WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Тихоокеанского института географии ДВО РАН Центр охраны дикой природы (ЦОДП) Русское ботаническое общество (РБО) Камчатская краевая научная библиотека имени С.П. Крашенинникова СОХРАНЕНИЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Станислав Алексеевич Дыренков

Камчатский филиал ФГБУН

Тихоокеанского института географии ДВО РАН

Центр охраны дикой природы (ЦОДП)

Русское ботаническое общество (РБО)

Камчатская краевая научная библиотека

имени С.П. Крашенинникова

СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

КАМЧАТКИ

И ПРИЛЕГАЮЩИХ МОРЕЙ

Материалы

ХIII международной научной конференции

14–15 ноября 2012 г .

Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters Materials of ХIII international scientific conference Petropavlovsk-Kamchatsky, November 14–15 2012 Издательство «Камчатпресс»

Петропавловск-Камчатский ББК 28.688 С54 Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей : материалы ХIII международной научной конференции, поС54 священной 75-летию со дня рождения известного отечественного специалиста в области лесоведения, ботаники и экологии д.б.н .

С.А. Дыренкова. — Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс, 2012. — 320 с .

ISBN 978-5-9610-0198-3 Сборник включает материалы состоявшейся 14–15 ноября 2012 г. в Петропавловске-Камчатском ХIII международной научной конференции по проблемам сохранения биоразнообразия Камчатки и прилегающих к ней морских акваторий .

Рассматривается история изучения и современное биоразнообразие отдельных групп флоры и фауны полуострова и прикамчатских вод. Обсуждаются теоретические и методологические аспекты сохранения биоразнообразия в условиях возрастающего антропогенного воздействия .



ББК 28.688 Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters : materials of ХIII international scientific conference, dedicated to the 75th anniversary of S.A. Dyrenkov’s birthday. — Petropavlovsk-Kamchatsky : Kamchatpress, 2012. — 320 p .

The proceedings include the materials of ХIII scientific Conference on the problems of biodiversity conservation in Kamchatka and adjacent seas held on 14–15 November, 2012 in Petropavlovsk-Kamchatsky. The history of study and the present — day biodiversity of specific groups of Kamchatka flora and fauna are analyzed. Theoretical and methodological aspects of biodiversity conservation under increasing anthropogenic impact are discussed .

Редакционная коллегия:

В.Ф. Бугаев, д.б.н., А.М. Токранов, д.б.н. (отв. редактор), О.А. Чернягина Перевод на английский д.б.н. О.Н. Селивановой Издано по решению Ученого Совета КФ ТИГ ДВО РАН © Камчатский филиал ФГБУН

–  –  –

ИДеИ С.А. ДЫРеНКОВА И ЗАПОВеДНОе ДеЛО С.А. Дыренков (10.06.1937–10.11.1988)

Беркутенко А.Н .

ООПТ Магаданской области: современное состояние и перспективы............21 Герасимов Ю.Н., Герасимов Н.Н .

Система региональных ООПТ Камчатки и ее развитие (критический взгляд)

Парникоза И.Ю., Борейко В.Е .

Идеи С.А. Дыренкова и их применение в практике природоохраны в Украине и в других странах

Федорчук В.Н .

О необходимости развития идей С.А. Дыренкова по изучению лесных массивов на особо охраняемых территориях

Чернягина О.А., Лобков Е.Г., Кириченко В.Е., Герасимов Ю.Н .

Территориальная схема развития и размещения особо охраняемых природных территорий Камчатского края

Избранная библиография С.А. Дыренкова

Некоторые публикации С.А. Дыренкова по природоохранной тематике............54





ИСТОРИЯ ИЗУЧеНИЯ И СОВРеМеННОе БИОРАЗНООБРАЗИеКАМЧАТКИ

Артюхин Ю.Б., Вяткин П.С .

Гнездование тихоокеанских чаек Larus schistisagus на искусственных сооружениях в Камчатском крае

Бугаев В.Ф., Осин В.А .

Некоторые вопросы роста анадромной формы трехиглой колюшки Gasterosteus aculeatus (морфы trachurus) р. Камчатки

Бухалова Р.В., Герасимов Ю.Н., Завгарова Ю.Р .

Материалы к распределению и численности птиц на северо-востоке Камчатки

Герасимов Ю.Н., Бухалова Р.В., Завгарова Ю.Р .

Весенняя миграция утиных птиц в районе полуострова Ильпырского (северо-восток Камчатки)

Горин С.Л., Коваль М.В., Козлов К.В., Левашов С.Д., Никулин Д.А., Терский П.Н., Штремель М.Н .

Первые результаты комплексных исследований в эстуариях рек Хайрюзова и Белоголовая (Западная Камчатка)

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Данилин Д.Д., Панфилова П.Н., Будникова Л.Л., Петряшев В.В., Травина Т.Н., Богданов А.В .

Питание наваги Eleginus gracilis в солоноватом водоеме (оз. Нерпичье, Восточная Камчатка) в зимне-весенний период

Заварина Л.О .

Значимость рек Юго-Восточной Камчатки в воспроизводстве и промысле кеты Oncorhynchus keta

Запорожец О.М., Запорожец Г.В .

Структура запасов нерки бассейна р. Большой (Западная Камчатка) в период 1986–2011 гг.

Морозов Т.Б., Степанов В.Г .

Clinopegma chikaoi Tiba, 1968 (Buccinidae, Gastropoda) в северо-восточной части Охотского моря

Павлов Д.С., Груздева М.А., Кузищин К.В., Поляков М.П., Пельгунова Л.А .

Разнообразие мигрантной жизненной стратегии мальмы Salvelinus malma (Walbaum) Камчатки на основе анализа соотношения ионов Sr2+/Ca2+ в отолитах

Санамян К.Э., Санамян Н.П .

Новые находки мейобентосных гидроидов (Cnidaria: Hydrozoa) в дальневосточных морях России

Селиванова О.Н .

Памяти коллеги Владимира Ильича Шалуханова (14.07.1957–27.06.2012).... 110 Снегур П.П., Валенцев А.С .

Краниометрическая изменчивость самцов американской норки в южной части Камчатского края

Чернягина О.А .

Красника Vaccinum praestans на Камчатке

ТеОРеТИЧеСКИе И МеТОДОЛОГИЧеСКИе АСПеКТЫСОХРАНеНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

Валенцев А.С., Жаков В.В., Пуртов С.Ю .

Наземный учет численности бурого медведя Ursus arctos на Камчатке......129 Кузищин К.В., Груздева М.А., Павлов Д.С., Малютина А.М., Кучерявый А.В., Стэнфорд Д.А., Эллис Б.К .

Опыт применения метода стабильных изотопов 15N и 13С для изучения трофической структуры и продуктивности экосистем лососевых рек Камчатки

Кузищин К.В., Груздева М.А., Стэнфорд Д.А., Моррис М.Р .

Особенности процессов рассеивания и деструкции трупов тихоокеанских лососей в речной системе. К вопросу о значении биогенов морского происхождения для функционирования экосистем лососевых рек Камчатки

Содержание 7 Михайлова Е.Г .

Теоретические подходы к исследованию проблем использования ресурсов общего пользования

Нешатаев В.Ю .

Проблемы охраны биологически ценных лесов Камчатки

Полежаев А.Н .

Предложения к пятому уровню легенды циркумбореальной карты растительности для севера Дальнего Востока России

Радченко О.А., Черешнев И.А., Петровская А.В .

Положение родов Apodichthys и Xererpes в семействе маслюковых рыб Pholidae (Perciformes: Zoarcoidei) по молекулярно-генетическим данным

Санамян К.Э., Санамян Н.П .

Метод «изопропанол — минеральное масло» в гистологии

Токранов А.М .

Об экологическом параллелизме у представителей семейств Cottidae и Agonidae отряда Scorpaeniformes

Черешнев И.А., Радченко О.А., Петровская А.В .

Таксономический статус и положение подсемейства Xiphisterinae в системе подотряда Zoarcoidei (Perciformes)

ПРОБЛеМЫ СОХРАНеНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

В УСЛОВИЯХ ВОЗРАСТАЮЩеГО АНТРОПОГеННОГО

ВОЗДеЙСТВИЯ Архипова Е.А., Максименков В.В .

О пригодности бухты Вилючинская Авачинского залива (Восточная Камчатка) для культивирования тихоокеанской мидии Mytilus trossulus

Дульченко Е.В .

Содержание микроэлементов в бруснике в лесах Центральной Камчатки

Есин Е.В., Метальникова К.В., Сорокин Ю.В .

Особенности биологии камчатской мальмы Salvelinus malma из вулканических рек с избыточной минерализацией и мутностью............. 181 Транбенкова Н.А .

Современный автомобильный бум и общая характеристика загрязнения среды выхлопными газами в городах Камчатского края

Улатов А.В .

Влияние способов реконструкции наземных переходов магистрального газопровода на лососевые нерестовые реки полуострова Камчатка

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

ОСОБеННОСТИ СОХРАНеНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯМОРСКИХ ПРИБРеЖНЫХ ЭКОСИСТеМ КАМЧАТКИ

Захарова О.А., Коваль М.В .

Новые сведения по раннему морскому периоду жизни симы в водах Охотского моря

Кордичева С.Ю., Орлов А.М., Афанасьев П.К., Шайхаев Е.Г .

Новые данные о популяционной структуре угольной рыбы Anoplopoma fimbria на основе использования генетических маркеров.........199 Седова Н.А .

Морфологическая изменчивость батипелагических копепод семейства Heterorhabdidae из прикамчатских вод

Седова Н.А., Мурашева М.Ю., Фролова Е.А .

Видовой состав мизид (Crustacea, Mysidacea) в прикамчатских водах.........206 Токранов А.М .

Некоторые черты биологии бычка-бабочки Melletes papilio (Cottidae) в прикамчатских водах Охотского моря

Токранов А.М., Орлов А.М .

Особенности распределения и экологии тонкорылой лисички Sarritor leptorhynchus (Agonidae) в тихоокеанских водах Юго-Восточной Камчатки и северных Курильских островов

Федотов П.А .

Межгодовая динамика размеров половозрелости самцов и самок краба-стригуна бэрди Chionoecetes bairdi в северо-западной части Берингова моря

ПРОБЛеМЫ СОХРАНеНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯОСОБО ОХРАНЯеМЫХ ПРИРОДНЫХ ТеРРИТОРИЙ

Валенцев А.С .

Мониторинг популяции соболя в Быстринском природном парке................224 Зеленская Л.А .

Особенности экологии тихоокеанской чайки, гнездящейся на оз. Кроноцком (Восточная Камчатка)

Иванов А.Н., Орлова П.Д .

Береговые геосистемы острова Беринга (Командорские острова)................234 Кленова А.В., Шиенок А.Н .

Встречи редких видов чистиковых птиц на о. Медном (Командорские острова) летом 2012 г.

Мосолов В.И .

Особенности экологии и пространственная структура черношапочного сурка Marmota camtschatica в горно-вулканических районах Кроноцкого заповедника (Восточная Камчатка)

Содержание 9 Мосолов В.И .

Численность, особенности размещения и возрастной состав в колониях черношапочного сурка Marmota camtschatica горно-вулканических районов Кроноцкого заповедника (Восточная Камчатка)

Никаноров А.П .

Медвежата вокруг Курильского озера (Южная Камчатка)

Никулин В.С., Никулин С.В .

Состояние численности морских млекопитающих на Северо-Западном лежбище о. Беринга (Командорские острова) в летний период 2010–2012 гг.

Новичкова А.А .

Сообщества планктонных ракообразных внутренних водоемов острова Беринга (ГПБЗ «Командорский»)

Осин В.А .

К вопросу о зараженности жилой формы трехиглой колюшки Gasterosteus aculeatus (морфы leiurus) оз. Азабачьего (Восточная Камчатка) лентецом Diphyllobothrium sp.

Пичугин М.Ю .

Особенности развития скелета у личинок Salvelinus malma complex с речных и озерного нерестилищ озера Кроноцкого (Восточная Камчатка)

Рязанов С.Д., Ласкина Н.Б., Бурканов В.Н .

Встреча калифорнийского морского льва Zalophus californianus на о. Медном (Командорские острова)

Середкин И.В., Жаков В.В., Пачковский Д .

Избирательность бурого медведя по отношению к полу его жертв — тихоокеанских лососей

ПРОБЛеМЫ СОХРАНеНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

НА СОПРеДеЛЬНЫХ С КАМЧАТКОЙ

ТеРРИТОРИЯХ И АКВАТОРИЯХ

Мочалова О.А., Хорева М.Г .

Эндемичные виды сосудистых растений на ООПТ Магаданской области

Самохвалов В.Л., Замощ М.Н .

Зообентос некоторых рек, озер и лагун северо-восточной части Корякского нагорья

Степанов В.Г., Панина Е.Г .

