WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«современни ов и потомства II 28 января 1725 года смерть прекратила кипучую деятельность Петра, и для него настал суд потомства. Приговор ближайших поколений был столь же ...»

Е. Ф. ШМУРЛО

Петр Вели ий в оцен е

современни ов и потомства

II

28 января 1725 года смерть прекратила кипучую деятельность

Петра, и для него настал суд потомства. Приговор ближайших

поколений был столь же разноголосым, как и отзывы современ

ников. Одни глубоко оплакивали потерю, другие не знали, как

выразить свою радость. Одни — это Россия официальная, прави

тельственная, сознательно или по расчету порвавшая со старым;

сотрудники государя, «птенцы гнезда Петрова», гордые соучас тием в великом деле; другие — та многомиллионная масса, для которой вся «реформа» пока еще сводилась к одному надруга нию над самым святым и заветным, да к напряженной работе ради непонятных и чуждых ей целей .

Присмотримся первоначально к последним .

Сила народной ненависти едва ли не ярче всего сказалась в лубочной картине «Как мыши кота погребают», — картине, получившей весьма широкое распространение и выдержавшей бесчисленное количество изданий. «Чисто русская, — говорит Ровинский 1, — вполне оригинальное произведение народного буффа», — картина эта, с соответственным текстом, в наивной и грубой форме заклеймила все, что претило народному уму в реформах Петра. С беспощадной иронией набросилась она на брадобритие, курение табаку, введение музыки в погребальный обряд; досталось и всепьянейшему собору, и богопротивной од ноколке, на которой в свое время так любил разъезжать покой ный кот; затронула народная сатира и насильственное плетение лаптей, клеймение рекрутов новобранцев; больно задела она и котовую вдову, «чухонку адмиральшу Маланью» .



Царственное происхождение покойника легко вскрывается в прозрачном его титуле: «кот казанский, ум астраханский, разум сибирский», и еще более в указании на время смерти: в серый (т. е. зимний) четверг, в шестопятое число *. Собственно государственную дея тельность Петра «Погребение кота» не затронуло; но в данном произведении мы во всяком случае имеем дело с защитой далеко не одного только обряда, старой формы: в «Погребении», несом ненно, ясно сказалось понимание того, что наплыв иноземцев, вторжение новых порядков коренным образом меняет весь ста рый уклад жизни, не только его формы, но и содержание, и что безобразные выходки всешутейшего собора идут гораздо дальше простой забавы пьяной компании .

К влиянию иноземки Екатерины на своего супруга народная сатира возвращалась не раз. Картина «Как Баба Яга дерется с крокодилом», по справедливому толкованию Ровинского, имеет в виду царственных супругов. «Старообрядцы и доныне зовут своего недруга Петра Первого крокодилом». Другая лубочная картина «Немка верхом на старике» имеет связь с рассказами, ходившими в народе о слабости Петра к шведской девице .

К этой же категории произведений народного творчества отно сит В. В. Стасов 2 и некоторые другие картинки: «Старый немец на коленях у молодой немки», «Молодая немка кормит старого немца соской», «Баба Яга с плешивым стариком», в которых Петр и Екатерина представлены уже не враждующими, а, наобо рот, мирно пляшущими и живущими в ладах, причем первый изображен под башмаком у второй. Наконец, на Петра же были направлены и картины: «Христос побеждает антихриста» и «Бык не захотел быком быть»: головы антихриста и мясника, двух фигур, опрокинутых вверх ногами, очень схожи и лицом напоминают Петра 1) .

Неуклонно отрицательное отношение к Петру людей, цепко державшихся за формы московской старины, можно проследить на всем пространстве XVIII столетия. Оно, впрочем, и неудиви тельно, если вспомним, что порядки, заведенные неукротимою волею всемогущего импеатора и ниспровергавшие старый об ряд, нашли себе авторитетную поддержку в лице его преемни ков. Надежды, оживившиеся было с воцарением Петра II и по родившие среди поморских сарообрядцев нечто вроде манифеста о молении за нового императора, быстро исчезли, что и понятно, * Петр Великий скончался в четверг, зимним месяцем, в шестом часу утра .



если вспомнить, что как раз при этом новом государе последова ло в 1729 году изменение в обмундировании русского войска, не только не восстановившее старинного покроя одеяния, но шед шее еще дальше в деле подражания европейской моде: солдатам привязали косы, заставляли их пудриться… Бороды сбривали по прежнему, кургузое платье заставляли носить, как и раньше, неправославный уклад жизни поддерживали неизменно. Сенат ский указ 19 февраля 1743 года возобновлял прежние правила о неукоснительном бритье бороды и усов, о ношении немецкого платья; за ношение бороды полагался штраф; запрещалась и торговля русской одеждой. В 1748 году запрещение было под тверждено. Борьба на почве литературной — изображение бра долюбия в смешном виде — целей не достигала; а в то же время презрение к старине в известных слоях дошло до того, что табак начали нюхать даже в церкви, так что пришлось (в царствова ние Елизаветы) запрещать это особым указом. Конечно, подоб ные явления в глазах бородачей лишь подтверждали справедли вость их точки зрения, и протесты против бритья бороды, нюханья табаку раздаются в царствование императрицы Елиза веты довольно часто .

На этой почве слагаются даже целые легенды. В семье На рышкиных из поколения в поколение хранили как фамильную святыню бороду некоего блаженного Тимофея Архипыча. Ле генда повествует, что Нарышкина, современница Петра, до глу бины души возмущавшаяся преобразованиями государя, однаж ды «пала на колени и в пылу религиозного увлечения возносила к небесам молитву о том, чтобы род ее неизменно оставался ве рен истинному православию и не прекращался никогда. Внезап но ее озаряет видение: она видит перед собою, “на воздусех”, ко ленопреклоненным Тимофея Архипыча, держащего в руке свою длинную седую бороду, и, обращаясь к ней, он произнес: “На стасья, ты молила Бога, чтобы род твой не пресекался и пребы вал в православии; Господь определил иначе, и молитва твоя вполне услышана быть не может; но я умолил Всевышнего, и доколе в семье твоей будет сохраняться в целости моя борода, желание твое будет исполнено, и род твой не прекратится на земле”. Устрашенная и взволнованная этим видением и этими словами, Настасья Александровна упала и лишилась чувств .

Когда ее подняли и она пришла в себя, то в руках ее оказалась длинная седая борода». Мы можем не верить тому, что борода очутилась в руках экзальтированной женщины, но несомнен ным остается тот факт, что какая то борода, чья бы она ни была, долгое время сохранялась в семье Нарышкиных и переходила из рода в род, как заветный талисман, с существованием которого связывалась вера в домашнее счастье и благополучие .





Выше мы ознакомились с народными картинками сатириче ского содержания; что было ненавистно и чуждо народному уму, то он заклеймил беспощадным глумленьем; но если для одних художественная кисть или перо служили орудием смешной ка рикатуры, то изувер фанатик прибегал к ним в целях изобра зить свой богобоязненный ужас, руководясь мотивами исключи тельно религиозного характера. В одном из лицевых сборников второй четверти XVIII столетия содержатся любопытные иллюс трации к тексту толкового Апокалипсиса и очень популярного среди старообрядцев сказания о конце мира, — так называемого «Слова блаженного Ипполита, папы римского и мученика, о скончании мира и о антихристе и о втором пришествии Господа нашего Иисуса Христа и о страшном его суде». Художник, все цело проникнутый непримиримой ненавистью и отвращением к Петру и его реформам, прекрасно воспользовался подходящим случаем для того, чтобы старинный текст растолковать явлени ями близкого ему времени. Перед нами проходят солдаты в каф танах Петровской эпохи с подписью под рисунком из пророка Исайи: «страну вашу чуждии поядят», так что не остается ника кого сомнения, кого надо подразумевать под «чуждими»; те же петровские солдаты расстреливают старцев, связанных и обле ченных во власяницы, или сражаются с казаками; у ворот горо да человек в красном кафтане держит в руке развернутый сви ток, рядом с ним барабанщик бьет в барабан — это приводят в подданство антихристу; укрывшихся ведут к нему насильно, от павшие знаменуются его печатью, верные предаются на муку .

Сам антихрист на некоторых рисунках изображен с чертами лица, не оставляющими никакого сомнения в тожестве их с чер тами императора Петра I. Мрачным характером запечатлена картина с надписью: «Тогда послет в горы и в вертепы и в пропа сти земные бесовские полки, во еже взыскати и изобрести скрывшиеся от очию его и тех привести на поклонение его» .

Внизу, под красным балдахином, сидит на престоле антихрист;

следуя указанию его руки, военный отряд, руководимый синим дьяволом, направляется к скиту, что стоит среди дремучего леса; вверху картины изображены высокие горы с тремя пе щерами — там спасаются миряне и иноки; один из них молится перед иконой, два отряда петровских солдат, руководимые дья волами, поднимаются вверх по лесистым склонам. Не трудно до гадаться, что здесь мы имеем дело с изображением тех военных команд, которые так часто тревожили мирный покой старооб рядцев и беспощадно разрушали их ветлужские и олонецкие убежища. Иллюстрации названного сборника, по словам Г. Щеп кина, давшего первое их описание, «отнюдь не могут быть на званы политическими карикатурами: это вполне серьезные про изведения гонимого религиозного фанатизма, отожествившего традиционные описания конца мира с русской действительнос тью начала XVIII века. Глубоким суеверным чувством дышат эти рисунки, и условия исторической эпохи отражаются в них весьма реально» 2) .

Подобно тому, как при жизни Петра были не только против ники его мероприятий, но и исповедники враждебного ему уче ния, так и теперь мы встречаемся, и при том среди не одних только раскольников, с людьми, готовыми отдать жизнь за пра во бросить открытый вызов памяти ненавистного царя. В 1737 го ду в Преображенском приказе велось дело о бывшем солдате и канцелярском служителе Иване Павлове и «тетрадях», им со ставленных. Рядом с обычным негодованием на «евхитскую ересь» и «дьявольский образ» (брадобритие), на заведение «школ мафематических и академий богомерзких», в которых погодно печатаются «от звездочетия зловерующие календари» и русский народ приводят в «планеты и в прочие знаки, яко в Бога, верова ти», — мы встречаем и новые указания на то, что смущало душу тогдашнего человека .

Пошатнулась благочестивая вера! Ей открыто стали пред почитать иноземную! Когда страшный пожар истребил массу московских церквей, господа Строгановы ни единой церкви не помогли, в Немецкую же слободу, для постройки погорелой кирки, 200 рублей послали! В той же Москве, у гостинного дво ра, на новой каменной церкви воздвигли маленький крест, со всем не такой, как на соборных и прочих церквах. Тяжелые вре мена! «Ныне кто что вздумал, то и сделал!»

И всему этому злу причина — царь Петр. Устранив патриар ха, он принял на себя патриаршую и церковную власть, всту пался в духовные дела и решал их своими указами — тогда как заповедями св. апостола царям этого отнюдь не дозволено: их дело за св. Церковь стоять и оборонять ее от неверных. Между тем Петр, как истый антихрист, повсюду профанировал церков ные обряды: чинил комедии и наряжал людей в хари, кощунство вал на святках, разъезжая со славленьем, распевая бесовские песни; в маскарадной одежде, непристойно, с великим звоном, пародируя крестные ходы, объезжал со своими приспешниками по трижды вокруг собора и тем «древней святыне ругание и по смешество творил»… Те же бесовские песни, непристойные сло ва и шутки составляли неотъемлемую принадлежность и свадеб ных празднеств.

«Хульник и богопротивник», он приказывал встречать себя в торжественные приезды в Москву подобно Сыну Божию: дети, одетые в белые подстихари, расставленные у триумфальных ворот, с вайями и ветвями, пели при его проезде:

«Благословен грядый во имя Господне! Осанна в вышних!». И в другом хотел он уподобиться Христу: во время маскарадных иг рищ, с нарочно устроенного корабля бросал он на площадь жи вую рыбу, «яко бысь во явлении Господни апостолам, ловящим рыбы в море на корабле»; из Спасского монастыря выходил, воз ложив на главу свою терновый венец; в таком же венце изобра жал себя на монетах… 3) Да, Петр умер, но память о содеянных кощунствах пережила царя и сильно бередила религиозное чувство русских людей. Бо рода оставалась неизменным символом православия; и литера турное перо убежденного старовера охотно направляло свои стрелы против ненавистного ему сочинения Димитрия Ростов ского, допускавшего, как мы видели, «богопротивное и гнусное брадобритие» .

