… – Он снова покачал головой. – Лишь женщина с железной волей способна на нечто столь отчаянное .

– Я бы так не смогла .

– Рад слышать. Я тоже .

Какое-то время мы оба просто потягивали сидр и размышляли .

– И все же, – вновь начал Кент, – где она достала яд? Откуда узнала о противоядии?

Знаешь, я ведь только потому и молчал…

– Почему? – растерянно спросила я .

Он указал на меня через стол:

– Кто в замке знал о травах и зельях больше тебя? Если бы слово «яд» передавалось из уст в уста, тебя бы первой заподозрили. Я обрадовался, когда отец так быстро тебя изгнал .

Хотел, чтобы ты была в безопасности, подальше от Оберна .

Я слабо улыбнулась:

– Боюсь, сестра услышала о яде от меня, пусть я и не догадывалась, что она использует это знание таким образом. Однажды ночью я рассказывала, для чего применяется то или иное средство в моей сумке, и корень крепня был одной из трав, что мы обсуждали. Это яд, хотя у него есть и иные применения. Уверена, я упомянула, что его можно купить в любой аптекарской лавке на Файлинской ярмарке .

Кент нахмурился:

– Она провела какое-то время на ярмарке…

– Знаю. За пару недель до свадьбы. Элисандра писала мне, что несколько дней кряду делала покупки. Я просто не сообразила, что она говорит о рынке .

– Она в курсе, что ты ее подозреваешь?

– Я так и не сказала. И сомневаюсь, что когда-нибудь скажу .

Кент кивнул и продолжил светским тоном:

– В общем, теперь ты видишь, почему я не испытывал желания жениться на твоей сестре. Не хотел быть отравленным в первую брачную ночь. Да и в любое другое время тоже, если подумать .

Я заставила себя улыбнуться:

– И все же король должен жениться .

– И традиционно возьмет невесту из дома Хальсингов .

Я просто смотрела на него .

– Ты, – добавил Кент, – единственная девушка брачного возраста из дома Хальсингов, на которой я могу жениться .

Я продолжала пялиться .

– И вот, я пришел сюда сегодня, чтобы просить твоей руки .

Я наблюдала за ним еще одно долгое мгновение в оглушительной тишине. Мой изучающий взгляд, казалось, не очень-то смущал Кента. Он не ерзал, не отворачивался .

Вообще не волновался. Лишь смотрел, серьезно и внимательно, и ждал ответа .

– Не очень-то хорошая причина, – наконец выдавила я .

Легкая улыбка смягчила черты лица Кента .

– Ты о традициях? Полагаю, ты права. Для тебя – не очень хорошая .

– Для тебя тоже. Я незаконнорожденная. Вряд ли это традиционный выбор короля .

– Да, и все, несомненно, придут в ужас, когда я вернусь в замок и объявлю о нашей помолвке, – сказал он, будто я уже согласилась. – Мой отец…

– Твой отец! – воскликнула я, ибо на миг совсем забыла о лорде Мэттью. – Он изгнал меня навеки!

Кент усмехнулся:

– Потому я и ждал коронации, прежде чем сделать тебе предложение. Отныне я король и могу возвращать ко двору, кого захочу. Могу велеть оказать тебе радушный прием, и отец обязан будет подчиниться .

Я горько усмехнулась:

– Твой отец не станет привечать меня при дворе, а у меня нет желания туда возвращаться. Думаешь, я скучала по замку? Жаждала его роскоши и великолепия – и интриг? Нет. Никогда. Ни одного денечка. Я счастлива здесь .

Теперь Кент изучал меня так же, как я его прежде .

