WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 


«Вып. 9 Р. Д Г ОЛ Д И Н А М О ГИ Л ЬН И К И V II—IX вв. НА ВЕРХНЕЙ КАМЕ Археологический материал верхнекамских памятников V II— IX вв. стал накапливаться еще в прошлом веке в известном собрании ...»

ВОПРОСЫ АРХЕОЛОГИИ УРАЛА

Вып. 9

Р. Д Г ОЛ Д И Н А

М О ГИ Л ЬН И К И V II—IX вв. НА ВЕРХНЕЙ КАМЕ

Археологический материал верхнекамских памятников V II— IX вв. .

стал накапливаться еще в прошлом веке в известном собрании прикамских древностей — коллекции Теплоуховых. Основной источник попол­

нения коллекции — случайные сборы. К началу XX в. в собрании Те­

плоуховых насчитывалось около 250 вещей IV— IX вв. из 40 населенных пунктов (табл. 32). В их число входили украшения, оружие, предметы быта, культовые вещи .

Эта группа вещей и получила самостоятельное положение и н а зв а ­ н и е — ломоватовская — при обработке коллекции А. А. Спицыным, ко­ торый датировал ее V III— IX вв. (Спицын, 1902, стр. 23). При современ­ ном состоянии археологических знаний хронологические рамки бытова­ ния этих предметов могут быть расширены до IV— IX вв., однако боль­ шая часть вещей датируется V II—IX вв .

В двадцатых годах нашего столетия материалы IV—V вв. были выделены А. В. Шмидтом в особый «период культуры пермского сред­ него железного периода» (Schmidt, 1927, стр. 19—21), а памятники V II— V III вв. входили в ломоватовскую культуру (Шмидт, 1925а, 1929а, стр. 25—26). Исследованиями А. П. Смирнова памятники III—V вв .

относятся к третьему периоду пьяноборской культуры (Смирнов, 1952, стр. 80—82), которая сменилась на Верхней Каме ломоватовской дати­ рующейся, по мнению исследователя, VI— IX вв. (Смирнов, 1952, стр. 82, 174— 189) .

В пятидесятых-шестидесятых годах в работах В. Ф. Генинга (1955, стр. 118— 123; 1959, стр. 184), О. Н. Бадера (1953, стр. 71) и В. А. О бо­ рина (1958, стр. 147, 156) ломоватовская культура датировалась I II — V III вв. и делилась на два этапа: ранний — III — середина VI вв. и по­ здний — V I—V III вв. В одной из последних работ В. Ф. Генинг выде­ ляет третий период в развитии культуры, который относит ко второй половине V III — первой половине IX вв. (1964, стр. 123— 125) .

Таким образом, памятники V II— IX вв. представляют один из этапов в развитии ломоватовской культуры. Поскольку из поселений этого вре­ мени раскапывалось лишь одно — Зародятское селище, то основной м а­ териал для характеристики данного этапа дают могильники, на десяти л з которых проводились раскопки, и случайные находки из коллекции Теплоуховых, такж е происходящие в большинстве из разрушенных мо­ гильников (приложение I) .

Систематические исследования могильников начались в пятидесятых годах двадцатого столетия усилиями Камской археологической экспе­ диции (руководитель — О. Н. Бадер) и экспедиций Пермского, Чердын­ ского, Коми-Пермяцкого музеев, а такж е Пермского государственного университета (табл. А ) .

В 1953 г. самые большие по объему работы были проведены на Деменковском могильнике (Генинг, 1953а)), где было вскрыто 153 погре­ бения. Результаты исследований опубликованы в специальной статье (Генинг, 1964) .

–  –  –

Деменковский Спицын А. А

Генинг В. Ф

— Редикарский 2 Лунегов Н. А

Баяновский Оборин В. А

Урьинский Генинг В. Ф

Каневский Генинг В. Ф

Важгортский Генинг В. Ф

Больше-Висимский 2 Денисов В. П

Плесинскнй 8 Оборин В. А

Оборин В. А

9 Агафоновскнй 5 * Голдина Р. Д

10 Телячий брод Оборин В. А

В 1950 г. исследования рекогносцировочного характера были проведены на Редикарском могильнике, что получило отражение в научной лите­ ратуре (Лунегов, 1955) .





В 1951, 1953 гг. под руководством В. А. Оборина были раскопаны 17 погребений Баяновского могильника. М атериалы раскопок весьма кратко освещены в двух статьях (Оборин, 1953, 1956) .

В 1952— 1953 гг. крупные работы были организованы на Урьинском, Каневском и Важгортском могильниках (Генинг, 1952, 1953). Значи­ тельные исследования были проведены в 1958— 1959 гг. на БольшеВисимском могильнике (Денисов, 1959) и в 1960— 1961 гг.— Плесинском могильнике (Оборин, 1960, 1961). Результаты первого года раско­ пок последнего могильника были доложены автором исследований на II Уральском археологическом совещании (Оборин, 19626). В 1964 г .

небольшие раскопки были осуществлены на могильнике Телячий Брод (Оборин, 1964), и в 1962 г.— на Агафоновском (Оборин, 1962) .

Широкие исследования могильников V II— IX вв. на Верхней Каме дали большой археологический материал (около 350 могильных ком­ плексов), создающий прочную источниковедческую базу для изучения истории верхнекамских племен I тысячелетия н. э. Главным условием для привлечения материалов могильников в качестве источников яв­ ляется сбор всех имеющихся данных из раскопанных могильников V II— IX вв. и случайных находок и систематизация этого материала .

Решению этой задачи и посвящена данная статья .

Поскольку одной из основных, до сих пор нерешенных проблем ло­ моватовской культуры является ее хронология и периодизация, то на основе полученного материала в статье делается попытка решить эту проблему для V II— IX вв .

Работа по сбору материала была в значительной мере осложнена недостаточной его публикацией. Результаты раскопок Урьинского, К а­ невского, Важгортского могильников освещены в настоящем сборнике .

М атериалы Плеснинского, Б. Висимского, Агафоновского, у Телячьего Брода могильников не опубликованы. Пользуясь случаем, хочу вы ра­ зить глубокую признательность и благодарность В. Ф. Генингу, В. А. Оборину и В. П. Денисову за предоставленную мне неограничен­ ную возможность работать с материалами из их раскопок, а такж е за совет, помощь и консультацию .

Погребальный обряд

На десяти исследованных верхнекамских могильниках V II—IX вв .

раскопана площадь около 3500 кв. м и обнаружено 336 погребений (табл. А ). Н а основе этого материала возможно восстановление как от­ дельных деталей, так и общей картины обряда погребения населения Верхокамья изучаемого времени .

Могильники располагаются на высоких береговых террасах, с кото­ рых хорошо просматриваются близлежащ ие окрестности. Иногда пло­ щ адка могильника находится на высоком мысу, образованном -либо двумя сливающимися реками (Висимский), либо рекой и оврагом (Деменковский) .

Заполнение площадки могилами начиналось обычно от края терра­ сы и шло вглубь ее (Плесинский, Деменковский). Могильники исполь­ зовались населением довольно длительное время: от двух (Урьинский, Каневский, Важгортский, Редикарский, Агафоновский) до трех (Б аяновский) или четырех (Деменковский, Плесинский) столетий. Поэтому памятники этого типа занимают, как. правило, довольно обширную пло­ щ адь и содержат большое количество погребений. На наиболее полно исследованном Деменковском могильнике раскопано в общей сл ож ­ ности 203 погребения .

Захоронения грунтовые, без каких-ло явных следов на современ­ ной поверхности. Возможно, в древности место погребения отмечалось каким-то образом, либо столбиком, либо небольшим холмиком и по­ тому нарушения могильных ям редки .

На могильниках, где раскопана значительная площадь, удается про­ следить довольно стройные ряды погребений, вытянутые в направлении 3 — В в наиболее ранних частях памятников и С З—ЮВ на тех площ а­ дях, которые заполнялись в более поздние времена (Канево, Урья, В аж горт, Деменки). На Плесинском могильнике рядами, вытянутыми в ме­ ридиональном направлении, располагаются лишь погребения IX— X b q., а захоронения V III— IX вв. размещены беспорядочно. Подобная карти­ на наблю дается и на Баяновском могильнике. Говорить о точном коли­ честве рядов на всех могильниках не приходится, поскольку не все они исчерпаны раскопками. На Деменковском могильнике обнаружено 15 рядов захоронений, на Каневском и Урьинском — 8—9, на Б аянов­ ском — 4, на Редикарском — 2 .

Захоронения, как правило, одиночные. Расстояние между ними в максимуме достигает двух метров. В некоторых случаях наблюдаются погребения с двумя (Деменки, погр. 57, 118, 124; Урья, погр. I и Іа, 12 и 12а, 25 и 26, 29 и 30; Баяново, погр. 13 и 14, 15 и 16), тремя (Деменки, погр. 46—48, 64—66; Урья, погр. 19—21, Важгорт, погр. 4—6), или че­ тырьмя костяками (Канево погр. 20—23). Из девяти известных парных захоронений пять принадлежат женщинам и детям (Деменки, погр. 57, 118; Урья, погр. 1 и 1а, 12 и 12а, 29 и 30), а четыре — взрослым, чаще всего мужчинам и женщинам (Деменки, погр. 124, Урья, погр. 25, 26;

Баяново, погр. 13 и 14, 15 и 16). Интересно, что в одном парном захо­ ронении Урьинского могильника (погр. 25 и 26) костяк мужчинц соТаблица Б Ориентировка костяков в могильниках V II—IX вв .

–  –  –

В погребении 11 Урьинского могильника обнаружен необычный для Верхокамья V II—IX вв. обряд — трупосожжение .

В нескольких случаях лица погребенных были покрьіты серебряны­ ми масками (Баяново, погр. 14,15; Плес, погр. 43, 45; Деменки, погр. 26, 48а, 141). В основном, это захоронения мужчин, лишь костяк из погре­ бения 15 Плесинского могильника принадлежит женщине. Лицо одногопокойного (Деменки, погр. 141) предварительно было обернуто шелко­ вой китайской тканью (Генинг, 1964, стр. 145) .

Таблица Г Положение рук захороненных в могильниках VII—IX вв .

–  –  –

* Цифра означает номер погребения, буква — название могильника по его начальной букве, например 23К — погребение 23 Каневского могильника .

При погребении умерших одевали в лучшую одежду со множеством украшений в том порядке, в каком они носились при жизни. Лишь в погребении 10 Урьинского могильника браслет найден в засыпке мо­ гильной ямы. Украшения встречаются и в мужских и в женских захо­ ронениях, но в женских они богаче и разнообразнее, чем в мужских .

В представлении людей того времени человек и после смерти продол­ ж ал свою жизнедеятельность и его следовало снабдить всеми необходи­ мыми предметами. Поэтому в погребениях часто встречаются предметы быта. Д ля женских захоронений характерны одни вещи, для мужских — другие. В могилах женщин найдены кинжалы, пряслица, сосуды. В м уж ­ ских погребениях встречаются ножи, наконечники стрел и копий, а та к ­ же удила, стремена, пряжки от удил, точила, кресала, кремни, кочедыки для плетения лаптей и другие вещи .

Кинжалы-ножи в нарядных ф утлярах обнаружены з 13 захороне­ ниях женщин и девочек-подростков, где они располагались преимущест­ венно слева у бедер, подвешиваясь на ремешке к поясу (Канево, погр. 6, 10, 20; Урья, погр. 10, 19, 32; Важгорт, погр. 2, 6; Деменки, погр. 11, 37, 63,81, 118) .

Ножи найдены в двадцати девяти мужских и женских погребениях .

Они располагались подобно кинжалам (Плес, погр. 39, 42; Урья, погр. 26; Канево, погр. 1, 5, 7, 13, 23, 26, 27; Редикар, погр. 1, 2; Баяново, погр. I, Деменки, погр. 15, 19, 39, 54, 57, 124, 139, 141). Лишь в не­ которых случаях ножи подвешивались к поясу с правой стороны (ГТлес, погр. 38, 45, 47, 59; Канево, погр. 8; Баяново, погр. 3; Деменки, погр. 16) .

В погребении 26 деменковского могильника нож обнаружен справа воз­ ле плеча .

Наконечники стрел встречаются только в мужских захоронениях .

Число их колеблется от одного до семи. Обычно они располагаются все вместе, лишь в двух погребениях Плесинского могильника (погр. 40, 47) наконечники найдены в разных местах могильной ямы. Эти предметы в большинстве случаев обнаружены справа или слева у бедренных костей (Урья, погр. 35; Канево, погр. 1, 8, 28; Деменки, погр. 124, 141). В ряде погребений они найдены у груди захороненного (Плес, погр. 43), и лишь в одном погребении Каневского могильника (погр. 7) наконечники стрел леж али возле ступней ног остриями в сторону последних. Инте­ ресно, что ни в одном из семнадцати погребений Баяновского могиль­ ника не обнаружены наконечники стрел, но довольно часто встречались наконечники копий и топоры .

Наконечники копий располагаются обычно возле головы (Урья, погр. 36; Баяново, погр. 1, И, 15; Деменки, погр. 139), на уровне груди (Баяново, погр. 14) или у ног погребенных (Деменки, погр. 54) .

Положение топоров весьма разнообразно. В нескольких случаях они найдены слева или справа у бедер (Канево, погр. 1, 7, 8, 23, 27; Б аяно­ во, погр. 9, 12, 14, 15), иногда на уровне груди (Баяново, погр. 8; Д е ­ менки, погр. 26; Урья, погр. 35) или у ступней ног (Деменки, погр. 141;

Урья погр. 4) .

В двух погребениях Баяновского (погр. 9, 11) и в одном — Д емен­ ковского (погр. 124) могильников обнаружены мечи. Они клались возле захороненного с левой, либо с правой стороны .

Остатки конской сбруи представлены удилами, стременами и пряж ­ ками от уздечек, которые найдены в 22 случаях. Обычно они встречают­ ся в мужских погребениях, и изредка — в женских (Деменки, погр. 19, 64; Плес, погр. 29). Ч ащ е всего удила и стремена находятся у ног захо­ роненных (Урья, погр. 4; Плес, погр. 29, 40; Баяново, погр. 1, 4, 15;

Деменки, погр. 10, 11, 15, 16, 19» 29, 54, 64, 66). В погребении 5 Канев­ ского могильника удила и пряж ка были положены под сосуд, стоящий у ног погребенного. В нескольких случаях (Канево, погр. 8, 17, 27; Б а я ­ ново, погр. 9; Редикар, погр. 2; Деменки, погр. 26) удила и пряжки от уздечек встречались слева и справа от погребенного на уровне пояса, ближе к кисти руки. Это, вероятно, связано с представлениями людей о том, что в загробной жизни они могут быть особенно необходимы .

Кресала и кремни обнаружены, как правило, слева у бедер или меж ­ ду ног погребенного (Канево, погр. 7, 8, 17, 23, 27). Вероятно, они под­ вешивались к поясу в кожаном или холщевом мешочке. В некоторых случаях кресала найдены без кремней и расположены справа и слева у бедер (Плес, погр. 39), у груди покойных (Баяново, погр. 8; Плес, погр. 40) и в центре могильной ямы (Канево, погр. 5) .

Точильные бруски обнаружены с левой (Плес, погр. 40) или с пра­ вой стороны у бедер погребенных (Канево, погр. 28) .

В расположении шильев в могильных ямах невозможно уяснить к а­ кой-либо закономерности. Они встречаются в средней части могильных ям (Урья, погр. 35, Канево, погр. 23), у ног (Урья, погр. 4) или справа у черепа (Плес, погр. 43) .

Кочедык для плетения лаптей леж ал вместе с кресалом и кремнем слева у пояса (Канево, погр. 17) .

Из орудий древней металлургии найдены тигель (У рья/ погр. 3), местоположение которого установить не удалось, молоток и клещи (Р е ­ дикар, погр. 1), располагавшиеся слева у бедра захороненного .

Пряслица встречаются только в женских погребениях. Располож е­ ние их весьма беспорядочное. Эти предметы найдены слева у бедер (К а ­ нево, погр. 2; Важгорт, погр. 2; Деменки, погр. 13а) возле головы (Урья, погр. 19, 20; Деменки, погр. 112), у ног покойных (Плес, погр. 29), между ног (Деменки, погр. 91) и в засыпке могильной ямы (Важгорт, погр. 6) .

В тридцати пяти могилах встречаются сосуды, в которых ставилась, вероятно, погребальная пища. Сосуды обнаружены в мужских, женских и детских захоронениях. Обычно они располагаются по одному и лишь в нескольких случаях — по два (Урья, погр. 1, Деменки, погр. 102, 133) .

В могиле 37 Урьинского могильника сосуд был поставлен в небольшую нишу, сделанную в середине одной из стенок могильной ямы .

В мужских погребениях сосуды обнаружены только у ног (табл. Д ), в женских и детских — у головы, таза и между ног. Интересной особен­ ностью является отсутствие целых сосудов в мужских погребениях Деменковского могильника. Однако мелкие фрагменты керамики довольно то встречаются именно в погребениях этого могильника (ДеменКй, погр. 5, 15, 26, 28, 40, 42, 55, 62, 67, 69, 78, 90, 96, 99, 101, 103, 108, 116, 132, 134) .

