WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 


«ПРИ АЗИАТСКОМ МУЗЕЕ А К А Д Е М И И Н АУК Союза Советских Социалистических Республик ТОМ IV ЛЕНИНГРАД ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР Записки Коллегии Востоковедов, IV. M 6moires ...»

ЗАПИСКИ

К О Л Л Е Г И И ВОСТОКОВЕДОВ

ПРИ АЗИАТСКОМ МУЗЕЕ

А К А Д Е М И И Н АУК

Союза Советских Социалистических Республик

ТОМ IV

ЛЕНИНГРАД

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР

Записки Коллегии Востоковедов, IV .

M 6moires du C om ite des O rien talistes .

Материалы по османской диалектологии .

Фонетика „карамалицкого“ языка.' К Н О А Т ЗМ О С ННИ .

§ 9. Согласные, j (i) .

Приступая к этому отделу, приходится оговориться вслед за А. М .

С елищ евы м (op. cit., стр. 89), что орфография «карамалицкого» текста, как и всей «солунекой книги», не содержит в себе никаких твердых дан­ ных о той, имеем ли мы дело с « Ь неслоговым (j) или со среднеязычным Фрикативным звонким согласным (j). В другом месте (ДАН-В, 1926, стр. 102, прим.) нам приходилось указывать на то же затруднение в одном транскрипционном тексте. Затруднение увеличивается еще в силу того, что османисты, повидимому, еще не решили данного вопроса примени­ тельно к живым османским говорам: в одних изданиях систематически встречаемся с «j», в других— с «ф. Один из новых исследователей Т. К о­ вальский, в своих «Zagadki» (введение) упрекавший предшественников за слабую Фонетическую подготовку и ставивший всюду «j», в новой работе (V olkslieder... ) неожиданно принял систему исключительного упо­ требления ф и не дал этому Факту никакого теоретического обоснования .

Один из самых наблюдательных авторов — R a s a n e n является сторонни­ ком «j»; знак «j» попадается в его работе всего один раз на стр.

2 8 :

bojudi. Система исключительного предпочтения «j» или сф представляет, однако, крайность, как это явствует из сравнения с другими турецкими языками; обе они чисто условны: система «j» возникла, например, в виде реакции против неудачного обозначения В. В. Р адловы м дифтонгов — ai (вм. ai) — и, вводя начертание типа «aj», смешала «j» с «j» в слове «jap»

и др. B e r g s tr a s s e r в своем Фонетическом очерке различает «j» в дифтонгах и «j» в остальных случаях; практически он пользуется почти одним:1 1 См. ЗКВ, т. III, в. 2, стр. 417 .

— 108 — «j», так как признает интенсивную монофтонгизацию дифтонгов (ei ё) и широкую утрату «j.» и «j» между гласными вообще .

Признавая положение А. М. С елищ ева о том, что констатировать тот или иной звук можно только при помощи сопутствующих обстоя­ тельств (стр. 90), мы можем воспользоваться общетурецким законом чере­ дования в Anlaut’e: j ~ g ~ z ~ c и т. д., которые указывают на наличие здесь спиранта, а не неслогового гласного. Это подкрепляет утверждение А. М. С елищ ева о том, что в болгарско-турецком слове jemiSite мы ско­ рее имеем «j», а не «j»: ср.

волжско-татарское: жЧм1ш, казак-киргизское:

ж'емш и т. д .

Приняв в расчет э

–  –  –

Примечание. Следует отметить одну орфографическую особен­ ность «карамалицкого» текста, которая указывает на то, что между ним и турецкой речью стояло греческое посредство: это — упо­ требление «у» для передачи «j»: гюрумелисьнъ jypyMeli-ciH * L гемеклькъ jeMeKliK d lK r .

Форма гене &j может иметь'Фонетическое значение, так как нам X известны османские дублеты: г ене^^ене и riH e~jiH e (см. у Б ар то л о м ея Г е о р ги ев и ч а, ДАН-В, 1926, стр. 102). Ср. Gene (R asS nen, 183) .





Слово гюргананёда ^органыны-да 0.эо & 1 с ^ в болгарском тексте Дидаскалии почему-то написано Spyavun (фонетический вариант без «j»), что побудило А. М. С ел и щ ева доказывать наличие здесь «j» (op. cit., стр. 91) .

H u a r t (op.

cit., стр, 466) указывает троякое употребление «у» для турецких транскрипционных текстов:

1) У = перед «а, о, у», 2) у = i l и 3) у = j .

Примеры H u a r t’a для языка ангорских греков вполне соответствуют начертаниям балканских греков, которые находим у R o n z e v a lle ’a1 1 Или: jbijkaHbip .

— 109 — (op. cit., 462) и в которых также «у» = ф: уштах* = j L L, у tX«pi = = J $ y i и др .

2) Начальное и срединное «j», способствуя продвижению вперед артикуляции гласного (переднего и среднего ряда) и сливаясь с ним,, дает «Ъ: ’икаднаксын jbijkajapakcbm, имушакъ *]ымушак ]умушак, ’ииликъ ejiliK, ’иисьнде ejicime .

3) Начальное «j» утрачивается:

ер jep етмьшъ jeTMim етсьнъ jerciH емурта jeMypia jyMypTa d (форма j емурта засвидетельствована в Крыму, в говоре Бахчисарая; см. JA, 1926, avril-juin, р. 344) .

ётишенце jeTimmije й л Ц », етишеимъ jerimejiM eH ncjem, емеесьнъ jewejeciH м, емынлерё jeMiuilepi есьнлеръ j e c i n l e p e p M H c j i p M i 0 -еДи .

Отпадение начального «j» широко известно из диалектов. Припомним хотя бы азербайджанские Формы: uK ciJ^», tiz j y \ у д ^ (см. А ш ма­ рин, op. cit., стр. 55), кашкайские (Ром аскевич, op. cit.): уг1йн1п у р ап м улдуз J j j JLj, а из османских диалектов: трапезунтское ogari (B o n elli, op. cit., стр. 66), то же у R a s a n e n ’a (стр. 186); из Ада-ка1е (Kudos, op. cit.): y l a n l a r (стр. 50), iy it (стр. 37), ykansyn (стр. 72); в македонских говорах К о в а л ь с к о го : iniisin (Yolkslieder, стр. 31) } ildiz (стр, 29) то же в Боснии, no B la u (op. cit., стр. 27). Наконец,..л Фикси­ рует те же Формы в обычной орфографии: ^iJL I на ряду с ^«JL (стр. 50), ^Jl (стр. 17). Отпадение начального «j» наблюдается и в сербских турцизмах. Старая турецкая тенденция дублировать слова с начальным « j» и без него, восходящая к чагатайскому языку, отмечалась в литера­ туре неоднократно: см. «Араб-Филолог» М ел и оран ского (отдел Anlaut’a), .

F o y (Sfldttirk., стр. 190; D eny, Gramm. § 7 8; P e d e rs e n, op. cit., стр. 534) .

Такое дублирование, естественно, вызвало аналогические Ф ормы с лишним «j»: трапезунтское ]алдатмак j j J j J f (П исарев, op. cit., 177) и то же у R a s a n e n ’a для Ризе (стр. 33): jialdatt'i; ср. также довольно частую Форму: jecip (G iese, стр. 4, 54) при известную в Азербай­ джане и у туркмен и отмеченную турецкими источниками:. стр. 199 — _ ^ J ; см. также словарь С ам и -б ея s. v. H u a r t, 471— укхгау)р. «Карамалицкие» начертания: e p a ja p a с отпавшим «j» стоят на месте ожидаемого : кра .

Начертания: HeecHeje ыи, n ie e c n ie je b0 i, гецелен гецеЦрн емеесьнъ cjeMejeciH приводят нас к вопросу о выпадении .

-no— «j» между гласными. В то время как большинство исследователей считают такое явление спорадическим (см. K r a e li tz для армянско-турецкого, op. cit., стр. 17) и нормальным признают Формы с «j», B e r g s tr a s s e r настаивает на абсолютном выпадении междугласного «j» в pendant к «»; сохраняется «j» только перед «а, о, у» (dalgaja, bujur), после дифтонги на «Ъ (seijah) и после нескольких гласных, не разделенных согласными (tabiije). Формы « е Ь ^ jj), gegd deil J ^, ziade и т. д. B e r g s tr a s s e r считает таким образом нормальным и для современного константинопольского произ­ ношения. Нельзя однако не указать, что подобная тенденция в такой степени другими теоретиками не отмечается и что здесь B e r g s tr a s s e r слишком.доверился схеме, пытаясь отстоять полную аналогию «j» и «». А в том, что склонность междугласного «j» к выпадению в некоторых диалектах суще­ ствует — в этом не приходится сомневаться; одним из подтверждений этого являются, между прочим, только чго приведенные нами примеры из «карамалицкого» текста .

§ 10. Согласные «к» и «g» .

В начале слова «к» и «g» сохраняются:

кюлчеден ку1чеден, кехле кеЫе, гюзледыръ гбзед!р, гюзелъ гузе1, кечелары кече1ер], гитеруръ re T ip ip, кеклькъ кекНк, киречъ с юреч, гецеде гецеде, гютураимъ гбтурерм, гюнлерде гун1ерде, кендинъ кендш, геми reMi, гиреимъ ripejiM, гелмекъ ге1мек, кирес Kipec ~~ — Kipac к1раз, гетерсьнде гепрсш-де, геделен repelejiH, гиндусан с гундуз-ун, гомлекта гбм1екте, гпреръ rip ep, геинмек rijiHMeK, гуч гуч, кесер кесер, гечъ геч, кюрекленъ курек-1е .

В виду того, что в османском языке, как и в русском, «к» и «g»

выступают только в палатализованном виде, естественнее было бы обозна­ чать их последовательно, как «к'» и «г ». По традиции, однако, подобное обозначение применяется только перед гласными заднего и среднего ряда (особенно лабиализованными), на том условном основании, что перед названными гласными акустический эффект палатализации «к» и «г»

заметнее. См. об этом в грамматике D en y (§ 51). Дань этой традиции отдает и автор «карамалицкого» текста, который обозначает палатальность согласного последующей буквой «и» .

ГиоЬюсъ г бк jy3y, шоктеда к бкте-де, Ьюнешъ г'унеш, Ьколара г ollepe, ююрлера к oplepe, гшнда г унда (на ряду с гун8 г уну), гпордумъ г'брдум, пормекъ г'брмек, г'шксу к'бксу, позлеръ г'бз1ер, п и к те г'бкте, в других случаях имеем однако: гомлекта гбм1екте и измекар Ызметк ар .

— I ll — Отмеченная выше традиция неполного обозначения (к, г — вм. к, г ) находит себе оправдание еще в том, что в османском литературном языке заметно выражен процесс утраты палатализации там, где она, повидимому, была в старом языке и сохраняется в диалектах. Известно, например, что смягчение конечных «к» и «г» ныне служит чисто Факультативным отли­ чием индивидуального произношения: ч1чек при более обычном — ч^чек и ге1мек при более частом — ге1мек. По B e rg s tr& s s e r’y, палатализация возможна в турецких словах перед огубленными гласными (к 6j, гбз) и в арабских перед «е» (кема1); необходимо еще добавить такие случаи, как « к а р « x j k ' и гу н п е р с. Но, прибавляет B e r g s tr a s s e r, в обоих случаях она весьма слаба и иногда совсем пропадает .