– Как традиции – плохая причина для предложения, так и это не годится для отказа, – медленно протянул он. – Я был наследником принца. Я всю жизнь прожил в тени политики. Я видел дружбу, браки, всевозможные союзы, основанные исключительно на выгоде. И предполагал, что моя собственная жизнь будет ограничена теми же рациональными мотивами. Я мог бы порадовать отца, хоть завтра женившись на Меган Трегонийской или Лизе Велидорской, которую он тоже одобряет. Но я король, – еще медленнее сказал Кент. – И благосостояние моего королевства зависит от моих здравых суждений и ясного ума. А это, в свою очередь, зависит от того, насколько я счастлив. И я уже очень давно знаю, что мое счастье зависит от тебя. – Кент вдруг резко и напористо наклонился через стол: – Я был человеком, прежде чем стать королем. И я полюбил тебя .

Будь я крестьянином в Котсуолде, то желал бы, чтобы ты была рядом, помогала мне вести дела, растить детей и готовить скот для отправки на Файлинскую ярмарку. Желал бы, потому что люблю, и моя жизнь без тебя оказалась бы много труднее. Теперь, когда я король, я хочу, чтобы ты была рядом и помогала мне перехитрить наместников, вершить суд и принимать решения об объявлении войны. Признаю, эта задачка посложнее. Но по сути – та же самая. Разделить с человеком жизнь, любить его и принимать его любовь. Не решай, хочешь ли жить в деревне или в замке. Реши, хочешь ли жить именно с этим мужчиной, и тогда сможешь ответить: да или нет .

– Да, – сказала я и тут же огляделась в поисках того, кто это произнес .

Кент откинулся назад, широко улыбаясь:

– Замечательно! Днем я встречусь с твоей бабушкой, а завтра мы можем уже отправиться в Оберн .

– Подожди…

– Можем и подождать несколько дней, – довольно согласился он. – У тебя наверняка есть здесь незаконченные дела, люди, с которыми нужно проститься…

– Нет, в смысле… подожди. Я ведь даже не подумала…

– То есть ты не уверена, что хочешь за меня замуж .

– То есть я не думала об этом до сего момента! Мне даже в голову такое не приходило!

Ты целый год там плел интриги, но я была здесь, в деревне, привыкала к спокойной жизни…

– Ты меня любишь? – спросил Кент. Я затихла. – Все остальное – лишь блеск и мишура. Главное – любовь. Как только определишься с этим, дальше все становится ясно .

Я думала о неоднозначной, порочной, сверкающей жизни при дворе и гадала, действительно ли принять решение так просто. Последний год я была счастлива здесь, в окружении друзей и милых забот. Однако часть моего сердца осталась в другом месте. Я с нетерпением ждала писем от Элисандры и Анжелы, жила ради историй о мире, который оставила позади. Если бы лорд Мэттью отменил приговор, я бы с радостью вернулась – гостьей, коей и была когда-то. Или нет? Прежде я уже боролась с кознями лорда Мэттью и не желала вновь становиться их жертвой .

Становиться королевой мне тоже не хотелось. Да я даже представить не могла, что мне когда-нибудь выпадет подобная роль. Кент может говорить что угодно, но эта часть неотделима от его предложения – не получится быть просто его женой. Кент не какой-то крестьянин, считающий бушели зерна и поголовье рогатого скота. Его жизнь гораздо сложнее .

Но будь он крестьянином? Тогда бы я за него вышла? О да, не задумываясь. Чтобы видеть это милое серьезное лицо каждый день своей жизни; полагаться на его добрый нрав, большое сердце и непоколебимое чувство ответственности. Чтобы он смотрел на меня – внимательно и с надеждой, вот как сейчас, – и я знала, что в моей власти заставить его блаженно сиять. На такую жизнь я бы согласилась в любую минуту, в любой день. Я могла бы полюбить кого-то другого, Кент мог бы отыскать себе другую королеву, но это был бы вторичный выбор. Который бы не принес нам того же безграничного счастья .

– Я люблю тебя, – наконец признала я .

– И станешь моей женой?

– Да .

Следующие несколько часов суматоха царила невообразимая. Свадьба Элисандры прошла еще спокойно по сравнению с нынешним волнением и неверием. В нашу деревню явился король, чтобы забрать из таверны одну из разносчиц и сделать ее королевой! С такой историей ничто не сравнится. Пировали и принимали поздравления всю ночь .