Таблица Д Расположение сосудов в погребениях VII—IX вв .

–  –  –

* Цифра означает номер погребения, буква — начальная буква в названии могильника, например 4У — погребение 4 Урьинского могильника .

Кроме сосудов с погребальной пищей в могильных ямах встречались остатки тризн иного характера: кости животных, располагавшиеся м еж ­ ду ног погребенных (Деменки, погр. 141; Урья, погр. 1а, 19) или в з а ­ сыпке могильных ям (Канево, погр. 1) .

Помимо описанных остатков в могильных ямах, на могильниках встречаются жертвенные комплексы, совершенно не связанные с погре­ бениями. Эти остатки представляют собой ямы глубиной 40—50 см, чаще всего овальной формы со своеобразным заполнением. Они заф ик­ сированы на Деменковском (Генинг, 1964, стр. 146— 147), Каневском, Урьинском (Генинг, Голдина, в наст, сборнике) Баяновском могильни­ ках (Оборин, 1953, стр. 146). Отсутствие этих комплексов на других могильниках может быть объяснено малыми масштабами раскопок .

Характер их заполнения весьма разнообразен. В состав некоторых ком­ плексов входят кости животных, преимущественно кости голов и ног лошадей (Деменки, уч. ВД/2, АД/1, ВГ/2, Д /6 ), а такж е мелкие ф раг­ менты керамики (Деменки, уч. Д/6, ВГ/5, Ж /1 ), стеклянные бусы и об­ ломки вещей — железного ножа, серебряной пластинки, медных накла­ док (Деменки, уч. ВГ/5, ВГ/3-4, Ж /1, Генинг, 1964, стр. 146— 147). Сле­ ды действия огня в ямах этого времени очень редки .

Характер других жертвенных комплексов несколько отличается от вышеописанного.

Главным элементом их становятся остатки кострищ:

угли, зельные прослойки, сильная прокаленность днищ ям (Деменки, уч. И/10, 3/11; Урья, уч. К Л /1). Иногда ямы заполнены сильно обож ­ женными камнями и крупными фрагментами керамики (Урья, уч. КЛ/1, МН/.12-13; ОП/13, П Р /16). В одном случае в состав жертвенного ком­ плекса входили железный нож и буса (Урья, уч. ОП/13). Своеобразной чертой этих остатков является присутствие в них орудий земледельче­ ского труда — пестов-терочников и зернотерок (Урья, уч. М Н/12— 13, ОП/13, П Р/16) .

Интересно, что в одной из жертвенных ям Урьинского могильника (уч. ПР/16) обнаружены остатки обугленных саней и бересты. К тому же в засыпке погребения 4 Каневского могильника найдены полозья от саней. Обычай оставлять сани и класть уздечки ближе к руке погребен­ ного связан, вероятно, с представлениями людей, что до загробной ж из­ ни умерший может добраться на санях или на коне. Сохранились све­ дения о том, что у коми-пермяков еще в первой четверти XX в. сущест­ вовала традиция отвозить покойного на кладбище на санях в любое время года и оставлять их на могиле в качестве памятника (Белицер, 1958, стр. 328) .

Необходимо отметить такж е отсутствие на могильниках Верхокамья в V II— IX вв. захоронений детей в возрасте 4—5 лет. Подобные явления наблюдаются на всех древних могильниках Прикамья вплоть до XV—XVI вв. (Генинг, 1962, стр. 74) .

Подводя итог характеристике погребального обряда могильников V II—IX вв. в Верхнем Прикамье, перечислю его основные черты. Мо­ гильники грунтовые, рядовые. Могильные ямы прямоугольной формы, иногда с несколько закругленными углами, имеют незначительную глу­ бину 20—60 см. Захоронения сделаны в деревянных гробах-колодах, иногда дно и стенки могильных ям выстилались берестой. Костяки ле­ ж ат на спине. Руки мужчин, некоторых женщин и детей вытянуты вдоль тела, у части женщин они согнуты в локтях и сложены на таз. В по­ гребениях обнаружены предметы быта, оружие и украшения. Оружие встречается лишь в мужских захоронениях. Украшения костюма ж ен­ ских погребений значительно богаче и разнообразнее мужских. Остатки жертвоприношений в некоторых могильных ям ах представлены сосуда­ ми с погребальной пищей и изредка костями животных .

Своеобразной чертой могильников этого времени являются жертвен­ ные комплексы, расположенные вне погребений. В состав одних входят преимущественно кости животных, главным элементом других являю т­ ся остатки кострищ и земледельческих орудий труда .

КЛАССИФИКАЦИЯ У КРА Ш ЕН И И 1

Вещевой материал, полученный при раскопках могильников V II— IX вв., а такж е происходящий из случайных сборов, очень богат и раз­ 1 Ввиду ограниченных возможностей публикации, классификация предметов быта, оружия и керамики будет дана отдельно. '‘ нообразен. Широко представлены украшения костюма, меньше — ору­ жие и орудия труда .

В этом разделе дается характеристика вещевого материала, постро­ енная по формально-типологическому принципу. Анализу употребления в костюме тех или иных вещей, возможной реконструкции одежды и украшений предполагается посвятить отдельную работу и потому эти вопросы здесь не рассматриваются .

При классификации материала принято деление по следующим сту­ пеням: категории выделены по материалу или технике изготовления, от­ делы, типы и подтипы — по форме и ее отдельным деталям. В некото­ рых случаях членение на отделы производилось по технике изготовле­ ния или способу крепления предмета. В тех случаях, когда категории немногочисленны и однообразны, классификация по группам и отделам опускается .

Височные подвески. Височные подвески изготовлены из бронзы, ред­ ко из серебра. Они представляют собой овальные проволочные кольца с привесками и без них. При классификации этих предметов отделы вы­ делены по технике изготовления, типы и подтипы — по форме привески или кольца .

О т д е л А. С полой привеской .

Тип I. Привеска — полый шар (табл. 33— /) .

Тип II. П ри веска— два ш ара, соединенных последовательно .

Подтип а. Без украшений (табл. 33—2, 3) .

Подтип б. С рядами шариков зерни между привесками (табл. 33 — 4, 5) .

Тип III. Привеска — шар и усеченный конус .

Подтип а. Без украшений (табл. 33—6) .

Подтип б. М ежду конусом и шаром — виток проволоки с насечками (табл. 33—7, 8, 9,10) .

Подтип в. На привеску напаяны пирамидки зерни, на кольцо нани­ заны дополнительные шары (табл. 33—11—13) .

Подтип г. На привеске несколько поясов из проволоки с насечками и треугольников зерни (табл. 33—14,15) .

Височные подвески типа А ІІІв найдены в могильнике Мыдлань-шай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. 1—12) и в Неволинском могильнике в бассейне р. Сылвы (Бадер, 1950) .

О т д е л Б. С литыми привесками .

Тип I. Привеска — крупный шар, дополненный мелкими (табл. 34 — 1—4) .

Тип II. Привеска-пирамидка из трех-пяти шариков средних разм е­ ров, отлитых отдельно (табл. 34—5—9) .

Тип III. Привеска — бипирамидальная гроздь. Ш арики крупные и лишь намечены (табл. 34— 10—И ) .

Тип IV. Привеска — бипирамидальная гроздь, в которой шарики от­ литы отдельно (табл. 34—12— 17) .

Височные украшения типа Б ІІ, БІІІА, б, обнаружены в Кочергинском могильнике IX—XII вв. (Талицкий, 1940, табл. III—21, 22, IV—44, 45, V—58). Подвески типов Б ІІІ, б найдены в погребениях могильника М ыдлань-шай в Удмуртии, который датируется II половиной V III— I по­ ловиной IX вв. (Генинг, 1962, табл. I—14, 15). Литые серьги, по форме напоминающие височные подвески отдела Б, характерны для алан V III— IX вв. (Деопик, 1963, стр. 131— 132) .

О т д е л В. Без привесок .

Тип I. Проволочные .

Подтип а. Простые (табл. 34—18) .

Подтип б. С насечками, имитирующими витки (табл. 34—19) .

Подтип в. Витые (табл. 34—20) .

Тип II. С граненым утолщением на одном из концов (табл. 34—21) .

Тип. III. С петлей в основании (табл. 34—22) .

Украшения типов В1в, ВІІ, В ІІІ имеют аналогии в височных подве­ сках могильника М ыдлань-шай (Генинг, 1962, табл. 1—2, 4, 5) .

О т д е л Г. Со свободно вращающейся привеской .

Тип I. Привеска в виде капли (табл. 34—23, 24) .

Тип II. Привеска типа корзиночки (табл. 34—25) .

Гривна. Единственный экземпляр гривны найден на Плесинском мо­ гильнике и представлял из себя проволоку с виткообразными нарезка­ ми (табл. 49—7) .

Перстни. Изготовлены из бронзы или серебра. Деление на типы произведено по технике изготовления и наличию щитков и вставок, на подтипы — по форме и размерам последних и орнаментации колец .

Тип I. С припаянным щитком и сердоликовой или янтарной встав­ кой .

Подтип а. Кольцо обмотано тонкой проволокой или снабжено нарез­ ками (табл. 35—1) .

Подтип б. Кольцо без украшений (табл. 35—2) .

Тип II. Цельнолитые с сердоликовыми или стеклянными вставками .

Подтип а. С крупной вставкой (табл. 35—3) .

Перстни типа ІІа встречаются довольно широко в могильниках V III—IX вв. и несколько позже (Алихова, 1959, табл. 1—26; Генинг, 1962, табл. II — 2, 6; Плетнева, 1961, стр. 185, рис. 3; Талицкий, 1940, табл. III—27) .

Подтип б. Со средней вставкой (табл. 35—4) .

Подтип в. С малой вставкой (табл. 35—5) .

Подтип г. С малой выступающей вставкой. Щиток украшен зернью (табл. 35—6) .

Тип III. Цельнолитые с плоскими щитками, без вставок .

Подтип а. С пуговкообразным щитком. Кольцо иногда украшено елочкообразными насечками (табл. 35—7— 10) .

Подтип б. С ромбическим щитком без орнамента (табл. 35—11) .

Предметы этого рода типа ІІІб обнаружены в Томниковском и Перемчалкинском мордовских могильниках (Алихова, 1959, табл. 1—25), где они датируются IX в., в могильнике Суук-Су V — VII вв. в Крыму (Репников, 1909, стр. 106, рис. 11—/ ), в Перейминском могильнике IV—V вв., в Нижнем Приобье (Чернецов, 1957, табл. X I I I — 3, 4 ), в погребениях V III— IX вв. Борисовского могильника на К авказе (Саханев, 1914, табл. V— 17) .

Подтип в. С ромбическим щитком, украшенным насечками (табл .

35— 12— 15) .

Перстень, подобный типу ІІІв, найден при раскопках Сарского го­ родища, датированного VI—XI вв. (Горюнова, 1961, рис. 39—6) .

Подтип г. С овальным щитком без орнамента (табл. 35— 16, 17) .

Подтип д. С овальным орнаментированным щитком (табл. 35—18— 20) .

Подтип е. С овальным щитком и привесками-колокольчиками (табл. 35—27) .

Тип. IV. Безщитковые, без орнамента (табл. 35—22) .

Браслеты. Больш ая часть их сделана из бронзы, меньшая — из се­ ребра. Типы выделены по форме сечения, подтипы — по наличию укра­ шений .

Тип I. Круглопроволочные .

Подтип а. Простые, без дополнений (табл. 36—1—2) .

Аналогичные экземпляры обнаружены в погребениях III—V вв. Кошибеевского могильника (Спицын, 1901, табл. XIII — 5), в Крыму в по­ гребениях V —VII вв. могильника Суук-Су (Репников, 1906, табл. XI— 10), а такж е в комплексах V—VII вв. Борисовского могильника (Саханев, 1914, табл. II—3) .

Подтип б. С утолщениями в середине и на концах (табл. 36—3) .

Подтип в. С утолщением в середине (табл. 36—4) .

Подтип г. С расплющенными концами (табл. 36—5) .

Тип II. Граненые .

Подтип а. Четырехгранные (табл. 36—6) .

Подтип б. Восьмигранные с кружковым узором (табл. 36—7, 8) .

Браслеты типа ІІб обнаружены в Неволинском могильнике V II— V III вв. на р. Сылве (Бадер, 1950), в погребениях М ыдлань-шая на р. Чепце (Генинг, 1962, табл. II—9) и в кургане у оз. Синеглазово Ч е­ лябинской области (Стоколос, 1962, рис. 2, 5), которые датируются V III—IX вв .

Кроме того, аналогичные браслеты найдены в Веселовском могиль­ нике Поветлужья X—XI вв. (Халиков, Безухова, 1960, рис. 29—3) й в КочергинсКом Могильнике IX—XII вв. в Кировской области (Талицкий, 1940, табл. II—15) .

Тип III. Пластинчатые .

Подтип а. С расширенными концами, без орнамента (табл. 36—/ / ) .

Подтип б. С отогнутыми концами без орнамента (табл. 36— 12) .

Экземпляры этого типа встречены в могильнике М ыдлань-шай на р. Чепце (Генинг, 1962, табл. II—11) и при раскопках Сарского го­ родища V I—XI вв. в Волго-Окском междуречье (Горюнова, 1961, рис. 39— 17) .

Подтип в. С простым узором в виде продольных, поперечных или зигзагообразных линий, выполненным пуансоном (табл. 36— 13—18) .

Подобные браслеты найдены в погребениях могильника М ыдлань-шай в Удмуртии, относящегося ко второй половине V III — первой половине IX вв. (Генинг, 1962, табл. II— 116, в) .

Подтип г. Со сложным узором в виде многократных зигзагообраз­ ных и продольных линий (табл. 36— 19—21) .

Этот тип браслетов находит себе аналогию в материале могильника М ыдлань-шай второй половины V III — первой половины IX вв. (Генинг, 1962, табл. II — 10а) .

Тип IV. Витые .

Подтип а. Без дополнения (табл. 36—10) .

Подтип б. С обоймами на концах (табл. 21—36—9) .

Маски. Эти предметы накладывались на глаза погребенных. Они представляют из себя тонкие серебряные пластины с прорезями для глаз (табл. 35—23, 25). Иногда возле отверстий нанесен точечный орна­ мент (т а б л.35—24) .

Бронзовые пряжки. В этой категории отделы выделены по способу соединения пряжки с ремнем, типы — по форме пластины или приемни­ ка, подтипы — по отдельным деталям формы. Иногда в качестве при­ знака для выделения отдела может служить способ соединения пластины с кольцом. В тех случаях, когда форма кольца не оговаривается, оно простое, округлое .

О т д е л А. Цельнолитые, с плоской задней пластиной, прикрепляв­ шейся к ремню при помощи штифтиков .

Тип I. С округленной задней пластиной .

Подтип а. С крупной пластиной (табл. 37—1—2). Аналогии пряж ­ кам типа А Іа можно найти в памятниках V I—V III вв. в Мордовской АССР — Серповский могильник (Алихова, 1959а, табл. 53—2), на Алтае — в погребениях тюркского времени (Бернштам, 1950, табл. XLIV—1, 3) и в Копенском чаатасе (Киселев, 1949, стр. 353, рис. 2) .

Подтип б. С сужающейся к концу пластиной и с волнистой линией кольца (табл. 37—3, 4) .

Подтип в. Небольш ая пряжка с овальной пластиной, украшенной малыми прорезями (табл. 37—5) .

Подтип г. Задняя пластина с прорезями по средней линии. Конец обломлен (табл. 37—6) .

Подтип д. С сильно вытянутой пластиной, украшенной по краю овальными ячейками (табл. 37—7) .

Подтип е. Узорчатая пряжка с выступами в месте соединения пла­ стины с узорчатым кольцом и прорезки на задней пластине (табл .

37—5) .

Подтип ж. П ластина с тремя скругленными выступами и в-обра‘зным кольцом (табл. 37—18) .

Тип II. С приостренным концом задней пластины .

Подтип а. Пряж ки средних размеров, без украшений, иногда с вы­ ступами в средней части кольца (табл. 37—9—12). П ряж и типа А ІІа известны в могильнике М ыдлань-шай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. I II —/, 5), Стерлитамакском могильнике в Башкирии (Ахмеров, 1955, табл. V III), в Дмитровском могильнике в Белгородской области (Плетнева, 1961, стр. 185, рис. 3), в Калиновском курганном могиль­ нике в Поволжье (Шилов, 1959, рис. 70). Все перечисленные памятники датируются V III— IX вв. П ряж ка, аналогичная изображенной на табл. V—10, известна в материалах Пенджикента, где она датируется V II—V III вв. (Распопова, 1965 рис. 3—8). Подобная пряж ка обнару­ жена в курганах V I—V III вв. у с. Курай н а Алтае (Киселев, 1949, табл. 1, рис. 6) .

Подтип б. С украшениями пластины в виде полосы или отдельных поперечных насечек, овальных или прямоугольных прорезей (табл. 37— 13— 17). Пряж ки типа АПб найдены на могильнике М ыдлань-шай, дати­ рующемся V III— 1 половиной IX вв. (Генинг, 1962, табл. III—4) и в д. Дуденевой Калининской области (Спицын, 1904, табл. 1—12) .

Подтип в. С чешуйчатообразной пластиной (табл. 37— 19) .