Поколения будут сменяться за поколением, а не нависть и омерзение к «ложному Мессии» в взволнованной душе клокотать будут по прежнему. Впрочем, в данном случае необ ходимо оговориться и несколько сузить ту сферу, к которой можно было бы приложить только что сказанное. В истории рас кола царствование императрицы Екатерины II внесло важный перелом. Указ 14 декабря 1762 года, вызвав из за границы бе жавших туда раскольников дарованием льгот, о каких в преды дущие царствования им и не снилось, нанес сильный удар чув ству непримиримости и отчужденности старообрядцев. На этой почве с одной стороны выросло позднейшее единоверие, а с дру гой — готовность беспоповщинской секты пойти на разного рода уступки. Поморцы признали для себя необходимость брака и вместе с федосеевцами ограничили прежнее учение о воцарении антихриста, допустив, что после Петра антихрист царствует не чувственно, а лишь духовно и что поэтому преемники первого императора суть только слуги, исполнители антихристовой воли, а не сами антихристы. Прежняя враждебность стала мало помалу сглаживаться; реже встречалось противодействие госу дарственным законам; запись под двойной оклад, в ревизские сказки, мысль о подати и паспортах, отправление рекрутчины, молитва за царя и т. п. перестали пугать в такой степени, как это бывало раньше .

Но именно эта самая примирительная струя и вызвала реак цию среди наиболее фанатических приверженцев старины. Из поморцев выделился новый толк филипповцев, для которых все преемники Петра были одинаково антихристы; а потому какая нибудь молитва за них, повиновение поставленным от них влас тям рассматривалось как отступление от «древлего благочес тия». Еще дальше пошла секта странников или, как она иначе еще называется, бегунов. Тут не только отказывали в повинове нии властям предержащим, но с фанатической нетерпимостью относились и к раскольникам прочих толков. Антихрист, по учению странников, все осквернил своим присутствием; жить в современном обществе значит, хотя бы косвенно, признавать его власть над собой, подчиняться ему, а потому единственный ис ход для благочестивого человека — бежать возможно скорее из этого общества. Таким образом, оппозиция Петру среди старове ров, проиграв количественно, едва ли не выиграла в интенсивно сти и сознательности .

Основателем секты странников был некто Евфимий, беглый солдат, человек большой энергии и глубокого убеждения (1743— 1792). Его перу принадлежат: 1) Толкование на слова Ипполита, папы Римского об антихристе; 2) О злополучных последних вре менах и о знамениях антихристовых; 3) Цветник, собранный на старообрядцев, и некоторые другие. Особенному распростране нию секта обязана крестьянину Никите Семенову (ум. 1793 г.) .

Основные положения учения бегунов * сводятся к следующему .

Первый антихрист, связанный на 1000 лет **, появился по истечении первого тысячелетия по Р. Хр., воцарившись в гре ческом царстве, под греческим именем Аполлуен, указанным в Апокалипсисе ***; по истечении новых 666 лет, составляю щих имя его ****, явился в России второй антихрист, уже ви димый — патриарх Никон. Это был первый зверь, предска занный Апокалипсисом *****, с семью головами и десятью * Мы имеем в виду преимущественно те стороны учения Евфимия, которые непосредственно относятся к личности и деятельности Петра Великого .

** Апокалипсис, гл. 20, ст. 2 .

*** Гл. IX, ст. 11: «Имя ему по еврейски Аваддон, а по гречески Апол лион». Евфимий в данном случае читает: ; сумма букв это го слова, прочитанных цифрами, даст 666: а (1) + п (80) + о (70) + л (30) + л (30) + у (400) + е (5) + н (50) = 666. Между тем правильное начертание слова: w (Apoll…wn) .

**** «Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое:

число его шестьсот шестьдесят шесть» (Апокалипсис, гл. XIII, ст. 18) .

***** Гл. XIII, ст. 1 .

рогами *. Наконец, появился третий и последний антихрист в лице Петра, о котором Откровение св. Иоанна так говорит: «И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил, как дракон» **. Не без некоторого противоречия самому себе, но с очевидным желанием дать подо бающее место и Алексею Михайловичу, первому из государей, нарушивших «древлее благочестие», Евфимий, в дальнейшем изложении, называет и Петра, и его отца рогами этого двурож ного зверя: царя Алексея первым, Петра же — вторым рогом .

Подобно тем двум антихристам, и третий тоже скрыл себя, на звавшись императором: «оный Петр не приял на ся царского имени, но восхотел поримски именоватися: император. А в рим лянах оное императорское именование без мыслите состоится, яко о том показуется в троязычных букварях, сиречь: iпера тор». Смысл этого слова тот же, что титин, знаменующий са тану: «исчисли обое, титин и iператор, и узриши: 666» *** .

Еще св. Кирилл Иерусалимский 3 предрек его появление, го воря, что придет и воссядет гордый князь мира во имя Симона Петра. «Все повинующиеся императору антихристу заклеймены его печатью, отрицаются Христа и предаются дьяволу. Петр I есть чувственный антихрист. Все его повеления ложны, законо преступны и богопротивны. Обложив денежным окладом право славных, он записал их в еретики. Чувственные бесы, посланные антихристы учинили народную перепись, назвали православ ных раскольниками и обложили их двойным денежным окла дом. Бесовские полки, воинские и гражданские власти, испол нили царские указы от 8 февраля 1716 и 2 марта 1718 годов» .

Как и подобает истинному антихристу, Петр приказал прослав лять себя, говоря в начале указных своих повелений: «Мы, Бо жею милостию, император»; соответственно двум рогам, принял два титула: «царь благоверный» и «император благочестивей ший».

Раньше все свободны были, а теперь всенародною перепи сью Петр «народ в груду собрал, хотя его во власти своей удер жати», что предрек еще римский папа Ипполит словами:

«антихрист соберет расточенные люди». Кто, как не он, «по са

–  –  –

танину велению», учредил цехи и гильдии, ввел брадобритие, новое платье, куренье табаку и разные другие богопротивные из латинских и немецких стран установления, раздробил всех лю дей на разные чины, размежевал между ними землю, леса и воды, наделив одних обильно, других недостаточно, кому же и вовсе ничего не дав, «токмо едино рукоделие повелев», «да каж дый знает свое и наблюдает за ним, другого же надела не прика сается»? Но коммунистические идеалы Евфимия не мирятся с таким распределением собственности, слова «мой» он не призна ет: «сей же глагол св. Златоуст проклятым и скверным нарица ет, глаголя: мое — от диавола введеся, все нам общее сотворил Господь, и несть можно рещи: мой свет! мое солнце! моя вода!»

Все такие новшества в результате сказались порчею обществен ных нравов: «начаша бывати обманы, неправые меры, неистовые весы, и во всякую вещь неудобные примесы; родишася божбы и клятвы, жажадательства имения, ненависть, зависть, вражда и драки и междоусобные брани до свирепства, обиды до граби тельств» .

«Змий седмиглавый», Петр обложил народ семигривенною подушною податью и «почтил семь главных страстей: гордость, или славолюбие, стяжание богатства, сластолюбие, гнев, за висть, чревоугодие и небрежение; установил многие языческие обычаи, как то: брады брити, платье немецкое носити, банты и петли на шеях имети, табак носом пити и курити, в комедиях, маскарадах, пирах и балах нощеденствовати и прочее». Наконец, указом 5 го февраля 1722 года (законом о престолонаследии) Петр «устроил оному мысленному антихристу дом царствую щий», повелев наследником признавать того, кто будет им на значен .

С негодованием вспоминает Евфимий об оскорбительных от личиях в одежде — червленых козырях с тремя инициалами е. р. ^ («еже есть: еретик, раскольник, отступник») — о том, как даже «св. богодухновенные книги оглаголуя расколническими… а свою еретическую церковь» «богохульно» называл «святою»; о том, как учредил Синод, посягнув там своею персоною изобра жать упраздненного патриарха .

Начатое беззаконие не прекратилось со смертью Петра: ука зы 1731, 1744, 1745 и 1764 гг. оскорбительно называли старо верцев раскольниками; а императрица Елизавета, кроме того, именуя покойного государя «благочестивейшим императором»

и возобновив его прежние повеления, направленные против при верженцев старой веры, тем самым явно обоготворила антихрис та. «Все идет против Бога и все против правды; до конца тлеет благочестие, во всем царствует нечестие; вместо законов водво рилось везде беззаконие, лихоимцы вси грады содержат: во всем убо дух антихристов возвея на нас». Чтоб избежать этого духа, остается одно — спасаться от него бегством… 4) Нельзя сказать, чтобы Евфимий своим учением внес что либо особенно новое, как нибудь иначе осветил личность и государ ственную деятельность Петра Великого сравнительно с другими противниками государя реформатора; но то, что раньше было отдельным несвязным представлением, с характером индивиду ального понимания, теперь получило известную связность и законченность, стало именно учением, системой. Евфимий не ограничивается простым изложением фактов, но ставит их во взаимодействие, подчеркивает последствия, из них вытекаю щие. Он борется против основного смысла петровских преобра зований, против того духа, каким, по его мнению, они проник нуты. Отрицательное отношение к настоящему порождено не чем иным, как глубоким убеждением, что современный строй жизни, церковный, социальный, государственный есть прямой продукт недавнего прошлого. Таким образом в учении Евфимия субъективная оценка личности, оставаясь такою же страстною и непримиримою, как и у современников Петра, переходит, хотя, может быть, и бессознательно, в критику реформы, как об щественного явления. Это последнее обстоятельство, несомнен но, придало много яркости и живучести учению Евфимия; но зато, параллельно, когда с годами отрицательные стороны этой реформы в сознании массы начали постепенно терять свой ост рый характер, учение беглого солдата все более и более должно было замыкаться в тесный круг немногих фанатических после дователей, становиться диким пережитком и анахронизмом .

Дальнейшее развитие идей Евфимия следует видеть в «Сказа нии об антихристе, еже есть Петр I» (иначе: «Собрание от свято го Писания о антихристе»), — страстном памфлете против цар ственного реформатора, полном горячего воодушевления и бешеных порывов. Тут перед нами одновременно и непреклон ная вера, и оскорбленное чувство, и непримиримая ненависть .

Пером составителя названного памфлета руководит, разумеет ся, не серьезное изучение вопроса, а нетерпимость фанатика, не примиримого врага. Называя Петра антихристом, автор произ носит не бранный эпитет, но искренно верит в реальность этого отожествления, именно отожествления, а не сравнения. Страст ная филиппика вперемежку со ссылками и выписками из Отцов Церкви, с постоянным повторением и возвращением к только что сказанному; возбужденное состояние, прорывающееся чуть не в каждой строке, — все это повлияло и на внешнюю форму памфлета, беспорядочную, невыдержанную, без системы .

Со времени звериного 1666 года (когда новоисправленные книги получили санкцию Московского собора) царь Алексей стал, в глазах автора «Собрания», «жидовином» и «мучителем»;

царь же Петр постоянно называется «лютым зверем», «воли са танинской исполнителем». Это «ложный мессия», «противник Христов», «сын погибельный», «жидовский царь», «лжепома занник», «лжехристос», «злой сосуд сатанин», скрывший «па губное имя свое под литерою М», так как в остальных буквах слова Iмператор благочестивому староверу чудится, подобно Евфимию, то же звериное число 666. Сильно достается Петру за учреждение Синода, за именование себя отцом отечества, что яв лялось, по мнению безымянного автора, кощунством над саном патриарха. С таким же негодованием читает он в книжке Беляе ва «Кабинет Петра Великого» выдержки из Ломоносовской оды:



«Он бог твой, бог твой был, Россия». Особенно сильны нападки на перемену летоисчисления; сетования на это разбросаны по всему сочинению. Что же касается до введения подушной пере писи, то она кажется нашему автору таким богоотступным де лом, что мысль его никак не может примириться с этим фактом .

Он с решительностью провозглашает, что «такому лжехристу в послушество отдатися не хощем и в книги его законопреступные писатися никогда не будем, да и хотящим спастися никому не советуем. Творите с нами, что хощите… ибо мы от святого кре щения записаны есмы в книги животныя у Царя небесного на небесех» .

Мысли, однородные с «Сказанием об антихристе» и «Цветни ком» Евфимия, высказывает другой последователь секты бегунов, Василий Московин в своем «Разглагольствовании тюменского странника», сочиненном около двадцатых годов XIX столетия .

Отрицательное отношение к Петру является здесь результатом целого мировоззрения. Весь мир делится на два царства: на мир Божий с небесным градом Сионом, и мир сатанин с великим тем ным градом Вавилоном (Россиею). В этом Вавилоне антихрист воплотился в лице царя Алексея Михайловича, патриарха Ни кона и справщика Арсения Грека 4; первое обновление его — в лице Петра, принявшего императорский титул: «император на речеся, сиречь монарх или единовластитель, не имея равного себе, дабы кроме его никаких дел не творили, но имели бы его себе превысочайшею главою». Вот почему иное дело царь благо честивый, иное — император: за первого молиться следует, за второго — никогда, и все, исходящее от «императора», есть богопротивное и нечестивое. Поэтому в глазах Тюменского странника святейший Синод есть «жидовский синедрион», а правительствующий Сенат — «антихристов совет»; а в слове се наторы, которое бегуны пишут «сенатрi», скрыто то же звери ное число * .

Несколько особняком от двух только что рассмотренных про изведений стоит сочинение неизвестного автора «Апокалипсий» .

Насколько можно судить по неполным данным, проникшим в нашу печать, автор «Апокалипсия» особенно смущен «языче скими» формами, какие усвоила русская жизнь в XVIII веке .