В азербайджанском языке, по А ш м арину (стр. 20), и в гагаузском, где почти все согласные 'смягчаются’, палатализация «к» и «г» сохраняет полную силу. То же наблюдается и в османских диалектах за немногими исключениями: так, М аксим ов (op. cit., стр. 38— 9) отрицает палатали­ зацию «к» и «г» для диалектов Карамании и Худавендгяра; в первом l l даже стремится к «». Между тем, не говоря уже об армянско-турец­ ком, где «к» и «г» перед арабо-персидскими долгими «а» и «у» изобража­ ются, как «кр и «rj» ( K r a e litz, op.

cit., 18— 18), — в говоре Эскишехира, по М артиновичу, развита сильнейшая палатализация по схеме:

г rj rj j: ju a p jiT jtiajiM ^»e и т. д. В азербай­ джанском языке (А ш марин, стр. 20) сильно палатализованное «к » прибли­ жается и почти сливается с «т ч'»— Физиологическая черта, известная и из других языков. Это совпадение двух артикуляций объясняет «карамалицкие» начертания: гиоЬюсъ и Ьишара, где h = т —ч'. В диалектах Ризе и Эрзерума переход «к т »1 делается законным; смягченное « г»

в силу близости в укладе артикулирующих органов речи переходит здесь в «д’~ д ж ». Вот примеры из текстов R a s a n e n ’a: d’'al J f, t 'a s a t''anarina «U j UT (op. cit., стр. 17), d''a,3a «лГ, t'iin m j (стр. 19), d’'u l J T (стр. 20), dit’4ne aJJui (стр. 26), ast’4 r (стр. 27) .

Изолированное d ja o u r j_,If— у К у н о ш а (Chans, pop., 238). Заслуживает упоминания, что в боснийских говорах (B lau, op. cit., 28— 33) и в серб­ ских турцизмах мы имеем последовательный переход турецких «к » и «г »

в «h (rj)» и «1) (д))», но этот Факт не имеет ничего общего с аналогичным явлением в турецких диалектах, так как распространяется и на славянские 1 Ср. произношение ici ^ $0 ! в восточной Армении, цитируемое Фоем (Azerb. St., стр. 145, прим. 3). Подробнее см. ДАН-В, 1929, стр. 91 .

— 112 — корни и принадлежит к типичным особенностям сербской Фонетики.1 Здесь, таким образом, как иногда случается, Факторы, действующие с разных, сторон, приводили к одинаковым результатам .

Довольно давно различными авторами установлено, что южно-турец­ кая группа отличается от остальных и от старо-турецкой схемы наличием в Anlaut’e шумных звонких «г» и «д», которые спорадически возникали вместо общетурецких «к» и «т» в качестве явления, невидимому, вторич­ ного. Надеясь со временем разобрать этот интересный вопрос особо, оста­ новимся только на том, что касается чередования «к» и «г» в османском Anlaut’e. Прежде всего надо иметь в виду, что процесс озвончения началь­ ного «к» до его полного перехода в «г» не представляет собой чего-либо законченного, а действует и поныне, попутно создавая пеструю картину аналогических образований и изолированных слов.

Во-вторых, османский:

литературный язык не является здесь образцом, наиболее далеко ушедшим от старо-турецкой схемы, так как есть диалекты, более радикальные в этом отношении, чем литературный язык. К таким относится кастамунийский диалект (см. тексты T h u ry ), который признает почти исключи­ тельно начальное «г»; большой процент «г» встречается в Конни (Giese) .

Другие диалекты представляют спорадические отклонения от нормы лите­ ратурного языка. Форма « ген д р х узаконенная, например, в языке ангорских греков (ср. H uart, op. cit., стр. 4 6 7 : yxi\T/]vz— гендше aJujiT) • отмечена еще М енинским (g^ndiiden— op. cit., стр. 143) и V ig u ie r (op. cit., стр. 53 — gendi—kendi) в качестве Факультативной. С другой стороны в Эски-шехире имеем: гЗИйш (М артинович, Сказка) ке11ет;

у Г о р д л е в с к о го (Образцы): rinri (стр. 4), гендш (стр. 129) reMutlepiM (стр. 140) В общем, зона усиленного « к г » соответ­ ствует, повидимому, зоне «к §» (положение это нуждается в детальном .

исследовании) .

Вкратце отметим здесь обратные отклонения от литературной нормы, .

т. е. «г ж », что является спорадически: к ah k ah (Гордлевский, Образцы, стр. 5 1 ) 0и « и или, чаще, в комбинированном положении, в Sandhianlaut: emeK-Ki6i (ib., стр. 22), iT-Ki6i (ib., стр. 127), кбпекKi6i (ib., стр. 20).* В качестве индивидуальных примеров отметим: G i m ш м (R asS nen, стр. 225), и д ы ц асгец е (М артинович, Сказка) .

Что касается «к» и «g» в среднем положении, то здесь «карамалиц- кий» текст дает такие примеры:1 2 1 Си. L e s k ie n, Serbokroatischo Grammatik, р. 41 .

2т. й 1r i6 i, кбпек-гчбь е. вместо: e n ie K -r i6 i, — 118 — руздрларданъ *руз)арлардан рузг арлардан, измекар Ызметк ар руздръ *py3jap рузг ар .

В первом и третьем примерах «г » переходит в «j». То же происходит при «г » между гласными (норма литературного языка).

Сюда относятся из нашего текста:

беенерлер : 6ejemplep дуюнлерде дудн1ерде дермеци деррменщ ипеи-да ineji-де р Здесь «г» дает «j», которое далее выпадает (ср. Формулировку B e r g s tr a s s e r ’a в отделе «j (i)»). Описанный переход— довольно позднее явление, как можно заключить из данных У а т Ь ё г у (Altosm., стр. 40), D en y (§ 122 add.). Диалекты1 сохраняют старую стадию,3 т. е. «к» и «г» .

Ср. B la u, op. cit., стр. 31 d; М аксимов, op. cit., стр. 40 (вХудавендгяре здесь «г», в Карамании — «§»); в армянско-турецком «г» гораздо чаще сохраняется, чем переходит в «j» ( K r a e litz, op. cit., стр. 21). Сербские турцизмы, отражающие довольно старую стадию османской речи, почти не знают перехода «г j». В «карамалицком» тексте имеем: егер е г е р ~ ~ e je p j f \ — Формы, обе возможные в литературном языке.

Спорадических примеров на « к р перед согласным вроде боснийского и сербского:

MejTe® Cr^Ju и ejciKdLu*TJ (Гордлевский, Образцы, 53) «карамалицкий» текст не знает.4 § 11. «j» .

Если принять в расчет данные большинства турецких языков, где j артикулируется как глубокий заднеязычный взрывный глухой, то при­ дется признать, что в османском литературном языке еще Давно начался процесс продвижения вперед артикуляции j. В результате этого процесса разница между j и почти стерлась; все же они сохраняют положение Фонем и не различаются лишь комбинаторно в зависимости от соседних гласных — заднего и переднего ряда. Последний псследователь константи­ нопольской Фонетики B e r g s tr a s s e r настаивает на том, что между двумя османскими «к» разница более значительная, чем между немецкими в словах Kunst и Kind. Если так обстоит дело в Константинополе, то в диалектах, особенно анатолийских, о совпадении двух «к» не может быть и речи (ср. М аксимов и др.). В балканских диалектах средневекового уу* (. •, стр. 63) .

1 Ср. интересное указание 2 А также крымско-татарский, туркменский, гагаузский и азербайджанский языки .

3 В говорах Румелии, по данным К у н о ш а, переход существует .

4 Как не знает и появления « х» или «х' » из конечного «к», ср. у R a sa n e n ’a (op. cit.):

&1СХ и iC3X (стр. 41); см. также А ш м. 21 и 43 .

зкв, т. IV .

— 114 — периода эти звуки также сильно различались по месту артикуляции, вслед­ ствие чего сербские турцизмы имеют совершенно особую проекцию для каждого из них ( j к, но i l h ). В более позднем «карамалицком» тексте различие это проводится в том смысле, что дивергенты каждого звука, естественно различные Фонетически, в тексте передаются различно .

Для сохранившегося j и его дивергентов в карамалицком тексте имеются следующие примеры:

1) кокаръ j I s y, чокъ, акьле ^ i i c, качмакъ, бакмадсьнъ калабалькъ калабалык лит. dU«ulc; 2) гачарларъ

3) ахшамъ ^Lii) L ii) .

В османских диалектах, в туркменском и азербайджанском языках j дивергирует в заднеязычные звонкие типа «г» (взрывной, более глубокий, чем русский) и «д» (спирант = ) с целым рядом промежуточных ступеней .

О переходе j г см. Ашмарин, op. cit., стр. 19 и 40. В восточно-анатолий­ ских диалектах (Эрзерум,1 Ризе, Трапезунт) R a s a n e n наблюдал такие Формы, как oaim ak' (op. cit., стр. 7), Giz (стр. 164, 165) _А, Gonar (стр. 22Q i) jbyi, Gadar (стр. 172) j j i, aeluma (стр. 183) a jic .

В районеК утахьиК овальский(Piosenki)отмечает: gutulmasyn (стр. 3 4 8 ) gyrmam (ibidem) ^ l ^ i, galmyi-s (стр. 347) gajalary (ibidem) galbim (стр. 352) ^ J i, gyz (стр. 349) j^», gaStylar (стр. 345) c ^ L j^ li, gona’a (стр. 3 4 4 ) acU y, gajmaqamlar (стр. 349) вообще в произношений его сказителя «q.»«g»

перед «а» и «и» (стр. 45). По данным G iese для конийского диалекта, там обычные Формы: yu§atdiler yyratym yuvan й Ц ^, yys j i при более редких случаях типа: q areler ^ J0 ; материалыjl»

AL^ala,.. подтверждают эти наблюдения при помощи арабско-турецкого шрифта: | (стр. 2 0 ) j l, (стр. 5 ) j j ^ l, J ljib (стр. 1 9 0 ) J j li .

О начальном «у q» в Айдыне и Кастамуни см. F oy, Aid. Tk. 2 9 2 — 7 .

Е. L ittm a n n (op. cit.) в северной Сирии отметил: govdular (стр. 145) goga (стр. 149) По описанию М аксим ова (op. cit., стр. 36— 7), худавендгярское j склонно к «гк»; ср. об азербайджанском произношении «гг» (почти «кг») у А ш м арина, op. cit., стр. 19— 20 .

Фольклорные записи В. А. Г о р д л ев с к о го отмечают в разных местах Анатолии: гаранлык (Образцы, стр. 1 2 4 ), jl», 6ajrynLjap (стр. 1 1 6 ) jL iy A j гудрепм (стр. 156) В диалекте ангорских греков (H u a rt, op. cit., стр. 466) j всюду передается как «кк», этим последоваПо B alh assan -O Y lu, в этом диалекте начальный aq» также дает « у»

(Kel. Sz. У, 126) .

— 115 — тельно отличаясь от ll. Наконец, в лежащем на краю азербайджанскоанатолийских говоров кашкайском диалекте общетурецкое j или сохра­ няется или переходит в звонкий спирант: курхма (Р ом аскеви ч, op. c it.) дунды (ib.) душлар (ib.) J±y} Значительно реже в османских диалектах М. Азии находим указания на второй случай дивергенции,jj, именно: j x (h)— заднеязычный глухой спирант. Помимо разницы в сдвиге артикуляции (в случае j эволюция шла по линии озвончения, которая иногда осложнялась переходом j в спи­ рант, а иногда— нет: j г), второй случай дивергенции проявляется по общему правилу в Inlaut’e и Auslaut’e. Только в говоре южнобережного Крыма каждое j (в том числе и начальное) переходит в «h» (см. JA, 1926, avril-juin, р. 344). О перехода j i в азербайджанском Anlaut’e и Auslaut’e см. А ш марин, op. cit., стр. 4 6 ; у кашкайцев (Ром аскевич, op. cit.) находим: a x j l, 6 a x j L, jy x д а и курхма t«.sj y i совер­ шенно в духе азербайджанского языка. В Эрзеруме конечное j х (Ва1h a s s a n -o y lu, op. cit., стр. 126), для Трапезунта П и сар ев (op. cit., стр. 174) отмечает в виде исключения: бахмак и сыхмак при обычно сохраняющемся j. У Г о р д л евско го (Образцы) находим лишь споради­ чески: бахтым (стр. 1 0 5 ) ^ jiL и др. И только М аксим ов Формулирует «склонность караманского j к «х» в качестве общего положения»

(стр. 36— 7).1 В балканских диалектах (а также в Крыму) наоборот, пере­ ход « ^ г ~ » является спорадическим: ср. gurdelasi (K o w alsk i, Volkslieder, стр. 1 8 2 ) 0 -. J ^ j y ; 3 здесь j дивергирует в « h ~ h ». Ср. обще­ известные случаи типа ^ Liij ^ l i i J, канонизованные и в литературном языке, и также hasd у Куноша (Ада-ка1е, стр. 10). Для Боснии и ее говоров B la u выставляет в качестве общего правила (op. cit., стр. 28). Интересно, что литературный язык, отстаивая чистое j, стара­ тельно избегал и этой дивергенции. Это прямо отмечено у M en in sk i (op. cit., стр. 133 — сока, vulg. coha). С этой же точки зрения B ilg u e r восстает против Формы «ахшам» в пользу ^Liil для говоров Македонии (op. cit., стр. 1). Тем не менее вульгарные Формы все же про­ никали в старые грамматики и рукописи. Ср. ahdje у V ig u ie r (р. 300), и параллельно и у P f iz m a ie r ’a (стр. 199) .

