WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Материалы Всероссийской конференции с международным участием по когнитивной науке Архангельск Министерство науки и высшего образования Российской ...»

-- [ Страница 1 ] --

КОГНИТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Материалы Всероссийской конференции

с международным участием по когнитивной наук

е

Архангельск

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации

Северный (Арктический) федеральный университет

имени М.В. Ломоносова

Министерство образования и науки Архангельской области

Межрегиональная ассоциация

когнитивных исследований (МАКИ)

КОГНИТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Материалы Всероссийской конференции с международным участием по когнитивной науке Архангельск, 19–22 ноября 2018 г .

Архангельск УДК 159.91+612.821 ББК 88.3 К57

Когнитивные исследования на современном этапе [Электронный ресурс]:

материалы Всероссийской конференции с международным участием по К57 когнититвной науке (Архангельск, 19–22 ноября 2018 г.). – Электронные текстовые данные. Архангельск: САФУ, 2018. – 323 с .

ISBN 978-5-261-01349-5 .

Сборник содержит материалы докладов, представленных на Всероссийской научной конференции с международным участием «Когнитивные исследования на современном этапе»

(КИСЭ-2018), проходившей в г. Архангельске с 19 по 22 ноября 2018 г. Представленные материалы еще раз подчеркивают, что когнитивная наука – современная междисциплинарная область исследования познания. В докладах обсуждаются вопросы, возникающие на стыке когнитивной психологии и лингвистики, нейрофизиологии и искусственного интеллекта, когнитивной педагогики и экономики, а также ряда других направлений. Сборник будет полезен как для исследователей, работающих в разных областях когнитивной науки, так и для преподавателей и обучающихся .



УДК 159.91+612.821 ББК 88.3 ISBN 978-5-261-01349-5 Материалы публикуются в авторской редакции © Северный (Арктический) федеральный университет им. М.В. Ломоносова, 2018

СОДЕРЖАНИЕ

А.Ю. Агафонов, Т.М. Деева, Ю.Е. Шилов ИМПЛИЦИТНОЕ УСВОЕНИЕ КАТЕГОРИАЛЬНЫХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЕЙ……………………………….. 9 А.Р. Агрис, И.О. Камардина, Т.В. Ахутина НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ

ПОДХОД К АНАЛИЗУ ГРАФОМОТОРНЫХ НАВЫКОВ У МЛАДШИХ

ШКОЛЬНИКОВ………………………………………………………………………… 11 Н.Ш. Александрова ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВИДОСПЕЦИФИЧЕСКИХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ – ПЕРВООЧЕРЕДНАЯ ЦЕЛЬ ПЛАСТИЧНОСТИ МОЗГА?............. 14 Р.А. Алешко, К.В. Шошина РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ИДЕНТИФИКАЦИИ

ОБЪЕКТОВ НА АЭРОСНИМКАХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДОВ

КОМПЬЮТЕРНОГО ЗРЕНИЯ………………………………………………………... 17 Т.В. Ахутина, Р.М. Власова, А.А. Корнеев, Е.Ю. Матвеева, Я.Р. Паникратова

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕНННОСТИ ПОНИМАНИЯ СЛОЖНЫХ

ГРАММАТИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ У ДЕТЕЙ 7-10 ЛЕТ……………………... 19 Т.С. Бабкина, А.Г. Пешковская, М.Г. Мягков ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ В

СОЦИАЛЬНЫХ ДИЛЕММАХ СОПРОВОЖДАЕТСЯ ОПРЕДЕЛЕННЫМИ

ПАТТЕРНАМИ ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ………………………………………………….. 22 М.А. Башанова ОСОБЕННОСТИ НАИМЕНОВАНИЙ ДНЕЙ НЕДЕЛИ В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ КИТАЙСКИХ СТУДЕНТОВ…………………………… 26 М.М. Безруких, Ю.Н. Комкова, В.В. Иванов, О.Н. Адамовская УРОВЕНЬ

РАЗВИТИЯ ЗРИТЕЛЬНО-ПРОСТРАНСТВЕННОГО ВОСПРИЯТИЯ И

ОКУЛОМОТОРНАЯ АКТИВНОСТЬ ПРИ ЧТЕНИИ У ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО

ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА 29





Л.И. Белякова, Ю.О. Филатова ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ИНДИКАТОРЫ

СТАНОВЛЕНИЯ РЕЧЕВОЙ ФУНКЦИИ РЕБЁНКА КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЕГО

КОГНИТИТВНОГО РАЗВИТИЯ……………………………………………………… 32 А.А. Березина, А.В. Трусова А.В., С.Г. Климанова С.Г., А.Н. Гвоздецкий

ВЛИЯНИЕ ТРЕВОГИ И ДЕПРЕССИИ НА ПОКАЗАТЕЛИ КОГНИТИВНОГО

ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПАЦИЕНТОВ С АЛКОГОЛЬНОЙ

ЗАВИСИМОСТЬЮ…………………………………………………………………….. 35 А.В.Борцова, Л.Ю.Першина УСПЕШНОСТЬ БИОУПРАВЛЕНИЯ

ПАРАМЕТРАМИ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА У СТУДЕНТОВ

ПРИ ПРОСЛУШИВАНИИ ТЕМПО-РИТМИЧЕСКОЙ КОМПОЗИЦИИ

БЛЮЗОВОГО ЖАНРА………………………………………………………………… 38 Е.А. Брызгалин, А.Е. Войскунский, С.А. Козловский КОГНИТИВНО-СТИЛЕВЫЕ

ОСОБЕННОСТИ АВТОРОВ ВИКИПЕДИИ:

АНАЛИТИЧНОСТЬ/ХОЛИСТИЧНОСТЬ……………………………………………. 39 Е.Г. Брындин КОММУНИКАТИВНО-АСОЦИАТИВНАЯ ЛОГИКА ПОДРАЖАТЕЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ………………………………………………. 42 Н.Ю. Валькова, Е.В. Комаровская О ВЗАИМОСВЯЗИ УСПЕВАЕМОСТИ

УЧАЩИХСЯ СТАРШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ОБРАЗОМ И

КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ………………………………………………………………… 47 И.С. Васендина ОТОБРАЖЕНИЕ ОБРАЗНЫХ КОНСТРУКЦИЙ СНИМКА В

СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ ОБРАБОТКИ

ИНФОРМАЦИИ ОБ ОБЪЕКТАХ СЕВЕРНЫХ ЭКОСИСТЕМ…………………….. 49 А. А. Василенок ОЦЕНКА ОФОРМЛЕНИЯ ОБЛОЖКИ РЯДА БУКВАРЕЙ…… 52 П.С. Вербенко, М.Б. Бровченко-Яропуд, Э.Ф. Измаилов, О.А. Залата

СОСТОЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ И КОГНИТИВНЫХ ФУНКЦИЙ СТУДЕНТОВ

ДО И ПОСЛЕ КУРСА ПРОСЛУШИВАНИЯ МУЗЫКИ РАЗНОГО

НАПРАВЛЕНИЯ……………………………………………………………………….. 55 Т.С. Войтехович ОБРАЗ ВАХТЫ У РАБОТНИКОВ ПРИ ВАХТОВОЙ ФОРМЕ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ…………………………………. 58 И.В. Гайдамашко, В.М. Кроль ЯЗЫК И КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО ОБУЧЕНИЯ……………………………… 61 О.Б. Гилева КОГНИТИВНЫЕ СТИЛИ, ОСОБЕННОСТИ РЕАКЦИИ ЭЭГ НА

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ НАГРУЗКУ И УСПЕШНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ

ШКОЛЬНИКОВ………………………………………………………………………… 64 К.В. Гладун ХАОТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ СИГНАЛА - ЭЭГ ПРИ

ВОСПРИЯТИИ ЗВУКОВОЙ ИНФОРМАЦИИ У ПАЦИЕНТОВ С ЧМТ…………. 67

Г.Г. Горелова, Е.С. Колмычевская ОСОБЕННОСТИ СОВМЕСТНОГО РЕШЕНИЯ

МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ У ПАР С РАЗЛИЧНЫМ СТАЖЕМ БРАКА………… 70

А.А. Гудзовская КОЛЛЕКТИВНАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ И ЛИЧНАЯ СВОБОДА В КОГНИТИВНЫХ ОРИЕНТАЦИЯХ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ……………………… 73 Е.Ю. Давыдова, Д.А. Чегодаев, П.А. Павлова, Н.А. Павлова ВАРИАТИВНОСТЬ

ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ У ДЕТЕЙ,

ПЕРЕНЕСШИХ ЛЁГКУЮ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВУЮ ТРАВМУ…………………… 76 И.С. Депутат ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ИНТЕЛЛЕКТА И

РАСПРЕДЕЛЕНИЯ УРОВНЯ ПОСТОЯННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГОЛОВНОГО

МОЗГА У ДЕТЕЙ С СИНДРОМОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ С

ГИПЕРАКТИВНОСТЬЮ……………………………………………………………… 78 А.С. Дмитриева ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ СОБСТВЕННОГО ОТРАЖЕНИЯ В ЗЕРКАЛЕ ЛЕОПАРДОВЫМ ГЕККОНОМ………………………. 81 Н.В. Дроздова, А.П. Лобанов, А.А. Толкач МНОЖЕСТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И

СОЦИАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР: КОГНИТИВНЫЙ И ТРАНСПАРАДИГМАЛЬНЫЙ

ПОДХОД………………………………………………………………………………… 84 Е.В. Евстафьева, О.А. Залата, Д.Н. Глушак, Ю.М. Кондакова АНАЛИЗ

МЕТЕОЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ

СТУДЕНТОВ (ПО ДАННЫМ CЕРИИ НАБЛЮДЕНИЙ)…………………………… 87 Е.А. Евстифеева, С.И. Филиппченкова КОГНИТИВНЫЕ РЕСУРСЫ

ВРАЧЕВАНИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ

ВРАЧА…………………………………………………………………………………… 90

Н. Е. Ентус КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

АНГЛОЯЗЫЧНЫХ МЕТЕОТЕРМИНОВ - ОБОЗНАЧЕНИЙ ВЕТРОВ……………. 93 Д. Д. Жигульская, В. В. Толченникова, П. О. Ратманова ФРОНТОМЕДИАЛЬНЫЙ ТЕТА-РИТМ: СВЯЗЬ С КОГНИТИВНЫМИ АСПЕКТАМИ НАВИГАЦИИ В ВИРТУАЛЬНОЙ СРЕДЕ………………………………………….. 96

Е.И. Жигэу ВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬЕ И ЕЁ

ВЛИЯНИЕ НА ХАРАКТЕР СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ………………… 99 О.В. Жукова, Ю.Е. Шелепин, В.А. Фокин, Г.Е. Труфанов, П.П. Васильев, А.В .

Соколов ФМРТ-ИССЛЕДОВАНИЕ НЕЙРОННОЙ СЕТИ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩЕЙ

РАСПОЗНАВАНИЕ МИМИКИ В ПОРОГОВЫХ УСЛОВИЯХ НАБЛЮДЕНИЯ… 102

Н.В.Звягина ПАРАМЕТРЫ ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ КАК МАРКЕРЫ КОМФОРТНОСТИ ВИЗУАЛЬНОЙ СРЕДЫ………………………………………… 104 Н.В. Звягина, А.И. Талеева ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

ВОСПРИЯТИЯ КОРОТКОЛАТЕНТНЫХ ЗРИТЕЛЬНЫХ СТИМУЛОВ У

СТУДЕНТОВ…………………………………………………………………………… 107 Л.В. Зевина КОМАНДНАЯ ИСЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

УЧИТЕЛЕЙ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ: ПЕРВЫЕ

РЕЗУЛЬТАТЫ И ПЕРПЕКТИВЫ…………………………………………………….. 110 Е.М. Зинченко ОСОБЕННОСТИ ОКУЛОМОТОРНОЙ АКТИВНОСТИ ПРИ

ПРИНЯТИИ ФИНАНСОВЫХ РЕШЕНИЙ У ЭКСПЕРТОВ И СТУДЕНТОВ……… 113

Ю.П. Игнатова, И.И. Макарова, А.В. Аксенова ОСОБЕННОСТИ РЕАКЦИИ

СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ НА

КОГНИТИВНУЮ НАГРУЗКУ У ДЕВУШЕК………………………………………… 116 О.Н. Иконникова, А.В. Аветян ВЛИЯНИЕ ШАХМАТНОГО ВСЕОБУЧА НА

КОГНИТИВНО-ЛИЧНОСТНОЕ РАЗВИТИЕ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ:

ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ………………………………………. 119 O.N. Ikonnikova THE SALISHAN SOMATIC LEXICAL SUFFIXES AND THE

COGNITIVE CONCEPTUALIZATION OF THE WORLD AT THE INITIAL STAGE

OF THE LANGUAGE DEVELOPMENT………………………………………………. 122 В. Н. Ильин, М. М.Филиппов ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ И

КОГНИТИВНЫЕ ФУНКЦИИ У СПОРТСМЕНОВ С ХРОНИЧЕСКИМ

УТОМЛЕНИЕМ…………………………………………………………………………. 124

Е.С. Исакова, О.В. Ломтатидзе ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСПРИЯТИЯ ТЕКСТОВ:

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ……………………………………………. 127 Н.Н. Каданкова, Ю.В. Прохорова ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЗРИТЕЛЬНОМОТОРНОЙ КООРДИНАЦИИ У ДЕТЕЙ 6,5-7,5 ЛЕТ……………………………… 130 С.С. Калинин ВЗАИМОСВЯЗЬ ОППОЗИЦИЙ «ОБВИАТИВ – ПРОКСИМАТИВ»

И «ДИРЕКТИВ – ИНВЕРСИВ» С ПОЗИЦИИ КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ

НАБЛЮДАТЕЛЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АЛГОНКИНСКИХ ЯЗЫКОВ И ЯЗЫКОВ

МИХЕ-СОКЕ)…………………………………………………………………………… 133 И.О. Камардина, А.Р. Агрис МЕТОДЫ РАЗВИТИЯ ГРАФОМОТОРНЫХ И

ОПТИКО-ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ФУНКЦИЙ. НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ

ПОДХОД………………………………………………………………………………… 137 З.Я. Карманова ПРОБЛЕМА ОНТОЛОГИЧЕСКОГО РАЗМЫКАНИЯ СЛОВА……140 Е. В. Киричатая, Е. В. Казакова СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОГНИТИВНОГО

РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ 7-8 ЛЕТ ПРИ РАЗНЫХ СТИЛЯХ СЕМЕЙНОГО

ВОСПИТАНИЯ…………………………………………………………………………. 143 Е.С. Киселева, Л.П. Калинина, Р.Г. Калинин ЦВЕТОТЕСТИРОВАНИЕ И

ЦВЕТОКОРРЕКЦИЯ ПРИ НАРУШЕНИЯХ ЗРИТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ……. 147

С.Г. Климанова, А.В. Трусова, А.А. Березина, А.Н. Гвоздецкий ПОКАЗАТЕЛИ

ВРЕМЕННОГО ДИСКОНТИРОВАНИЯ (DELAY DISCOUNTING) КАК

ПРЕДИКТОР СРЫВА У ПАЦИЕНТОВ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ… 150

Т.С. Князева ЭФФЕКТ «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ПОРОГА» В АКАДЕМИЧЕСКОЙ И МУЗЫКАЛЬНО-УЧЕБНОЙ УСПЕШНОСТИ…………….. 153 М. Н. Ковалева КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ЭКСКЛАМАТИВОВ В РЕЧИ………………………………………………………….. 155 С.Л. Коваль СТРУКТУРА ЧЛЕНЕНИЯ ВОСПРИНИМАЕМОЙ ИНФОРМАЦИИ... 157 И. С. Кожевникова, М. Н. Панков РИТМЫ ЭЭГ ПРИ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВАХ…………………………………………………………………….. 160 Е.С. Коканова, М.М. Лютянская, А.С. Черкасова ПЕРСПЕКТИВЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОЦЕССОВ ПЕРЕВОДА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ

МЕТОДИКИ АЙТРЕКИНГА…………………………………………………………… 163 Е.Н. Константинова РОЛЬ ИНТЕРОЦЕПЦИИ В ЭКОНОМИЧЕСКОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ………………………………………………………………………166 Г.В.Корельская ЭЭГ - КОРРЕЛЯТЫ НАРУШЕНИЙ РЕЧЕВОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ…………………………………………………………………………………… 168 А.А. Корнеев, Е.Ю. Матвеева, Т.В. Ахутина ИССЛЕДОВАНИЕ ДВИЖЕНИЙ

ГЛАЗ ПРИ ЧТЕНИИ НА НАЧАЛЬНЫХ ЭТАПАХ ОСВОЕНИЯ НАВЫКА………. 170

Е.В. Кривоногова, Л.В. Поскотинова ИЗМЕНЕНИЯ ЛАТЕНТНОСТИ

СЛУХОВОГО КОГНИТИВНОГО ВЫЗВАННОГО ПОТЕНЦИАЛА Р300 ПРИ

БИОУПРАВЛЕНИИ ПАРАМЕТРАМИ РИТМА СЕРДЦА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ……….. 174

М.Н. Лазарева ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ АББРЕВИАТУРЫ:

КОГНИТИВНЫЙ АСПЕКТ……………………………………………………………. 176 И.С. Лебедева, Я.Р. Паникратова, А.С. Томышев, П.С. Кананович, У.О. Попович, А,Д. Румшиская ФРОНТО-ПАРИЕТАЛЬНАЯ СЕТЬ КОНТРОЛЯ, ДЕФОЛНТАЯ

СЕТЬ И ТОЛЩИНА КОРЫ ГОЛОВНОГО МОЗГА В ГРУППАХ РИСКА ПО

РАЗВИТИЮ ЭНДОГЕННЫХ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ………………… 179 Е.С. Логинова, Н.Н. Теребова СТРУКТУРА ВЕРБАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА ПОДРОСТКОВ 12-15 ЛЕТ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕСТОВ Д .

ВЕКСЛЕРА И Р. АМТХАУЭРА……………………………………………………….. 182 Д.А. Малышев, А.Ю.

Кузнецов РАСПОЗНАВАНИЕ

СЛАБОДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫХ ВНУТРЕННИХ РИСКОВ В БИЗНЕСЕ:

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И ВАРИАНТ РЕШЕНИЯ……………………………. 184

О. П. Марченко РОЛЬ ФАКТОРА КУЛЬТУРЫ В ПОДБОРЕ АФФЕКТИВНООКРАШЕННОГО СТИМУЛЬНОГО МАТЕРИАЛА ДЛЯ КОГНИТИВНЫХ

ИССЛЕДОВАНИЙ……………………………………………………………………… 187 В.А. Матушкина Т.В. Белых, И.А. Андросов, Е.М. Зинченко КОМПЬЮТЕРНОЕ

МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССА ИМПЛИЦИТНОГО НАУЧЕНИЯ НА ОСНОВЕ

АНАЛИЗА ЦВЕТОВЫХ ВЫБОРОВ………………………………………………….. 190 Р.И. Мачинская, М.Н. Захарова, А.А. Корнеев, Д.И. Ломакин ВЛИЯНИЕ

ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ РЕГУЛЯТОРНЫХ СИСТЕМ МОЗГА НА

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КОГНИТИВНЫХ

ФУНКЦИЙ И ПОВЕДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ 14-15 ЛЕТ…………………………. 193 В.А. Мединцев ВАРИАНТ ИНТЕГРАТИВНОГО ОПИСАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ………………………………………………. 196 А.И. Мелёхин СПЕЦИФИКА МОДЕЛИ ПСИХИЧЕСКОГО (THEORY OF MIND) В ПОЖИЛОМ И СТАРЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ……………………………………….. 199 О.Р. Меньшикова, И.С. Меньшиков ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В ЛАБОРАТОРНЫХ ИГРАХ……………………………………………. 202 И.В. Надолинская, С.М. Петкова МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ БУНТ…………………….. 205 Т.В. Новикова РОЛЬ ПЕРЕКЛЮЧЕНИЙ В МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ….. 208 А.А. Опехтина АДАПТАЦИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА ПРИ БЕРЕМЕННОСТИ………………………………………………………………………. 211 М.Ю. Опенков, В.С. Варакин КОГНИТИВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДОПОЛНЕННОЙ РЕАЛЬНОСТИ………………………………………………………………………….. 213 М. К. Османова ФОРМИРОВАНИЕ СЕКСУАЛЬНОГО СЦЕНАРИЯ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ОПЫТ ПАРТНЕРСТВА У ЖЕНЩИН………………………………. 217 Т.А. Палихова НЕМЕДЛЕННАЯ ПАМЯТЬ – СИНАПТИЧЕСКАЯ ПЛАСТИЧНОСТЬ ВО ВРЕМЯ ОТВЕТА НА СЕНСОРНЫЙ СТИМУЛ…………… 220 Е.И. Перикова, С.А. Богомаз ЦЕННОСТИ И ЛИЧНОСТНО-РЕГУЛЯТОРНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ………………………………. 223 Н.Е. Петренко, Е.А. Черемушкин, И.А. Яковенко ИЗМЕНЕНИЯ

ВЫСОКОЧАСТОТНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ ЭЭГ ПРИ ОПОЗНАНИИ ЛИЦЕВОЙ

ЭКСПРЕССИИ У СУБЪЕКТОВ С НЕДОСТАТКОМ СНА В УСЛОВИЯХ

НАГРУЗКИ НА РАБОЧУЮ ПАМЯТЬ………………………………………………… 226 Н. Б. Петренко, М. М. Филиппов РАЗВИТИЕ КОГНИТИВНЫХ ФУНКЦИЙ И

КООРДИНАЦИОННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ У ДЕТЕЙ 4–6 ЛЕТ С РЕЧЕВЫМИ

ОТКЛОНЕНИЯМИ ПОД ВЛИЯНИЕМ ЗАНЯТИЙ С ЭЛЕМЕНТАМИ

ТАНЦЕВАЛЬНЫХ УПРАЖНЕНИЙ………………………………………………….. 228 Ю.А. Петровская ИННОВАЦИОННАЯ ЛИЧНОСТЬ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ТИП В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ……………………… 232 О.И. Пилатова, Е.И. Риехакайнен КОНВЕНЦИОНАЛЬНЫЕ ЛЕКСИЧЕСКИЕ

СРЕДСТВА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ПОНЯТИЙ КАК СЕМАНТИЧЕСКАЯ

ПОДДЕРЖКА ПРОЦЕССА ВОСПРИЯТИЯ РЕЧИ………………………………….. 235 А.М. Поликарпов КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ИНТЕГРАТИВНОГО ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ…………………………………………………………………. 238 Е.В. Поликарпова ОТРАЖЕНИЕ МЕНТАЛЬНОГО МИРА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ

НЕМЕЦКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЫ В ЛЕКСИЧЕСКОЙ НОМИНАЦИИ………… 241

Л.В. Поскотинова, Е.В. Кривоногова, Т.А. Зенченко, Д.Б. Дёмин

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ РЕАКТИВНОСТЬ РИТМОЗАДАЮЩИХ СТРУКТУР

ГОЛОВНОГО МОЗГА ЧЕЛОВЕКА НА ЛОКАЛЬНЫЕ ВАРИАЦИИ

ГЕОМАГНИТНОГО ПОЛЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОГНОЗА СТЕПЕНИ

МЕТЕОЗАВИСИМОСТИ………………………………………………………………. 244 С.Б. Потемкин, Г.Е. Кедрова СЕМАНТИЧЕСКОЕ РАССТОЯНИЕ МЕЖДУ

ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ НА ОСНОВЕ МОДИФИЦИРОВАННОГО РАССТОЯНИЯ

ЛЕВЕНШТЕЙНА……………………………………………………………………….. 246 Д.М.Рамендик, М.В. Славуцкая, Б.В. Чернышев ПРОИЗВОЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ,

ВЫЗВАННЫЕ ПОТЕНЦИАЛЫ, ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ

ОСОБЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА…………………………………………………………. 249 С.А Россинская ФОРМИРОВАНИЕ МЕТАПРЕДМЕТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ УЧИТЕЛЯ В СИСТЕМЕ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ……………………… 252 Т.А. Сидорова РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОЛИТИКА: СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ ДОМИНАНТЫ (НА МАТЕРИАЛЕ ВЫСТУПЛЕНИЙ СЕРГЕЯ МИХЕЕВА)……… 255

Л.С. Сироткина ЛОГИЧЕСКАЯ ПРОЦЕДУРА И ЕСТЕСТВЕННОЕ МЫШЛЕНИЕ:

КОГНИТИВИСТСКИЙ СИНТЕЗ……………………………………………………… 258 Т.А. Сироткина КАТЕГОРИЯ ПРОСТРАНСТВА В ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ МЕМУАРНОЙ ПРОЗЫ 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА)……… 261 А.А. Слюсаренко, Е.А. Ульянова, О.А. Залата, А.Е. Слюсаренко

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

ЛИЧНОСТИ ДОНОРОВ И ЛИЦ, НЕ ИМЕЮЩИХ ОПЫТ ДОНАЦИИ……………. 264 М.В. Станякина ИССЛЕДОВАНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ МЕЖДУ ПОКАЗАТЕЛЯМИ

СФОРМИРОВАННОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ И УМЕНИЙ

РАБОТАТЬ НАД ПОНЯТИЕМ У ОБУЧАЮЩИХСЯ ПЕРВЫХ КУРСОВ

УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ……………………… 267 Ю.Н. Суриков КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД В ОБРАЗОВАНИИ КАК

РЕСУРС РАЗВИТИЯ КОГНИТИВНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ СТУДЕНТОВ……….. 270

Г.В. Токарев К ПРОБЛЕМЕ ПОНИМАНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА…… 273 В. В. Толченникова, Д. Д. Жигульская ВЛИЯНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ

УСТАНОВКИ НА ХАРАКТЕР АКТИВНОСТИ В ВИРТУАЛЬНОМ ЛАБИРИНТЕ

НИКОЛЬСКОЙ…………………………………………………………………………. 275 Е.А. Ульянова, А.А. Слюсаренко, О.А. Залата РЕАКЦИИ ЭЭГ-ПАТТЕРНА

СТУДЕНТОВ РАЗНОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ПРИ АУДИАЛЬНОМ

ВОСПРИЯТИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННОГО ТЕКСТА НА

РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ……………………………………………………………………… 278 А.Ю. Филиппович ИССЛЕДОВАНИЕ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЖИВОПИСИ………………………………………………………. 281 О.Е.Фролова О ДВОЙНОМ АДРЕСАТЕ В ЖАНРЕ ИНТЕРВЬЮ………………….. 285 А.Ю. Харченко, Е.А. Евстифеева, С.И. Филиппченкова ЛИЧНОСТНЫЙ ПРОФИЛЬ МОЛОДЕЖИ В ПРАКТИКЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ………………………….. 288

И.А. Хватов УЧЕТ ГРАНИЦ СОБСТВЕННОГО ТЕЛА КРОКОДИЛОВЫМИ

ТРИТОНАМИ В ПРОЦЕССЕ ОРИЕНТИРОВОЧНОГО ПОВЕДЕНИЯ……………. 291 Н.И.Хорсева, П.Е.Григорьев ВОЗМОЖНОСТИ КОМПЬЮТЕРНОЙ

ПРОГРАММЫ LUM (ЛОКАЛЬНЫЙ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ МОНИТОРИНГ) ДЛЯ

ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ……………………. 294 Т.К.Цветкова ПОРОЖДЕНИЕ РЕЧИ И МЕХАНИЗМ ВЛАДЕНИЯ ЯЗЫКОМ……. 297 Е.А. Черемушкин, Н.Е. Петренко ХАРАКТЕР ОШИБОК В ОЦЕНКЕ

НЕЙТРАЛЬНОГО ВЫРАЖЕНИЯ ЛИЦА В КОНТЕКСТЕ ФОРМИРОВАНИЯ

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ УСТАНОВКИ НА НЕГАТИВНУЮ ЛИЦЕВУЮ

ЭКСПРЕССИЮ…………………………………………………………………………. 300 Т.Е. Чернокова, О.В. Шестакова СООТНОШЕНИЕ КОГНИТИВНЫХ И МЕТАКОГНИТИВНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ У ДЕТЕЙ 6–7 ЛЕТ…………………… 302 О.А. Чувгунова О РАЗРАБОТКЕ И АПРОБАЦИИ ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ

ДИАГНОСТИКИ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПЛАНИРОВАНИЯ В

УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА…………………………………. 306 М. Е. Чугрова, А. В. Бахчина ДИНАМИКА ВАРИАБЕЛЬНОСТИ СЕРДЕЧНОГО

РИТМА СТУДЕНТОВ В ПРОЦЕССЕ МОНОЛОГА И ДИАЛОГА С ПУБЛИКОЙ.. 309

А.Н. Шаткова ОБОСНОВАНИЕ СИСТЕМЫ МЕТОДОВ ПСИХОЛГОПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

КАК ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ

КОЛЛЕКТИВЕ………………………………………………………………………….. 312 К.В. Шошина, Р.А. Алешко ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЗНАНИЙ ОБ ОБЪЕКТАХ НА

АЭРОКОСМИЧЕСКОМ ИЗОБРАЖЕНИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ АППАРАТА

ОНТОЛОГИИ…………………………………………………………………………… 314 Ю.И. Шпилькин КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАРОДИНЫ АРИЕВ…………… 317 Е.Г.Щукина ОСОЗНАНИЕ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ С ПОЗИЦИЙ ДУХОВНОСТИ…………………………………………………………………………. 319

ИМПЛИЦИТНОЕ УСВОЕНИЕ КАТЕГОРИАЛЬНЫХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЕЙ

А.Ю. Агафонов, Т.М. Деева, Ю.Е. Шилов Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П .

Королёва Исследование выполнено в русле изучения феноменологии имплицитного научения. В эксперименте применялась модификация техники «выучивание последовательностей» .

Методическая особенность заключалась в том, что последовательность имела категориальный тип организации: порядок чередования вербальных стимулов определялся правилом чередования категорий, к которым относились слова. При этом все элементы последовательности в каждом цикле предъявления не повторялись .

Анализировалась динамика времени реакции. Был выявлен эффект научения при усвоении категориальной последовательности .