Памятник Петра на Сенатской площади в Петербурге, портрет государя, резанный в 1764 году, с стихотворной подписью Сума рокова, и другой, где император изображен рядом с Минервой 5, представляются ему «антихристовыми иконами», «образами звериными», предсказанными еще у пророка Даниила в Апо калипсисе. Конь и змея на дивном произведении Фальконета служат ему оправданием слов Иезекииля: «от гласа ржания яж дения коня потрясеся вся земля, и приидет и пожрет землю, и исполнения ея, град и обитающих в нем»; а также слов Псалмо певца: «яко се аз послю на вас змии умерщвляющыя, имже несть заклинания, и угрызут вас». В стихах Сумарокова богиня славы толкуется всемирною вавилонскою блудницею, чью пре ступную связь с антихристом предугадал Апокалипсис: тот же смысл придан и Минерве. Что Петр антихрист — этому доказа тельство и самое его происхождение: он от смешения рабской крови (Нарышкиных) с царскою (царь Алексей) и священниче скою (прадед, патриарх Филарет). Всевозможными издеватель ствами осыпана «полюбовница Петрова, римлянка» Екатерина I, главная советница и подстрекательница всех нововведений Пет ра; не менее достается и императрице Елизавете, новой «Вене ре» и «еллинской богине». В восторженных одах стихотворцев XVIII стол., сравнивавших время Петра с золотым веком, фана тику чудится богохульное поклонение богу Сатурну — властите лю этого века лишь по мнению язычников, а по учению церков ных писателей — самому сатане .

Вопрос об антихристе, столь тесно связанный с заботою о спасении человеческой души и уже по одному этому крайне тревожный, волнующий, представлял благодатную тему для * с ена т р i 200 + 5 + 50 + 1 + 300 + 100 + 10 = 666 .

благочестивой, ищущей правды души. Перо раскольника не ог раничивается страстным памфлетом, горячею исповедью — оно создает целые трактаты, пытаясь всесторонне, хотя и крайне ту манно, подойти к решению наболевшего вопроса. Такова «Книга о случаех последнего времени». Развитие мысли запутанное, тон речи торжественный, болью сердечной и фанатизмом отчая ния дышит каждая страница. Новых положений относительно Петра и его реформы названное сочинение не выставило; но в нем, можно сказать, как в фокусе, сконцентрировались вся зло ба и негодование раскольничьего мира, весь ужас, вызванный деятельностью преобразователя. Известное (апокрифическое, но весьма авторитетное среди староверов) сочинение св. Ипполита «Слово в неделю мясопустную о скончании мира и о антихристе и о Втором пришествии Господа нашего Иисуса Христа» слу жит в данном случае нашему автору отправною точкою для его рассуждений. Следя за поступками и мероприятиями ненавист ного ему русского императора, он находит в них блестящее дока зательство справедливости прорицаний св. отца. «Книга о слу чаех последнего времени» дошла до нас в составе обширного рукописного сборника, представляющего собой (применяясь к современному типографскому языку) богатое, прямо даже рос кошное издание, и одно уже это дает основание думать, что в из вестных кругах внутренняя ценность этого сочинения ставилась очень высоко 5) .

Представление о Петре как об антихристе удержалось вплоть до наших дней. Двести лет времени прежней точки зрения не из менили. И до сих пор, по удостоверению г. Розова, «у расколь ников страннического согласия существует картина, изобража ющая Петра I в виде антихриста, в венце и порфире. Сатана, подавая ему свечу, говорит: “твори волю мою; одного Иуды мне ныне мало, а чрез тебя я привлеку к себе много людей”. Подле Петра I изображена православная церковь в виде блудницы» .

В деревне Талицах, Макарьевского уезда, Костромской губер нии, откуда был, кажется, родом Григорий Талицкий, и до сих пор держится мысль, что Петр Великий — антихрист, а также сохранилось предание, что он кого то из их деревни мучил, жег живьем на Москве .

Учение, видевшее в императорском титуле скрытый апока липсический знак, с логической последовательностью перено сит свои воззрения и на преемников Петра Великого. Подобно тому как современники Елизаветы Петровны считали ее «не прямою царицею», говоря, что законный государь — «отрасль благочестивого государя Ивана Алексеевича», внук его Иоанн Антонович 6; так точно и Петр III *, Александр Благословенный, Николай I были, каждый, новыми «обновлениями» антихриста .

Последователь федосеевского толка Ермаков заявлял в 1855 го ду: «Вашего синода и всего духовенства вашей церкви совершен но не признаю и не терплю, ибо они богомерзкие отступники, гонители и мучители нас, правоверных, и самого царя опутали своим бесовским лжемудрованием и лукавством. Императором Александра Николаевича не признаю, а признаю его царем. Ти тул же императорский, вместе с гербом двуглавого орла, Петром Великим заимствован от нечестивого сатанинского папы рим ского. Титул император значит Перун, Титин или Дьявол: герб двуглавого орла есть тоже дьявольский, ибо человек, зверь и птица имеют по одной голове, а две головы — у одного дьявола… Властей мирских я признаю только тех, кои поставлены были царем, а не императором. Начальников над нами, правоверны ми, ныне вовсе нет никаких, а прежде были бояре и воеводы .

Сенат же ваш — есть дьявольский комитет» .

Повышенное настроение сказалось и в создании песен, опла кивающих горькую судьбу православия. В одном из так называ емых «духовных стихов» Иисус Христос говорит: «Народился злой антихрист», «наложил печать свою на людей» — благочес тивому человеку один исход: бежать в леса и дальние пустыни, засыпаться песками, пеплом и умиреть За крест святой, за молитву, За свою браду честную, За мою веру Христову .

В другой песне Спаситель обращается к Аллилуевой жене и говорит ей:

Ты скажи мою волю всем моим людям, Всем православным христианам, Чтобы ради меня они в огонь кидались, И кидали бы туда младенцев безгрешных, Пострадали бы все за имя Христа света… Что антихрист на земле взял силу большую… Он брады всем брить повелевает, Креститься щепотью всем завещает, Мою веру Христову хощет искоренити .

Вообще на всем пространстве XVIII и XIX в. нетрудно просле дить одну общую ноту: Петр Великий — антихрист и все его тво *г о л с т еин 3 + 70 + 30 + 200 + 300 + 5 + 8 + 50 = 666 .

рение, а значит, и вся жизнь, какою мы живем теперь, есть ис чадие ненавистного ада. Мероприятия царя реформатора косну лись самого священного и дорогого, и отчаяние наболевшей души нашло себе выход в мрачной проповеди самосожжения и самоистребления .

Тем не менее годы, образование делают свое дело. Даже в сек те бегунов в настоящее время замечается поворот на новую доро гу: в сопелковском толке, по словам г. Розова, «Евфимиеву уче нию об антихристе Петре хотя и ныне буквально следуют все простые и несведущие в писании… но более сведущие в этом дог мате согласились с прочей беспоповщиной: что антихрист есть вообще отступление от веры, что все еретики и отступники от истинной веры — антихристы, и что Петр есть антихрист по преимуществу, потому что имеет преимущество власти». Конеч но, это уже шаг вперед. Чувствуется, что обрядовая сторона, по крайней мере, в глазах некоторых представителей раскола, по теряла значение религиозного догмата. Борода и длинное платье будут отстаиваться с прежней энергией, но уже скорее во имя нравственного права каждого одеваться так, как он хочет. Павел Любопытный 12, известный историк поморец, автор «Хроноло гического ядра староверческой церкви, объясняющего отлич ные ее деяние с 1650 по 1814 год», не только сочувствует образо ванию, но даже восхваляет Петра за учреждение Академии наук, негодуя на него собственно за насильственность мер, за презрение к русской народности. Требование брить бороду отвратительно и жестоко, потому что выражает собою «зверский фанатизм»! За прет торговать русским платьем, замечает Любопытный, фи лософ заклеймил бы, как «варварство и бесчеловечие». Тот же характер внутренней несправедливости носит в себе и указ о на ложении на раскольников двойной подати: «философия может созерцать в своем предмете буйство царей, сколько они до лет премудрой Екатерины истребили в России рода человеческого, сколько сот тысяч разогнали своими варварскими законами в иноплеменные языки своих подданных! Все это видит мудрый! о цари, цари! Грубейшие!» 6) Таким образом, прежний фанатизм если и держится, то в кругу значительно суженном; если сила застарелой ненависти тут и не ослабла, зато в массе она, несомненно, поблекла, смяг чилась — время взяло свое! Два столетия протекли с того дня, как под царскими ножницами пала первая борода и обрезаны были полы длинного кафтана. К бритому подбородку привыкли, по крайней мере он стал терпим. Рядом с убеждением, что «бо рода образ и подбие Божие», «борода дороже головы» в народ ном сознании стало возможным и совсем иное: «борода выросла, а ума не вынесла», «мудрость в голове, а не в бороде». Примири лись и с Синодом, с Сенатом; очевидно, острая форма боли ос лабла, народный ум сумел в конце концов отделить внешность от содержания и простить реформе ее внешние стороны. На конец, что нибудь да значили же богатырская личность царя работника, всеиспытующий и проникающий взор его, простота обхождения и сближение с народом, неустанная энергия и ги гантский труд, подъятый на благо родины, наконец, слава побе дителя шведов!.. И действительно, все это нашло свое выраже ние в народных преданиях, сказках и песнях, посвященных уже не антихристу, а «православному царю Петру Алексеевичу», «Петру I Великому», «полковничку преображенскому, капита ну бомбардирскому». Эти песни и сказки до некоторой степени сыграли примиряющую роль. Они не только стали складывать ся с давних пор — начало их можно относить к самой эпохе Пет ра — но и удержались до нашего времени. Правда, в розовый цвет эпоху реформ они не окрасили; более того — только скольз нули по ней; переворот, совершившийся во внутренней жизни народа, они, можно сказать, не отпечатлели: понять его народ ному уму было не по силам; воспеть и прославить еще менее. Вот почему на петровской песне лежит отпечаток чего то сурового, мрачного; в ней слышится что то недосказанное, как бы невыра женное желание, чтоб слушатель прочитал между слов затаен ную мысль .

Мать земля сырая унимает зеленую травушку:

Не плачь, не плачь, трава мурава;

Не одной тебе в чистом поле тошненько, И мне еще того тошнее .

Песня не скрывает тяжелых сторон народной жизни; устами князя Голицына она обращается к государю:

Ох ты батюшка, государь царь ты наш православный, Ты зачем, государь царь, черня ть раззоряешь?

Ты зачем больших господ сподобляешь?

Солдаты, отправляясь под Азов, поют:

Ах, бедные головушки солдатские, Как ни днем, ни ночью вам покою нет или:

Не роса пала на травушку, Что катилися горючи слезы, Горючи слезы солдатские, Идучи, братцы, в землю Шведскую .

Все солдаты во слезах идут .

Во слезах идут, возрыдаючи:

Что прощаются ль солдатушки Как с отцами и со матерьми, Что с женами и со детками, С родом племенем, с приятелями .

Это горе нам станет понятным, когда мы узнаем, что для сол дата проститься с родней равносильно тому, чтобы уйти Во неволюшку — службу царскую, Во всегдашнюю во заботушку .

Однако тут же рядом слышится сознательное и убежденное:

И мы рады государю послужити, И один за одного умерети .

Как ни страшны, например, были стрелецкие казни, но народ примирился с жестокой расправой царя. По справедливому за мечанию Лавровского, в песнях, посвященных этой расправе, «господствует полное примирение с событиями и их виновником, полное объективное представление того и другого с народно по этической точки зрения; в них нет ничего, или почти ничего, что бы обнаруживало недовольство, раздражение, присутствие страсти; там, где заметны признаки раздражения и страсти, они сглажены и смягчены взглядом на них народа и обычными при емами народного творчества.

Основная тема всех этих песен — великая провинность стрельцов, измена его царскому величе ству, признание этой провинности, испрошение прощения с обе щанием загладить вину службою»:

Возьмем мы тебе город, который надобно, Без свинцу возьмем без пороху, Без твоего снаряду государева, Возьмем город грудью белою .

С особенной любовью останавливается петровская песня на военных подвигах царя. Много забот приложил Петр на устрой ство своей армии, и духовное родство ее с государем с большою силою сказалось в песнях, оплакивающих смерть императора .

«Молодой сержант плачет, как река льется», и взывает:

И ты встань пробудись, государь, Пробудись, батюшка православный царь!

Погляди ты на свое войско милое,

Что на милое и на храброе:

Без тебя мы осиротели, Осиротев, обессилели .

Повторяем, не светлым, не радостным ореолом окружено в сознании народном царствование Петра Великого, а строгим, се рьезным; как бы ни было, во всяком случае на личности могучего императора не лежит ни единого упрека. Здравый смысл народа заставил примириться с временным злом, и личные невзгоды умолкли перед внутренней правдой реформы. Этот смысл оправ дал Петра, но наряду с оправданием чувствуется и грустное со знание того, что великий преобразователь напрасно и неосто рожно создал себе из общества противника вместо того, чтобы идти с ним всегда рука об руку 7) .