Распределение, размерный состав и некоторые морфологические характеристики Prototrochus minutus (stergren, 1905) (Apodida:

Myriotrochina: Myriotrochidae) западной части Японского моря

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Трухин А.М., Колосова Л.Ф., Слинько Е.Н .

Возрастные особенности аккумуляции кадмия в тихоокеанских моржах с побережья Чукотки

Хаменкова Е.В .

Первый опыт применения гидробиологических индексов оценки качества вод в реках Магаданской области

Черешнев И.А., Радченко О.А., Петровская А.В .

Южный одноперый терпуг Pleurogrammus azonus (Scorpaeniformes: Hexagrammidae) — новый вид для фауны северной части Охотского моря

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТеЛЬ АВТОРОВ

СПИСОК ОРГАНИЗАЦИЙ —

УЧАСТНИЦ КОНФеРеНЦИИ, ИХ АДРеСА

CONTENTS

INTroDuCTIoN

THE IDEAS oF S.A. DYrENKoV AND NATurE ProTECTIoN ACTIVITY S.A. Dyrenkov (10.06.1937–10.11.1988)

Berkutenko A.N .

Protected areas in Magadan region: modern condition and perspectives...............21 Chernyagina O.A., Lobkov E.G., Kirichenko V.E., Gerasimov Yu.N .

The territorial scheme of development and placement of the specially protected areas of Kamchatskii krai

Gerasimov Yu.N., Gerasimov N.N .

The system of the regional specially protected areas in Kamchatka and its development (critical review)

Fedorchuk V.N .

Concerning the necessity of continuation and development of the ideas of Stanislav Dyrenkov on the study of forest landscapes on the protected areas

Parnikoza I.Yu., Borejko V.E .

S. Dyrenkov's ideas: theory and practical implementation in nature protection in ukraine and other countries

Selected bibliography of S.A. Dyrenkov

Some publications of S.A. Dyrenkov on nature protection themes

HISTorY oF SCIENTIFIC STuDIES oN BIoDIVErSITYoF KAMCHATKA AND ITS CurrENT STATE

Artyukhin Yu.B., Vyatkin P.S .

The nesting of Slaty-backed Gulls Larus schistisagus on artificial sites in the Kamchatka region

Bugaev V.F., Osin V.A .

Some aspects of the growth of anadromous threespine stickleback Gasterosteus aculeatus (trachurus morph) in the Kamchatka river

Bukhalova R.V., Gerasimov Yu.N., Zavgarova Yu.R .

Data on distribution and number of birds in the north-east of Kamchatka.............68 Chernyagina O.A .

Vaccinum praestans in Kamchatka

Danilin D.D., Panfilova P.N., Budnikova L.L., Petryashov V.V., Travina T.N., Bogdanov A.V .

Feeding of navaga Eleginus gracilis in brackish water pool (Lake Nerpichie, Eastern Kamchatka) in winter-spring season

Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters Gerasimov Yu.N., Bukhalova R.V., Zavgarova Yu.R .

Spring migration of Anatidae near I’lpyrskiy Peninsula (North-Eeast of Kamchatka)

Gorin S.L., Коvаl’ М.V., Коzlоv К.V., Levashov S.D., Nikulin D.A., Terskiy P.N., Shtremel’ М.N .

The first results of the complex studies in the estuaries of Hairyuzova and Belogolovaya rivers (Western Kamchatka)

Morozov T.B., Stepanov V.G .

Clinopegma chikaoi Tiba, 1968 (Buccinidae, Gastropoda) in the north-eastern part of the Sea of okhotsk

Pavlov D.S., Gruzdeva M.A., Kuzishchin K.V., Polyakov M.P., Pel’gunova L.A .

The life history strategy diversity in Kamchatkan Dolly Warden, Salvelinus malma by the Sr2+/Ca2+ in the otolith

Sanamyan K.E., Sanamyan N.P .

New records of meiobenthic hydroids (Cnidaria: Hydrozoa) from the Far East Seas of russia

Selivanova O.N .

In memory of a colleague Vladimir Il’ich Shalukhanov (14.07.1957–27.06.2012)... 110 Snegur P.P., Valentsev A.S .

Craniometrical variability of American mink males in the southern part of Kamchatka

Zaporozhets O.M., Zaporozhets G.V .

Structure of sockeye salmon stocks in the basin of Bol’shaya river (Western Kamchatka) in 1986–2011

Zavarina L.O .

The role of the rivers of the south-eastern Kamchatka in reproduction and fishery of chum salmon Oncorhynchus keta

THEorETICAL AND METHoDoLoGICAL ProBLEMSoF BIoDIVErSITY CoNSErVATIoN

Chereshnev I.A., Radchenko O.A., Petrovskaya A.V .

Taxonomic status and position of the subfamily Xiphisterinae in the suborder Zoarcoidei (Perciformes)

Kuzishchin K.V., Gruzdeva M.A., Pavlov D.S., Malyutina A.M., Kucheryavyi A.V., Stanford J.A., Ellis B.K .

Application experience of the method of stabile isotopes 15N и 13С in the study of trophic structure and productivity of the ecosystems of salmonid rivers of Kamchatka

Kuzishchin K.V., Gruzdeva M.A., Stanford J.A., Morris M.R .

The dispersal and decomposition of salmon carcasses in the river system .

To the problem of marine derived nutrients subsidy for the functioning of freshwater ecosystems of Kamchatka

Contents Mikhailova E.G. .

Theoretical approaches to the problems of the use of common-pool resources.... 141 Neshataev V.Yu .

Problems of Kamchatka biologically valuable forests protection

Polezhaev A.N .

Proposals for the 5-th level of the legend of the Circumboreal Vegetation Map of the north of the russian Far East...........148 Radchenko O.A., Chereshnev I.A., Petrovskaya A.V .

The position of the genera Apodichthys and Xererpes in the family Pholidae (Perciformes: Zoarcoidei) inferred from molecular-genetic data

Sanamyan K.E., Sanamyan N.P .

Isopropanol — mineral oil method in histology

Tokranov A.M .

on ecological parallelism in the species of the families Cottidae and Agonidae of the order Scorpaeniformes

Valentsev A.S., Zhakov V.V., Purtov S.U .

The land survey of brown bear Ursus arctos abundance in Kamchatka...............129

ProBLEMS oF BIoDIVErSITY CoNSErVATIoNuNDEr THE GroWING ANTHroPoGENIC IMPACT

Arkhipova E.A., Maximenkov V.V .

on the suitability of Vilyuchinskaya Bay in Avachinsky Gulf (Eastern Kamchatka) for aquaculture of Pacific mussel Mytilus trossulus........... 173 Dul’chenko E.V .

Microelement content in cowberry of the central Kamchatka forests

Esin E.V., Metal`nikova K.V., Sorokin Y.V .

Biology features of Kamchatka dolly varden Salvelinus malma from volcanic streams with excessive mineralization and turbidity

Tranbenkova N.A .

Modern automobile boom and general characteristics of environmental pollution with exhaust gases in the cities of the Kamchatka region

Ulatov A.V .

Influence of reconstruction variants of overhead carrier gas-main pipeline across salmon spawning rivers in Kamchatka Peninsula

PECuLIArITES oF BIoDIVErSITY CoNSErVATIoN

IN KAMCHATKA MArINE CoASTAL ECoSYSTEMS

Fedotov P.A .

Interannual dynamics of the maturity size of the Tanner crab Chionoecetes bairdi males and females in the Northwestern Bering Sea

Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters Kordicheva S.Yu., Orlov А.М., Afanasiev P.К., Shaikhaev E.G .

New data on the population structure of sablefish Anoplopoma fimbria on the basis of genetic markers

Sedova N.A .

Morphologic variation of bathypelagic copepods of the family Heterorhabdidae from the waters near Kamchatka

Sedova N.A., Murasheva M.Y., Frolova E.A .

Species composition of mysids (Crustacea, Mysidacea) in the waters off Kamchatka

Tokranov A.M .

Some biological features of butterfly sculpin Melletes papilio (Cottidae) in the coastal waters of okhotsk Sea near Kamchatka

Tokranov A.M., Orlov A.M .

Peculiarity of distribution and ecology of longnose poacher Sarritor leptorhynchus (Agonidae) in the Pacific waters off the southeastern Kamchatka and northern Kuril Islands

Zakharova O.A., Koval’ M.V .

A new data on early marine period of life of masu salmon in the Sea of okhotsk

ProBLEMS oF CoNSErVATIoN AND FuNCTIoNINGoF SPECIALLY ProTECTED NATurE ArEAS

Ivanov A.N., Orlova P.D .

Coastal geosystems of the Bering Island (Commander Islands)

Klyonova A.V., Shienok A.N .

Findings of rare auk species on Mednyi Island (Commander Islands) during summer 2012

Mosolov V.I .

Ecology and spatial distribution of black-capped marmot Marmota camtschatica in mountain volcanic areas of Kronotsky reserve (Eastern Kamchatka)

Mosolov V.I .

Number, location fratures and age structure of colonies of black-capped marmot Marmota camtschatica in mountain volcanic areas of Kronotsky reserve (Eastern Kamchatka)

Nikanorov A.P .

Brown bears’ cabs near the Kuril Lake (South Kamchatka)

Nikulin V.S., Nikulin S.V .

Number of marine mammals on the North-western rookery of Bering Island in summer of 2010-2012

Novichkova A.A .

Planktonic crustacean communities of inland water bodies of Bering Island Contents (Commander State Nature Biosphere reserve)

Osin V.A .

To the problem of contamination of the resident threespine stickleback Gasterosteus aculeatus (leiurus morph) by tapeworm Diphyllobothrium sp .

in Azabach’ye Lake (Eastern Kamchatka)

Pichugin M.Yu .

Patterns of skeletal development in larvae of Salvelinus malma complex from riverine and lacustrine spawning grounds of Lake Kronotskoye (eastern Kamchatka)

Ryazanov S.D., Laskina N.B., Burkanov V.N .

The occurrence of California sea lion Zalophus californianus on Mednyi Island (Commander Islands)

Seryodkin I.V., Zhakov V.V., Paczkowski J .

Selection of Pacific salmon by brown bears in relation to prey’s sex

Valentsev A.S .

Monitoring of sable population in Bystrinskii Nature Park

Zelenskaya L.A .

Ecology habits of Slaty-backed Gull nesting on the Kronotskoye Lake (Eastern Kamchatka)

ProBLEMS oF BIoDIVErSITY CoNSErVATIoN IN LAND

AND WATEr ArEAS ADJACENT To KAMCHATKA

Chereshnev I.A., Radchenko O.A., Petrovskaya A.V .

Arabesque greenling Pleurogrammus azonus (Scorpaeniformes: Hexagrammidae) – a newly recorded species for the ichtyofauna of the northern part of the Sea of okhotsk

Khamenkova E.V .

The first attempt of using hydrobiological indexes for water quality evaluation in the rivers of Magadan region

Mochalova O.A., Khoreva M.G .

Endemic species of vascular plants in wildlife reserves of the Magadan region

Samokhvalov V.L., Zamoshch M.N .

Zoobenthos of some of the rivers, lakes and lagoons of the north-eastern part of Koryak Highlands

Stepanov V.G., Panina E.G .

Distribution, size composition and some morphological characteristics

of the Prototrochus minutus (stergren, 1905) (Apodida: Myriotrochina:

Myriotrochidae) from western part of the Sea of Japan

Trukhin A.M., Kolosova L.F., Slin’ko E.N .

Age-dependent accumulation of cadmium in Pacific Walruses from Chukchi coast

16 Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters LIST oF AuTHorS IN ALPHABETIC orDEr

THE LIST oF orGANIZATIoNS — PArTICIPANTS oF THE CoNFErENCE AND THEIr ADDrESSES

ВВЕДЕНИЕ

Первая конференция, посвященная проблемам сохранения биологического разнообразия Камчатки и прилегающих морей, была проведена в 2000 г. по инициативе Камчатского института экологии и природопользования (в настоящее время — Камчатский филиал Тихоокеанского института географии) ДВО РАН и Камчатской Лиги Независимых Экспертов. С тех пор такие конференции КФ ТИГ ДВО РАН проводит ежегодно, в сотрудничестве с природоохранными и научными организациями Камчатского края и России. Они вызывают большой интерес у специалистов, занимающихся изучением и охраной флоры и фауны Камчатки, поскольку в процессе проведения конференций их участники могут познакомиться с результатами исследований представителей животного и растительного мира полуострова и окружающих его морских акваторий, а также обсудить целый ряд различных проблем, в том числе таких, как состояние изученности отдельных групп флоры и фауны, современная численность различных видов растений и животных, реорганизация особо охраняемых природных территорий, степень антропогенного и техногенного воздействия на наземные и водные экосистемы полуострова и многие другие. Учитывая необычайную важность и актуальность темы конференции, а также заинтересованность в участии иностранных специалистов, с 2006 г. ей присвоен статус международной .