Клянусь, каждый сельчанин в какой-то момент приблизился к нам, дабы коснуться моей руки и поклониться правителю. Дарбин не стал бы счастливее, даже если б каждый день отмечался Солнцеворот. Казалось, его не расстроило даже то, что я работала свой последний день, а поздно вечером Дарбин настойчиво вручил мне последнюю оплату, пока его жена рядом готовила лучшую комнату, а крестьяне все еще угощали короля выпивкой .

– Никогда не знаешь, когда пригодятся лишние деньжата, – заметил Дарбин, укладывая еще одну пачку купюр рядом с первой. – Даже королева время от времени должна покупать что-нибудь, о чем нельзя сказать мужу .

Я подалась вперед и чмокнула его в губы:

– Не говори жене .

Дарбин поцеловал меня в ответ:

– Не говори королю .

Наутро мы отправились навестить мою бабушку. Нас сопровождали двенадцать гвардейцев, что прибыли вместе с Кентом и ожидали перед таверной, пока он делал предложение. Я с радостью обнаружила среди спутников своих старых друзей, в том числе Клуата и Шорро .

Теперь, когда я достигла такого высокого статуса, Клуат вел себя со мной крайне сдержанно, но Шорро, наверное, не был бы счастливее, даже если бы его самого приняли в королевскую семью. Он верст пять проехал рядом и потчевал меня рассказами о событиях минувшего года. Я смеялась до изнеможения.

Кент все косился на меня и при первом же удобном случае, наклонившись, прошептал:

– Кажется, я знаю, как алиоры в ту ночь миновали стражу .

Я одарила его невинным взглядом и продолжила обмениваться шутками с Шорро .

Когда королевская свита подъезжала к дому моей бабушки, она с ученицей была во дворе, удобряя сад. Обе ошарашенно наблюдали, как четырнадцать всадников приближаются и останавливаются. Кент помог мне спешиться .

– Король Кентли Обернский с невестой! – проорал Шорро, и бабушка с Милеттой поспешно рухнули на колени .

Кент подал каждой из них руку и серьезно поздоровался. Милетта, кажется, испугалась до немоты, а вот ответов бабушки я ждала несколько волнуясь, поскольку ее поведение не всегда соответствовало желаемому .

Но она просто приняла протянутую руку, встала и коротко поклонилась Кенту:

– Если вы и правда на ней женитесь, то заберете лучшее, что есть от матери и отца .

– Не сомневаюсь, – отозвался он и последовал за бабушкой в дом .

Мы задержались на час, вежливо пили чай и беседовали, но разговор получился напряженным, ибо людей в комнате было много, но общего между ними – ничего .

Настала пора уезжать, я поднялась с облегчением. И немного удивилась, когда бабушка подошла обнять меня на прощание .

– Я знала, что ты не останешься, чтобы быть ученицей ведьмы, – сказала она мне на ухо. – Он, кажется, весьма хорош, но с мужчинами не скажешь наверняка. Помни, если понадобится, здесь у тебя всегда есть дом .

Ничего приятнее бабушка мне в жизни не говорила.

Я крепко обняла ее в ответ и пообещала:

– Я буду приезжать. Часто .

Она отступила .

– Уверена, что будешь, – сказала бодро. – Ну так, нужны вам в дорогу какие-нибудь припасы?

Через пять минут мы отправились в путь .

Обратно, в замок Оберн. Но отныне он уже не тот, каким был год назад, когда я его покидала. Брайан мертв. Элисандра уехала. Алиоры исчезли. А я вскоре стану женой короля .

Совсем, совсем другое место .

Неосознанно я сунула руку в седельный вьюк за моей спиной, в котором лежала сумка с травами. Мне понадобится эликсир или два, чтобы пережить ближайшие несколько месяцев, и я мысленно перебирала свои запасы .

– О чем ты думаешь? – спросил Кент. – Выглядишь такой решительной .

Я улыбнулась:

– Какие зелья нужно смешать, чтобы приобрести качества, необходимые при дворе .

– Что за качества?

– Мужество. Сила. Стойкость .