1 По Формулировке Фоя, начальный «q» последовательно переходит в «g» в Азер­ байджане, Брусе, Айдыне, Конии, Кастамуни и у юрюков (Siidturk., стр. 166) .

2 Фой считает q х (в Inlaut’e и Anlaut’e) нормальным для Азербайджана и спора­ дическим для Анатолии (Siidturk., 167) .

3 Заимствованное итальянское слово .

* — 116 — М артинович (Султан-Велед, стр. 5) говорит о графической замене j через В рассмотренной им рукописи .

В армянско-турецком диалекте F. K r a e litz подметил обратную тен­ денцию— к переходу турецкого в «к» (op. cit., стр. 21). Для чисто османских говоров указания на это можно найти в материалах В. А. Г о р ­ д л евского: ка)рет (Образцы, стр. 135) куфран (ibid., стр. 141) оЬ*®* Остается сказать о «карамалицкой» Форме оЗ’ветъ Лу. Она может быть объяснена из схемы куввет хуввет Ьуввет уввет (т. е. по типу балканских говоров) .

§ 12. «» .

Фонетические тексты живых говоров и транскрипционные записи на других алфавитах в прошлом указывают на те изменения, которым подвергалась артикуляция этого звука (заднеязычный звонкий саирант) в османском языке. Процесс этот, охвативший не только литературный язык, но и диалекты, сводился к одному из следующих Фактов: 1) выпаде­ ние с последующим удлинением предыдущего гласного (так наз. вторич­ ная долгота) в середине и конце слова и 2) замена через взрывный соот­ ветствующего ряда. В связи с удлинением гласного, предшествующего, стоит вопрос о вокализации (предыдущая стадия) .

В «карамалпцком» тексте все эти случаи представлены следующими примерами:

баламальсьнъ d L - ^ ^ L c L, аыръ _ ^ 1 и аьръ _^с), доурулар дб’урурлар баьрьларъ бй’ырырлар арьръ а ’рыръ Т, Ьмуръ,]й’м ур~)а'м ур j^*cb, памбууда памбу’у-да

-Ьтааие ^йта/ыны ^XbL'L, баарьръ ба’ырыр (см. выше), а а ц е с

- а ’апы u »Lc), а а з ъ а ’ы з а а ш а аша’а ^ c l i l .

В закрытом слоге гласный, удлинившийся в результате утраты иногда изображается на письме двоякой буквой:

с а а с а ’ 1в, баа ба’ L, д а а д а с д а ’да oJ^U» .

По B e r g s tr a s s e r ’y (op. cit.), в современном литературном языке исчезает абсолютно, исключая того случая, когда он стоит в начале слова .

По выпадении гласные разного типа или образуют отдельные слоги:

а’ыр, а’ыз — или если стоял в неударном слоге: баырыр дифтонги, (см. ibidem, стр. 257). При одинаковых гласных получается стяженный монофтонг, в смысле ударения резко распадающийся акустически на две — 117 — части, т. е. нечто вроде «прерывистой долготы», по терминологии акад .

Ф. Ф. Ф о р ту н ато в а, или «нисходящий циркумфлекс», по B e r g s tr a s s e r ’y (ср. ibidem его Формулировку положения о Zweigipfligkeit): ацы а’ацы а’ауы ^ I c l (тоже в Формах типа алды ^уиj J ), олдундан J j X o j l j l и т. д.) .

Но в столичном произношении выпадающий между гласными и в исходе слога (Silbenauslaut), удерживается в диалектах — особенно Карамании и Худавендгяра, точнее сохраняющих этот общетурецкий звук (ср. М аксимов, op. tit.). Для конийского диалекта достаточно сослаться на работу G iese, буквально испещренную знаком у (у = ). У М ар ­ тиновича (Сказка) находим следующие Формы для говора Эскишехира: ajagbraa (стр. 92) 4;сЫ, вардыдымы (ibidem) ^ 4 » z j l j, хоуацадым (ibidem) чадырьш ар (ibidem) и мн. др .

Случаи типа дьщй (ibidem) указывают на д вторичного происхожде­ ния ( г), что свойственно местному диалекту. R a s a n e n (op. cit.) дает для восточно-малоазийских диалектов Формы: iatayuna (стр. 3 5 ) дХьЬЬ obuyun (стр. 38), funduyum (стр. 20), iastuya (ibidem) acj-oL, k'onduyum (ibidem) » comayi (стр. 53) j* .

Для Македонии T. K o w a lsk i устанавливает хорошее сохранение в положении между гласными (см. его введение к Volkslieder, стр. 168) .

То же подтверждается данными К у н о ш а по Ада-кале: ajayi ^ c U, jay (стр. 68 и passim) .

Если старый литературный язык сохранял между гласными, судя по примерам M en in sk i(o p. c it.,стр. 123):boghazi (стр. 1 2 3 ), saghlygliyni (стр. 114) urdughumuz (стр. 144) j j \ — то новая тенденция выбрасывания, отраженная в турецкой орфографии ( jL j L вм. _^cL, по объяснению стр. 53), также распространилась на ряд диалектов. Ср. тексты П и с а р е в а для трапезунтского диалекта и примеры из R asS n en ’a для Эрзерума, Ризе и Трапезунта: aaslar (стр. 6 ), parmaami (стр. 38) ^ c L ^ L, iap'raa (стр. 43) ^ с)_^L. Звук, сохра няющийся, по общему правилу, в говорах Крыма и Азербайджана (см .

А ш марин, op. cit., стр. 47) и выпадающий в наречии бессарабских гага­ узов (см. тексты М ош кова в т. X «Образцов» В. В. Р адлова), в ряде османских диалектов Анатолии и Балкаи не имеет твердого характера, а находится в различных стадиях развития. Поэтому диалекты Худавенд­ гяра и Карамании, приведенные нами в качестве сохраняющих, могут быть названы и для иллюстрации выпадения в Inlaut’e (М аксимов, ор .

cit., стр. 57). То же следует сказать и о македонских текстах К о в ал ь ск о го .

— 118 — Все это говорит о том, что процесс трансформации, ныне законченный в диалекте Стамбула (ср. B e r g s tr a s s e r ), далеко еще не завершился в других диалектах, которые удерживают промежуточные стадии процесса и едва ли поддаются в этом смысле какой-либо планомерной классификации.1 Пестрота картины осложняется тем, что в диалектах встречаются не только дублеты с и без него, но и слова с различного рода заменами Заменой служат или разные виды «Ь»— «х» заднеязычный спирант и «Ь» гортанный, смотря по диалекту — или «Ь», который Фонетически иногда развивается в «j» (см. в отделе «h»); «Ь», Фонетически склонное к полной качественной редукции (см. там же), является таким образом предшествующей ступенью полного исчезновения .

Примеры: в Карамании « х»: бахча бохча лsp y (М акси­ мов, op. cit., стр. 38); в восточно-анатолийских диалектах R a s a n e n (op. cit.) дает Формы, начиная от ia?di (стр. 47) ^ j i L до b^ahea (стр. 3) t*®L .

Замену через «h» считает допустимой для современной ему литературной речи V ig u ie r (op. cit., стр. 53). Ср. также D eny, Gramm. § 62 и J a k o b, Vulg. Tk., стр. 708. Другой заменой является «i (j)» — одна из стадий развития «h»; К овал ьски й устанавливает эту замену для обыденной речи Македонии не только в положении между гласными, но и перед соглас­ ными: см. его введение к Yolkslieder, стр.

168— 69, и примеры оттуда:

baileior (стр. 200) j y ^ b L, ajleior (ibid.) с j y ^ b f, dailer (стр. 214) При соседстве, по общему правилу, с губными гласными лабиали­ зуется по схеме: w ~ u .

Примеры из «карамалицкого» текста:

ко вм акъ к о в м а к kowM ak к о д м а к, суанларт» сованлар cowamap со д ан л ар _jLlby, савар сьн ъ с ав а р с ы н cawapcbm с а д а р сы н (iL y lc L o .

Подобные же примеры находим в сербских турцизмах; см. также D eny, Gramm., § 46, М аксим ов, op. cit., стр. 38. У R aselnen’a находим Форму karaDau (стр. 40) 11» ©jli. Если это, по R asS n en ’y, собственное имя (см. перевод) не является пережитком из языка другой турецкой группы (ср. Беш-тау), то мы имеем здесь сходство с так называемыми «тау»-1 2 1 Наиболее консервативными в смысле сохранения старого являются все же южноа атолийские диалекты (Кония и к югу от нее) .

2 Этим же объясняется, по-нашему, новое литературное произношение aлмaja и caTMaja из «алмаза» и т. д. (ср. тексты К а зй п е п ’а и работу K r a e litz ’a), встре~ чаемое также и в Крыму (JA, 1926 avril-juin, стихотв. VIII, стр. 360) .

— 119 — диалектами, где старо-турецкий лабиализуется не только в середине, но и в исходе слова и где эта черта является типичной .

Что касается в начале слова, то здесь его эволюция обусловлена чисто Физиологическими причинами — замена сравнительно трудной артику­ ляцией более простой. В качестве замены выступает «г» (заднеязычный звонкий взрывной) или соответствующий глухой — «к (q)». Эта эволюция наблюдается, помимо начала слова, также и в середине слова перед «р (г)» .

B e r g s tr a s s e r (op. cit.), исходя из того, что результаты эволюции в данном случае отличны от разобранной выше (в In lau t’e), предполагает, что перво­ начально здесь был не, а звук другого качества, который «должна разъ­ яснить сравнительная грамматика». Так он предполагает на основании нового константинопольского произношения. Нам кажется однако, что раз­ ные проекции в обоих случаях зависят от неодинакового Фонетического положения: в одном случае — ассимиляция с соседними звуками (комбина­ торное изменение), в другом— отсутствие каких бы то ни было Факторов комбинаторного изменения. Кроме того, известно, что в южно-турецком Anlaut’e не имеет прототипа в древне-турецкой Фонетике; чисто турецкие слова с начальными принадлежат к отделу так называемой мимологии (подражательные слова), и здесь, по нашим наблюдениям, мы имеем дело с обычным это одна из тех особенностей, которые отличают своеобразную мимологическую категорию в смысле Фонетики.1 Большинство же османских слов с начальным — арабского происхождения,1 и здесь нужно апелли­ ровать к данным арабской Фонетики .

Примеры из «карамалицкого» текста:

гаетъ rajeT арабск. «Л Ic, карга карга карда Lcjli,

-j даргьн даргын дардын ^ b j h, ёсерганъ ысырган ысырдан

В диалектах начальное заменяется также через «к» (заднеязычное):

ср. М аксимов, op. cit., стр. 4 6 — 7, K u n o s из Ada-kale: kajb (стр. 4 ) 4_^1а, V ig u ie r (стр. 53) и P f iz m a ie r (стр. 196) отмечают это споради­ чески в литературном языке. Ср. из разговорного языка такие узаконенные случаи, как: кавга Ц,с, калабалык tiLLulc и др. Ср. также у Г орд­ левского из диалектов: куфран (Образцы, стр. 141) Ob*®? KajpeT (стр. 1 3 5 ) С ^ с (то же у P f iz m a ie r ’a, 1. с.), qajri (V ig u ie r, стр. 5 3 )

–  –  –

§ 13. «Ь» и «Ь (х)» .