Ключевые слова: когнитивная деятельность, имплицитное научение, категориальные последовательности .

IMPLICIT ACQUISITION OF CATEGORICAL SEQUENCES

A.Yu. Agafonov, T.M. Deeva, Yu. E. Shilov Samara National Research University The research was carried out in line with the study of the phenomenology of implicit learning .

The experiment used a modification of the "sequence learning" technique. The methodical feature was that the sequence had a categorical type of organization: the order of alternation of verbal stimuli was determined by the rule of alternation of categories to which words belonged. And all the elements of the sequence were not repeated in each presentation cycle .

The reaction time dynamics was analyzed. The effect of learning by acquisition of the categorical sequence was revealed .

Keywords: cognitive activity, implicit learning. categorical sequences .

На современном этапе развития когнитивной науки исследователи всё большее внимание уделяют процессам формирования и использования имплицитного знания, а также механизмам взаимодействия имплицитной и эксплицитной систем обработки информации [1,7] .

В поле изучения феноменологии неосознаваемых процессов особое место занимает область имплицитного научения. Исследования в этом направлении активно ведутся, начиная с последней четверти прошлого века. Наиболее известными методами изучения имплицитного научения традиционно считаются: «усвоение искусственных грамматик», «решение комплексных динамических задач», «усвоение инвариантов» и «выучивание последовательностей» [1,2] .

Экспериментальная техника «выучивание последовательностей» (Sequence Learning - SL), впервые была предложена М. Ниссеном и П. Буллемером [5] .

В дизайне современных исследований принято различать две основные SLпарадигмы: задача последовательного реагирования (Serial Reaction Time Task – SRTT) и последовательное решение задач (Task Sequence Learning – TSL). Частным случаем ТSL-парадигмы является, так называемая, задача последовательного именования (Serial Naming Task – SNT). Например, испытуемым предъявляется последовательность изображений, каждое из которых требуется отнести к одной из нескольких категорий [3] .

В нашем исследовании использовалась SNT-парадигма. Последовательность была организована в соответствии с закономерностью в чередовании категорий, к которым можно было отнести стимульные элементы, а не в соответствии с правилом, фиксирующим порядок следования самих элементов. Это существенным образом затрудняло возможность экспликации искомой закономерности .

Эвристикой для экспериментальной процедуры послужила детская игра «Съедобное-несъедобное» .

В эксперименте участвовало 20 добровольцев обоих полов в возрасте от 18 до 30 лет (M=23,3 года). Испытуемые случайным образом были дифференцированы на экспериментальную и контрольную группы по 10 человек в каждой .

В ходе процедуры в центре экрана монитора последовательно демонстрировались слова (имена существительные), обозначающие либо съедобные (С), либо несъедобные (Н) объекты. Задача испытуемых: как можно быстрее реагировать на каждый стимул нажатием соответствующей клавиши (для «съедобных»

слов – «», для «несъедобных» – «»). Всего в течение процедуры эксперимента каждый из испытуемых совершал по 400 бинарных выборов. В общей сложности были проанализированы 4000 реакций для каждой группы испытуемых. Задания были разбиты на 4 блока по 100 предъявлений с перерывом 30 с. между блоками .

В экспериментальной группе закономерность предъявления стимулов определялась категориальной последовательностью, которая имела следующий вид: СН-Н-С-Н-С-Н-С-С-Н. Последовательность повторялась четыре раза. Сами слова при этом не повторялись. В контрольной группе порядок смены категорий был случайным .

Эффект имплицитного научения, согласно исходной гипотезе, должен был выражаться в уменьшении времени реакции испытуемых экспериментальной группы при переходе от одного блока заданий к другому .

При анализе данных, в первую очередь, было проведено сравнение среднего времени реакции по блокам в каждой группе. Результаты представлены на рис.1 .

Как видно из графика, значимые различия по времени реакции выявлены только при решении заданий блока 3. Между тем, в экспериментальной группе можно увидеть значимое уменьшение времени реакции при решении заданий блоков 2 – 4, в то время как в контрольной группе значимой динамики не наблюдается .

Кроме того, для сравнения времени реакции в группах был проведен однофакторный дисперсионный анализ с повторяющимися измерениями по полной выборке (фактор – «группа»). Результаты анализа продемонстрировали значимое различие между группами (р0,0001) .

Полученные данные говорят в пользу того, что испытуемые экспериментальной группы обнаружили значимо более выраженную динамику по сравнению с испытуемыми контрольной группы. Это, в свою очередь, позволяет принять выдвинутую гипотезу о наличии факта имплицитного научения .

Таким образом, проведенное исследование подтверждает возможность имплицитного усвоения последовательности, которая имеет категориальный тип организации .

Исследование выполнено в рамках реализации проекта, поддержанного РФФИ (проект № 16-06-00110)

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Морошкина Н.В. Имплицитное научение: исследование соотношения осознаваемых и неосознаваемых процессов в когнитивной психологии / Н.В.Морошкина, И.И .

Иванчей // Методология и история психологии. – 2012. - Вып. 4. Т.6. - С. 109–131 .

2. Cleeremans A. Conscious and unconscious processes in cognition/A. Cleeremans // International encyclopedia of the social and behavioral sciences. – 2001. Vol.4.- P.2584Goschke T. Implicit learning of semantic category sequences: Response-independent acquisition of

Abstract

sequential regularities/ T.Goschke, A.Bolte // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. - 2007. Vol.33. №2. P.394-406 .

4. Newell B.R. Well past midnight: Calling time on implicit invariant learning? /B.R. Newell, J.E.H. Bright // European Journal of Cognitive Psychology. - 2002. Vol.14. №2. – P.185–205 .

5. Nissen M. Attentional requirements of learning: Evidence from performance measures / M .

Nissen, P. Bullemer // Cognitive psychology. – 1987. - Vol. 19. № 1. – P.1-32 .

6. Opitz B. Concurrence of rule- and similarity-based mechanisms in artificial grammar learning/ B. Opitz, J. Hofmann // Cognitive Psychology. - 2015. Vol.77. – P.77–99 .

7. Reber A. S. Implicit learning and tacit knowledge: An essay on the cognitive unconscious/ A.S. Reber. - NY: Oxford University Press, 1993 .

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ

ГРАФОМОТОРНЫХ НАВЫКОВ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ

А.Р. Агрис1, И.О. Камардина2, Т.В. Ахутина3 Институт психологии им. Л.С. Выготского РГГУ, г. Москва ГБУ Ресурсный центр семейного устройства «Спутник», г. Москва МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва В нейропсихологическом подходе к проблемам обучения в младшей школе трудности письма анализируются с точки зрения как ошибок, так и особенностей формирования графомоторных навыков (почерка). Особенно подробно описаны графомоторные нарушения при дефиците переработки зрительно-пространственной информации, проявляющиеся в трудностях нахождения начала строки, удержания строки, колебаниях наклона и размера букв, зеркальности и т.п .

Проведенный нами анализ тетрадей 54 учеников 2 класса общеобразовательной школы подтвердил эти данные и позволил выделить особенности почерка при других первичных дефектах письма. В данном сообщении рассматриваются особенности графомоторных навыков у детей с проблемами серийной организации движений .

Выделены такие особенности почерка как: удлинение соединительных линий между буквами в словах, «отрывное» письмо (ребенок пишет букву, затем отрывает руку, проводит соединительную линию, вновь отрывает руку, переходя к следующей букве), колебания качества письма .

Ключевые слова: детская нейропсихология, трудности в обучении, младшие школьники, письмо, графомоторные навыки, зрительно-пространственные трудности, серийная организация движений .

NEUROPSYCHOLOGICAL APPROACH TO THE ANALYSIS OF HANDWRITING IN

PRIMARY PUPILS

A.R. Agris1, I.O. Kamardina2, T.V. Akhutina3 L.S. Vygotsky Institute of Psychology, Russian State University for the Humanities, Moscow The State Budgetary Institution Resource Center for the Family Arrangement "Sputnik", Moscow Lomonosow Moscow State University, Moscow Neuropsychological studies of learning disabilities in primary school are aimed at the analysis of both errors and characteristics of handwriting. A huge body of studies was devoted to handwriting disturbances linked to poor visuospatial perception, which manifested in fluctuations of incline and size of the letters, mirror errors, difficulties with revealing of the beginning of a line, holding a line and so on .

We analyzed copybooks of 54 second-graders of the general education school. Our results coincide with the literature and help to reveal characteristics of handwriting linked to other primary handwriting difficulties. We discuss handwriting characteristics in children with poor serial organization of movements. The following characteristics of handwriting were distinguished: elongation of connecting lines between letters in a word, handwriting with taking off a hand from the paper, fluctuations in the quality of handwriting .

Keywords: child neuropsychology, learning disabilities, primary pupils, handwriting, visuospatial difficulties, serial organization of movements .

В настоящее время показана высокая эффективность нейропсихологического подхода в преодолении трудностей обучения младших школьников счету, чтению и письму [3]. При этом и на этапе диагностики нарушений письма, и на этапе коррекции письменной речи нейропсихолог работает не только с ошибками, которые допускает ребенок, но и с графомоторной стороной письма. Еще в работах по локальным поражениям мозга было показано, что качество почерка может заметно ухудшаться при повреждении различных мозговых структур. Однако до настоящего времени нейропсихологические механизмы, приводящие к плохому почерку, изучены значительно меньше, чем механизмы появления ошибок на письме. В то же время на трудности исправления почерка у детей часто жалуются учителя и родители младших школьников, плохой почерк нередко становится причиной снижения успеваемости в начальных классах, затрудняет обучение ребенка за счет того, что сам ученик не может разобрать написанное им, опереться на свою тетрадь, качественно проверить свою работу .

Целью проводимого исследования является описание особенностей графомоторных навыков у младших школьников, анализ их нейропсихологических механизмов. В настоящее время предметом изучения стало письмо второклассников: в первом классе ребенок еще только овладевает навыком письма, но ко второму классу этот навык должен постепенно автоматизироваться, и на этом этапе проблемы с качеством письма уже однозначно должны признаваться как стойкие и требующие исправления. В исследовании участвовало 54 ученика 2 класса общеобразовательной школы г. Москвы, прошедших полное нейропсихологическое обследование с подсчетом нейропсихологических индексов [1]. Их тетради анализировались на предмет ошибок на письме, а также особенностей графомоторных навыков .

Традиционно отмечается, что ошибки на письме и плохой почерк могут сочетаться, а могут наблюдаться и отдельно друг от друга. В первую очередь признаки плохого почерка могут отмечаться у детей со зрительно-пространственной дисграфией .

Из 10 признаков зрительно-пространственной дисграфии, первые 5 относятся к почерку: 1) трудности ориентировки на листе бумаги, нахождения начала строки (левостороннее игнорирование/отсутствие отступа); 2) трудности удержания строки; 3) колебания наклона, ширины и высоты букв, раздельное написание букв внутри слова;

4) устойчивая зеркальность при написании букв и цифр; 5) трудности актуализации графического/двигательного образа буквы, замены рукописных букв печатными, необычный способ написания букв [2; 3] .

В тетрадях наших испытуемых со зрительно-пространственным дефицитом, выявленным по итогам нейропсихологической диагностики, мы обнаружили многие из перечисленных признаков. В то же время далеко не всегда степень зрительнопространственного дефицита (выражающаяся в баллах по зрительнопространственному индексу) напрямую коррелировала со степенью проблем с почерком. Сравнение двух испытуемых – Б.Л. и З.М. с одинаковыми профилями (индексы переработки зрительно-пространственной информации 1 и 0,8;

программирования и контроля 0,4 и 0,3) показало следующее. В тетрадях Б.Л .

отмечаются грубое несоблюдение отступов и красной строки, затруднения в нахождении середины листа для записи даты, выход за пределы рабочей строки, неправомерный пропуск строк, грубые дизметрии при написании букв в слове. Его почерк можно описать как «пляшущий» - внутри слова буква то уменьшенная, то увеличенная, метрические ошибки написания элементов букв с «хвостиками»

(например, хвостик букв «ц», «щ» по размеру равен схожему элементу букв «д», «у») .

Качество почерка во всех работах при этом одинаково низкое. Работы в тетрадях З.М .

неоднородны по качеству: в части работ почерк близок к каллиграфическим нормам 2 класса, но порой отмечаются единичные ошибки ориентации на листе, ошибки при отступе строк, неудержание строки, дизметрия букв, метрические ошибки в написании элементов букв с «хвостиками»: «у», «д», «ф», «з». При этом существующие проблемы с почерком нельзя связать с иными нейропсихологическими слабостями, поскольку все остальные индексы (функций III, II и I блоков мозга) у обоих мальчиков имеют нулевое или отрицательное значение .

Однако особое внимание в данном исследовании мы уделяли детям с дефицитом серийной организации движений и действий. В литературе по нарушениям графомоторных навыков у детей пока не описана специфика почерка у этой подгруппы .

В то же время центральным симптомом поражения этой области мозга является распад «кинетических мелодий», то есть нарушение плавного переключения от одного элемента двигательной программы к другому, что приводит к ее упрощению или к повторам (персеверациям) ряда элементов [4]. Такие нарушения, несомненно, должны проявляться в тетрадях детей со слабостью серийной организации .

Нами были отобраны тетради 9 детей со слабостью серийной организации (значения индексов от 2,63 до 0,54 по итогам диагностики). Однако у части детей отмечалось сочетание дефицита серийной организации с другими проблемами – кинестетическими, зрительно-пространственными, слабостью функций I блока мозга (энергетическим дефицитом). Такие тетради мы были вынуждены исключить на данном этапе из анализа, поскольку нам важно было выделить признаки слабости именно серийной организации. В нашей выборке у 4 детей этот дефицит отмечался изолированно или в сочетании со слабостью функций программирования и контроля .

Во всех тетрадях этой подгруппы отмечаются частые остановки при письме и удлинение соединительных линий между буквами, отчего написанные слова кажутся слишком растянутыми по строке. Такое поэлементное написание букв в слове легко объясняется трудностями серийной организации движений, трудностями выработки «кинетических мелодий». Поскольку написание слогов и букв, а иногда и элементов букв требует отдельных усилий, дети быстро устают от письма, функции I (энергетического) блока мозга перегружены. У части детей это вызывает тенденцию к микрографии, у них же и у других «обкрадываются» пространственные функции, что проявляется в трудностях удержания строки, в избыточном наклоне букв вправо, в результате слова «ложатся» на строчку (см. рис. 1) .

Рис. 1. Особенности почерка детей с дефицитом серийной организации движений .

Разумеется, причиной плохого почерка может быть дефицит не только пространственной или кинетической сферы, но и других компонентов I, II и III блоков мозга по А.Р. Лурии. Изучение их влияния на графомоторные навыки планируется нами в последующих исследованиях .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ахутина Т.В. Нейропсихологическая диагностика детей 6-9 лет / Т.В. Ахутина, А.А .

Корнеев, Е.Ю. Матвеева, А.А. Романова, А.Р. Агрис и др./ Под ред. Т.В. Ахутиной

– М.: В. Секачев, 2016 .

2. Ахутина Т.В. Нейропсихологический анализ ошибок на письме / Т.В. Ахутина // Нарушения письма и чтения у детей: изучение и коррекция: научная монография / Под общ. ред. О.А. Величенковой. – М.: Логомаг, 2018. – С. 76–95 .

3. Ахутина Т.В. Преодоление трудностей учения: нейропсихологический подход: / Т.В. Ахутина, Н.М. Пылаева. – М.: Академия, 2015. – 282 с .

4. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга / А.Р. Лурия. – М.: Изд-во МГУ, 1969. – 504 с .

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВИДОСПЕЦИФИЧЕСКИХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ –

ПЕРВООЧЕРЕДНАЯ ЦЕЛЬ ПЛАСТИЧНОСТИ МОЗГА?

Н.Ш. Александрова Sprachbrcke e.V. Берлин, Германия Обсуждается вопрос аттракторов, которые определяют изменения в языковой сфере при необходимости понимать более одного языка и при детских языковых синдромах .

Согласно теории Леннеберга [7], пластичность – это часть дихотомии специфичность – пластичность. В языковой сфере вербальная коммуникация является специфическим, т.е. обязательным поведением вида Homo sapiens (ребенок созревает для речи, никаких особых упражнений для этого не существует), а письменная речь, билингвизм (могут сформироваться лишь при обучении или в результате определенных условий) – продуктом пластичности. На основе анализа наблюдений естественного билингвизма и детских языковых синдромов предлагается гипотеза: первоочередной целью пластичности мозга является обеспечение специфических для вида форм поведения .

Вероятно, подобное направление пластичных перестроек можно наблюдать не только в языковой сфере .

Ключевые слова: пластичность мозга, адаптация, аттракторы, вербальная коммуникация, видоспецифические формы поведения, естественный билингвизм, детские языковые синдромы

–  –  –

N. Alexandrova Sprachbrcke e.V., Berlin, Germany .

It is hereby discussed how attractors determine the changes in the linguistic sphere when it is necessary to understand more than one language as well as in children's language syndromes .

According to Lenneberg’s theory [7], plasticity is a part of the specificity/plasticity dichotomy. In the linguistic sphere, verbal communication is considered a specific, i.e .

obligatory behavior of the Homo sapiens species (the child ripens for speech as no special exercises exist for this), and written speech as well as bilingualism (can be formed only with training or under certain conditions) are a product of plasticity. Based on the analysis of observations of natural bilingualism and children's language syndromes, a hypothesis is proposed: the primary goal of plasticity of the brain is to provide species-specific behaviors .

Probably, this direction of plastic reorganizations can be observed not only in the language sphere .

Key words: brain plasticity, adaptation, attractors, verbal communication, species-specific patterns of behavior, natural bilingualism, children's language syndromes Пластичность мозга обычно определяется как способность мозга модифицировать структуру и функцию, приспосабливаясь работать наилучшим образом при изменениях окружающей среды и при внутренних изменениях. Термин употребляется по отношению к различным уровням нервной системы – от молекулярного до поведенческого. Настоящая работа касается поведенческого уровня, на котором пластичность проявляется как способность приобретать знания и навыки, как адаптация и как восстановление нарушенных функций. Несмотря на то, что пластичность мозга, по сути, это спектр возможностей человека во всех сферах деятельности, а также границы этих возможностей, известно о пластичности мало .

Логично предположить, что пластичность – генетически закрепленная способность мозга реагировать определенным образом. «Генетическая программа, наряду с обеспечением общего плана развития... предвидит вероятные средовые воздействия...и заранее готовит адекватные поведенческие реакции» [6]. Пластичность во всех своих проявлениях не безгранична и, в некоторых случаях, приводит к нежелательным для человека явлениям. Встает вопрос о причинах, по которым пластичность действует так или иначе; другими словами: как формируются аттракторы? На основе анализа наблюдений естественного билингвизма и детских языковых синдромов предлагается гипотеза: первоочередной целью пластичности мозга является обеспечение специфических для вида форм поведения .

Lenneberg [7] рассматривает пластичность как часть дихотомии специфичность – пластичность: поведение высших живых существ, с одной стороны, является специфическим для вида, т.е. присущим только этому виду и обязательным для этого вида (все собаки лают, а кошки мяукают), а, с другой стороны, благодаря пластичности возможна та или иная степень изменения индивидуального поведения, к примеру, в результате дрессировки. Пластичность в эволюции живых существ приходит на смену регенерации. Проблема специфичности и пластичности особенно важна для исследований языка и речи, т.к., с одной стороны, данное поведение является спецификой вида Homo sapiens, а, с другой стороны, пластичность дает возможность объяснить различия между современными языками. Поведение, специфическое для вида, обязательно для здорового представителя данного вида, т.е. здоровый человек это человек говорящий; ребенок, находящийся в человеческом обществе, созревает для речи, никаких особых упражнений для этого не существует. Продолжив рассуждение, мы признаем, что множество языковых навыков (стихотворения, грамота и т.п.), которые невозможны без обучения, являются продуктом пластичности .

Исходя из теории Леннеберга, билингвизм во всех проявлениях и формах – продукт пластичности. Искусственный билингвизм, т.е. изучение нового языка как иностранного логическим путем, как и любое другое произвольное приобретение знаний и навыков, связывается с декларативной памятью; пластичность в этих случаях проявляется как способность к обучению. Феномен естественного билингвизма, т.е. те варианты двуязычия, когда второй язык, как и первый, осваивается в языковой среде (процедурная память), на наш взгляд, является адаптацией [4]. Как показывают наблюдения [3], в условиях двуязычной среды второй язык начинает осваиваться в том случае, если длительно (!) сохраняется необходимость общения на двух языках, осваивается лишь в том объеме, который необходим для общения, осваивается лишь в том временном диапазоне, когда он является необходимым для общения, один из двух развивающихся языков может обедняться или полностью исчезнуть, если сокращается или пропадает необходимость общения на этом языке. Т.е. двуязычная среда – лишь необходимое условие становления естественного билингвизма, а причина феномена – потребность общения на двух языках. Пластичность мозга помогает решить проблемы общения, но не включает импульс развития второго языка. Поэтому успехи в освоении детьми нового языка нередко сопровождаются заметным ослаблением или даже утратой первого родного языка. Время бодрствования ребенка – величина постоянная;

введение нового языка уменьшает время использования языка существующего .

Неограниченная возможность осваивать новые языки уравновешивается механизмом непатологического стирания языка (языковые аттриции): природа позволяет осваивать новое, но стирает то, что становится менее нужным. В целом анализ наблюдений естественного билингвизма показывает, что целью пластичности в условиях многоязычной среды является обеспечение вербальной коммуникации на необходимых для общения в данный момент языках, а не становление и сохранение билингвизма .

Логично предположить, что и при мозговых нарушениях первоочередной целью пластичности будет обеспечение (восстановление) форм поведения, которые являются спецификой вида. Действительно, при детских афазиях вследствие травм, кровоизлияний, воспалительных процессов (т.е. вследствие разрушения субстрата мозга), наблюдается быстрое и полное восстановление вербальной коммуникации, также во многих случаях пре- и постнатальных поражений становление языковой функции не страдает. Поражения субстрата мозга, даже самые тяжелые, являются либо одномоментными либо имеют протяженность во времени (к примеру, воспалительные процессы), но, тем не менее, конечны. Обзор литературы [1, 2] показывает, что даже при выраженных резидуальных явлениях наблюдается последовательное продвижение к восстановлению вербальной коммуникации (нет циклического течения), причем понимание опережает разговорную речь. Тот факт, что после тяжелой детской афазии восстановление общения речью возможно почти всегда, тогда как способность приобретать новые знания посредством языка страдает довольно часто, можно объяснить реорганизацией языковой функции в пользу видоспецифического поведения .

В то же время при некоторых формах алалии и в случае синдрома Ландау-Клеффнера (СЛК) исход заболевания в плане формирования вербальной коммуникации может быть неблагоприятным. Связано это, вероятно, с дисфункциональным характером нарушения мозга при данных синдромах. Это предположение было сделано на основе обзора детских афазий [1, 2], в настоящее время оно подтверждается в исследованиях [5]. По своей сути дисфункция – патологический процесс, который не разрушает субстрат мозга, но затрудняет или делает невозможным функционирование отдельных регионов мозга и нормальное развитие когнитивных функций. Примером дисфункции является эпилептическая активность. Пластичность мозга при дисфункциональных синдромах проявляется иначе, чем при структурных очагах: либо как формирование обходных путей для осуществления вербальной коммуникации либо как спонтанная нормализация когнитивных функций, что по неизвестным причинам происходит в трети случаев СЛК. При детских языковых синдромах проявления пластичности мозга зависят от характера нарушения мозга: наиболее ярко стремление к восстановлению вербальной коммуникации наблюдается при одномоментных поражениях субстрата мозга без сопутствующих дисфункциональных осложнений .

Описанная форма пластичности слабеет с возрастом: невосстановимые симптомы при детских афазиях встречаются после 11-12 лет [7]. Также и освоение нового языка натуральным способом после периода полового созревания замедляется и обычно не достигает уровня носителей языка

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Александрова Н.Ш. Детские афазии и синдром Ландау—Клеффнера в свете пластичности мозга. / Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова .

2004;104:6: 54-58 .

2. Александрова Нина. Детские языковые синдромы и гипотезы в психо- и нейролингвистике. LAP LAMBERT Academic Publishing; Berlin; 2014

3. Александрова Н.Ш. Двуязычная среда – причина естественного билингвизма или лишь необходимое условие? / От билингвизма к транслингвизму: про и контра .

Москва, РУДН, 2017 стр. 142-148

4. Александрова Н.Ш. Естественный билингвизм – явление исключительное, хоть и распространенное .

/ Освоение и функционирование языка в ситуации многоязычия. Материалы международной научной конференции 2017, СПб. 3-6

5. Кожушко Н.Ю. Структурно-функциональные особенности мозга детей с нарушениями психического развития и возможности направленного физиологического воздействия / Н.Ю. Кожушко, Ю.Д. Кропотов, Ю.П. Матвеев, В.И. Семиволос, Е.П. Терещенко, А.И. Холявин /ФИЗИОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА, 2014, том 40, No 4, 3643

6. Скворцов И.А. Развитие нервной системы у детей /И.А. Скворцов, Н.А. Ермоленко

М 2003:5

7. Lenneberg E.H. Biologische Grundlagen der Sprache. Frankfurt: 1972:23

РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ИДЕНТИФИКАЦИИ ОБЪЕКТОВ НА

АЭРОСНИМКАХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДОВ КОМПЬЮТЕРНОГО

ЗРЕНИЯ

Р.А. Алешко, К.В. Шошина Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск Наличие объемного функционала, представленного в современных программных продуктах, предназначенных для анализа и интерпретации цифровых изображений, часто не гарантирует быстрого получения точной и достоверно информации об объекте исследования. Во многих случаях требуется разработка специализированных методов и алгоритмов компьютерного зрения, ориентированных на решение узкоспециализированных задач. Одним из таких примеров является представленный способ получения данных о запасе лесных насаждений по данным цифровой съемки с беспилотного летательного аппарата .

Описанная разработка позволит значительно ускорить процесс тематической интерпретации и обновления данных о лесных ресурсах, повысить достоверность информации за счет появления новых средств съемки и новых методов обработки получаемых аэрокосмических изображений .

Ключевые слова: компьютерное зрение, цифровая обработка изображений, интерпретация, лесные ресурсы .

–  –  –

R.А. Aleshko, К.V. Shoshina Northern (Arctic) Federal University The presence of a large functional presented in modern software products designed for the analysis and interpretation of digital images, often does not guarantee the rapid receipt of accurate and reliable information about the object of research. In many cases, the development of specialized methods and algorithms for computer vision, focused on solving highly specialized problems, is required. One such example is the presented method for obtaining data on the stock of forest stands from data from a digital survey from an unmanned aerial vehicle .

The described development will significantly speed up the process of thematic interpretation and updating of data on forest resources, increase the reliability of information due to the emergence of new means of surveying and new methods for processing aerospace images .

Key words: computer vision, digital image processing, interpretation, forest resources .

Одним из важных примеров информационно-когнитивных технологий является компьютерное зрение. Компьютерное зрение относится к способности компьютеров идентифицировать объекты на цифровом изображениях, обрабатывать и интерпретировать их. Компьютерные технологии используют последовательности операций обработки изображений и другие методы для разложения задач анализа изображений на управляемые части .

В последние несколько лет широкое развитие получили технологии беспилотной съемки для решения задач дистанционного мониторинга наземных объектов .

Преимущества снимков с беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) очевидны: это и детальность, недоступная для других средств дистанционного зондирования; и относительная независимость от облачности и атмосферных искажений; оперативность получения .

На протяжении нескольких лет авторами проводится научно-практическое исследование, направленное на применение методов компьютерного зрения и цифровой обработки изображений для решения задач определения параметров лесных ресурсов по данным съемки с БПЛА .

В процессе работы по данным аэросъемки был сформирован ортофотоплан территории с привязкой к географическим координатам. Наличие трехосевой системы стабилизации цифровой камеры на БПЛА позволило избежать искажений, связанных различными углами визирования. Основными дешифровочными признаками при исследовании аэроснимков являются: размер, тон, форма крон деревьев [2]. Был проведен анализ данных признаков с использованием методов машинного зрения [1, 3] .

Исходное изображение было представлено в градациях серого, к фрагменту снимка последовательно был применен ASF-фильтр, определены локальные максимумы яркости, проведена сегментация методом водораздела с маркерами .

Результатом предложенного алгоритма является набор контуров крон деревьев в лесном массиве, полученных автоматизировано. Полученные контуры зачастую не похожи на округлые формы проекций крон, приводимых в литературе (круг, овал, эллипсоид) и имеют аморфную форму. В данном случае это связано со значительными перепадами света и тени при съемке лесной растительности, а также недостатками самого процесса съемки: зашумленность изображения; эффекты, получаемые при привязке к координатам и ортотрансформации цифрового снимка и др. Перечисленные факторы оказывают значительное влияние на работу алгоритма сегментации, но не являются решающими при дальнейшем определении параметров кроны .

После получения изображения с выделенными контурами крон была проведена процедура их векторизации с целью интегрирования и последующей обработки в геоинформационной системе. Далее проанализированы полученные векторные контуры крон деревьев .

Параметр, который можно оценить с достаточной долей достоверности, используя полученные результаты, является размер кроны. Информации о диаметре кроны может быть вполне достаточно для решения многих задач лесопользования .

Диаметр кроны может быть найден по площади кроны (которая достаточно просто рассчитывается по имеющимся контурам крон в векторном слое). Проводимыми ранее исследованиями установлена связь крон дерева с другими таксационными показателями для разных типов леса, в частности, с диаметром ствола и запасом древесины .

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-37-00120 .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Богданов А.П., Алешко Р.А., Шошина К.В., Демиденко С.А. Использование материалов детальной спутниковой съемки для таксации лиственницы сибирской в Архангельской области // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. 2016 .

№ 1 (349). С. 74-82. doi:10.17238/issn0536-1036.2016.1.74

2. Сухих В.И. Аэрокосмические методы в лесном хозяйстве и ландшафтном строительстве. Йошкар-Ола: МарГТУ. 2005. – 392 c .