– Любовь, – добавил Кент с улыбкой .

Я протянула руку, и он принял ее – не такой уж простой маневр для наездников .

– Она у меня есть и без зелий .

Кент поцеловал мою ладонь .

– Так много счастья, так мало колдовства, – восхитился он. – Кто бы мог подумать, что такое возможно?

Рассмеявшись, я пожала ему пальцы и отпустила бы, вот только Кент не позволил. Так мы и ехали, рука в руке, весь оставшийся путь. Самый короткий и самый прямой путь в моей жизни .

Эпилог

Моя собственная королевская свадьба стала еще более роскошной, чем у сестры, хотя гости по большому счету прибыли те же самые, да и церемонные ритуалы во многом повторились. Для спокойствия я обрызгала себя нариандером и двигалась среди гостей, своих подданных, с королевским величием. Все шло своим чередом .

Изо всех уголков королевства приходили бесчисленные экзотические и красивые подарки: одежда, украшения, гобелены, скульптуры, книги с гравюрами, шкатулки, редкие домашние животные – всего и не сосчитать. Я лично открывала каждую коробку, велев Дарии записывать, кто что прислал, и следующие полгода строчила благодарственные письма .

Одна коробка пришла с моим надписанным именем, но без обратного адреса и карточки отправителя. Внутри нее оказалась еще одна коробка, а в ней еще одна, а в той еще одна, поменьше и более искусно украшенная, и так далее, пока я не извлекла последнюю, сделанную из инкрустированной самоцветами резной слоновой кости .

Крышечку удерживал шелковый шнурок, а сама вещица почти ничего не весила .

Я осторожно приоткрыла ее, и комната тут же наполнилась благоуханием. Внутри коробочки лежал небольшой мешочек, перевязанный красной лентой, и источал самый искусительный и волнующий аромат пряных трав. Я несколько раз втянула воздух, пытаясь распознать букет. Некоторые растения положили исключительно для запаха, но несколько из них таили в себе колдовское значение: анютины глазки на истинную любовь, необычавка на верность, а также нариандер и успокойник, которыми часто пользовалась я сама .

Я еще раз потянула носом .

Что-то еще смешивалось с запахом привычных трав, что-то великолепное, заморское и соблазнительное. Закрыв глаза, я глубоко вдохнула, и меня окружили образы вечнозеленых деревьев в своем молчаливом изумрудном величии. Я учуяла запах земли, деревьев и вьющегося дикого винограда в цвету. Внезапно захотелось сбросить атласные туфельки, подхватить тяжелые вышитые юбки и ринуться из замка к реке, к лесной чаще .

Это был аромат Алоры, созданный рукой мастера и посланный мне, чтобы наградить, очаровать или заинтриговать.

Кто знает? Возможно, таким образом Ровена более витиевато пытается сказать мне то же самое, что говорила бабушка:

«Если ты поймешь, что сделала неправильный выбор, здесь тебя всегда ждет твой дом». Я снова вдохнула, с жадностью вбирая в легкие магический аромат, будоражащий воображение всплеск первозданного изобилия, и плотно закрыла крышку .

– И кого нам поблагодарить за этот чудный подарок, миледи? – уважительно поинтересовалась Дария .

Я обвязала коробочку платком и положила в свой комод. Будет надежнее хранить ее в самом нижнем ящике у стенки, где я буду случайно натыкаться на нее не чаще двух раз в год .

– Никого, – отозвалась я. – Ответа и не ждут. Давай посмотрим, что нам прислали Хеннеси из Мелидона и его невеста .

Вышитая шелковая скатерть пришлась мне по вкусу и не сулила никаких неприятностей. В тот же день я в письме поблагодарила за этот чудесный подарок и внизу поставила свою новую витиеватую подпись: Кориэль, королева Оберна. Увидев этот презабавный росчерк, я улыбнулась. Но запах Алоры задержался в комнате, въевшись в подушечки моих пальцев или витая в воздухе. Я три раза вымыла руки душистым лавандовым мылом, но аромат леса никуда не исчез .