В ноябре 2012 г. в Петропавловске-Камчатском состоялась очередная ХIII международная научная конференция «Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих к ней морей». Как и на преобладающем большинстве предыдущих конференций, на ней функционировало шесть, ставших уже традиционными секций (история изучения и современное биоразнообразие Камчатки; теоретические и методологические аспекты сохранения биоразнообразия; проблемы сохранения биоразнообразия в условиях возрастающего антропогенного воздействия; особенности сохранения биоразнообразия морских прибрежных экосистем Камчатки; проблемы сохранения и функционирования особо охраняемых природных территорий; проблемы сохранения биоразнообразия на сопредельных с Камчаткой территориях и акваториях) .

Оргкомитет надеется, что опубликованные в данном сборнике материалы позволят получить более полное представление о современном биоразнообразии Камчатки и прилегающих к ней морских акваторий и будут полезны при разработке мероприятий, направленных на его сохранение. Выражаем глубокую благодарность всем, принявшим активное участие в подготовке и проведении конференции .

Оргкомитет конференции INTRODUCTION

The first conference dedicated to the problems of biodiversity conservation of Kamchatka and adjacent seas was held in 2000 in Petropavlovsk-Kamchatsky at the initiative of Kamchatka Institute of Ecology and Nature Management (presently Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB rAS) and Kamchatka League of Independent Experts. Since that time such conferences are held annually by KB PGI in cooperation with scientific and nature protection organizations of Kamchatsky krai and russian Federation .

These conferences have aroused intense interest of specialists dealing with the study and protection of Kamchatka flora and fauna as they have an opportunity to take a closer look at the results of investigations on animals and plants of the peninsula and adjacent marine areas as well as to discuss various problems, such as the state of knowledge on specific flora and fauna groups, current abundance of various animal and plant species, re-organization of the system of nature protected areas, the level of anthropogenic impacts on terrestrial and water ecosystems of the peninsula and many others. Taking into account its extraordinary importance and the significance of its topics as well as the willingness of foreign specialists to take part in it, since 2006 the conference has been assigned an international status .

In November 2012, the regular ХIII Conference “Conservation of biodiversity of Kamchatka and adjacent seas” took place in Petropavlovsk-Kamchatsky. Similar to the previous conferences, there worked six traditionally discussed sections, including the history of studies and the current state of biodiversity in Kamchatka; theoretical and methodological aspects of biodiversity conservation; problems of biodiversity conservation in Kamchatka under the growing anthropogenic impact; peculiarities of biodiversity conservation in marine coastal ecosystems of Kamchatka; problems of maintenance and functioning of the system of nature protected areas; problems of biodiversity conservation in land and water areas neighboring to Kamchatka .

The organizing Committee hopes that these proceedings will provide more comprehensive conception of a present-day biodiversity in Kamchatka and adjacent sea water areas and will help to work out measures directed at its conservation. We express sincere gratitude to everybody who took an active part in the organization and carrying out of this conference .

–  –  –

С.А. ДЫРЕНКОВ (10.06.1937–10.11.1988) Станислав Алексеевич Дыренков — доктор биологических наук

, профессор, известный российский специалист в области лесоведения, лесоводства, ботаники и экологии, внесший значительный вклад в изучение структуры и динамики таежных лесов, лесной типологии и охраны естественных лесных экосистем, идеолог абсолютной заповедности .

Родился 10 июня 1937 г. в Ленинграде в семье рабочего. После школы закончил лесохозяйственный факультет Ленинградской лесотехнической академии, затем работал в Ленинградском НИИ лесного хозяйства, возглавлял кафедру ботаники Ленинградского педагогического института, защитил кандидатскую, а затем и докторскую диссертацию. Основные труды С.А. Дыренкова посвящены лесоведению и лесоводству. Однако будучи ученым с широким кругозором, он оставил также существенный след в области общей экологии, моделирования экосистем и сохранения биологического разнообразия. Но наибольшую ценность с точки зрения охраны природы представляют работы С.А. Дыренкова, в которых он обосновывает, развивает и отстаивает принцип абсолютной заповедности. В 1981 г. ученый был одним из организаторов секции лесной типологии Научного совета по проблемам леса Академии наук СССР, работа которой помогла найти взаимопонимание лесным типологам разных школ и направлений и консолидировать их усилия для решения методических и практических задач. С.А. Дыренкову принадлежит решающая роль в создании в 1970 г. в Ленинградской области заказника «Вепсский лес» .

В апреле 1987 г. С.А. Дыренков был приглашен Дальневосточным отделением АН СССР для консультаций по составлению программ исследований биоресурсов Камчатки. Он провел большую работу, и Президиум ДВО предложил ему возглавить Камчатский отдел природопользования Тихоокеанского института географии (КОП ТИГ) с тем, чтобы впоследствии создать на этой базе Институт рационального природопользования .

Идея показалась Станиславу Алексеевичу достаточно привлекательной, он переехал на Камчатку и уже вскоре представил программу Института региональной экологии, способного решать как теоретические, так и практические задачи .

Эта программа, первоначально поддержанная Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей руководством Дальневосточного отделения, в дальнейшем не получила развития. Было остановлено строительство здания будущего института, не давали ранее обещанных ставок и жилья для приглашения высококвалифицированных специалистов из других городов, не выделялись средства на научное оборудование и экспедиции. В течение полутора лет ученый боролся за создание института и развертывание комплексных исследований на Камчатке. Однако 10 ноября 1988 г., находясь в отпуске, С.А. Дыренков узнал о принятом Президиумом ДВО постановлении о расчленении ядра будущего института на две части. Когда он понял, что данное решение, полностью разрушающее все возможности создания института и губящее его идеи, уже не отменить, ученый не увидел иного выхода кроме самого страшного — покончить с собой. Это был его последний аргумент в пользу сохранения единого коллектива, следствием которого стала отмена злополучного решения Президиума ДВО АН СССР. Спустя чуть более двух лет после трагического события, в феврале 1991 г. Камчатский институт экологии и природопользования (КИЭП) ДВО РАН, одним из организаторов которого, безусловно, являлся Станислав Алексеевич Дыренков, был все-таки создан. Но в 2002 г., в связи c сокращением численности в результате произошедших в 1990-е гг .

экономических преобразований в нашей стране, решением Президиума ДВО РАН его реорганизовали в Камчатский филиал Тихоокеанского института географии ДВО РАН, который и сегодня остается одним из ведущих научных учреждений Камчатского края .

–  –  –

ООПТ МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ:

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

А.Н. Беркутенко ФГБУН Институт биологических проблем Севера (ИБПС) ДВО РАН, Магадан

–  –  –

A.N. Berkutenko Institute of Biological Problems of the North (IBPN) FEB RAS, Magadan В Магаданской области имеются следующие особо охраняемые природные территории (ООПТ): государственный природный заповедник «Магаданский», государственные природные заказники (регионального значения): Кавинская долина (комплексный), Малкачанская тундра (комплексный), Одян (зоологический), Аткинский (зоологический), Солнечный (комплексный), Хинике (комплексный), Тайгонос (зоологический), Бургали (комплексный), Омолонский (зоологический), Кубака (комплексный), Сугой (зоологический), природный парк: озеро Джека Лондона, памятник природы федерального значения: остров Талан, памятники природы Магаданской области: Мотыклейский (ботанический), Атарган (геологический), Ольское плато (комплексный), Какнаныжский (геологический), Вулкан Маякан (геологический), Тальский (водный), Хасынский (ботанический), Базальтовый (геологический), Песчаный (геологический), Абориген (ботанический), Нелюдимая (геологический), Нелькобинский (водный), Тасканский (ботанический), Омулевский (геологический), Замковое (ботанический), Сеймчанский (ботанический), Джегдянский (геологический), Остров на р. Колыме (природно-исторический), Авландийский (ботанический), Таватумский (геологический), Широкая (геологический), Омолонский (ботанический), а также в черте г. Магадана имеется 5 ботанических памятников: Примузейный, Чаша, Веселый, Прохладный, Рябиновый и один комплексный — Каменный Венец. Принимая во внимание площадь области — 462,4 тыс. кв. км, преимущественно горнодобывающий характер освоения региона, трудно не согласиться, что вышеуказанное количество ООПТ, занимающее 29 261,9 кв. км, то есть 6 % от площади Магаданской области, недостаточно для сохранения биологического и геологического разнообразия территории и объектов исторического значения. Ниже дается описание территорий, заслуживающих придания природоохранного статуса на региональном уровне .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

1. Гора Эзоп. Гора Эзоп (выс. 2 041 м н. ур. м., координаты 63°18' с. ш., 151°06' в. д., Среднеканский район Магаданской области) относится к хребту Большой Туоннах на юго-восточной оконечности горной системы Черского. Является вершиной гранитоидного массива Большой Туоннах позднеюрского возраста (каньонский комплекс). Сама вершина сложена гранитами, расположена в длинном гребне (около 2,5 км). Юговосточный его склон имеет крутизну 25°, на нем множество торчащих глыб. Северо-западный склон, обращенный к реке Черной, скальный, с отвесными и даже отрицательного уклона стенами (интернет-ресурс:

http://tursouz.maglan.ru/marsh/g_tuonnah/) .

В обрамлении массива Большой Туоннах располагаются пермские отложения (туринская и рогачевские свиты верхней перми), на западе массива и с юга — верхнетриасовые отложения (суксуканская свита). Пермские отложения представлены глинистыми сланцами и известняками .

Известняки с участием гранитов под воздействием метаморфических процессов превращены в мраморы и скарны. В скарнах имеется оловянное оруденение. Во времена ГУЛАГа здесь вели разведку оловянных месторождений. С восточной стороны массива Большой Туоннах имеется месторождение кобальта (10-12 км к востоку). Дорога, которая во времена Дальстроя использовалась для доставки рабочих-заключенных, угадывается только местами. От метеостанции «Каньон», находящейся в устье р. Туоннах, и нежилого поселка Каньон с брошенными шахтами бывшего рудника (во времена ГУЛАГа в 1940-х гг. здесь разрабатывались месторождения кобальта), добраться до горы Эзоп можно только вездеходом .

Именно такое путешествие из Сеймчана и было предпринято в августе 1998 г. автором и канадским биологом Н. Lumsden (провинция Онтарио, Аврора), спонсировавшим поездку в это труднодоступное место .

Специальных ботанических публикаций по горе Эзоп, кроме небольших сообщений в материалах конференций (Berkutenko, Lumsden, 1999;

Беркутенко, 2011), не существовало. есть еще упоминания во «Флоре Магаданской области» А.П. Хохрякова (1985) («Эзоп», с. 301 при характеристике распространения Castilleja caudatа и др.). Согласно М.Т. Мазуренко (2006), А.П. Хохряков и П.А Хохряков, базируясь на метеостанции Каньон, 23 августа 1981 г. выходили в однодневный маршрут по направлению к горе Эзоп. Однако метеостанцию отделяет от горы Эзоп более 30 км и пройти это расстояние по труднопроходимым заболоченным тундрам, горным речкам за один день нереально. Отсутствие в сборах А.П. Хохрякова явных кальцефитов свидетельствует о том, что саму гору А.П. Хохрякову не удалось достичь, а сборы производились на подступах к горе, в том числе на ороговикованных осадочных породах, имеющих красный цвет, которые мы наблюдали в своем путешествии. На карте Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 23 Магаданской области, имеющейся в лаборатории ботаники ИБПС ДВО РАН, обозначены места, посещавшиеся А.П. Хохряковым лично и в составе ботанических экспедиций, условный знак отстоит от горы Эзоп более чем на 10 км .

Радиальные маршруты, проделанные нами в августе 1998 г., позволили выявить очаг кальцефильной флоры. В предгорьях Эзопа распространены типичные для этого района комплексы растительности: лиственничные редколесья (Larix cajanderi), заросли кедрового стланика (Pinus pumila), березы Миддендорфа (Betula middendorffii), березы тощей (B. exilis) c участием Rhododendron aureum. Кустарничковые сообщества образуют Sieversia pusilla, Phyllodoce caerulea, Vaccinium vitis-idaea, V. uliginosum, Cassiope tetragona, Rubus chamaemorus, Empetrum nigrum s.l. На пятнах мелкозема на склонах произрастают Dicentra peregrina, Papaver radicatum s.l., Dracocephalum palmatum, на лугах Chamaenerion angustifolium, Bistorta elliptica, Tilingia ajanensis и др .