3. Aleshko R.A., Guriev A.T., Shoshina K.V., Schenikov V.S. Development of methodology for visualization and processing of geospatial data // Scientific Visualization – 2015. – Vol. 7 .

Issue 1. – P .

20-29

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕНННОСТИ ПОНИМАНИЯ СЛОЖНЫХ

ГРАММАТИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ У ДЕТЕЙ 7-10 ЛЕТ

Т.В. Ахутина, Р.М. Власова, А.А. Корнеев, Е.Ю. Матвеева, Я.Р. Паникратова МГУ им. М.В. Ломоносова, Факультет психологии Исследование посвящено анализу индивидуальных различий в понимании обратимых грамматических конструкций (ГК) у детей 1, 2 и 3 классов (93, 93 и 63 испытуемых) .

Дети проходили нейропсихологическое обследование и компьютерную методику оценки понимания ГК 4 типов: активные прямые (АП), активные обратные (АО), пассивные прямые (ПП), пассивные обратные (ПО). Кластерный анализ позволил разделить детей на кластеры, различающиеся по продуктивности понимания ЛГК .

Кластер 1 (8 человек с очень низкой продуктивностью) был исключен из анализа. В кластере 2 наблюдалась низкая продуктивность в ПП структурах (группа 1); в кластере 3 – низкие результаты в ПО структурах (группа 2). Кластер 4 включал детей, успешно понимавших все структуры (группа 3).

Полученные данные совместимы с гипотезами:

1) дети группы 1 используют правило «Первое имя – Агент», 2) дети групп 2 и 3 используют морфологические показатели, 3) овладение грамотой влияет на скорость ответов детей .

Ключевые слова: нейропсихология, индивидуальные различия, речь, понимание, обратимые грамматические конструкции, дети

INDIVIDUAL DIFFERENCES IN UNDERSTANDING COMPLEX

GRAMMATICAL CONSTRUCTIONS IN CHILDREN OF 7-10 YEARS OLD

T.V. Akhutina, R.M. Vlasova, A.A. Korneev, E.Yu. Matveeva, Ya.R. Panikratova Lomonosov Moscow State University, Faculty of Psychology This study is aimed at the analysis of individual differences in reversible grammatical constructions (GCs) understanding in pupils (93 first-graders, 93 second-graders and 63 thirdgraders). The children underwent neuropsychological assessment and computer-based sentence-to-picture test of understanding of reversible GCs: active direct (AD), active reverse (AR), passive direct (PD) and passive reverse (PR) constructions. For dividing children into groups that differ in productivity of GCs understanding we applied cluster analysis. Cluster 1 consisted of 8 children with low productivity and was excluded from further analysis. Cluster 2 included children with low productivity in understanding PD structures (group 1), cluster 3

– with poor understanding of PR structures (group 2). Cluster 4 included the most successful children with efficient understanding of passive structures (group 3). We suggested that 1) group 1 uses the strategy with the rule “The first name is Agent” (which explains high productivity in AD and PR constructions; 2) groups 2 and 3 use morphological indexes; 3) literacy affects the speed of children's responses .

Keywords: neuropsychology, individual differences, language, understanding, reversible grammatical constructions, children Развитие понимания речи у детей широко обсуждается в современной литературе представителями разных наук. Одним из подходов к изучению этого вопроса является анализ индивидуальных различий в овладении языком.

Классические исследования в онтолингвистике позволили выделить два варианта развития речи:

референциальный и экспрессивный (Nelson, 1973; Bates et al., 1988, Доброва, 2009) .

Современные исследования в нейролингвистике с применением методов визуализации выявляют у взрослых двустороннее представительство семантических процессов и левостороннее – синтаксических процессов при их более широкой двусторонней локализации у детей (Bozic et al., 2010; Skeide and Friederici, 2016). Эти данные подтверждаются анализом индивидуальной вариативности понимания речи у детей (Yeatmen et al., 2010). Тем не менее, остается неясным, играют ли у детей функции правого полушария в понимании синтаксиса специфическую роль или они дублируют функции левого, а также есть ли связанные с этим индивидуальные особенности детей .

Цель нашей работы – представить эмпирический материал, позволяющий изучать индивидуально-типологические особенности понимания сложных синтаксических конструкций у детей, и выдвинуть возможные гипотезы их объяснения .

Методика. Дети (93 первоклассника, 93 второклассника и 63 третьеклассника) выполняли компьютерный тест, где ребенку нужно было нажатием кнопки выбрать из двух изображений одно, соответствующее услышанному предложению. Методика включала грамматические конструкции (ГК) 4 типов: активные прямые (АП), активные обратные (АО), пассивные прямые (ПП) и пассивные обратные (ПО). Помимо нее, участники проходили нейропсихологическое обследование (Aхутина и др., 2016) .

Обработка данных. С целью разделения детей на группы, различающиеся по продуктивности понимания 4 типов ЛГК, был использован кластерный анализ. Было выделено 4 кластера. Кластеры различались по всем 4 переменным, использованным для кластеризации (ANOVA, p 0.001). В кластер 1 вошли 8 детей с крайне низкой продуктивностью, они были исключены из дальнейшего анализа. Кластер 2 включал детей с низкой продуктивностью в ПП структурах при хорошем понимании ПО (группа 1). В кластере 3 наблюдалось лучшее понимание ПП по сравнению с ПО (группа 2) .

Кластер 4 включал детей с высокопродуктивным пониманием всех структур (группа 3) .

Результаты: Распределение детей по группам в классах было следующим: в 1 классе – 26, 31, 43%, во 2-ом классе – 19, 24, 57%, в 3-ем классе – 20, 21, 59% .

Анализ результатов нейропсихологического обследования детей показал, что наиболее слабыми оказались дети группы 1, а наиболее сильными – дети группы 3 .

Различия значимы по 8 индексам из 10 (кроме серийной организации и кинестетики;

ANOVA, p0.05) .

Рассмотрение продуктивности ответов у детей по группам показывает, что дети 1 группы дают от 84 до 95% правильных ответов в АП, от 71 до 75% в ПО и от 60 до 67% в АО. В ПП число правильных ответов близко к случайному (от 43 до 50%). У детей группы 2 самые правильные ответы в АП (84 – 87%), далее следуют ПП и АО (соотв. 77 – 91% и 75 - 80%) и в большом отрыве ответы в ПО (47 - 57%). Наконец, детей 3 группы отличает высокая продуктивность ответов на все конструкции (от 79 до 91%). Эти данные совместимы с предположением, что дети группы 1 пользуются правилом «Первое имя – Агент», тогда как дети двух других групп опираются при понимании на морфологические показатели .

Анализ времени ответов показывает, что время ответа на АП конструкции является минимальным во всех группах и классах. Наименьшая разность между временем ответа на АП и другие конструкции в 1 классе выявлена между АП и ПО в 1 группе (всего 284 мс). Этот результат подтверждает предположение, что эти дети при понимании пассивных структур используют стратегию опоры на порядок слов. Однако во 2 и 3 классах время понимания ПО резко увеличивается, хотя продуктивность понимания ПО сохраняется. Этот факт мы обсудим ниже .

Близки по времени ответа к АП конструкциям АО структуры, которые чаще всего стоят на 1 месте по близости к АП во 2 и 3 группах. В 1 группе они же занимают 2 место после ПО в 1 классе и 1 место во 2-3 классах. Легкость оперирования АО структурами также ожидаема, поскольку АО – следующая по частоте структура в детской речи после АП и связана с минимальным изменением АП .

Максимальная разность между временем понимания АП и других конструкций меняется от группы к группе: во всех классах в 1 группе это разница между АП и ПП структурами, во 2 группе – между АП и ПО. В 3 группе разности во времени невелики, и место максимальной разности в разных классах меняется .

Важно отметить, что в 1 классе дети 1 группы в среднем отвечают быстрее, чем дети двух других групп. Однако во 2 и 3 классах ситуация меняется – быстрее всего становятся ответы детей 3 группы, а ответы детей в 1 и 2 группах резко замедляются .

Этот факт также заслуживает обсуждения .

Обсуждение .

1. Все дети с высокой продуктивностью и быстрее всего понимают АП конструкции, прототипические структуры с самым частотным порядком слов и морфологическим оформлением. Это объясняется узнаванием в лицо (= узнаванием по аналогии) АП конструкций, что доступно детям с двухлетнего возраста (Dittmar, 2014) .

2. Полученные данные позволили предположить, что дети группы 1 пользуются правилом «Первое имя – Агент». Это подтверждается высокой продуктивностью их ответов на АП и ПО конструкции, где Агент действия стоит на первом месте. Об этом же говорят и низкое число правильных ответов (43, 50, 43%) и самые медленные ответы (от 4666 до 5936 мс) на незнакомые ПП конструкции. Возрастное изменение скорости ответов детей в этой группе обсуждается ниже. Ответы на АО требуют дополнительного объяснения: они чуть лучше случайных (62, 60 и 67% в 1-3 классах), но достаточно быстрые (4288 мс при 4264 мс в ПО в 1 классе). Можно думать, что АО конструкции, правда, в меньшей мере, чем АП, могут также узнаваться «в лицо» .

3. В группе 2 во всех классах найдена минимальная разность между временем ответа на АП и АО структуры и максимальная разность в продуктивности и времени ответа на АП и ПО структуры. Эти факты можно объяснить, во-первых, целостным узнаванием конструкции АП и АО и, во-вторых, постепенным овладением правилами поверхностного синтаксиса. Правила понимания ПО осваиваются последними, эти структуры редки, они не узнаются как гештальты, и опора на порядок слов отсутствует .

4. Дети 1 и 2 групп наиболее полярны, в АО, ПП и ПО они пользуются разными стратегиями. Дети 3 группы могут успешно использовать разные стратегии .

5. Наиболее сложно объяснить, почему дети группы 3 отвечают медленнее других в 1 классе, почему позже их ответы значимо убыстряются, а детей 1 и 2 групп резко замедляются. Дети 3 группы имеют самые лучшие нейропсихологические показатели, они наиболее успешны в школе. Как показывают исследования, овладение чтением и письмом улучшает структурно-функциональную организацию речевых и гностических процессов (Dehaene et al., 2015). Авторы выдвигают гипотезу, что эта перестройка может оказывать влияние и на синтаксические процессы. Если гипотеза верна, она может объяснить более раннюю реорганизацию и временный дисбаланс речевых процессов у наиболее успешных детей (уже в 1 классе) и более позднюю - у менее успешных детей (2 и 3 класс). Эта гипотеза требует дальнейшего подтверждения .

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ (бывш. РГНФ) № 16-06-01001 .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Bates E., Bretherton I., Snyder L. From first words to grammar. Individual differences and dissociable mechanisms. – Cambridge, 1988 .

2. Bozic M., Tyler LK., Ives DT., Randall B., Marslen-Wilson WD. (2010). Bihemispheric foundations for human speech comprehension. Proc Natl Acad Sci U S A 107:17439 –17444 .

3. Dehaene, S., Cohen, L., Morais, J. & Kolinsky, R. (2015) Illiterate to literate: behavioural and cerebral changes induced by reading acquisition. Nat. Rev. Neurosci. 16, 234–244 .

4. Nelson K. Structure and strategy in learning to talk // Monographs of the society for research in child development. Vol. 38, № 1–2, 1973 .

5. Skeide MA., Friederici AD. (2016). The ontogeny of cortical language network. Nature Reviews Neuroscience

6. Yeatman, J. D., Ben-Shachar, M., Glover, G. H., & Feldman, H. M. (2010). Individual differences in auditory sentence comprehension in children: An exploratory event-related functional magnetic resonance imaging investigation. Brain and language, Vol. 114, No. 2, 72-79 .

ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ В СОЦИАЛЬНЫХ ДИЛЕММАХ СОПРОВОЖДАЕТСЯ

ОПРЕДЕЛЕННЫМИ ПАТТЕРНАМИ ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ

Т.С. Бабкина1,2, А.Г. Пешковская1,3, М.Г. Мягков1,4 Лаборатория экспериментальных методов в общественных и когнитивных науках, Томский Государственный Университет, г. Томск Московский физико-технический институт (государственный университет), г .

Москва Научно-исследовательский институт психического здоровья, Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук, г. Томск Университет Орегона, г. Юджин науч. рук. – PhD, проф. М.Г. Мягков Исследование посвящено изучению взаимосвязи глазодвигательной активности и выбора стратегий в игре Дилемма Заключенного под воздействием социального влияния. Было проведено 14 экспериментов (168 участников). В каждом эксперименте один из 12 участников был экипирован SMI Eye Tracking Glasses v. 1.8. Участникам предлагалось сыграть в игру Дилемма Заключенного в течение неизвестного им количества периодов. Игра была анонимная, оппонент случайным образом менялся каждый период игры. Эксперимент состоял из трех этапов: анонимная игра в группе незнакомых друг с другом участников; социализация; игра внутри социализированных групп. Исследованием показана возможность применения систем трекинга глаз для изучения процесса принятия решений и прогнозирования выбираемых стратегий .

Найдены характеристики глазодвигательной активности, сопровождающие кооперативное и некооперативное решения; этапы игры .

Глазодвигательная активность, принятие решений, дилемма заключенного, поведенческая экономика .

DECISION MAKING IN SOCIAL DILEMMAS IS ACCOMPANIED BY THE DEFINITE

EYE MOVEMENTS PATTERNS

T.S. Babkina1,2, A.G. Peshkovskaya1,3, M.G. Myagkov1,4 Laboratory of experimental methods in cognitive and social sciences, Tomsk State University, Tomsk Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Moscow Mental health research institute, Tomsk national research medical center, Russian Academy of Sciences, Tomsk University of Oregon, Eugene scientific adviser – PhD, prof. M.G. Myagkov Current study is devoted to the relationship learning between oculomotor activity and the strategies choice in the Prisoner's Dilemma game under the social influence .
We conducted 14 experiments (168 participants). In each experiment, one of the 12 participants was equipped with SMI Eye Tracking Glasses v. 1.8. Participants were asked to play the Prisoner's Dilemma during the unknown number of periods. The game was anonymous; the opponent randomly changed every period of the game. The experiment consisted of three stages: an anonymous game in a group of strangers; socialization; playing game within the socialized group. The study showed the possibility of using eye tracking system to study the decision making process and predict the chosen strategies. The characteristics of oculomotor activity accompanying cooperative and defective decisions, and stages of the game are found .

Eye tracking, decision making, prisoner’s dilemma, behavior economics .

Известно, что движение глаз взаимосвязано с действиями, поведением, процессами в головном мозге [4]. Вместе с тем, интерес исследователей заключается не только в изучении принятия определенного действия и его результата, но и самого процесса принятия решений в точки зрения психологии, физиологии, нейробиологии .

Одним из способов регистрации процесса принятия решения является методология записи движения глаз (eye tracking). Характеристики глазодвигательной активности показывают как именно происходил выбор действия (особенно если речи идет о выборе между двумя или более альтернативами), чему было уделено внимание и в какой последовательности .

Вариабельность принятия экономических решений - одна из областей, в которой можно применить систему движения глаз. Отдельным направлением являются социальные дилеммы. Данное исследование использует известную модель теории игр – Дилемму Заключенного (далее ДЗ). Суть данной игры заключается в том, что два участника одновременно и независимо друг от друга выбирают одну из двух альтернатив: кооперировать или предать. Если оба участника кооперируют, то они оба получают по 5 баллов, если оба предают – по 1 баллу. Если один участник кооперирует, а другой предает, то предатель получает 10 баллов, а кооператор 0 баллов. Таким образом, перед участниками поставлена социальная дилемма выбора. Отметим, что математически обоснованной стратегией здесь является выбор предательства. В исследованиях как правило оперируют понятием кооперативности: проценте выбора кооперативных решений. В предыдущих исследованиях [1, 2] было изучено поведение участников в экспериментах с применением игры ДЗ в двух состояниях: в незнакомой группе и социализированной. В таких экспериментам участникам предлагалось сыграть в игру ДЗ в течение неизвестного им количества периодов. Игра была анонимная, оппонент случайным образом менялся каждый период игры. Эксперимент состоял из трех этапов: анонимная игра в группе незнакомых друг с другом участников (22 периода игры ДЗ); социализация; игра внутри социализированных групп (20 периодов игры ДЗ). Было обнаружено, что участники кооперируют на уровне 20% в группах с незнакомцами. Однако, социализация позволяет выйти на уровень кооперации, сравнимый с уровнем кооперации группы с долгосрочными социальными связями .

Для подробного изучения процессов принятия кооперативных и некооперативных решений, а также влияния социализации, была использована методика записи движения глаз. На данный момент было 14 экспериментов (168 участников) [3]. На каждый эксперимент приглашалось 12 человек. Из группы случайным образом выбирался один респондент, который экипировался мобильной системой трекинга глаз SMI Eye Tracking Glasses v.1.8. Игра ДЗ и процесс принятия решений были запрограммированы с помощью специальной программы Ztree, то есть участники совершали все действия, глядя в экран монитора компьютера .

В зависимости от уровня кооперативности участники были разделены на кооператоров (выше 20% кооперативных ходов) и предателей (ниже 20%). Таким образом, задачей исследования было определить изменения в глазодвигательной активности в зависимости от социального контекста и принятия решений в ДЗ .

Для определения характеристик движения глаз матрица выигрышей ДЗ было разделена на области интереса (рис. 1). То есть области интереса разделяются на выигрыши, реализуемые при различных стратегиях участника и его оппонента .

Рис. 1. Области интереса на матрице выигрышей ДЗ .

Для сравнения характеристик глазодвигательной активности участников использовались следующие показатели:

Fixation Count – количество фиксаций на выделенной области в секунду .

Dwell Time – процент просмотра выделенной области от просмотра всей области .

Fixation Time – процент времени фиксации на выделенной области от общего времени просмотра этой выделенной области .

Average Fixation Duration – среднее время фиксации на выделенной области .

Были получены следующие результаты:

1. Процесс принятия решений до социализации сопровождается большим суммарным временем просмотра и большим временем фиксаций на областях некооперативных выборов .

2. Процесс принятия решений после социализации сопровождается увеличением частоты фиксаций и снижением их продолжительности, а также большей частотой согласованных движений глаз и меньшей суммарной длиной всех перемещений взгляда в пути взора .

3. Участники, чаще выбирающие стратегию кооперировать, более подробно изучают матрицу выигрышей, демонстрируя большее количество фиксаций и возвратов к уже просмотренным областям .

4. Участники, чаще выбирающие стратегию предавать, демонстрируют устойчивые паттерны глазодвигательной активности при просмотре матрицы выигрышей на протяжении всего эксперимента. При изучении матрицы выигрышей они отличаются меньшим числом возвратов к уже просмотренным областям, меньшим числом фиксаций и большей их продолжительностью на этапе игры до социализации .

При этом они затрачивают меньше времени на просмотр области кооперативного исходов и больше – на область выбора некооперативных .

В исследовании установлено, что в первой части эксперимента участники изучают игру ДЗ, поэтому каждый период воспринимается ими как новая задача. После социализации участники тратят на принятие решений уже меньше времени .

Существуют различия в изучении игры и принятии решений в зависимости от характера выбираемых стратегий: кооперировать или предавать. Все это говорит о многогранности природы принятия решений. Показана возможность применения систем трекинга глаз для изучения процесса принятия решений и прогнозирования выбираемых стратегий .

Работа выполнена при поддержке программы повышения конкурентоспособности Томского государственного университета .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Babkina T., Myagkov M., Lukinova E., Peshkovskaya A., Menshikova O., Berkman E.T .

Choice of the Group Increases Intra-Cooperation / Babkina T., Myagkov M., Lukinova E., Peshkovskaya A., Menshikova O., Berkman E.T. // Third Workshop on Experimental Economics and Machine Learning co-located with the 13th International Conference on Concept Lattices and Their Applications (CLA 2016). – 2016. – V1627. – P.13-23 .

2.Berkman E., Lukinova E., Menshikov I., & Myagkov M. Sociality as a natural mechanism of public goods provision / Berkman E., Lukinova E., Menshikov I., & Myagkov M. // PloS one. –2015. – V10(3). – P.e0119685 .

3.Peshkovskaya A., Babkina T., Myagkov M., Kulikov I., Ekshova K., Harriff K. The socialization effect on decision making in the Prisoner's Dilemma game: An eye-tracking study / Peshkovskaya A., Babkina T., Myagkov M., Kulikov I., Ekshova K., Harriff K. // PloS one. – 2017. – V12(4). – P.e0175492 .

4.Pfeiffer U., Vogeley K., Schilbach L. From gaze cueing to dual eye-tracking: novel approaches to investigate the neural correlates of gaze in social interaction / Pfeiffer U., Vogeley K., Schilbach L. // Neuroscience & Biobehavioral Reviews. – 2013. – V37(10). – P.2516-2528 .

ОСОБЕННОСТИ НАИМЕНОВАНИЙ ДНЕЙ НЕДЕЛИ В

ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ КИТАЙСКИХ СТУДЕНТОВ

М.А. Башанова Институт Филологии и Языковой Коммуникации ИФиЯК СФУ, г. Красноярск науч. рук. – к.филол.н., А.А. Яковлев В статье рассматриваются результаты ассоциативного эксперимента, проведённого среди студентов КНР с целью выявления особенностей языкового сознания китайских студентов, в частности, того, как в нём представлены наименования дней недели .

Ключевые слова и фразы: языковая картина мира; языковое сознание; обыденная картина мира; ассоциативный эксперимент; русская лингвокультура; китайская лингвокультура .

–  –  –

The School of Philology and Language Communication Siberian federal university, Krasnoyarsk A.A. Yakovlev Candidate of linguistics (PhD), Professional Academic Adviser The article discusses the results of the free associative experiment conducted among students of the PRC in order to identify the specific features of the linguistic consciousness of Chinese students, in particular, the way of the representation of the week days names in it. .

Key words and phrases: linguistic worldview; linguistic consciousness; naive worldview;

associative experiment; the Russian linguistic culture; the Chinese linguistic culture .

Известно, что каждая лексическая единица, закрепленная в сознании человека нацелена на решение коммуникативных задач, слово служит предметом познания, передачей и фиксацией опыта, произведенного человеком. Специфика наименования дней недели отражают определенный промежуток времени, в обозначении дней недели заключены культурные особенности, реалии, которые не всегда возможно проследить посредством словаря. Так, слова «вторник» и «пятница» толкуются соответственно, как второй и пятый день недели [5, с. 107, 637]. Такая дефиниция носит обыденный характер, исключает культурные особенности и эмоциональное содержание, лежащие за приведёнными словами .

Изучение знании, стоящих за этими словами в сознании человека, более глубокого содержания и специфики, лежащей за каждым словом обусловили цель описываемого ниже исследования .

Представление особенностей наименования дней недели обычно связано с такими терминами как «языковая картина мира» и «языковое сознание». Приведенные понятия часто используются как взаимозаменяемые, так как пока не получили однозначной интерпретации, поэтому обозначим понятия в общем плане принимаемые нами в рамках данной статьи трактовки .

«Языковая картина мира» понимается обычно как закреплённые в языковой системе способы, процессы и результаты познания действительности, совокупность знаний о мире, способов их получения и интерпретации [3, с. 17; 4, с. 75, 187; 6, с. 64Это понятие приводится в работах, где материалом служит лексика и фразеология, что больше восходит к языковое системе, чем к сознанию носителя языка. Языковое сознание –это знания человека, ассоциированные с языковыми знаками и используемые для овнешнения в процессе общения образов сознания, вырабатываемых в процессе познания мира и используемых в качестве перцептивных эталонов [7, с. 20]. Это понятие связано с понятием «образ мира» и позволяет говорить о значении слова в его связи с другими явлениями сознания и психики [2, с. 256-264] .

В качестве метода выявления особенностей языкового сознания был выбран свободный ассоциативный эксперимент. В нем было задействовано 62 китайских студента в возрасте от 18 до 25 лет, все они на момент эксперимента проживали и обучались в г. Шанхай КНР.

По заданию, которое было указано в бланке и дублировалось устно экспериментатором, испытуемым (далее — Ии.) было предложено написать до трёх ассоциаций на предъявленный список стимулов; Во избежание влияния реакции с предыдущего стимула список состоял из слов разных частей речи, где в хаотичном порядке были расположены интересующие нас слова:

ПОНЕДЕЛЬНИК, ВТОРНИК, СРЕДА, ЧЕТВЕРГ, ПЯТНИЦА, СУББОТА,

ВОСКРЕСЕНЬЕ, НЕДЕЛЯ, соответственно кит.:

также родовое понятие по отношению к названным, – НЕДЕЛЯ,. Анализ реакций проводился по тому же принципу, который лежал в схожем исследовании ЯС русских студентов [9] .

Всего было получено 636 реакций, включая нулевые — пропуски в бланках. В нижеследующем изложении цифры после реакции означают их частотность, отсутствие цифры означает, что такая реакция появляется лишь один раз .

В работе [Залевская 2011: 140–141представлены несколько видов связи между стимулом и реакцией, они могут быть объеденены посредством отношения координированности, субординации и суперординативности; однако однозначная трактовка связи между стимулом и реакцией не всегда возможна. В нашем исследовании мы несколько модифицировали данную систему, невозможно распределить реакции на все три категории стимулов единообразно. Это обусловлено тем, что мы распределяем реакции не только относительно характера их связи со стимулом, но и относительно их семантического сходства друг с другом, объединяя их, в тематические группы .

Распределение реакций по названным группам представлено в таблице 1, в которой полужирным шрифтом выделены наиболее частотные реакции, составляющие ядро ассоциативного поля (кроме подгруппы «прочее») .

Реакции на категорию стимулов «дни недели»Таб.1 .

День недели

–  –  –

К координированным мы отнесли синонимичные стимулу реакции или имеющие сопоставимую предметную отнесённость ( ПОНЕДЕЛЬНИК – новый день; начало (2); ВТОРНИК – среда (5);

К субординированным, реакции, связанные с некоторой активностью Ии., например: ВТОРНИК – экзамен (4), домашнее задание (2), presentation презентация и пр. ЧЕТВЕРГ - дежурство, вечерние уроки (2) .

К суперординативным группы оценка и деятельность. Следует подчеркнуть различие между ними. Первая включает в себя реакции, выражающие эмоцию или состояние самого субъекта ( ПОНЕДЕЛЬНИК – давление (2); бедствие;

катастрофа и др.), а вторая – реакции, выражающие свойство дня недели ( ПОНЕДЕЛЬНИК – активный, деятельный (4); тяжкий, лёгкий; и др.) Не все реакции подходят под выделенные группы, и исключения вошли в группу «прочие», например, реакции, где связь со стимулом не может быть восстановлена ( СУББОТА – буревестник; дневник, ежедневник и др.) .

Из выше представленных реакции прослеживается тенденция изменения группы «деятельность». Видно, как заметно с приближением выходных увеличивается количество реакции подгруппы «досуг», также изменяется эмоциональная окраска. В начале недели можно проследить реакции типа ПОНЕДЕЛЬНИК учеба (5);

надоедливый (6); Тем не менее, уже на стимул ЧЕТВЕРГ появляются реакции,связанные с внеучебным временем, что вполне логично (в большинстве китайских вузов суббота – выходной день) У китайских студентов вторая половина недели больше ассоциируется с свободным времяпрепровождением ПЯТНИЦА уроки игры на гитаре (3); танцы(5), тренировка(2);

Примечательным является то, что реакции группы «деятельность» наиболее ярко выявляют те образы, которые закреплены в языковом сознании китайского студента, подчеркивают культурные особенности Китая. Большинство Ии .

предпочитает проводить выходные дома, заказывать еду через интернет валяться в кровати, с доставкой на дом (обычно о еде), Runningman развлекательное тв-шо), убираться (домашние дела), сходка (в онлайниграх). Очевидно, что такие реакций объясняются прежде всего культурнообусловленными факторами (реалии и традиции КНР), а также климатическими (адаптация досуга к погодным условиям) .

Особое внимание обращает на себя стимул – родовое понятие НЕДЕЛЯ. На приведенный стимул нередко можно наблюдать такие реакций, которые являются продолжением стимула. Например, стимул НЕДЕЛЯ - пять (3). Само по себе число пять по отношению к стимулу НЕДЕЛЯ может быть обусловлен личностным восприятием Ии., однако в данном случае особенность использовать числа для обозначении дней недели в китайском языке дает нам новое понятие в ряде ассоциаций, такие реакции как пятница. Такая тенденция обусловлена семантикосинтагматическими свойствами языка, и мы полагаем, что ее можно рассматривать по принципу связи «предмет- деятель», которая была указана нами ранее в анализе стимулов наименовании некоторых профессий. (ссылка)Под «предметом» может пониматься целая ситуация, в которой задействован «субъект». Например, НЕДЕЛЯ

- моя фамилия; Джей Чоу (тайваньский музыкант); Ци чу цинь(наименования княжеств и царств, с дин. Чжоу) Уже самый поверхностный взгляд на реакции эксперимента убеждает. что лежащие за исследуемыми словам знания человека в существенной мере отличаются от словарных определений и отражают переживаемый опыт человека. Дни недели не равны между собой, так как реакции показывают разные виды деятельность и явления .

Также намечены перспективы исследования: проанализировать схожие и различные тенденции в значениях наименований дней недели у представителей разных лингвокультур .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Залевская А. А. Значение слова через призму эксперимента: монография. Тверь: Твер .

гос. ун-т, 2011. 240 с .

2. Залевская А. А. Психолингвистические исследования. Слово. Текст: избранные труды. М.: Гнозис, 2005. 543 с .

3. Зализняк Анна А., Л евонтина И. Б., Ш мелёв А. Д. Константы и переменные русской языковой картины мира .

М.: Языки славянских культур, 2012. 696 с .

4. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с .

5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. Изд-е 4-е, доп. М.: ООО «А ТЕМП», 2006. 944 с .

6. Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. М.: АСТ; Восток – Запад, 2007. 314 с .

7. Уфимцева Н. В., Тарасов Е. Ф. Проблемы изучения языкового сознания // Вопросы психолингвистики. 2009. № 10 .

С. 18-25 .

8. Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность. Изд-е 2-е, стереотип. М.:

Едиториал УРСС, 2004. 432 с .