Вопрос о типах «Ь» в османской Фонетике является одним из наиболее сложных. Причиной этому служит расхождение между графическими символами и реальными Фонемами, а также сильная варьяция этих последних в индивидуальном произношении. Исследователи сходятся на том, что из трех заимствованных у арабов обозначений для «Ь» (0, ^ и ) среднее не ассо­ циируется для турка с какой-либо действительной величиной из его Фоне­ тики и, чуждое народным говорам, встречается спорадически в «ученом»

произношении. Знаки 0 и соответствуют Фонемам «Ь» и «х (h)»; в боль­ шинстве современных османских диалектов наблюдается распространение первой за счет второй, но если в константинопольском говоре звук «х»

ныпе почти не встречается, в диалектах эта нпвеллировка далеко еще не закончена. B e r g s tr a s s e r (op. cit., стр. 254) устанавливает для Кон­ стантинополя следующие нормы: 0 — очень слабый звук, доходящий до полного исчезновения, если не стоит в исходе слова; ^ и в Anlaut’e и между гласными — h (немецкое), перед согласными — «ach-Laut» (х) и «ich-Laut» (х), после согласных — редуцированное «Ь» .

По сравнению с «карамалицким» текстом эта Формулировка слишком консервативна: наши материалы идут дальше в смысле частичной и полной редукции «Ь»:

1) В начале слова:

ачан Ьачан — качан jL li, ем Ьем ер hep j », епсьндёнъ Ьепсшден ан п Ьангы измек&р Ызметк ар j & O S ичъ Ыч астальклен Ьасталык-Пен епесьне Ьепсше в особую группу выделяются:

хекимъ Ьешм ( ), хастелара Ьасталара хьрсьзлеръ Ьырсызлар В смысле утраты начального «Ь» (всякого) говор «карамалицкого»

текста примыкает к балканским (не-столичным) говорам и южному Крыму, (JA, 1926, avril-juin, стр. 345). То же явление широко распространено в Боснии (B lau, op. cit., стр. 28b) и Македонии: по К овальском у (Volkslieder, стр. 167) «Schwund jeder Art von Hauchlaut im Anlaut» стоит на первом месте в ряду особенностей македонских говоров.1 То же самое мы 1 Приводимые B ilg u e r ’oM (op. cit., сгр. 2) chosch — angenehm — такое же изолированное слово, как « карамалицкие» хекимъ, хастелара, хьрсьзлеръ .

— 121 — наблюдаем в сербских турцизмах. Ср. также D eny, Gramm., § 6 1, 68, 69, 8 8 ; J a c o b, V ulg.Тк.,стр. 711. В армянско-турецком в Anlaut’e имеем«h»;

в других положениях различие между «h» и «х» сохраняется (K ra e litz, op. cit., 2 0 — 21). Ф илоненко (Кр. песни, 7) приводит рукописный пример С утраты начального «Ь» для Крыма: )_,) вм. 1у .

2) В середине слова:

заметъзаЬмет даадаЬа, сабаЬлаш сабаЬла)ын 4 toa 4oha при лит. чука тоумъ тоЬум ^±J, nenpic *nej pic

nehpic п е р Ы з_ ^, (ср.. стр. 71:

В следующих словах «Ь» сохранилось:

рахметъ раЬмет « Л и х т и д р ъ ilrrijap j L l i l, тезгахленъ тезг'аЬ-]ен .

По К овальском у, всякое «к» между гласными в македонских говорах выпадает; спорадическое появление его надо объяснить влиянием других диалектов; перед согласными появляется даже заднеязычное «х» (ор .

cit., 168). Ср. в языке ангорских греков /лааХаатг} (H u a rt, op. cit., стр. 467), vaaaav^aQivvav (ib., стр. 475), в диалектах Худавендгяра и Карамании: мапус (М аксим ов, op. cit., 57) .

В результате выпадения «h» между гласными возникает «i (j)»

(K o w alsk i, Volkslieder, стр. 224): aieste л sabaiana (ib., стр. 178) й*ы 1, sabaha-qadar uL_o; в сербских турцизмах: noja чоЬа лит. ллу». .

Но переход « h j», проходящий, повидимому, через ступень «х'» — «ichLaut» B e r g s tr a s s e r ’a (см. выше), наблюдается не только между гласными как это определяет К о вал ь ск и й : ср. трапезунтское gajfe (B o n elli, стр. 60), yajfa (G iese), кастамунийское — gajfe (T h u ry, op. cit., стр. 5 5 )1 и ряд однородных случаев из говора Ada-kale: Kajve (K dnos, стр. 4), kajyalty (ib., стр. 9 ) • J ' } *, kajve (ib., стр. 60), kajvesini (ib., стр. 23), kajveje (ib., стр. 27) .

Иногда выпадающее «h» вызывает удлинение предшествующего глас­ ного (см. B e rg s tra s s e r ) : мамузу (Гордлевский, Образцы, 109), zametleri (K unos, Ada-kale, стр. 55) mapus (G iese, op. cit.) ta ta (К овальский, Piosenki, стр. 354) Реже «Ь» переходит в «к»

(в отдельных словах): maksere (К овальский, Volkslieder, 1 9 0 ) Ср. о том же у B la u (op. cit., стр. 27d). М аксимовы м (стр. 56) отмечен единичный случай: тауФид .

1 Наличие «h j» в анатолийских говорах мешает сопоставить это явление со сла­ вянским, широко известным в говорах Македонии. О нем см. А. М. С елищ ев, op. cit., стр. 120 сл .

— 122 Выпадение срединного «Ь» иногда отмечается традиционной орфо­ графией: I j l j j бедава 1у стр. 57), (ib., стр. 171), при (ib., стр. 198).' «Карамалицкий» текст не дает примеров на выпадение «h» в исходе слова, в роде: мет (Гордлевский, Образцы, стр. 15) j-« (то же в Adakale, K u n o s, стр. 9); saba (ib., стр. 2 ) ^ L -», nika (ib., стр. 4 9 ) &, fella (ib., стр. 71) *)U, фйт (М аксимов, стр. 57) ^ ii. H u a r t, при­ водящий для ангорских греков пример стаут] с (op. cit., стр. 471) — то же в Ada-kale, стр. 36 —считает утрату конечного «h» принадлежностью вульгарной речи;1 см. также J a c o b, Vulg. Tk., 7 1 1 ; в азербайджанском это «h», как и во всех других положениях, сохраняется (Foy, Ашмарин);

гагаузское «h», всюду сохраняемое,2 М ош ков передает во всех положе­ ниях через «х» (см. его тексты и словарь). Особые случаи представляет:

h f : сулФ (М аксим ов, стр. 56) п h q : sabaq (К оваль­ ский, Piosenki, стр. 348); последнее, повидимому, скорее обусловлено риФмой — tabaq, хотя издатель утверждает, что это — диалектическое .

Единственный пример на Auslaut из «карамалицкого текста»: кадай kadeh — говорит о переходе «h j», о котором упоминалось выше .

Ср. B la u, 27с .

Случаев прибавочного (нефонетического) «h» в роде: helbette при elbette (B o n e lli, Yolg., 217), хатйшь (М аксимов, стр. 47), при Jjl |»L1 (...э, стр. 198) — «карамалицкий» текст не знает; см. об этом К о вал ьск и й, Volkslieder, стр. 168 .

Звуки «х — h» вторичного образования ( x j, / ' ll ) рассматри­ ваются нами в соответственных отделах .

В заключение отметим весьма любопытный Факт, что турецкие слова, вошедшие в болгарский язык, пишутся в болгарской параллели «треязычной книги» с с о х р а н е н и е м «у» во всех его положениях: харамиите, хузмикар, мёхлем и др. (см. А. М. Селищ ев, op. cit., стр. 113); между тем для данного болгарского говора характерна как раз утрата начального «х»

при известных условиях (ib., стр. 112) .

§ 14. «» .

–  –  –

появляются, главным образом под влиянием «ученого произношения»,1 свое­ образные замены. Если в поволжско-турецких языках, например, эта .

замена свелась к Фонетическому отожествлению и, то в османском появились более разнообразные случаи; все они представлены в «карамалицком» тексте:

1) цума цум'а д**», 2) сахатъ «Л L, цумагада

-e 3) а!ла a'la *^L (из арабск. j » D .

cl Первый случай иллюстрирует полное исчезновение ^(ц у м ^а^ ц у м а) и является наиболее обычным. Ср. guma д**» у K u n o s’a (Ada-kale, стр. 49) и kabeje uu*T (ib., стр. 63, 71); в этих случаях отмечена вторичная, долгота после исчезновения, которую карамалицкий текст и, по общему правилу, сербские турцизмы особо не отмечают. Ангорские греки совер­ шенно не транскрибируют с ни в каком Фонетическом положении (H u a rt, op. tit., стр. 468).13 Начальный, не имеющий в современном османском языке никакого эквивалента (даже гортанного приступа), у V ig u ie r изо­ бражается двойным начертанием, т. е. как бы восходящий ди ф то нг со 2 - м элементом «а» (это имеет место для случаев с а-): eaziz (стр. 50) .

Своеобразную замену начального дают сербские турцизмы в изоли­ рованном случае: janpen *_^с акреп. Последнюю можно считать раз­ вившейся из «h» по образцу диалекта Худавендгяра и Карамании: h a 6 a а б а Le (М аксимов, op. cit., стр.

47).3 Что это так — можно предпо­ лагать по срединному (в A nlaut’e), который развивается между гласными:

именно таким образом, т. е.— с h j —. Сюда относятся 2-й и 3-й случаи в карамалицком тексте .

Тип — h обычен в вульгарно-османском и в диалектах. Ср. общие соображения B e r g s tr a s s e r ’a по этому поводу (op. cit., стр. 259), примеры М аксим ова для Худавендгяра и Карамании (op. cit., 47): ы х л я м ^ Ы, .

cahaT AxL, маЬрыФат Слово ^Jli. таП в вульгарном произ­ ношении звучит: Taleh.4 В арабско-турецком шрифте имеем (сборник o L sU ) Ь с пояснением в виде дсЬ« (стр. 1 5 9 ); д** из д~с (..л, 197) и произведенное от c J U (ib.r стр. 135), c ib * (ib., стр. 131) .

–  –  –

Замена «» между гласными через «h», узаконенная азербайджанским литературным языком (ср. современные газеты), территориально распро­ страняется до кашкайского наречия, примеры из которого даны А. А. Р ом аскевичем (op. cit., passim): нбЫбпам ^=.^LcL», lahl J*J, каЫаН с М * (с метатезой), inyhlaci die***^ таЬр1Ф. Процесс замены через «h» начался до взятия Константинополя, как это следует из текста Геннадия Схолария: 1^ т1хатоо(хой; jo l* ^ c l и др. Из старых грамматик ^ к в sakat J - c L отмечен у P f iz m a ie r ’a (стр. 196). Фонетическая сторона дальнейшей стадии перехода между гласными освещена у А. М .

С елищ ева для македонских говоров, где засвидетельствованы параллельно Формы: саат и са)ат при d x L (op. cit., стр. 120). Различные стадии этого перехода ( k y ' j ) ‘ Фиксированы в османских диалектологи­ ческих текстах. Ф аза ф отмечена у B e r g s tr S s s e r ’a (op. cit., стр. 259), как спорадическая, у K r a e li tz ’a для армянско-турецкого, как обязательная (op. cit., стр. 7): ijane i'ane uLc); отдельные случаи дает K iinos (Adaчерез ступень ja'Hi ja'Hi, Г ордлевский (Образцы, kale, 31): jejni стр. 130): ефан едер j j J ; B la u (op. cit., 26a) Формулирует j, B качестве закона для боснийских говоров. По H u a r t’y (op. cit., стр. 467), это обычно для вульгарно-османской речи, которая заменяет через «у semi-voyelle» не только, но даже с (камзу).1 Ср. о том же у J a c o b ’a (Vulg. Тк., стр. 707— 708) и у F o y ’a (Azerb., 193) .