– Закончим с этим завтра, – сказала я Дарии и вышла из комнаты на поиски Кента .

Нашла я его через пятнадцать минут: он тоже перебирал подарки и составлял список тех, кому требовалось ответить. Муж поприветствовал меня рассеянной улыбкой, но позволил примоститься на подлокотнике стула и запустить руки в его волосы, пока он просматривал письма. Жесткие кудри окончательно вытравили из моих пальцев прилипчивый запах Алоры, и аромат улетучился. Обняв мужа за шею, я довольно положила щеку ему на макушку. Вот и прекрасно .

Внимание! Электронная версия книги не предназначены для коммерческого использования. Скачивая книгу, Вы соглашаетесь использовать ее исключительно в целях ознакомления и никоим образом не нарушать прав автора и издателя .

Электронный текст представлен без целей коммерческого использования. Права в отношении книги принадлежат их законным правообладателям. Любое распространение и/или коммерческое использование без разрешения законных правообладателей запрещено.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



Похожие работы:

«Гостиный молл 24.06.2011 Василий Латенко Деловой Петербург Чтобы выжить в конкурентной борьбе, символ петербургской торговли Большой Гостиный двор должен кардинально измениться. ДП разбирался, готов ли универмаг к перезагрузке. Тебе скалка нужна, для покупателей! Так говорит одна продавщица другой, и доста...»

«Листок №11 16.11.2010 Связные графы Определение 11.1. Маршрутом в графе называется последовательность вершин и ребер, которая обладает следующими свойствами:1. она начинается и заканчивается вершиной;2. вершины и ребра в ней чередуются;3. любое ребро последовательности имеет своими концами две вершины: непосредственно предшествующую е...»

«GEMEINDEBRIEF der Deutschen Evangelisch-Lutherischen St. Annen und St. Petrigemeinde Herbst 2015 ВЕСТНИК Немецкой Евангелическо-Лютеранской общины Св. Анны и Св. Петра Осень 2015 Impressum Выходные данные Gemeindebrief der Deutschen Evangelisch-Luther...»

«Правила подготовлены для компании ООО "Стиль Жизни" www.lifestyleltd.ru (495) 510-05-39 Правила настольной игры "Роскошь" (Splendor) Авторы игры: Марк Андрэ (Marc Andr) Перевод на русский язык: Ольга Волкова, ООО "Игровед" © Игра для 2-4 участников от 10 лет В игре "Роскошь" вам выпадет уникальная...»

«Анкета для нового счета FOREX.com UK – Индивидуальный счет на MetaTrader® FOREX.com UK New Account – Individual on MetaTrader® Спасибо за Ваш выбор компании FOREX.com UK. Для облегчения процесса открытия Вашего счета мы включили все нужные документы и формы в комплект этой анкеты. Процесс заполнения анкеты довольно прост: Than...»

«OCR: Библиотека святоотеческой литературы http://orthlib.ru (с. 41) Мёсzца тогHже въ д7-й дeнь. Прпdбныхъ nтє1цъ нaшихъ, їHсифа пэснопи1сца и3 геHргіа, и4же въ малeи.Стіхи6ры, глaсъ в7. Под0бенъ: Е#гдA t дрeва: Взsлъ є3си2 на рaмена кrтъ и3 распsлсz є3си2 мjру, и3...»

«Допущены к торгам на фондовой бирже в июля 20 13 г. Утверждено “ июня 20 13 г. процессе размещения30 25 ” Идентификационные номера Совет директоров 4B02 1 0-60525-Pоткрытого акционерного общества 4B02 1 1 6 0 5 2 5 P Магнит" (указывается орган эмитента, утвердивший (указывается идентификационный номер, присвоенн...»

«ИНСТРУКЦИЯ ПО УСТАНОВКЕ АДРЕСНОГО МОДУЛЯ АМ-99 серии LEONARDO Перед установкой адресного модуля АМ-99, пожалуйста, внимательно прочтите Руководство по традиционным системам пожарной сигнализации Syst...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.