9. Яковлев А.А., Манхирова В.В., Случаева Е.К. Репрезентация наименований некоторых профессий в языковом сознании русскоязычных студентов // Слово и текст:

психолингвистический подход. – Вып. 15. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2015. – С. 102–108 .

УРОВЕНЬ РАЗВИТИЯ ЗРИТЕЛЬНО-ПРОСТРАНСТВЕННОГО

ВОСПРИЯТИЯ И ОКУЛОМОТОРНАЯ АКТИВНОСТЬ ПРИ ЧТЕНИИ У ДЕТЕЙ

МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

М.М. Безруких, Ю.Н. Комкова, В.В. Иванов, О.Н. Адамовская Фгбну «Институт возрастной физиологии РАО»

В работе представлены результаты исследования зрительного восприятия и окуломоторной активности при чтении текстов различной сложности у детей 7-9 лет .

На этом этапе возрастного развития выявлены разные темпы формирования компонентов зрительного восприятия: высокий уровень развития зрительно-моторных координаций и низкие темпы созревания константности, помехоустойчивости и зрительного анализа-синтеза, тех функций, которые определяют эффективность формирования навыка чтения .

Окуломоторная активность свидетельствует о послогововом чтении у детей младшего школьного возраста. Отмечена дифференциация двух основных показателей окуломоторной активности: продолжительности прогрессивных фиксаций и амплитуды прогрессивных саккад, свидетельствующих о прогрессе развития навыка чтения .

Повышение морфо- и психолингвистической сложности текста сопровождается регрессом навыка чтения, при этом синтетические приемы чтения заменяются аналитическо-синтетическими .

На движения глаз у детей 7-8 лет в основном влияют собственно окуломоторные факторы: недостаточная сформированность оптокинетического аппарата и нейрофизиологических механизмов, ответственных за собственно глазодвигательную активность, тогда как в 8-9 лет – текстовые и смысловые факторы .

Анализ окуломоторной активности свидетельствует о разной стратегии деятельности при чтении – дробной (дискретной) и целостной .

Ключевые слова: навык чтения, дети, зрительное восприятие, окуломоторная активность .

VISUAL PERCEPTION AND OCULOMOTOR ACTIVITY DURING READING TEXTS

IN CHILDREN OF PRIMARY SCHOOL AGE

Bezrukikh M., Komkova Y., Ivanov V. and Adamovskaya O .

Institute of Developmental Physiology (RAE), Moscow In issue presents the results of a study of visual perception, the development of reading skills and the eye movements during the reading of texts of varying complexity in children 8-10 years. Revealed different rates of development of components of visual perception: high level of development of hand-eye coordination and low rates of maturation of constancy, noise stability and visual analysis-synthesis. Oculomotor activity indicates reading by syllable in children 8-10 years. However, the marked differentiation of the two main parameters of the eye movements: the duration of progressive fixations and the amplitude of progressive saccades have been indicating the progress of the development of reading skills. It is shown that increasing morphological and psycholinguistic complexity of the text is accompanied by a regression of reading skill, and the synthetic methods of reading are replaced by the analytical-synthetic .

Eye movements in children 7-8 years are mainly influenced by oculomotor factors:

insufficient formation of the optokinetic apparatus and neurophysiological mechanisms responsible for the proper oculomotor activity, whereas in 8-9 years – text and semantic factors .

The analysis of oculomotor activity uncovered different strategies of cognitive performance:

discrete reading strategy and holistic strategy .

Keywords: reading, children, eye movements, visual perception .

В исследовании приняли участие 38 школьников первых классов (средний возраст – 8.2 лет) и 82 школьника вторых классов (средний возраст – 8.4 лет) образовательного учреждения г. Москвы. У 70 школьников проведен анализ глазодвигательной активности при чтении. Все дети, согласно данным медицинских карт, относились к I-II группам здоровья. Исследование проводили с письменного разрешения родителей в первой половине дня (с 9 до 13 часов), в период наиболее успешной когнитивной деятельности. Этические принципы исследования согласованы с ученым советом ФГБНУ «Институт возрастной физиологии» РАО .

Уровень развития зрительного восприятия (ЗВ) определялся по методике M .

Фростиг (1966) в модификации М.М. Безруких и Л.В. Морозовой (1996) .

Исследование окуломоторной активности при чтении проводилось на установке Eyegaze Analyzing System фирмы «Interactive Minds» (частота съемки 120 Гц, средняя ошибка определения направления взора - 0.450 (0.38см на экране), минимальная продолжительность фиксаций, регистрируемых установкой – 50 мс). Расстояние между обследуемым и экраном установки составляло 50-55 см, угловой размер прописных букв - 0.32 (19.2 угл.мин.), что соответствует нормам СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 .

При выборе и составлении текстов в работе использовалось понятие «сложность текста», которая определялась морфо- и психолингвистическими факторами:

количественные характеристики текста и слов, количество лемм и абстракций, процент кратких прилагательных, глаголов в личной форме, местоимений-существительных, сложноподчиненных предложений и сложных предложений, коэффициент КолеманаЛиау, возрастной уровень, необходимый для понимания оцениваемого текста коэффициент Флеша-Кинкэйда, коэффициент Флеша, скорректированный для русского языка (Иванов В.В.,2013). На основе данных критериев были подобраны 2 варианта текстов различной сложности из школьных программ для каждого класса обучения .

Математико-статистической обработке подверглись следующие показатели окуломоторной активности: продолжительность прогрессивных, строковых и установочных фиксаций, амплитуда прогрессивных и регрессивных саккад, процент регрессов, скорость чтения, общее время чтения .

Результаты исследования показали, что уровень развития ЗВ у большинства первоклассников (70,38%) и второклассников (74,84%) соответствует возрастной норме. При этом, компоненты ЗВ, имеющие сложную психофизиологическую структуру (помехоустойчивость, константность и зрительный анализ-синтез) отличаются низкими темпами созревания в младшем школьном возрасте. Так, количество детей, имеющих низкий темп формирования этих функций, у первоклассников колеблется в пределах от 21.0±1.02% до 36.5±1.86%, у второклассников от 26,3±2.12% до 45.05±3.62 %. Формирование системы зрительного восприятия зависит от большого количества факторов, среди которых особо выделяются так называемые «школьные факторы риска», т.е. факторы, которые связаны с неэффективной организацией учебного процесса, неадекватными методиками и требованиями, которые тормозят развитие познавательных функций, в том числе и зрительного восприятия и могут стать причиной возникновения трудностей письма и чтения (Безруких М.М.,2016) .

Выявлено значимое влияние фактора класс обучения на показатели ЗВ (F(1, 124) = 10.63; p 0.001) и зрительно-пространственного восприятия (F(1, 124) = 38.44; p 0.001), что свидетельствует о совершенствовании зрительного восприятия с возрастом. Необходимо отметить, что высокий уровень развития ЗВ не связан с высоким уровнем формирования всех составляющих его компонентов. ЗВ – многокомпонентная система и, зачастую, низкий уровень развития какого-либо компонента не приводит к снижению темпа формирования всей системы благодаря компенсаторным механизмам (Морозова, 2011) .

Таким образом, наши результаты указывают на сложное межсистемное взаимодействие компонентов ЗВ у детей младшего школьного возраста, которое играет большую роль в освоении навыка чтения .

Анализ окуломоторной активности показал преобладание послогового чтения у детей исследуемого возраста (1.1-1.3 фиксации на слог). При этом наблюдается высокая вариативность фиксаций и саккад (50-70%) и в первом, и во втором классах .

Сложность читаемого текста не оказывает существенного влияния на пространственно-временные показатели движений глаз первоклассников: средняя продолжительность прогрессивных фиксаций составила 456.1±13.8 мс, установочных – 504.7±19.2 мс, строковых – 223.3±5.0 мс, амплитуда прогрессивных саккад – 1.3±0.03 угл.град., регрессивных – 1.1±0.03 угл.град., процент регрессов – 13.7±0.5 %, время чтения 4.4±0.2 минуты, скорость чтения – 3.4±0.2 символа в секунду. Во втором классе выявлено значимое влияние фактора сложность текста на продолжительность прогрессивных фиксаций (F(1,75)=5.1, p=0.0268), амплитуду прогрессивных саккад (F(1,75)=5.3, p=0.0243), время чтения (F(1,75)=16.43, p=0.0001). Таким образом, второклассники при чтении сложного текста в среднем на 30 мс дольше задерживают взор на словах, совершают менее длинные (в 1.1 раза) прогрессивные саккады .

Соответственно, продолжительность чтения больше в 1.4 раза .

Также выявлено значимое влияние фактора «класс обучения» на почти все исследуемые показатели окуломоторной активности: продолжительность прогрессивных и установочных фиксаций, амплитуды саккад, скорость и время чтения, вариативность фиксаций. В тоже время школьники первого и второго класса обладают сходным процентом регрессивных саккад и продолжительностью строковых фиксаций .

Результаты исследования позволили выявить различия в стратегии деятельности в зависимости от числа фиксаций и регрессов при чтении: целостная и дробная (дискретная). Особенности стратегий чтения могут быть связаны с особенностями формирования оптокинетического аппарата и нейрофизиологических механизмов, ответственных за собственно движения глаз, гетерохронностью формирования отдельных компонентов зрительного восприятия, а так же высокой вариативностью индивидуальных темпов созревания когнитивных функций .

Таким образом, по данным глазодвигательной активности наблюдается возрастная тенденция к дифференциации стратегии чтения различных по сложности текстов. На движения глаз у детей 7-8 лет в основном влияют собственно окуломоторные факторы, тогда как в 8-9 лет – текстовые и смысловые факторы. Дети второго класса при чтении сложного текста, который характеризуется большим количеством абстрактных, редких и длинных слов, совершают более короткие прогрессивные саккады и более продолжительные фиксации. Сходные паттерны окуломоторной активности отмечаются у взрослых чтецов (Rayner K., Reichle E.D., 2010; Luke S.G. et al., 2015) .

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 6-06-00799

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Безруких М.М. Трудности обучения в начальной школе / М.: Bookscriptor, 2016. 524 с .

2. Иванов, В.В. К вопросу о возможности использования лингвистических характеристик сложности текста при исследовании окуломоторной активности при чтении у подростков / В.В. Иванов // Новые исследования. - 2013. - №1 (34). - С. 42Морозова Л.В. Психофизиологическая структура внутрисистемного взаимодействия компонентов зрительного восприятия у детей 6–8 лет // Новые исследования. 2011 .

Т. 1. № 27. С. 16 .

4. Rayner, K., Reichle, E.D. Models of the reading process / K. Rayner, E.D. Reichle // Wiley Interdiscip Rev. Cogn. Sci. - 2010. - Vol. 1, № 6. - P.787-799 .

5. Luke, S.G., at al. Children’s eye-movements during reading reflect the quality of lexical representations: an individual differences approach / S.G. Luke, J.M. Henderson, F .

Ferreira // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. – 2015. - Vol. 41, № 6. – P.1675-1683 .

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ИНДИКАТОРЫ СТАНОВЛЕНИЯ РЕЧЕВОЙ

ФУНКЦИИ РЕБЁНКА КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЕГО КОГНИТИТВНОГО

РАЗВИТИЯ

Л.И. Белякова, Ю.О. Филатова Московский педагогический государственный университет, г. Москва Речь как сложный психический процесс тесно связана с врожденными способностями человека и социальными условиями жизни. Предпринятое в работе изучение разных компонентов речеязыковой деятельности, разработка теоретических представлений о психосенсомоторном речевом стереотипе в рамках системного анализа поведенческого акта показывает перспективность этого подхода для использования психофизиологических показателей в оценке когнитивного развития ребёнка .

Ключевые слова: функциональная система речи, психосенсомоторный речевой стереотип, речевой онтогенез, системный анализ .

PSYCHOPHYSIOLOGICAL INDICATORS OF FORMATION OF SPEECH FUNCTION

OF A CHILD AS A FACTOR OF HIS/HER GOGNITIVE DEVELOPMENT

Lidia I. Belyakova, Yulia O. Filatova Moscow Pedagogical State University, Moscow Speech as a complex mental process is closely related to human innate abilities and social conditions. The study of different components of speech-language activity, the development of theoretical ideas about psychosensorimotor speech stereotype in the framework of the system analysis of the behavioral act shows the prospects of this approach for the use of psychophysiological indicators in assessing the cognitive development of а child .

Key words: speech functional system of speech, psychosensorimotor speech stereotype, speech ontogenesis, system analysis .

Методологией современной науки о языке и речи становится не только изучение внешне наблюдаемой картины вербальных явлений, но и расширение представлений о роли отдельных узловых преобразований центральных и периферических звеньев функциональной системы речи в онтогенезе .

Как психобиологический и социальный феномен речь исследуется с привлечением трансдисциплинарного подхода, что приводит к новой парадигме изучения речевой функции в её целостности: от модели до её реализации (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия, А.Н. Соколов и др.). Особое место в познании речи занимают размышления В.И. Вернадского о биосфере и понимание человеческой мысли как особого планетарного явления – «ноосферы», благодаря чему осваивается, осмысляется и трансформируется мир в целом, в т. ч. и сам исследователь этих процессов .

Впервые о материальной сущности речи сказал И.П. Павлов, назвав её «второй сигнальной системой» как специфической человеческой формы отношения к окружающему миру, ведущей к главной цели мировой эволюции – культуре человеческого сознания и поведения. В последние годы получены доказательства возникновения новых нейронных сетей в мозге в процессе речевого развития ребёнка и его обучения; изучен феномен пластичности ЦНС как фундаментальное и наиболее специфичное свойство центральных нейронов, с чем связана интеграция, синхронизация, координация и регуляция речевого поведения .

Особое значение для понимания связи речевого онтогенеза в развитии высших психических функций, в частности, когнитивный сферы, с нашей точки зрения имеет анализ теоретических положений о психосенсомоторном речевом стереотипе как результате действия функциональной системы речи [3, 4, 7]. В качестве основного метода анализа нами используется теория функциональных систем П.К. Анохина [1] как система поведенческого акта и осмысленная нами как функциональная система речедвигательного акта [3] .

Главным концептом данной теории является то, что процессы реагирования, поведения и обучения направляются на достижение определенной цели – конкретного результата действия в соответствии с моделью, сложившейся в определенных структурах мозга под влиянием специфических событий. Для речи эти специфические события представляют симбиоз врожденных свойств мозга человека и социальных условий .

Как психобиологический и социальный феномен функциональная система речи включает различные компоненты: речевые звуки и их ритмическое объединение в слова, речевое дыхание и его связь с речевой интонацией, модели речевого поведения и проч. [2, 3, 6] .

Особого внимания заслуживает рассмотрение врожденных и приобретенных показателей психосенсомоторного речевого стереотипа как результата действия функциональной системы речи [6]. К ним относятся, в первую очередь, генетическая и онтогенетическая речевая память .

Изучение онтогенеза речевого общения чётко демонстрирует эволюцию генетических основ речи в язык. Под генетической памятью нами понимается врожденная проторечевая артикуляция (крик, гуление, первые этапы лепета), интонационные характеристики голоса, связанные с ощущениями, вызванными как внутренними, так и внешними стимулами. Гуление, а затем лепет в норме являются необходимыми и достаточными для дальнейшего саморазвития речеязыковой системы при адекватных социальных условиях .

В конце второго полугодия жизни ребёнка происходит переход от сугубо биологического этапа развития речи к разворачиванию речевого онтогенеза. Речевой онтогенез и формирование онтогенетической речевой памяти «стартует» устойчивым появлением звукопроизносительных характеристик, свойственных родному языку и его интонационному облику (начиная с 7-8 месяцев жизни). В этот период развития ребёнка произнесение различных звуковых сочетаний начинает носить строго сигнальный характер, что свидетельствует о наличии модели действия и произвольности её реализации, а, значит, о начале нового этапа развития психики ребенка – когнитивных процессов [4] .

С началом речевого онтогенеза идет интенсивное формирование коммуникативно-речевой мотивации. Интенсивно развивается потребность в речевой активности, которая становится средством интеллектуального и речевого развития ребёнка, его метальная активность способствует накоплению материала конгитивновербального характера [5]. Ребенок звуками сообщает о наличии предмета (явления) в его визуальном (аудиальном) поле восприятия. Развитие психики позволяет ребёнку выделить, а затем обозначить звуком и жестом предмет. Интенсивность развития интеллектуальной и речевой деятельности ребёнка зависит от речевого поведения окружающих взрослых. В зависимости от этих социальных условий коммуникативноречевая потребность либо развивается, либо угасает .

Наличие мотива к речевому общению с окружающими людьми активизирует развитие других компонентов функциональной системы речи: речевого дыхания, артикуляторных программ, фонологической памяти и других, которые в дальнейшем станут основой интеллектуальных навыков, получаемых в процессе школьного обучения. Артикуляторные программы, а вслед за этим «работа» речевых мышц, голоса, интонации становятся специфическими для звуков родного языка. Постепенно развиваются отдельные структурные компоненты речеязыковой системы: слог, слово, фраза. С помощью специфических для национального языка грамматических маркеров эти компоненты преобразуются в ритмические структуры слова, фразы, текста и интонационного оформления высказывания. Изучение этих феноменов со всей очевидностью показывает закономерности становления психосенсомоторного речевого стереотипа и осознания модели результата действия функциональной системы речи, т. е. речевого поведенческого акта в его целостности .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем / П.К. Анохин. – М. :

Медицина, 1975. – С. 17-59 .

2. Белякова Л. И. Клинико-физиологический анализ центральных патогенетических механизмов заикания : автореф. дис.... д-ра мед. наук : 03.00.13. – Л., 1981. – 44 с .

3. Белякова Л. И. Механизм речедвигательного акта в свете логопедического анализа / Л.И. Белякова, Ю.О. Филатова // Речь ребенка : проблемы и решения; под ред .

Т.Н. Ушаковой. – М. : Институт психологии РАН, 2008. – С. 40-54 .

4. Белякова, Л.И. Психофизиологический инструментарий в пространстве изучения речи ребенка / Л.И. Белякова, Ю.О. Филатова // Вопросы психолингвистики. – 2016. – № 4 (30). – С. 31-39 .

5. Ушакова, Т. Н. Узловые проблемы раннего речеязыкового развития ребенка /

Т.Н. Ушакова // Речь ребенка : проблемы и решения; под ред. Т. Н. Ушаковой. – М. :

Институт психологии РАН, 2008. – С. 13-39 .

6. Филатова, Ю.О. Ритм речи и движений у детей : теоретические и прикладные проблемы логопедии : монография / Ю.О. Филатова. – М.: МПГУ, 2012. – 218 с .

7. Филатова, Ю.О. Трансдисциплинарный подход в современной логопедии / Ю.О. Филатова // Дефектология. – 2013. – № 4. – С. 19-28 .

ВЛИЯНИЕ ТРЕВОГИ И ДЕПРЕССИИ НА ПОКАЗАТЕЛИ КОГНИТИВНОГО

ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПАЦИЕНТОВ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

А.А. Березина1,2, А.В. Трусова А.В. 1,2, С.Г. Климанова С.Г. 1,2, А.Н. Гвоздецкий 1 Санкт-Петербургский государственный университет Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева науч. рук. – к.пс.н., доцент А.В. Трусова Проявления тревоги и депрессии зачастую вплетены в картину алкогольной зависимости. Влияние этих эмоциональных нарушений на когнитивное функционирование неоднократно изучалось, но в клинике алкоголизма недостаточно прояснено. Цель работы - изучение соотношения между выраженностью тревоги и депрессии у пациентов с зависимостью от алкоголя и характеристиками их когнитивного функционирования. Выборку исследования составили 113 пациентов с синдромом зависимости от алкоголя. Методы: краткая батарея оценки когнитивных функций при аффективных расстройствах (BAC-A), госпитальная шкала оценки тревоги и депрессии (HADS). Математико-статистическая обработка данных проводилась посредством линейной регрессии. Показано влияние показателя депрессии и его взаимодействия с показателем тревоги на параметр вербальной беглости .

Результаты могут расцениваться как свидетельство важности учёта проявлений тревоги и депрессии в формировании и оценке когнитивного дефицита при зависимости от алкоголя .

Ключевые слова: зависимость от алкоголя, тревога, депрессия, когнитивные функции .

–  –  –

A.A. Berezina 1,2, A.V. Trusova 1,2,S.G. Klimanova 1,2, A.N. Gvozdetckii1 1Saint-Petersburg State University V. M. Bekhterev National Research Medical Center for Psychiatry and Neurology thesis director: PhD, associate professor A.V. Trusova The co-occurrence of anxiety, depression and alcohol dependence is relatively common. The influence of depression and anxiety on cognitive functions is well documented, but the relation stills under consideration for alcohol dependence. The study aims at exploring the relation between severity of anxious-depressive symptoms and cognitive functions in alcohol addicts. 113 alcohol addicts were tested for cognitive abilities (by means of Brief Assessment of Cognition In Affective Disorders battery) and for anxiety and depression (by means of Hospital Anxiety and Depression Scale). The model was constructed by using linear regression analysis. The model shows that depression rate and its interaction with anxiety rate predict verbal fluency. The results obtained point out that depression and anxiety can be a factor, among others, influencing cognitive deficits in alcohol dependence .

Key worlds: alcohol dependence, anxiety, depression, cognitive functions .

Тревожные и депрессивные переживания часто сопутствуют зависимости от алкоголя [2, 5], однако их вклад в особенности когнитивного функционирования пациентов с аддикциями подробно не изучен. Качественная и количественная оценка того, как эмоциональные нарушения влияют на познавательные процессы пациентов с зависимостью, может способствовать более адекватному построению лечебных и реабилитационных программ, в т.ч. в современном направлении когнитивной реабилитации .

Хотя проявления тревоги и депрессии при алкогольной зависимости могут носить выраженный и относительно стойкий характер, клиницистами, как правило, они рассматриваются как преходящие и несамостоятельные, что затрудняет трансляцию на выборку аддиктивных пациентов имеющихся исследовательских данных о влиянии аффективных расстройств на когнитивное функционирование. Понятие «когнитивного функционирования» является довольно широким и многозначным. В данной работе под когнитивным функционированием мы понимаем переработку информации, при этом рассмотрены следующие когнитивные уровни: внимание и контроль (способность выделить или игнорировать стимул); память (удержание и воспроизведение информации); исполнительные функции (комплексные интегративные процессы и принятие решений) .

Влияние тревоги и депрессии на различных когнитивных уровнях. Внимание и контроль. Для тревожных расстройств были показаны нарушения контроля внимания и проявления большей интерференции в ответ на эмоциональные стимулы [3]. Однако при тревоге как кратковременном состоянии некоторыми работами было продемонстрировано усиление контроля внимания [3]. Данные о нарушениях контроля внимания при депрессии более последовательны, также как и об общем снижении скорости выполнения заданий, в некоторых работах был обнаружен «сдвиг внимания»

на отрицательно окрашенные стимулы [4]. Память. Большинство работ указывают на нарушения пространственной рабочей памяти при тревожных расстройствах при улучшении долговременной эпизодической памяти на негативные эмоциональные стимулы. Также провоцирование тревоги электрическим воздействием ухудшает кратковременную память [3]. Для депрессии как расстройства в большей части работ не отмечены нарушения зрительно-пространственной и эпизодической памяти [4]. Однако для депрессии как состояния было показано нарушение памяти на эмоциональнозначимые слова [1]. Исполнительные функции. В случае тревожных расстройств не было показано нарушений способности к планированию, при этом было показано увеличение склонности к принятию избегающих решений и ослабление оперирования зрительно-пространственными соотношениями. Для тревоги как состояния не показано нарушений планирования и принятия решений [3]. Для депрессии как расстройства также характерны нарушения планирования и принятия решений, т.е. исполнительных функций [4]. Таким образом, как в случае тревоги, так и в случае депрессии ведущими выступают нарушения внимания. Специфичными для депрессии выступают нарушения исполнительных функции, в то время как для тревоги – нарушения кратковременной памяти .

Влияние тревоги и депрессии на когнитивные функции при зависимости от алкоголя широко не изучено. Согласно одной из работ Uekermann и коллег не было выявлено специфичных когнитивных нарушений среди зависимых от алкоголя, имеющих депрессию [6] .

Цель работы – изучить влияние проявлений тревоги и депрессии на успешность выполнения познавательных задач пациентами с алкогольной зависимостью .

Выборку исследования составили 113 пациентов с диагнозом синдром зависимости от алкоголя (F10.25, F10.26), проходящих лечение в НМИЦ ПН им. В.М .

Бехтерева, среди участников 30 женщин, средний возраст составил 41,91(8,21) (M()) .

Методы исследования: краткая батарея оценки когнитивных функций при аффективных расстройствах (Brief Assessment of Cognition In Affective Disorders battery, BAC-A); госпитальная шкала оценки тревоги и депрессии (Hospital Anxiety and Depression Scale, HADS) .

Результаты. С использованием метода линейной регрессии была вычислена модель, в качестве независимых переменных были взяты параметры тревоги и депрессии, в качестве зависимых – показатели когнитивных функций. В итоговую модель был включён показатель вербальной беглости (F=3,4; p=0,013), предсказываемый отдельно выраженностью депрессивных проявлений и её взаимодействием с показателем тревоги. При этом более высокие показатель депрессии предсказывали более низкий уровень вербальной беглости (значение -коэффициента при p=0,001). При добавлении показателя тревоги, большие значения последнего предсказывало большие значения вербальной беглости (значение -коэффициента 0,021 при p=0,003) .

Обсуждение. Полученные результаты отчасти согласуются с данными о влиянии тревоги и депрессии на исполнительные функции и внимание у лиц без аддиктивных нарушений: при большем уровне депрессии у лиц с зависимостью наблюдались меньшие показатели вербальной беглости (снижение скорости психических процессов и исполнительных функций), в то время как сопутствующий высокий уровень тревоги имел обратный эффект. Открытым и требующим более подробного изучения остаётся вопрос специфичности полученных результатов для лиц с зависимостью от алкоголя .

Полученные результаты могут быть учтены в оценке исполнительных функций и контроля внимания при зависимости от алкоголя, а также при построении программ когнитивной реабилитации зависимых от алкоголя пациентов с учётом их текущего состояния .

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ №16-06-01043 .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Chepenik L. G., Cornew, L. A., Farah, M. J. The influence of sad mood on cognition .

Emotion, 2007. - 7(4) - 802-811 p .

2. Kuria M.W., Ndetei D.M., Obot I.S., et al. The Association between Alcohol Dependence and Depression before and after Treatment for Alcohol Dependence. ISRN Psychiatry, 2012 - 482802 .

3. Robinson O.J., Vytal K., Cornwell B.R., Grillon C. The impact of anxiety upon cognition:

perspectives from human threat of shock studies. Frontiers in Human Neuroscience, 2013;

- 7 – 203p .

4. Rock P., Roiser J., Riedel W., Blackwell, A. Cognitive impairment in depression: A systematic review and meta-analysis. Psychological Medicine, 2014 - 44(10), 2029-2040 p .

5. Smith J.P., Randall C.L.. Anxiety and Alcohol Use Disorders: Comorbidity and Treatment Considerations. Alcohol Research: Current Reviews, 2012 - 34(4) - 414-431p .

6. Uekermann J., Daum I., Schlebusch P., Wiebel B., Trenckmann U. Depression and cognitive functioning in alcoholism. Addiction, 2003 – 98 - 1521-1529 p .

УСПЕШНОСТЬ БИОУПРАВЛЕНИЯ ПАРАМЕТРАМИ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ

СЕРДЕЧНОГО РИТМА У СТУДЕНТОВ ПРИ ПРОСЛУШИВАНИИ ТЕМПОРИТМИЧЕСКОЙ КОМПОЗИЦИИ БЛЮЗОВОГО ЖАНРА

А.В.Борцова, Л.Ю.Першина Северный (Арктический) Федеральный университет им. М.В. Ломоносова, г. Архангельск, Россия Науч. рук. – д.б.н., к.м.н., доцент Л. В. Поскотинова ФГБУН Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лаверова РАН, г. Архангельск, Россия Целью исследования было определение влияния темпо-ритмической составляющей музыки блюзового жанра на способность человека увеличить собственный показатель общей вариабельности сердечного ритма (ВСР), визуально ориентируясь на величину общей мощности спектра ВСР (ТР – total power). Установлено значимое снижение показателя частоты сердечных сокращений на фоне значимого повышения общей ВСР (ТР) (p0,05) при прослушивании темпо-ритмической композиции блюзового жанра .

Ключевые слова: биологическая обратная связь, вариабельность сердечного ритма, темпо-ритм, музыка

SUCCESS OF HEART RATE VARIABILITY BIOFEEDBACK TRAINING

IN STUDENTS AT LISTENING OF THE TEMPO-RHYTHMIC COMPOSITIONS OF

BLUES GENRE

A.V. Bortsova, L.Y. Pershina Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov, Arkhangelsk, Russia Scientific adviser – Doct. Biol. Sci., Prof. Assistant L.V. Poskotinova N.Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research, RAS, Arkhangelsk, Russia The purpose of the study was to determine the influence of tempo-rhythmic structure of music by blues genre on human ability to increase heart rate variability (HRV) in students. Total power of the HRV spectrum (TP) was a controlled parameter during a single session of HRV biofeedback training. We have established a significant decrease in the heart rate on the background of a significant increase in TP (p 0.05) while listening to the tempo-rhythmic composition of the blues genre .

Key words: heart rate variability biofeedback, tempo, rhythm, music В настоящее время активно внедряются технологии биоуправления с биологической обратной связью (БОС), при которых человек с помощью технических средств под контролем органов чувств может воздействовать на изменение собственных физиологических показателей [3]. Целью исследования было определение влияния темпо-ритмической составляющей музыки блюзового жанра на способность человека увеличить у себя общую вариабельность сердечного ритма (ВСР), визуально ориентируясь на величину общей мощности спектра ВСР (ТР – total power) .