§ 15 «с || з» .

Данные «карамалицкого» текста представляют такое соотношение между этими двумя звуками.

Оглушение звонкого «з» и переход его таким образом в «с» в исходе слова, по общетурецкому закону:

у о р & х ; гидёрсьньс j C. j j S,цевйсъ цевш ~ пев1з, и синсусъ j * J,l, тацис та'щз j* s* J (но: работасьзъ j-.ak.lj), башьмёсъ j * iL, душурмесьлёръ Обратный переход (в начале и середине слова) иллюстрирован при­ мерами: запат-ленъ зана’ат-ла ~ сана’ат-ла, маказьнда макасывда Что касается уменьшения звонкости «з» вплоть до его полного оглу­ шения (т. е. «з с») в положении закрытого слога и в исходе слова, то на это имеются многочисленные указания в литературе. У G iese отмечены для

–  –  –

конийского диалекта такие Формы, как yys и bejas Г о р д л ев­ ский в «Образцах» отмечает случаи: i n a H C b i c (стр. 79) MahcyH (стр. 12.2), бПмессе 4^JL (стр. 62), yjyMaccaH (стр. 85), анламасса L^LTl (стр. 11),,]'ылдус jjjJ L ; (стр. 152), .

к а с с ы н л а р ( с т р. 124). М артинович слышал в говоре Эски-шехира: g a c jl i, §асларын но даз-ын iJ jli, и гаймассйн (Сказка), К о в а л ь с к и й — в устах уроженца Кутахьи: ju s ji?j (Piosenki, стр. 348), erim es j* jjJ (ib., стр. 352), g^rmes (ib.), gelem es (ib.). У ангорских греков всюду вы ступаете;»: ateyprj;

-k sLfii ovytouxoixrobi (H u a rt, op. cit., стр. 468) .

В Македонии1 Ковальский отметил произношение: susus j-y® (Volkslieder, стр. 200); там же, в качестве предшествующей стадии перехода «zs», им установлен ряд случаев с глухим «z», т. е. z (media lenis): olmaz jll^l (ibid., стр. 186), sahbazjL»Li (ibid., стр. 186), beiaz (ibid.), ildiz j i o (ibid., стр. 29), i6ilmez jJUiJ (ibid, стр. 88) .

Эти наблюдения в связи с положением B e r g s tr a s s e r ’a о склонности османского «г» в сторону артикуляции «s» (op. cit., 262), с промежуточной ступенью в виде «эмфатического §» (ibidem), разрушают старое пред­ ставление о неизменности османско-турецкого «з» во всех Фонетических положениях, вплоть до нахождения его перед следующим глухим. На самом деле и здесь мы имеем ассимиляцию, но только регрессивную (гу1мес-се гу1мез-се Г ордлевский, Образцы, 128; пример на такую же ассимиляцию корня ibid., стр. 124: jac-сынлар ^аз-сынлар Спорадическое появление этого перехода говорит о том, что и здесь осман­ ский язык, как и в отношении переходов: g с и c s, стоит гораздо ближе к другим турецким языковым группам, чем это принято думать .

Между тем сведения о «z s» достаточно древни и находятся не только в Фонетических записях, но и в источниках меньшей точности вплоть до османской орфографии включительно. Еще M e n in sk i (стр.

102) отмечал:

ideriisKi, Смирнов (Calepinus, стр. 29) указывает в одной из старых рукописей начертание вм. обычного В рукописи стихов Султан-Веледа замечается употребление ^ вместо j и обратно (М арти­ нович, Султан Велед, стр. 5). В книге.

.л имеем начертания:

восходящее, по мнению автора, к jly o J * * (стр. 182). и из

–  –  –

(с т р. 93). В последнем сл учае тенденция к переходу «z s» при описан­ н ы х Ф онетических условиях р асп р о стр ан и л ась и н а ин остранн ы е слова .

Но если стар ы й ту р ец ки й процесс «z s» в зак р ы т о м слоге и в исходе сл ова не исчез в османских д и ал ектах и я в л яется ж и вы м Ф актором, спора­ дически действую щ им и поны не, — то, с другой стороны, османские диа­ л ек т ы заклю чаю т в себе обратную тенденцию ( s z ) к о т о р а я в новом я зы к е в ы р а ж а л а с ь р е зч е пер во й, з а к р ы в а я ее о т больш инства исследова­ телей. Б е з предварительного ан ал и за трудно устан ови ть точн ое соотно­ ш ение м еж ду этими двумя явлениям и; в ожидании сп еци альны х р аб о т приходится, осн о вы ваясь н а дан ны х д р у ги х т у р ец к и х я зы к о в, считать Ф ормы с сохранением «s» (gel-mes) более древними, а Формы с «z в » — вторичны м и, к а к это принято дум ать и о звонких «d» и « t» в османском Anlaut’e .

Частные случаи удержания «s» и распространение их по аналогии нами были рассмотрены выше. Что же касается деталей обратной тен­ денции и их конкретного проявления, то переход « s z » можно считать Фонетическим для некоторых диалектов, в их настоящей стадии, только в Anlaut’e; отдельные случаи его появления в Auslaut’e объясняются нвФОнетаческим путем .

Переход начального «с» других диалектов в «з» типичен для кастамунийского диалекта, где озвончение начальных глухих проводится наи­ более последовательно; вот некоторые из примеров T h u ry (op. cit., стр.

12):

zabah ^ L o, zopa L^«, zalt cJL, zebeb zevda G iese (70) дает Формы: zevda Ь ^ ~, zaba^ ^ L o. Из примеров М акси м ова для Худавендгяра и Карамании укажем: з а в д а с Ь ^ - и забаб ^ — Для балканских диалектов имеем данныя K lin o s’a (Ada-kale): zumbul (стр. 4), Г о р д л ев с к о го (Образцы, 122) — забаЬтан — и турецкие заим­ ствования в сербском языке: занаат J - c L o, зумбул См. также D eny, § 4 9 ; Ja c o b, Vulg. Tk., стр. 713 — 4. В..л находится указанное орфографией: ^ (СТР- 130), C t l j j j j из персидского (ibid., стр. 131) и qjLoj ojL»~ (ibid., стр. 133) .

Примеры на «z s» в «карамалицком» тексте были приведены выше .

По мнению J a c o b ’a, Vulg. Tk. (713— 4), конечное «z» в Auslaut’e в вульгарной речи сохраняется .

По аналогии этому, возникают такие случаи, как: к а в е з сГлз (серб­ ские турцизмы), j y j y i из (по стр. 61— 2), I ИЗ (ibid., 154) и перс, (Jaco b ). Если исключить этимологизацию — —..л, то останутся: кавез и хороз.1 Возникновение их могло также стоять в зависимости от одного диалекта, сильно распространенного в Турции и, в частности, в Константинополе. Это — наречие отуреченных армян, которому вслед за работой F. you K r a e l i t z ’a (SWAW, 1912) присвоено название: Armenisch-Turkisch. Преобразование конечного «s» b «z» харак­ терно для него (стр. 21), а влияние национальных говоров на вульгарно­ турецкую речь подчеркивает и сам ее исследователь — G. J a c o b .

В дальнейшем, взаимное влияние Форм с «г» на Формы с «s»

и обратно создает новообразования, некоторые из которых объясняются аналогией, а некоторые кажутся нам явлениями изолированного типа .

Примеры: herkeze у (K iinos, Ada-kale, стр. 38) — образование по аналогии, объясненное B e r g s tr a s s e r ’o.4 в его работе; кузузу (Гордлевский, Образцы, стр. 23) — Форма ассимилятивная из: кузу-су;

san eder (K tinos, ibid., стр. 69) на ряду с sann ederler (ibid., стр. 26) от нормального z a n 2 eder (ibid., стр. 47); hapyzlar (ibid., стр. 11) на ряду с hapysta (ibid., стр. 56) и hapys-hauenin (ibid., стр. 56) и общеизвестное jliy * ( ~ jL»yo), производимые обычно от арабского j l i j ( j l i, j ) — о чем см.. стр. 133. Спорадическая замена ^ через j встречается и в тексте рукописей (М артинович, Султан Велед, стр. 5).

В сербских турцизмах, наконец, отмечена трудно объяснимая Фонетически Форма:

синрир ^ x J .

j § 16. «с||ш» .

В отношении звуков «с» и «ш» начертания «карамалицкого» текста дают очевидные колебания, которые выражаются или в появлении «с» на месте нормального «ш», или, реже, в наличии «ш» там, где мы ожидали бы «с». И то, и другое указывает, как нам кажется, на то, что звукопредставление турецкого было до некоторой степени чуждо для автора или переписчика «карамалицкого» текста. Чем это объясняется— мы увидим несколько ниже .

Примеры на ш с:

ксемаьзъ ^ашама’ыз j j l e l i L, кусларъ кушлар, персенбеда першембеде, дусацек душецек семата uLi, кесьслере

Kemimlepi карьсленъкары ш -ile. Обратный переход: с ш :

иштерлеръ icTeplep, бешлеыекъ беслемек, ишла icla iclah c h 1, хашта 1 Ср. еще hapyz г Литературное: zann .

— — Если мы будем искать перехода s s (и обратного) на чисто османской почве, то в нашем распоряжении окажутся единичные Факты, не входящие в систему и не имеющие аналогий в других турецких языках. Сюда отно­ сятся: трапезунтские: ннтймак и шамшуа (П исарев, 175), jasym (K unos, Ada-kale, стр. 30), если это не опечатка; Ш емпй— народная Форма вм. Шемш (Гордлевский, Осм. истор. сказания, стр. 15, прим. 1), которая скорее всего объясняется ассимиляцией; acL-^J», по разъяснению. (стр. 154),1 происходящее из acL, в чем однако можно усомниться .

Истинная причина колебаний в артикуляции «ш» лежит вне турецкой Фонетики и указана В. А. Гордлевским для подобных же случаев в одной из Фольклорных записей (Образцы, стр. 106, прим.). Это — гре­ ческое влияние, которое отражается в определенной полосе османской языковой территории, при чем переход s s является одним из типичных признаков этого влияния.1 Прямые указания на это находим у H u a r t’a, изучавшего диалект ангорских греков (op. cit., стр. 468). Последовательно передавая «§» через «;», греки пишут: o 'iati j* i., (тау^ртХармх t A ^j^J^Tli, xebavp-T? «qui s’est fie», Егррёф Этим же греческим влиянием следует объяснять распространенную в Боснии замену «ш» через «с» (B lau, op. cit., стр. 35) и подмеченную нами аналогичную тенденцию в сербских турцизмах. К этой же категории относится слово «киоск» (xt6cm) из dL i,f и общеизвестное на Балканах слово «чесма», восходящее к персидско-турецкому а*».3 Вторичные ком­ бинаторные переходы « с ш » па почве заимствовавших языков, в роде сербского « ш Ь с -1-к '», нас здесь ближайшим образом интересовать не могут .

§ 17. «ц|| ж» .

В ряде слов последовательно отмечается переход аффрикаты «ц»

в переднеязычный спирант «ж», что известно из общетурецкой Ф он ети к и.4 1 Там же на стр. 63 приведен изолированный случай образования с (обрат­ ное явление) .

2 В результате произвольной замены «ш » через «с» возникает на известной тер­ ритории и обратная: ср. комбинаторный перевод «с ш» у гагаузов: рушча и рушче при обычных— рус и руслук ( М о ш к о в, Словарь, стр. 83). По наблюдению С. Г. Ц ер у н и а н а * смешение «ш » и «с» характерно для турецких говоров Аджаристана .

3 Но в «карамалицком» тексте оно как раз Фигурирует в Форме: «чешма» .