На горе Эзоп и прилегающих гребнях имеются обширные заросли облигатного кальцефита Rhododendron adamsii rehd., включенного в Красную книгу Магаданской области (Беркутенко, 2008), однако нигде в 1998 г. не было замечено плодов, видимо, из-за суровости условий (во второй половине августа здесь уже может выпадать снег, как это случилось в 1998 г. во время нашего посещения Эзопа). Растения приземистые, размножается этот вид преимущественно вегетативно, а если плодоносит, то не каждый год. Магаданская область — северная граница распространения этого вида, ареал которого простирается на Камское нагорье и в Гималаи, однако там этот вид значится под другими названиями (Rh. fragrans и др.). Вдоль ручьев и на гольцах обычными являются также облигатные кальцефиты: Gypsophila sambukii (в августе был в цвету), Dendranthema mongolicum (в цвету), Saxifraga oppositifolia, S. cespitosa, Pedicularis tristis, Torularia humilis, Tofieldia cernua. К более редким находкам относится обнаружение Zigadenus sibiricus (также в фазе цветения), Campanula turczaninovii, C. uniflora, Astragalus norvegicus, Draba fladnizensis, D. alpina, D. lactea, Oxytropis leucantha ssp. tschukotcensis. Обычными на горе Эзоп являются не избегающие карбонатных пород, но встречающиеся и за пределами их выходов Saxifraga hyperborea, S. kruhsiana, Draba nivalis, D. juvenilis, Вupleurum triradiatum s.l., Cardaminopsis petraea, Сastilleja pallida subsp. сaudata, Saxifraga multiflora, Oxytropis nigrescens, Тofieldia pusilla, Dryas grandis и др. На гольцах произрастают эндемики северо-востока Азии Corydalis gorodkovii и Gorodkovia jakutica. Довольно богато представлены в альпийском поясе ивы: Salix berberifolia, S. phlebophylla, S. tschuktschorum, S. jurtzevii, а в предгорьях S. krylovii, S. glauca, S. pulchra, S. lanata .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Петрофитно-степной элемент представлен на Эзопе следующими видами: Saussurea schanginianа, Androsace chamejasme, Campanula rotundifolia, Carex pediformis, C. rupestris, Kobresia myosuroides, Tephroseris (Senecio) jakutica, T. subfrigidus, Eritrichium villosum, Draba baicalensis, D. hirta, Gastrolychnis apetala, Minuartia jakutica, Helictotrychon krylovii, Myosotis suaveolens, Saxifraga funstonii, Woodsia ilvensis .

Горно-тундровыми видами, обитающими в горной системе Эзопа, являются Minuartia arctica, Carex podocarpa, Crepis nana, Draba macrocarpa, Lloydia serotina, Petasites glacialis, Potentilla elegans Thalictrum alpinum, Gentiana algida, Pedicularis lanata, Huperzia selago, Oxytropis maydelliana, Artemisia arctica, Tephroseris heterophylla (syn. Senecio resedifolius) .

На местах с избыточным увлажнением произрастают Carex lugens, Chrysosplenium alternifolium, Coeloglossum viride, Parnassia palustris, Pеdicularis amoena, P. capitata, P. oederi, Pinguicula variegata, Saxifraga cernua, S. nelsoniana, на лугах и галечниках — Botrychium lunaria, Castilleja rubra, Minuartia biflora, Pedicularis sceptrum-carolinum, Gentiana squarrosa, G. tenella, Taraxacum sp. и др .

Вышеупомянутые свыше 100 видов сосудистых растений, конечно, не исчерпывают всего разнообразия флоры горной системы Эзопа и требуют дальнейшего исследования, особенно в ранневесеннее время, а также привлечения работы монографов для обработки таких критических родов как Poa и др. Так в 1998 г. не были обнаружены такие кальцефильные виды как Lesquerella arctica, Dracocephalum stelleranum, обычные в таких очагах кальцефильной флоры как окрестности бывших поселков Известковый и Гипсовый, Таскан-Рик и верховье реки Таскан (ручей Веселый) в Ягоднинском районе, озеро Дарпир на границе Магаданской области с Якутией, Урультун и Омулевка в Сусуманском районе.

Гора Эзоп с прилежащими территориями заслуживает придания ей статуса комплексного природно-исторического памятника регионального уровня по следующим причинам:

1. В этом районе сохранились в первозданном виде обширные заросли Rhododendron adamsii, занесенного в Красную книгу Магаданской области, а также включенные в Красную книгу Магаданской области Helictotrichon krylovii, Botrychium lunaria, облигатные кальцефиты Dendranthema mongolicum, Gypsophila sambukii. Из низших растений на обсуждаемой территории произрастают в большом количестве лишайники Asahinea scholanderi (Llano) W.L. Culb. еt C.F. Culb. и Masonhalea richardsonii (Hook.) Krnefelt (личное сообщение е.В. Желудевой), занесенные в Красную книгу Российской Федерации (2008) .

2. На гольцах горы Эзоп и прилежащих территориях обитают популяции такого краснокнижного вида как снежный баран Ovis nivicola, Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 25 виденные нами при проведении ботанических исследований в 1998 г., которые нуждаются в учете и охране. Именно эти популяции снежного барана (толсторога) наряду с популяциями дикого северного оленя и лося, пушными зверями, бурым медведем и волком и побудили А.П. Васьковского и др. (1988) поставить вопрос о придании территории горного узла Эзоп статуса одного из участков Сеймчанского заповедника, однако эта идея не была реализована .

3. На обсуждаемой территории сохранились остатки построек времен ГУЛАГа, имеющие историческую ценность .

2. Озеро Пепельное. Озеро Пепельное в отличие от Эзопа довольно легко достижимо, так как находится недалеко от аэропорта г. Магадана при свороте с дороги на Сплавную .

Оно находится в 45 км от Охотского побережья в межгорной тектонической впадине, занимающей междуречье Хасына, Уптара и ручья Красноармейский (59°52' с. ш., 150°38' в. д.). В районе озера Пепельного отложения террасы включают линзу вулканического пепла мощностью около 14 м, перекрытую валунными отложениями морены (3 м) (Ложкин и др., 2000). Длина озера 130 м, ширина 60 м, наибольшая глубина 5,7 м. Озеро довольно живописно, окружено типичными для Примагаданья лиственничными лесами с довольно бедной флорой. Интерес представляет водная флора. Это озеро дало приют не только обычным водным растениям как вахта трехлистная Menyanthes trifoliata, хвостник обыкновенный Hippuris vulgaris, калужница арктическая Caltha arctica, но и таким реликтовым растениям, занесенным в Красную книгу Магаданской области, как кувшинка четырехгранная Nymphaea tetragona и кубышка малая Nuphar pumila .

Озеро Пепельное является излюбленным местом отдыха, особенно молодежи, приезжающей сюда из поселков Уптар, Сокол, Хасын и Магадана. Высокая декоративность цветущих растений кувшинки и кубышки привлекает отдыхающих, в результате чего популяции этих видов неумолимо сокращаются. Придание озеру статуса памятника природы для сохранения реликтовых водных растений давно назрело. Памятник этот должен быть комплексным (геологический и ботанический), поскольку здесь проводили ученые СВКНИИ и США палинологические исследования (Ложкин и др., 2000), показавшие методом радиоуглеродных датировок, что отложения озера Пепельного формировались не менее 4100 лет, то есть в течение суббореального и субатлантического периодов .

Анализ палинологических данных позволяет проводить реконструкцию растительного покрова, в частности было установлено постоянное присутствие в кернах переотложенной «экзотической» пыльцы таких видов и родов, которые в настоящее время отсутствуют во Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей флоре Магаданской области: тсуга Tsuga, орех Juglans, клен Acer, лещина Corylus, вяз Ulmus, дуб Quercus и др .

3. Река Окса. Щебнистые южные склоны реки Оксы на 24 км трассы Магадан—Армань (59°41' с. ш., 150°31' в. д.) являются местом описания (locus classicus) двух видов, описанных как новые для науки и включенных в Красную книгу Магаданской области и дополнительный список к Красной книге Российской Федерации (Перечень таксонов.., 2008): прострела магаданского Pulsatilla magadanensis Khokhr. et Worosch. и крупки магаданской Draba magadanensis Berkut. et Khokhr. если крупке магаданской на этом склоне явной угрозы нет, то популяция прострела может сократиться из-за того, что этот вид ранневесенний, высокодекоративный, после проникновения на этот склон туристов можно видеть растения с оборванными цветами. Вид практически невозможно сохранить в культуре, так как после 2-3 лет роста происходит его выпадение из культуры (Беркутенко, 2004). По данным е.А. Андрияновой (Мочалова, Андриянова, 2011), семена отличаются низкой всхожестью и требуют специальных приемов (стратификация, глубокое промораживание в жидком азоте) для повышения процента всхожести .

После пересечения трассы Магадан—Армань река Окса до своего впадения в море течет по заболоченной равнине, где близ моста через р. Окса среди зарослей Saxifraga nudicaulis произрастет еще один вид, занесенный в Красную книгу Магаданской области — сердечник Виктора Cardamine victoris N. Busch. В Гербарии Московского университета можно найти старые сборы этого вида из бухты Нагаева, сейчас в черте города этот вид не встречается, самое ближайшее место — р. Окса, которая предлагается в качестве ботанического памятника регионального значения .

4. Остров Завьялова. Проведенные на острове работы по инвентаризации флоры (Маленина, Беркутенко, 1992), продолженные коллективом разных специалистов Института биологических проблем Севера (Докучаев, 2011; Докучаев, Примак, 2009; Хорева, 2010; Хорева, Лысенко, 2011), показали, что высказывавшаяся ранее идея о создании здесь национального парка должна быть поддержана и развита. Эта идея поддерживается не только биологами, но и археологами, геологами, подготовившими вместе с биологами монографию по острову Завьялова (в печати) .

Упомянутые в начале этой публикации памятники природы и заказники Магаданской области были учреждены решениями Магаданского облисполкома от 7.03.1980 г., 15.04.1982 г., 8.07.1983 г., 27.01.1995 г. и др. За прошедшее время накопилось много новых данных, и статус многих из них должен быть пересмотрен, так например, статус памятника природы Атарганского как геологического должен быть изменен на комплексный, Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 27 поскольку на территории, которую охватывает этот памятник, произрастают сообщества реликтового вида караганы гривастой Caragana jubata, вида, находящегося на крайней северо-восточной границе своего распространения и внесенного в Красную книгу Магаданской области. Это же можно сказать и в отношении Таватумского памятника, учрежденного как геологического, но близ Таватумских термальных источников произрастает Circaea alpina, внесенная в Красную книгу Магаданской области, что является основанием для придания этому памятнику природы статуса комплексного .

Выражаю благодарность за геологические сведения о горе Эзоп сотруднику «Магадангеологии» доктору геолого-минералогических наук В.М. Кузнецову и е.В. Желудевой за сведения о лишайниках .

ЛИТеРАТУРА

Беркутенко А.Н. 2004. Некоторые результаты интродукции растений в Магадане // Бюлл. Главного ботанического сада. Вып. 1988. С. 3–10 .

Беркутенко А.Н. 2008. Сосудистые растения// Красная книга Магаданской области. – Магадан : ООО «Старый город». С. 250–369 .

Беркутенко А.Н. 2011. Гора Эзоп — очаг кальцефильной флоры в Магаданской области // Геология, география, биологическое разнообразие и ресурсы СевероВостока России: Матер. ДВ регион. конф., посвящ. памяти А.П. Васьковского. – Магадан : СВНЦ ДВО РАН. С. 115 .

Васьковский А.П., Волобуева Н.Г., Железнов Н.К., Хлыновская Н.И., Нестеренко А.И., Подковыркина Н.Е. 1988. Проблемы изучения и охраны ландшафтов Северо-Востока СССР. – Владивосток : ДВО АН СССР. – 180 с .

Докучаев Н.Е., Примак А.А. 2009. Млекопитающие острова Завьялова (Тауйская Губа Охотского моря) // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. X межд. науч. конф., посвящ. 300-летию со дня рождения Г.В .

Стеллера (Петропавловск-Камчатский, 17–18 ноября 2009 г.). – ПетропавловскКамчатский : Камчатпресс. С. 346–349 .

Докучаев Н.Е. 2011. Биологические особенности островной популяции красносерой полевки — Clethrionomys rufocanus (о. Завьялова, Охотское море) // Териофауна России и сопредельных территорий: Межд. совещ. (IX Съезд Териологического общ-ва при РАН; Москва, 1–4 февраля 2011 г.). – М. : Товарищество науч .

изданий КМК. С. 148 .

Красная книга Российской Федерации. – М. : Товарищество науч. изданий КМК. 2008. – 855 с .

Ложкин А.В., Андерсон П.М., Белая О.Ю., Глушкова Т.В., Котова Л.Н., Трумпе М.А. 2000. Палинологическая характеристика и радиоуглеродные датировки верхнеголоценовых озерных осадков северного Приохотья // Берингия в четвертичный период. – Магадан : СВНЦ ДВО РАН. С. 76–87 .

Мазуренко М.Т. 2006. Дорогой мой ботаник. Воспоминания об Андрее Павловиче Хохрякове. – М. : Лазурь. – 544 с .

Маленина М.О., Беркутенко А.Н. 1992. Флора и растительность острова Завьялова // Ботан. журн. Т. 77, вып. 3. С. 86–94 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Мочалова О.А., Андриянова Е.А. 2011. Прострел магаданский (Pulsatilla

magadanensis Khokhr. et Worosch.) на юге Магаданской области // Флора и растительность Сибири и Дальнего Востока России. Чтения памяти Л.М. Черепнина:

Матер. Пятой Всерос. конф. с межд. участием. Т. 1. – Красноярск. С. 382–388 .