Подтип г. С сильно сжатым кольцом и короткой пластиной, укра­ шенной волнистыми линиями (табл. 37—20) .

Тип III. С прямоугольной пластиной .

Подтип а. С короткой пластиной и прямоугольным кольцом (табл. 37—21). Экземпляры, подобные типу А ІІІа, известны на Кавказе в Борисовском могильнике V—VI вв. (Саханев, 1914, табл. 1—14) и в Башкирии в Новиковском могильнике того же времени (Смирнов, 1957, стр. 57, табл. V III— 7) .

Подтип б. П ряж ка с фигурным кольцом и выступами в месте соеди­ нения его с пластиной (табл. 37—22—23) .

Тип IV. С подтреугольной выемкой в задней пластине (табл. 37— 24,25) .

О т д е л Б. Пряжки с плоской задней пластиной и шарнирным соедине­ нием ее с кольцом. Пластина крепится к ремню с помощью штифтов .

Тип. I. Пластина с приостренным концом и геометрическими про­ резями (табл. 38—1) .

О т д е л В. Цельнолитые восьмеркообразные пряжки. Ремень кре­ пится к пряжке при помощи приемника .

Тип I. П ряж ка с овальным кольцом и узким прямоугольным прием­ ником (табл. 38—2—8). Иногда на кольце наблюдаются выпуклины .

Аналогии пряжкам типа ВІ имеются в м атериалах могильника Мыдлань-шай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. III—9, 10, 12), Стерлитамакского в Башкирии (Ахмеров, 1955, стр. 173, табл. V III) и Пенджикента V II—V III вв. (Распопова, 1965, рис. 3—3,4 ) .

Тип II. Фигурная пряж ка с овальными выступами во внешней сторо­ не кольца, снабженными прорезями и прямоугольными — по углам приемника (табл. 38—9) .

Тип III. П ряж ка с овальным кольцом, плавно переходящим в прямо­ угольный приемник той ж е ширины. Иногда ремень крепится к прием­ нику с помощью пластины (табл. 38— 10—13). Пряжки, подобные типу В ІІІ, найдены в Кочергинском могильнике IX—XII вв. в Кировской области (Талицкий, 1940, табл. III—30) и в могильнике V—VII вв .

Суук-Су (Репников, 1906, табл. X—21) .

Тип IV. С прямоугольным кольцом и таким же приемником (табл. 38—14). П ряж ка, аналогичная типу ВІ, известна из Владимир­ ских курганов (Опицын, 1905, рис. 117) .

Тип V. С овальным, несколько расширенным кольцом и прямоуголь­ ным приемником. П ряж ка орнаментирована поперечными насечками (табл. 38— 15, 16) .

О т д е л Г. Рамчатые. Ремень привязывался прямо к кольцу .

Тип I. Овальные .

Подтип а. Кольцо в сечении сегментовидное (табл. 38—17—18) .

П ряж ка имеет прямые аналогии в материале могильника Мыдланьшай, который датируется второй половиной V III — первой половиной IX вв. (Генинг, 1962, табл. III—18) .

Подтип б. Кольцо в сечении подтреугольное (табл. 38— 19) .

Тип II. Трапециевидные .

Подтип а. Крупная, с поперечными насечками по кольцу и язычку (табл. 38—20) .

Подтип б. Средних размеров, узорчатая, с ячеистыми выпуклинами (табл. 38—21) .

Накладки. Накладки могильников в V II— IX вв. отличаются исклю­ чительным разнообразием. Все они изготовлены из бронзы и крепились к поясу с помощью штифтов. Типы выделены по форме, подтипы — по ее отдельным деталям .

Тип 1. В виде головы барана .

Подтип а. С тремя выпуклостями по боковым сторонам, с приостренными «рожками» (табл. 39—1—2) .

Подтип б. С двумя выпуклостями по боковым сторонам и приостренными «рожками» (табл. 39—3, 4) .

Подтип б. С двумя выпуклостями по боковым сторонам и скруглен­ ными «рожками» (табл. 39—5) .

Тип И. Полуовальные с расширенным основанием .

Подтип а. Без украшений (табл. 39—6). Аналогия таким накладкам имеется на К авказе и в Крыму в могильниках V—VII вв.— Борисов­ ском (Саханев, 1914, рис. 22—7—4), Суук-Су (Репников, 1906, табл .

X—23)у у Агойского аула (Карповка) (Миллер, 1909, рис. 22— /5 ), а такж е в Башкирии в Бахмутинском могильнике (Смирнов, 1957, стр. 53, табл. V II— 1) .

Подтип б. С двумя поперечными и одной продольной прорезями (табл. 39— 7) .

Подтип в. С Х-видной прорезью (табл. 39—8). Подобные накладки найдены на Северном Кавказе, а урочище Боготобагде, где они дати­ руются V I—V II вв. (Кузнецов, 1962, рис. 16—11) .

Тип III. Полуовальные .

Подтип а. С прямоугольной прорезью у основания или в центре (табл. 39—9—12) .

Подтип б. С изображением животного (табл. 39—13) .

Подтип в. С овальными выступами по сторонам и прорезью в центре (табл. 39— 14). Аналогичные предметы известны в материалах Пенджикента V II—V III вв. (Распопова, 1965, рис. 1—7) и в Поломском I мо­ гильнике в Удмуртии (Эрмитаж, кол. 606, № 1874/6) .

Подтип г. С растительным узором (табл. 39—15). Форма и орнамен­ тальные мотивы этой накладки близки предмету из могильника Песчан­ ка V II—V III вв. на Северном Кавказе (ОАК за 1898, стр. 137, рис. 52) .

Тип IV. Калачевидные с разомкнутыми концами .

Подтип а. Без орнамента (табл. 39— 16, 17) .

Подтип б. С орнаментом (табл. 39—18) .

Тип V. Розеткоподобные (табл. 39—19) .

Тип VI. Арочные (табл. 39—20—22) .

Тип VII. Круглые .

Подтип а. С круглой прорезью в центре (табл. 39—23—24) .

Подтип б. Без прорези (табл. 39— 25, 26). Подобные накладки из­ вестны в материале могильника М ыдлань-шай V III— IX вв. в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. IV—1) и Невогинского могильника V II—V III вв .

на р. Сылве (Бадер, 1950) .

Подтип в. Украшенные зернью (табл. 39—27) .

Тип V III. Якорьковидные .

Подтип а. Х-образные (табл. 39—28) .

Подтип б. Ж -образные (табл. 39—29). Подобные накладки встре­ чались в Неволинском могильнике на р. Сылве (Бадер, 1950), в Хотимльском могильнике в Волго-Окском междуречье (Горюнова, 1961, стр. 35, рис. 10— 10, стр. 211, рис. 56—7) и в Поломском I могильнике в Удмуртии (Эрмитаж кол. 606, п. 79) .

Подтип в. Роговидные (табл. 39—30) .

Тип IX. Якорьковидные с дополнениями .

Подтип а. С сердцевидным основанием (табл. 39—31). Аналогии этому типу накладок известны в могильниках V I—VII вв. на Кавказе (Кузнецов, 1962, рис. 16— 10), на Урале в Неволинском (Бадер, 1950) и Поломском I (Эрмитаж, кол. 606, № 430) могильниках и в Западной Сибири (Генинг, Зданович, 1964) .

Подтип б. С подвижной частью — ложной пряжкой в основании (табл. 39—32). Подобные накладки встречались в могильниках V—VII вв. в Башкирии (Смирнов, 1957, стр. 53, табл. V II—/ ), в З а ­ падной Сибири (Генинг, Зданович, 1964) и в Удмуртии (Поломский I могильник, Эрмитаж, кол. 606) .

Подтип в. С острыми шипами в основании (табл. 39—33) .

Тип X. Прямоугольные .

Подтип а. С прямоугольной прорезью в основании (табл. 39— 34—35). Подобные экземпляры найдены в погребениях тюркского вре­ мени в Чуйской долине (Бернштам, 1950, табл. XLV—6) и в Копенском чаатасе V I—V III вв. на Алтае (Киселев, 1949, стр. 353, рис. 13), в Пенджикенте, где они датируются V II—V III вв. (Распопова, 1965, рис. 1— 12), а такж е в могильнике Мыдлань-шай (Генинг, 1962, табл. IV—3) и в Поломском I могильнике в Удмуртии (Эрмитаж, кол. 606, № 1900) .

Подтип б. С узорчатой прорезью у основания (табл. 39—36). Ана­ логичный предмет найден в погребениях V I—V III вв. в Чуйской долине (Бернштам, 1950, табл. XLV—6) .

Подтип в. С усеченным верхним правым углом и узорчатой прорезью у основания (табл. 39—37) .

Подтип г. С усеченным верхним левым углом и узорчатой прорезью у основания (т а б л.39—38) .

Подтип д. С выемкой в основании (табл. 39—39) .

Подтип е. Тонкие пластинчатые с орнаментом (табл. 39—40—42) .

Тип XI. Прямоугольные, вытянутые, с одним приостренным концом .

Подтип а. Без орнамента (табл. 39—43) .

Подтип б. С несколькими поперечными насечками у основания (табл. 39—44—45). П рям ая аналогия имеется в материалах Поломского I могильника в Удмуртии (Эрмитаж, кол. 606, погр. 86) .

Подтип в. С выступами по боковым сторонам (табл. 39—46) .

Подтип г. С прямоугольной продольной вставкой из золотой фольги (табл. 39—47) .

Подтип д. С узкой продольной прорезью и поперечными насечками у основания (табл. 39—48). Подобные вещи найдены на Северном К ав­ казе в памятниках V—VII вв. — в могильнике у Агойского аула (М ил­ лер, 1909, рис. 22—7), в урочище Боготобагде (Кузнецов, 1962, рис. 16—9), Борисовском (Саханев, 1914, стр. 129, рис. 20—8, 10), в Хотимльском могильнике в Мордовской АССР (Горюнова, 1961, рис. 10—9, стр. 121, рис. 56—3), а такж е в Поломском I могильнике в Удмуртии (Эрмитаж, кол. 606, погр. 79, 86) .

Подтип е. С узкой продольной прорезью, несколькими поперечными насечками и одной волнистой линией у основания накладки (табл .

39—49) .

Подтип ж. С прямоугольной прорезью, поперечными насечками у основания и уступчиками с обеих сторон, оформляющими основание накладки (табл. 39—50). Подобные экземпляры встречались в курга­ нах Южного П риладож ья (Горюнова, 1961, рис. 10—8) и в могильнике V II—V III вв. Оявески в Эстонии (Ш мидехельм, 1955, стр. 145, рис. 36—4) .

Подтип з. Полностью повторяет предыдущий подтип, лишь дополни­ тельно появляется несколько насечек, соединяющих продольную про­ резь с основанием (табл. 39—51). Аналогии им известны в Неволинском могильнике на р. Сылве (Бадер, 1950) и в Муромском могильнике в Волго-Окском междуречье (Горюнова, 1961, рис. 10—4) .

Подтип и. С продольной прямоугольной прорезью, заполненной кон­ центрическими кругами, уступчиками, оформляющими основание, и по­ перечными насечками у последнего (табл. 39—52) .

Тип XII. Тройчатки (табл. 39—53). Аналогии имеются в могильни­ ках V I—V III вв. на р. Сылве (Бадер, 1950) и в Волго-Окском м еж ду­ речье (Горюнова, 1961, рис. 10—5,6 ) .

Тип XIII. Сердцевидные .

Подтип а. Овальные, иногда с орнаментом (табл. 40—1—б )..П о д о б ­ ные вещи встречены в Салтовском могильнике V III—X вв. (Ляпушкин, 1958, рис. 21), могильнике Мыдлань-шай того же времени (Генинг, 1962, табл. IV—14), приладожских курганах X в. (Станкевич, 1947, рис. 4), Кочергинском могильнике IX—XII вв. в Кировской области (Талицкий, 1940, стр. 161, табл. I—1а) .

Подтип б. Подтреугольных очертаний (табл. 40—7) .

Подтип в. С изображением личины (табл. 40—8—9). Аналогичные экземпляры известны в памятниках салтовской культуры V III— IX вв .

(Плетнева, 1961, стр. 185, рис. 3; 1967, рис. 44— 14), в кургане V III— IX вв. у озера Синеглазово в Челябинской области (Стоколос, 1962, рис. 2—4) и в Кочергинском могильнике IX—XII вв. в Кировской об­ ласти (Талицкий, 1940, стр. 161, табл. I— 1а, стр. 163, табл. III—24) .

Подтип г. С небольшим овальным отверстием у основания (табл .

40—10—12). Подобные вещи встречаются в могильниках салтовской (Плетнева, 1967, рис. 44—26) и поломской (Генинг, 1962, табл. IV—17) культур .

Тип XIV. С плоской основой и прикрепленным к ней свободно вра­ щающимся кольцом. ^ Подтип а. Основа — полуовальная пластина, украшенная круж ко­ вым или растительным узором (табл. 40— 13—18) .

Подтип б. Основа — круглая пластина, орнаментированная круж ка­ ми или короткими насечками (табл. 40— 19—23). Накладки этого типа найдены в памятниках V III— IX вв. в Удмуртии (Генинг, 1962, табл .

IV—19), в Челябинской области (Стоколос, 1962, рис. 2—4), на Дону и в Приазовье (Плетнева, 1967, рис. 44—30, 31, 33) .

Тип XV. Коньковидные .

Подтип а. В верхней части видно стилизованное изображение двух голов коней, обращенных в разные стороны, в нижней части — два раз­ деленных промежутком полуовала (табл. 40—24, 25). Точно такие же экземпляры обнаружены в могильниках салтовской культуры (П лет­ нева, 1967, рис. 44—45), а такж е в Поломском I могильнике в Удмуртии (Эрмитаж, кол. 606, погр. 25, 35, 78) .

Подтип б. Верхняя часть отдаленно напоминает вышеописанный подтип, нижняя — один или два соединенных вместе овала (табл. 40— 26— 28) .

Тип XVI. Прямоугольные пластины с выступами в основании, где сделаны отверстия для продевания ремней-привесок .

Подтип а. С двумя выступами (табл. 40—29). Единично встречают­ ся накладки форм, изображенных на табл. 40—30, 31 .

Наконечники ремней. Наконечники ремней изготовлены из бронзы и представляют собой прямоугольные вытянутые пластины с одним округленным концом. По способу крепления с ремнем они делятся на два отдела, по орнаментации — на несколько типов .

О т д е л А. Крепятся с ремнем при помощи штифтов .

Тип I. Со скудной орнаментацией. В виде фигурных выемок в основа­ нии и по боковым сторонам, а такж е прямых линий у основания (табл. 40—32—36). Один из наконечников этого типа (табл. 40—34) известен в материалах Поломского I могильника (Эрмитаж, кол. 606, погр. 24) .

Тип II. С геометрическим узором, покрывающим всю поверхность пластины (табл. 40—37—41) .

Тип III. С изображением сцены охоты на лося (табл. 40—42, 43) .

Тип IV. С растительным узором (табл. 40—44) .

О т д е л Б. Крепятся с ремнем с помощью пластины, приклепанной с оборотной стороны .

Тип I. Без орнамента (табл. 40—45) .

Тип И. С бесформенными прорезями по всей поверхности пластины (табл. 40—46) .

Пряжки-коленки. Пряжки-колечки служили для подвешивания кис­ тей к ремню и представляли собой кольцо, соединенное наглухо с п л а­ стиной, которая крепилась на ремень с помощью штифтов. По форме пластины они делятся на два типа .

Тип I. С сердцевидной пластиной (табл. 38—22, 23) .

Тип II. С овальной пластиной (табл. 38—24) .

К этой ж е категории может быть отнесен аналогичный по назначе­ нию предмет (табл. 38—25), кольцо которого имеет шарнирное соеди­ нение с пластиной .

Подвески. Подвески — одна из самых многочисленных категорий .

По форме они делятся на три группы — шумящие, плоские и объемные .

Г р у п п а I. Ш умящие .

Ш умящие подвески представляют собой плоскую или объемную основу с прикрепленными к ней при помощи восьмеркообразных стерж ­ ней или цепочек привесками-лапками или колокольчиками .

\ J О т д е л А. Коньковые .

Исчерпывающая классификация прикамских коньковых подвесок сделана JI. А. Голубевой (1966). В предлагаемом делении в основном выдерживается эволюционная схема развития подвесок этого рода, предложенная упомянутым автором .

На основе привески изображены в реалистической манере головы двух коней, обращенных в разные стороны .

Как прайило, плоская часть основы заполнена короткими насечками, имитирующими гриву коней. В верхней части основы имеется отвер­ с ти е — ушко для крепления подвески, в нижней — несколько отверстий для подвешивания привесок .

Тип I. С высоко выступающим ушком для крепления подвески и че­ тырьмя отверстиями в нижней части основы для привесок (табл. 41—/ ) .

Такие подвески отнесены Л. А. Голубевой к I типу I варианту и дати­ руются V II—V III вв. (Голубева, 1966, стр. 87) .

Тип II. В общих чертах повторяет предыдущий тип, только ушко не выступает выше основы, а в средней части ее появляется прорезное от­ верстие в виде двух соединенных вершинами треугольников .