4 В ряде турецких языков « спирантизация аффрикат» проводится широко: g (g ) Z (z), С (с) § (s). Ближайшее рассмотрение показывает, что эти явления не чужды и османским диалектам .

— 129 — Процесс этот заключается в том, что при артикуляции «ц» взрывной элемент аФФрикаты постепенно редуцируется, и таким образом получается акустический эффект чистого спиранта. В случае палатализованного «ц»

(т. е. g) мы соответственно имеем здесь «г». Описанный процесс не при­ надлежит к числу характерных для южно-турецкой группы, но наличие его устанавливается объективно из: 1) последовательного начертания ряда слов в «карамалицком» тексте, 2) других диалектологических источников .

Примеры из «карамалицкого» текста:

чуж укъ чоцук—диал. чууук, сьжак— -сежакъ сьщак, чекаж акъ чыкацак, олунжаолунца, жевис цевю цев1з, ааже (наряду с ааце) с а ’ацы, манжа манца итал. mangia, ажема^сънъ ацымауасын, ачажак ачацак .

Из диалектов переход « ц ж » отмечен B la u (стр. 24) для Боснии, М артиновичем для Эски-шехира: пйнжаратн пенцеренш (Сказка).1

У Г о р д л ев с к о го в «Османских исторических сказаниях «приведена Форма:

Ьаллажлар Itаллаплар (стр. 1). У него же («Образцы», стр. 134) находим:

саж дассацда на ряду с саджын (ibidem), муЬтаж-1з муйтац^з (muhta |-iz). Наиболее типичен этот переход для балканско-турецких говоров .

B la u трактует развитие «ц» в «ж», как славянскую черту (см. еще у А. М .

С ел и щ ев а, op., cit., стр. 158, о параллелизме Форм dzvaka и zvaka для македонских говоров), но его наблюдения касаются одной Боснии. При наличии же данного процесса в других турецких языках и в говорах Ана­ толии (см. выше) осторожнее будет отказаться от мнения B lau. Такие же Формы, как zigerbca в устах двуязычных боснийцев, могли явиться при одновременном действии параллельных Факторов— турецкого и славянского .

Для истории вопроса отметим начертания турецких заимствований в ста­ ринных сербских грамотах, приводимых Д аничичем в его словаре:

хажиуа ^ L, хоужеть О х* .

Следует указать erne один Факт, подкрепляющий положение о «цж», как о черте турецкой Фонетики. Это — параллельное существование пере­ хода «ч ш» (с §), отмеченное целым рядом источников и таким образом устанавливающее для османских диалектов общетурецкий закон спирантизации аФФрикат во всех его деталях; существование же одной из них при утрате других представлялось бы менее вероятной .

Примеры на «спирантизацию» глухой аффрикаты «с» (в противопо­ ложность звонкой «g») в «карамалицком» тексте отсутствуют. Но они в изобилии указаны турецкими диалектологическими записями .

1 У него же интересная Форма: баж§а A iio b .

зкв, т. IV. 9 — 180 — У R a s a n e n ’a (op. tit.), обследовавшего диалекты восточной Анатолии (Ризе, Трапезунт, Эрзерум), даны: Gesnum г'ечмем (стр. 172), Gestumi с гечтьм1 (стр. 177), Gsstun г'ечтш (стр. 262), saSlarunun сачларынын (стр. 269), qastan а’ачтан (стр. 277). Для говоров Караманин и Худавендгяра М аксимов (стр. 42) отмечает перевод ~ и - ш в качестве диалектического признака: гяшты, йаш тьщ ушь,

aiH b gL Для говора Кутахьи K o w a lsk i (Piosenki, стр. 343) дает:

gen§lik harslyq j L ^ и отмечает с § в качестве обычного явления в устах своего сказителя. У греков ангорского вилайета Н иагГом отмечено смешение и ^ в одном звуке, который они изображают через тч (op. tit., стр. 468). Для говоров северной Сирии L ittm a n n (Kel .

Sz., II, 145 sq.) зарегистрировал такие Формы, как a§ti, gesdi Обращаясь к балканским говорам, укажем Формы, отмеченные К овальским для Македонии (Volkslieder): sasleri (стр. 186), i§tp lljis f I (стр. 188), gestn A lj^ (c T p. 188), as tin (стр. 190), u § la ri (стр. 196), kfflsUia (стр. 51). Для боснийских говоров та же особенность подмечена еще B la u (стр. 23). В качестве аттрибута вульгарного произношения переход с s зафиксирован В. А .

Г ордлевским в его Фольклорных текстах: кош (Нар. календ., стр. 441), аашлар (Образцы, стр. 129 и 132) при ауашлар (ib., стр. 122), бш трм ек j (ib., стр. 130), сашларым ? L», yiii,) (ib., стр. 156), ушкуруну (ib., стр. 9), iurre 0JfM (ib., стр. 16), Ш ибли~ Сиплы в вульгарной обработке заимствованного слова (Нар. календ., стр. 444). B e r g s tr a s s e r однако признает это явление обычным для константинопольской речи последнего периода (op. cit., 260);

конечно, имеется в виду разговорная речь. Но есть указания на то, что эта тенденция проникала в литературный обиход и отражалась на правописании;

сюда относятся такие Факты, как: при (. стр. 131) и дублетные ^ L~ L перс. (ibid., стр. 65). Факты эти, отмечая противоположное по направлению развитие § с, этим самым говорят о сближении в артикуляции «с» и «§» и о возможности их сме­ шения в обе стороны, одна из которых (с §) была, как мы видели, широко использована диалектами и разговорной речью. Фонетически между Формами с «с» и Формами с «§» предполагается стадия палатализации,1 т. е. с I, что и отмечают некоторые из приведенных выше цитат .

Для южно-бережных крымских говоров также отмечен описанный переход: в старой для Фольклорных записей рукописи, 1 В большинстве других турецких языков «с» легко палатализуется .

181 — приведенной Е ф ето вы м и Ф илоненко (op. cit., стр. 2), haSt'i л др. (см. печатающиеся в JA «Chansons populates de Criinee») .

Изолированно приводятся в «карамалицком» тексте написания:

гедцеде генеде и ведцуту вуууду. Появление здесь «д -н ц», т. е. как бы «д и - ж», едва ли имеет особое Фонетическое значение и, в виду отсут­ ствия других однородных примеров, представляется случайным. Форма же

•азауик точно передаеть свой прототипъ азапык .

Омжунда ( омзунда омуз-унда) и чижме а-е)*? Фонетических обоснований не имеют .

§ 18. «т» и «д» .

В отношении «т» и «д» наиболее сложно обстоит дело тогда, когда эти звуки занимают начальное положение в слове. Возникновение «д» (вто­ ричное, как думают, пока не вышло еще специальных работ об этом) на месте обще-турецкого «т» в начале слова составляет характерный признак южно-турецкой группы. Процесс перехода «т д» подобно «к г» еще не закончен; в центре стоит литературный язык, где одна группа слов уза­ конена с начальным «д», другая — с начальным «т»; в диалектах встре­ чаются отклонения от литературной нормы. Все это создает настолько пеструю и неустойчивую картину, что, по замечанию Ф оя (Azerb. St., 145), в настоящее время совершенно невозможно дать здесь какую-нпбудь твер­ дую Формулировку: одно и то же слово в пределах одного диалекта может иметь двоякую Форму (ср. литературное dtirlii и tiirlii). Эти расхождения внутри османского языка усиливаются тем, что кроме них существует контраст.между османским языком и азербайджанским. Артикуляционной базе последнего свойственны mediae lenes, как результат дивергенции звон­ ких; некоторые аналогии из Inlaut’a, отмеченные мною в предисловии к статье О. И. Ш ац к о й «Quatrains populaires de rAzerba'idjan»,1 позво­ ляют предложить гипотезу о mediae lenes в Anlaute для языкового предка всей южно-турецкой группы; в дальнейшем пх дифференциация по диалек­ там могла дать различные проекции. Оставляя до другого случая проверку этой гипотезы, обратимся к данным «карамалицкого» текста. Они в общем сходны с данными литературного языка, так как «карамалицкие» слова, имеющие «д», соответствуют словам на «д» в литературном произношении п обратно.Слова с начальным «д»: деренлере дерш1ере дулу долу дар дар j l l, с^дердоруларъ суда дурурлар 0^ о, дикесьнъ дшесш 4*L.du:, да^наманда да)анамам-да, докусунлар докуПечатается в JA, 1929 .

* — 182 — сунлар j l i p y i j L, душер д^шер дуимелерда ду1ме1ерде даюсьнларъ до^сунлар I, дуруръ дурур дусацек душецек дшлерлер ддн1ер1ер _ДДСл, дермеци деДрмен^ дост дост 1— долдурмакъ долдурмак демиръдешр

2) слова с начальным «т»: таушанларе тавшанлары l i, II, топракъ топрак таракльнъ тарак-ла a liljlL, таш ъ таш тутлуръ тутулуръ j j k j L, татлетатлы lL, терваклери тырнаклары ^ J i L ; _Д, ту тер сту тер, тара^льмъ тара^алым |*Ja I j l i, тезгахленъ разгов. тезгаИ-ла, лит. а!*|-..э. «Карамалицкое»: тивересьнъ (изолированно) из cL,q^^» .

Колебание в разных диалектах сказалось даже на традиционной орфо­ графии, допустившей ряд графических дублетов; см. например, .

стр. 71: { j t f j L при » и ci» при (ib., стр. 84); там же известная Форма bLyJ, производимая из d c L JJ j b (стр. 77). Ряд диалектов во главе с кастамуиийским и айдынским (Foy, Aid. Tk., стр. 301) проводят почти полное озвончение начального «т»; таким образом они расширяют свою группу «д» за счет группы «г». Ср. кастамунийские da§, dutmak (T h u ry, стр. 12), трапезунтское — даш (П исарев, op. cit., стр. 174), кашкайское дуз конийское dutdum (G iese), там же в Фольклорной записи ^111 (vliLiJU, стр. 183), дарак (Гордлевский, Образцы, стр. 11) вм. лит .

тарак, Aakbijop(ib., стр. 94) вм. лит. такьуор, дакарым (ib. стр. 142) вм. лит .

такарым, дашьуор (ib. стр. 92) вм. лит. ташьцор, даушан (ib. стр. 155 вм .

лит. тавш ан;1 северно-сирийское dut (L ittm a n ), допраклары (М арти­ нович, Сказка). Уклонения в обратную сторону встречаются прежде всего в Румелпи (Foy, Aid. Tk. стр. 299) и в Ada-kale: turlu (K unos, op. cit .

стр. 3), taha (ib. стр. 6, 8, 11)Ь»л, tene (ib. стр. 7 ) u b, tellal (ib. стр. 10), — Форма, принятая и в разговорной стамбульской речи,— testisini (ib. стр. 34) вм. лит. деспсЫ и др. В малоазиатских диалектах эта черта носит спорадический характер: толсун (Гордлевский, Образцы, стр. 141) вм. лит. долсун, турдукча (ib., стр. 149) вм. лит. дурдукча, Tojyрур (ib., стр. 151) вм. лит. до^урур, толу (ib. стр. 148) вм. лит. долу, та^анырым [(ib., стр. 148) вм. лит. да)анырым. По замечанию М акси­ мова, копстантинопольскому «д» соответствует «т» в Худавендгяре и Карамании (op. cit., стр. 45); в армянско-турецком соотношение между «д» и «т» обратно пропорционально константинопольскому: столичное д т и т д (K ra e litz, op. cit., стр. 20). Интересно, что чередование глухого и звонкого «т» и «д» в одних и тех же словах составляет отличие армян­ 1 Ср. «т д» в середине слова: едраФЫ етраФы (ib., стр. 124) .