Увеличение ВСР с помощью биоуправления сопряжено с активизацией синхронизации ритмов дыхания, сердечного ритма и центров высшей нервной деятельности, ответственных за снижение напряжения сердечной деятельности [1]. Жанр блюза традиционно направлен на достижение состояния релаксации [2, 4]. Показатели вариабельности сердечного ритма (ВСР) оценивали у 20 здоровых студентов (возраст 20-22 года) в положении сидя с использованием прибора «Варикард» в три этапа для опытной группы и контрольной групп (по 10 студентов в каждой). Студенты выполняли пробу фоновой записи ВСР (3 мин), пробу с выполнением биоуправления с целью увеличения показателя ТР (3 мин) и повтор данной пробы на фоне прослушивания звучания темпо-ритмического ряда блюзовой композиции с использованием ударных инструментов частотой 70 bpm (уд/мин) в размере 4/4 (3 мин) .

Последняя проба для группы контроля была заменена на аналогичную предыдущей (без музыкального сопровождения). Для прослушивания использован трек «Bluesкомпьютерной аудиопрограммы «Vi – TripleA Metronome»

(http://virartech.ru/game/metro/). Статистическую обработку данных проводили с помощью программы STATISTICA 10.0 (USA, «StatSoft»). При этом исходные значения показателей ВСР у студентов обеих групп были статистически идентичными .

Установлено, что у студентов опытной группы при проведении БОС-тренинга без музыкального сопровождения значимо снижалcя показатель частоты сердечных сокращений (ЧСС) на фоне значимого повышения общей ВСР (ТР). В последующем, при выполнении БОС-тренинга на фоне прослушивания блюзовой композиции, изменения данных показателей были аналогичными, но более выражены. У студентов контрольной группы при повторе пробы с биоуправлением без музыкального сопровождения изменения показателей ЧСС и ТР имели такую же тенденцию изменений, но не достигали значимых изменений в сравнении с фоновыми значениями .

Таким образом, прослушивание музыкальной композиции с темпо-ритмической структурой в жанре блюза способствует более выраженному физиологическому эффекту биоуправления с целью повышения суммарной мощности спектра ВСР .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анализ вариабельности сердечного ритма при использовании различных электрокардиографических систем (часть 1)/ Р.М. Баевский, Г.Г. Иванов, Л.В.Чирейкин и др. //Вестник аритмологии. – 2002.-№24. – С.65-84 .

2. Петрушин В. И. Связь музыкальной терапии с концепциями ведущих психотерапевтических школ // Психотерапия. — 2006. — № 2 .

3. Функциональное биоуправление с обратной связью–перспективная информационная технология в медицине / Аладышев А.В, Субботин Е.А // Современные наукоемкие технологии – 2005.-№3. – С.86-87 .

4. Цалер И. Популярная музыка XX века. Джаз, блюз, рок, поп, кантри, фолк, электроника, соул. – М.: Мир энциклопедий Аванта +, Астрель, Полиграфиздат, 2010. – 512 с .

КОГНИТИВНО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ АВТОРОВ ВИКИПЕДИИ:

АНАЛИТИЧНОСТЬ/ХОЛИСТИЧНОСТЬ

Е.А. Брызгалин, А.Е. Войскунский, С.А. Козловский Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, г. Москва Эмпирическое исследование когнитивного стиля аналитичность-холистичность у авторов русскоязычной Википедии (N=85) с помощью методики AHS (адаптация В.В .

Апановича, В.В. Знакова, Ю.И. Александрова) показало, что авторы Википедии из контрастных по данному конструкту групп чаще всего рассматривают мир рационально, трактуя его в виде сложной причинно-следственной структуры .

Превалирующая часть авторов проявляет психологическую гибкость: осмысленное целеполагание и способность произвольно переключаться и перемещаться в разных направлениях в континууме между атрибутами аналитичности-холистичности .

Ключевые слова: Википедия, когнитивный стиль, аналитичность, холистичность

COGNITIVE STYLE STUDY OF WIKIPEDIA AUTHORS: WHOLIST/ANALYTIC

Bryzgalin E.A., Voiskounsky A.E., Kozlovsky S.A .

Moscow Lomonosov State University Authors of Wikipedia (N=85) were investigated in an online study using the cognitive style methodology AHS (adapted by V. Apanovich, V. Znakov and Yu. Alexandrov). The construct wholist/analytic style was measured. The results show that the Wikipedia authors are mostly rational and relate the outer world as a cause-and-effect logical structure. At the same time they are psychologically flexible in goal-setting, and movable in the continuum between the analytic and wholist markers .

Keywords: Wikipedia, cognitive style, analytic, wholist Актуальность: Активность составителей интернет-энциклопедии Wikipedia на базе гипертекстовых вики-технологий является ярким примером виртуального волонтерства и альтруизма. Формируя крупнейший репозиторий знаний, они руководствуются «цифровой философией» открытого контента, где высшей ценностью объявляются индивидуальная свобода и равенство в потреблении и передаче информации .

Нативный интерфейс и удобный движок MediaWiki позволили миллионам людей создавать и редактировать статьи, что сформировало условия для инкубации социальнокогнитивного феномена «мудрости толпы» [6]. Установлено, что статьи получаются наиболее качественными и надежными, когда группа авторов обладает разнообразными когнитивными характеристиками [3]. Хотя разнообразие приводит к когнитивному конфликту, теоретическая модель, основанная на системной теории Н. Лумана в синтезе с теорией уравновешивания Ж. Пиаже, демонстрирует, что именно когнитивные конфликты, возникающие при написании, редактировании и чтении вики-статей, стимулируют развитие системы совместной аккумуляции знаний [5] .

Благодаря наличию различных точек зрения в Википедии сформировалась подходящая среда для коллективного критического мышления, если исходить из теорий М.М. Бахтина и Ю. Хабермаса [4]. Считается, что реализация принципов wiki — весьма удачный пример коллективного интеллекта [7]; если применить семиотическую концепцию Ю.М. Лотмана или полисистемную модель И. Эвен-Зохара, то Википедия может быть представлена как многослойная, многоязычная и мультимодальная социально-культурная полисистема с дискурсивной тканью коллективной памяти [2] .

Если общие когнитивные аспекты деятельности авторов Википедии довольно широко представлены в литературе, то их стержневые познавательные детерминанты изучены явно недостаточно, что открывает перспективы для их фундаментального анализа .

В данном исследовании поставлена цель выявить специфические когнитивностилевые особенности (на примере аналитичности–холистичности) энциклопедистов, причем применительно к наиболее опытным, продуктивным составителям Википедии .

Участники исследования: В исследовании приняли участие 85 авторов русскоязычной Википедии (N=85), 20% из них - администраторы (это показатель квалификации) .

Преобладают мужчины - 94%. Средний возраст мужчин 34,7 лет; женщин – 35,8 лет;

медиана составила 33,5 лет, размах — 51 год. Средний «стаж» испытуемых в написании и редактировании энциклопедических статей составляет 7,8 лет .

Способ привлечения к участию в исследовании и способ формирования выборки:

После консультаций по организации таргетированного интернет-исследования с администраторами (Ctac и Shakko) на платформе Google Forms был размещен онлайнопросник. Ссылка с приглашением участвовать в опросе была размещена на форуме во внутренней структуре Википедии. Выборка получилась репрезентативной .

Методика: Шкала аналитичности-холистичности (AHS) была сконструирована в 2007 г. И. Чой и коллегами на основе четырехкомпонентной модели Р. Нисбетта. В России данная шкала была адаптирована В.В. Апановичем под научным и методическим руководством В.В. Знакова и Ю.И. Александрова. Методика имеет удовлетворительную надежность-согласованность (Альфа Кронбаха 0.663) и надежность-устойчивость во времени (r = 0.576, p =.008), а также высокий уровень показателя валидности [1]. В ключах не указан средний балл по каждой из шкал для четкого разделения выборки на полюса холистичности-аналитичности; авторами предложен способ выделения контрастных групп в 20 и 80 процентилей с промежуточным значением. Наиболее высокий показатель по каждой из шкал обозначает «полюс» (высокую выраженность) холистичности, а наименьший – «полюс» аналитичности .

Результаты: По результатам заполнения испытуемыми методики AHS среди них были выделены контрастные группы относительно каждого атрибута аналитичности– холистичности с завершающим вычислением интегрального показателя (см. таблицу 1), который суммарно раскрывает содержание исследуемого конструкта: субъектам с аналитическим стилем мышления свойственно осознанно вычленять элементы информации и обосновывать их логически, в то время как при холистическом стиле с высокой мыслительной скоростью осуществляется обобщенная, целостно-интуитивная оценка информации без ее разложения на отдельные составные части .

–  –  –

Общий показатель AHS 47 156 108 106,2 106 Рассмотрим полученные значения по каждому фактору .

1. Фокус внимания. Среди авторов преобладает холистический фокус внимания (30%), параметры которого обуславливают включение в контекст и взаимосвязь объектов при их анализе. Для аналитического полюса среди 15% испытуемых характерно выделение объектов из фона и сосредоточенность на каждом объекте как независимом и не связанном с другими явлениями среды (поленезависимость) .

2. Каузальная атрибуция. Холисты (26%) включают в объяснение причин событий в основном ситуативные факторы, но принимают во внимание и большое количество информации внешнего спектра (интеракционизм). Склонность атрибутировать детерминанты внутренним устойчивым диспозициям феноменов присуща 16% участников исследования – авторов Википедии, подпадающих под категорию склонных преимущественно к аналитичности .

3. Толерантность к противоречиям. Большинство участников склоняются к холизму (22%), т.е. они синтезируют разнообразные противоречия в единое целое и с учетом имеющихся антагонистичных точек зрения пытаются достичь компромисса. Такие случаи именуют «наивным диалектизмом», восходящим к основам древнекитайской философии, и не являющемся признаком малообразованности. Для аналитического «полюса» (16%) характерно бескомпромиссное противопоставление противоречий с опорой на закон исключения третьего аристотелевской формальной логики, когда одно из противоречивых суждений – истина, а другое – ложь (третьего не дано) .

4. Восприятие изменения. Холисты (их 22%) воспринимают изменения среды нелинейно и циклично, расценивая динамику как закономерность мира, элементы которого непрерывно взаимодействуют друг с другом. Аналитики (14%) воспринимают большинство объектов однонаправленно, статично, линейно и константно во времени .

Данное исследование углубляется в целостное понимание познавательной сферы энциклопедистов, демонстрируя их пластичность в рациональном и интуитивном типе обработки информации. Ожидаемым практическим результатом станут рекомендации для волонтеров дистантного просвещения в плане прагматичной организации знаний .

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ, проект № 17-06-00515

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Апанович В.В., Знаков В.В., Александров Ю.И. Апробация шкалы аналитичности-холистичности на российской выборке // Психологический журнал .

– 2017. – Т. 38. – №. 5. – С. 80-96 .

2. Alonso-Jimnez E. Una aproximacin a Wikipedia como polisistema cultural // Convergencia. – 2015. – Т. 22. – №. 68. – P. 125-149 .

3. Arazy O. et al. Information quality in Wikipedia: The effects of group composition and task conflict //Journal of Management Information Systems. – 2011. – Т. 27. – №. 4. – P. 71Cimini N., Burr J. An Aesthetic for Deliberating Online: Thinking Through “Universal Pragmatics” and “Dialogism” with Reference to Wikipedia //The Information Society. – 2012. – Т. 28. – №. 3. – P. 151-160 .

5. Cress U., Kimmerle J. A systemic and cognitive view on collaborative knowledge building with wikis //International Journal of Computer-Supported Collaborative Learning. – 2008 .

– Т. 3. – №. 2. – P. 105 .

6. Kittur A. et al. Power of the few vs. wisdom of the crowd: Wikipedia and the rise of the bourgeoisie //World wide web. – 2007. – Т. 1. – №. 2. – P. 19 .

7. Livingstone R. M. Models for understanding collective intelligence on Wikipedia // Social Science Computer Review. – 2016. – Т. 34. – №. 4. – P. 497-508 .

КОММУНИКАТИВНО-АСОЦИАТИВНАЯ ЛОГИКА

ПОДРАЖАТЕЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ

Е.Г. Брындин И. Ц. «ЕСТЕСТВОИНФОРМАТИКА», Новосибирск Технологическая платформа «МЕДИЦИНА БУДУЩЕГО» .

Национальная Суперкомпьютерная Технологическая Платформа Член Международной Американской Академии Образования Существует два основных подхода к программно-аппаратной реализации подражательного мышления когнитивных роботов. Во-первых, на основе машинного обучения. Такие когнитивные роботы используются в сфере обслуживания. Во-вторых, на основе моделирования коммуникативно-ассоциативной логики подражательного мышления человека. Такие когнитивные роботы используются как лекторы и консультанты. В статье рассматривается подход к созданию когнитивных роботов на основе моделирования коммуникативно-ассоциативной логики подражательного мышления человека .

Ключевые слова: подражательное мышление, коммуникативно-ассоциативная логика, когнитивный робот, информационная потребность .

COMMUNICATIVE AND ASOTSIATIVNY LOGIC OF IMITATIVE

THINKING

E.G. Bryndin I. Ts. of "ESTESTVOINFORMATIKA", Novosibirsk Imitative thinking represents communicative and associative processes with words, phrases, offers and judgments. At the computer level imitative thinking is imitated by communicative and associative processes with symbolical language elements of knowledge. Imitation of imitative thinking at the computer level is carried out on the basis of communicative and associative logic and network communicative and associative representation of the coded symbolical language elements of knowledge .

Keywords: communicative and associative logic, imitative thinking, elements of knowledge, realization of information requirement .

1. Технология реализации коммуникативно-ассоциативной логики Технология реализации коммуникативно-ассоциативной логики подражательного мышления позволяет развивать интерактивные обучающие системы естественного языкового уровня по различным предметам в образовательном пространстве .

Предметная область знаний представляется в виде коммуникативно-ассоциативной сети информационных потребностей и их реализаций, состоящих из элементов знаний. Коммуникативные словосочетания образуют предложения, коммуникативные предложения образуют суждения. Между информационной потребностью и ее реализацией связь ассоциативная. Реализация информационной потребности сама может быть информационной потребностью. Слова информационной потребности имеют разметку, указывающую либо на лексическое значение, либо на вычислительную процедуру, либо на поведенческую процедуру .

Например, слово «сложить» может быть лексическим значением, либо арифметическим действием, либо поведенческим действием (сложить кубики). Для суждений указывается предметная область и ситуация. Для предложений указывается ситуативный момент и признаки лексических значений. Отражение семантики предметных знаний осуществляется с помощью символически-языковой знаковой системы на основе коммуникативно-ассоциативной логики и предметно ситуативно-признаковых отношений сущностей объектов реалии и абстракции с элементами знаний сущностного словаря [1-7] .

1.1 Сущностный словарь Пусть S - орфографический словарь, где S = { Si }, Si - морфологическое слово. Слово Si называет признак Qij представителя Mij из множества Mi, где Mi = { Mij } .

Обозначим лексическое значение слова Si через { Mij, Qij, Si }. Связь лексических значений слов { Si } с элементами множества Mi зададим совокупностью признаковых отношений Qi, где Qi={Qij, ( Mi, Mij )} .

Множество лексических значений связанных совокупностью признаковых отношений с представителями является сущностным словарем. Слова в словаре снабжаются признаковыми индексами соответственно их признаковым отношениям с представителями. Сущностный словарь фиксирует признаковые сущности представителей. Словарь помогает употреблять слова со своим лексическим значением и различать представителей, которых они называют на символическом уровне .

Слова употребляются на основе признаковых индексов. Каждый признак имеет три индекса. Один индекс указывает на предметную область знаний, второй на ситуацию, третий на ситуативный момент. Слова с несколькими лексическими значениями, имеют несколько наборов индексов. Например, мука и мука. Слово поле используется в различных предметных областях. Каждый набор индексов определяет лексическое значение слова .

1.2 Предметные области знаний Предметные области знаний представляют собой сети ассоциативно связанных информационных потребностей и их реализаций из коммуникативно связных символических языковых элементов (информационных следов коммуникативноассоциативного символически-языкового мышления). Реализация информационной потребности может быть сама информационной потребностью. Тогда ассоциативная ей сеть коммуникативно связных элементов будет ее реализацией .

Комбинированные информационные потребности состоят либо из вложенных информационных потребностей предметной области знаний, либо из последовательности информационных потребностей, либо из последовательности вложенных информационных потребностей. Комбинированные информационные потребности состоят либо из простых, либо из простых и комбинированных, либо из комбинированных. Информационные потребности предметной области знаний образуют комбинационно расширяемую сеть .

Совокупность элементов знаний с разметкой является базой знаний. Повелительное или вопросительное предложение базы знаний является информационной потребностью. Совокупность процедур реализации информационной потребности является базой умений .

Согласно теоремам 1-3, информационная потребность имеет реализацию в базе знаний и базе умений, если существует необходимый и достаточный набор элементов знаний в базе знаний и процедур реализации в базе умений .

Для информационной потребности, являющейся комбинацией информационных потребностей, для которых имеется реализация, существует необходимый и достаточный набор элементов знаний в базе знаний и процедур реализации в базе умений. Соответствующая комбинация необходимого и достаточного набора имеющихся реализаций будет реализацией комбинированной информационной потребности. Символически-языковая коммуникативная логика связывает реализуемые информационные потребности .

1.3 Алгоритмическая разрешимость коммуникативно-ассоциативной логики Пусть заданы CS – сущностный словарь предметной области знаний;

BIP – базовые информационные потребности предметной области знаний, составленные из слов словаря CS. Базовая информационная потребность является либо вопросным, либо повелительным предложением;

RBIP – реализации базовых информационных потребностей;

PKIP – правила комбинирования информационных потребностей из базовых .

KKASRIP – конструктор коммуникативно-ассоциативной сети реализаций информационных потребностей пользователя;

KASRIP(b) – коммуникативно-ассоциативная сеть реализаций базовых информационных потребностей предметной области знаний .

Пусть пользователем задана IP(i), составленная по правилам PKIP. Применим к ней конструктор KKASRIP. Получим KASRIP(i) расширение сети KASRIP(b) с реализацией IP(i) .

Реализация вопросной информационной потребности в коммуникативноассоциативной сети предметной области знаний осуществляется следующим образом. Пусть предложение Р1 с разметкой является вопросной информационной потребностью с ситуативно-признаковой схемой SP1 из ситуативной схемы S1 .

Известно вопросное слово в предложении Р1 к неописанному признаку Q1 лексического значения LZ1 информационной ниши ИН1 .

Нужно найти в коммуникативно-ассоциативной сети предметной области знаний предложение Р2 содержащее словосочетания и лексические значения предложения Р1 и лексическое значение LZ2, являющееся описанием признака Q1 .

Процедура реализации строит по предложению Р1 шаблон Р2Ш с неописанным признаком Q1 предложения Р2. По шаблону Р2Ш, его разметке, SP1, S1 процедура реализации ищет предложение Р2 в сети коммуникативных словосочетаний предметной области знаний с помощью процедур морфологического, синтаксического и семантического анализа. Найденное предложение Р2 будет реализацией .

Повелительная информационная потребность для поиска ее реализации заменяется эквивалентной вопросной информационной потребностью .

Вывод показывает, что коммуникативно-ассоциативная логика алгоритмически разрешима .

2. Моделирование подражательного мышления когнитивного робота

2.1. Реализация информационной потребности Пусть задана повелительная информационная потребность «Сформулировать теорему Пифагора». По лексическому значению слова «формулировка» находим через сущностный словарь представительное словосочетание «формулировка теоремы» в сети предметной области знаний, указанной в разметке информационной потребности. Затем по дереву коммуникативных словосочетаний с лексическими значениями информационной потребности путем их синтеза добираемся до ассоциативной вершины «формулировка теоремы Пифагора». Далее по ассоциативной связи от ассоциативной вершины информационной потребности переходим к ассоциативной вершине реализации «квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов» .

Реализация информационной потребности может сама быть информационной потребностью. В этом случае по коммуникативному дереву лексических значений формулировки теоремы путем их синтеза добираемся до ассоциативной вершины .

Затем по ассоциативной связи определяем реализацию «Формулировка теоремы Пифагора» .

Формулировка теоремы Пифагора Формулировка теоремы Пифагора

–  –  –

Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов Квадрат гипотенузы равен сумме Квадрат гипотенузы равен Квадрат гипотенузы Если информационная потребность или реализация информационной потребности содержит информационное действие, тогда запускается типовая процедура реализации. В разметке информационного действия указывается ссылка на процедуру реализации .

Например, пусть задана повелительная информационная потребность «найти сумму Х плюс Y, при Х равно 15, Y равно 10». «Х равно 15, Y равно10» является информационным условием. Коммуникативные словосочетания «Х равно» и «равно 15» в информационном условии информационного действия «плюс»

инициирует замену Х на 15. По информационному условию «Х равно 15, Y равно 10» произойдет замена Х на 15, а Y на 10 в типовой реализации информационной потребности. Лексическое значение информационного действия «плюс» в сущностном символическом языковом словаре содержит ссылку на аналитический знак «+» в аналитическом сущностном словаре. Знак «+» в аналитическом сущностном словаре имеет ссылку на типовую процедуру сложения двух аргументов .

Х плюс Y при Х равно число, Y равно число (Типовая информационная потребность ассоциативно связана с реализацией) Х плюс Y равно число (типовая реализация)

–  –  –

(замена на 15) Робот с коммуникативно-ассоциативной логикой подражательного мышления, имеющим дистанционную связь с человеком, способен выполнять когнитивные информационные потребности человека во многих сферах жизнедеятельности .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Брындин Е.Г. Взаимодействие символически-мыслящего робота с человеком и внешней средой. /Информационные технологии, № 6. М. 2004. С. 2-8

2. Брындин Е.Г. Символически-языковая коммуникативно-ассоциативная технология подражательного мышления. 4-ая Межд. Науч.-практ. Конф. «Высокие технологии, фундаментальные и прикладные исследования, образование» т.11. СПбПУ. 2007 – с. 442-444

3. Брындин Е.Г. Теоретические основы коммуникативно-ассоциативной имитации символически-языкового мышления. /Информационные технологии, №2. М. 2009. С .

29-34 .

4. Брындин Е.Г. Теоретические основы имитации мышления и непрерывной обработки на виртуальной памяти. Germany: LAMBERT Academic Publishing. 2012 .

197 с .

5. Брындин Е.Г. РОБОТ С ПОДРАЖАТЕЛЬНЫМ МЫШЛЕНИЕМ. "Вестник ПНИПУ: Электротехника, Информационные технологии, Системы управления", №

14. Пермь: ПНИПУ. 2015. С. 5-36

6. Evgeniy Bryndin. Cognitive Robots with Imitative Thinking for Digital Libraries, Banks, Universities and Smart Factories. International Journal of Management and Fuzzy Systems. V.3, N.5, 2017, pp 57- 66 .

7. Evgeniy Bryndin. Technological Thinking, Communication and Behavior of Androids .

Communications. Vol. 6, No. 1, 2018. Pages: 13-19 .

О ВЗАИМОСВЯЗИ УСПЕВАЕМОСТИ УЧАЩИХСЯ СТАРШЕГО

ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ОБРАЗОМ И КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ

Н.Ю. Валькова1, Е.В. Комаровская2 1 ФГАОУ ВО «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова», г. Архангельск 2 Гуманитарный институт, Филиал ФГАОУ ВО «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова», г. Северодвинск Анкетное тестирование образа и качества жизни проведено у 30 учащихся старших классов общеобразовательной школы (17 юношей и 13 девушек). Успешность обучения определена по средней арифметической всех оценок за год по 9 основным предметам .

Обнаружено влияние на успеваемость следующих факторов образа и качества жизни:

курение, употребление алкоголя, длительность и качество активного летнего отдыха, продолжительность сна, продолжительность внешкольных дополнительных занятий (не занятия с репетитором), занятия физической культурой, субъективная оценка здоровья, преобладающее настроение, удовлетворенность условиями жизни, количество детей в семье. В большинстве случаев зависимости носят нетривиальный характер .

Ключевые слова: образ жизни, качество жизни, учащиеся старшего школьного возраста, успеваемость

–  –  –

N.Yu. Val'kova1, E.V. Komarovskaya2 1 Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov, Archangelsk 2 Institute of Humanities, Severodvinsk branch of the Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov, Severodvinsk Questionnaire survey of lifestyle and quality of life of 30 high school students (17 male and 13 female) was conducted. Academic progress was determined using arithmetic average for grades in 9 main disciplines during the year. Influence on the progress was discovered for the following factors of lifestyle and quality of life: smocking, alcohol consumption, length and quality of summer vacation, sleep duration, duration of extracurricular activities (other than with a coach), physical education, subjective health evaluation, predominant mood, life conditions satisfaction, number of children in the family. In most cases the correlations are nontrivial .

Keywords: lifestyle, quality of life, high school students, academic progress .

Качество жизни, включающее субъективное благополучие, и удовлетворенность жизнью, является важной категорией, характеризующей адаптацию на индивидуальном и групповом уровнях. Образ жизни является наиболее значимым фактором, влияющим на формирование здоровья человека. В связи с этим актуальность изучения влияния качества и образа жизни на успешность обучения современного школьника остается высокой [1,2,4] .

Анкетное тестирование качества и образа жизни проведено у 30 учащихся 11 классов общеобразовательной школы г. Архангельска (17 юношей и 13 девушек). Для исследования качества и образа жизни нами использована анкета, разработанная А.В .

Пятковым [3]. Ее вопросы касаются различных аспектов восприятия своей жизни респондентами. Анкета содержит 46 вопросов, отражающих как объективные факторы образа и качества жизни (возраст, место рождения, время проживания на Севере, занятия физкультурой и спортом, и др.), так и субъективную оценку благополучия и здоровья респондентов, удовлетворенности условиями жизни .

Успешность обучения определена по средней арифметической всех оценок текущей успеваемости за год по 9 основным предметам: алгебре, геометрии, физике, химии, биологии, иностранному языку, истории, литературе и русскому языку .

Полученный материал обработан с использованием вариационной статистики и кластерного анализа (кластеринг, методика окончательных нуклоидов). Кластеринг позволяет количественно определить вклад каждого факториального признака (в данном случае характеристики качества и образа жизни) и типологии сочетаний факториальных признаков в изменчивость отдельных результативных признаков (успеваемость за год по каждому предмету) и их совокупности .

По полученным нами данным, практически все использованные в анкетировании параметры образа и качества жизни влияют на успешность обучения. Некоторые из обнаруженных существенных зависимостей (около 25%) ожидаемы: успеваемость выше в классе с углубленным изучением предметов физико-математического цикла (в класс осуществлялся отбор), успеваемость также выше у девушек, чем у юношей, у тех школьников, которые не курят и не употребляют алкоголь, живут в хороших условиях и имеют возможность для более длительного активного летнего отдыха, не поздно ложатся спать и отмечают преобладание хорошего настроения .

Однако и в данных случаях обнаруживается специфика взаимосвязей успешности обучения по различным предметам с параметрами образа и качества жизни. Так, выявлены положительные линейные связи продолжительности и качества летнего отдыха с успеваемостью по алгебре, геометрии, истории, химии и русскому языку. Успешность учебной деятельности по биологии и литературе с длительностью летнего отдыха связана немонотонно, а эффективность усвоения английского языка и физики никак не связана с продолжительностью активного летнего отдыха .

В большинстве случаев зависимости успешности обучения от образа и качества жизни носят нетривиальный характер. Так, обнаружены взаимосвязи успеваемости и количества детей в семье (не обнаружены связи с фактором только для усвоения иностранного языка). Однако, если для “высокоуспешных” по алгебре, биологии, геометрии, русскому языку типична семья с количеством детей 3 и более, то успешность усвоения физики существенно выше у единственных детей в семье .

Неожиданным оказался факт относительно низкой успеваемости в семьях с двумя детьми .

Успеваемость по всем учебным предметам связана с продолжительностью внешкольных дополнительных занятий учащихся (не занятия с репетитором). При этом, низкая успешность отмечается как для “слабозанятых”, так и (в меньшей степени) для “высокозанятых” во внеурочное время старшеклассников .

Оптимальная, с точки зрения связи с успешностью обучения по большинству школьных дисциплин, продолжительность дополнительных занятий - не выше двух часов в день .

Неожиданные зависимости выявлены для фактора, характеризующего занятия физической культурой (дополнительные к школьным). Более высокая успеваемость обнаружена у старшеклассников, которые отмечают занятия физической культурой как нерегулярные. Учащиеся, ответившие, что занимаются регулярно или не занимаются совсем, имеют относительно низкую успешность обучения (вне зависимости от учебного предмета) .

Не только социальные, но и соматические аспекты качества жизни, субъективная оценка благополучия и здоровья, по нашим данным, также связаны в достаточно высокой степени с академической успешностью. Ряд пунктов опросника отражают соматическое благополучие или неблагополучие человека: головные боли, острые респираторные заболевания и ангины, дискомфорт со стороны сердца, желудочно-кишечного тракта. Успеваемость по всем учебным дисциплинам существенно выше у школьников, которые не отмечают никаких беспокойств со стороны сердца. Частые на севере острые респираторные заболевания и ангины, головокружения, головные боли, нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта по нашим данным значительно слабее сказываются на успешности обучения .

Таким образом, обнаружено влияние факторов качества и образа жизни на успеваемость по основным дисциплинам учащихся старших классов общеобразовательной школы. Однако, по нашему мнению, следует избегать упрощенного представления о возможном влиянии факторов качества жизни на успешность учебной деятельности .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Лучкевич В. С., Мариничева Г.Н., Самодова И.Л., Шакиров А.М., Зелионко А.В .

Использование показателей качества жизни населения как интегрального критерия оценки эффективности медико-профилактических программ // Гигиена и санитария .

– 2017. - 96 (4). – С. 319-324 .

2. Писарева А.Н. Образ жизни и поведенческие факторы риска формирования здоровья школьников // Медицинский альманах. 2017. –Т. 47 (2). – С. 49-52 .

3. Пятков А.В. Системно-гомеостатический анализ и эколого-психофизиологические исследования. Архангельск: Изд-во Поморского университета; 2002 .

4. Mayorga-Vega D, Martnez-Baena A, Viciana J Does school physical education really contribute to accelerometer-measured daily physical activity and non sedentary behaviour in high school students? // J. Sports Sci. 2018 - Sep; 36(17). – P.1913-1922 .