Подтип а. Привески-колокольчики соединены с основой при помощи восьмеркообразных звеньев (табл. 41—2). Подобные экземпляры обна­ ружены в Стерлитамакском могильнике в Башкирии (Смирнов, 1957, табл. V—5; Ахмеров, 1955, табл. I—/ ). По классификации Л. А. Голу­ бевой это II тип 4-й вариант. Д ата их V III— IX вв. (Голубева, 1966, стр. 91) .

Подтип б. Привески-лапки (6 шт.) соединены с основой восьмерко­ образными звеньями (табл. 41—5, 4). Они отнесены Л. А. Голубевой к VI типу I варианту и датированы V I I I — началом IX вв. (Голубева, 1966, стр. 94) .

Подтип в. Привески подвешиваются к основе с помощью стержней, средняя часть которых обмотана проволокой (табл. 41—5). По Л. А. Го­ лу б ев о й — II тип 4-й вариант, который датируется V III—IX вв. (1966, стр. 91) .

Подтип г. Колокольчики крепятся к основе посредством простых це­ почек (табл. 41—б). Аналогичный экземпляр найден в курганах X в.в .

Приладожье (Станкевич, 1947, стр. 101, рис. 5) .

Подтип д. «Головы коней» сильно стилизованы. Четыре привескилапки соединены с помощью восьмеркообразных стержней (табл. 41—7) .

Эти предметы составляют в классификации Л. А. Голубевой VI тип I вариант (1966, стр. 94—95) .

Тип III. Изображение голов коней на основе отличается значитель­ ной стилизацией, морда лошади сливается с нижней частью основы под­ вески, отверстие в центре приобретает подтреугольные очертания .

Подтип а. Привески-лапки (5 шт.) соединены с основой при помощи восьмеркообразных звеньев (табл. 42—/ ). В работе Л. А. Голубевой они включены в V тип I вариант иідатированы V III — началом IX вв .

(1966, стр. 92) .

Подтип б. Привески-колокольчики подвешены к основе на простой трехзвейной цепочке (табл. 42—2 ) .

Подтип в. Привески-бубенчики скреплены с основой цепочкой в семь звеньев (табл. 42—3) .

Подтип г. Нижняя часть основы украшена продольными линиями .

Привески обломаны (табл. 42—4) .

Подтип д. Основа — небольшая плоская пластина, отдаленно напо­ минаю щ ая вышеописанные типы. Привески — три колокольчика подве­ шены на восьмеркообразных стержнях (табл. 42—5). По классиф ика­ ции Л. А. Голубевой, эта подвеска составляет III тип I вариант и отно­ сится к V III— IX вв. (1966, стр. 91) .

Подтип е. Основа украш ена рубчатым орнаментом. Ш умящая часть отсутствует (табл. 42—6). Л. А. Голубева относит ее к IV типу I вариан­ ту и датирует концом V III — серединой IX вв. (1966, стр. 92). Такая же подвеска происходит из погребения I Стерлитамакского могильника указанного времени (Ахмеров, 1955, стр. 154— 155, табл. 1, 2) .

Тип IV. «Шеи коней» сильно выгнуты и вытянуты вверх. Привески обломаны (табл. 42—7, S). По Л. А. Голубевой, это V тип I вариант .

Д а т а его V III— IX вв. (1966, стр. 92) .

О т д е л Б. Подвески-коробочки .

Подвески-коробочки представляют собой круглые коробочки, состав­ ленные из двух частей, с прикрепленными к ним массивными шумящи­ ми частями, состоящими из цепочек и колокольчиков .

Тип I. Основа украшена геометрическими прорезями (табл. 43—/ ) .

Тип II. В центре основы — узор из расходящихся лучей, а по краю — кружочки (табл. 43—2, 3) .

Тип III. Основа орнаментирована подтреугольными фигурами (табл. 43—4, 5) .

Тип IV. Узор на основе составлен из различных вариаций кружков (табл. 43—3,7 ) .

Тип V. Основа украшена по центру расходящимися лучами, а по краю — кружками. Ш умящая часть отсутствует (табл. 43—8) .

О т д е л В. С подтреугольной основой .

Тип I. П лоская литая основа украшена кружковым, геометрическим или спиральным орнаментом, усиленным прорезями .

Подтип а. Подвески со спиралевидным орнаментом на основе (табл. 44— У, 2, 3, 4, 5). Привески соединены цепочками. Украшения такого типа обнаружены в могильнике V III—IX вв. М ыдлань-шай в Удмуртской АССР (Генинг, 1962, табл. V I—11) .

Подтип б. Подвески малых размеров с кружковым или геометриче­ ским узором на основе (табл. 44—3, 7, 8). Привески крепятся с помощью цепочек .

Тип II. П лоская основа дополнена деталями — зернью, умбончиками, проволочками .

Подтип а. В центре основы проволочки образуют лучевидный узор .

Привески-лапки подвешены на S'-овидные звенья (табл. 44—9) Подтип б. Привески крепятся с помощью восьмеркообразных стерж ­ ней (табл. 44—10) .

Подтип в. Основа украшена выступающими умбончиками. Привески соединены с основой восьмеркообразными стержнями (табл. 44—11) .

О т д е л Г. С изображением головы медведя .

Тип I. Небольш ая основа с рельефным изображением головы мед­ ведя (табл. 44—12, 13, 15) .

Подтип а. Привески в виде трех колокольчиков соединены с основой при помощи восьмеркообразных звеньев (табл. 44—12) .

Подтип б. Привески — четыре колокольчика крепятся к основе це­ почками (т а б л.44—15) .

Тип II. Н а основе подвески изображена голова медведя в дуге. Ш у­ мящая часть утрачена (табл. 44—14) .

О т д е л Д. Арочные .

Основа подвески — арочная, с полой серединой. Привески-лапки или овальные пластинки крепятся прямо к основе, без посредников .

Тип I. К основе средних размеров крепятся две-четыре привески (табл. 45—10—14) .

Тип II. К малой основе присоединены две привески (табл. 45— 15, 16) .

О т д е л Е. Трубчатые .

Основа подвески — полая, расширяющаяся книзу трубка с прикреп­ ленными к ее нижней части колокольчиками, лапками или бубенчи­ ками .

Тип I. Основа — четырехгранная .

Подтип а. Привески-лапки соединены с основой при помощи щитко­ вых стержней (табл. 45—17) .

Подтип б. Привески-колокольчики крепятся к основе посредством цепочек (табл. 45—18) .

Тип II. Основа — конусовидная .

Подтип а. Основа украшена небольшими утолщениями на концах .

Привески-бубенчики подвешены прямо к основе (табл. 45—19) .

Подтип б. Основа украшена шариками зерни, соединенными в тре­ угольники. Привески-колокольчики крепятся к основе при помощи цепо­ чек (т а б л.45—20) .

Тип III. Основа — колоколовидная, с сильным расширением в своей нижней части. Привески-бубенчики подвешены на цепочках (табл .

45—г21) .

О т д е л Ж- Ш умящие пластинчатые .

Тип I. Основа подвески — прямоугольная пластина, украш енная не­ сколькими рядами косых поперечных насечек .

Подтип а. Привески-колокольчики подвешены к основе на восьмерко­ образные звенья (т а б л.45—22) .

Подтип б. Привески-лапки крепятся на восьмеркообразные звенья (табл. 45—23) .

О т д е л 3. Основа подвески — овальная или прямоугольная, в сече­ нии литая планка или трубочка .

Тип I. Основа овальная в сечении .

Подтип а. Основа обмотана в три пояса проволокой, на верхний край которой напаяны шарики зерни. Привески-лапки присоединены непосредственно к основе (табл. 46—1). Подобные экземпляры широко встречаются в Волго-Окском междуречье и в Приладожье (Горюнова, 1961, стр. 100, рис. 42— 19\ Равдоникас, 1935 табл. IX—4\ Спицын, 1901, табл. XXVI—7, 2\ 1905, рис. 448, 449, 452). Одна вещь такого рода об­ наружена при раскопках Поломского I могильника (МАЭ, коллекция, 1384, погр. 125) .

Подтип б. Основа украш ена поперечными линиями и треугольными пирамидками зерни. Привески-лапки соединены с помощью восьмерко­ образных стержней (табл. 46—2) .

Тип II. О снова— прямоугольная планка с напаянными на ее верх­ ний край S -овидными завитками, которые входят такж е в соединитель­ ную часть (табл. 46—3). Аналогичные предметы найдены в М ихайлов­ ском могильнике X—XI вв. в Волго-Окском междуречье (Горюнова, 1961, рис. 42— 14) и во Владимирских курганах (Спицын, 1905, рис. 446) .

О т д е л И. Подвески с плоской основой, составленной из кругов с вписанными в них спиралями .

Тип I. Основа — два соединенных дужкой круга (пенсневидные) .

Подтип а. Три привески-лапки подвешены прямо к основе (табл. 46— 4, 5). Подобные подвески обнаружены в памятниках V III— IX вв. в Ки­ ровской области (ОАК за 1891, стр. 105, рис. 88), в Удмуртии (Спицын, 1894, табл. X II—25; Генинг, 1962, табл. VI— 10), в Поветлужье (Горю­ нова, 1961, стр. 241, рис. 100—2; Халиков, Безухова, 1960, рис. 39—5), в Приладожье (Станкевич, 1947, стр. 106, рис. 8) .

Подтип б. Ш умящ ая часть отсутствует (табл. 46—6) .

Тип II. Основа состоит из нескольких спиралевидных кругов, соеди­ ненных в подтреугольные фигуры. Л апки крепятся посредством вось­ меркообразных стержней с перевитой проволокой серединой .

Подтип а. Основа — один круг, дополненный выступами по сторо­ нам (табл. 46—7) .

Подтип б. Основа — три круга, соединенных в треугольную фигуру (табл. 46—8, 9). Аналогии подвескам этого типа имеются в мерянских (Горюнова, 1961, рис. 96— 1) и марийских (Халиков, Безухова, 1960, рис. 21—3) могильниках X—XI вв .

Подтип в. Основа — три круга, образующие треугольник, поставлен­ ный на узкую пластинку (табл. 46— 10) .

Подтип г. Основа — шесть кругов (табл. 46—11) .

Тип III. Основа — один круг .

Подтип а. Привески-лапки подвешены прямо к основе (табл. 46-/2) .

Подтип б. Привески-лапки крепятся к основе с помощью восьмерко­ образных звеньев, середина которых обмотана проволокой (табл. 46— 13) .

Аналогии таким украшениям известны в Максимовском могильнике (Спицын, 1901, табл. XXV— 10), во Владимирских курганах X—XII вв .

(Спицын, 1905, рис. 438), в Михайловском могильнике X—XI вв. в ВолгоОкском междуречье (Горюнова, 1961, рис. 42—2 ) .

Г р у п п а II. Плоские подвески .

Тип I. Колесовидные. Они представляют из себя литой плоский круг с петлей для подвешивания, украшенный ажурной прорезью и насеч­ ками .

Подтип а (табл. 47— / ) .

Подтип б (табл. 47— 2) .

Подтип в (табл. 47—3, 4) .

Подтип г (табл. 47—6). Такие подвески известны в могильниках V I—V III вв. в бассейне р. Сылвы (Бадер, 1950; ОАК за 1898, рис. 85), в могильнике V II—V III вв. Песчанка на Северном Кавказе (ОАК за 1898, стр. 126, рис. 7) .

Подтип д (табл. 47—5) .

Подтип е (табл. 47—7, 8) .

Подтип ж (табл. 47—9) .

Подтип з (табл. 47—10) .

Подтип и (табл. 48—1) .

Подтип к (табл. 48—2) .

Тип II. Крестовидные .

Подтип а. С четырмя плоскими лопастями и отверстием в центре ( т а б л.48—3) .

Подтип б. С четырьмя лопастями и округлыми прорезями в них (табл. 48—4,5). ’ Подтип в. С четырьмя плоскими овалами и вписанными в них спира­ лями (табл. 48—6, 7) .

Тип III. Бляшки, сделаны из тонких жестяных пластинок. К верхней части их приклепано ушко для подвешивания .

Подтип а. Без орнамента (табл. 48—8) .

Подтип б. С точечным узором в центре (табл. 48—9) .

Подтип в. С точечным узором по краю (табл. 48—10) .

Подтип г. Значительных размеров с кружковым орнаментом по краю и в центре (табл. 48—И ). Подобный экземпляр найден в Неволинском могильнике VI—V III вв. (Бадер, 1950) .

Тип IV. Бляш ки литые .

Подтип а. С овальными выступами по краям (табл. 48—12) .

Подтип б. С кружковым орнаментом по всему полю и четырьмя от­ верстиями в центре (табл. 48—13) .

Подтип в. С изображением свернувшегося в кольцо зверя и.личины в центре (табл. 48—14) .

Подтип г. С орнаментом в виде концентрических кругов (табл. 48—15) .

Тип V. Кольцевые .

Подтип а. С выпуклинами по краям (табл. 48—16) .

Подтип б. С изображением свернувшегося в кольцо зверя (табл. 48— 17) .

Подтип в. С семью выступами и выпуклинами в их углах (табл. 48— 18) .

Тип VI. Лунницы .

Подтип а. С изображением личины в центре в виде полос, заш трихо­ ванных косыми насечками по сторонам (табл. 48— 19) .

Подтип б. Без орнамента (табл. 48—20) .

Тип VII. Трапециевидные, с ажурной прорезью (табл. 49— 1). К еди­ ничным экземплярам этой группы относятся сильно вытянутый предмет с двумя рядами небольших отверстий (табл. 49—8), подтреугольная подвеска с насечками и тройным кружковым узором в углах треуголь­ ника (табл. 49—4 ) .

Г р у п п а III. Объемные .

Тип I. Ложечки .

Подтип а. Небольшая, без украшений (табл. 49—14) .

Подтип б. Небольш ая, с несколько изогнутой ручкой (табл. 49—12) .

Подтип в. Небольшая, с изображением головы медведя на ручке (табл. 49—11, 13). Аналогичная вещь найдена в могильнике Мыдланьшай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. V—34) .

Подтип г. Крупная, с расширением на конце ручки (табл. 49—9) .

Подтип д. Крупная, с изображением личины у основания ручки (табл. 49—10) .

Тип II. Костыльки .

Подтип а. С овальными утолщениями на концах (табл. 50—1) .

Подтип б. С овальными выпуклостями по всему стержню (табл .

50—2) .

Подтип в. С биконическими утолщениями на концах и поперечными линиями по стержню (табл. 50—3) .

Подтип г. С крупными овальными утолщениями на концах и попереч­ ными насечками по стержню (табл. 50—4) .

Подтип д. С небольшими овальными утолщениями на концах и попе­ речными линиями по стержню (табл. 50—5). Подобные предметы най­ дены в Стерлитамакском могильнике V III— IX вв. в Башкирии (Смир­ нов, 1957, табл. -6; Ахмеров, 1955, табл. 1— 6, 8) .

Тип III. Флакончатые .

Подтип а. Планчатые, без выраженного устья, с орнаментом в виде кругов, овалов и продольных линий (табл. 50—6, 7) .

Подтип б. С выраженным устьем, без орнамента (табл. 50—5) .

, Подтип в. С выраженным устьем, геометрическим узором и прорезя­ ми (табл. 50—9, 10). Аналогичная подвеска найдена в Стерлитамакском могильнике в Башкирии (Ахмеров, 1955, табл. 1—«3) .

Тип IV. Колоколовидные .

Подтип а. Полусферические, украшены продольными или попереч­ ными линиями (табл. 50— 11—16) .

Подтип б. Ш аровидные, орнаментированы продольными линиями и прорезями в нижней части (табл. 50—17—22). Подобные предметы об­ наружены в погребениях V III—IX вв. Борисовского могильника (Саханев, 1914, табл. V—13, 15), в Дмитровском могильнике V III— IX вв. Б ел ­ городской области (Плетнева, 1961, стр. 189, рис. 5), в Левашовском могильнике V III—IX вв. в Башкирии (Смирнов, 1957, табл. V— 7), в Приладожских курганах (Равдоникас, 1935, табл. X—10), в Кочергинском могильнике IX—XII вв. в Кировской области (Талицкий, 1940, табл. V—66) и при раскопках Херсонеса (ОАК за 1894, стр. 58, рис. 77) .

Тип V. Коробочки (табл. 50—23) .

Единично обнаружены рамчатые, прямоугольные (табл. 49—2, 3) подвески, медвежьи клыки (табл. 49—5) и якорьки (табл. 49—6). П о­ следние имеют аналогии в материале погребения 44 могильника Красная Горка в Удмуртии Кондратьева, Стоянов, 1959) .

Пронизки. К пронизкам относятся предметы, имеющие сквозные от­ верстия для нанизывания вещи на ремешок. Они являются обычно со­ ставным элементом низок, на концах которых крепились подвески. К лас­ сификация по отделам и типам проводится на основе формы предмета, по подтипам — по отдельным деталям формы или размерам .

О т д е л А. Рожковые .

Тип I. Прямые .

Подтип а. Средних размеров, с поперечными утолщениями на обоих концах (табл. 51— / ). Аналогичная пронизка обнаружена в могильнике М ыдлань-шай V III—IX вв. (Генинг, 1962, табл. V—26) .