Перечень таксонов и грибов, которые нуждаются в особом внимании к их состоянию в природной среде и мониторинге // Красная книга Российской Федерации (растении и грибы). – М. : Товарищество науч. изданий КМК, 2008 .

С. 783–790 .

Хорева М.Г. 2010. Флора среднегорных и низкогорных ландшафтов о. Завьялова (Тауйская губа, Охотское море) // Тр. Рязанского отд. Русск. ботанич. общ-ва .

Вып. 2. Ч. 2: Сравнительная флористика: Матер. Всеросс. школы-семинара по сравнительной флористике, посвящ. 100-летию «Окской флоры» А.Ф. Флерова. – Рязань. С. 192–195 .

Хорева М.Г., Лысенко Д.С. 2011. Дополнение к флоре о. Завьялова (Тауйская губа, Охотское море) // Вестн. СВНЦ ДВО РАН. № 1. С. 104–106 .

Хохряков А.П. 1985. Флора Магаданской области. – М. : Наука. – 396 с .

Berkutenko A.N., Lumsden H. 1999. Some biotic similarities between Mongolia and North-East Asia // Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов: Тез. докл. IV Межд. науч. конф. – Томск : Томский гос .

университет, Ховдский филиал Монгольского гос. университета. С. 15–16 .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 29

СИСТЕМА РЕГИОНАЛЬНЫХ ООПТ КАМЧАТКИ

И ЕЕ РАЗВИТИЕ (КРИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД)

Ю.Н. Герасимов, Н.Н. Герасимов Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

ThE SYSTEM OF ThE REGIONAL SPECIALLY PROTECTED

AREAS IN KAMChATKA AND ITS DEVELOPMENT

(CRITICAL REVIEw) Yu.N. Gerasimov, N.N. Gerasimov Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Система региональных ООПТ Камчатки в конце XX века. Камчатка в конце прошлого столетия выгодно отличалась от многих других регионов наличием сбалансированной системы ООПТ, направленной на сохранение наиболее ценных природных объектов. Важнейшей составной частью этой системы были заказники регионального значения. Особое влияние уделялось сохранению важнейших местообитаний водных и околоводных птиц. В то время как в конце 1970-х — в 1980-х гг. произошло резкое (в десятки раз) сокращение численности гусей на Дальнем Востоке, камчатские популяции оставались в сравнительно благоприятном состоянии. Во многом это было обусловлено созданием заказников в местах, имеющих критическое значение для сохранения гусиных популяций. Наиболее сложным периодом жизни для гусей является линька, во время которой они на 3 недели теряют способность к полету. В это время неразмножающиеся и потерявшие кладки птицы концентрируются на удаленных тундровых озерах. На полуострове было известно 3 крупных линника, на каждом из которых в июле — начале августа концентрировалось от 2,5 до 8 тыс. гусей. Все эти линники вошли в состав заказников: «Утхолок», «Река Морошечная» и «Юго-западный тундровый»

(Gerasimov, Gerasimov, 1995; 1998; 2006b, c; Герасимов, Герасимов, 2007) .

Другим опасным периодом в жизни гусей являются миграции. В это время они бывают уязвимы в местах скоплений для отдыха и кормежки. К середине 1990-х гг. был взят под охрану целый ряд таких угодий .

Территория заказника «Харчинское озеро» весной служит местом длительной остановки десятков тысяч белолобых гусей. Лагуна Маламваям и прилежащий участок Укинской губы (территория заказника «Лагуна казарок») являлись местом остановки до 5,5 тыс. американских (черных) Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей казарок. Этот вид внесен в Красную книгу России, на территории заказника ежегодно на длительное время останавливалась практически вся восточноазиатская популяция. Важными для сохранения гусиных популяций в период миграции были территории целого ряда других заказников: «Утхолок», «Река Морошечная», «»Юго-западный тундровый», «Жупановский лиман», а также сезонного заказника «Манильские озера» .

Этапы деградации системы региональных ООПТ Камчатки. Деградация системы региональных ООПТ Камчатки началась в конце 1990-х гг. Это было обусловлено многими факторами. Мы не будем останавливаться на массовом браконьерстве в заказниках, с использованием их территории в качестве охотничьих угодий «для избранных», с проблемами, мешающими работать службам, несущим ответственность за сохранение заказников. Об этом мы уже писали (Герасимов, Герасимов, 2007; Герасимов, Писковецкий, 2010; Герасимов, Лобков, 2011). Но пока ООПТ существует, навести порядок на ее территории возможно. если же ООПТ прекращает свое существование по каким-то причинам, то ее восстановление становится очень проблематичным .

По закону изменить территорию заказника либо полностью его ликвидировать непросто. Однако, как оказалось, для этого есть ряд возможностей, было бы желание руководства региона. Так, на Камчатке разрушение единой системы заказников шло поэтапно и различными путями .

Территория заказника «Река Удочка» была сокращена «по многочисленным просьбам местных охотников». После исключения из его пределов наиболее ценных угодий — оз. Малого и р. Тундровой, заказник в основном потерял свое значение для охраны водных и околоводных птиц. А с исчезновением акклиматизированных здесь бобров значимость этой территории для сохранения объектов животного мира стала еще меньше .

Территория заказника «Таежный» была без какого-либо обоснования и обсуждения изменена в соответствии с «нуждами» людей, занимающихся вырубкой леса .

До настоящего момента не полностью известна судьба заказника «Юго-западный тундровый». Все выглядит так, что он просто тихо прекратил свое существование .

Но особо серьезный урон системе региональных ООПТ Камчатки нанесен в 2000-х гг. В 2002 г. не было продлено действие всех заказников, находящихся на территории Корякского автономного округа. Официальная причина — не нашлось денег на подготовку обоснования продления и последующую государственную экологическую экспертизу. Не удалось найти другого временного способа сохранения территории заказников до того момента, когда действие заказников можно будет продлить .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 31 Постановлением губернатора округа территории заказников были зарезервированы под «особо охраняемые территории (зоологические заказники) Корякского автономного округа». Надо отметить, что «Положение о территории, зарезервированной под зоологический заказник окружного значения» ставило, хотя бы формально, эти ценные угодья практически на одну ступень охраны с действующими заказниками. Оно, в частности, предусматривало наличие егерей для их охраны .

Однако Федеральный закон от 10.05.2007 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления порядка резервирования земель для государственных или муниципальных нужд» установил предельный срок резервирования в 7 лет .

В этот же 2007 г. произошла организация Камчатского края, и зарезервированные под заказники территории перешли в ведение вновь организованного субъекта РФ. К 2009 г., когда предусмотренный законом срок резервации истек, МПР Камчатского края вместо того, чтобы превратить зарезервированные территории обратно в полноценные заказники, взяло курс на их ликвидацию. Самым простым путем для этого было отсутствие каких-либо действий в этом направлении. Заказники в этом случае просто исчезали, а всю вину за это списали на руководство КАО. Чем меньше заказников, тем меньше проблем с развитием горнорудной и нефтегазовой промышленности, которые, по мнению, как минимум, части нынешнего руководства региона, являются единственной альтернативой дальнейшего развития Камчатского края. Хотя этот подход во многом противоречит документам «Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года»

и «Экологической доктрине России». В результате все северные заказники прекратили свое существование, в том числе и в качестве зарезервированных территорий в апреле 2009 г. Так мы потеряли 4 заказника, имеющих очень большое значение для сохранения водных и околоводных птиц:

«Река Морошечная», «Утхолок», «Остров Карагинский» и «Лагуна Казарок» (Герасимов, Писковецкий, 2010; Герасимов, Лобков, 2011) .

Надо отметить, что есть и другие менее заметные способы уничтожения заказников, которые будут использованы в ближайшее время. Это ликвидации так называемых «матрешек». Во многом этот процесс оправдан. Однако, когда заказник становится частью природного парка, при нынешнем положении вещей его статус, как реальной охраняемой территории, понижается. По нашему мнению, такому упразднению заказников должно предшествовать придание этим участкам природных парков статуса «зон особой охраны» .

еще одна причина (повод) ликвидации заказников – это исчезновение объектов животного мира, для сохранения которых создавалась ООПТ .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Такая ситуация сейчас сложилась с заказником «Олений дол». Оленей на его территории давно нет, поэтому его существование формально не оправдывает поставленных перед ним задач .

Вопрос о площадях, занятых под ООПТ. Последнее время со стороны некоторых заинтересованных лиц можно слышать мнение, что Камчатка в настоящее время и так имеет слишком большие территории, занятые под ООПТ — 11,7 %. Однако большинство предпочитает не обращать внимание на то, что по площади больше половины составляют ООПТ, не имеющие реального природоохранного статуса .

Это санитарно-курортные зоны, природные парки, лососевый заказник «Река Коль» и ООПТ местного значения. Ограничения, накладываемые на природопользователей на таких территориях, столь незначительны, а имеющиеся в штате инспектора настолько бесправны, что, по нашему убеждению, применяемое для них название «особо охраняемые» звучит слишком громко. Мы не возражаем против существования природных парков и поддерживаем их развитие, однако считаем их при нынешнем законодательстве скорее туристическими, чем природоохранными территориями. Также мы считаем ошибкой создание заказника «Река Коль»

как экспериментального «лососевого», а не как комплексного. Он не подпадает под российское законодательство как реальный заказник, а отсюда возникают проблемы с охраной его территории. Создавались и обеспечивались эти территории на начальном этапе в основном на деньги, поступавшие извне региона. Теперь же финансовое бремя их содержания легло на Камчатский край, и оно является дополнительной причиной (поводом) отказываться от реального развития системы ООПТ в регионе .

По нашему мнению, учитывать в общую площадь ООПТ Камчатки можно лишь зоны особой охраны природных парков, когда они будут реально созданы. А пока площадь ООПТ с реальным статусом составляет менее половины задекларированной (65,9 % — это территория заповедников и федерального заказника), а по ООПТ регионального значения — лишь около 25 % (табл. 1) .

Региональные ООПТ и коренные народы. Представители коренных народов высказывают опасения, что заказники могут нести угрозу их традиционной деятельности: оленеводству, рыболовству и охоте. Однако режим всех заказников, организованных на Камчатке в 1970–1990-х гг., не исключал использования их территорий в качестве пастбищ. В заказниках, например в устье рек Морошечная и Квачина, базировались и беспрепятственно функционировали промысловые рыбалки, положением о режиме охраны разрешалась и зимняя промысловая охота. Так что заказники не несли серьезных ограничений для настоящего традиционного природопользования .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 33 Таблица 1. Особо охраняемые природные территории Камчатского края (км).*

–  –  –

Но надо всем, в том числе представителям коренных национальностей, понять, что возврат к старому состоянию биосферы, когда через Камчатку мигрировали многие сотни тысяч гусей, на долах паслись тысячные стада диких северных оленей, а в горах — снежных баранов, невозможно .

Как бы нам этого не хотелось. Появились вертолеты, вездеходы, снегоходы, скоростные легкие катера. Давно уже не копьями и стрелами, а огнестрельным оружием пользуются коренные народы Севера. И очевидно, что сейчас люди всех национальностей обязаны соблюдать существующие в стране природоохранные законы .

Международная реакция на закрытие заказников на Камчатке. На очередных «Российско-японо-американских консультациях по вопросу управления мигрирующими видами птиц, имеющими международное Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей значение в Тихоокеанском регионе», состоявшихся 5 апреля 2011 г. в Министерстве природных ресурсов РФ (один из авторов данного сообщения делал доклад на этой встрече), со стороны японской делегации была высказана претензия, что с закрытием заказников на Камчатке был нанесен серьезный урон сохранению популяций гусей, мигрирующих между территориями России и Японии. Надо отметить, что руководители японской делегации не разбираются в структуре государственной власти в России, поэтому они посчитали, что закрытие заказников было обусловлено решением МПР РФ .

Крайнее беспокойство по поводу закрытия гусиных заказников на Камчатке выражают члены Японской ассоциации защиты диких гусей (JAWGP). Эта организация, насчитывающая тысячи активных членов (в их числе бывший министр иностранных дел Японии), с начала 1980-х гг. активно сотрудничала с камчатскими орнитологами в деле изучения гусей. С 1991 г. члены этой ассоциации многократно посещали камчатские заказники. С их помощью была выполнена чрезвычайно плодотворная программа по индивидуальному мечению гуменников (Gerasimov, Gerasimov, 2006a; Герасимов и др., 2010). На JAWGP также легла основная часть финансовых затрат по проекту возрождения азиатской популяции алеутской канадской казарки. За многие годы сотрудничества с камчатскими коллегами у японцев сложилось высокое мнение о природоохранной системе Камчатки, так как это непосредственно выражалось в увеличении численности гусей на зимовках в Японии (Gerasimov, Gerasimov, 1995; 1998; 2006a, b, c). В конце 2000-х гг. численность гусей на зимовках в Японии вновь стала снижаться, и эти изменения были правильно увязаны членами JAWGP с ликвидацией гусиных заказников. В результате они резко поменяли свое мнение о природоохранной власти Камчатки. В настоящее время руководство JAWGP предполагает проведение международных акций с целью привлечения внимания к этой проблеме .