ОТОБРАЖЕНИЕ ОБРАЗНЫХ КОНСТРУКЦИЙ СНИМКА В

СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ ОБРАБОТКИ

ИНФОРМАЦИИ ОБ ОБЪЕКТАХ СЕВЕРНЫХ ЭКОСИСТЕМ

И.С. Васендина Северный (Арктический) федеральный университет им. М.В, Ломоносова, г .

Архангельск Труднодоступность и большая площадь территории северных экосистем определяет использование в качестве основного источника актуальной информации о них аэрофотоснимки местности. Проведенный анализ методов дешифрирования изображений выявил сложности в получении семантического представления в терминах предметной области. Предлагается процесс обработки информации об объектах северных экосистем представлять в виде совокупности отображений образных конструкций снимка в семантическое представление, объединенных в систему увязок действий .

Ключевые слова: семантическое представление, распознавание снимков, обработка информации

DISPLAY OF IMAGING STRUCTURES OF A PICTURE TO A SEMANTIC

REPRESENTATION IN THE SYSTEM OF PROCESSING INFORMATION ON NORTH

ECOSYSTEMS OBJECTS

I.S. Vasendina Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov, Arkhangelsk Difficult access and a large area of the northern ecosystem determines the use of aerial photographs of the terrain as the main source of actual information about them. The analysis of image decoding techniques revealed difficulties in obtaining a semantic representation in terms of the subject domain. The process of processing information about objects of northern ecosystems is proposed as a set of mappings of figurative image structures into a semantic representation, combined into a system of linkages of actions .

Keywords: semantic representation, image recognition, information processing Недостаточное количество достоверной об объектах экосистем осложняет эффективный экологический мониторинг. Важным это становится при исследовании экосистем северных территорий, что обусловлено влиянием сложных природноклиматических условий. Вследствие труднодоступности и большой площади территории северных экосистем основным источником информации служат пространственные данные в виде снимков высокого и среднего разрешения. Наиболее часто применяемые для распознавания объектов аэрофотоснимков дискриминантные методы [2] представляют классификацию образов в основном с точки зрения статистического подхода. Такие методы не учитывают структурную информацию на изображении и используют большое число признаков образа, что во много раз увеличивает требования к вычислительным ресурсам. С другой стороны, при достаточно хороших результатах дешифрирования структурными методами остается сложным вопрос разработки семантического интерпретатора, определяющего только описание форм. Требуется участие специалиста для преобразования полученных результатов в вид, пригодный для последующего исследования. Остается актуальным вопрос установления соответствия получаемых результатов при дешифрировании аэрофотоснимков с семантическим описанием объектов в терминах предметной области. Поэтому целью научного исследования является разработка метода обработки информации, позволяющего получать описание объектов изображения в терминах предметной области .

Метод обработки информации об объектах северных экосистем заключается в разработке системы правил отображения семантического представления концептуальных конструкций растительного покрова северных экосистем Xк в синтаксическое представление образных конструкций аэрофотоснимков территории Xс .

Концептуальную модель процесса обработки информации об объектах северных экосистем в общем виде можно формально представить как совокупность взаимосвязанных систем [1]:

1 =,, (), (),, где Y, q(Y) – система действий по отображению информации в процессе обработки информации об объектах северных экосистем и их свойства; X, q(X) – система входных и выходных объектов с их свойствами, соответствующая понятийной структуре концептуальной модели процесса обработки информации об объектах северных экосистем, RXY – множество связей между объектами и действиями, отражающее соответствие понятийной и функциональной составляющих концептуальной модели процесса обработки информации .

Система объектов X представляется совокупностью двух систем: Xк семантического представления концептуальных конструкций растительного покрова северных экосистем и системой Xс синтаксического представления образных конструкций аэрофотоснимков территории .

Система Xк семантического представления концептуальных конструкций в описании растительного покрова северных экосистем является формальной моделью предметной области (МПрО). Разработка МПрО осуществляется при помощи аппарата теории полихроматических множеств и графов [3] и математической логики и определяется как полихроматический граф на каждом уровне детализации. Такое описание позволяет представлять знания о зависимостях в предметной области в формализованном виде на разных иерархических уровнях .

Система Xс синтаксического представления образных конструкций аэрофотоснимков территории также представляется иерархической структурой, каждый уровень которой определяется совокупностью элементов конкретного типа n, охарактеризованных набором свойств .

Система действий Y установления соответствия информации в процессе обработки информации об объектах северных экосистем представляется как упорядоченное множество действий:

= {,,, }, где = – процесс сегментации сцены на области;

= = – процесс классификации областей сцены, где n – число =1 =1 областей сцены;

= = – действие, осуществляющее процесс отображения =1 =1 свойств концептуальной конструкции на свойства синтаксической конструкции (области);

= иПВ – процесс определения отношений между концептуальными конструкциями .

Каждое из действий,, представляющих из себя укрупненный блок процессов, содержит в себе один или более блоков, являющихся процессом P отображения информации. В исследовании выделены и обоснованы следующие типы блоков: PНС – нейронная сеть для сопоставления значения свойства; PПВ – блок с правилами вывода; PВ –блок вычисления значения; PНиИВ – блок, реализующий функцию наследования свойств и назначения искусственно введенных свойств; блок формального описания объекта PF и блок работы с графом и правилами вывода PGиПВ, обеспечивающих описание свойств связей объектов и/или создание дополнительных связей. Алгоритмы предметных действий, реализованные в блоках разных типов Pi, специализированы и могут быть как аналитическими (PВ, PНиИВ, PF, PGиПВ), так и эмпирическими (PНС, PПВ) .

Множество связей RXY между объектами и действиями отражает соответствие концептуальных и образных конструкций X и действий Y модели S1 и представлено в форме описания входных Xin и выходных объектов Xoutдля каждого действия Yk:

= (,, ), где – k-ое действие; = к с ( = к с )–– совокупность входных (выходных) концептуальных и образных конструкций, характеризуемые набором свойств .

Действие сегментации осуществляет отображение образных конструкций пиксельного уровня Xс0 в Xс1 область изображения, ограниченную контуром. Действие классификации производится для каждой выделенной области: на вход поступает синтаксическое представление области с1, на выходе получается образная конструкция 1 в совокупности с семантическим представлением объекта к, который охарактеризован одним свойством класса. Увязка действия, осуществляющего процесс отображения свойств концептуальной конструкции на свойства синтаксической конструкции (области), на вход принимает образную конструкцию в виде области с1 в совокупности с её не полным семантическим отображением к .

На выходе получается формализованное семантическое представление объекта к, характеризуемое набором свойств. Действие определения отношений между концептуальными конструкциями воспринимает на вход формализованное описание всех концептуальных конструкций к. На выходе получается взаимосвязанное =1 формализованное описание к .

Система обработки информации об объектах северных экосистем определяется как на объектном, так и на конкретном уровне абстрагирования. Разработанная концептуальная модель процесса обработки информации является способом формального описания системы знаний для понимания снимков местности .

Разработанный метод обработки информации об объектах северных экосистем позволяет повысить качество получаемой для мониторинга наземных экосистем информации, определяемое достоверностью и полнотой. Путем отображения образных конструкций снимка в семантическое представление достигается решение проблемы получения результатов дешифрирования снимков в терминах предметной области .

СПИСОК ЛИТРАТУРЫ

1. Волкова Г.Д. Методология автоматизации интеллектуального труда. – М.: Янус-К, 2013. – 104 с .

2. Гонсалес Р. Цифровая обработка изображений / Р Гонсалес, Р. Вудс. Москва:

Техносфера, 2005. – 1072 с .

3. Павлов, В.В. Структурное моделирование в CALS-технологиях / В.В. Павлов; [отв .

ред. Ю.М. Соломенцев]; Ин-т конструкторско-технологической информатики РАН .

– М.: Наука, 2006. – 307 с .

ОЦЕНКА ОФОРМЛЕНИЯ ОБЛОЖКИ РЯДА БУКВАРЕЙ

А. А. Василенок Белорусский государственный технологический университет Науч. рук. — доц., к.т.н. О. В. Токарь В статье приведены результаты оценки молодежью обложек советских букварей по ряду противоположных пар прилагательных, описана методика, приведены результаты опроса в виде средних значений .

Ключевые слова: букварь, шкала, оформление

EVALUATION DESIGN THE COVER OF A NUMBER OF ALPHABET BOOK

A. A. Vasilenok Belarusian state technological University Scientific supervisor associate Professor, Ph. D. O. V. Tokar The article presents the results of the youth evaluation of the covers of Soviet literaries on a number of opposite pairs of adjectives, describes the technique, the results of the survey in the form of averages .

Keywords: alphabet book, scale, design Книгу без обложки нельзя считать законченным продуктом. Для того чтобы книга могла кратко рассказать о своем содержании и назначении даже не будучи раскрытой, она должна быть соответствующим образом оформлена. С помощью оформительских средств можно значительно усилить воздействие книги на человека, сделать ее содержание более понятным и доступным, привлечь к ней внимание еще до того, как она попадет в руки читателя .

Хорошо выполненная обложка должна ясно передавать содержание публикации, подчеркивать ценности компании. Хорошо оформленный дизайн обложки — это не просто яркий и заметный шрифт или иллюстрация — это передача точного послания своей аудитории [1] .

Букварь играет огромную роль в формировании личности, он помогает разучивать буквы, их звуковые значения, научиться читать слитно простейшие слоги и слова и правильно понимать читаемое, уметь читать и понимать небольшие тексты и уметь писать простейшие слова и предложения с достаточно малого возраста .

Начало выпуска этих образовательных книг было связано, в первую очередь, с принятием декрета об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (1920). Под названием «Долой неграмотность» в 1919 – 1920 годах вышли первые издания советского букваря для взрослых, разработанные Д. Элькиной и коллективом соавторов. Эти пособия обучали азам чтения и письма на основе политических лозунгов .

Почти каждый советский мальчишка и девчонка начинали нелегкий путь познаний именно с этой книги. Букварь — это книга, которая первая давала советским детям образование, любовь к Родине, близким [2] .

Цель работы — оценить восприятие современной молодежью оформления обложек ряда букварей советского времени по специальным шкалам. То есть выяснить, насколько они вызывают определенные ощущения и предвкушения в рамках предложенной шкалы [3] .

Данные шкалы позволяют отразить скрытые эмоции человека относительно объекта изучения .

Задачи работы: 1. Отбор букварей. 2. Формирование анкеты. 3. Опрос. 4 .

Анализ результатов .

В работе были оценены:

№1. С. П. Редозубов «Букварь», Учпедгиз 1962 год. Обложка художника Н. Гембицской .

№2. «Букварь», выпущенный под общей редакцией С. В. Михалкова в 1985 году .

№3. Н. С. Валушенко «Букварь», 1989 год .

№4. А. И. Воскресенская «Букварь», Учпедгиз 1946 год .

№5. П. В. Афанасьев, Н. А. Костин «Букварь», 1934 год .

№6. Н. И. Терешкин «Букварь» — букварь для подготовительного класса (на языке сургутских ханты), 1975 год .

№7. А. И. Воскресенская «Букварь», Учпедгиз 1959 год .

№8. В. А. Горецкий «Азбука», 1987 год .

При подготовке опроса изданиям присваивался номер, который соответствует номеру в вышеупомянутом списке. Анкета представляет собой таблицу, правые столбцы которой содержат прилагательные для сравнения и шкалу оценки, правые столбцы, — непосредственно место для размещения оценок. В анкету внесены стандартные шкалы, состоящие из пар противоположных прилагательных и балл ов от 1 до 7. Крайние баллы означают уверенный выбор одного из двух прилагательных, остальные промежуточные .

В ходе выполнения работы было опрошено 30 человек в возрасте от 16 до 22 лет. Результаты внесены в таблицу. Усредненные данные для всех букварей представлены ниже .

–  –  –

Сами книги оформлены просто и гармонично, что позволяет читателю без стресса воспринимать информацию. Опрошенные отметили, что для букваря иллюстрации обложек довольно предсказуемые: обучение; дети, идущие в школу;

иллюстрации букв и т.п. Читатель даже не открывая книгу может понять, что ждет его внутри .

Наиболее определенным для наблюдателей стало то, что иллюстрации вызывают устойчивое приятное впечатление, большинство также посчитало, что изображения на обложках упорядочены .

Посредством размера и цвета можно управлять вниманием наблюдателя — выделять доминанту, которая будет первой бросаться в глаза и задавать порядок чтения подчиненных элементов. При оформлении букварей художники предпочли делать доминантой картинку, заполняя ей большую долю на странице. Именно поэтому оценка по шкале «большое — маленькое» оказалась ближе к «большому» .

Шкалы «Быстрое–медленное» для разных букварей ощутимо разнятся в виду того, что некоторые обложки оформлены «неестественно» и оттого создается впечатление статичности и «замедляет» изображение, в то время как в обложках, где иллюстрации реалистичные, появляется движение .

Буквари №2 и №8 были оценены ниже других. Причиной низких оценок могло послужить цветовое решение оформления: темно-синий цвет фона и тусклые цвета иллюстраций на обложках создает холодное впечатление, картинка на них сразу воспринимается тяжелее и кажется чересчур плоской, нереалистичной .

Опрошенным было приятнее наблюдать изображения, которые были оформлены в ярких цветах, которые оживляли саму композицию .

Оформить книгу — создать первое впечатление о издании. Большое внимание стоит уделить подбору цветов иллюстрации и фона, ведь они играют важнейшую роль в «создании настроения» издания. От выбранных цветов будет зависеть легкость и активность картинки. Манипулируя цветами можно усилить впечатление .

Не стоит забывать и о композиции: ее заполненности, размещении и размере иллюстраций, ведь с их помощью можно делать акцент на необходимой информации .

Список использованных источников

1. Внешнее оформление издания как средство привлечения внимания читателей. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://izdattela.livejournal.com/995.html. — Дата доступа: 16.05.2018 .

2. Букварь на службе ликбеза [Электронный ресурс]. — Режим доступа:

https://www.culture.ru/materials/165803/bukvar-na-sluzhbe-likbeza. — Дата доступа:

16.05.2018 .

3. Токарь О. В., Зильберглейт М. А. Оценка иллюстрации художественной литературы методом семантического дифференциала // Труды БГТУ. Издательское дело и полиграфия. — 2010. — № 9. — С. 72-78 .

СОСТОЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ И КОГНИТИВНЫХ ФУНКЦИЙ

СТУДЕНТОВ ДО И ПОСЛЕ КУРСА ПРОСЛУШИВАНИЯ МУЗЫКИ РАЗНОГО

НАПРАВЛЕНИЯ

П.С. Вербенко, М.Б. Бровченко-Яропуд, Э.Ф. Измаилов, О.А. Залата ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского», Медицинская академия им. С.И. Георгиевского, Симферополь, Россия науч. рук. – к.м.н., доц. О.А. Залата С помощью психологического тестирования обследовали две группы студентов, имеющих разные приоритеты в музыке. Для оценки уровня тревожности применили опросник Спилбергера-Ханина и тест Люшера, объем кратковременной памяти определяли методикой удержания членов ряда. Тестирование выполняли дважды – до и после прослушивания студентами в течении недели классической или «любимой музыки». Выявили положительное влияние прослушивания курса классической музыки на состояние тревожности и объема кратковременной памяти студентов (р0,05) .

Изменение в состоянии произвольного внимания после прослушивания музыки разного направления не обнаружили .

Ключевые слова: студенты, тревожность, когнитивные функции, музыка .

CONDITION OF STUDENT’S ANXIETY, COGNITIVE FUNCTIONS BEFORE AND

AFTER COURSE BY LISTENING DIFFERENT DIRECTION OF MUSIC

P.S. Verbenko, M.B. Brovchenko-Yaropud, E.F. Ismailov, O.A. Zalata “V.I. Vernadsky Crimean Federal University” Medical Academy named after S.I .

Georgievsky, Simferopol, Russia Scientific leaders – ass. professor O.A. Zalata We exam two groups of students, which has different musical preferences, with the help of psychological testing. We used questionnaire of Spielberger–Hanin, Lusher`s color test for assessment of level anxiety and applied method of retention series for define volume of short term memory. Students were tested twice times – before and after of listening course of classical or «favorite music» during a week. We showed, that classical music rendered positive effect to condition of anxiety and volume of short term memory after the listening course (р0,05). It wasn`t discovered changes in a state of voluntary attention after the listening of music of different directions .

Key words: students, anxiety, cognitive functions, music .

На протяжении многих тысячелетий ученые разных эпох и областей знаний пытались изучать эффекты влияния музыки на состояние человека. В современных исследованиях показано, что прослушивание музыки способно изменять уровень тревожности [4], воздействовать в целом на психику взрослого человека [2], на развитие когнитивных функций у детей и подростков [1]. Чаще всего изучению подлежало влияние классической музыки на различные аспекты деятельности человека .

Например, установлено, что классическая музыка оказывает благоприятное влияние на психофизиологические характеристики благодаря коррелированию с частотноамплитудными процессами в нервной ткани головного мозга [5, 6]. В тоже время разным представителям современного населения по возрасту, полу и социальным характеристикам нравятся разные музыкальные направления, что связано с преобладающими в настоящее время настроением и потребностями человечества .

Поэтому остаётся актуальным продолжать изучение в области влияния музыки разных направлений на функции организма современного человека .

Целью настоящего исследования было сравнить уровень тревожности и состояние характеристик когнитивных функций (произвольное внимание, кратковременная память) до и после прослушивания курса классической и так называемой «любимой» музыки в двух группах студентов медицинского вуза .

Были обследованы две группы студентов-добровольцев 19-20 лет, учащихся Медицинской академии им. С.И. Георгиевского. С помощью анкетирования у респондентов были выявлены музыкальные предпочтения. Затем студентам 1-й группы (n=27) было предложено в течение недели ежедневно перед сном прослушивать в течение 30 минут только классическую музыку, студенты 2-й группы (n=27) слушали только свою «любимую» музыку. В течение недели студенты обеих групп вели дневник самооценки своего эмоционального состояния, отвечая на вопросы анкеты. Для определения уровня тревожности использовали опросник Спилбергера-Ханина, оценивая личностную (ЛТ) и ситуационную тревожность (СТ). 8-ми цветный тест Люшера применили для дополнительной оценки психоэмоционального состояния и тревожности респондентов. Когнитивные функции оценили с помощью таблиц Шульте (произвольное внимание и работоспособность) и Метода удержания членов ряда (объем кратковременной памяти). Статистический анализ данных осуществляли с помощью методов непараметрической статистики: медианы (Ме), перцентили (р25/р75); критерий Манна-Уитни (U), критерий Вилкоксона (W), программа Statistica 8,0 .

Уровень ЛТ находился на умеренном уровне в обеих группах. Количество студентов с высокими значениями этого вида тревожности было сопоставимо: во 2-й группе – 37%, а во 1-й группе – 41%, но значения р75 свидетельствовали, что у части лиц 2-й группы значения ЛТ были выше (табл. 1). Между группами как до начала прослушивания музыки разного направления, так и по результатам внутригруппового сравнения после, были обнаружены отличия в уровне тревожности – СТ и по Люшеру .

Если снижение уровня тревожности после курса прослушивания музыки в 1-й группе было незначительным, то увеличение уровня СТ после прослушивания респондентами «любимой» музыки было более выраженным (количество лиц с высокими значениями СТ в группе возросло с 26% до 30%) .

Таблица 1 Состояние тревожности у студентов групп до и после прослушивания курса музыки разного направления (n=54) Показатели 1 группа (классическая музыка) 2 группа («любимая») тревожности Ме р25 р75 Ме р25 р75 До курса прослушивания музыки ЛТ 43,0 34,0 49,0 42,0 34,0 52,0 СТ 39,0 37,0 30,0 44,0 32,0 46,0 Тревожность 1,0 3,0 0 3,0 0,0 6,0 по Люшеру После курса прослушивания музыки СТ 36,5 41,5 31,0 40,0 31,0 52,0 Тревожность 0 3,0 0 3,0 0,0 5,0 по Люшеру Примечания: – разница в уровне тревожности между группами; () – уменьшение / увеличение уровня тревожности в одной группе после курса прослушивания музыки .

Межгрупповое сравнение СТ и тревожности по Люшеру после курса музыки обнаружило, что уровень СТ был достоверно выше у студентов, которые в приоритет ежедневного прослушивания выбирают «любимую» музыку (U, р=0,01) .

Анализ характеристик произвольного внимания в обеих группах показал их соответствие возрастным нормам [3], динамики в их состоянии после прослушивания музыки ни в группах, ни между ними не обнаружили. При этом установили изменения в объеме кратковременной памяти студентов (рис. 1) .

Рис. 1. Динамика повторов слов теста «Метод удержания членов ряда» у студентов групп до и после прослушивания курса музыки разного направления .

Динамика в повторах слов у студентов 1-й группы была положительной и заключалась в достоверном увеличении их количества к 3-й попытке после недельного прослушивания классической музыки (W-критерий, р=0,02). Количество воспроизведенных слов у студентов 2-й группы было меньше, а для третьей попытки имело место межгрупповое отличие (U-критерий, р=0,008) .

В ходе выполненного исследования удалось выявить положительное влияния прослушивания курса классической музыки на состояние тревожности и объема кратковременной памяти студентов, изменение в состоянии произвольного внимания после прослушивания музыки разного направления не обнаружили .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Громакова, В.Г. Влияние систематических занятий музыкой на психофизиологическое развитие детей младшего школьного возраста: Автореф. дис .

… канд. билог. наук. / В.Г. Громакова. – Ростов-на-Дону, 2004. – 21 с .

2. Новицкая Л.П. Влияние различных музыкальных жанров на психическое состояние человека / Л.П. Новицкая // Психологический журнал. – 1984. – Т. 5. – №6. – С. 79– 86 .

3. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии / С.Я .

Рубинштейн. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – 448 с .

4. Хох И.Р. Влияние интегративных уроков музыки на снижение школьной тревожности у младших школьников и подростков: Автореф. дис. … канд. психол .

наук / И.Р. Хох. Бийск. 2000. – 17с .

5. Bodner M. FMRI study relevant to the Mozart effect: brain areas involved in spatialtemporal reasoning / M. Bodner, L.T. Muftuler, O. Nalcioglu, G.L. Shaw // Neurol. Res. – 2001. – Vol. 23. – №7. – P. 683–690 .

6. Trimmel M. Brain DC Potentials Evoked by Listening to Mozart’s Sonata K. 448, Albinoni’s Adagio, Schubert’s Fantasia, and Brown Noise: Indications of a Mozart Effect Independent of Mood and Arousal / M. Trimmel, C. Goger, U. Spitzer et al. // J Psychol .

Brain Stud. – 2017. – Vol. 1. – №1: 2. – Р.1–7 .

ОБРАЗ ВАХТЫ У РАБОТНИКОВ ПРИ ВАХТОВОЙ ФОРМЕ ОРГАНИЗАЦИИ

ТРУДА НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ

Т.С. Войтехович Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск науч. рук. – д. псх. наук, проф. Н.Н. Симонова В статье представлены результаты изучения образа вахты у профессионалов, работающих вахтовым методом на предприятиях Крайнего Севера. В ходе анализа представлений профессионалов о вахте были выявлены особенности, характерные представлениям в начале вахты и в конце вахты, представлениям у профессионалов, стаж работы которых менее 3-х лет, и стаж работы которых более 15-ти лет .

Ключевые слова: вахтовый труд, образ вахты, психосемантика, Крайний Север

REPRESENTATION OF SHIFT WORK THE PROFESSIONALS UNDER THE SHIFT

WORK IN THE EXTREME NORTH

T.S. Voytekhovich Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov, Arkhangelsk Scientific director - Doctor of Psychology, Professor N.N. Simonova In the article presents the results of a study of the representation of the shift work the professionals working in shift method at the enterprises of the Extreme North. In the analysis of image of professionals on shift work were identified features characteristic of representation at the beginning and end of watch, views from professionals, work experience are less than three years, and work experience with more than fifteen years .

Key words: shift work, representation of the shift work, psychosemantic, Extreme North Вахтовый метод по-прежнему актуален на предприятиях, ориентированных на добычу полезных ископаемых. Сложные климатогеографические условия, высокая интенсивность труда, специфика самого производства предъявляют повышенные требования к профессионалу. Саморегуляция в столь специфических условиях труда является важной компетенцией профессионала, которая помогает ему сохранять своё здоровье и эффективно работать в течение всего вахтового заезда.

В результате исследования динамики функциональных состояний профессионалов в течение вахты (при разных по длительности вахтах) был обнаружен следующий феномен:

динамические кривые, построенные в интервалах физического времени, различаются при разных по длительности вахтах; динамические кривые, построенные в относительных интервалах вахты, имеют схожий рисунок вне зависимости от длительности пребывания человека в условиях вахты [7]. Следовательно, восприятие этапности вахты (субъективное восприятие длительности вахты) влияет на динамику состояний профессионала в течение вахты. Образ вахты, как совокупность личностных конструктов профессионала, определяет восприятие и интерпретацию профессионалом событий, происходящих в течение вахтового заезда .

Цель исследования: изучение образа вахты в контексте длительности вахтового заезда у людей с разным стажем работы на различных этапах вахтового заезда .

Методологической основой исследования являются: идеи Б.Ф. Ломова об образе как регуляторе деятельности [1], структура образа как регулятора деятельности Е.А. Климова [2], идеи о значимости представлений и смыслов профессионала в регуляции его поведения и состояний в процессе труда А.О. Прохорова [3], исследования взаимосвязи образа мира и образа жизни В.П. Серкина [4,5], исследования Н.Н. Симоновой: описание профессионального образа жизни вахтовых работников на предприятиях Крайнего Севера; выявленный феномен зависимости динамики состояний в течение вахты не столько от объективных параметров, сколько от восприятия длительности вахты [6,7] .

Дизайн исследования: Для реализации поставленной цели использовались данные, полученные в исследовательских экспедициях по изучению специфики вахтового труда в нефтяной и алмазодобывающей отрасли на Крайнем Севере. В исследовании приняли участие 104 специалиста различных профессий, работающих вахтовым методом на предприятиях Крайнего Севера .

Образ вахты изучался нами с помощью семантического дифференциала. По стандартным шкалам семантического дифференциала оценивались понятия, связанные с этапами вахты – «начало вахты», «середина вахты», «конец вахты»; различными состояниями человека – «неудовольствие», «обида», «тревога», «смущение», «взволнованность», «растерянность», «удовлетворенность собой», «раздражение», «сомнение», «радость», «надежда», «удовольствие», «рассеянность», «разочарование», «уверенность», «неудовлетворенность собой», «удивление», «огорчение»; другие понятия – «я, как профессионал», «я, какой я есть», «я, каким я хочу быть», «моя семья», «мои коллеги», «мое руководство», «мои друзья», «работа», «отдых». Данная методика проводилась в начале и в конце вахты в период вахтового заезда .

Обработка полученных данных производилась с помощью методов описательной статистики, непараметрических критериев Манна-Уитни, КолмогороваСмирнова; кластерного, корреляционного и многомерного дисперсионного анализов в программе IBM SPSS Statistics 22.00 (лицензионное соглашение № Z125-3301-14) .

Основные результаты исследования:

В результате анализа представлений о вахте у профессионалов с различным стажем работы вахтовым методом, на различных этапах вахтового заезда, были выявлены особенности, характерные представлениям в начале вахты и в конце вахты, представлениям у профессионалов, стаж работы которых менее 3-х лет, и стаж работы которых более 15-ти лет .

В начале вахтового заезда представления профессионала о начале вахты более детализированы, чем о других этапах вахты, середина вахты ассоциируется с рабочим процессом, реальным я профессионала, коллегами, друзьями. В этот период вахтового заезда профессионал представляет себя уверенным, удовлетворенным в кругу коллегдрузей. Представления о семье ассоциируются с позитивно окрашенным состоянием надежды, а так же с идеальным я .

В конце, в отличие от представлений в начале вахтового заезда, начало вахты ассоциируется с меньшим количеством состояний, и они менее разнообразны .

Середина вахты ассоциируется с рабочим процессом, руководством, коллегами, друзьями, а так же состоянием уверенности. Конец вахты ассоциируется не только с отдыхом и удовольствием, но и с понятиями «моя семья», «друзья», что может говорить о том, что на данном периоде вахтового заезда работник ассоциирует конец вахты со скорой встречей с друзьями и близкими .

У профессионалов, работающих вахтовым методом менее 3-х лет, в семантическом пространстве понятия, обозначающие различные этапы вахты, не имеют большого количества ассоциаций. Больше всего ассоциаций с последним этапом

– концом вахты, который ассоциируется с отдыхом и положительно окрашенными состояниями. Середина вахты ассоциируется только с работой, а начало вахты не имеет близких ассоциаций с другими понятиями. Наблюдается отсутствие близких ассоциации каждого периода вахты с различными эмоциональными состояниями, сопровождающими данный период (за исключением ассоциации конца вахты с состоянием радости и удовольствия). Представления о реальном я, идеальном я и о себе, как профессионале, в семантическом пространстве этих работников, близки с представлениями о коллегах, семье, друзьях .

У профессионалов, работающих вахтовым методом начало и середина вахты ассоциируются как единый неразрывный континуум, в ходе которого профессионал испытывает различные кратковременные эмоциональные состояния. Конец вахты ассоциируется с отдыхом и различными позитивно окрашенными эмоциональными состояниями. Реальное я профессионала в сознании тесно связано с рабочим процессом, идеальное я тесно связано с друзьями, профессиональное я тесно связано с представлением о работе и коллегами. Понятие семья в сознании тесно не связано с другими понятиями и составляет отдельную группу в представлении профессионалов .

В семантическом пространстве можно выделить несколько групп понятий, описывающие различные комплексы эмоциональных состояний .

Образа вахты, изменяясь с течением времени (к концу вахты, с увеличением стажа работы), выполняет регуляторную функцию в процессе адаптации профессионала к специфическим условиям труда. С одной стороны, сталкиваясь с реальными ситуациями в течение вахты, профессионал все время корректируют свой образ, с другой стороны – образ вахты, соответствующий реальным условиям жизнедеятельности, позволяет профессионалу эффективно регулировать себя в течение всего вахтового заезда .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психологической регуляции деятельности // Отв. Ред. Д-р психол. Наук профессор Ю.М. Забродин. М., 1986 .

2. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. М.: МГУ, 1995. 224 с .

3. Прохоров А.О. Функциональные структуры саморегуляции психических состояний // Субъект и личность в психологии саморегуляции: Сборник научных трудов / Под ред .

В. И. Моросановой. М. – Ставрополь: Издательство ПИ РАО, СевКавГТУ, 2007. -431 с:

Ил .

4. Серкин В.П. Проблема эргономического проектирования профессионального образа жизни специалистов, работающих в режиме вахтового, сезонного, полевого и сменного графика // Вестник Северо-Восточного государственного университета. 2011. № 16 .

С. 23-31 .

5. Серкин В.П. Психологические механизмы формирования образа мира // Вестник Северо-Восточного государственного университета. 2011. Т. 15. № 15. С. 58-62 .

6. Симонова Н.Н. Психологические аспекты вахтового труда нефтяников в условиях Крайнего Севера: монография / Н.Н. Симонова. М.: Издательство «Палеотип», 2008. – 196 с .

7. Симонова Н.Н. Психология вахтового труда на Севере : монография/ Н.Н. Симонова, Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Архангельск: Поморский университет, 2010. – 359 с .

ЯЗЫК И КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО

ОБУЧЕНИЯ

И.В. Гайдамашко, В.М. Кроль Московский технологический университет (МИРЭА) В докладе анализируется роль языковой среды и когнитивные основы процесса личностно-ориентированного обучения (ЛОО). Языковая среда при этом рассматривается как некая «точка сборки», представляющая одновременно и средство доступа, и инструмент организации мышления в ходе обучения. Особенности среды русского языка в процессах обучения рассматриваются в связи с универсальной выразительностью, гибкостью грамматического строя, что дает важные преимущества для построения разнообразных языковых конструкций, ассоциаций, с особой ролью флексий, предлогов и связок для построения высказываний, тем самым, для получения формулировок, соответствующих индивидуальным базам знаний человека .

Когнитивные основы ЛОО связаны с учетом специфики семантики и синтаксиса понятий, высказываний и связей между ними. Анализ изложенных положений позволяет сформулировать индивидуально-ориентированную модель ассоциативнофреймового» обучения, связанного с формированием у человека индивидуальных баз знаний .

Ключевые слова. языковая среда, когнитивные основы обучения, ассоциативнофреймовая» модель обучения .

LANGUAGE AND THE COGNITIVE FOUNDATIONS OF STUDENT-CENTERED

LEARNING

I. V. Gaydamashko, V. M. Krol Moscow Technology University (MIREA) The report analyzes the role of the language environment and the cognitive basis of the process of personality-based learning (PBL). The language environment is considered as a kind of "assembly point", representing both an access tool and a tool for organizing thinking in the course of training. Features of the Russian language environment in the learning process are considered in connection with the universal expressiveness, flexibility of the grammatical system, which provides important advantages for the construction of a variety of language structures, associations, with a special role of flexions, prepositions and connections for the construction of propositions, thereby to obtain formulations corresponding to individual human knowledge bases. Cognitive bases of PBL are connected with the specificity of semantics and syntax of concepts, statements and connections between them .

The analysis of the stated provisions allows us to formulate an individually-oriented model of «associative – frame» training, associated with the formation of individual knowledge bases in a person .

Keyword. language environment, cognitive bases of training, «associative – frame» model of training .

Важнейшее значение в процессах обучения играет языковая среда, в которую «погружено» обучение. При этом существенно, что обучение не только погружено, но и неразрывно связано с сущностью и особенностями языка, на котором происходит процесс обучения. В частности, русскоязычная среда обучения в этом плане обладает хорошо известной языковой спецификой, связанной не только с лексикой, но и с особенностями грамматического и синтаксического строя языка. Базис личностноориентированного обучения (ЛОО) определяется как характеристиками и спецификой языковой среды обучения, так и информационными технологиями, когнитивными и личностными особенностями человека. При этом язык, языковая среда должны рассматриваться как некая «точка сборки», представляющая собой и средство доступа, и инструмент организации мыслительных процессов в ходе обучения .

Языковой среде, в которой протекает обучение, принадлежит важнейшая роль обеспечения соответствия структуры новых знаний формам и процедурам когнитивных процессов человека. В качестве метафоры, характеризующей эту роль, можно использовать определение Х.-Г. Гадамера «Язык – это универсальная среда, в которой осуществляется само понимание». При этом, как бы отмечая парадоксальность ситуации, Гадамер пишет, что «язык так пугающе близок нашему мышлению и в процессе своего осуществления в столь малой мере является его предметом, что он как бы сам скрывает от нас свое бытие» .

Особенности языка имеют существенное значение в формировании фундаментальных моделей мышления у людей, пользующихся соответствующими языками. Подтверждением этого являются сложности и проблемы перевода с языка на язык, имеющие место даже в рамках близких языков одной группы. В этом смысле показательно существование в лингвистике таких устойчивых понятий как «языковая картина мира», «языковое видение мира», исторически связанных с идеями В .

Гумбольдта о языке как особом, специфическом мировидении. Идеи «языкового мировидения» Гумбольдта были развиты в его работах, где говорится, что «разные языки — это не различные обозначения одного и того же предмета, а разные видения его» (4). В этом плане в языке, в его грамматическом строе, лексике отражается, каким образом, на основании каких когнитивных процессов человек познает различные характеристики внешнего мира .

Таким образом, в процессе ЛОО необходимо учитывать как характеристики личности учащегося, так и особенности языка, на котором происходит процесс обучения. Например, такие языки как английский или немецкий, как известно, обладают достаточно строгой структурой грамматического и синтаксического строя .

Русский язык, по сравнению с ними обладает гибкостью, относительно свободным порядком слов в предложении, меньшей степенью нормативности и, как следствие, представляет собой особую творческую среду для обучения и понимания. Именно гибкость грамматического строя русского языка дает ряд преимуществ при построении вариантов языковых конструкций, ассоциаций, и, тем самым, для получения формулировок, высказываний, соответствующих индивидуальным базам знаний того или иного человека. Конечно, в разных языках могут быть выражены самые разнообразные тонкости и оттенки смыслов. В этом плане нельзя говорить о фатальном отсутствии каких-то возможностей и выразительных средств. Речь может идти только о «смещении акцентов», применении в разных языках «…привычно-обязательных в употреблении и хорошо разработанных технически» языковых форм (3) .

В своих искусствоведческих текстах И. Бродский говорит об «изумительной гибкости» русского языка, его способности передавать «тончайшие движения человеческой души…», о том, что в русском языке: «глаголы и существительные меняются местами настолько свободно, насколько у вас достанет смелости их тасовать». Он пишет: «Все это снабжает любое данное высказывание стереоскопическим качеством самого восприятия и часто обостряет и развивает последнее» и далее «Это не аналитический английский с его альтернативным “или/или”

– это язык придаточного уступительного, это язык, зиждущийся на “хотя”» (1) .

Особое внимание вызывает вопрос, через какие этапы проходит ЛОО в той или иной языковой среде, какие особенности мышления характерны для формирования новых знаний в данной языковой среде?

При анализе проблем соотношения языковой среды и мыслительной деятельности традиционно используются термины «внутренняя» и «внешняя» речь, «глубинные» и «поверхностные» структуры языка (5-7). При этом принципиальные отличия «высказываний» внутренней речи и глубинных структур языка состоят в их предикативности, в том, что их строение имеет свернутый, аморфный характер. По точному выражению Л.С. Выготского: Мысль «не воплощается в слове, а проходит ряд этапов, формируется, или «совершается в речи»» (2). Этот ряд этапов имеет общую направленность перехода от «аморфного», неразвернутого выражения к сложному, дифференцированному и по форме и по содержанию высказыванию .

Таким образом, внутренняя речь представляет собой как бы предикативный, связанный с действием «замысел» множества будущих развернутых формулировок внешней речи. При этом существенна «свернутость» внутренней речи, которая включает в свой состав лишь отдельные слова, определяющие действие, и их потенциальные связи. Как пишет А.Р. Лурия «если во внутренней речи фигурирует предикат «одолжить», это означает, что у этого предиката сохраняются и все свойственные ему связи (одолжить «у кого-то», «что-то», «кому-то» и «на какое-то время»)» (6). Именно такие предикативные отношения служат основой формирования определенных «ядер» знаний, которые по мере развития связываются с другими, ранее независимыми ядрами, или включают в свой состав новые понятия и свойства. В результате таких процессов происходит формирование более сложных, специфических и личностно-ориентированных участков семантических сетей .

Анализ изложенных положений позволяет сформулировать индивидуальноориентированную модель ассоциативно-«фреймового» обучения, связанного с формированием у человека индивидуальных баз знаний. Такого рода представления служат целям структурирования информации, полученной в результате индивидуального обучения, восприятия и осмысления. В каждом узле сети собирается информация по некоторому понятию или по некоторой ситуации. Эта информация представляется в виде наборов характеристик или атрибутов понятия, а также в виде ссылок, указывающих связи между узлами (понятиями). Причем эти знания связаны как с индивидуальной структурой самих фреймов, так и с тем, что они «погружены» и неотделимы от систем поверхностных и глубинных структур языка данного человека .

В практическом плане это означает, что в процессе ЛОО следует специально обращать внимание на то, чтобы у учащегося были правильно сформированы группы тесно ассоциированных фреймов, определяющих данную область знания. Например, если мы говорим об основах кинематики, в такую группу должны входить фреймы понятий о пространстве, времени, траектории, материальной точке, пути, скорости и т.д. При этом очевидно, что в процессе обучения у разных людей будут складываться в чем-то отличающиеся системы ассоциативных связей, будут формироваться разные по точности и полноте описания отдельных понятий .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бродский И. Сочинения. Том 5. СПб.: Пушкинский фонд, 1999, с.11 .

2. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. –М.: Изд. АПН. 1960 488 с .

3. Гаспаров В.М. Введение в социограмматику // Учен. зап. Тарт. гос. ун-та. Вып. 425 .

1977. С. 24-45.6. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985

5. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985

6. Кроль В.М., Виха М.В. Психофизиология. –М. Кнорус. 2014. -504 с .

7. Лурия А.Р. Язык и сознание. -М.: Изд. Моск. университета, 1979. -320 с .

8. Минский М. Фреймы для представления знаний. –М.: Энергия, 1979. -152 с .

КОГНИТИВНЫЕ СТИЛИ, ОСОБЕННОСТИ РЕАКЦИИ ЭЭГ НА

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ НАГРУЗКУ И УСПЕШНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ

ШКОЛЬНИКОВ

О.Б. Гилева Екатеринбургский институт физической культуры (филиал УралГУФК), Екатеринбург Изучали топографическую организацию ЭЭГ при когнитивной нагрузке у школьников, представителей возрастной нормы, различающихся по академической успешности .

Обнаружено, что академически успешные и академически неуспешные дети различаются по способности решать задачи разных типов и топографической организации ЭЭГ. Академически успешные дети более эффективно решали вербальнологические задачи, а академически неуспешные – задачи на пространственное мышление. Различия групп успешных и неуспешных школьников статистически значимы. Результаты обсуждаются с точки зрения наличия у школьников стилевых особенностей когнитивной деятельности, которые предполагают необходимость коррекции способов организации образовательного процесса для повышения успешности учебной деятельности .

Ключевые слова: успешность учебной деятельности школьников, стилевые особенности когнитивной деятельности, топографическая организация ЭЭГ

COGNITIVE STYLES, FEATURES OF EEG REACTION ON INTELLLECTUAL LOAD

AND SCHOOL SUCCESS OF PUPILS

O.B. Gileva The Ekaterinburg Institute of Physical Education The topographic organization of the EEG under the cognitive load of schoolchildren, representatives of the age norm, differing in academic success, was studied. It was found that academically successful and academically unsuccessful children differ in their ability to solve problems of different types and topographic organization of the EEG. Academically successful children more effectively solved verbal and logical problems, and academically unsuccessful tasks on spatial thinking. Differences between groups of successful and unsuccessful pupils are statistically significant. The results are discussed from the point of view of the presence of style features of cognitive activity among pupils, which imply the need to correct the ways of organizing the educational process to increase the success of educational activities .

Key words: success of educational activity of pupils, style features of cognitive activity, topographic organization of EEG В современной психологии существует представление о когнитивных стилях, характеризующих индивидуально-своеобразные способы переработки информации, отличительные особенности интеллектуального поведения человека [5]. Вместе с тем известно, что типы мышления коррелируют с особенностями пространственной организации ЭЭГ [4]. Логично полагать, что стилевые особенности когнитивных процессов тесно связаны с закономерностями функционирования головного мозга, а значит, не могут быть произвольно изменены человеком .

Эти особенности обязательно должны учитываться при обучении школьников, поскольку в значительной степени определяют успешность учебы. Показано, что если проводить обучение с учетом стилевых особенностей школьников, повышается успешность учебы, например, возможность обучаться с учетом индивидуального темпа, переводит до 95% детей по тестам учебных достижений в разряд высокого и выше среднего уровня усвоения учебного материала, тогда как при традиционной форме обучения детей 50 % демонстрируют уровень низкий и ниже среднего [5] .

В наших предыдущих исследованиях было показано, что школьники с разной академической успешностью различаются по эффективности решения задач разного типа и особенностям топографической организации ЭЭГ [1,3]. Учитывая важность качества школьного образования, необходимо детально исследовать психофизиологические особенности этих детей для выработки научно обоснованных подходов к коррекции школьной неуспеваемости .

В нашей работе предпринята попытка детельного изучения особенностей топографической организации ЭЭГ учащихся 12-13 лет в связи с их академической успешностью .

Материал и методы В исследовании участвовали школьники одной из школ г. Екатеринбурга, практически здоровые (I–II группы здоровья). Всего было обследовано 34 испытуемых, 21 девочка и 13 мальчиков, в возрасте 12-13 лет .

Была проведена запись биоэлектрической активности мозга с помощью аппаратно-программного комплекса «CONAN-м» производства НПО "Информатика и компьютеры" (Россия), монополярно от 10 симметричных отведений: затылочных – О1, О2, теменных – Р3, Р4, центральных – С3, С4, височных – Т3, Т4, лобных F3, F4 с референтным правым ушным электродом по системе «10-20» .

ЭЭГ регистрировали в состоянии спокойного бодрствования (с закрытыми глазами и открытыми глазами) и во время экспериментального задания, когда обследуемый решал задачи (вербально-логические, арифметические и пространственные). Обработка электроэнцефалографических данных осуществлялась с помощью программы CONAN-м, методом быстрого преобразования Фурье .

В качестве меры академической успешности использовались четвертные оценки .

Полученные в ходе обследования данные ЭЭГ были представлены в виде амплитудных карт. Весь диапазон значений амплитуд был разбит на 5 частей, которым присваивались баллы от 1 до 5. Далее для каждого отведения определялся соответствующий балл. Таким образом, амплитудная карта для каждого испытуемого была представлена в виде набора из 10 значений, которые можно было подвергнуть статистической обработке. Всего для каждого испытуемого было получено 4 таких набора значений, характеризующих особенности активности мозга в покое и в ситуациях решения логических, математических и пространственных задач .

Весь массив данных был обработан методами кластерного анализа (мера сходства – евклидовы дистанции, метод агрегации – полное присоединение, complete linkage). В результате были выявлены группы учащихся, различающиеся по особенностям работы мозга. Различия между группами по успеваемости оценивались с помощью критерия Манна-Уитни. Все расчеты проводились с использованием пакетов программ Microsoft Excel 2003 и Statistica 6.0 (StatSoft, Inc. 1984–2001) .

Результаты В результате исследования выявлена существенная дифференциация учащихся по особенностям активности мозга во всех 4 ситуациях: в состоянии покоя и при решении логических, математических и пространственных задач .

Дети, успешно решавшие задачи на пространственное мышление, демонстрировали более дифференцированный тип реакции активации ЭЭГ при интеллектуальной деятельности, для них была характерна активация преимущественно фронтальных зон коры мозга. Школьники, испытывающие затруднения при решении логических задач, но успешно решавшие задачи на пространственное мышление, показали генерализованную реакцию активации ЭЭГ с преимущественной активацией каудальных зон коры [2,3]. Похожие отличия пространственной организации ЭЭГ у людей, имевших разные типы мышления, были отмечены и другими авторами [4] .

Оказалось также, что учащиеся, демонстрировавшие легкость восприятия вербально-логической информации, улавливания логических закономерностий обладаюли высокими академическими достижениями. Учащиеся, не склонные к восприятию вербально-логической информации, проявлявшие выраженные затруднения, вплоть до невозможности решения самых простых заданий, имели низкие академические достижения. При этом восприятие пространственных отношений предметов и решение задач на пространственное мышление давалось им легко, в отличие от академически успешных одноклассников, которые оказались неспособными к решению задач этого типа [2] .

Таким образом, среди школьников выделяются, по меньшей мере, две группы, обладающие типичными особенностями когнитивной деятельности, которые различаются также и по успеваемости. Это соответствует данным других исследователей о том, что представители разных когнитивных стилей различаются по школьной успеваемости [5] .

Кластерный анализ показал, что по характеру реакции ЭЭГ на предъявление арифметических задач выделяются 2 группы учащихся, достоверно различающиеся по успеваемости по гуманитарным (p = 0,002), точным (p = 0,017) и естественным наукам (p = 0,012). Таким образом, особенности работы мозга в условиях решения арифметических задач оказываются существенным образом связанными с успеваемостью по всем школьным предметам .

В целом, ученики с разной академической успешностью обладают типичными особенностями когнитивной деятельности и особенностями топографической организации ЭЭГ. Эти особенности носят глубинный психофизиологический характер, поэтому не могут быть произвольно изменены учеником и создают неравные условия для восприятия учебного материала для академически успешных и академически неуспешных школьников. Представляются необходимыми дополнительные исследования особенностей когнитивных процессов школьников и выработка педагогических приемов, выравнивающих этих детей по возможности восприятия учебного материала .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гилева О.Б. Особенности электроэнцефалограммы при когнитивной нагрузке у школьников 12-13 лет г. Екатеринбурга // Вестник уральской медицинской академической науки. – Екатеринбург, 2011. – № 3 (36) (34). – С. 99-103 .

2. Гилева О.Б. Особенности электроэнцефалограммы при решении задач на пространственное вращение и академическая успеваемость школьников 12-13 лет // Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 6. URL: http://www.scienceeducation.ru/100-5231 .

3. Гилева О.Б. Топографические особенности биоэлектрической активности коры головного мозга у школьников с разной академической успеваемостью // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 2. URL: http://www.science-education.ru/102Свидерская Н. Е. Особенности пространственной организации ЭЭГ и психофизиологических характеристик человека при дивергентном и конвергентном типах мышления // Физиология человека. – 2011. – Т.37, № 1. – С. 36–44 .

5. Холодная М.А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. – СПб.:

Питер, 2004. – 384 с .

ХАОТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ СИГНАЛА - ЭЭГ ПРИ ВОСПРИЯТИИ

ЗВУКОВОЙ ИНФОРМАЦИИ У ПАЦИЕНТОВ С ЧМТ

К.В. Гладун Институт Высшей Нервной Деятельности и Нейрофизиологии РАН, г. Москва При черепно-мозговой травме помимо неврологического дефицита, присутствуют нарушения эмоций и трудности социального взаимодействия. Большое разнообразие клинической картины при травме мозга вызвано характером повреждающего агента, например, наличием / расположением очага, ушибом или обширным повреждением головы. В исследование включены пациенты с диффузным аксональным повреждением. Для исследования восприятия звуковой информации использованы простые слуховые стимулы (звуки животных и птиц, звуки, отражающие эмоции человека). Наша гипотеза заключается в том, при ЧМТ нарушения когнитивной сферы связаны с трудностями в дифференцировке основных эмоций. Эта гипотеза находит свое отражение в теории Экмана. Пациенты с нарушением сознания воспринимают эмоциональную информацию иначе, реакция восприятия эмоционально значимой звуковой информации на ЭЭГ проявляется в виде увеличения сложности сигнала ЭЭГ в сравнении со здоровыми испытуемыми. Для исследования сложности сигнала мы применили метод огибающей сигнала Гилберта и оценка Фрактальной размерности с использованием алгоритма Хигучи. Исследование имеет важные последствия для когнитивной и общей реабилитации в рамках травматической болезни .

Ключевые слова: ЭЭГ, ЧМТ, фрактальная размерность Хигучи, огибающая Гилберта

CHAOS METHODOLOGY IN THE EEG OF TBI PATIENTS DURING AUDIO

STIMULATIONS

K.V. Gladun, Institute of Higher Nervous Activity and Neurophysiology of RAS (IHNA&NPh RAS) TBI patients suffer not only from neurological deficit but also from emotional impairment, lack of social-cognitive skills. Huge variance of the existing data about TBI patients is connected to variance of the precise TBI type, for example, leisure focus presence/location, contusion, or extensive head damage. So, we’ve chosen patients with diffuse axonal injury .

We presented simple auditory emotional stimuli to the subjects to investigate their basic emotion perception and identification. Patients with TBI in post-unconsciousness state perceive emotional information in another way because of specific neuronal connections loss, they strive to recognize and realize this information. Our hypothesis is that rehabilitation of these lost skills begins with basic pleasant and unpleasant emotions, represented in this study as sounds of lamentation and laughter. This hypothesis is reflected in the Ekman’s theory. We recorded EEG during stimulation and in rest. EEG analysis included the method dealing with signal dynamics and chaotic properties – Higuchi Fractal Dimension and Hilbert transform .

We found confirmation of our hypothesis, i.e. differences in the complexity of the EEG signal in patients with TBI compared to healthy. The study has important implications for cognitive and common rehabilitation TBI .

Keywords: EEG, TBT, Higuchi fractal dimension, Hilbert transform Введение Клиническое течение черепно-мозговой травмы (ЧМТ) зависит от биомеханики повреждающего агента. Многообразие клинической картины, тяжелое восстановление, стойкая потеря трудоспособности, инвалидность, а также высокий процент отсроченных осложнений (включающих депрессию и суицид) у таких пациентов предвосхищают исследования в области когнитивной науки. В состав высшей нервной деятельности человека входит всесторонняя оценка поступающей извне информации .

Наравне с физическими характеристиками, исследуемый объект получает личную оценку человека на уровне его интеллекта, опыта, эмоционального фона субъекта .

Работа мозга в норме должна поддерживать определенный уровень возбуждения для адекватного взаимодействия в мультисенсорном потоке окружающей среды [3] .

Изучение ЭЭГ сигнала в рамках единой концепции детерминированного хаоса вносят существенный вклад в понимание восприятия звуковой информации человеком с нарушением сознания. При очаговом поражении стимул-эффект на ЭЭГ является спорным по причине разбалансировки групп по характеру очагового поражения. На наш взгляд, наличие очага поражения в мозге может вызывать ложноположительную или ложноотрицательную латеритизацию при восприятии стимулов. Преимуществом данной работы является, отсутствие очага поражения у исследуемых групп пациентов, что дает возможность оценить работу мозга как единой системы. Преобладание реакция на эмоциональные стимулы, по-видимому, связано с онтогенетическим развитием эмоций [1] .

Методика Изучение литературных источников по работам связанным с восприятием зрительной, звуковой информации, а также характер ЧМТ, подвигло нас на использование слуховых стимулов с высоким эмоциональным компонентом в сравнении со зрительными или мультимодальными стимулами. В группу тяжелой ЧМТ вошло 17 мужчин (средний возраст 28.7(7.9), 20-45), в группу средней ЧМТ 13 мужчин (30.6(5.9), 23-43), контрольная группа состояла из12 мужчин (31.4(10.2), 20Клинический протокол включал сбор анамнеза (биомеханика травмирующего фактора), осмотр (оценка по Шкале комы Глазго), неврологический осмотр, КТ/МРТ исследование (исключение: очаговое поражение мозга), динамическое наблюдение в течение 72 часов (исключение очага поражения), процедура ЭЭГ исследования (исключение: судорожная активность на ЭЭГ), проведение ЭЭГ при звуковой стимуляции. Регистрация ЭЭГ проводилась при использовании энцефалографа «Энцефалан», расположение электродов соответствует международной системе 10-20 .

Подача звука осуществлялась через наушники «капли» с мягкими ушными насадками, для обеспечения максимального комфорта испытуемого. Стимуляция была реализована по индивидуальному сценарию в программе презентации (Neurobehavioral Systems, Inc, Berkeley, США). Использовано 6 типов стимулов: детский и взрослый смех, детский и взрослый плач, лай (два варианта), пение птиц (два варианта), кашель взрослых (2 варианта), неприятный скрежет (2 варианта); и контрольная эпоха записи в спокойном состоянии с закрытыми глазами .

Оценка хаотического компонента Построение Огибающей общего сигнала по методу Гилберта и оценка Фрактальной размерности с использованием алгоритма Хигучи [2], проводилось для исходных данных (полосовой фильтр 1,6-30 Гц) и для окон полос шириной 2 Гц (2-4 Гц, 4-6 Гц,..., 18- 20 Гц) .

Статистический анализ Проведено при использовании программного пакета SPSS. Корреляционный анализ данных ЭЭГ и демографии (возраст, группа, ШКГ) был выполнен с использованием корреляции Спирмена (порог р 0,05). Предварительно для всех трех групп проведен тест Левена (levene's test). Для всех вычисленных признаков проведен многомерный дисперсионный анализ MANOVA с эффектом группы стимулэффектом эффектом локализации с включением Post Hoc- тестами (Tukey HSD, Dunnett, p 0,01) .

Результаты Хаотический компонент ЭЭГ сигнала от 2 до 20 Гц варьирует в узком диапазоне значений приближенных к единице. Пациентам с нарушением сознания, присуще увеличение хаотического компонента, косвенно отражающее утрату мозгом устойчивых нейронных сетей (диссоциация специализированных центров мозга) обеспечивающих оптимальный уровень функционирования мозга. Восприятие такими пациентами звуковой информации сопровождается изменением уровня хаотического компонента относительно состояния покоя, сигнализируя о реализации программы дифференцировки звукового стимула. Появление ответа в группах средней и тяжелой ЧМТ отличается в виде значимого увеличения значений ФРХ и ОГ, свидетельствующих об увеличении сложности сигнала (Рис 1) .

Обсуждение Важно отметить, что преобразование исходного ЭЭГ сигнала в его математическую производную - ФРХ позволяет уменьшить количество данных, не теряя при этом информации о спектре мозговых волн. Данное качество является преимуществом для интеграции метода в клиническую практику в виде системы поддержки принятия врачебных решений. В конечном счете, важным аспектом в изучении характеристики ЭЭГ сигнала, является степень достоверного прогноза неврологического исхода для пациентов, независимо от того, насколько хорошо они коррелируют с экспертной оценкой. Поэтому дальнейшие исследования будут направлены на интеграцию ЭЭГ - паттернов в базу медицинских знаний в рамках проектов по «чтению» мозга .

Выводы Избирательное восприятие звуков смеха и плача из общей линейки стимулов у пациентов с ЧМТ, первично в последовательности восстановления процессов дифференцировки и анализа сложной звуковой информации значимой для человека .

Появление реакции на данные стимулы связано с их значением в перспективе выздоровления, успешное социальное взаимодействие в природе дает больше шансов на выживание, нежели случаи выздоровления в социальной изоляции [4]. Выделение данных стимулов, по-видимому, эволюционно детерминировано и имеет глубокий фундаментальный смысл для ВНД человека .

Признательность Автор выражает благодарность и глубокую признательность сотрудникам лаборатории ВНД человека ИВНД и НФ РАН за ценные замечания и конструктивную критику при работе над этой статьей. Также автор высоко ценит вклад и выражает признательность кбн, научному сотруднику лаборатории ВНД человека Галине Владимировне Портновой за ценные замечания при формировании и отборе стимульного материала .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ekman P. “Basic emotions” in T. Dalgleish and M. J. Power (Eds.)/ Handbook of cognition and emotion New York, NY: John Wiley and Sons. 1999. – 45-60 p

2. Higuchi, T. Approach to an irregular time series on the basis of the fractal theory. Physica D: Nonlinear Phenomena. 31(2). – 1988. – 277-283 p

3. Walter W.G. Уолтер Г. Живой мозг. 1966. – 300с

4. Wilkinson R.G., Marmot M. (Eds.). Social determinants of health: the solid facts. World Health Organization. 2003. – 23 c .

ОСОБЕННОСТИ СОВМЕСТНОГО РЕШЕНИЯ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ У

ПАР С РАЗЛИЧНЫМ СТАЖЕМ БРАКА

Г.Г. Горелова, Е.С. Колмычевская Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет), г. Челябинск Статья представляет результаты эмпирического исследования, посвященного изучению процесса совместного решения мыслительных задач супружескими парами. Авторы выносят предположение о том, что предикторами успешности решения мыслительных задач парами, различающимися по стажу семейных отношений, может выступать разное соотношение показателей общего, эмоционального интеллекта и креативности каждого из партнеров. Полученные результаты свидетельствуют о наличии схожего набора предикторов для пар с нулевым семейным стажем (разнополых пар, не связанных романтическими или любыми другими отношениями) и пар с супружеским стажем до одного года .

Ключевые слова: совместное решение задач, мыслительная задача, успешность совместной мыслительной деятельности, супружеские пары .

THE FEATURES OF THE JOINT PROBLEM SOLVING IN COUPLES WITH

DIFFERENT EXPERIENCE OF MARRIAGE

G. G. Gorelova, E. S. Kolmychevskaya South Ural State University, Chelyabinsk The article presents the results of an empirical study devoted to the process of joint problem solving in married couples. The authors make the assumption that the predictors of the success of solving mental problems in couples, differing in length of service of family relations, can be different ratios of indicators of general, emotional intelligence and creativity of each partner. The results of research testify to the presence of a similar set of predictors for couples with zero family experience (heterosexual couples not related to romantic or any other relationships) and couples with a marriage experience of up to one year .