ПРИМЕЧАНИЯ

1) к стр. 671

а) О лубочных картинках см.: Ровинский. Русские народные карти ны, IV, 158—159, 256—269, 321—322; V, 155—163; Стасов. Ре цензия на книгу Ровинского // Журнал Министерства народ ного просвещения. 1882. Октябрь. 321—345; Ровинский .

Подробный словарь русских гравированных портретов, III, 1738—1752 .

б) Ср.: Пыпин. Дела о песнях в XVIII веке // Известия Отдела рус ского языка и словесности. Т. V. Кн. 2. СПб., 1900. С. 579 и сл.; о песне, которую пел дьячок Т. Делифовский об имп. Екатери не I в 1752 году: «Зверочик, мой зверочик, полунощный мой зверо чик, повадился зверочик во садочик, к Катюше ходить» .

2) к стр. 674 а) «При вступлении Петра II надежды раскола на поддержку старо русского уклада оживились. В Поморье объявлен был по всем об щежитиям и скитам своего рода манифест о молении за него» * .

б) Пудрение волос, ношение косы и штиблет, заведенное в 1729 г. в русской артиллерии, в следующее царствование, Анны Иоанновны, упрочилось окончательно. «Волосы, напудренные, сбирались: на висках — в пукли, а назади — в длинную косу, почти до пояса, оп летенною черною кожею или лентою, завязанную, против кафтан ного воротника, в бант» ** .

* Доклад Е. В. Барсова (Чтения. 1896. IV, протоколы — с. 44) .

** Историческое описание одежды и вооружения российских войск .

СПб., 1842. Ч. II. С. 139, 134 .

в) В раскольничью контору за время ее существования (1725—1764), поступило 68 дел «о бородачах и раскольниках, взятых в неуказ ном платье» * .

г) Сенатские указы 19 февраля 1743 и 1 февраля 1744 гг. (Полное собрание законов. XI. № 8707; XII. № 9479). Ср. также указы 13 мая 1745 г. о запрещении раскольникам называться старовера ми и 2 декабря 1752 г., подтверждение указа 25 апреля 1722 г. о взимании с бородачей 50 рублей пени в год и ношении особой одеж ды с медными знаками (там же, XII, № 9155; XIII, № 10 053) .

д) С целью «обезоружить защитников бороды и рассеять сложивший ся насчет ее предрассудок», в «Исторических, генеалогических и географических Примечаниях к Ведомостям» за 1741 год (ч. 14, 15, 16, 17, 18) помещена была обширная статья «О бороде и воло сах». «Там приведены довольно подробные сведения, какие были добыты тогдашней наукой, о ношении бороды и волос у разных на родов древнего и нового мира; в заключение же высказано потреб ное для данной минуты мудрое поучение, что “бороду не за надле жащую к украшению человеческого тела, но весьма за излишнюю часть оного почитать надлежит”. Кроме того, в различных местах статьи к слову обронены довольно язвительные замечания против бороды в таком, например, смысле, что “безбородый де поп гораздо больше бородатых дураков разума имеет”, что, по слову авторитет ного мудреца Плутарха, “в большой бороде не всегда большой ум бывает” и т. п.» **. «Раскольщик» служил предметом осмеяния и в так называемых интерлюдиях ***. Отдал дань веку и Ломоносов «Гимном бороде» ****. Полемика, вызванная этой язвительной и местами довольно грубой сатирой на раскольников *****, лучше всего показывает, насколько жизнен был в ту пору этот вопрос. Как известно, злободневность свою борода потеряла только в наши дни:

еще в царствование Николая I ношение бороды было одним из при знаков политической неблагонадежности и могло служить мотивом лишения человека свободы 6* .

* Описание документов и бумаг Московского архива Ми нистерства юстиции. VII, 27, статья В. В. Нечаева .

** Михневич. История русской бороды (Исторические этюды. II .

90). Экземпляра «Исторических примечаний» за 1741 год не оказа лось ни в Императорской Академии наук, ни в Император ской Публичной библиотеке, что вынудило нас пользоваться статьею о бороде через вторые руки. Ср.: Неустроев. Историче ское розыскание. С. 37 .

*** Ср.: Русская интерлюдия в первой половине XVIII века (Летописи Тихонравова. II. С. 35—60) .

**** Сочинения, акад. изд., II, 137 .

***** См. там же, примеч., с. 158 и сл .

* Случаи с Ф. В. Чижовым и И. С. Аксаковым. Никитенко. Моя по весть о самом себе. 2 е изд. СПб., 1905. Т. I. С. 372, 391 .

е) О запрещении нюхать табак в церквах говорит Болтин в «Примеча ниях на историю Леклерка» (I, 509—510) .

ж) «В числе розыскных дел тайной канцелярии времен Елизаветы встречается немало возбужденных по поводу протеста против бри тья бороды и связанных с этим искажений древнего благочестия .

По доносу многие лица, преимущественно из старообрядцев, обли чались в «злодейственных непристойных рассуждениях и толкова ниях», в таком обыкновенно роде: «Ныне де в церкви несправедли вое учение. Нынешние де архиереи и попы и прочие люди имеют семь сатанинских грехов на себе: нюхают табак, бранятся матерно и, приходя в церковь, говорят о собаках. А люди де бреют бороды, и церковь де всем любодейцам и мерзостям и грехам земским мать .

И первый де император староверов мучил и которые де замуче ны — все святы, и бил Ладожское озеро кнутом, и сына своего за христианскую веру казнил. И при Елизавете Петровне народ в па губу идет от несодержания старой веры» * .

з) Тимирязев. Борода Тимофея Архипыча // Русский архив. 1874. I .

С. 612—620 .

и) Щепкин В. Н. Два лицевых сборника Исторического музея // Ар хеологические известия и заметки. 1897. № 4. С. 97—102. Ср.: Пы пин. Петр Великий в народном предании // Вестник Европы. 1897 .

Август. С. 640—644. — Г н Щепкин полагает, что рисунки Лицево го сборника возникли в одном из крайних раскольничьих толков, именно в секте бегунов (С. 98). Пыпин справедливо возражал на это, находя, что «представление о Петре, как об антихристе, было вообще до такой степени распространено в расколе, что приписать его преимущественно секте бегунов не оказывается возможным. И если это представление принадлежало и всяким другим толкам, то среди их возможно и составление и подходящих рисунков»

(С. 644). К этому можно еще добавить, что самая секта бегунов (странников) возникла не ранее восьмидесятых годов XVIII столе тия, между тем рисунки, как это доказывает г. Щепкин, были со ставлены еще до воцарения Екатерины II .

3) к стр. 675

а) Об Иване Павлове см.: Исторические бумаги К. И. Арсеньева // Сборник отделения русского языка и словесности Ака демии наук. IX. С. 114—132) .

б) Неосторожные, зачастую прямо кощунственные пародии Петра на обряды православной церкви достаточно известны, чтобы требо вать особых доказательств. Достаточно указать на шутовскую свадьбу князь папы Н. М. Зотова «или, как на то время называли его, Князь патриарха», которого венчал девяностолетний старец священник и которого «народ» приветствовал возгласами: «патри арх женился! Да здравствует патриарх с патриаршею!» *; или на * Михневич. Указ. соч. С. 107—108 .

** Голиков. 2 е изд. IV. С. 289—290 .

маскарад, где тот же князь папа, встречая своих гостей, благослов лял их у входа «по способу русского духовенства, давая таким об разом в одно и то же время и папское, и патриаршее свое благосло вение» *. В числе атрибутов всепьянейшего собора находились глиняные фляги с колокольчиками, изображавшие собою панагии, «а вместо Евангелия была сделана книга, в которой несколько стклянок с водкою… И во время дня Вербного Воскресения также процессия отправлялась после обеда на Потешном дворе. Оной пат риарх шутошной был возим на верблюде в саде набережной к погре бу фряжскому… и во всю зиму до масляницы продолжал славление по всем знатным дворам на Москве и в Слободе, и у знатных купцов с воспением обыкновенным церковным, в которых домах приуго тавливали столы полные с кушанием, и где прилучится обедали все, а в других ужиновали, а во оных токмо пивали. И продолжа лось каждой день до полуночи и разъезжались всегда веселы» ** .

При торжественном въезде царя в Москву, 21 декабря 1709 го да, в день празднования Полтавской победы, в числе встречавших государя у триумфальных ворот, «являлись в белых одеждах юно ши с венками на главах и вайями в руках, которые идя в сретение государю, пели приличные торжеству песни и полагали пред его величеством венки и ветви свои»; по окончании же речи митр .

Стефана Яворского, «несколько отроков, одетых в белое платье, в виде ангелов крылатых, воспели песнь духовную приличную тор жеству» ***. В этот день молодежь, толпами встречавшая царя на всех улицах и во всех переулках, бросала к его ногам ветки и вен ки» ****. На триумфальных воротах между многими аллегориями мифологического содержания изображена была «близ престола правды, вера христианская во образе девы с крестом Господ ним» ***** .

г) О «кораблях», т. е. санях, сделанных наподобие кораблей, неодно кратно говорят Голиков 6* и Берхгольц 7*, описывая гулянья и мас карады, устраиваемые царем в торжественных случаях .

д) В одной из рукописей XVIII столетия встречается уподобление Пет ра царю вавилонскому, ввергшему трех отроков в пещь огнен ную 8* .

е) Ср. выше примеч. 1, пункт г, о семидесяти новинах, искажающих, по мнению староверов, современную им русскую жизнь .

* Берхгольц. Дневник. Русск. перев. 2 е изд. Ч. I. С. 175 .

** Архив Куракина. I. С. 71—72 .

*** Голиков. 2 е изд. Т. XI. С. 364 .

**** Юль. Записки. С. 121 .

***** Соловьев. Т. XV. С. 356 .

* Деяния. 1 е изд. Т. VIII. С. 65—66 .

* Дневник. II. С. 66, 77 и др .

* Описание рукописей Соловецкого м ря, хранящихся в биб лиотеке Казанской Духовной академии. Казань, 1881 .

Ч. I. С. 198 .

4) к стр. 678

а) Ср.: «Обличение на книгу Димитрия Ростовского, в полной свободе разрешающего в христианстве чинить богопротивное и гнусное бра добритие», — сочинение поморца Тимофея Андреева, умершего в 1808 году, 63 лет *. Сочинение Стефана Яворского, «Знамения при шествия антихристова и кончины века», в последний раз было перепечатано в 1843 году ** — значит, в нем чувствовалась еще на добность!

б) О примирительном влиянии Екатерининского законодательства и о возникновении секты странников см.: Розов. Странники или бегу ны в русском расколе // Вестник Европы. 1872. Ноябрь. С. 279— 284. — Начатки примирительного течения, и притом в самом рас коле, хотя по совершенно иным мотивам, можно проследить еще до воцарения Екатерины II. Когда в 1738 году староверам, поселив шимся на р. Выге, угрожал разгром их общежитий и скитов за не желание молиться за государей и называть их благочестивыми и благоверными, то выговские старцы порешили императрицу Анну Иоанновну в тропарях, в кондаках и стихах поминать так, как где напечатано в книгах, тропарь «Спаси, Господи, люди твоя» напи сать по православному. Оппортунизм этот встретил сильную оппо зицию в раскольничьем мире, но не было недостатка и в защитни ках нового взгляда. Е. В. Барсов говорит, что среди сочинений этой категории особенно выдается «Книга о молении царей», составлен ная Даниилом Матвеевым: она «сильное влияние на умы расколь ников, на моральное отношение огромной массы русского народа к Высочайшей власти» *** .

в) Указ 8 февраля 1716 г. **** установлял двойной оклад с раскольни ков; что же до указа 2 марта 1718 года *****, то такового не нахо дится ни в Пол. Соб. законов, ни в «Указах г. и. Петра Великого, состоявшихся с 1714 по кончину е. и. в ва, генваря по 28 число 1725 году». Что, однако, он должен был существовать, косвенно подтверждает манифест 3 марта 1764 г., ссылаясь, по вопросу о двойном окладе, на ряд предшествовавших указов, между прочим, на указы «1716 года февраля 8 дня, 1718 года марта и октября 9» 6* .

* Раскольническая библиография Павла Любопытного // Библио графические записки. 1861. С. 435 .

** Пекарский. Наука и литература. II. С. 78 .

*** Барсов Е. Семен Денисов Вторушин, предводитель русского раско ла XVII века // Труды Киевской Духовной академии .

1866. Т. II. Июнь. С. 222—227. — Ср. другую статью Барсова: Петр Великий в его отношении к поморскому расколу (Русское обозре ние. 1894. Январь; Чтения. 1894. I. Протоколы. С. 90—99) .

**** Полное собрание законов. V. № 2991 .

***** Дата эта одинаково показана у Розова (с. 299) и Щапова (Земство и раскол // Время. 1862. Ноябрь. С. 260) .

* Полное собрание законов. XVI. № 12 067 .