— — ских диалектов (кавказских от стамбульско-европейских); поэтому последнее обстоятельство следует учитывать при анализе транскрипционных текстов:

известно, что это обстоятельство сбило с истинного пути Г. И. Р а м с т е д т а, разбиравшего монгольскую Фонетику по вокабулам, написанным по-армян­ ски. Греческая транскрипция в этом вопросе так же мало надежна: греки всюду предпочитали т, так как свою 8 (дельту) воспринимали в качестве спиранта (см., впрочем, R o n z e v a lle, op. cit., 280— 8 3 ).— Колебание «д» и «т» в Anlaut’e, отраженное в рукописях (Смирнов, Calepinus, стр. 29, М артинович, Султ. Вел., стр. ^5), было отмечено еще давно:

ср. Y ig u ie r, op. cit., стр. 54, P f iz m a ie r, op. cit. стр. 198, и словарь Д аничиЬ’а (passim), заключающий в себе старые сербские заимствования из турецкого. То же указывают и новейшие сербские турцизмы. Из спе­ циальной литературы см. «Араб-Филолог» М елиоран ского (Anlaut);

H o u tsm a, ZDMG, В. X LIII, стр. 75; D eny, Gr., § 82; J a c o b, V ulg.Tk., стр. 713; Foy, Aid. Tk., 2 9 8 — 301; А ш марин, op. cit., 37 .

В исходе слова наблюдается нормальный переход «д т», что иллю­ стрировано в «карамалицком» тексте так: аарм утарм ут при V армуд, евлатев1ат при \/ ев1ад ^ 1 .

В противоположность азербайджанскому языку, где конечный «д»

сохраняет звонкость (см., например, А ш марин, op. cit., стр. 18 и 3 7 ;

F oy, Azerb. St., стр. 190), османские диалекты, по общему правилу, раз­ деляют эту особенность литературного языка, отмеченную даже в обычной орфографии: ср. из по..л, стр. 137.

Вот некоторые примеры:

m e t (B onelli, Treb., стр. 79), m urat (R iisiinen, op. cit., стр. 235), Bei-sit (B onelli, Volg., стр. 321) J*~j. kili-t (R asan en, стр. 8 ) j J, 3 e lk.t (ib. стр. kiimbe’t (ib., стр. 1 1 ) j^ f,fe rh a -t(ib.,c rp. 13) A *j3 (та же Форма в сербских турцизмах); рукописное вм. ^ см. у Смирнова (Calepinus, отдел о Фонетических особенностях рукописи) .

См. D eny, Gr., § 84. Глухой исход (с «т») по аналогии сохраняется и перед гласными или звонкими согласными, о чем говорят такие «карамалицкие» Формы: вицугу вуцуду при вуцут сутуде суду-де *: при сут Ср. евлатлар (Гордлевский, Образцы, стр. 144) .

Перед звонкими согласными аффикса конечное «т» корня не озвон­ чается, а согласные переходят в mediae lenes:1 etdii ( B e r g s tr a s s e r ), а1ет-де при lJT; то же наблюдается и в азербайджанском языке (А ш м а

–  –  –

рин, op. cit. стр. 37, F oy, Az. St., 165). Большинство исследователей османского языка пишет однако здесь « т -н т » (RasH nen, стр. 14 dsrt-tir К овальски й, Volkslieder, стр. 192: g i t t m Гордле в ­ ский, Образцы, стр. 11: rirri что менее точно, чем обозначение B e r g s tr a s s e r ’a («тд») .

В абсолютном исходе (особенно после «с») «т» в разговорной речи и диалектах отпадает. В «карамалицком» тексте примеров на это нет .

Вот примеры из других источников: из (. стр. 70), aptas (G ie s e ) tl.~ j.jJ, дос (Гордлевский, Образцы, 113)tl-~,:, j-.iL при d —iL (. о, стр. 198). Промежуточная стадия, невидимому, отме­ чена кашкайской Формой (Ром аскевич, op. cit.) дусс«Л**,^; ассими­ ляция st ss давала долгий «s», который в абсолютном исходе сокра­ щался в простой: abdest abdess abdes abdes, а в Inlaut’e мог удер­ живаться: cp. кашкайекое уссунда 0j d ~, l. По аналогии с утраченным' «т» в абсолютном исходе, возникали такие Формы, как дослар (Г ордлев­ ский, Образцы, 113) достлар, abdesini (К овальский, Volkslieder, стр. 176) abdestini, j*)L,a (Ф илоненко, Кр. песни, стр. 2 ) § 19. «п» и «б» .

Появление звонкого «б» ( «п») в Anlaut’e также считается признаком.' южно-турецкой группы, поскольку она здесь отклоняется от общетурецкой схемы. Нужно сказать, что признак это мало характерный, так как не­ которые языки иных групп обратили в «б» всякое начальное «п» (например, башкирский язык). В османском имеем довольно пеструю картину с пре­ обладанием «б»; cp. F oy, Aid. Tk., 3 0 1 — 302. Само собою разумеется, что диалекты и в этом отношении часто отклоняются от нормы литератур­ ного языка .

В «карамалицком» тексте имеем: паак пак AJL, пек пек d L, пазар пазар —базар, паае naja’bi ф лит. 6aja’bi jcLL .

Примеры из диалектов, где процесс «п б» идет дальше литератур­ ного языка: конийское (G iese) Ь ек тег—лит. pekmez, barmaqsiz (ib.) — —лит. parmaq&yz; бабыч (Гордлевский, Образцы, 108) — лит. папуч, бш ш ш (ib., стр. 1 6 )—лит. шшмш, кашкайекое (Ром аскевич) 6inrrf — — осм. лит. шштЬ Обратное явление наблюдается чаще: ср. кастамунийские Формы: palta (T h u ry, op. cit., стр. 13) —осм. лит. batta, pahar (ibid.)— — осм. лит. b ah ar—behar j I#j ; в районе Кутахьи отмечены: pUrtidu (Ko­ w a ls k i, Piosenki, стр. 346) —осм. лит. burudti. Ср. о том же М аксимов, op. cit., стр. 4 4 — 5. О румелийской тенденции « Ь р » говорит F oy, Aid .

Tk., 302; ср. примеры из К у н о ш а: puse (Ada-kale, стр. 1 ) а ~ ^, pinerek — (ib., стр. 4), там же pinejler (стр. В), pinersin (стр. 2), piniir (стр. 33), piner (стр. 71). Форма «паЬа» из «6aha~ 6eha» отмечена еще у M e n in sk i (op. cit., стр. 134). Ср. также B lau, стр. 2 2; F o y, Azerb .

St., стр. 189; J a c o b, Yulg. Tk., стр. 7 1 3 ; D eny, Gramm., § 82 .

В абсолютном исходе «б»«п», ср. карамалицкое шорапъ шарап при jL, откуда возникают аналогические Формы: касап-ларъ касаб-лар Параллели к этому легко подыскиваются почти во всех османских диалектах. Особо отметим северно-сирийское (L ittm a n n, Kel.

Sz., II, 146):

ja rap ja rabbi y j j L 1 В случае сохранения «р» ( «Ь») перед следующим звонким аФФикса последний обращается в media lenis (ср. у B e r g s tr a s s e r’a, op. cit., стр. 261— 262: gorupdurur или обратно: goriibdurur), но примеров на это карамалицкий текст не дает.

Пример на озвончение «п» перед гласным:

каиболдун Kajn || олдун § 20. «р» и «л (L)». • Отдел «р» иллюстрирован прежде всего интересным примером: пазръ гюн# пазар г'уну Пример этот говорит о возникновении слогового «р» (г),1 о возмож­ ности для сонорных согласных стать слогообразующими; см. у К о в а л ь ­ ского, Volkslieder, стр. 170, его же примеры (стр. 218): ziiandr zi(andir и jaziktr jazik-tir (iazikdir) .

Об артикуляции османского «р» см. B e r g s tr a s s e r, op. cit., 251, а также мою статью «On the Pronunciation of the Common Turkish,,R “ »

(JRAS, 1927, July). В азербайджанском языке редуцированное «г» (г) отметил А ш марин, стр. 22. Все эти источники говорят о слабых вибрациях при произнесении «р» и о склонности его к редукции в закрытом неударном слоге (bisej из birSej — K unos, Ada-kale, стр. 13, 20 и др.) и абсолютном исходе (dijo вм. dijor, K o w a ls k i, Piosenki, стр. 348). О том же говорят и источники, пользующиеся туземной орфографией: из (. -5, стр. 136— 137); вм. и вм. дает в соответствии с местным выговором o L s U, стр. 204. «Карамалицкие» примеры: гюрХсьнъ, гелилеръ, гирелеръ, вурусьнъ, а е т л а н е р и др .

Помимо редукции, турецкое «р», повидимому, было склонно к палатизации: так, в кашкайских текстах нормальный звук «ы» после «р» за­

–  –  –

меняется через «Ь, см. у Р о м аск ев и ч а : ryll&pi, jyllari, но мама1ары;

в языке бессарабских гагаузов палатализованное «р» (по обозначению М ош кова «р»)— обычное явление. Повидимому, такое же «р'» существо­ вало и в «карамалицком» говоре, где часты сочетания «р'н-i» ( р'-«- ы) при наличии звука «ы». См. об этом в отделе «ы» .

Диссимиляция «р», т. е. замена его через «л (1)» наблюдается в «кара­ малицком», как и и в других языках: сел в к в у л ь г. се1в ф лит., дилдилъ dejil-dir, мехлемъ меШет ф лит. мерЬем Обратный слу­ чай: саварсынъ савалсын Те же метатезы наблюдаются в сербских турцизмах и во многих османских диалектах: ср. кастамунийские Формы: kiipltt ^ Ш1Ье teiekkiil J & j (T h u ry, op.cit., 14); трапезунтское й1мйш (П исарев, op. cit., 714) вм. армаш; melhem (G iese); М аксим ов, op. cit., 53— 54 и 62— 63, B la u, op. cit., 30b, J a k o b, Yulg. Tk., стр. 713 (bilader selvi _,_,-), Deny, Gr., § 70 rem., K r a e litz, op. cit., стр. 18 .

Ср. также: k'ult'aralinm (R a sa n e n, crp. 109) кашкайское mikolim ceila o^—, gulgesinde (K unos, Ada-kale, стр. 5) окуллар1 (Гордлевский, Образцы, стр. 107), шерварында (ib., стр. 155) и Формы, засвидетельствованные турецким тек­ стом: jy l из (..:, стр. 62), 0 * ^ 03 u U * ОЬ., стр. 100), из итал. tromba (ib., стр. 154), ^ из выражения: Uj^ ) iSJi ( ib - СТР- 1 5 9 )Как справедливо заметил B e r g s tr a s s e r, в «И», полученном из «г1»

первый «1» не чистого качества, а звук, переходный от «г» к «1» .

Звук «1» в османском, как и в других турецких, по общему правилу, бывает велярным (русск. «л», польск.

«1») и переднеязычным латераль­ ным («1»), В частных случаях между ними возможны переходные ступени:

один такой звук, лежащий между «л» и «1», М ош ков (op. cit., стр. XXX) устанавливает для одного из гагаузских селений; у А ш м ари на для Н ухи— A (op. cit., стр. 22) .

В качестве редукции «л (1)» B e rg s tra s s e r приводит слово: i’k v^JUL); из «карамалицкого» текста можно было бы привести: насьдьръ j j J L b (т. е. nas1 из ne + as1 и далее nasa) .

При встрече с предыдущим носовым, «1» ассимилируется ему: напр., п + 1 п п, но 1-й «п», как отмечает B e r g s tr a s s e r, — звук смешанной артикуляции, соединяющей затвор между кончиком языка и передними зубами (как при «п») и соприкосновение средней части языка с твердым 1 Подобные же Формы в говоре Эски-шехира (М ар ти н ов и ч, Сказка): варыллар iiufoillap галаллар и т. д .

— 187 — небом (как при «1»): игаарьнсоннарынсонларын; в Форме чатанларда чатал-ларда имеем случай диссимиляции .