Члены ассоциации также выступают на различных конференциях и других мероприятиях в Японии и других странах Тихоокеанского региона, где рассказывают о проблемах сохранения гусей, мигрирующих между Японией и Россией. В нашем распоряжении имеется одна из таких презентаций японских коллег, где рассказывается, что через некоторое время после катастрофического землетрясения и цунами у разрушенных береговых сооружений появились стаи черных казарок. Эти птицы были провозглашены символом возрождения Японии после природной катастрофы. Презентация заканчивается серией слайдов о ликвидации на Камчатке гусиных заказников, где, в частности, высказывается сожаление, что с ликвидацией заказника «Лагуна казарок» был нанесен серьезный ущерб символу возрождения Японии .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 35 Памятники природы. С памятниками природы в настоящее время ситуация очень запутанная. И эта запутанность является результатом того, что о существовании многих памятников природы власти благополучно забывали вскоре поcле их создания. Какие-либо документы по многим из них утеряны, а иногда и найти их на местности бывает проблематично. Остается надеяться, что при выполнении идущей сейчас инвентаризации ООПТ существование и функционирование памятников будет упорядоченно. Однако здесь проблема еще и в том, что, с одной стороны, памятники природы — это территории, по закону имеющие высокий природоохранный статус, с другой — найти причину для их закрытия еще проще, чем в случае заказников. Примером этого может служить памятник природы «Толмачевский водопад» .

Возможные пути решения проблем, связанных с развитием системы региональных ООПТ Камчатки. В настоящее время существует два противоположных взгляда на развитие системы ООПТ на территории Камчатского края. С одной стороны, это мнение многих специалистов, что, так как Камчатка является уникальным природным регионом, необходимо стремиться к сохранению ее природы в первозданном виде .

Самый реальный способ этого — развитие системы ООПТ. Под развитием здесь понимается увеличение площади охраняемых территорий и усиление режима охраны .

С другой стороны, есть мнение, что на Камчатке суммарная площадь всех ООПТ слишком велика, и это мешает хозяйственному развитию региона, особенно горнорудной и нефтегазодобывающей промышленностям. Люди, поддерживающие этот взгляд, тоже не против использования термина «развитие системы ООПТ», но понимают под ним скорее ее деградацию (уменьшение площадей), считая, что это тоже относится к «развитию» .

Так уж сложилось у нас в стране, что приверженцы второго взгляда всегда стоят ближе к власти и, соответственно, к принятию решений. Но несомненно, что их тоже можно в чем-то убедить, поэтому надо искать компромисс .

Наш взгляд на возможное компромиссное решение заключается в том, чтобы проводить «развитие системы ООПТ» одновременно в двух направлениях. Как можно быстрей создать, а скорее восстановить заказники, территории которых действительно необходимы для сохранения биоразнообразия. Это «Река Морошечная», «Юго-западный тундровый», «Утхолок», «Лагуна казарок» и «Карагинский остров». Территория бывших заказников «Озеро Паланское» и «Река Белая» имеют гораздо меньшее значение, на их первоочередном восстановлении мы не настаиваем .

Для «Острова Верхотурова» как небольшой обособленной природной Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей территории может быть достаточно статуса памятника природы, который он продолжает иметь после исключения его из числа заказников .

Одновременно с восстановлением наиболее ценных заказников возможно обсуждение целесообразности уменьшения территории либо ликвидации некоторых ООПТ, не имеющих критического значения для сохранения природы Камчатки, но территория которых может быть важна для экономического развития региона Также необходимо рассмотреть возможность законодательного закрепления зонирования природных парков. В этом случае будут выделены, пускай сравнительно небольшие, но действительно требующие полноценной охраны территории с установлением статуса соответствующего хотя бы региональному заказнику. Остальная (основная) территория может активно использоваться для развития туризма и, возможно, других видов хозяйственной деятельности .

Мы предполагаем, что в обсуждении и согласовании путей развития системы ООПТ на Камчатке должны участвовать как специалисты, так и руководители, занимающиеся развитием горнорудной и нефтегазодобывающей промышленности, несмотря на то, что они являются основными противниками существования ООПТ .

В настоящий момент целостная система региональных ООПТ Камчатки, созданная в 1970–1980-х гг., в значительной степени разрушена, и процесс ее деградации продолжается. Дальнейшая судьба заказников Камчатки зависит не столько от усилий ученых, общественности и специалистов охотничьего хозяйства, сколько от желания и воли руководителей края. От сохранения системы заказников в функциональной целостности во многом будет зависеть возможность выполнения ими одной из важнейших природоохранных задач — сохранение биологического разнообразия, генофонда растительного и животного мира региона (Gerasimov, Gerasimov, 1995; 2006b, c; Герасимов, Герасимов, 2007; Герасимов, Писковецкий, 2010; Герасимов, Лобков, 2011) .

ЛИТеРАТУРА

Герасимов Н.Н., Герасимов Ю.Н. 2007. Роль орнитологических заказников в сохранении биоразнообразия Камчатки // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. VII междунар. науч. конф. (Петропавловск-Камчатский, 28–29 ноября 2006 г.). – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 59–71 .

Герасимов Ю.Н., Герасимов Н.Н., Куречи М., Икеучи Т. 2010. Исследования миграции гусей Камчатки с помощью кольцевания и индивидуального мечения // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. XI междунар. науч. конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 32–35 .

Герасимов Ю.Н., Лобков Е.Г. 2011. Проблемы сохранения заказников Камчатки, имеющих значение для охраны водных и околоводных птиц // Особо охраняеИдеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 37 мые природные территории Камчатского края: опыт работы, проблемы управления и перспективы развития. – Петропавловск-Камчатский. С. 39–41 .

Герасимов Ю.Н., Писковецкий А.А. 2010. Проблемы сохранения заказников Камчатки // Матер. ДВ конф. по заповедному делу (Владивосток, 20–22 октября 2010 г.). – Владивосток : Дальнаука. С. 131–135 .

Полетаева А.Ф., Бородина Н.П., Каразия И.Н., Калугин А.Г. (ред.) 2010. Информация о состоянии окружающей среды в Камчатском крае. ПетропавловскКамчатский, Министерство природных ресурсов Камчатского края. – 137 с .

Gerasimov N.N., Gerasimov Yu.N. 1995. Present Status and Perspective of Protection of Geese in Kamchatka // Geese study N. 9. Wakayanagi, Japan. P. 10–14 .

Gerasimov N.N., Gerasimov Yu.N. 1998. Protection of Anatidae Waterfowls in Kamchatka Peninsula // Gan-no-tayori (Jour. of JAWGP). N. 50. – Japan. P. 13–16 .

Gerasimov N.N., Gerasimov Yu.N. 2006a. The history of geese study on Kamchatka // Kari No Tomo 36. P. 9–12 .

Gerasimov N.N., Gerasimov Yu.N. 2006b. Importance of Zakazniks of Kamchatka for geese conservation // Kari No Tomo 36. P. 13–15 .

Gerasimov N.N., Gerasimov Yu.N. 2006c. The importance of establishing a network of “Non Hunting Areas” in Kamchatka for Goose protection // Materials of 21st annual meeting of Japan Bird Bander's Association. P. 14–16 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

ИДЕИ С.А. ДЫРЕНКОВА И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ

В ПРАКТИКЕ ПРИРОДООХРАНЫ В УКРАИНЕ

И В ДРУГИХ СТРАНАХ

И.Ю. Парникоза, В.Е. Борейко Киевский эколого-культурный центр, Киев, Украина

S. DYRENKOV'S IDEAS: ThEORY AND PRACTICAL

IMPLEMENTATION IN NATURE PROTECTION

IN UKRAINE AND OThER COUNTRIES

I.Yu. Parnikoza, V.E. Borejko Kyiv ecological and cultural center, Kyiv, Ukraine Имя питерского профессора-лесовода и ботаника Станислава Алексеевича Дыренкова (1937–1988) практически не известно в отечественном заповедном деле. Интереснейшие его труды не упоминаются в работах об особо охраняемых природных территориях. И даже когда речь заходит о главной идее заповедного дела — абсолютной заповедности, то в лучшем случае вспоминают обычно Г.А. Кожевникова, Ф.Р. Штильмарка, А.М. Краснитского, Н.Ф. Реймерса, но никогда — С.А. Дыренкова. А вместе с тем это был один из тех немногих отечественных ученых, который внес огромный вклад в разработку и развитие идеи абсолютной заповедности. Научная деятельность С.А. Дыренкова была связана с лесоведением и лесоводством .

Однако с самого начала она была глубоко пропитана природоохранной идеологией. С.А. Дыренков являлся одним из главных идеологов создания в системе лесного хозяйства России лесных резерватов, где должен соблюдаться абсолютно заповедный режим. Один из таких резерватов — «Вепсский лес»

был создан по его инициативе в Ленинградской области в 1970 г. По его мнению, площадь лесных резерватов должна составлять не менее 1 % от общей лесной площади по каждой административной единице (Дыренков, 1980) .

В своей классической работе «Основные функции заповедных территорий и их отражение в режиме охраны лесных экосистем», написанной в соавторстве с директором Центрально-Черноземного заповедника, одним из ярких деятелей заповедного дела России А.М. Краснитским, он вступает в острую полемику с известными российскими авторитетами в области охраны растительного мира ботаниками Б.П. Колесниковым и А.М. Семеновой-Тян-Шанской, выступавшими против абсолютно заповедного режима, в частности для травяных экосистем .

С.А. Дыренков и А.М. Краснитский писали: «С началом использования заповедных территорий в научных целях возникла и продолжается Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 39 до сих пор дискуссия о том, в какой мере для сохранения объектов может быть исключение (и должно ли быть исключено) вмешательство человека. Совершенно ясно, что в эпоху научно-технической революции.. .

полное исключение нереально... Речь может идти о сведении к минимуму такого влияния, об исключении прямого непосредственного воздействия на заповедные объекты. В указанном смысле принцип „абсолютного заповедания“ осуществим... Нам представляется, что и для теории, и для практики заповедного дела полное исключение всех видов хозяйственной деятельности на эталонных территориях необходимо... принцип полной заповедности в целом ряде случаев должен соблюдаться, а абсолютные резерваты в лесной зоне являются незаменимыми и обязательными источниками информации .

Придавая большое значение такой важной форме охраны природы в нашей стране, как заповедники, следует считать, что в них, как правило, вся площадь — это большой абсолютный резерват» (Дыренков, Краснитский, 1982, с. 106) .

Отстаивая принцип невмешательства и уважения к естественному ходу природных процессов, С.А. Дыренков предложил и чрезвычайно удачный, по нашему мнению, принцип разделения охраны биоразнообразия и обеспечения абсолютной заповедности. В частности вместе с А.М.

Краснитским он пишет:

«1) получение новой информации при изучении спонтанно развивающихся экологических систем,

2) фиксация и консервация определенного, в основных чертах известного, состояния экологических систем путем имитации или полного сохранения того режима, который явился условием их возникновения .

Первое возможно только в абсолютных резерватах, где должны быть исключены все воздействия человека, кроме неизбежных, глобальных изменений среды. «Нормальное» состояние растительного покрова таких объектов должно соответствовать теоретическому представлению о поликлимаксе. Второе возможно только на заповедных участках с законсервированным режимом хозяйственного воздействия на полуестественные экосистемы» (Краснитский, Дыренков, 1978, с. 11) .

Особняком стоит статья С.А. Дыренкова «О трех аспектах современной экологии: гносеологическом, прагматическом и этическом», опубликованная им в 1987 г. и которая является пионерной, так как в то время об экологической этике писать в Советском Союзе было не принято. Опираясь на изданные в СССР переводные труды отцов экологической этики А. Швейцера и О. Леопольда, С.А. Дыренков совершенно справедливо заявляет, «что правом на жизнь человек должен пользоваться наравне со всеми другими существами на Земле» (Дыренков, 1987, с. 6).

И дальше:

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей «При нашем нынешнем прагматизме и увлечении экономическими оценками трудно дается, например, понимание такого факта, что все виды растений и животных должны существовать и пользоваться охраной со стороны человека независимо от того, выгодно ли это обществу экономически или нет. То же касается и растительных сообществ и экосистем, в том числе признаваемых в настоящее время „бесполезными“» (Дыренков, 1987, с. 6) .