г) Чтобы понять, почему в категорию указов 1731—1745 гг. Евфимий отнес и указ 1764 г .

, напомним, что Екатерина II в манифесте 3 марта 1764 года запрещала называть раскольниками только тех старообрядцев (а равно освобождать от двойного оклада), «кои пра вославной церкви не чуждаются и таинства церковные от православ ных священников приемлют, а только в застарелых и безрассудных некоторых по суеверию обычаях, не развращаюших ни Слова Бо жия, ниже догматов и правил церковных, то оные не токмо от вхо да церковного и от таинств ее святейшим синодом не отлучаются, но и за раскольников тем же синодом не признаваемы» * — очевид но, под это определение секта, образованная Евфимием, подойти не могла .

д) О Евфимии и его учении см.: Синицын. Две записки 1853 года (Сборник правительственных сведений о раскольниках, состав ленный Кельсиевым. Лондон, 1862. Вып. IV. С. 17, 112 сл.); Ща пов. Указ. соч.; Трефолев. Странники // Русский архив. 1866 .

С. 610—625; другая статья того же автора в «Трудах Ярославского губернского статистического комитета» (Ярославль, 1866. Вып. 1 .

С. 155—268; Аксаков. Краткая записка о странниках и бегунах // Русский архив. 1866. С. 627 сл.; Розов. Указ. соч.; Пятницкий .

Русский сектант в своей истории. Возникновение секты и первона чальная ее история по рукописи сектатора // Странник. 1884 .

№ 5—7; Вескинский. Странники или бегуны // Православное обозрение. 1864. Т. XVI. № 8; Ливанов. Раскольники и острожни ки. IV. С. 57—194 (компиляция, с обширными выдержками из сборника Кельсиева). — Сочинения Евфимия большею частию ос таются еще в рукописях; ни число, ни даже наименование их до сих пор не установлены **. Некоторые составлены в 1784 и 1787 гг .

Выдержки из главного труда, так называемого «Цветника», приводят (по разным спискам) Щапов (с. 259 сл.), Трефолев (с. 610 сл.; также и в «Трудах») и Розов (с. 295 сл.); печатные же выдерж ки из «Цветника», а также «Разглагольствия 1784 года» и «Посла ния к московским старцам 1787 года» приведены Кельсиевым (Вып. IV. С. 248—270). Новейшие работы о странниках принадле жат И. К. Пятницкому; см. ряд его статей в «Богословском вестни ке» за 1906 год: «Секта странников и ее значение в расколе» (№ 3— 4); «История секты странников» (№ 7—8); «Учение странни ков» (№ 9); «Смысл секты странников» (№ 12) .

е) В дополнение к сказанному в тексте приводим для большей полно ты воззрений Евфимия еще несколько положений из его «Цветни ка»: «От лета 7230, егда первым императором счинися опись народ ная, тогда он нача повсюду искати беглых, коего иску прежде не было, аще и мнози быша по пустыням скитающиеся отцы и близ неверных властей пребывающе, обаче акового злейшего их иску и гонения не бе; где же непрестанно содея враг всюду искати: онех * Там же .

** Ср. несогласные обозначения их у Трефолева (Русский архив, 621;

Труды, 179) и Розова (301) .

бегствующих мира кватати и связав в темницах заключати, донде же покори в область свою темную, ни старого бо и изможалого оста ви на воле своей спастися… сего ради и подвиг спасаемым оттоле претерпевый до конца спасется … И зде еще разумне вонмите вещь: егда бо оный император умысли еллинские и латинские и прочие языческие законы устаменяти, яко се: брады брити, платье немецкое носити, власы растити и плести косы, банты привязыва ти, петли на шеях имети, пукли связывати и лаверж салом намазы вати, и мукою главу припутривати, и табак носом пити и устами курити, и со псы из единых сосудов ясти, и всякую давленину и звероядину употребляти, и прочая тако поганская деяти, а древние останки благочестивых обычаев до конца истребити — исполнися реченное: и глад будет велик. Тогда убо прежде сего ону преиму щую надо всеми власть упраздни, сиречь патриарше лице остави, яко хотяще в намерениях онех языческих дел ему препятствовати, и состави синод, сиречь собрание к рассуждению совокупи: четы рех бо екзархов, поборников себе, в такое же присутствие тогда из бра, папежского отрода сущих обливанцев и табачников и усопод секателей: Стефана Рязанского, Митрея Ростовского, Федосея Новгородского и смоленского шляхтича *: сам же в них пятой седе, в лице оного патриарха рассуждати духовныя: и се являет сидение его в церкви жидовстей, жидовство бо не ино что сказуется, точию иде же истинного учения Христова не приемлют: тамо бо его распи нают. И тогда убо оная духовная власть ничто же нача без повеле ния его действовати, яко же и ныне видимо есть: вся бо воля отъяся от духовных гражданскою властию; не могут бо воспретити и отлу чити от своея церкви ядущих в посты и постные дни мясо и иму щих жен наложниц, или в операх творящих беснование на воскрес ные и господские праздники, всуе бо о постех и воздержании и целомудрии и прочем проповедают. А еже обновляет он жидовскую церковь, есть сице: понеже при одной патриаршей власти, яко же древне правовернии, от всякого неподобного удержавахуся отлуче нием и наказанием, запрещахубося и епитимиею обличахуся гре шащии и сие тяжко бремя отступником бе; он же абие пришед тако седе в церкви их и даде слабое и легкое им житие имети, еже вне оного наказания и запрещения им быти; эпитимство бо оно и отлу чение упраздни, и каждого, аще и зело тяжки грехи на исповеди сказующего, причащати своим агнцем повеле» ** .

* Память изменила Евфимию (если только мы имеем дело не с испор ченной редакцией текста): в составе новоучрежденного синода ар хиереев было только трое, «четвертого» же, Димитрия Ростовского, давно уже не было в живых; кроме того, смоленским шляхтичем, под которым Евфимий разумеет, очевидно, Феофана Прокоповича, был Феодосий Яновский, Прокопович же был сыном киевского купца (Чистович. Феофан Прокопович и его время. С. 1; Рункевич .

История Русской Церкви под управлением св. Синода. Т. I. С. 177) .

** Кельсиев. Вып. IV. С. 263, 265—266; ср.: Трефолев (Русский архив .

С. 619) .

5) к стр. 682 а) «Собрание от св. Писания о антихристе», по разным спискам, напе чатано в «Сборнике» Кельсиева (2 й вып. Лондон, 1861) и в «Чте ниях» (1863. Кн. I) — в последнем издании под заглавием: «Выпи сана история печатная о Петре Великом. Собрание от святого Писания о антихристе». Щапов, поместивший небольшие выдерж ки в «Русском расколе старообрядства» *, называет это сочинение «челобитною», а Розов **, занося в разряд произведений «странни ческой» литературы, именует «Сказанием об антихристе, еже есть Петр I». Некоторые выдержки из «Собрания», и притом в стихо творной форме, у И. Добротворского (Русский раскол в его отноше нии к церкви и правительству // Православное обозрение. 1862 .

Т. VII. С. 364—392). Сочинение Беляева «Кабинет Петра Великого»

первым изданием вышло в 1793 г. Здесь, при описании мундира, в котором Петр был в Полтавском бою, автор замечает: «Взирая на сие простое одеяние его величества, не знаю, как бы не ощутил до стодолжного к монарху сему благоговения и не сказал в сердце сво ем: Он бог, он бог твой был, Россия! Он члены взял в тебе плотские, сошед к тебе от горних мест! (Сочинения Михаила Ломонос ова. Ч. I. С. 26. Ода 4)» ***. Текст «Собрания о антихристе» вслед ствие массы повторений изложен крайне бессвязно и путанно; несо мненно, мы имеем дело с неумелою сшивкой нескольких редакций одного и того же сочинения. Вот почему упоминание в тексте 1819 года может служить указанием лишь на время окончательной редакции сочинения, не более. Последнее, впрочем, не дает еще права утверждать вслед за Кельсиевым ****, будто бы «Собрание о антихристе» есть произведение петровской эпохи или, как выража ется анонимный автор статьи «Состояние русского раскола при Петре I» *****: «Надобно думать, что сочинение… первоначально явилось в виде более кратком и явилось еще во времена Петра I» .

Автор статьи в «Христианском чтении» обращает внимание на вы ражения такого рода: «В силу указа вашего императора и его зако ноуложения и ревизии не пишемся»; «по закону вашему судите нас… отнесите ему от нас ответ или представите нас самих к нему на лицо: тогда мы пред ним отвещать не постыдимся» и проч., при чем в словах «ему», «к нему», «пред ним» видит указание на импе ратора Петра: «Конечно, — говорит он, — подобные обращения уместны только при жизни того, к кому они направлены». Сообра жения эти убедительными нам, однако, не кажутся. Живость речи в разбираемом сочинении произошла не от «современности» собы тий, а от душевного подъема сочинителя, от жизненности для него * С. 106—109, 468, 478, 482, 490 .

** Странники или бегуны в русском расколе // Вестник Европы. 1872 .

Декабрь. С. 539 .

*** Беляев. Изд. 1800 г. С. 35 .

**** Вып. II. Предисловие. С. XVII .

***** Христианское чтение. 1863. Октябрь. С. 219—220 .

самых явлений, — животрепещущий их характер и повлиял на слог, сбив повествовательную речь местами на монолог. Кроме того, в изложении чувствуется известная историческая перспектива, благодаря которой сочинитель охватывает в своем представлении все крупные факты петровского царствования, ненавистные раско лу, — сделать же это было не так то легко в 1721—1724 гг.; нако нец, «современность» выражений, оказывается, даже синтаксиче ски связана с явлениями, которые могли иметь место не ранее конца XVIII столетия: «Зрите, человецы, и вонмите и рассмотрите по свя тому Писанию, в коих летах жительствуем и кто ныне обладает вами; ибо дух Петров царствует во всех до скончания века, яко сви детельствует книжка “Кабинет Петра”; ибо дух государей россий ских есть дух Петра Великого и есть дух самого Бога» *. Далее чи таем: «И той лжехристос… прииде на престол всероссийский в 1721 году, принял на себя титлу патриаршескую, назвася отцом отечества и императорства августейшаго… и так нача паче меры возвышатися той лжепомазанник и восхити на ся не точию цар скую власть, но и святительскую, и Божию… нача гонити, и льсти ти, и искореняти остаток в России православныя веры и свои новые умыслы уставляя… состави многия регламенты… устави сенат и си нод, и сам бысть над ними главою и судиею главнейшим, и тако нача той глаголемый Бог паче меры возвышатися… учини народное описание». Тон и все построение этой длинной фразы, которую мы привели здесь со значительными сокращениями, думается, тоже сложились на почве ретроспективного обзора того, что отстоит уже на известном расстоянии, чем на почве непосредственного отраже ния вчерашнего дня. В дальнейших строках, непосредственно свя занных с только что приведенным местом, указание на народную перепись автор подкрепляет ссылкою на «Дополнение к Деяниям»

Голикова и также непосредственно вслед за этим говорит: «Тако вому лжехристу в послушество отдатися не хощем и в книги его законопреступные писатися с нечестивыми никогда не будем, да и хотящим спастися никому не советуем» **. Таким образом, место имение «мы» и постановка глагола в настоящем времени еще не есть признак петровской эпохи; что же до вышеуказанного отожде ствления слов «ему», «к нему» с личностью Петра, то и это не вер но: речь идет об антихристе и о тех, кто его воплощает в данную минуту, что станет ясно, если соответственную фразу читать в связи с предыдущими и последующими — достаточно, впрочем, указать на следующие строки: «По закону вашему (т. е. ныне действующе му, изданному по воле антихриста и слуг его) судите нас и творите, что хощете, а мы в силу указа вашего властодержца и его повеле ния (этим властодержцем мог быть одинаково свободно и Петр Ве ликий, и Александр I) не пишемся. Отнесите ему от нас ответ или представите нас самих к нему на лицо: тогда мы пред ним отвещать не постыдимся и правду глаголати не устрашимся; ибо российские * Чтения. С. 59 .

** Там же. С. 58—59 .

императоры от Петра и до скончания века, вси приемники пре стола его исполнители законов оного, разных его узаконений, жив образ его пишуще» *. Злободневность свою «Собрание от св. Писания о антихристе» не утеряло, можно сказать, и до наших дней. Конеч но, этим только надо объяснить появление в духовных журналах полемических статей, направленных против него. Ср.: Замечания на резкие отзывы раскольников о Петре Великом // Православ ный собеседник. 1868. Сент. С. 82—91. — Между прочим, воз ражая на упреки, будто Петр в императорском титуле скрыл бук вою «М» свое звериное число, анонимный автор указывает, что таким путем можно с одинаковым основанием утверждать, что и «Андрей Дионисьевич князь Мышьцки» ** скрыл за буквою Ц свое антихристово состояние (с. 88) .

б) О Москвине см.: Щапов. Земство и раскол // Время. 1862. Ноябрь .