Подтип б. Средних размеров с обмотанным проволокой верхним кон­ цом (табл. 51—2) .

Подтип в. М алая, с одинарным утолщением на одном из концов ( т а б л.51—3, 4) .

Подтип г. М алая, с поперечными насечками по утолщению, располо­ женному на нижнем конце (табл. 51—5). Такие же пронизки найдены в Удмуртии в могильнике V III—IX вв. М ыдлань-шай (Генинг, 1962, табл. V—25) .

Подтип д. Крупная, с поперечными утолщениями на обоих концах (табл. 51—б ) .

Подтип е. Крупная, с насечками на утолщениях, располагавшихся на обоих концах (табл. 51—7) .

Подтип ж. Крупная, с поперечными утолщениями на обоих концах и продольным гранением (табл. 51—8) .

Тип II. Изогнутые .

Подтип а. С поперечными утолщениями на обоих концах (табл .

51—.9) .

Подтип б. С поперечными утолщениями на обоих концах, украш ен­ ными насечками (т а б л.51— 10) .

О т д е л Б. Бутыльчатые .

Тип I. Без выраженного устья .

Подтип а. С утолщением на нижнем конце (табл. 51—11) .

Подтип б. Без украшений (табл. 51—12) .

Тип II. С выраженным устьем .

Подтип а. С утолщениями на нижнем конце и в середине (табл. 51 — 13). Аналогии этим украшениям имеются в могильнике М ыдлань-шай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. V—22) .

Подтип б. Без украшений (табл. 51—14, 15) .

О т д е л В. Пронизки-трубочки .

Тип I. Одна трубочка .

Подтип а. С утолщением на обоих концах (табл. 52—1—3). Анало гии известны в могильнике М ыдлань-шай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. V—8) .

Подтип б. С несколькими поперечными линиями на обоих концах (табл. 52—4) .

Подтип в. С несколькими утолщениями на обоих концах (табл. 52— 5 —6). Подобные экземпляры найдены в могильнике V III— IX вв. М ыд­ лань-шай в Удмуртии (Генинг, 1962, табл. V—7) .

Подтип г. С утолщениями на обоих концах и в середине (табл. 52—7) .

Тип II. Четыре трубочки, соединенные вместе (табл. 52—3) .

О т д е л Г. Спиралевидные .

Тип I. Цельнолитые .

Подтип а. С широкими, гранеными витками (табл. 52—9) .

Подтип б. С широкими, округлыми витками (табл. 52— 10) .

Подтип в. С узкими витками (табл. 52—11) .

Тип II. Витая, из узкой проволоки (табл. 52—12) .

О т д е л Д. С вздутиями .

Тип I. С одним вздутием .

Подтип а. С небольшим расширением в центральной части (табл .

52— 18) .

Подтип б. С заметным вздутием (табл. 52—14—16) .

Подтип в. С вздутием средних размеров (табл. 52—17) .

Подтип г. С сильным вздутием (табл. 52— 18) .

Подтип д. С вздутием средних размеров и продольными прорезями (табл. 52— 19) .

Подтип е. С сильным вздутием и продольными прорезями (табл .

52— 20) .

Тип II. С двумя вздутиями .

Подтип а. С незначительными расширениями в средней части (табл .

52— 21) .

Подтип б. С незначительными расширениями, разделенными несколь­ кими поперечными линиями (табл. 52—22) .

Подтип в. С заметными вздутиями, разделенными несколькими по­ перечными линиями (табл. 52—23). * Тип III. С тремя вздутиями .

Подтип а. С незначительными, короткими вздутиями, разделенными несколькими поперечными линиями (табл. 52—24, 25) .

Подтип б. С незначительными, короткими вздутиями, разделенными промежутками без линий (табл. 52—26) .

Подтип в. С заметными вздутиями, разделенными несколькими попе­ речными линиями (табл. 52—27, 28) .

Подтип г. С сильными вздутиями, разделенными несколькими попе­ речными линиями (табл. 52—29) .

О т д е л Е. Зооморфные .

Тип. I. Птицеобразные (вид не определим) (табл. 51— 16) .

Тип II. Уточки .

Подтип а. Без орнамента (табл. 51—17) .

Подтип б. С длинным носом, без орнамента (табл. 51— 18) .

Подтип в. С насечками, имитирующими перья на крыльях (табл .

51 — 19) .

Подтип г. С кружковым орнаментом по туловищу (табл. 51—20) .

Подтип д. Без орнамента, рельефная (табл. 51—21). J Подтип е. С сильно выгнутой шеей и кружковым узором по туловищу (табл. 51— 22) .

j/Г и п III. Конькообразные (обломок, табл. 51—23) .

Единично представлена пластинчатая пронизка, украшенная спира­ левидным орнаментом и зернью (табл. 52—31), пластинчатая, овальная (табл. 52—32) и пластинчатая, ломтикообразная (табл. 52—30) .

^ о с т я н ы е гребни однотипны. В своей верхней части они имеют сти­ лизованные изображения головок коней, средняя часть их украшена од­ ним или двумя рядами заштрихованных треугольников (табл. 53—6—8) .

Аналогичный орнамент наблюдается на костяном кружочке неизве­ стного назначения (табл. 53—10) и костяной зооморфной подвеске (табл. 53—9) .

Копоушки сделаны из кости или бронзы .

Тип I. Бронзовые длинные и узкие пластины без орнамента с отвер­ стием на одном конце и заострением на другом (табл. 53—1) .

Тип II. Бронзовая пластина с дыркой на одном конце и заострением на другом украшена подтреугольными выступами по сторонам, такж е поясами коротких насечек по краям и посередине (табл. 53—2, 3) .

Тип III. Костяные вытянутые пластины с заострением на одном кон­ це, украшены заштрихованными треугольниками или полуовалами (табл. 53—4, 5). Аналогичные экземпляры найдены в могильнике М ыд­ лань-шай, датирующемся V III— IX вв. (Генинг, 1962, табл. V III— 4) .

В настоящее время накоплен большой фактический материал (336 погребальных комплексов), позволяющий наметить некоторые пути к разрешению вопросов хронологии Верхнего Прикамья второй половины I тысячелетия н. э. Главным направлением работы в этом плане пред­ ставляется выделение устойчивых групп взаимовстречающихся вещей, установление их относительной, а затем абсолютной хронологии .

Основным методом работы для выявления таких групп вещей явил­ ся метод культурно-стратиграфического анализа, построенного на осно­ ве дробной классификации различных категорий предметов .

Для корреляционных построений использовались погребальные комп­ лексы, содержащие не менее двух вещей. Таких сочетаний сейчас изве­ стно 80. В работу такж е были включены двенадцать погребений Неволинского могильника, точно датирующихся монетами и содержащих те же типы вещей, что и верхнекамские .

Работа велась с массовым материалом — украшениями костюма .

Предметы быта и оружия не использовались, так как материал и без того объемен, а кроме того, эти вещи в погребениях малочисленны .

Все категории украшений — височные подвески, браслеты, пряжки, накладки, наконечники ремней, подвески, пронизки, перстни в своем развитии на протяжении V II—IX вв. претерпевают значительные изме­ нения. Это сказывается в наличии большого количества разнообразных типов одной категории. Так, например, поясные накладки подразделя­ ются на 16 типов с подтипами .

Как видно из корреляционных таблиц (табл. а, в), каж дая категория вещей имеет типы, взаимовстречающиеся и не встречающиеся с други­ ми. Наиболее наглядно это прослеживается на развитии поясных накла­ док. Н акладки типов Н а, ІХа, б, в, ХІб, в, г, ХІа нигде не найдены с вещами этой категории типов I, ІІб, в, ІІІа, в, VI, VII, ІІІб, X, XI д, е, ж, XII. А последние, в свою очередь, почти никогда не встречаются с накладками типов X III, XIV, XV .

Более того, каж дая из выделенных групп сочетается только с опре­ деленными типами других категорий и не обнаружена с другими типа­ ми этих же категорий. Например, поясные накладки типов I, ІІб, в, ІІІа, в, VI, VII, ІІІб, в, X, ХІд, е, ж, XII повсеместно встречаются в погре­ бениях вместе с пронизками типов АН, Д Ід, е, Д ІІІг, EI и очень редко найдены с предметами этой категории типов Б І— II, Д Іа, б, Д ІІІа, ЕІІ. И напротив, последние всегда располагаются вместе с накладками типов X III—XV. Ш умящие подвески типов АІа и Д найдены вместе с плоскими подвесками типов I, ІІІв, г; VI, и VII совсем не встречаются с плоскими подвесками типа ІІІа, б, а; шумящие предметы этой к а ­ тегории — типов А Н — III, Б І— II, Г, 3, И не обнаружены с плоскими — типов I, ІІІв, г, VI и VII .

Взаимоисключение отдельных типов одной категории может рассм ат­ риваться как следствие хронологических изменений в процессе развития категории. По-видимому, в данном случае мы имеем группы вещей, р а з­ личающиеся по времени своего бытования .

Сопоставление положения в корреляционной таблице типов вещей различных категорий позволяет выделить устойчивые группы взаимовстречающихся предметов. В исследуемом комплексе зафиксировано четыре таких группы .

Первая группа (табл. а, б), самая малочисленная, представлена двумя погребениями Агафоновского могильника. Предметов этой груп­ пы несомненно больше, но они происходят из разрушенных погребений Б.-Висимского могильника и случайных сборов, а потому в корреляцию не могут быть включены .

К этой группе относятся пряж ка типа A IІІа (табл. б— 1), браслет типа Ів (табл. б—2), поясные накладки типов Н а (табл. б—6), ІХа (табл. б—3), б (табл. б—4 ), в (табл. б—8 ), ХІб (табл. б— 10— 12), в (табл. б—5), г (табл. б— 13), ХІа (табл. б—9), плоская подвеска типа IV в (табл. б — 14) и пронизка типа ЕИ д (табл. б — 15) .

Предметы этой группы, прежде всего поясные наборы, представляют собой своеобразный комплекс, имеющий необычайно широкий террито­ риальный ареал. Наибольшее количество аналогий находят поясные н а ­ кладки типов На, ІХа, б и пряжки типа А И Іа. Они в большом количест­ ве встречаются в кавказских могильниках — Борисовском (Саханев, 1914, рис. 22—1, 4, табл. 1— 14), у Агойского аула (Карповка, Миллер, 1909, рис. 22—18), в урочище Боготобагде (Кузнецов, 1962, рис. 16— 10), Верхне-Чирюртовском (Путинцева, 1961, рис. 7— 19, 22), в Крыму в скле­ пе 34 могильника Чуфут-Кале (Кропоткин, 1958, рис. 5 а), Суук-су (Репников, 1906, табл. 10—23; Пудовкин, 1961, стр. 183, рис. 1), в кладах Во­ сточной Европы — Смеловском (Рыбаков, 1953, рис. 7 а), Суджанском (Рыбаков, 1949, рис. 33а; 1953, рис. 76), Колосковском (Рыбаков, 1953, рис. 12 — псевдопряжка), М артыновском (Рыбаков, 1953, рис. 17—4, 19), Подболотьевском (Fettich, 1937, табл. СХХУ— 1—3), в могиле у с. Арцибашева Рязанской области (Монгайт, 1951, рис. 43—8, 14), в погребении 7 кургана 1 Бережновского могильника в П оволжье (Засецкая, 1968, стр. 56—57, рис. 141, 142) .

Подобные вещи часто встречаются в башкирских могильниках сере­ дины I тысячелетия н. э.— Бахмутинском (Смирнов, 1957, табл. V II— 1), Новиковском (Смирнов, 1957, табл. V III—7), Ново-Турбаслинском (М ажитов, 1959, табл. V I—7, 8), Бирском (Мажитов, 1968, табл. 6—31), Кушнаренковском (раскопки В. Ф. Генинга, 1958 год), М анякском (до­ клад Н. А. М ажитова на сессии АН СС СР в апреле 1968 года) .

Единично они встречаются в Средней Азии (Левина, 1966, рис. 13— 19, 24) и в Западной Сибири — в Лихачевском могильнике на р. Ишиме (Генинг, Зданович, 1964). Приведенные аналогии предметам этой группы свидетельствуют о преобладании восточно-европейских паралле­ лей .

Погребальные комплексы этой группы могут быть датированы с достаточной точностью второй половиной VI — первой половиной V II вв .

на основании находок вместе с ними монет Ю стиниана I (527—565 гг.) и М аврикия (597—602 гг.) в могильнике Суук-Су (Репников, 1906, стр. 1—29; 1909, стр. 105, 108; Пудовин, 1961, стр. 183, рис. 1), Хосрова I (531—549 гг.) в катакомбах XII, XXIII могильника Чми (Самоквасов, 1908), Юстиниана I (527—565 гг.) в склепе 34 могильника Чуфут-Кале (Кропоткин, 1958, стр. 210), монет (531—579 гг., 632—633 гг.) в погре­ бении кв. 22В Неволинского могильника (Ленинград, фонды МАЭ, кол­ лекция № 1556), китайских монет, отлитых в 589 г., найденных в Лихачевском могильнике (Генинг, Зданович, 1964), а такж е византийских монет в могилах Верхне-Чирюртовского могильника (Путинцева, 1961) .

Таким образом, первая группа вещей укладывается в пределах вто­ рой половины VI — I половины,ІІ вв .

Ко второй группе (табл. а, б) относятся височные подвески типов AI (табл. б— 16), А ІІа (табл. б—17), А ІІІб (табл. б— 15), ГІ (табл. б— 19), браслеты типа II (табл. б—29), перстни типов Іа, (табл. б—20) б, II (табл. б—21—23), пряж ки типов AI (табл. б—24—27), А ІІІб (табл .

б—28), пряжки-колечки (табл. б—30—32), поясные накладки типов I (табл. б—33—35), 126, в (табл. б—36—39), ІІІа, в (табл. б—37, 38), VI (табл. 6—40, 41), V II (табл. 6—42, 43), ІІІб, в (табл. 6—44, 45), X (табл. б—46, 47), ХІд, е, ж (табл. б—48,50), XII (табл. б—5 1 ),наконеч­ ники ремней типов AI (табл. б—52, 53), A ll (табл. б—54), шумящие подвески типов AI (табл. б—62), д (табл. б—60, 61, 63), объемные под­ вески типа ІІІа (табл. б—65), б, V (табл. б—64), плоские подвески типа I (табл. 6—55, 56), ІІІв, г (табл. 6—57), VI (табл. 6—58), VII (табл .

б—59), пронизки типов АН (табл. б—66—67), Д Ід, е (табл. 6—68, 69), Д ІІІг (табл. 6—70), ЕІ (табл. 6—71) .

Аналогии вещей этой группы имеют широкое территориальное рас­ пространение. П лоская подвеска типа Ід найдена в могильнике П ес­ чанка на Северном К авказе, где она датируется V II—V III вв. (ОАК за' 1898, стр. 126, рис. 7). Н акладки типов Ив и ХІд подобны вещам из могильника у Агойского аула (К арповка) (Миллер, 1909, рис. 22—7), а такж е накладкам из могильника в урочище Боготобагде на Кубани (Кузнецов, 1962, рис. 16—9, 11) и из Борисовского могильника (Саханев, 1914, рис. 20—8, 10). Все перечисленные памятники датируются V I—V II вв. Н акладки типов ІІІб, ІХд, XII и пряж ка типа АІа обнару­ жены в бассейнах Волги и Оки, в могильниках V I—V III вв.— Муромском, Хотимльском и Серповском (Горюнова, 1961, рис. 10—5, 6, 9,10, рис. 56— 3, 7, 9; Алихова, 1959а, табл. 53—2). Известны аналогии этим предме­ там в ранней части Крюково-Кужновского могильника в Мордовии, д а ­ тирующегося V III—XI вв. Таковы пряжки типов АІб и А ІІІб, накладки типов ІІІв, Хб, г, наконечник ремня типа AI (М атериалы по истории мордвы, 1952, табл. X X X — 11, XXVIII—9, XXIX— 12, XXXIII—5, 7, XXX—7) .

Наиболее многочисленны аналогии предметов второй группы, осо­ бенно украшений поясов в Сибири и Средней Азии. Н акладки типов Ха, б и пряжки типа АІа встречены в погребениях тюркского времени в Копейском чаатасе на Алтае (Киселев, 1949, стр. 353, рис. 2, 13), в М и­ нусинском крае (Fettich, 1937, табл. XIX— 13), в могильнике Хана I в Монголии (E rdelyi.D orjsren, Navan, 1967, рис. 34а, в), в кургане 5 могильника Катанда II на Алтае, датированном V II—V III вв. (Гаври­ лова, 1965, рис. 7—2), в кургане — кенотафе МТ—58—IV в долине КопК ож ээ в западной Туве, где найдена такж е китайская монета (713— 741 гг., Грач, 1960, рис. 82), в Чуйской долине (Бернштам, 1950, табл .

XLV—6, XLIV— 1, 3) и в Пенджикенте в слоях, датированных монетами второй половины V III — по 70-е годы V III в. (Распопова, 1965, рис. 81) .

Н акладки, подобны.е типам ІІб, ІІб, XII известны такж е из курганов у Архиерейской заимки близ Томска (ОАК за 1896, рис. 362, 363, 370) .