С 1987 г. С.А. Дыренков работал заведующим Камчатским отделом природопользования Тихоокеанского института географии ДВО АН СССР. Ученый активно занимался природоохранной деятельностью, участвовал в ряде международных и всесоюзных природоохранных конференций. Оставленное им природоохранное наследие позволяет нам выделить С.А. Дыренкова на почетное место в ряду идеологов развития отечественных природоохранных идей, в частности такой ценной и уникальной в общемировом масштабе идеи абсолютной заповедности. Сегодня его взгляды, как и взгляды других, почти забытых на родине его коллег и предшественников, активно пропагандируются Киевским эколого-культурным центром и другими организациями в Украине .

Они прочно вошли в фундамент идеологии современных украинских дружин охраны природы. Интересно, что, несмотря на доминирующие в европе модные концепции «устойчивого развития», «рационального природопользования», «природоохранного менеджмента», простые идеи права природы на свои неприкосновенные участки находили и находят все больше понимания у наших западных соседей. Так, данными идеями активно интересуются польские природоохранники. В частности ведущей польской природоохранной организацией «Мастерская в интересах всех существ» (http://pracownia.org.pl/) готовится перевод на русский язык основных положений принципов абсолютной заповедности .

Тема абсолютной заповедности, изложение ее необходимости и преимуществ, а также принципа разделения функций ООПТ, как нормального прекращения деструктивной дискуссии между сторонниками неприкосновенности и регуляции, служат одним из краеугольных камней основанной в 2011 г. Международной польско-украинской школы БорейкоВойцеховского (http://ecoethics.ru/shkola-boreyko-voytsehovskogo/) .

К сожалению, необходимо отметить, что в современной России голосов сторонников принципов невмешательства и неприкосновенности дикой природы сейчас практически не слышно. Абсолютно доминирует призыв к регуляции, которую С.А. Дыренков называл «попытками исправления нарушений другими нарушениями» (Дыренков, 1986, с. 303). Так, например, в резолюции последней международной научно-практической конференции «Режимы степных особо охраняемых Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 41 природных территорий», которая прошла 16–18 января 2012 г. в том самом Центрально-Черноземном заповеднике, где долгое время был директором соавтор и единомышленник С.А. Дыренкова — А.М. Краснитский, дискуссия в отношении регуляционных мероприятий и принцип разделения задач ООПТ полностью отсутствуют. В то же время читаем, что «важнейшей задачей степных ООПТ является обеспечение адекватного режима сохранения степных экосистем, включая применение необходимых регуляционных мероприятий…» Кроме того, поддерживается расчистка заповедника от кустарников .

Печально, что прогрессивные взгляды людей, сделавших так много для развития природоохранной идеологии в современной России, практически никому не нужны. А если где и раздаются отдельные голоса, то сегодня их полностью заглушили аргументы поклонников «рационального природопользования», «экосистемных услуг» и других уловок, позволяющих оправдать продолжающееся разрушение природных экосистем. А ведь если проанализировать C.А. Дыренкова, то он был одним из тех, кто предлагал истинное устойчивое развитие, основанное не на современном и ложном представлении, что все можно пользовать в какойто мере, а на том, что кое-что пользовать категорически нельзя и все .

Убеждены, что научно-практическое наследство С.А. Дыренкова, до сих пор не потерявшее своей актуальности, обязывает нас обязательно упоминать ученого в числе классиков восточнославянской природохраны .

ЛИТеРАТУРА

Дыренков С.А. 1980. Выделение лесных резерватов в системе лесного хозяйства // Ботан. журн. Т. 65, № 1. С. 130–133 .

Дыренков С.А. 1986. О принципах жесткой резервации территорий // Ботан .

журн. Т. 71, № 3. С. 302–304 .

Дыренков С.А. 1987. О трех аспектах современной экологии: гносеологическом, прагматическом и этическом // Методологические и методические вопросы экологического образования и воспитания. – Смоленск-Брянск. С. 5–14 .

Дыренков С.А., Краснитский А.М. 1982. Основные функции заповедных территорий и их отражение в режиме охраны лесных экосистем // Бюл. МОИП. Отд .

Биол. Т. 87, вып. 6. С. 105–114 .

Краснитский А.М., Дыренков С.А. 1978. О необходимости разделения двух функций заповедных территорий // Тез докл. VI Делегатского съезда ВБО. – Л.

:

Наука. – С. 20 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

О НЕОБХОДИМОСТИ РАЗВИТИЯ ИДЕЙ С.А. ДЫРЕНКОВА

ПО ИЗУЧЕНИЮ ЛЕСНЫХ МАССИВОВ

НА ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

В.Н. Федорчук ФБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт лесного хозяйства»

CONCERNING ThE NECESSITY OF CONTINUATION

AND DEVELOPMENT OF ThE IDEAS OF STANISLAV

DYRENKOV ON ThE STUDY OF FOREST LANDSCAPES

ON ThE PROTECTED AREAS

V.N. Fedorchuk Saint-Petersburg Forestry Research Institute В обзоре, посвященном исследованию таежных ельников, С.А. Дыренков (Дыренков, Красницкий, 1982; Дыренков, 1984) отмечал методическое значение таксационных работ П.В. Горского, изданных в 1960-х гг .

В этих работах показана необходимость применения разных оценок и методов к анализу динамики отдельных древостоев (главным образом по данным небольших пробных площадей) и лесных массивов (главным образом статистическими методами). П.В. Горский подчеркивал, что устойчивость средних таксационных показателей лесных массивов первобытной (спонтанной) тайги выше, чем у отдельных древостоев. Сходные идеи, в частности относительно стабильности основных таксационных показателей лесных массивов, не затронутых рубкой, обосновал также Н.М. Глазов (1976) на материалах по лесам Дальнего Востока. К числу таких устойчивых показателей он отнес средний запас и средний возраст древостоев лесного массива .

В собственных работах экспериментального и аналитического характера (Дыренков, Красницкий, 1982; Дыренков, 1984 и др.) С.А. Дыренков пытался подтвердить и теоретически обосновать некоторые положения П.В. Горского и их следствия: 1) отсутствие в нетронутых рубками таежных лесных массивах (с преобладанием ели) древостоев с таксационным возрастом более 220–260 лет; 2) исключительную редкость случаев катастрофического распада древостоев по причине «перестойности»

основного поколения ели; 3) относительную стабильность всех элементов таксационной характеристики древостоев ели в пределах этих массивов за доступные анализу отрезки времени; 4) постоянство состава древесного яруса, если рассматривать массивы леса значительной площади .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 43 Утверждалось также, ссылаясь на работы В.Н. Валяева, что такое «постоянство» может наблюдаться даже на небольших площадях, «всего в несколько гектаров» .

Анализируя конкретные массивы еловых лесов, С.А. Дыренков использовал данные лесоустройства о распределении покрытой лесом площади (или площади ельников отдельных типов леса) по классам возраста и по вариантам возрастной структуры. Был сделан вывод о том, что в неосвоенных и слабоосвоенных рубками массивах еловой тайги, расположенных в разных районах, «характерно поразительное сходство в распределении площади таксационных выделов (контуров) по классам возраста представленных в этих выделах древостоев». Сходные данные были позднее получены Д.В. Трубиным и С.В. Торховым (1999), причем не только для массивов в разных частях Архангельской области, но и для разных периодов (сравнивались современные материалы с данными лесоустройства 50–70-летней давности). Обзор других публикаций, в которых характеризуются таксационные показатели древостоев в пределах лесного массива, приведен в работах Н.М. Глазова (1976), С.Л. Шевелева и И.И. Красикова (2008, 2009) и других. Во многих из них показано, что существует математическое единство в строении ненарушенных массивов леса, однородных относительно средних значений таксационных признаков древесных пород .

С.А. Дыренков анализировал также распределение площади еловых лесов по вариантам возрастной структуры; он делал это по аналогии с работами Г. Ляйбундгута (1982), который рассматривал распределение площади отдельных массивов девственного леса по фазам их возрастной динамики. При этом каждому варианту возрастной структуры приписывалось определенное соотношение прироста древесины (П) и отпада (О) .

Например, считалось, что для условно одновозрастных древостоев П О, для относительно разновозрастных дигрессивных фаз динамики П О, демутационных фаз П О, абсолютно разновозрастных П О. Утверждалось, что в целом по массиву девственных еловых лесов размер прироста примерно равен отпаду (см. также Глазов, 1976). Однако даже в приводимом автором примере (массивы «Юсьва» и особенно «Колчим») баланса прироста и отпада не получается, если судить по соотношению площади ельников разной возрастной структуры (Дыренков, Красницкий, 1982;

Дыренков, 1984) .

С.А. Дыренков сформулировал важные выводы, определяющие механизм устойчивости первобытных еловых лесов: на площади выявления фитоценозов в отдельных экотопах устойчивость реализуется благодаря особой возрастной структуре ценопопуляции, а на территории лесного массива — благодаря устойчивости мозаики площадей, занятой Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей биогеоценозами разных типов со свойственной каждому типу формой динамики (Дыренков, 1984) .

Эти выводы характеризуют общий механизм устойчивости, но требуют определенной конкретизации и экспериментального подтверждения .

Конкретизация относится к понятию «лесной массив». С.А. Дыренков, в отличие от Г.Ф. Морозова, использовал этот термин то как безразмерную (безранговую) единицу, то как леса одного ландшафтного подразделения территории. Иногда, видимо, учитывалось и происхождение лесов. Исследования последних десятилетий показали, что использование ландшафтного подразделения территории создает универсальную основу для оптимизации как лесоводственных исследований, так и лесоводственной практики. Поэтому целесообразно понимать под лесным массивом пространственно единый комплекс лесных биогеоценозов (БГЦ) на территории однородной в ландшафтном отношении. Учитывая имеющиеся разработки по ландшафтной экологии (Громцев, 2008 и др.), есть основание предположить, что такой территорией может быть комплекс урочищ (местность). Другим качеством комплекса БГЦ, относимого к одному лесному массиву, должно быть сходство в происхождении лесов. Анализировать структуру и динамику массива, состоящего из лесов различного происхождения, малопродуктивно: закономерности роста и развития таких лесов, например природных и хозяйственных, слишком различны, чтобы можно было внятно интерпретировать «равнодействующие» (средние) показатели для массива, состоящего из столь разнородных древостоев. В связи с указанным предлагается под лесным массивом понимать пространственно единый комплекс лесных биогеоценозов на территории однородной в ландшафтном и хозяйственно-историческом отношениях .

Необходимость экспериментального подтверждения и уточнения выводов С.А. Дыренкова связана с очень небольшим числом фактического материала по динамике конкретных лесных массивов. Имеющиеся единичные данные характеризуют, как правило, территории с неопределенным классификационным статусом, а некоторые важнейшие показатели массивов часто не учитываются (например, динамика запаса древостоев) .

Наиболее удобными объектами при изучении естественной структуры и динамики лесных массивов являются особо охраняемые природные территории. Это связано, прежде всего, с двумя обстоятельствами:

естественным развитием лесов в течение длительного времени и возможностью в связи с этим использовать различные методы изучения их динамики. Например, в резервате «Вепсский лес» одноименного природного парка (Ленинградская область) для изучения структуры и динамики лесного массива использовали: а) данные лесоустройства разных лет;

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 45

б) материалы периодической аэрофотосъемки; в) материалы выборочной таксации древостоев на постоянных круговых пробных площадях;

г) данные о возрастной структуре древостоев и др. (Федорчук и др., 1998;

Шорохов, Шорохова, Федорчук, 2009). К сожалению, в большинстве заповедников, национальных парков и других особо охраняемых природных территорий анализ структуры и динамики лесных массивов не производится, даже с использованием хотя бы материалов лесоустройства разных лет. Между тем такой анализ дает возможность оценить степень потенциальной устойчивости лесов и осуществлять прогноз естественной динамики лесных массивов. Это, в свою очередь, позволит давать оценку происходящих экологических изменений в регионе, надежности функционирования высоковозрастных защитных лесов, возможности сохранения необходимого уровня биологического разнообразия .

Идеи С.А. Дыренкова по изучению структуры и динамики лесов на уровне массивов должны получить дальнейшее развитие, особенно на особо охраняемых природных территориях .

ЛИТеРАТУРА

Глазов Н.М. 1976. Статистический метод в таксации и лесоустройстве. – М. :

Лесная промышленность. – 144 с .

Громцев А.Н. 2008. Основы ландшафтной экологии европейских таежных лесов России. – Петрозаводск : Карельский научный центр РАН. – 238 с .

Дыренков С.А. 1984. Структура и динамика таежных ельников. – Л. : Наука .

Ленингр. отд-ние. – 174 с .

Дыренков С.А., Краснитский А.М. 1982. Основные функции заповедных территорий и их отражение в режиме охраны лесных экосистем // Бюлл. МОИП. Отд .

биол. Т. 87, вып. 6. С. 105–114 .

Красиков И.И., Шевелев С.Л. 2009. Структура лесных массивов в республике Тыва. // Журн. «Хвойные бореальные зоны». Т. XXVI, № 2. С. 266–273 Трубин Д.В., Торхов С.В. 1999. Старовозрастные леса Архангельской области .