С. 284—285, 289 и сл.; Розов. Странники или бегуны в русском рас коле // Вестник Европы. 1873. Январь. 278 и сл. «Апокалипсий»

известен нам в далеко не полной и не спокойной передаче — в до кладной записке Н. И. Надеждина, составленной, вероятно, в 1840 х годах (Раскольничий Апокалипсий // Чтения. 1872. Кн. III). Ср.:

Раскольничья сатира прошлого века // Летописи русской лите ратуры Тихонравова. Т. V. Отд. 3. С. 42—43 (упоминание об «Адской почте» заставляет относить это произведение ко второй половине XVIII ст.) .

в) «Книга о случаех последняго времени» входит в состав обширного рукописного «Раскольничьего сборника Императорской Пуб личной библиотеки» (F. I. № 453), представляющего собою гро мадное in folio в деревянном переплете, 418 листов александрийс кой бумаги, с многочисленными (до 120) рисунками в красках, живописными заставками и заглавными буквами. Описание сбор ника см. в отчете Императорской Публичной библиотеки за 1867 год (С. 138—143); по его определению, он написан полууста вом второй половины XIХ столетия. На первом, клеенчатом, листе штемпель бумаги: «Фабрики Костромской губернии кинешемского 2 й гильдии купца и почетного гражданина Ивана Степанова Коно валова. Четвертый сорт». На лл. 180 и 181 находятся раскрашен ные рисунки о Гоге и Магоге, где, между прочим, дано изображение гибнущих еретиков — последние одеты во фраки покроя 20—30 х годов XIX столетия, с широким воротником, металлическими пуго вицами; крахмальный воротник рубашки стоячий, большой и ост рый; на ногах полусапожки. — На лл. 230 об.—310 об. помещена «Книга о случаех последняго времени. Титин потрясет вельми, xзs [666]. Книга первая о соборнейших отступлениих и о частных неко их вин ради соборных оных разделениих. Сочинися ползы ради многих». Цель «Книги» разъяснена в «Предисловии к читателю»

(лл. 231—233): автор взялся за перо для того, чтобы дать верую * Чтения. С. 68. Ср.: Стих об антихристе // Летописи русской ли тературы Тихонравова. Т. III. Отд. 3. С. 15—16 .

** Сумма букв без «Ц» равна 666 .

щим людям точку опоры в борьбе с антихристом. «Но понеже се зело время по ослаблению народнаго наклонения поступает, и прав да законная в христианстве оскудевает, и в презорства все полага ется, от чего Боже пощади, да и нас новшества не объимет. Тем же во обегательство христианского спасения, а наипаче видения ради церковного разума святых, намерения восприях сочинити книжи цу сию и разделити ю на три части: в первой части о антихристе, во второй части о соборнейших отступлениях, в третьей части о сму щении и недоумении и разногласия правоверных простаго народа, от вин главных отмен. И такое основание о сих заложих, помощи прося от Господа поступаю в самыя намерения действа» (л. 233) .

Непосредственно вслед за этим, л. 233 об.: «Книга первая, часть а, о антихристе. В разном доказательстве священнаго Писания: сказа ние святаго Андрея, архиепископа Кесарии Каппадокийския от Апакалипсии святаго Иоанна Богослова». Несмотря, однако, на это заявление, в дальнейшем изложении деление на части не соблюде но, и вся «Книга», вплоть до конца (л. 310), состоя из довольно большого числа глав, не имеет ни второй, ни третьей части .

Время составления «Книги о случаех последняго времени» при дется отнести к последнему году царствования императрицы Ели заветы, если опираться на нижеследующие слова: «И зри убо: аще вериши учителем, то что сие антихрист оуже а западных церквах наста, якобы рещи, по се настоящее лето Христово аmkа [1761], прейде до нас более девяти сот лет, а чювственнаго прихода и о уби ения Илии и Еноха не слышится» (л. 260) .

Вся вторая половина «Книги» посвящена Петру Великому. В гла ве «О чудотворениях антихристовых» (л. 272 и сл.) между прочим читается: «Подобне и о прорицании Илии и Еноха, и о жене гони м[ой] от змия оного, та ж разумети, оба имут прорицати дней ас и k, оба имать бегати от лица змиева, таяжде асk дней, еже есть г лета и месяцей шесть. Обаче убиение онех пророк содеяся в последних сих временех зде, в великороссийском государствии, во время настатия перваго императора, народныя его описи, кои назнаменася после дний быти антихрист, по свидетельству святаго Кирила Иеруса лимского, ибо рече: во имя Симона Петра имать всести гордый князь мира сего антихрист, им же они пророцы Илия и Енох оубие нии быша, и труп их остави он не погребен лежати на стогнах града великого, иже нарицается духовне Содом и Египет, идеже и Гос подь наш распят бысть.

Но за многоглаголание (сбоку прибавлено:

«и величество того») о сем оумолчю, ибо аще кто хотяй сия взыска ти, всяко в книзе сей обрящете» (л. 279). Чтобы не было никаких сомнений, о ком именно идет речь, тут же (на л. 279) нарисован по ясной портрет Петра Великого, в красках, очень тонкой работы .

Царь изображен в латах (розовые, с желтыми краями), в ленте (си няя), в небольшом жабо (белое), поворот головы в три четверти;

изображение по типу напоминает портрет Петра 1717 г., работы Леруа (Le Roy). «Знамения» антихриста дают автору повод (все в той же главе о «чудотворениях») сказать: «Тако и зде, в Великорос сийском державствии, он последний антихрист мечтанием бесов ским предивительные чюдеса присно творити обыче, иже в комме диях и паратах и в прочих потешных строях бываемая, елико в чюдо и оудивление приводити прельщенные» (л. 280) .

Глава «О злополучении времен антихристовых», последняя из всех, на какие разбита «Книга о случаех» (л. 289 об.—310 об.), яв ляется своего рода оценкой того положения, какое создала государ ственная деятельность Петра Великого. В начале передается диалог между автором и его собеседником; речи последнего подведены под рубрику Вопрошая, Требуяй; речи первого отнесены к рубрике От вещавая, Извещаяй. Автор долго отнекивается от выполнения разъяснить вопрос об антихристе, но, наконец, сдается (л. 289 об.—

291) и переходит к толкованию пророчеств об антихристе (л. 291— 295 об.). Но это пока только предисловие; от рассуждений об анти христе вообще автор переходит к явлениям антихристов в русской жизни. Изложение на этот раз ведется уже в форме не диалога, а толкования пророчеств св. Ипполита: каждое пророчество, по это му толкованию, приурочивается к тому или иному распоряжению Петра Великого или вообще к явлениям, прямо или косвенно свя занным с именем царя (л. 295 об.—310 об.). Надо заметить, что из лагает свои мысли автор довольно туманно и следить за их развити ем не особенно легко .

г) Краткое описание сборника F. I. № 453 см.: Сахаров Н. Старорус ская партия и раскол при императоре Петре I // Странник. 1882 .

№ 3. Здесь между прочим читаем: «Замечательно, что автор, поль зуясь словом Ипполита об антихристе, старается и все приметы последнего приложить к личности Петра. Проследим некоторые любопытные его сближения: “Повелением бо его (сиречь, сатанин ским) вся земля и море послушают… и вси тесноты ради пищныя к нему приидут и поклонятся ему (сиречь диаволу) и даст им знаме ние на десней руке и на челе”. Под “теснотою пищною” раскольник разумеет не лишение телесной пищи, но пищи духовной — душев ный глад, и исполнение этого видит в царствовании Петра, именно:

в обложении раскольников двойным окладом. Запись в двойной ок лад он считает “поклонением лстецу и гонителю”, и записаться в него значит не более, как “вдаться в область оному лстецу и гоните лю тесноты ради пищныя”. Исполнение слов Ипполита, что анти христ даст верным “снеди малыя”, он видит в распоряжениях, ко торыми раскольникам запрещалось проповедовать свое учение .

Слово Ипполита, что антихрист будет разыскивать всех верных, убежавших в горы и вертепы, он прилагает к тем распоряжениям Петра, где он приказывает ловить всех раскольников, убегавших от записи в двойной оклад» (с. 370). Нет ли в этих толкованиях «Рас кольничьего сборника», особенно где речь о ловле, некоторого сход ства с данными, приведенными у г. Щепкина (примеч. 8, пункт и)?

Может быть, даже и «Лицевой сборник» есть одна из редакций или переделок настоящей рукописи?

д) В том же сборнике находятся еще две статьи, имеющие близкое от ношение к затронутому вопросу. «О ложном мудровании» (л. 390— 396 об.) направлено против своей же братии, инакомыслящей, на тех, кто пошел на компромисс и согласился признать законность существующих властей. «Понеже они, староверцы, егда при Петре Первом отступили и в двойной оклад вышли, и в раскольники сами себя записали и отступниками нарекли, и егда Неофит вопросил их о императоре и о прочих российских людех, как их разумеете, от ступникам ли причитаете или каковым любо еретикам равняете, и они на то ответ творили сице: ив пи. Мы его благочестия не испыту ем и не судим, но Господа Бога за него молим, за его вседержащия десницы Божия поставленному, и славою и честию венчанному. А что его ко отступником или еретиком причитати, не точию глаго лати, но и слышати не хощем и произносити таковых словес ужаса емся». Автор никоим образом не может примириться с таким взглядом: «И не мало его нечестия не обличали, а сами свою веру в поругание отдали и имя християнское с себя сняли, вместо того раскольниками записали и отступниками. Тако и до днесь пребы вают и секту на свою веру положили». Между тем, когда Григорий, ученик Василия Нового, находясь в дороге с жидом, похвалил иудейскую веру, то Бог тотчас же лишил его своей благодати; точно так же и ученик Паисия Великого, допустивший в разговоре с жидом возможность, что христианская вера не правая, лишился образа Божия и благодати св. крещения — «за едино слово реченое просто, а не запискою отвержение». В прологе за январь месяц рас сказывается де об одном монахе, что из уст его вылетела в виде го лубя благодать Божия единственно лишь за обещание отказаться от веры христианской. «Тако и зде ради отвержения веры християн ския и записания ради, сами ся в раскольники и отступники не дивно лишитися благодати Божия; понеже не мощно християнину и рабу Божию бысть егда антихристу в повиновение предается»

(л. 393 об.—394). — В том же духе и «Книга Иосифа Волокалам скаго о поклонении царю, или князю, или друг другу» (л. 395 об.— 399) .

6) к стр. 684

а) О картине см.: Розов. Указ. соч. (Вестник Европы. 1873. Январь .

277); предание в деревне Талицах и о Елизавете Петровне, как «не прямой царице» см.: Мельников. Исторические очерки попов щины. С. 75—77; «обновление» антихриста см.: Фармаковский. О противогосударственном элементе в расколе // Отечественные записки. 1866. № 24. С. 633) и Розов. С. 282—283; федосеевец Ер маков — см.: Сборник Кельсиева. Вып. I. С. 219—221; аналогич ные показания применительно к личности императора Николая Павловича — там же, вып. 4, с. 284 и сл., 337; Варенцов. Сборник русских духовных стихов. СПб., 1860. С. 176, 197 (Песня об Алли луевой жене и Песня морельщиков). В 1840 х годах среди федосеев цев сложилась такая легенда: «Петр Великий обещал дияволу на Сухаревой башне обрить бороды христианам, дабы исказить образ Божий; по сие время не впускают никого в комнату на той башне, в которой это обещание он принес, выпросив у диавола разныя на уки, и каждый государь, вступая на престол, печатает вновь своей печатью дверь этой горницы» * .

б) О сопелковцах см.: Розов (Вестник Европы. 1873. Январь. С. 288— 289); о Павле Любопытном см.: Сборник для истории старообрядче ства. Изд. Поповым. Т. II; Костомаров. История раскола у расколь ников // Вестник Европы. 1871. Апрель. С. 504; см.: Михневич .

С. 101, выбор пословиц о бороде, сделанный у Даля и из «Письмов ника» Курганова. О несогласиях в секте странников см.: Пятниц кий. Русский сектант в своей истории // Странник. 1884. № 7 .

С. 517 и сл .

7) к стр. 686

а) Сборник Кирши Данилова, изд. Императорской Публичной библиотеки. СПб., 1901. С. 123, 133; Песни, собранные Киреевс ким. Вып. 8 (М., 1870), весь выпуск, особенно с. 35, 284, 287, 261, 47, 60, 118, 220, 130, 17, 342—344; вып. 9 (М., 1872), приложение, с. III—XLI; Лавровский П. О Петровских песнях // Филологичес кие записки. 1872. Вып. I—III — по поводу предыдущего издания (с. 14—15), с вескими соображениями касательно невозможности все песни, вошедшие в сборник Киреевского, считать относящими ся к эпохе Петра I; Орлов А. Песня и повесть об Азове // Старина и новизна. СПб., 1905. Кн. 10. С. 274—282; Грот Я К. Петр Великий как просветитель России. СПб., 1872. С. 42—44; Пыпин А. Н. Петр Великий в народном предании // Вестник Европы. 1897. Август .