Некоторый диссонанс в датировку вносят браслеты типа ІІб, кото­ рые по внешним аналогиям датируются V III—X вв. (Генинг, 1962, табл .

II—9; Стоколос, 1962, рис. 2, 5; Талидкий, 1940, табл. II—15; Халиков, Безухова, 1960, рис. 29—3). По-видимому, браслеты этого типа появля­ ются в Прикамье несколько раньше и могут быть датированы наряду со всем комплексом V II—V III вв .

Д ата погребений этой группы убедительно определяется монетными данными. В погребениях 8, 63, 64 Деменковского, в могилах 1, 19 Неволинского могильников найдены монеты Хосрова II, чеканенные в преде­ лах 590—628 гг. н. э., в погребении 4 могильника Телячий брод найден диргем, отнесенный к VII в. Кроме того, китайской монетой (713— 741 гг.) датируется аналогичный комплекс из кургана — кенотафа МТ—58—IV Западной Тувы (Грач, 1960, рис. 78, стр. 109, 129— 139, 147), а такж е собрание вещей из курганов у Архиерейской заимки, которое датируется китайскими монетами (618—626 гг., Грязное, 1952, стр. 95) .

Некоторым аргументом в пользу указанной даты служит совместная находка в Усть-Кишертском кладе византийского серебряного блюдца, изготовленного во второй четверти VI в., с накладкам и типа ХІе, з, пряжкой-колечком, пронизками (типов А ІІа, Д Іе, объемной подвеской типа ІІІа и плоской подвеской типа 1з (Мацулевич, 1940, стр. 145— 146) .

Время захоронения этих вещей определялось Л. А. Мацулевичем второй половиной или концом VII в. Таким образом, по монетам, внешним аналогиям и находке византийского сосуда вторая группа вещей дати­ руется второй половиной VII — первой половиной V III вв .

В третью группу входят височные подвески типов А ІІІг (табл. б— 72), Б І —II (табл. б—73, 74), Б ІІІб (табл. б—75), браслеты типа ІІІв, г (табл. б—84, 85), пряжки типов A ll (табл. б—78, 79), БІ (табл. б—80), В ІІІ—V (табл. б—81—83), поясные накладки типов X III (табл. б—86— 88), XIV (табл. б—89—91), XV (табл. б—92—95), наконечники ремней (табл. б—96, 97), шумящие подвески типов А Н — III (табл. б—100— 102), Б І—V (табл. б— 107— 108), Г (табл. б— 105— 106), 3 (табл. б— 104— 110), И (табл. б— 109, 111), объемные подвески типов I (табл. б— 112), ІІІв (табл. б— 113), плоские подвески типов ІІІа, б (табл. б—98, 99), пронизки типов Б І— II (табл. б— 114—115), Д Іа, б (табл. б— 117), Д І І Іа (табл. б—116), Е ІІа, б, в, г, е (табл. б—117, 118), перстни типа ІІІа (табл. б— 76— 77) .

Наиболее близкие территориальные аналогии материал третьей груп­ пы находит в могильнике Мыдлань-шай в Удмуртии. Здесь обнаружены височные подвески типа Б ІІІб, пряжки типов А ІІа, АІІб, браслеты ти­ пов ІІІв, г, накладки типов Х ІІІа, г, пронизка типа Б ІІа, подвеска — лож ка типа Ів (Генинг, 1962; табл. I—15, II— 10а; III— 1, 5, 4, 116, в, IV—14, 17, V—22, 34). Могильник датируется по монетам второй поло­ вины V III — первой половины IX вв .

Ш умящ ая подвеска типа А ІІа и объемная подвеска типа ІІІв най­ дены в Стерлитамакском могильнике, надеж но датирующемся монетами V III — серединой IX в. (Ахмеров, 1955, табл. I— 1, 3; Смирнов, 1957, “ табл. V—5) .

П ряж ки типа А ІІа происходят из Стерлитамакского могильника V III— IX вв. в Башкирии (Ахмеров, 1955, табл. V III), из кургана V I— V III вв. у с. Курай на Алтае (Киселев, 1949, табл. 1—6) из Минусин­ ского края (Fettich, 1937, табл. XX III—8, 10, 15), из памятников сросткинского типа, относящихся к V III—X вв.— из кургана 2 могильника К атанда II (Гаврилова, 1965, рис. 9—3, 4) и кургана 2 могильника Сростки I (там же, рис. 11— 17). В кургане 2 могильника Катанда II найдена такж е и пряж ка типа ВІ (там ж е, рис. 9—2) .

Поясные пряжки подобные типу A ll а обнаружены в погребениях Дмитровского (П летнева, 1961, рис. 3) и Калиновского (Шилов, 1959, стр. 516, рис. 70) могильников, датирующихся второй половиной V III— IX вв .

Поясные накладки очень похожи на детали поясов салтово-маяцкой культуры (Ляпушкин, 1958, рис. 21; Плетнева, 1967, рис. 44—14, 26, 30, 31, 33, 45, рис. 45—2, 3; 1961, стр. 185, рис. 3; Fettich, 1937, табл. XVI— 9). Нужно отметить такж е сходство общих форм височных украш е­ ний — височных подвесок отдела Б и литых серег, датированных С. А. Плетневой концом V III — первой половиной IX вв. (Плетнева, 1967, рис. 36). Подобные ж е серьги характерны, по мнению В. Б. Деопик, для аланских памятников V III—IX вв. (Деопик, 1963, стр. 131 — 132) .

Н акладки типов Х ІІІа, в, ХІа, б обнаружены в Крюково-Кужновском могильнике в Мордовии V III—XI вв. (М атериалы по истории морд­ вы, 1952, табл. XXVIII—3, 19, XXX—1, XXXI—1), на Северном К авказе в могильнике у аула Д зивгис (Материалы по археологии К авказа, 1900, табл. LXXIV—9). Наконечник пояса типа Б І известен в материале могильника аварского времени у Яносиды (Erdelyi, 1958, табл. X— / ) .

Н акладки типа ХІб встречены в кургане у озера Синеглазово Ч еля­ бинской области, который отнесен его исследователем к V III — первой половине IX вв. (Стоколос, 1962, рис. 2—4) .

Д ата погребений третьей группы устанавливается по монетам. Так, захоронения могильника М ыдлань-шай, дающие наибольшее количест­ во подобных вещей, датируются девятнадцатью куфическими монетами, чеканенными в пределах с 704 по 823—824 гг. (Генинг, 1962, стр. 39, 41) .

Время существования Стерлитамакского могильника определяется так­ ж е омейядским динаром (705—706 гг.), двумя омейядскими (712, 743) и тремя аббасидскими (770, 774, 779) диргемами (Ахмеров, 1955, стр.’ 164— 166). Прямые аналогии предметам этой группы имеются та к ­ ж е в материале могильников Катанда II курган 2, где обнаружена тюргешская монета (740—742 гг., Гаврилова, 1965, стр. 67—68) и Сростки I курган 2, где такж е найдена монета, чеканенная в пределах 766—780 гг .

(там же, стр. 69) .

Таким образом, выделенная третья группа вещей убедительно дати­ руется второй половиной V III — первой половиной IX вв. Однако неко­ торые вещи этой группы встречаются и в памятниках более позднего времени — X—XI вв. Так, пряж ка типа В ІІІ, височные подвески типов Б ІІв, Б ІІІб, накладки типов Х ІІІа, б обнаружены в Кочергинском мо­ гильнике IX—XII вв. (Талицкий, 1940, табл. III—21, 22, 24, 30, табл .

I— 1а). Ш умящие подвески типа И Іа и И ІІб найдены в Веселовском могильнике в Поветлужье, датирующемся X—XI вв. (Халиков, Безухова, 1960, рис. 21—3, рис. 39—5) .

Н акладки типа Х ІІІа встречались при раскопках Приладожских кур­ ганов X в. (Станкевич, 1947, рис. 4) .

Ш умящие подвески инородного происхождения типа ЗІа, 311, и И ІІІб имеют широкое распространение в Волго-Окском междуречье. Они най­ дены в Максимовском могильнике (Спицын, 1901, XXV—10, XXIV— I, 2), Владимирских курганах в погребениях X—X II вв. (Спицын, 1905, рис. 438, 446, 448, 449, 452), в Михайловском могильнике X—XI вв. (Го­ рюнова, 1961, рис. 42—2, 14, 19) .

По-видимому, в целом третью группу вещей можно датировать вто­ рой половиной V III— IX вв., но при этом учитывать, что отдельные пред­ меты данной группы могут встречаться и в более позднее время .

Н аряду с тремя вышеописанными группами, существуют такие типы вещей, которые одинаково встречаются с предметами и второй и треть­ ей группы и указываю т на преемственность в развитии вещевого м ате­ риала. Такие вещи составляют четвертую промежуточную группу. Н еоб­ ходимо отметить, что вещи этой группы чаще встречаются с предметами второй группы, нежели третьей. Из шестнадцати типов вещей в девяти случаях преобладает взаимовстречаемость с вещами второй группы и в шести — с предметами третьей группы. К четвертой группе относятся височные подвески типов А ІІІа (табл. 33—6), А ІІІв (табл. 33—11— 13), ВІа, б (табл. 34—18, 19), браслеты типов I (табл. 36—4—5 ), ІІІа, б (табл. 36—И, 12), пряжки типов ВІ (табл. 38—2—8), Г І— II (табл. 38— 17—20), шумящие подвески типа ВІа, б (табл. 44— 1—8), объемные под­ вески типов II (табл. 50—1—5), IV (табл. 50—11—22), пронизки типов AI (табл. 51—1— 8), B I— II (табл. 52— 1—8), ГІ— II (табл. 52— 9— 12), Д I Іа, б, в (таб л..52—21—23), перстни типа ІІІб, в (табл. 35—11— 15) и маски (табл. 35—23—25). Эти вещи сосуществуют с предметами вто­ рой и третьей группы, т. е. встречаются на протяжении второй половины V II—IX вв. Внешние аналогии дают крайне мало для подтверждения этой даты, вследствие своей немногочисленности. Браслеты типа ІІІб обнаружены на Сарском городище V I—IX вв. (Горюнова, 1961, рис. 39—

17) и в могильнике М ыдлань-шай V III — 1-й половины IX вв. (Генинг, 1962, табл. II—И ) .

Т аблица Д Аналогии предметам четвертой группы

–  –  –

Перстни типа ІІІб широко распространены в памятниках V—IX вв .

Они найдены в Томниковском и Перемчалкинском мордовских могиль­ никах IX в. (Алихова, 1959, табл. I—25), в Перейминском могильнике в Западной Сибири (Чернецов, 1957, табл. X III—4), в могильнике СуукСу, где они датируются V—V II вв. (Репников, 1909, стр. 106, рис. 11/1) и в погребениях V III— IX вв. Борисовского могильника (Саханев, 1914, табл. V— /7 ) .

Предметы типов, представленных на табл. Д, пока имеют аналогии только в памятниках второй половины V III—IX вв., но присутствие их в комплексах второй половины VII — первой половины V III в. верхне­ камских могильников позволяет относить их к четвертой группе. В це­ лом, четвертая группа датируется второй половиной V II—IX вв .

Анализ процентного соотношения распределения типов вещей но хро­ нологическим группам (табл. г) показывает, что средний процент взаимовстречаемостей предметов второй группы с вещами этой же группы равен 80, а с предметами третьей группы — 3,3%. Средний процент со­ пряженностей вещей третьей и второй групп выражен цифрой 7,0, а предметов третьей группы друг с другом составляет 54%. Что касается вещей четвертой группы, то там средний процент взаимосочетания их с предметами второй группы равняется 40,3%, а с предметами третьей группы — 34,4% .

Итак, величина среднего процента показывает, что украшения вто­ рой и третьей групп наиболее часто встречаются друг с другом внутри групп (79,9% и 54%) и, напротив, очень редко обнаруживаются вместе предметы из разных групп (3,3% и 7,0% ). Вещи четвертой группы встре­ чаются почти одинаково как с предметами второй (40,3% ), так и треть­ ей (34,4%) группы .

Д ля проверки правильности выделения хронологических групп мето­ дом культурной стратиграфии был произведен опыт математической оценки сопряженности типов на основе теории вероятностей. Этим спо­ собом были исследованы все случаи взаимовстречаемостей височных подвесок, накладок, пронизок и перстней. Выбор категорий вещей про­ диктован стремлением охватить наиболее разнообразные детали ко­ стюма .

Первоначально вычисления были проведены по методу, предложен­ ному Г. А. Федоровым-Давыдовым (Федоров-Давыдов, 1966, стр. 93 и далее; 1965, стр.

55 и далее) по формулам оценки вероятностей по час­ тоте:

р _ ab r ab — папь

–  –  –

наличие положительной связи между событиями А и В (Ф едоров-Давы­ дов, 1966, стр. 94—95). Последнее означает фактически одновременность этих событий .

Вычисления по вышеуказанным формулам были проведены на элек­ тронно-вычислительной машине М-20 с 249 сочетаниями вещ ей1 .

В результате положительная связь была установлена в 75 случаях (табл. Е ). Д ля сочетаний предметов первой группы она была получена 4 раза, второй — 38, третьей — 7, четвертой — 6, для сопряженностей предметов второй и четвертой групп — 6 раз, третьей и четвертой групп — 12 и для взаимовстречающихся предметов первой и второй групп — 2 раза. Наибольшее количество положительных связей во второй груп­ пе объясняется многочисленностью предметов этой группы сравнитель­ но с другими .

При этом положительная связь нежелательных сочетаний вещей, т. е. сопряженностей предметов, принадлежащих к хронологически раз­ личным группам, не наблю дается, и потому результат исследований этим методом фактически подтверждает хронологическое членение, ко­ торое было получено способом культурной стратиграфии .

1 Вычисления производил студент IV курса механико-математического факультета Уральского государственного университета В. В. Расин, за что автор статьи ему глубоко признателен .

Лишь в двух случаях — при совместном обнаружении накладок VII — вещей второй группы — с накладками первой группы — типов IX а, б и XVI установлена положительная связь. По-видимому, накладки типа VII встречаются как в первой половине, так и во второй половине VII в. и первой половине V III в. Это один из первых выделенных типов, смежных между первой и второй группами .

Поскольку в этой работе приходится оперировать небольшими вы­ борками, то для более строгого доказательства полученных выводов, мы обратились к другому методу — определению доверительных интер­ валов для вероятности по частости (Дунин^Бардовский, Смирнов, 1955, стр. 281—283; Ковалевская (Деопик), 1965, стр. 294) .

Д ля вычисления 95%-ных доверительных интервалов было использо­ вано следующее уравнение (Дунин-Барковский, Смирнов, 1955, стр. 282) .

–  –  –

где для ра х = a, s = па\ для pd х = b, s = n; для раЬ х = таЬ, s = п аЬ .

Уравнения решаются приближенно с помощью таблиц, приведенных в книге И. В. Дунина-Барковского и Н. В. Смирнова (1955, стр. 520— 525). Операции производились лишь с 75 сопряженностями, для которых установлена положительная связь методом Г. А. Федорова-Давыдова .

Первоначально вычислялись доверительные интервалы для вероятности появления типа А (Р а — граф а 6, табл. Е) и типа В (Яв — графа 9, табл. Е ), затем произведением этих величин определялись верхние гр а ­ ни теоретической вероятности сопряженности этих типов (Яа *Рв — гр а ­ фа 13, табл. Е ), которая в дальнейшем сравнивалась с доверительными пределами, действительной вероятности совместной находки типов А и В (Яав — графа 12, табл. Е ) .

Во всех случаях верхняя грань доверительного интервала действи­ тельной вероятности сопряженности двух типов превышает верхний предел теоретической вероятности наступления этого события. Следова­ тельно, мы можем говорить, что взаимовстречаемость этих предметов не случайна и может быть объяснена одновременностью их бытования .

Таким образом, метод определения доверительных интервалов веро­ ятности по частости такж е подтверждает результаты исследований че­ рез оценку вероятности по частоте и культурно-стратиграфический ан а­ лиз .

Предложенная хронологическая^ ш кала верхнекамских погребаль­ ных комплексов V II—IX вв. еще далека от своего окончательного завер­ шения. Вполне возможно, что с появлением новых материалов и в ходе дальнейшей работы в схему могут быть внесены некоторые коррективы, изменения, дополнения. Это практически первая попытка разобраться в большом и разнообразном материале. Намеренно, чтобы ограничить и без того обильный материал, были опущены при хронологизации быто­ вые предметы и оружие. В дальнейшем с этими категориями такж е не­ обходима подобная работа. Кроме того, для получения четкой грани м еж ду IX и X вв. необходимо исследовать аналогичным способом см еж ­ ные комплексы IX, X и XI вв .

П РИ ЛО Ж ЕН И Е I

УКАЗАТЕЛЬ К КАРТЕ МОГИЛЬНИКОВ

И СЛУЧАЙНЫХ НАХОДОК VII—IX вв .

1. МОГИЛЬНИК ТЕЛЯЧИЙ БРО Д Чусовского района Пермской области К П а­ мятник был исследован в 1964 г. экспедицией Пермского государственного университета под руководством В. А. Оборина .

Раскопанные 4 захоронения могильника датируются второй половиной VII — первой половиной VIII в. (Оборин, 1964) .