Закон ассимиляции и диссимиляции «1», подмеченный еше V ig u ie r (стр. 53: оппаг, dinnemek), представлен во многих диалектах: annar (K dnos, Rum., стр. 71) gunner ( G i e s e ) g a n n i (R Ssanen, 21) bozanna-r (ib., стр. 58) jazanna-r (ib., стр. 58) di nnemek (K r a e litz, op. cit,, стр. 17), канны (Гордлевский, Образцы, стр. 1 1 8 ) ^ j l i. Ср. М аксимов, op. cit., стр. 48— 4 9 ; B lau, op. cit., стр. 32; J a c o b, Vulg. Tk., стр. 7 1 5 ; D en y, 189 add. Ср. также гуннук (Гордлевский, Образцы, 146) и эски-шехирские Формы: занныз ( jajRbi3 )алыныз jXDL), б у н н а р г а 1 с у н н а р J b y d ii, дДвамйдД (М артинович, Сказка). Помимо частых ассимиляций, плавные склонны вызывать метатезы отдельных слогов, ср. Foy, Azerb., 180 .

Ср., например, северно-сирийское m a h ra b a c l* » ^ ( L ittm a n n, Kel. Sz., 148); erbiSim, torpayy ^ c lj j y L, pevram, devri§ (G iese), m6r§ebe (B o n elli, Treb., стр. 66). Перестановка «г+1»

отмечена в одном сирийском говоре турецкого языка (H a rtm a n n, Kel. Sz., стр. 155). См. еще эски-шехирское: ысмаралдык (М артино­ вич, Сказка) .

§ 21. «м» и «н» .

«Карамалицкий» текст отмечает различного рода ассимиляции и дисси­ миляции носовых, которые обычны и в других диалектах .

бёмъ бш, цьнбушлерде цумбушларда, даднаманда да^анамам-да, узумъ узун, ташиальнъ ташьуалым, леакьмъ 1аюн ( Р. J a c o b (Vulg. Tk., 715) считает «н м» особенностью вульгарной речи .

Ср. jalym (Kfinos, Ada-kale, стр. 5 ) ^ L, etmen etmem (K o v alsk i, Volkslieder, стр. 178). Переход §indi§im di указан еще V ig u ie r (стр. 53). В Карамании и Худавендгяре начальное «н» спорадически дает «м» (М аксим ов, op.cit., стр. 55); в Карамании « м н » (ib., стр.48— 49);

о «Permutation» в армянско-турецком см. K r a e litz (стр. 18). B e rg s trS s s e r (op. cit., стр. 251) отмечает склонность «н» к редукции и назалированию предшествующего гласного (insa”lara, bundan, a'lamaq), а также переход «н» в «м» или «ц» перед согласным соответствующей категории .

В «карамалицком» тексте подобных случаев не отмечено .

Особый случай: болЙл&сьнъ булунасын d L. .

§ 22. «^1» .

«Сагыр нун», или заднеязычный носовой, сохраняя свое качество в других турецких языковых группах, в южной и, именно, в османском — 138 — языке1 подвергся особому процессу, в результате которого в литературном османском языке всюду на месте старого «ц» имеем переднеязычное «н» .

В диалектах этот процесс далеко еще не закончен, что позволяет нам ви­ деть его промежуточные стадии. Отметим также, что некоторые диалекты вплоть до последнего времени оставались чуждыми этому процессу изменения .

Вот примеры на «ц» из «карамалицкого» текста:

денизъ д е т з *дещз, каинатенъ ка’ш ата-н *ка’ш ата-ц 1Ы ^ U, оунунден бнунден *бцунден чеене чене *чеце аХ1 .

Из диалектов «ц» сохраняется в Айдыне (Foy, op. cit., стр. 286 сл.), в Карамании и Худавендгяре (М аксимов, op. cit., стр. 40— 41), в бос­ нийских говорах (Blau, op. cit., 34 Ъ и с), в Конии (Giese). В восточноанатолийских диалектах (RSsSnen) и в Македонии (К овальский, введение к Yolkslieder) появляется в комбинаторном положении. В армянско-турец­ ком «ц» нормально дает «н» так же, как и в сербских турцизмах .

«Карамалицкое» начертание енксеръ енсер *ецсер и анп иллюстрирует нам случай разложения «ц» на составные элементы:

«ц = н + г». Отсюда в дальнейшем могут развиться соотношения: «ц = г»

(ср. JA, 1926 avril-juin, стр. 345)* и «ц = к (к)», как наблюдается в отдельных словах в Худавендгяре (М аксимов, op. cit., стр. 41).1 Повидимому, «н» развилось из «ц» путем переходов: ц нг нг н н .

Замена «ц» через «нг» частично наблюдается в Боснии (B lau, op. cit., стр. 34а), в армянско-турецком в изолированных словах: anglamak Т, songra bjfyo (K ra e litz, op. cit., стр. 22) и в сербских турцизмах: jenl)H ( jeHTfl) *jaqi Общеевропейское слово «янычар» было заимство­ вано, очевидно, после перехода «ц н», а переход этот, судя по тексту Геннадия Схолария, начался еще до взятия Константинополя турками .

«Карамалицкая» Форма ссора сора сонра *соцра 0 отражает разговорное или вульгарное произношение этого слова (через ступень «со"ра» — см. у B e r g s tr a s s e r ’a, op. cit.); та же Форма у гагаузов (М ош ков, словарь к текстам, стр. 89); B A sanen (op. cit., стр. 23) — sora — для говора Ризе .

1 В крымских и большинстве азербайджанских диалектов по общему правилу— сохра­ няется; у гагаузов— в комбинаторном сочетании, обычно же — простое «н». По мнению Фон (Siidt., стр. 166), в Азербайджане, как и в Румелии, мы обычно имеем «н»; «if» высту­ пает спорадически в некоторых диалектах .

2 См. там же указание на то, что «ц» представлен в южно-бережных крымских говорах в двух степенях — более сильной и более слабой .

3 В трапезунтском диалекте (П и са р ев, op. cit., стр. 174) заменой « ij» является также «в»: з'алавуз гбвул Помимо этого «ц» там может сохраняться в ряде слов, а в ряде других дает «н» .

— 189 — ПРИЛОЖЕНИЕ «Карамалицкий» текст по солунскому изданию 1841 г. (см. Введение).1

–  –  –

1 Болгарская и греческая версии нами опускаются; транслитерация арабско-турецким алфавитом принадлежит нам. От разбивки содержания на отдельные отрывки, сюжеты кото­ рых сменяются без всякой логической связи, мы, по примеру издателей других параллелей «Книги», отказались, и текст приводится, как он есть в подлиннике .

2 Скорее эта Форма с лишним «н» в оригинале, чем что допустимо, но не подтверждается в болгарском и греческом. Возможно, что здесь контаминация этих двух слов .

3 По параллельным версиям — дуб .

4 По болгарской и греческой версиям — сосна (ср. монгольское и татарское название сосны) .

5 Синтаксически мы предпочли бы Форму о ^ .

–  –  –

1 По смыслу других параллелей текста (болгарская, греческая) следовало бы:

2 Слово g не подходит по смыслу; в болгарской параллели против него стоит: бёзъ ра­ боте, в греческой — арги .

3 По смыслу лучше бы подходило:

4 Здесь «азербайджанская» (редкая в ново-османском) Форма вместо 5 Нормальное отпадение «Ь» и произвольная замена «с» через «ш ». ^ L o \ в значении (ср. обе других параллели) часто попадается в текстах Ada-kale (K dnos) под Формой: ysla .

6 По другим параллелям, здесь 3-е лицо (подлежащее y U — все); следовательно, надо:

илиуо0^о,\ .

— —

–  –  –

1 Сочетание у у ь, невозможное в литературном османском, для «карамалицкого»

синтаксиса допустимо .

2 Болгарское ф указывает на произношение: ш ч- т .

3 Эта строка во всех трех параллелях стерта при печатании до неузнаваемости .

4 По другим версиям, «дорого» т* е- «карамалицкое» паале паЬалы .

5 Буквально передает местный падеж других параллелей. Поэтому слегка ослабленное неударное «е» (терекедё) передается через «ь», иначе — терекё .

— —




Похожие работы:

«ЖК-монитор Acer Руководство пользователя Copyright © 2008. Acer Incorporated. All Rights Reserved. Acer LCD Monitor User's Guide Original Issue: 1/2008 Changes may be made periodically to the information in this publication without obligation to notify any person of such revisions or changes. Such changes will be incorporated in new...»

«Расширьте свои горизонты, пробуя великие вина. CORAVIN™ 1000 SYSTEM PREMIUM WINES BY GLASSES Coravin is an innovative technology that allows you to pour a glass of wine without opening the bottle, thereby preventing wine from premature oxidation.ПРЕМИУМ-ВИНА ПО БОКАЛАМ Co...»

«Евангелие от Матфея – 155 Практика христианской верности Мф 25:14-30 Вечность в профиль. Так тускло сияет Христос, Жизнь слилась в череду грязно-серых полос, Нет стандартов, нет ясности, истины нет, Ах, какая нам разница, кто как одет? Ах, какая нам разн...»

«Приложение 7 к Правилам JIис-гинl,а llеt]ных б),,чlаг Здо Кырl,ызская фон:tовая бирrtа JIистинговый проспект Наименование Эмитента OTKpщ]IQе акццQнерное обществq микроlр*едитна8!sQ_ц!ц_а_цця (Doltll развития предпри нимательства) П...»

«Максим Кузнецов Игорь Симдянов Сергей Голышев Санкт-Петербург "БХВ-Петербург" УДК 681.3.068+800.92PHP 5 ББК 32.973.26-018.1 К89 Кузнецов М. В., Симдянов И. В., Голышев С. В. К89 PHP 5. Практика разработки Web-сайтов. — СПб.: БХВ-Петербург, 2005. — 960 с.: ил. ISBN 978-5-9...»

«Василий Васильевич Хватов (1891 – 1975) родился в г. Петербурге. Игрой на народных инструментах увлекся еще в школьные годы во многом благодаря родному дяде, в то время руководившему школьным струнным оркестром. Обучаясь в среднем городском училище, будущий дирижер организовал ансамбль русских народных инструмент...»

«На всех трубках имеется рентгенконтрастная полоса. На армированных трубках Инструкция по применению ренгенконтрастная полоса проходит только с конца проволоки до дистального конца Эндотрахеальные...»

«Э.Е. Кормышева, С.Е. Малых, М.А. Лебедев ОТЧЕТ о работе Российско-итальянской археологической экспедиции в Абу Эртейле (Республика Судан) в полевом сезоне 2013 года ОТЧЕТ РОССИЙСКО-ИТАЛЬЯНСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ О РАБОТЕ ЭКСПЕДИЦИИ В АБУ ЭРТЕЙЛЕ (РЕСПУБЛИКА СУДАН...»

«Пролетарии всех стран соединяйтесь!! Российский Ко ммунистически Союз Молодежи. й Карл Либкнехт П ты погиб! Но в ж и зн и усть смелых и сильных д ухом, всегда ты будешь ж ивым -призывам г о р д ы м прим ером к свободе, к свету! М.Горький. И здание Юношеского Отдела Госиздата. Г. Пер...»

«delo_o_mrachnoj_devushke_erl_stenli_gardner.zip Эрл Стенли Гарднер Дело о мрачной девушке Глава 1 Девушка проскользнула в кабинет мимо секретарши, открывшей для нее дверь, и огляделась. Скачать книгу в формате: fb2 rtf txt epub pdf Читать книгу на сайте: Читать онлайн Загрузка. По любым...»

«УДК 550.34, 004.42 ПОДСИСТЕМА ЕИС ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ И ХРАНЕНИЯ ВОЛНОВЫХ ФОРМ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ Чемарёв А.С., Токарев А.В. Камчатский филиал Геофизической службы РАН, г. Петропавловск-Камчатский, сhemarev@emsd.ru Введение Система сбора и обработки сейсмологической информации, используемая в лаборатории сводной обработки...»

«Сообщение о существенном факте "О сведениях, оказывающих, по мнению эмитента, существенное влияние на стоимость его эмиссионных ценных бумаг"1. Общие сведения 1.1. Полное фирменное наименование эмитента (для Акционерный коммерческий банк "РОСБАНК" (открытое некоммерческой организации — наименование) ак...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.