Keywords: joint problem solving, problem, successful problem solving, married couples .

Особенности брачных и семейных отношений перешли в разряд предмета психологических исследований только с конца 1960-х годов [2]. При этом анализу подвергались различные аспекты жизни семьи: внимание возрастных психологов чаще всего обращалось на детско-родительские отношения, социально-психологические исследования были посвящены изучению семьи как социального института, а различные виды патологий, возникающие на фоне семейных отношений, всесторонне изучались уже клиническими психологами. Из всех смежных психологических дисциплин наименьшее внимание уделялось данному предмету в когнитивной психологии. Практически не востребованным до сегодняшнего дня оказывалось изучение процесса совместного решения мыслительных задач супружескими парами .

На наш взгляд, это направление является перспективным по причине того, что супружеские пары ежедневно сталкиваются с разными типами проблемных ситуаций, от успешности решения которых зачастую зависит дальнейшее развитие и функционирование семейной системы в целом. С начала 2000-х годов было проведено несколько исследований, результаты которых свидетельствуют о преимуществах возрастных супружеских пар при решении задач, требующих последовательного или дополняющего друг друга использования пространственного и логического мышления, а также о связи удовлетворенности браком в подобных парах и успешностью их общей выработанной стратегии преодоления трудностей [3, 4] .

Приступая к исследованию, мы предположили, что предикторами успешности решения мыслительных задач парами, различающимися по стажу семейных отношений, может выступать разное соотношение показателей общего, эмоционального интеллекта и креативности каждого из партнеров. В частности нас интересовали как отличительные особенности супружеских пар с разным стажем брака, так и их сравнение с аналогичными показателями у разнополых пар, не связанных романтическими или любыми другими отношениями .

В исследовании приняли участие 160 человек (60 супружеских пар и 20 пар, состоящих из незнакомых между собой мужчины и женщины – «пар с нулевым семейным стажем»), средний возраст испытуемых – 31.34, SD – 8.28, средний стаж в браке у супружеских пар – 6.28, SD – 7.84. В зависимости от стажа семейных отношений выборка была условно разделена нами на четыре группы (по 20 пар в каждой группе): пары с нулевым семейным стажем, супружеские пары со стажем до 1 года, пары со стажем от 1 года до 10 лет и пары со стажем более 10 лет. Для диагностики эмоционального интеллекта использовался видеотест на распознавание эмоций В.В. Овсянниковой и Д.В. Люсина [1], показателей общего интеллекта – тест структуры интеллекта Амтхауэра (адаптация Е.А. Валуевой). Для диагностики показателей креативности применялась задача, составленная на основе теста Дж .

Гилфорда «Необычное использование» .

На первом этапе исследования были измерены показатели общего и эмоционального интеллектов, а также показатели креативности испытуемых. На втором этапе парам предлагалось в условиях ограниченного времени решить три загадки-ситуации («данетки») с инструкцией решать, «рассуждая вслух». Помимо этого, мы анализировали дельту между величинами общего интеллекта членов каждой пары (дельта IQ = IQмужчины – IQженщины). Данные были обработаны с помощью логистической регрессии (метод Forward, зависимая переменная – успешность решения) .

Результаты позволили выявить разноплановые предикторы успешности решения задач в каждой группе испытуемых. Оказалось, что для пар с нулевым семейным стажем предикторами выступают продуктивность творческого мышления (В =.045; SE =.009; Wald X2 = 5.033, p =.001) и дельта между величинами общего интеллекта партнеров (В = -.012; SE =.004; Wald X2 = 2.884, p =.006). Для супружеских пар со стажем до 1 года в качестве предиктора выступила только дельта между величинами общего интеллекта партнеров (В =.031; SE =.012; Wald X2 = 2.721, p =.019). Что касается пар с большим семейным стажем, для них не связанным с успешностью решения оказались показатели общего интеллекта партнеров. В случае с группой, где стаж супружеской жизни колеблется от 1 года до 10 лет, предиктором оказалась оригинальность совместной творческой деятельности (В =.142; SE =.037; Wald X2 = 3.876, p =.001), а у пар со стажем более 10 лет – ее продуктивность (В =.093; SE =.025;

Wald X2 = 3.766, p =.001). Показатели эмоционального интеллекта, по нашим данным, не являются значимыми предикторами в случае с супружескими парами со стажем более 1 года, однако проявляются в двух других группах испытуемых. Так, показатель сензитивности к состояниям «ориентировки» (включающий 4 категории: возбуждение, тревога, интерес, страх) выступает предиктором успешности решения задач как для пар с нулевым семейным стажем (В =.317; SE =.144; Wald X2 = 2.197, p =.033), так и для пар со стажем до 1 года (В =.947; SE =.380; Wald X2 = 2.490, p =.028). Данный показатель отражает склонность испытуемого к завышению или занижению выраженности эмоций, связанных с ориентировкой, у других людей .

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что для пар с различным стажем брака, определяющим успешность решения мыслительных задач, выступает разное соотношение исследованных показателей. Сходный набор предикторов свойственен парам с нулевым семейным стажем, то есть мужчинам и женщинам, незнакомым ранее между собой, и парам с супружеским стажем до 1 года .

И в том, и в другом случае определяющее значение имеют показатели, связанные с соотношением величин общего интеллекта партнеров, и с одним из аспектов способности к распознаванию эмоций. С увеличением стажа брака значение показателей общего и эмоционального интеллекта партнеров для успешности совместного решения задач снижается, и в качестве предикторов выступают уже показатели креативности. На наш взгляд, для более полного анализа предикторов успешности решения задач в паре необходимо изучить характеристики собственно процесса решения мыслительной задачи, которые способствуют или препятствуют ее совместному решению. В качестве подобной характеристики может выступать использование различных типов эвристик – как индивидуальных, так и организующих совместный процесс решения, чему и будет посвящено наше дальнейшее исследование .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Люсин Д. В., Овсянникова В. В. Измерение способности к распознаванию эмоций с помощью видеотеста // Психологический журнал, 2013. – T. 34. – № 6. – C. 82–94 .

2. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений [Текст]/ Л.Б. Шнейдер. – М.:

Апрель-пресс. – 2009. – 498 с .

3. Julien D., Brault M., Chartrand E., Begin J. Immediacy behaviours and synchrony in satisfied and dissatisfied couples //Canadian Journal of Behavioural Science. – 2000. – Vol .

32 (2). – P. 84–90 .

4. Peter-Wight M., Martin M. When 2 is better than 1+1. Older spouses’ individual and dyadic problem solving // European Psychologist. – 2011. – Vol. 16(4). – P. 288–294 .

КОЛЛЕКТИВНАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ И ЛИЧНАЯ СВОБОДА

В КОГНИТИВНЫХ ОРИЕНТАЦИЯХ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ

А.А.Гудзовская СГОАН Исследование выполнено в рамках когнитивной социальной психологии. Проверялись гипотезы об изменениях за последние 20 лет когнитивных ориентаций коллективная субъектность и личная свобода у пожилых людей. Использована методика «Кто я?»

М.Куна и Т.Макпартленда. Обследовано 55 пожилых людей в возрасте 58-80 лет (Проект 17-2-005755 «Университет пожилых 2.0» фонда Президентских грантов) .

Подтвердилась гипотеза о влиянии социокультурных изменений, происходящих в обществе, на когнитивные ориентации россиян пожилого возраста. В прошлые годы пожилые люди значимо чаще давали себе личностные характеристики, отражающих когнитивную ориентацию на личную свободу, и меньше социальные характеристики отражающие когнитивную ориентацию на коллективную субъектность .

Ключевые слова: когнитивные ориентации, возрастные особенности пожилых, коллективная субъектность, личная свобода, социальная идентичность .

COLLECTIVE SUBJECTNESS AND PERSONAL FREEDOM IN THE COGNITIVE

ORIENTATIONS OF ELDERLY PEOPLE

А.А.Gudzovskaya Nayanova University The study has been carried out within the framework of cognitive social psychology. The hypothesis of the change in elderly people’s cognitive orientations has been studied within the period of 20 years. M. Kuhn and T. Mcpartland’s method "Who am I?" has been used in the research. 55 elderly people at the age of 58-80 years old have taken part in the experiment (project 17-2-005755 of the Presidential Grants Fund: "University of elderly people 2.0"). The hypothesis about the influence of socio-cultural changes in society on the cognitive orientation of elderly people in Russia has been proven in this study. In recent years elderly people have described themselves using personal characteristics which revealed that their cognitive orientations are more focused on personal freedom than collective subjectness .

Keywords: cognitive orientations, age characteristics of the elderly, collective subjectness, personal freedom, social identity .

В социальной когнитивной психологии сложилась традиция выделять при рассмотрении содержания и механизмов действия познавательных процессов два типа когнитивных ориентаций – ориентация на коллективную субъектность (восточные культуры) и ориентация на личную свободу (западные культуры) [1], [3], [4]. Р .

Нисбетт, К. Пенг, И. Чой, А. Норензаян приводят результаты многочисленных экспериментов, демонстрирующих разницу в проявлениях этих когнитивных ориентаций. В аналитических работах подчеркивается противоречивость в представлениях о стабильности и устойчивости когнитивной ориентации во времени жизни человека. Не однозначно решается вопрос о культурной или генетической обусловленности выявленных когнитивных различий [1] .

Когнитивная ориентация коллективная субъектность территориально распространена у жителей восточно-азиатских стран (Китай, Корея, Япония), и проявляется в центрированности на социальном окружении, в чувствительности к нему, в пассивности установок к своему окружению [2]. Эти люди, считающие себя частью более широкого целого, стремятся сохранить гармонию внутри этого целого, мир кажется им непрерывным и взаимосвязанным [5] .

Когнитивная ориентация личная свобода, возникает в Древней Греции, ее носителями являются современные американцы, западные европейцы. Когнтитивная ориентация проявляется в индивидуальной центрированности, ожидании чувствительности окружения к ним. Установки по отношению к своему окружению характеризуются как активные, захватнические [2, с. 236] .

I.Choi, R. Dalal, C.Kim-Prieto на эмпирических примерах кросс-культурных исследований показывают, что когнитивные ориентации видоизменяются при смене места жительства, например, у китайцев, проживающих в Америке фиксируются смешанные когнитивные ориентации. За счет нивелирования ориентации на коллективную субъектность начитают более отчетливо проступать в поведении и решении когнитивных задач ориентация на личную свободу [2]. В экспериментах U.Kuhnen, B.Hannover и B.Schubert показали, что такие динамичные изменения когнитивной ориентации фиксируются при влиянии ситуативных условий и экспериментальных факторов [4] .

В своем исследовании мы проверяли гипотезу о соотношении в популяции лиц пожилого возраста с разными когнитивными ориентациями. Первая гипотеза .

Динамичные социокультурные изменения, происходящие в обществе, влияют на когнитивные ориентации россиян. Вторая гипотеза: за последние 20 лет среди людей пожилого возраста увеличилась доля лиц с выраженной когнитивной ориентацией на личную свободу .

В качестве материала для выявления когнитивных ориентаций выступает восприятие себя с акцентом на подчеркивание индивидуальных черт (когнитивная ориентация личная свобода) или на социальные роли, обозначающие собственную принадлежность к более широким общностям (когнитивная ориентация коллективная субъектность) .

Метод исследования: методика «Кто я?» М.Куна и Т.Макпартленда .

Испытуемым предложено дать не меньше 20 ответов на вопрос «Кто Я?». Обработка ответов проведена в соответствии с идеей авторов: подсчитаны показатели количества ответов разных категорий. В данной статье представим часть исследования, относящуюся к количественным показателям индивидуальных и социально-ролевых характеристик .

Когнитивная ориентация коллективная субъектность определяется количеством категорий социального типа, передающих принадлежность отвечающего к той или иной социальной группе. Когнитивную ориентацию личная свобода определяет склонность человека использовать в самоописании категории, подчеркивающие индивидуальность автора, его отделенность от группы. Важно не только наличие и количество категорий разных типов, но также преобладание той или иной ориентации .

Выборка. Участниками исследования стали две группы пожилых людей в возрасте 58-80 лет. Экспериментальную группу составили 58 современных пожилых людей. Исследование проведено весной 2018 года. В качестве контрольной группы выступили 40 участников исследования, проведенного в 20 лет назад 1998 году .

Результаты. Современные нам пожилые люди (ЭГ) дали 36,4% социальных характеристик (=5,9, и, соответственно, 63,5% личностных характеристик (=9,0) .

Пожилые люди 20 лет назад (КГ) использовали 27,2% социальных характеристик (=5,65 и 72,8% индивидуальных (=14,3). Цифры передают тот факт, что в прошлые годы пожилые люди больше, чем в настоящее время давали в самоописаниях личностных характеристик, отражающих когнитивную ориентацию на личную свободу, и меньше социальных характеристик отражающих когнитивную ориентацию на коллективную субъектность. Другой выявленной закономерностью является более ярко выраженная вариативность в ответах современных пожилых людей. Еще одним различием экспериментальной и контрольной групп явилось появление в экспериментальной группе 29,1% человек, у которых социальные характеристики по количеству превышают личностные. В контрольной группе эта доля составляет 5% опрошенных. В выборке прошлых лет ответы двух видов были даны каждым опрошенным, то в современной выборке 16,4% опрошенных воспользовались только одним типом характеристик. Выявленные различия между экспериментальной и контрольной группами в использовани личностных и социальных характеристик оказались значимыми (*эмп. = 3.92, 0,01) .

Обсуждение. Полученные данные согласуются с точкой зрения H.A.Witkin, D .

Price Williams, M. Bertini, B.Christiansen о влиянии социальных факторов на когнитивные ориентации. К таким факторам относятся условия воспитания (религиозная община или атеизм родителей), трудовая деятельность (фермерская или в промышленности) и др. [6] .

Значимые различия между экспериментальной и контрольной группами говорят в пользу подтверждения первой гипотезы о влиянии динамичных социокультурных изменений, происходящих в обществе, на когнитивные ориентации населения, в частности людей пожилого возраста .

Вторая гипотеза, связанная с ожиданием увеличения за последние 20 лет у пожилых людей когнитивных ориентаций на личную свободу, не подтвердилась. На этот процесс могли оказать влияние факторы, выявленные разными исследователями .

Так, A.H.Witkin обнаружил, что американцы, более заинтересованные в общественной деятельности и в контактах с другими людьми, оказались более полезависимы, то есть более выраженными ориентациями коллективной субъектности, чем люди со слабо выраженным общественным интересом [6]. В исследовании U.Kuhnen, B.Hannover и B.Schubert временно усиливали коллективистскую ориентацию испытуемых, предлагая предварительно подумать о том, что общего у них есть с семьей и друзьями [4] .

Возможно, что на когнитивные ориентации пожилых людей из экспериментальной группы повлияли факторы сходного рода: более свободная социальная активность пожилых, с одной стороны. С другой стороны, заметное расслоение общества усилило тенденцию нахождения общего с людьми своего социального слоя. Выявленные закономерности требуют дальнейших исследований, в том числе с помощью методов решения когнитивных задач .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нисбетт, Р. Культура и системы мышления: сравнение холистического и аналитического познания. -М.: Фонд «Либеральная миссия», 2011. - 68 с .

2. Choi I., Dalai R., Kim-Prieto C. Information search in causal attribution: Analytic vs .

holistic //Unpublished manuscript, University of Illinois. – 2000 .

3. Kitayama S., Mesquita B., Karasawa M. Cultural affordances and emotional experience:

socially engaging and disengaging emotions in Japan and the United States //Journal of personality and social psychology. – 2006. – Т. 91. – №. 5. – С. 890 .

4. Kuhnen U., Hannover B., Schubert B. Procedural consequences of semantic priming: The role of self-knowledge for contextbounded versus context-independent modes of thinking //Unpublished manuscript, University of Michigan. – 2000 .

5. Markus H.R., Kitayama S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation // Psychological Review. - 1991. - Vol. 98.- P. 224–253 .

6. Witkin H. A. et al. Social conformity and psychological differentiation //International Journal of Psychology. – 1974. – Т. 9. – №. 1. – С. 11-29 .

ВАРИАТИВНОСТЬ ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ У

ДЕТЕЙ, ПЕРЕНЕСШИХ ЛЁГКУЮ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВУЮ ТРАВМУ

Е.Ю. Давыдова, Д.А. Чегодаев, П.А. Павлова, Н.А. Павлова Уральский Федеральный Университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, лаборатория мозга и нейрокогнитивного развития, г. Екатеринбург Высокая степень распространенности черепно-мозговой травмы у детей, а так же широкое применение электроэнцефалографии для динамической верификации функциональных нарушений головного мозга в зарубежной и отечественной клиникопсихологической практике определяют актуальность данной темы. При этом следует обратить особое внимание на отсутствие систематических исследований, связанных с особенностями ЭЭГ у детей с лёгкой формой черепно-мозговой травмы. Данная статья представляет собой краткую характеристику патологических изменений ЭЭГ при черепно-мозговой травме лёгкой степени .

Ключевые слова: лёгкая черепно-мозговая травма, ЭЭГ, детский возраст, эффекты травматического поражения

VARIABILITY OF ELECTROENCEPHALOGRAPHIC CHANGES IN CHILDREN WITH

MILD TRAUMATIC BRAIN INJURY

Davydova E.Y., Chegodaev D.A., Pavlova P.A., Pavlova N.A .

Ural Federal University named after the first President of Russia B.N.Yeltsin, Laboratory for Brain and Neurocognitive Development, Ekaterinburg High prevalence rate traumatic brain injury among pediatric population and wide usage EEG for dynamic verification of functional brain injuries in Russian and world clinical and psychological practice are showing actuality of this article with paying attention to the lack of systemathic research about EEG features among children with mild TBI. This work is brief representation of pathological changes during mild traumatic brain injury .

Keywords: mild traumatic brain injury, EEG, pediatric population, effects of traumatic injury Подавляющее большинство черепно-мозговой травмы (ЧМТ) в детском возрасте составляет ЧМТ лёгкой степени. При этом, несмотря на трудноуловимые структурные изменения при лёгкой ЧМТ, последствия травматического поражения могут сохраняться в течение нескольких недель или месяцев после события и в отсроченной перспективе приводить к существенным нейрокогнитивным нарушениям .

В общих чертах, патогенез лёгкой черепно-мозговой травмы характеризуется негрубым повреждением сосудов микроциркуляторного русла и белого вещества, а так же упрощением дендритной архитектуры нейронов, приводящей к дегенеративным изменениям в таламусе, гиппокампе, коре головного мозга, невизуализируемым рутинными методами [2] .

Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) представляет собой инструмент тонкой диагностики, способный верифицировать нарушение функции мозга, в том числе в период отсутствия типичных клинических проявлений и нейровизуализационных изменений при ЧМТ [3] .

Среди наиболее ранних изменений ЭЭГ при легкой ЧМТ выделяют т.н .

инициальную эпилептиформную активность, которая впоследствии сменяется периодом подавления кортикальной активности, продолжающимся от 10 секунд до нескольких минут, в свою очередь сменяющимся диффузным замедлением. При этом риск возникновения ранних посттравматических приступов у детей, перенесших лёгкую ЧМТ, варьируется, по данным разных исследований, от 1 до 25% [1] .

Другие изменения ЭЭГ непосредственно после травматического эпизода включают повышение мощности дельта-активности в задних регионах обоих полушарий, сохраняющееся в течение 20 минут и небольшим снижением мощности бета-активности в передних регионах [2]. В последующие часы ЭЭГ характеризуется ослаблением альфа-ритма в сочетании с нерегулярной медленноволновой активностью преимущественно тета-диапазона височной локализации [3] .

Предыдущие экспериментальные исследования показали, что гиппокамп является областью, высокочувствительной к эффектам травматического поражения. В первую очередь это относится к пирамидальным нейронам областей СА1 и СА3 [6] .

Так же при ЧМТ наблюдается нарушение выработки нейротрансмиттеров (ацетилхолина, глутамата и гамма-аминомасляной кислоты) гиппокампа, обеспечивающих генерацию тета-активности [5]. Вероятно, с этим связаны изменения активности тета-диапазона, наблюдаемые спустя несколько недель после лёгкой черепно-мозговой травмы. Так же они коррелируют со снижением ряда когнитивных функций, поскольку тета-активность ассоциирована с процессами обучения и памяти .

В течение последующих нескольких недель или даже месяцев после ЧМТ визуальная картина ЭЭГ может характеризоваться увеличением частоты альфа-ритма на 1-2 Гц. Более поздние изменения ЭЭГ, сохраняющиеся до года, могут включать паттерн диффузного или фокального замедления [2] .

На 3-10 сутки после воздействия травматического фактора отмечается увеличение мощности альфа-ритма в полосе частот 8-10 Гц и ослабление ее в полосе 10,5-13,5 Гц, а также снижение мощности бета2-диапазона. Указанные изменения в виде снижения мощности альфа- активности и роста мощности дельта-активности могут сохраняться на протяжении нескольких недель или месяцев [3,4] .

Спектральный анализ ЭЭГ во время REM (Rapid Eye Movement)-сна у детей, перенесших лёгкую ЧМТ, демонстрирует результаты, схожие с данными, полученными при регистрации ЭЭГ во время бодрствования [2]. В течение первых 72 часов после травматического поражения мозга наблюдалось повышение мощности дельта-, тета- и альфа-1 (7.5-9.75 Гц) диапазонов. После шести недель отмечалось снижение тетаактивности во время non-REM (non-Rapid Eye Movement) сна. В течение последующих 3 месяцев после ЧМТ отмечалось снижение средней мощности тета и альфа-1 диапазонов в фазе REM-сна. В фазе non-REM-сна так же отмечено снижение мощности тета-, дельта- и альфа-1 активности, преимущественно в лобно-височных отведениях .

Таким образом, лёгкая ЧМТ у детей приводит к трудноуловимым структурным изменениям, которые, в свою очередь, отражаются в измененной ЭЭГ. Упрочение понимания электрофизиологических аспектов травматического поражения способствует уточнению патофизиологических механизмов данного процесса, а так же оценке возможности диагностики и раннего предотвращения негативных последствий травматического поражения головного мозга. Однако отсутствие обширной исследовательской базы требует дальнейшего изучения данной темы .

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта№ 18-313-00180 .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Arndt D.H., Goodkin H.P., Giza C.C. Early posttraumatic seizures in the pediatric population / D.H. Arndt, H.P. Goodkin, C.C. Giza // Journal of Child Neurology. – 2016. – №31. – P. 46-56 .

2. Haneef Z., Levin H.S., Frost J.D. Jr., Mizrahi E.M. Electroencephalography and quantitative electroencephalography in mild traumatic brain injury / Z. Haneef, H.S. Levin, J.D. Jr. Frost, E.M. Mizrahi // Journal of Neurotrauma. – 2013. – Vol. 30(8). – P. 653-658 .

3. Ianof J. N., Anghinah R., Traumatic brain injury: An EEG point of view/ J.N. Ianof, R .

Anghinah// Dementia and Neuropsychologia. – 2017. – Vol.11(1). – P.3-5 .

4. Nuwer M.R., Hovda D.A., Schrader L.M., Vespa P.M. Routine and quantitative EEG in mild traumatic brain injury/ M.R. Nuwer [et al.] // Clinical Neurophysiology. – 2005. – Vol.116 (9). – P.2001–2025 .

5. Pevzner A., Izadi A., Lee D.J., Shahlaie K., Gurkoff G.G. Making waves in the brain: What are oscillations, and why modulating them makes sense for brain injury/ Pevzner, A. [et al.] // Frontiers in systems neuroscience. – 2016. – №10. – P.30 .

6. Rapp P. E., Keyser D. O., Albano A., Hernandez R., Gibson D. B., Zambon, R. A., et al .

Traumatic brain injury detection using electrophysiological methods/ Rapp P. E. [et al.] // Frontiers in Human Neuroscience. – 2015. – № 9. – P.11 .

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ИНТЕЛЛЕКТА И



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«СБОРНИК ДОКЛАДОВ ООО "ИНТЕХЭКО" Сборник докладов Шестой Международной конференции "ПЫЛЕГАЗООЧИСТКА-2013" технологии очистки газов и воздуха www.intecheco.ru от пыли, золы, диоксида серы, окислов азота, ПАУ и других вредных веществ, электрофильтры, рукавные фильтры, скрубберы, циклоны, дымососы, венти...»

«Российская академия наук Институт водных проблем Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Государственный гидрологический институт Федеральное агентство водных ресурсов МПРиЭ...»

«Руководство по эксплуатации телефона IP-телефон Cisco 7961G/7961G-GE и 7941G/7941G-GE для Cisco CallManager 4.1(3) СОДЕРЖИТ ЛИЦЕНЗИЮ И ГАРАНТИЮРуководство по эксплуатации телефона Штаб-квартира корпорации Cisco Systems, Inc. 170 West Tasman Drive San Jose, CA 95134-1706 USA http://www.cisco.com Тел.: +1 408 526-4000 +1...»

«Конференция посвященная 80-летию академика М.С.Саидова глощая излучение первичного источника, преобразует его в тепло, которое обуславливает перевод его в импульсное ИК излучение в ре...»

«Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН Franckesche Stiftungen при участии Universitt Hamburg ПРОГРАММА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "К распространению наук и в пользу человеческого рода.": к 250-летию "физических" экспедиций Акаде...»

«СОСТАВ ПРОГРАММНОГО И ОРГАНИЗАЦИОННОГО КОМИТЕТОВ Первой Всероссийской конференции с международным участием "ЦИФРОВЫЕ СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА ИНЖЕНЕРНОГО АНАЛИЗА" ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ Председатель – академик Садовничий Виктор...»

«ВЫСТУПЛЕНИЕ Заместителя Министра по Чрезвычайным Ситуациям Азербайджанской Республики Фаига Таги-заде на пятьдесят девятой сессии Генеральной Конференции Международного Агентства по Атомной Энергии Вена, 14-18 сентября 2015 г. Уважаемый господин Председатель! От имени делег...»

«IX МОСКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИССЛЕДОВАНИЮ ОПЕРАЦИЙ (ORM2018-GERMEYER100) МОСКВА, 22-27 ОКТЯБРЯ 2018 MOSCOW, OCTOBER 22-27, 2018 ПРОГРАММА CONFERENCE PROGRAM Содержание Contents Список секций List of sections Р...»

«Pragmatic Perl 6 pragmaticperl.com Выпуск 6. Август 2013 Другие выпуски и форматы журнала всегда можно загрузить с http://pragmaticperl. com. С вопросами и предложениями пишите на editor@pragmaticperl.com. Комментарии к каждой статье есть в html-версии. Подписаться на новые выпуски можно по ссыл...»

«Pragmatic Perl 6 pragmaticperl.com Выпуск 6. Август 2013 Другие выпуски и форматы журнала всегда можно загрузить с http://pragmaticperl.com. С вопросами и предложениями пишите на editor@pragmaticperl.com. Комментарии к каждой статье есть в htmlверсии. Подписаться на новые выпуски можно по ссылке pragmaticperl.com/subscribe.Авторы статей: • Андрей Шит...»

«Г. П. Авдеев Доклад на тему: "Задачи укрепления связей России с мусульманским миром" на международной научно-практической конференции "Россия и Исламский мир: сближение мазхабов, как фактор солидарности мусульман". 26-27 июня 2010 г. Москва Уважаемый господин председател...»

«Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан Центральная азия в условиях глобальной трансформаЦии Материалы XV Ежегодной конференции КИСИ при Президенте Республики Казахстан Астана 201...»

«Выставка оборудования и товаров для оснащения предприятий общественного питания FoodService Siberia 2018 Специализированный раздел "Пиво и оборудование для его производства" BeerExpo 10 апреля (вторник) 15:00-17:00 Организационное собрание участников Весеннего Кулинарного Конференц-зал Ку...»

«ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТРЕХСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА КИТАЯ, РОССИИ И ИНДИИ. Х III трехсторонняя научная конференция ученых-политологов России, КНР и Индии (РИК) Москва, Институт Дальнего Востока РАН 2-3 июля 2014 г. ВАН ВЭЙ, заместитель генерального секретаря Китайской ассоциации международных др...»

«О перспективах развития образовательной программы "Искусства и гуманитарные науки" (бакалавриат) в области междисциплинарного синтеза социальных и гуманитарных наук Д.Е. Расков Где мы находимся и каковы перспективы ? Кадры –...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СОЛОВКИ В ЛИТЕРАТУРЕ И ФОЛЬКЛОРЕ (XV-XXI вв.) 15-21 сентября 2014 года ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ. СПИСОК УЧАСТНИКОВ 1 . ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ 15 сентября, понедельник 13.00 Прибытие участников конференции на Соловки,...»

«Перевод с английского СЕМИНАР ЕКМТ/ЕЭК ООН ПО ИНТЕРМОДАЛЬНЫМ ПЕРЕВОЗКАМ МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ: ВОЗМОЖНОСТИ И ВЫЗОВЫ, ОРГАНИЗОВАННЫЙ МИНИСТЕРСТВОМ ТРАНСПОРТА УКРАИНЫ ВСТУПИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ Джек Шорт Генеральный секретарь Европейской конференции министров транспорта Киев, Украина 27-28 сентября...»

«Pragmatic 31 Perl 09/2015 pragmaticperl.com Pragmatic Perl 31 pragmaticperl.com Выпуск 31. Сентябрь 2015 Другие выпуски и форматы журнала всегда можно загрузить с pragmaticperl.com. С вопросами и предложениями пишите на почту editor@pragmaticperl.com. Комментарии к каждой статье есть в html-версии. Подписаться на новые выпуски можно...»

«Pragmatic 17 Perl 07/2014 pragmaticperl.com Pragmatic Perl 17 pragmaticperl.com Выпуск 17. Июль 2014 Другие выпуски и форматы журнала всегда можно загрузить с pragmaticperl.com. С вопросами и предложениями пишите на почту editor@pragmaticperl.com. Комме...»

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ (ТУСУР) ПРОГРАММА ТРИНАДЦАТОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ЭЛЕКТРОННЫЕ СРЕДСТВА И СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ", посвященной 55-летию ТУСУРа В рамках конференции: Школа-семинар для молодых ученых и студентов "Комплексные проект...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.