2. ГОРОДИЩ Е АНТОНОВЦЫ в верховьях р. Малый Туй, правого притока р. Ка­ мы. Городище находится к востоку от д. Антоновцы Ильинского района. В коллекции Теплоуховых с городища имеются наконечники стрелы и копья, пронизки, бусы и о б ­ ломки керамики ломоватовского типа (Спицын, 1902, табл. III— 13, IV — /5, XVIII— /5;

XXIV—35, 39; XXVII— 14; Талицкая, 1952, 893) .

3. ГОРОДИЩ Е ГАРАМИХА расположено между дд. Кониной и Зеньковой, пра­ вый приток р. Гаревой, правого притока р. Камы. Большое количество находок хра­ нится в коллекции Теплоуховых. Среди них пряслице, фрагменты керамики, пряжка, пронизка, бусы. (Спицын, 1902, табл. III—5, 4; IV—4; XVIII— /0, 27; XXIV—7, 28, 30;

XXIX— /; Талицкая, 1952 № 921) .

4. ЗОБАЧЕВСКИЙ МОГИЛЬНИК. Д. Зобачева Ильинского района, левый берег р. Ломоватовки, левого притока р. Камы. В коллекции Теплоуховых хранится несколь­ ко украшений: пронизок, подвесок и бус, относящихся к V II— IX вв. Вместе с тем отсюда же происходят несколько вещей, датирующихся харинским временем. В 1901 г .

место находок было обследовано А. А. Спицыным, который подтвердил наличие древ­ него могильника. И. А. Талицкая считает, что с пашни Зобачева происходят все пред­ меты, хранящиеся в коллекции Теплоуховых под названиями: Зобачева, Бесштанная, Маркова, Ломоватовка (Спицын, 1902, табл. III—8, 12, XXIV— 19, XL — 5, 6; Талицкая, 1952 стр. 123) .

5. ЗАРОДЯТСКОЕ СЕЛИЩЕ. Д д. Зародята, Гущата, Ковина, Плюснина Добрянского района, левый берег р. Песьянки, притока Малого Туя, правого притока р. Камы .

Селище находится к ЮЗ от д. Зародята в местности* «Над Ключом». Здесь были найдены два серебряных блюда, сасанидские монеты, «туйский всадник». В 1925 г. па­ мятник был обследован А. В. Шмидтом. В 1952— 1953 гг. здесь были проведены раскоп­ ки отрядом Камской экспедиции под руководством В. Ф. Генинга. (А. А. Спицын, 1 В случаях, когда принадлежность к области не указана, подразумевается Перм­ ская область .

1902, табл. I l l — 14, XXXVI — 17; Талицкая, 1952, Nb 882; Генинг, 1952а, 19536. Отчет о раскопках Зародятского селища.) б; ВИСИМСКИЙ МОГИЛЬНИК. Пос. Висим Добрянского района, устье р. Б. Ви­ сим, левого притока р. Камы. После сооружения Камского водохранилища площадка могильника во время паводков стала затопляться и размываться. Часть вещей из разрушеных погребений была послана местными жителями в Пермский областной крае­ ведческий музей .

Раскопки на могильнике велись летом 1959 г. под руководством В. П. Денисова .

Вскрытая площадь составила 912 кв м, на которой обнаружено лишь два непотрево­ женных погребения и большое количество вещей. Среди находок — девятнадцать мо­ нет V—VII вв. Дата могильника устанавливается в пределах V—VIII вв. (Денисов, 1959) .

7. ГРУДЯТСКИИ М ОГИЛЬНИК Ильинского района, р. Ломоватовка, левый при­ ток р. Гаревой, правого притока р. Камы. Близ деревни, на поле Ракитиных в разное время были найдены различные предметы III— IX вв. В результате раскопок, произве­ денных в 1901 г. А. А. Спицыным, было установлено, что могильник разрушен пахо­ той. В коллекции Теплоуховых к VII— IX вв. относятся подвеска, обломок височного»

кольца, пронизка, зооморфные и антропоморфные идолы и множество бус. (Спицын, .

1902, табл. III—2, / /, IV— /2, V—4, 8, 10, 13, V II—18, XX— 19, XXIV—3, 58, 76, 78 XXVIII—4, 35, XXXI—4, XXXIX— /; Талицкая, 1952, Nb 929) .

8. КЕМОЛЬСКАЯ НАХОДКА Ильинский район, р. Кемоль — правый приток р. 0 6 вы, правого притока р. Камы. На берегу р. Кемоль, точнее не известно, была найдена основа от бронзовой подвески (Спицын, 1902, табл. XXXII— /; Талицкая 1952, Nb 939) _

9. ДЕМЕНКОВСКИИ МОГИЛЬНИК Д. Деменки, Ильинского района, правый бе­ рег р. Обвы, правого притока р. Камы. В окрестностях деревни расположен могильник .

В 1901 г. А. А. Спицыным здесь были раскопаны 47 погребений. В 1953 г. памятник, был исследован экспедицией Коми-Пермяцкого окружного музея под руководством В. Ф. Генинга. Во время работ на могильнике была вскрыта площадь в 720 кв. м и обнаружено 153 погребения. В коллекции Теплоуховых хранится подвеска, обнаружен­ ная на этом памятнике (Спицын, 1902, табл. XXXIX— /2* ОАК за 1901, стр. 113— 114; Талицкая, 1952, Nb 941; Генинг, 1964) .

10. ИЛЬИНСКИЕ НАХОДКИ. С. Ильинское. В собраниях Теплоуховых присутст­ вует большое количество вещей, обнаруженных в окрестностях этого села. В числе их — шумящие, колесовидные, коробочки, подвески, наконечник стрелы, меч, псалия o r удил и другие предметы (Спицын, 1902, табл. XIV—8, / / ; XXXIX—9, V— 19, XXV— 14, IX—2; XXVI—18, XXVII—/ /, XXXVI—3, XL—13; Талицкая, 1952, стр. 125) .

11. НАЗАРОВСКИЕ НАХОДКИ. Д. Назарова, Ильинского района, правый берег р. Обвы, правого притока р. Камы. Близ деревни местными жителями были найдены бронзовые украшения, одно из которых, основа подвески, попало в коллекцию Тепло­ уховых. Предмет датируется VII—VIII вв. (Спицын, 1902, табл. XXXII—7; Талицкая, 1952, N° 940) .

12. ИДОГОВСКИЕ НАХОДКИ. Д. Идогова, Ильинского района, р. Идогова при­ ток р. Егвы, правого притока р. Камы. Близ деревни найдена основа бронзовой под­ вески, датирующейся V III— IX вв. (Спицын, 1902, табл. XI — 8; Талицкая, 1952, № 969) .

13. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ МОГИЛЬНИК. С. Рождественское, левый берег р. Обвы^ правого притока р. Камы. Древний могильник находится в 1 км юго-западнее с. Р о ж ­ дественского на берегу р. Обвы, между двумя оврагами, рядом с древним городищем .

В 1897 г. Н. Н. Новокрещенных раскопал здесь 12 погребений. В коллекции Теплоухо­ вых хранится большое количество вещей, датирующихся XIII— XIV вв. Но среди них находятся также предметы, относящиеся к VIII— IX вв. В число этих вещей входят несколько шумящих подвесок, пряжка, накладки, наконечник пояса, височная подвеска (Спицын, 1902, табл. VII—3, XIV— /, XXIII—8, 26, XXXII— 16, 17, XXXIV—38; Талиц­ кая, 1952, № 980; Оборин, 1953а, стр. 161— 177; Новокрещенных, 1901, стр. 114— 117) .

14. ФЕДОРОВЩИНСКИЕ НАХОДКИ. Д. Федоровщина, Чермозского района» ле­ вый берег р. Иньвы, правого притока р. Камы. В коллекции Теплоуховых имеется брон­ зовая пронизка и железное кресало, датирующиеся VIII— IX вв. (Спицын, 1902,., табл. XXXIX—25; Талицкая, 1952, Nb 1036) .

15. КУПРОССКИЕ НАХОДКИ. С. Купрос, Коми-Пермяцкого национального окру­ га, р. Иньва — правый приток р. Камы. В окрестностях села обнаружены две шумящих подвески, которые находятся в собрании Теплоуховых (Спицын, 1902, табл. XIV—9, XXXIX—16; Талицкая, 1952, N° 1045) .

16. БАКИНСКОЕ СЕЛИЩЕ. Д. Вакина, Коми-Пермяцкого национального округа, р. Печотора — правый приток р. Исыл, левого притора р. Иньвы, правого притока р. Камы .

Селище располагается на пологом мысу. В коллекци Теплоуховых есть несколько вещей, датирующихся VI— IX вв., большая ж е часть их относится к более позднему времени (Спицын, 1902, табл. V—9, XXXIX—5; Талицкая, 1952, N° 1042) .

17. КОЗЬМИНСКИЕ НАХОДКИ. Д. Козьмина, Коми-Пермяцкого национального округа, устье р. Пой, левого притока р. Иньвы, правого притока р. Камы. В 1894 г. в окрестностях д. Козьминой возле озера местными жителями были найдены древние вещи и переданы в коллекцию Теплоуховых. В числе этих вещей находились подвескакоробочка, бронзовая копоушка, маленькая подвеска и железный наконечник стрелы .

Все предметы датируются VIII— IX вв. (Спицын, 1902, табл. XXVI—10, XXXII—4, X X X IV — 11; Талицкая, 1952, N° Ю46) .

18. БАЯНДИНСКИЕ НАХОДКИ. Д. Баяндина (Баландина) недалеко от села Архангельского, Коми-Пермяцкого национального округа, устье р. Истер, левого прито­ ка р. Иньвы, правого притока р. Камы. В коллекции Теплоуховых имеется поясная бляшка. Возможно, она происходит с городища, по сведениям И. Я. Кривощекова и И. Г. Остроумова, находящегося в окрестностях деревни, но можно предполагать так­ ж е наличие вблизи деревни древнего могильника (Спицын, 1902, табл. XXXVIII—8 ;

Талицкая, 1952, N° 1064, ОАК за 1893 г., стр. 22) .

19. АРХАНГЕЛЬСКИЕ НАХОДКИ. С. Архангельское, Коми-Пермяцкого нацио­ нального округа, левый берег р. Иньвы, правого притока р. Камы. В коллекции Тепло­ уховых хранится подвеска. Возможно, она происходит с расположенного в окрестно­ стях села городища Безымянного, на котором в 1859 г. был найден серебряный котел;

с крышкой, в котором обнаружен сосуд и шесть чашек с ручками (Спицын, 1902, табл .

XXXIX— / / ; Талицкая, 1952, N° 1078) .

20. ЗАГАРСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Соболева, Коми-Пермяцкого национального округа, правый берег р. Иньвы, правого притока р. Камы. Могильник расположен на правом берегу ручья Иван-шор, на огородах. Он был открыт в 1893 г. крестьянином д. Соболевой Я. И. Спириным, обнаружившим погребение с серебряной маской, бусами, бляшками, пронизками, удилами, топором и мечом. Позднее часть могильника раскопал А. А. Спицын. В 1938 г. могильник был обследован М. В. Талицким. В собрании Тепло­ уховых хранится большое количество вещей, найденных в могильнике. Большая часть их датируются X—XI вв. Помимо этих предметов имеются вещи, относящиеся к VII— IX вв. К их числу принадлежит большое количество подвесок — колоколовидных, коле­ совидных ложечек, флакончатых, несколько пряжек, накладок, пронизок, височных под­ весок, перстней, браслетов. Среди этих вещей находятся и изделия, сделанные из железа,— топоры, наконечники копий, кресало, стремя, псалия от удил, накладки от конской сбруи (Спицын, 1902, табл. V II—/, 8, 24, IX—6, / /, X— 12, 30, XV—7, 19, 20, XVII—23, XVIII —3, XX—3, 6, 18, XXV — 17, 20, XXVII—6, XXXIII— 12, 27, XXXVI —28, XXXIX—2, 6, 8, 17; Талицкая, 1952, N° 1038) .

21. ВАЖГОРТСКИЙ МОГИЛЬНИК Д. Важгорт (Чинагорт), Коми-Пермяцкого на­ ционального округа, левый берег р. Велвы, левого притока р. Иньвы, правого притока р. Камы. В 1938 г. могильник обследовал М. В. Талицкий. В 1953 г. на памятнике проведены рекогносцировочные раскопки экспедицией Коми-Пермяцкого национального музея под руководством В. Ф. Генинга. На могильнике было заложено три раскопа общей площадью 170 кв. м. На одном из них были обнаружены шесть грунтовых пот требений. По материалу могильник датируется V III— IX вв. (Талицкая, 1952, № 1080;

Генинг, 1953; Генинг, Голдина, в настоящем сборнике) .

22. КАНЕВСКИЙ МОГИЛЬНИК. Д. Канево, Белоевского района, Коми-Пермяцко­ го национального округа, левый берег р. Велвы, левого притока р. Иньвы, правого притока р. Камы .

Могильник был открыт при земляных работах в 1880 г. В 1938 г. был обследован М. В. Талицким .

Раскопки памятника были произведены летом 1953 г. экспедицией Коми-Пермяц­ кого национального музея под руководством В.Ф. Генинга. В ходе работ была иссле­ дована площадь в 594 кв. м, на которой обнаружено 30 погребений и несколько жерт­ венных ям. Могильник датируется VIII— IX вв. (Талицкая, 1952, № 1087; Генинг, 1953; Генинг, Голдина, в настоящем сборнике) .

23. КУДЫМКАРСКОЕ ГОРОДИЩЕ И МОГИЛЬНИК. Г. Кудымкар, Коми-Пер­ мяцкого национального округа, левый берег Кувы, левого притока р. Иньвы, правого притока р. Камы. Большой материал с городища имеется в коллекции Теплоуховых .

В 1877 г. поселение раскапывалось А. Е. Теплоуховым. В 1938 г. было обследовано М. В. Талицким. Есть сведения о том, что на площадке городища располагался древ­ ний могильник .

В состав материала, происходящего из этой местности, входит большое количество украшений. Основная масса находок датируется X—XII вв. Но имеются также пред­ меты V II— IX вв. Среди них бронзовые шумящие и колесовидные подвески, накладки и перстень (Спицын, 1902, табл. IX— /, X III—б, XV—8\ Талицкая, 1952, № 1113, 1114) .

24. МАЛЬЦЕВСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Мальцево, Коми-Пермяцкого националь­ ного округа, левый берег р. Кувы, левого притока р. Иньвы, правого притока р. Камы .

Могильник расположен на конце деревни, на мысу. В коллекцию Теплоуховых поступи­ ло несколько случайных находок с площади этого могильника, в число которых входят шумящие и флаконовидная подвески, накладки, височные кольца и одна бронзовая пряжка. Все предметы датируются V III— IX вв. (Спицын, 1902, табл. VI—5, VII—б, / /, IX— /4, XI —3, XII—Р, XVII— /б, XXXIII—7, Талицкая, 1952, № 1122) .

25. БАЯНОВСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Баяново, Добрянского района .

Памятник расположен в 200 м к югу от деревни. Раскопки могильника были про­ ведены в 1951, 1953 гг. отрядом КАЭ под руководством В. А. Оборина. В ходе их ис­ следовано 17 погребений. В могилах найдены украшения, предметы быта и оружие .

Памятник датируется VIII—X вв. (Оборин, 1953, 1956) .

26. МЕЛЕХИНСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Мелехино, Чердынского района, левый 45ерег р. Камы .

Могильник расположен в 150 метрах южнее деревни, в местности «Бор». В про­ шлом столетии здесь были найдены пять серебряных гривен и другие вещи, поступив­ шие в различные музеи. В коллекции Теплоуховых отсюда происходит одна вещь V I— IX вв .

В 1962 г. могильник был раскопан экспедицией Пермского государственного уни­ верситета. Раскопано 14 погребений, большая часть из них датируется X—XI вв., лишь три погребения отнесены к более раннему времени (Талицкая, 1952, № 1302; Оборин 1962а; Отчет о раскопках Мелехинского могильника) .

27. РЕДИ кА РС КИ И МОГИЛЬНИК. С. Редикар, Чердынского района, правый берег р. Вишеры, левого притока р. Камы .

В окрестностях села в прошлом столетии находили много «чудских» вещей и кла­ дов. Небольшие раскопки на могильнике были проведены в 1950 г. директором Чер­ дынского краеведческого музея им. А. С. Пушкина И. А. Лунеговым. Были раскопаны два погребения .

Памятник датируется И. А. Лунеговым IX—X вв. (Лунегов, 1955, стр. 128). Пред­ ставляется возможным несколько удревнить эту дату и установить ее в пределах V III— IX вв., поскольку на могильнике найдены монеты VII—VIII вв., а вещевой материал укладывается в рамках V III—IX вв. (Лунегов, 1955) .

28. ЧЕРДЫНСКИЕ НАХОДКИ. Чердынский район. В коллекции Теплоуховых хранится несколько случайных находок, происходящих из Чердынского уезда, точнее неизвестно. Среди этих вещей — колоколовидные и шумящие подвески, накладка. Они датируются VII—VIII вв. (Спицын, 1902, табл. VII—25, XX—25, XXXI—24, XXXV—2) .