С. 672—690: статья, вошедшая в его же «Историю русской литера туры» (2 е изд. СПб., 1902. Т. III. Гл. VII); Стражев В. Петр Вели кий в народном предании // Этнографическое обозрение. 1902 .

№ 3. С. 94—121: о сказках, народных преданиях, песнях солдат ских и раскольничьих; Трофимов М. В. Петр Великий в русской поэзии. СПб., 1903; Садовников Д. Н. Сказки и предания Самарско го края. СПб., 1884. С. 371—377; Добровольский В. Н. Смоленский этнографический сборник. СПб., 1891. Ч. I. С. 380—402 (№ 23— 29); Симони П. К. Сказки о Петре Великом в записях 1745—1754 годов. СПб., 1903 (отт. из «Живой старины». 1903. Вып. I—II). Ле генда о Петре Великом (Голос. 1872. 21 июня. № 52: предание о том, как Петр, рассердясь на море, приказал высечь кнутом воду) .

б) Личность Петра ярче всего запечатлелась на севере России. — См.:

1) Петров К. Присловья в Олонецкой губернии // Олонецкие гу бернские ведомости. 1860. № 33. С. 130 (объяснение поговор ки «Вытегоры — воры, Петра I камзол украли»); 2) о том же, со ссылкою на вышеуказанную статью, говорят и «Народные присло вья о городах и племенах Олонецкого края» (Олонецкие гу бернские ведомости. 1895. № 88); 3) Трошков П. Пребывание Петра Великого в пределах Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости. 1895. № 100: царь велит казнить дерз * Титов. Дневные записи правительственного дозора о московских раскольниках // Чтения. 1886. I. С. 124 .

кого вытегорца, слушавшего чтение его указа стоя, в шапке и рука вицах; просьба отца о помиловании, предлагавшего груду золота величиною в рост виновного, отвергнута; на месте казни на эти деньги выстроена церковь. — Другое предание: о происхождении фамилии Обрядиных, за то что «обрядились», украв царский кам зол. С тех пор за вытегорцами кличка: «Вытегоры — воры»); 4) На родные рассказы о Петре Великом (числом пять) // Олонецкие губернские ведомости. 1872: а) № 8. 29 января. С. 89: О поезд ке Петра I в Соловки (сообщ. Е. Барсов, перепеч., с его комментари ем, в «Беседе» 1872. № V); б) № 36. 10 мая. С. 399: Встреча Петра I со шведами на Ладожском озере (сообщ. П. Минорский; перепеч., с комментарием Барсова, в «Беседе»); в) и г) № 37. 13 мая. С. 409:

Лысая голова (Лисья голова), порог на р. Свири (сообщ. Минор ский); Встреча Петра Великого с священником (сообщ. С. С л в);

д) № 73. 20 сентября. С. 842: Пребывание Петра I в Святозере (со общ. свящ. П. Ильинский); 5) Барсов Е. В. Петр Великий в народ ных преданиях Северного края // Беседа. 1872. Май. С. 295—312);

6) Он же. Петр Великий в сказках Северного края // Труды этно графического отделения общества естествознания, ан тропологии и этнографии. Кн. IV); 7) Петр I — святозерский кум // Олонецкие губернские ведомости. 1903. № 53; запи сано Е. В. Барсовым); 8) Царь Петр и хитрая жена, в сборнике Н. Е. Ончукова «Северные сказки» (Записки Императорского Русского географического общества по отделению этно графии. СПб., 1908. Т. XXXIII. С. 135. 9) Беломорские былины, за писанные А. Марковым. М., 1901. С. 59—63 и особенно 296—303:

«Семейная жизнь Петра I», большая песня в 316 стихах; 10) были на о девяти братьях разбойниках, записанная Е. В. Барсовым (Оло нецкие губернские ведомости. 1867. № 14; здесь же и дру гая былина о царевне Софье и кн. В. В. Голицине); 11) легенда о том, как Петр Великий хотел на коне перескочить через р. Неву [из «Олонецких губернских ведомостей»; перепечатка в «Но вом времени» (1903. 15 мая. № 9767) и в «С. Петербургских ве домостях. 1903. 20 мая. № 135]; 12) Майков В. Н. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб., 1874; 13) Он же. Осударева дорога в По венецком уезде Олонецкой губернии // Древняя и новая Россия .

1876. № 2; перепеч. в «Олонецком сборнике». Петрозаводск, 1886 .

Вып. 2. Отд. II. С. 25—34; 14) Он же. Петр на Олонце // Дело. 1883 .

№ 6—7; 15) Солнышкова А. Посещения Петром Великим Петров ских заводов и память о нем в народе // Олонецкие губерн ские ведомости. 1903. № 52; 16) сюда же можно отнести позд нейшую по времени (записано в 1893 году) «Песню об основании Петрозаводска»(Олонецкие губернские ведомости. 1902 .

№ 79); 17) А. Г в. Осударева дорога // Мирской вестник. 1879. Ап рель: остатки мостов, построенных, по велению государя через реч ки Машозерку и Мурому, местное население и до сих пор объясняет тем, что «осударь изготовил сваи под железную дорогу, да швед ему помешал, а то бы давно здесь железная дорога ходила» (с. 52);

18) С(енигов) И. Северное предание о царе Петре и о нравственном религиозном воспитании войска, славного победителя в Полтав ском бою непобедимых шведов. СПб., 1909 .

В этих северных сказках и былинах не без основания находят, что они, рисуя личность Петра в привлекательном свете, в общем носят отрывочный характер, не успев отлиться в законченные ху дожественные формы; что оне сохранили память о Петре, лишь как о человеке, но не создали типичного облика Петра как государя, не дали цельного и выпуклого образа, присущего народным героям * .

Действительно, даже там, где народная мысль, по видимому, с осо бенным вниманием останавливалась на Петре, она не сумела за печатлеть и осмыслить государственной его деятельности, ограни чившись одной только личной и семейною его жизнью. Такова вышеуказанная песня в 316 стихов из записей Маркова. В ней (по словам Всев. Миллера, написавшего предисловие к изданию Мар кова) «мы находим в своеобразной народной переработке биографи ческие данные: рождение Петра I, женитьбу его на Настасье — ко ролевичне (= Евдокии), рождение царевича Федора (= Алексея), столкновение отца с сыном, являющимся сторонником старой веры, смерть царевича, пострижение его матери в монастырь, заня тие Петра плотничеством, знакомство с Екатериной Алексеевной и вторичную женитьбу» (С. XIII). Таким образом, человек заслонил государя и, лично для Петра, нельзя сказать, чтобы в ущерб ему: в «Семейной жизни», на всем описании, лежит радостный, светлый отпечаток, и разве только в одном месте прозвучит некоторым дис сонансом осуждение (да и то скорее скрытое, чем явное) Петра за его отношения к церкви, что вполне понятно для песни, родившей ся на старообрядческом севере. Песня радуется рождению Петра; с дозволения отца он строит город «Питенбург», отец женит сына на шведской Настасье — королевичне; у них рождается сын — все эти факты рассказаны как явления положительные, хорошие.

Но вот «люди премудрые» предупреждают Петра, что сын учинит ему из мену:

Он ведь зделать то тебе, верно изменушку, Он изменушку тебе, да он твоей веры, Он ведь будет править верушку старинную, Он старинушку будет веру богомольнюю, Богомольню хранить верушку спасеную .

Коллизия возникает, действительно, на почве религиозной; сын говорит отцу:

Не держи ко ты, не варуй веры папиной, Ты не варуй ко ишй да веры дедовой;

Отврати ко ты ведь верушку к себе назад, Ты поверуй ко се в веру ту все в правдедка .

* Стражев. С. 100. — Ср. «видения» и «сны», связанные с именами Петра и воронежского святителя Митрофана: и тут чувство почте ния, но безотчетное, не оправданное сознанием. Поликарпов Н. Об отношениях святого Митрофана к царю Петру Великому // Воро нежская старина. Воронеж, 1904. Вып. 4. С. 49—50 .

Сыну отрубили голову; мольбы матери не помогли, ее самое зато чили в монастырь, а Петр, пять лет спустя нарядился плотником и взялся за топор. Плотникам готовила кушанье вдова Екатерина;

Петр зовет ее в жены; та предварительно спрашивает совета у плот ников. Во время венчания Петр сбрасывает с себя плотничий кос тюм, тогда все узнали, кто он такой, и пошел пир свадебный… И все это рассказано в радостном, веселом, торжественном тоне .

в) Довольно безразлично отнеслась народная песня и к пострижению первой жены Петра Великого; см. варианты песни об этом постри жении: Песни Киреевского. Вып. 8. С. 106 и сл.; Записки Акаде мии наук. Т. V. Кн. II. С. 203—207 (заметка Пекарского); Заря .

1870. Кн. 9. Прилож. С. 330 (заметка И. П. Шулгина, не вошедшая в отдельное издание приложений, в «Памятники новой Русской ис тории»). Песню о пострижении пел канонер Носов; «дело» о нем, производившееся в 1729 г., напечатано Пыпиным (Известия отде ления русского языка и словесности. СПб., 1900. Т. V .

Вып. II). Ср.: Перетц В. Н. Современная русская народная песня .

СПб., 1893. С. 11—17: «Самая песня создалась гораздо раньше» по стрижения царицы, а потому не может иметь к ней отношения .

Иное толкование у А. Лященка: «Никто не станет безусловно ут верждать, что песня эта должна быть непременно сочинена несчаст ной царицей. Быть может она только приурочена к имени царицы Евдокии; но приурочение это сделано так удачно, что в песне нет никакого противоречия действительно бывшему» *. Легенды, рису ющие разлад Петра с сыном, слагаются уже в 1705 году ** .

г) По поводу слов песни, приведенных у нас в тексте: «Ты зачем, госу дарь царь, черня т раззоряешь? Ты зачем больших господ сподоб ляешь?», Лавровский заметил: «В этом обращении, по нашему мнению, также должно видеть позднейшую вставку, как потому, что она не подтверждается ни одним из одиннадцати вариантов, так и потому, что последняя половина обращения — к большим господам — не применима к царю, уничтожившему, наоборот, вся кие сословные привилегии в царском сподоблении; притом такое обращение противоречит и общему представлению народом царя, выражаемому в песнях» (С. 17). Однако можно сильно сомневать ся, чтобы для народа был ясен уравнительный принцип, положен ный Петром в основу сословного деления русского общества, уже по одному тому, что на деле положение низших классов в его время было крайне тяжело и «раззорительно»; правительственные же ме роприятия преемников великого государя, с явной тенденцией к «сподоблению больших господ», тем более могли помешать пра вильному взгляду на дело. С другой стороны, даже и как поздней шая вставка, слова эти имеют свою историческую ценность: извест но, что чем ближе народному сердцу герой его песен, тем труднее ложатся на него темные тени, тем более симпатичным и задушев ным рисуется он воображению .

* Заметки по изучению современной народной песни. СПб., 1894 .

С. 5 .

** Пекарский. История Академии наук. 1. С. 357, примеч .

д) Всесторонний анализ народного песнотворчества, посвященного личности Петра Великого, пока еще впереди. Издатель «Петров ских песен» Безсонов находил, что народное сознание сумело воз выситься до уровня своего великого императора: если «почти на каждом шагу» песня упоминает о «грозной службе государевой», о «частых дальних походушках», о «бедных головушках солдат ских» и т. п., то тут проявилось одно личное, частное горе, безо всяких жалоб на самую службу, как на зло, обиду и неправду. «Го сударственные и народные интересы, высоко поднятые и постав ленные Петром Великим, отозвались сознательным высоким воз буждением в самих песнях его поры, побуждая народ при крупных образах творчества опускать из виду все личности, частности и мелочи, или же допускать их только в качестве частностей и мело чей» *. К этому взгляду, по видимому, примыкал и Пыпин **, на ходивший, что, «несмотря на всю великую тяжесть, какою отозва лась эпоха преобразований для народной массы, народная поэзия, насколько она до сих пор известна, почитает в Петре великого пра вославного царя» ***. Согласиться с таким мнением можно лишь с большой оговоркой. Сравнительная бедность содержания петровс ких песен не оспаривается, кажется, никем: «За исключением сол датских песен, представляющих во всяком случае свою особую об ласть, мы находим большую случайность и неполноту в составе исторических моментов, на которых останавливается песня. По внешнему объему собственно военные песни, с их специальным ин тересом, занимают почти две трети целого собрания; очень невели ко количество тех песен, предмет которых составляет именно лич ность самого Петра и его действия» ****; «вся внутренняя сторона деятельности Петра, превышавшая разумение народа: вся его обра зовательная реформа, все его широкие политические замыслы, са мый общй смысл сближения с Западом — все это, как непонятное и недоступное для народа, не вошло в песню» *****; не вошли туда и такие явления жизни, как «раскол старообрядства или резкое уст ранение земства из участия в общих делах… изменения в крестьян ских отношениях, потрясения в экономическом быте, наплыв ино странцев и тому подобные явления» 6*. Объяснить эту бедность более ускоренным темпом государственной жизни, тем, что «масса народа всегда консервативная, тяжелая и медленная в своем дви жении, совершающемся по общим законам органического разви тия, не только не могла следовать по новым и необычным путям, отстала, но даже и прежнее движение ее по старой дороге, без преж * Песни, собранные Киреевским. Вып. 8. С. XXV—XXVI .