29. ПУКСИБСКИЕ НАХОДКИ. Д. Пуксиб, Косинского района, Коми-Пермяцкого национального округа, pp. Лолым, Пан — правые притоки р. Косы, правого притока р. Камы .

В трех километрах от деревни, при впадении р. Лолым в р. Косу и по р. Пан, притоку Косы, по рассказам местных жителей, выпахиваются «чудские» изделия. Часть их поступила в коллекцию Теплоуховых, часть — в коллекцию Зеликмана. К VII— IX вв .

среди этих находок относятся две круглых подвески (Спицын, 1902, табл. ЦІ—9, 21;

Талицкая, 1952, № 1366) .

30. КОЧЕВСКИЕ НАХОДКИ. Д. Большая Коча, Коми-Пермяцкого национального округа, левый берег р. Онолвы, левого притока р. Косы, правого притока р. Камы .

Много предметов, обнаруженных на древнем могильнике, расположенном в окрест­ ностях д. Коча, у мельницы, близ часовни, поступило в коллекцию Теплоуховых. Боль­ шая часть вещей датируется харинским временем, но есть предметы — восьмигранный браслет VII— IX вв. (Спицын, 1902, табл. XV—22; Талицкая, 1952, № 1373) .

31. УРЬИНСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Урья, Кочевского района, Коми-Пермяцкого национального округа, левый берег р. Онолвы, левого притока р. Косы, правого притока р. Камы .

Памятник был известен еще в конце прошлого столетия. Вещи, происходящие из могильника, были датированы А. А. Спицыным X в. (1902, стр. 23), а позднее И. А. Талицкой VI— IX вв. (Талицкая, 1952, стр. 178). В 1952 г. могильник исследовала экспе­ диция Коми-Пермяцкого окружного музея под руководством В. Ф. Генинга. Раскопан­ ная площадь составила 780 кв. м, а количество вскрытых погребений равно 56. Помимо последних на памятнике обнаружены жертвенные комплексы. Могильник датируется V III— IX вв. (Спицын, 1902, табл. XI—5, XVII—25, 44, XXXVII—5; Талицкая, 1952, № 1379; Генинг, 1952; Генинг, Голдина, в наст сборнике) .

32. КОРЧЕВСКИЕ НАХОДКИ. Д. Корчея, Пермской области. В коллекции Тепло­ уховых хранится два предмета, найденные в окрестностях этой деревни — кольцевидная подвеска и птицевидный идол с тремя головами и личиной человека в центре (Спицын, 1902, табл. III— /9, IV—5) .

33. ЧАЗЕВСКАЯ НАХОДКА. Д. Чазева, Косинского района, Коми-Пермяцкого на­ ционального округа. Близ села Чазева найдено литое на верш ие кинжала, поступившее в коллекцию Теплоуховых (Спицын, 1902, табл. III—18) .

34. АГАФОНОВСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Агафоново, Тайнинского района, КомиПермяцкого национального округа, правый берег р. Камы .

В 1900 году В. Л. Борисов раскопал на могильнике «два курганных погребения, в которых были найдены медная пряжка, оковка от рукояти кинжала, бляшка от поясного набора, половинки от серебряной серьги». По аналогии с соседним могильни­ ком у д. Хариной, Агафоновские курганы были датированы III—V вв. (Schmidt, 1927) .

В 1962 г. могильник был обследован Тайнинской группой экспедиции Пермского университета. Курганы не обнаружены. На раскопе площадью 48 кв. м обнаружены пять грунтовых разрушенных погребений, материал которых датируется VII в (ОАК за 1900, стр. 88, Оборин, 1962) .

35. ХАРИНСКИЙ МОГИЛЬНИК. Д. Харина, Тайнинского района, Коми-Пермяц­ кого национального округа. Близ деревни, на правом берегу р. Камы, находится древ­ ний могильник. Наиболее древняя часть его представляла собой низкие и широкие насыпи, почти соприкасающиеся в основании. В 1900— 1901 гг. В. Л. Борисов раскопал здесь 20 курганов. Помимо их существовали и грунтовые захоронения, из которых происходят вещи V II—VIII вв. Часть обнаруженных на площадке могильника вещей хранится в коллекции Теплоуховых. Среди них несколько бронзовых круглых, плоских и шумящих подвесок, пронизок и две пряжки (Спицын, 1902, табл. VIII—5, 7, IX—4, X—21, 22, 29, XI—2, XIII— /5, XII— / /, XXII— /4, XXXI—2 /, XXXIII—/5, /0, XXXIV— 14, XXXVI— 5; Талицкая, 1952, № 1412) .

36. МИХАЛЕВСКИЕ (ЗЛАТИНСКИЕ) НАХОДКИ. Д. Михалева, Тайнинского района, Коми-Пермяцкого национального округа, правый берег р. Камы .

В. Л. Борисов собрал здесь большое количество древних вещей, в число которых входят шумящие, колесовидные и колоколовидные подвески, тройчатки, овальные на­ кладки, перстень, пронизки с большим вздутием и прорезями. Некоторые вещи, на­ пример, коньковые подвески с личиной и пронизка-уточка с шумящей частью, относят­ ся, вероятно, к более позднему времени (Спицын, 1902, табл. V— /5, 18, 20, V I—2, IX—3, X—20, XIII—5, XVII—3, 4t XXIII—Я 14, XXIV— /4, XXVI—25; XXVIII— 28, XXXI —26, XXXII—23, XXXIII—2 /, 35, XXXIV—2; Талицкая, 1952, № 1407) .

37. ЕЛЕВСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Елева, Тайнинского района, Коми-Пермяцкого национального округа, правый берег р. Камы .

В окрестностях деревни находили человеческие кости и предметы древности, боль­ шая часть которых в коллекции Теплоуховых. Вещи датируются VII—X вв. (Спицын, 1902, табл. IX—2, X—/5, 18, 31, XV— /, 22, XXXIV— /5, 24, XXXVIII—6; Талицкая, 1952, № 1408) .

38. БАЗУЕВСКИЕ НАХОДКИ. Д. Базуева, Тайнинского района, Коми-Пермяцкого национального округа, верховья р. Булач, левого притока р. Лолог, правого притока р. Камы .

В окрестностях деревни находили много «чудских» изделий. Часть из них хранится в Историческом музее. Некоторые предметы приобретены И. Я. Кривощековым для коллекции Теплоуховых, среди них ромбовидный наконечник стрелы и птицевидный идол (ОАК за 1900 г. стр. 89; А. А. Спицын, 1902, табл. V—3, XXVII— 13; Талицкая, 1952, № 1357) .

39. МОДОРОБСКИЕ НАХОДКИ. Д. Модороб, Тайнинского района, р. Модоробка, правый приток р. Камы. В окрестностях деревни было найдено несколько предметов древности, среди которых две подвески и перстень (Спицын, 1902, табл. IX—7, XV—5, XX—24; Талицкая, 1952, № 1409) .

40. ДАНИЛОВСКИЙ МОГИЛЬНИК. Д. Данилова, Тайнинского района, Коми-Пер­ мяцкого национального округа, правый берег р. Камы .

В окрестностях деревни расположен холм Силен-Мыс, на котором выпахивались «чудские» вещи. Часть из них хранится в коллекций Теплоуховых. Среди этих вещей — колесовидная подвеска, лапка от шумящей подвески, накладка и четырехзвейная буси­ на. Эти предметы датируются V II—VIII вв. (Спицын, 1902, табл. XVII— 13, XXIV— 17, XXXII— 18, XXXIV—23; Талицкая, 1952, 1415) .

41. ФЕДОРОВСКИЕ НАХОДКИ. Д. Федорова, Тайнинского района Коми-Пермяц­ кого национального округа, правый берег р. Камы .

Близ деревни найдено много предметов древности. Часть из них в 1866 г. была приобретена И. Я. Кривощековым для коллекции Теплоуховых, где находятся две бронзовые подвески из этой местности. Обе они датируются VIII— IX вв. (Спицын, 1902, табл. V III—9, XVII—5; Талицкая, 1952, № 1413) .

42. АННИНСКИЕ НАХОДКИ. В Аннинской волости (д. Усть-Чикурья Коми-Пер­ мяцкого округа — бывший центр Аннинской волости) было найдено несколько предме­ тов древности, точное местонахождение которых неизвестно .

В их число входили несколько подвесок, накладка и спиралевидная пронизка (Спицын, 1901, табл. III—10, VII— 15, Х—16, XIV—5, XVI—12, XXXIII—32, XXXVII— 30; Талицкая, 1952, № 1426) .

43. ПЛЕСИНСКИЙ КЛАД. Д. Плес, Тайнинского района, Коми-Пермяцкого на­ ционального округа, правый берег р. Камы. Примерно в 1 км от деревни находится урочище Ошкыб (Бычье поле). Здесь в семидесятых годах XIX в. было найдено около 4 кг «чудских» изделий. В то же время здесь обнаружена наполненная «чудскими»

вещами корчага. Часть вещей попала в коллекцию Теплоуховых. Большинство всшей датируется харинским временем, но некоторые из них относятся к VII—V III вв. (Спицын, 1902, табл. III.—6, 20, Х Х - / 5, X V I - /2, X X II-/, 21, XXXII—20, XXXVIII- 1 9 ;

Талицкая, 1952, № 1428) .

44. ПЛЕСИНСКИЙ МОГИЛЬНИК. Д. Плес, Тайнинского района, Комй-Пермяцкого национального округа, правый берег р. Камы. В 1960 г. при земляных работах был обнаружен древний могильник. В 1960— 1961 гг. он был обследован археологической экспедицией Коми-Пермяцкого музея и Пермского государственного университета под руководством В. А. Оборина. В результате раскопок было обнаружено 42 грунтовых погребения, большая часть которых относится к IX—X вв., а четырнадцать — к VII— VIII вв. (Оборин, 19626, 1961) .

45. НОСКОВСКИИ МОГИЛЬНИК. Д. Носкова, Кировской области, правый берег р. Б-Колыч, правого притока р. Камы. Близ деревни расположен могильник. Площадка его почти сплошь покрыта лесом. Внешних признаков могил нет. Погребения располо­ жены неглубоко и вымываются весенними водами. В 1885 г. небольшие раскопки про­ извел Н. Г. Первухин, но ничего не обнаружил. В деревне им были приобретены неко­ торые вещи: бронзовые подвески, бляшки, железные ножи, наконечники копья и др .

В 1888 г. могильник был обследован А. Н. Шатровым, который вскрыл несколько раз­ рушенных погребений. При раскопках обнаружены бронзовые и железные предметы, керамика и серебряные монеты Хосроя II (590—628 гг. н. э.). В коллекции Теплоухо­ вых хранятся несколько накладок, датирующихся VII—VIII вв. (Спицын, 1902, табл .

XXXVIII—Я 10, 12; Талицкая, 1952, № 1455) .

46. ГОРТ-КУШЕТСКИЙ МОГИЛЬНИК. Д. Горт-Кушет (Горкуш), Кировской об­ ласти, правый приток р. Б-Колыч, правого притока р. Камы. В окрестностях деревни, недалеко от «чудского» городища, расположен могильник, давший богатую коллекцию древних вещей. Часть предметов находится в коллекции Теплоуховых. К VII— IX вв .

относятся несколько височных колец, браслеты, перстни, накладка, пряжка, подвеска, пронизка, костяной наконечник стрелы, костяная копоушка, глиняное пряслице (Спи­ цын, 1902, табл. VII—7, X— 17, XV—4, 9, 12, 16, XVIII— 14, 20, XXIII—3, 9, 20, XXVI— 11, XXXIV—25, XXXVI—25; Талицкая, 1952, № 1452) .

47. ГЕОРГИЕВСКИЕ НАХОДКИ. С. Георгиевское, Кировской области. Близ села, в местности «Большая гора», расположено городище, называемое Зуй-Кар. В 1881 г .

городище было осмотрено А. П. Ивановым, в 1885 — Н. Г. Первухиным, в 1888— А. Н. Шатровым. В 1897 г. в археологическую комиссию из окрестностей села были доставлены 5 серебряных и одна медная витые гривны, 16 медных конусовидных подве­ сок, медные шумящие подвески, медное кольцо с выступами по окружности. Находки поступили в Исторический музей. В коллекции Теплоуховых хранится несколько вещей VII— IX вв. из села Георгиевского, возможно, найденных на городище. В числе их ш у­ мящая подвеска, несколько пронизок (Спицын, 1902, табл. ХХ/ХІІІ—1, 3, 5, 7, 11, 13, 14, 17, 18, 21, 22, 30; Спицын, 1893, стр. 83; Первухин, 1896, стр. 118; ОАК за 1897, стр. 60; Шатров, 1899, стр. 86; Талицкая, 1952, № 1442) .

48. УСТЬ-ВОЧСКИЕ НАХОДКИ. На р. Вочь, притоке Северной Кельтмы, найдены две рамчатые пряжки (Спицын, 1902, табл. XXXIII—16, 18) .

П РИ ЛОЖ ЕНИЕ II

УКАЗАТЕЛЬ К ТАБЛИЦАМ РИСУНКОВ ВЕЩЕВОГО МАТЕРИАЛА И -ІХ вв .

–  –  –

1 Здесь и далее в этой графе цифра означает номер погребения, а буква — название могильника: Д — Деменковский, У — Урьинский, К — Каневский, П — Плесинский .

2 Здесь и далее в этой графе цифра означает порядковый номер памятника в указателе к карте размещения могильников и находок V I I — IX вв. (приложение 1) .

Табл .

–  –  –

29 9Д, 29У ЬЗ 6, 35 2К 30 19У 5 42П 31 19У 32 39Д 7 20К 1 8 6К 29П 3 17 2К

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ

–  –  –






Похожие работы:

«Общероссийская общественная физкультурно-спортивная организация "Всероссийская Федерация акробатического рок-н-ролла" Программа по физической культуре для общеобразовательных организаций на основе акробатического рок-н-ролла Рек...»

«1 УДК 81-115 [811.111+811.161.2] Сафьян Ю.О. КОНЦЕПТ CHARMER/ ЧАРІВНА ЛЮДИНА В АНГЛИЙСКОЙ И УКРАИНСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ Статья посвящена исследованию понятийных и образных особенностей концепта CHARMER/ЧАРІВНА ЛЮДИНА в английской и украинской лингвокульту...»

«УДК 811.111’374 ББК 81.2 Англ-4 Б30 Иллюстрации Е.В. Казейкиной Бахурова, Евгения Петровна. Б30 Универсальный английский разговорник. Общаемся без проблем! /Е.П. Бахурова. – Москва : АСТ, 2015. – 219, [5] c. – (Разговорник для всех). ISBN 978-5-17-088808-5 Предлагаемый разговорник содержит самые нужные выр...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Дополнительная образовательная общеразвивающая программа физкультурно спортивной направленности "Школа мяча" (с элементами волейбола) разработана в соответствии с нормативными документами:Конституция РФ;Конвенция ООН "О правах ребенка";Федеральный закон...»

«ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ www.pmedu.ru 2010, №2, 50-77 СОЗДАТЕЛИ ПЕРВЫХ УЧЕБНЫХ КНИГ ДЛЯ НАЧАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ ГРАМОТЕ – БУКВАРЕЙ И АЗБУК XVI – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВВ. FOUNDERS OF THE FIRST EDUCATIONAL BOOKS FOR ELEMENT...»

«12 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Гуманитарные науки. 2016. № 14(235). Выпуск 30 УДК 811.161.1 ДИАЛЕКТИЗМЫ И РЕГИОНИМЫ В СИСТЕМЕ ФИТОНИМИЧЕСКОЙ ЛЕКСИКИ БЕЛОГОРЬЯ* DIALECTICISMS AND REGIONYMS IN THE SYSTEM OF NAMES OF PLANTS OF THE BELGOROD REGION С.А. Кошарная S.A. Koshar...»

«Управление культуры П р авительства Свердловской области Свердловская областная межнациональная библиотека жёжщтжи жттэел жъж°и. /Зече[г otnqtrLX.a в ЗиЗлиоигеке Екатеринбург СОДЕРЖАНИЕ 1 Вступление _;.. _ с. 2 2.' Литературная викторина Лики любви с. 5 3. Лит...»

«культуры, т. е. процесс, который в следующем поколении может завершиться ассимиляцией, но может и не привести к ней. 4 Надо, конечно, иметь в виду условность понятия "узконациональная ориентация" при широ­ ком распространении в настоящее время интернациональных форм духовной культуры, стандарти­ зации, унификации вещной среды, те...»

«Р А з л ы ш д д д п i f рi о tl шш ып М.И.Лапицкий МАССА И ВЛАСТЬ ПОД МИКРОСКОПОМ Элиас Канетти. Масса и власть. Москва, "Ad Marinem", 1997, 527 с. " С у д ь б а м и р а л е ж и т в н а с с ам и х...»

«ПОЛОЖЕНИЕ о проведении соревнования "Мультиспортивная гонка #NovogorskChallenge" 12 июня 2017 г.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1 . Настоящее Положение регулирует вопросы, связанные с организацией и проведением соревнований "Мультиспортивная гонка #NovogorskChallenge: SwimRun, забе...»

«2. Пояснительная записка. Дополнительная образовательная программа "Флористика и декор" имеет художественную направленность. Уровень освоения программы общекультурный. Программа творческой мастерской "Флорист...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.