** Петр Великий в народном предании // Вестник Европы. 1897. Ав густ. С. 675—676 (История русской литературы. III .

С. 329—220) .

*** Там же. С. 690 (История русской литературы. С. 341) .

**** Там же. С. 682 (История русской литературы. С. 333) .

***** Лавровский. С. 29 .

* Безсонов. С. XI .

него руководства и направления, замедлилось»; что «впечатления слабели и исчезали быстро, сменяясь новыми и глубокими, и на род, при всей своей устойчивости, не имел времени на них остано виться и обработать их в песню» * — было бы если и не ошибочно, то все же недостаточно. В указанном процессе едва ли не большую роль следовало бы отвести несочувствию к самой личности Петра .

Монархический принцип мог не сознаваться как таковой, но в душе народной он внедрился прочно и глубоко. С именем государя нераз рывно связывалось представление о нем как о выразителе общест венного блага, хранителе национальной святыни, и вот почему для тех, кто бесповоротно не разорвал с этой идеей (признавши Петра антихристом), оставалось одно: закрыть глаза на совершавшееся «зло», молчаливо глушить назойливые, щемящие вопросы. Вот где, думается, следует преимущественно искать объяснений той двой ственности, неопределенности петровской песни, какая бросается в глаза позднейшему наблюдателю. В большей части этих песен, как справедливо указывал еще Лавровский, «невольно замечается не котороя бледность красок, слабость очертаний, какая то непроч ность, шаткость мысли, какая то принужденность, недостаток сво боды в поэтическом изображении, незаконченность, недостаток выработки в самой форме и выражении» **. Да, русский народ про стил Петру, сумел признать, что в основе его деяний должна была лежать внутренняя правда, так как ничего дурного не может исхо дить от лица государева; ну в чем собственно заключалась это самая правда — это едва ли он себе уяснил. Отсюда то вся это растерян ность, «бледность красок», серьезно печальная нота и грусть боль ного, неудовлетворенного сердца .

е) Народная песня то с эпическим спокойствием расскажет, как каза ки плывут из Волги реки по Камышинке, поют песни и Они хвалят, величают православнова царя, Православнова царя, императора Петра ***, то прольется жалобой на тяжелую службу, на дальние походы, — жалобой, в которой, «нельзя, конечно, не видеть скрытого и робко го упрека по адресу Петра» ****; и если голос народный, как мы сейчас видели выше, обвинит царя в «раззореньи» «чернят», в «сподобленьи больших господ», то он же, устами вора Бармы, обри сует Петра как противника этих «господ», как защитника интере сов государственных, в противовес интересам классовым ***** .

Нельзя не отметить и того, что тот самый Андрей Денисов, что по лемизировал с Стефаном Яворским по вопросу о пришествии анти * Лавровский. С. 31—32 .

** Лавровский. С. 30 .

*** Исторические песни, касающиеся событий Новгородского края // Записки Одесского общества исторических древнос тей. Одесса, 1875. Т. IX. С. 453 .

**** Стражев. С. 107 .

***** Симони С. Сказки .

христа, пишет этому «антихристу» Петру «Панегирик», в котором прославляет «особенное его покровительство староверческих цер квей и всех старообрядцев» * .

ж) Народная песня петровского цикла (по крайней мере насколько можно судить о ней по наличности собранного материала) посвяще на преимущественно военной деятельности царя — походам его под Азов, борьбе с Карлом XII: на этой почве народной массе легче было подметить и признать положительную сторону царствования Пет ра. Но как далеко восходит по времени это признание? Можно ли искать его уже среди современников, невольных участников того движения, в какое привела страну непреклонная воля русского им ператора? В. В. Стасов отвечал на это утвердительно, находя, что кроме протеста и сатиры, «было у русского народа того времени еще и другое отношение: отношение одобрения, симпатии, похвалы и наивысшего удивления». Так думает он, основываясь на двух лу бочных картинках: «Бой Ильи Муромца с Соловьем Разбойником»

и «Побоище царя Александра Македонского с царем Пором индий ским». В первой картинке личность Ильи Муромца схожа с тем портретом Петра, что находится в известной гравюре **, изобра жающей Полтавскую баталию. «Поворот тела и движение коня, по ворот тела и головы самого Петра, форма его шляпы, кафтана, бот форт, пистолетов у седла, форма чепрака с закругленными углами, движение правой руки, держащей шпагу, длинные волосы, подо бранные наподобие парика, — все это совершенно тожественно в гравюре Шхонебека *** и в нашей лубочной картинке… Текст, над писанный в настоящей картинке над двумя богатырями, имеет все признаки шрифта петровского времени, как мы встречаем его на других лубочных картинках этого времени». Все это дает Стасову основание, не колеблясь, относить «Бой Ильи Муромца» к 1709 году: позже новые великие деяния Петра заслонили прежние и было бы не до того; а после смерти государя он «наверное был бы представлен не в столь строго историческом и верном костюме» .

«Итак, вот каков был иногда в представлении у нашего народа еще даже в первой четверти XVIII века Петр I: он казался ему Ильею Муромцем, то есть воплощением и повторением самого высокого, самого знаменитого, самого общераспространенного, самого силь ного и самого великодушного национального богатыря». Во второй * Любопытный П. Каталог // Библиографические записки. 1861 .

№ 9. Стлб. 270—271; см. тут же и подробный титул этого «Панеги рика» .

** Она вышла в свет вскоре после Полтавского сражения, в 1709 или в 1710 г .

*** Стасов писал в то время, когда в специальной литературе держа лось мнение, будто гравюра эта резана Шхонебеком; сравнительно только недавно на эту ошибку указал Ровинский, и сам раньше державшийся ее: оказывается, картину гравировал Пикар; Шхоне бек же даже и не мог резать ее, так как умер за несколько лет до Полтавского боя (Ровинский. Подробный словарь русских граверов XVI—XIX вв. СПб., 1895. С. 518, 524, 794) .

картинке «конная фигура Александра Македонского оказывается опять таки несомненным повторением конной фигуры Петра I» в той же гравюре Полтавского боя: «У Александра Македонского надеты тот самый белый галстух и манжеты, которые надеты у Петра I на его портретах XVIII века». Стасов предвидел возраже ние: «Настоящую картину нельзя считать выражением народной мысли, фантазии и чувства, так как фигура Петра I скопирована с гравюры Адриана Шхонебека, художника родом иностранца, а по положению при Петре — придворного, и значит, не народного». Он дает на это такой ответ: «какого бы происхождения ни был Шхоне бек, но в России он был не что иное, как гравер лубочный и народ ный, и все его плохие картинки назначены были вовсе не для одного высшего класса, а для всего народа; во вторых же, в рассматривае мой мною здесь лубочной картинке (“Бой И. Муромца”) у нас перед глазами не само произведение Шхонебека, а переделка; фигура, на рисованная иностранцем, применена, прилажена для сцены, выду манной самим народом. Склад надписи, шрифт — ничего не имеют общего с теми картинками в европейских формах, какие иногда за казывал и выпускал в народе Петр I; притом Петр был слишком озабочен своим “гражданским шрифтом” и, конечно, ни за что не стал бы употреблять ненавистный ему почерк букв, существовав ший в лубочных картинках и гравюрах XVII века и повторенный здесь» *. Мнение Стасова по существу, конечно, не меняется, даже и при замене Шхонебека Пикаром; но все высказанное им достаточ но ли убедительно, чтобы признать в вышепоименованных двух лу бочных картинках «одобрение, симпатию, похвалу» и в особенности «наивысшее удивление»? Если даже и допустить, что все, сказан ное про Шхонебека, приложимо и к Пикару, то разве не мог тот же Пикар в собственных интересах (сам лично или при посредстве сво их русских учеников) напечатать названные картинки, пользуясь бывшим у него под рукой материалом (гравюра Полтавского боя) и применяясь к вкусам народным (шрифт не «гражданский»)? Или отчего не допустить, что народный гравер, составляя своего «Илью Муромца» и «Александра Македонского», воспользовался, как ма териалом, гравюрой Пикара? Конечно, последнего не сделал бы тот, кто считал Петра за антихриста; но воспользоваться готовым орудием на почве, несомненно, сильного впечатления, вызванного торжеством над шведами, можно было и без «похвалы и наивысшего удивления» перед всей совокупностью деятельности Петра Велико го — мы намеренно подчеркиваем выражение: «перед всей совокуп ностью», потому что чувство радости Полтавская победа вызвать могла и в противниках Петра, как первый луч надежды на облегче ние хотя бы только материального гнета .

* Рецензия на книгу Ровинского: «Русские народные картинки» // Журнал Министерства народного просвещения. 1882 .

Октябрь. С. 337—340 .






Похожие работы:

«"Студенты и молодые учёные Белорусского государственного медицинского университета – медицинской науке и здравоохранению Республики Беларусь" Сборник научных трудов студентов и молодых учёных 2 "Студенты и молодые учёные Белорусского государственного медицинского университета –...»

«АЙБАСОВА ЖУЛДЫЗ АБДРАШИТОВНА Гигиеническая оценка и прогнозирование санитарно-демографических процессов в регионе хромовой биогеохимической провинции 14.00.07 – гигиена Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Республика Казахстан Алматы, 2006 Работа выполнена в З...»

«Stomatology: reset Фазы заживления лунки после удаления зуба Авторы: Р.М. Бениашвили, А.А. Кулаков, А.Н. Гурин, Л.А. Григорьянц, В.С. Комлев, В.А. Семкин С развитием возможностей и расширением показаний имплантологического лечения операция у...»

«Бюллетень медицинских Интернет-конференций (ISSN 2224-6150) 2015. Том 5. № 11 ID: 2015-11-6-A-5519 Краткое сообщение Сусликов А.А., Суздальцев С.Е., Полиенко А.В. Компьютерное моделирование большой берцово...»

«ПУЗИКОВА АЛЛА ВЛАДИМИРОВНА ПУТИ УЛУЧШЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ С ПЕРФОРАТИВНЫМ ХОЛЕЦИСТИТОМ 14.01.17 хирургия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Волгоград –2018 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учрежден...»

«Ізденістер, нтижелер – Исследования, результаты. № 3 (75) 2017 ISSN 2304-334-02   жиырылуыны сиреуіне байланысты жрек амплитудасын 10-30%-а дейін азайтты. ОЦС 1:2000; 1:5000 жне 1:10000 концентрацияларында жрек ритміне айтарлытай сер етпейді, ал 1:500; 1:200 араатынасында ан тамырларын тарылтты. Сонымен, тжірибе жргізу барысынд...»

«Ныссдят по вторникам, четвергам и субботамотдельным прило жением в газете „Знамя Револоции для городских подиисчиков № 58 Четверо, 22 сентября 1921 г. Jft 58. — Губвом довалят ла сведепяя П...»

«Гений Ортопедии Том 24, № 1, 2018 г. © Группа авторов, 2018 УДК 616.728.2-089.28-77-085.2/.3 DOI 10.18019/1028-4427-2018-24-1-44-49 Медикаментозное ведение пациентов после тотального эндопротезирован...»

«ГЕРОНТОЛОГИЯ научно-практический журнал, 2017, Т. 5, № 2 GERONTOLOGY Scientific Journal, 2017, Vol. 5, № 1ISSN 2307-4248 УДК: 612.67:615.825: 61:575 ПРЕВЕНТИВНАЯ МЕДИЦИНА, ОСНОВАННАЯ НА ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ, КАК ОСНОВА БЕЗОПАСНОСТИ В КОСМЕТОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ Резник А.В. Шарова А.А. 1,3 Прощаев К.И. 1,3 Ильницкий А.Н. 1,3 Корш...»

«ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им.М.ГЕРАЦИ АЙК ГАМЛЕТОВИЧ АГАМАЛЯН ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ И ПРОФИЛАКТИКЕ ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОГО ГОНАРТРОЗА ПОСЛЕ АРТРОСКОПИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ НА МЕДИАЛЬНОМ МЕНИСКЕ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских...»

«Экспериментальные исследования УДК 372.8:796–355.233.22–796.8.612 А.Э. Болотин, Д.А. Солнцев, Р.М. Кадыров, С.М. Сильчук, А.М. Сильчук, Ю.И . Медведев, И.И. Стороженко, Д.Е. Иващенко, Д.П. Отев Нагрузочная проба для оценки анаэробной выносливости военнослужащих Военно-медицинская академия им...»

«Москва, 2009 Описание изданий: Doctor Travel • Тематика: Путешествия, красота и здоровье • ИД: ООО Доктор Тревел • Тираж: 120 000 экземпляров • Формат издания: А 4 (210х280 мм) • Объем: от 128 полос, глянцевая обложка • Периодично...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Медицинский институт Петрозаводского государственного университета Кафедра факультетской терапии, фтизиат...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.