Возрастная структура коренных еловых лесов и некоторые соображения о их происхождении // Коренные леса таежной зоны европы: современное состояние и проблемы сохранения. – Петрозаводск : СДВ-ОПТИМА. С. 55–56 .

Федорчук В.Н., Кузнецова М.Л., Андреева А.А., Моисеев Д.В. 1998. Резерват «Вепсский лес». Лесоводственные исследования. – СПб. : СПбНИИЛХ. – 208 с .

Шевелев С.Л., Красиков И.И. 2008. Некоторые закономерности строения лесных массивов Каа-Хемского округа горно-таежных лесов Республики Тыва // Журн. «Хвойные бореальной зоны». Т. XXV, № 1–2. С. 84–87 .

Шорохов А.А., Шорохова Е.В., Федорчук В.Н. 2009. Лесной массив как объект лесоводственно-экологических исследований // Тр. СПбНИИЛХ. СПб. Вып. 1 (18). С. 75–85 .

Leibundgut H. 1982. Europische urwlder der Bergstufe. – Bern und Stuttgart :

Verlag Paul Haupt. – 308 s .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ СХЕМА РАЗВИТИЯ И РАЗМЕЩЕНИЯ

ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

КАМЧАТСКОГО КРАЯ

О.А. Чернягина*, Е.Г. Лобков**, В.Е. Кириченко*, Ю.Н. Герасимов* *Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский **Камчатский государственный технический университет (ФГОУ ВПО «КамчатГТУ»), Петропавловск-Камчатский

ThE TERRITORIAL SChEME OF DEVELOPMENT

AND PLACEMENT OF ThE SPECIALLY PROTECTED AREAS

OF KAMChATSKY KRAI

O.A. Chernyagina*, E.G. Lobkov**, V.E. Kirichenko*, Yu.N. Gerasimov* *Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky **Kamchatka State Technical University, Petropavlovsk-Kamchatsky Первые охраняемые природные территории появились на Камчатке в конце XIX в. К настоящему времени в Камчатском крае создана сеть особо охраняемых природных территорий (ООПТ) разного ранга, режима охраны и назначения. Специалисты оценивают эту сеть как одну из наиболее разработанных и удачных региональных сетей ООПТ в России и признают ее важную роль в сохранении ландшафтного и биологического разнообразия полуострова Камчатка, прилегающих материковых и островных экосистем .

Территориальная схема развития и размещения особо охраняемых природных территорий Камчатского края разработана впервые: «Программы развития системы ООПТ Камчатской области» никогда не существовало, а «Программа развития ООПТ Корякского автономного округа», разработанная и утвержденная в 1996 г., не выполнялась. Целью создания настоящей схемы является повышение эффективности государственной системы особо охраняемых природных территорий в интересах устойчивого развития Камчатского края, поддержания экологической стабильности, здоровой среды и высокого качества жизни людей, сохранения национального природного, культурного и Всемирного природного достояния для настоящего и будущего поколений. Схема планируемого развития и размещения особо охраняемых природных территорий регионального значения, после утверждения исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, становится Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 47 согласно ст. 9 Градостроительного кодекса РФ необходимой правовой основой для принятия решений в области государственного управления ООПТ регионального значения и должна быть интегрирована в схему территориального планирования Камчатского края, разработка которой предписана постановлением Правительства РФ от 23 марта 2008 г. № 198 .

Работа выполнена в соответствии с техническим заданием к государственному контракту от 8 декабря 2008 г. № 39/08: «Разработка „Территориальной схемы развития и размещения особо охраняемых природных территорий (ООПТ) Камчатского края“». В процессе работы были выработаны принципы построения региональной системы ООПТ, на основе которых была построена «Концепция развития региональной системы особо охраняемых природных территорий Камчатского края» .

Первым этапом работы по оценке соответствия существующих ООПТ Камчатского края выработанным принципам построения региональной системы ООПТ является выполненная КФ ТИГ ДВО РАН научноисследовательская работа «Региональные ООПТ Камчатского края: современное состояние и перспективы развития» (2009 г.) и проведенные в летний период 2009 г. экспедиционные работы по обследованию ряда особо охраняемых территорий в Пенжинском, Олюторском, Карагинском, Усть-Камчатском, Мильковском и Усть-Большерецком районах Камчатского края (число обследованных территорий и детальность работ определялись объемом финансирования). Результаты НИР и экспедиционных исследований были предметом обсуждения на прошедших в Петропавловске-Камчатском конференциях «Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей» (17–18 ноября 2009 г.) и «Развитие Дальнего Востока и Камчатки: региональные проблемы» (8–10 декабря 2010 г.) и отражены в решениях, материалах и докладах этих конференций (Баумгартен и др., 2009; Герасимов, 2010; Лобков, 2010; Чернягина, 2009 и др.) .

Ранее, в 2008 г., КФ ТИГ ДВО РАН организовал ряд рабочих совещаний по определению приоритетов в формировании системы ООПТ Камчатского края, все внесенные предложения рассматривались в процессе формирования системы ООПТ федерального значения и предложенные камчатские территории получили оценку значимости для сохранения биологического и ландшафтного разнообразия России (WWF России проведен ГЭП-анализ), результаты опубликованы (Особо охраняемые.., 2009) .

Принимая за основу данные НИР «Региональные ООПТ Камчатского края: современное состояние и перспективы развития» (2009) и «Особо охраняемые природные территории России: современное состояние и перспективы развития» (2009), анализ репрезентативности сети ООПТ Камчатского края (Чернягина, Кириченко, 2009), результаты Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей обследований особо охраняемых природных территорий края в 2009 г .

и учитывая обсуждения на рабочих совещаниях и конференциях, с использованием большого объема литературных источников, фондовых и картографических материалов, привлекая опросные данные коллег, работавших на территориях тех или иных ООПТ, специалистов охотничьего и лесного хозяйства, туристов и краеведов, консультируясь с сотрудниками министерства природных ресурсов и экологии Камчатского края и сотрудниками особо охраняемых природных территорий и используя собственный многолетний опыт работы в различных районах Камчатки, мы оценили репрезентативность существующей сети ООПТ Камчатского края и выполнили экспертную оценку соответствия ООПТ Камчатского края выработанным принципам построения региональной системы ООПТ и нормам федерального законодательства. По результатам этой оценки был составлен перечень ООПТ, нуждающихся в реорганизации или изменении статуса. В этот перечень включены 4 территории (природные парки), для которых обоснована и признана целесообразной реорганизация (Полетаева, 2010) и 61 территория, для которой целесообразна ликвидация статуса ООПТ (в т. ч. 6 заказников, 29 памятников природы регионального значения и 26 памятников природы местного значения). Признаны соответствующими выработанным принципам построения региональной системы ООПТ и нормам федерального законодательства 86 региональных территорий (в т. ч. 11 региональных заказников, 1 природный парк местного значения, водноболотные угодья — 4 территории местного значения и 70 памятников природы регионального значения) .

По результатам выполненной нами оценки биологической и ландшафтной репрезентативности сети ООПТ Камчатского края составлена интегральная карта, показывающая природные комплексы территории, не обеспеченные охраной или обеспеченные охраной в недостаточной степени. Проведен сопряженный анализ полученной в процессе работы картографической информации и предложений экспертов и специалистов, на основании которого составлена схема размещения новых (проектируемых) региональных ООПТ Камчатского края .

В первую очередь в качестве проектируемых ООПТ мы рассматриваем территории, ранее зарезервированные в Корякском автономном округе под биологические заказники, водно-болотные угодья международного значения («Река Морошечная», «Утхолок», «Остров Карагинский», «Парапольский дол») и особо охраняемые природные территории, для которых подготовлены обоснования их создания — это заказники для сохранения лосося: «Река Опала», «Река Облуковина», «Река Утхолок», «Река еловка», «Река Хапица» (за исключением заказника «Озеро Азабачье») .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 49 Ряд этих территорий рекомендован к охране по нескольким основаниям, что усиливает целесообразность их создания .

При составлении перечня планируемых особо охраняемых природных территорий на период до 2025 и на перспективу после 2025 г. учтены все научно обоснованные и получившие поддержку в обсуждениях предложения, если они не противоречили идее создания сбалансированной репрезентативной системы ООПТ, вписывающейся в планы социальноэкономического развития Камчатского края, а планирование развития системы ООПТ осуществлялось с учетом возможного (в долгосрочной перспективе) изменения статуса ряда территорий с регионального на федеральный и существующих планов по созданию ООПТ на ЗападноКамчатском шельфе .

Очередность создания новых региональных ООПТ показана на соответствующих картографических схемах, кроме того, создана обобщенная Схема размещения существующих, реорганизуемых и планируемых ООПТ Камчатского края. В основу обзорных и тематических картографических схем, представленных в отчете, заложен фрагмент Цифровой топографической карты (ЦТК) Дальневосточной части Российской Федерации, соответствующей масштабу 1 : 1 000 000 (ООО «Дата+»). Фрагмент представляет собой вырезанную из общей карты и базы данных часть России в пределах Камчатского края на октябрь 2002 года. Слой населенных пунктов уточнен на основании официального перечня 2005 года .

Слои существующих и планируемых ООПТ составлены и уточнены на основании материалов полученных в правительстве Камчатского края официальных документов и собственных разработок на базе топографической основы масштаба 1 : 200 000 .

Всего разработано 18 обзорных и тематических картографических схем:

1. Схема размещения существующих особо охраняемых природных территорий Камчатского края (на 01.04.2010 г.). Масштаб 1 : 4 200 000 .

2. Схема размещения ликвидируемых и реорганизуемых особо охраняемых природных территорий Камчатского края (на 01.04.2010 г.). Масштаб 1 : 4 200 000 .

3. Базовая схема размещения ООПТ для формирования перспективной схемы развития ООПТ Камчатского края (на 01.04.2010 г.). Масштаб 1 : 4 200 000 .

4. Схема размещения существующих, реорганизуемых и планируемых ООПТ Камчатского края (на 01.04.2010 г.). Масштаб 1: 4 200 000 .

5. Схема размещения планируемых особо охраняемых природных территорий Камчатского края (на 01.04.2010 г.). Масштаб 1 : 4 200 000 .

6. Перспективная схема развития ООПТ Камчатского края на период до 2025 г. на 01.04.2010 г.). Масштаб 1 : 4 200 000 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

7. Перспективная схема развития ООПТ Камчатского края на период после 2025 г. на 01.04.2010 г.). Масштаб 1 : 4 200 000 .

8. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий елизовского района Камчатского края. Масштаб 1 : 400 000 .

9. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Усть-Большерецкого района Камчатского края. Масштаб 1 : 850 000 .

10. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Соболевского района Камчатского края .

11. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Быстринского района Камчатского края .

Масштаб 1 : 900 000 .

12. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Мильковского района Камчатского края .

Масштаб 1 : 900 000 .

13. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Тигильского района Камчатского края. Масштаб 1 : 500 000 .

14. Схема размещения существующих и планируемых ООПТ УстьКамчатского района Камчатского края. Масштаб 1 : 1 000 000 .

15. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Карагинского района Камчатского края .

Масштаб 1 : 1 100 000 .

16. Схема размещения существующих и планируемых ООПТ Пенжинского района Камчатского края. Масштаб 1 : 1 600 000 .

17. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Олюторского района Камчатского края .

Масштаб 1 : 1 500 000 .

18. Схема размещения существующих и планируемых особо охраняемых природных территорий Алеутского района Камчатского края. Масштаб 1 : 1 000 000 .

В настоящей работе не учтена информация о планируемых территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, т. к. эта информация систематизирована только для территорий, ранее входивших в состав Камчатской области, а для Корякского автономного округа такой информации нет (за исключением предложения о создании ТТП «Тхсаном»), а законодательство, регулирующее образование этих территорий, до настоящего времени не оптимизировано .

При оценке репрезентативности сети ООПТ Камчатского края анализ проводился с привлечением информации по ООПТ федерального Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 51 значения, а планирование развития системы ООПТ осуществлялось с учетом возможного изменения статуса ряда территорий с регионального на федеральный .

Следует особо отметить, что все картографические материалы содержат информацию о расположении территорий водно-болотных угодий международного значения «Мыс Утхолок», «Парапольский дол», «Река Морошечная» и «Остров Карагинский», которые были утверждены для особой охраны постановлением Правительства РФ от 13.09.94 г .

№ 1050 и Постановлением губернатора Корякского автономного округа от 30.03.1998 г. № 68 .

Предложенная Территориальная схема развития и размещения особо охраняемых природных территорий Камчатского края была рассмотрена на состоявшейся 2 декабря 2011 г. в г. Петропавловске-Камчатском региональной научно-практической конференции «Особо охраняемые природные территории Камчатского края: опыт работы, проблемы управления и перспективы развития», рекомендована конференцией к утверждению исполнительным органом государственной власти Камчатского края и интеграции в схему территориального планирования Камчатского края .

10 августа 2012 г. состоялось первое заседание «Межведомственной рабочей группы по выработке решений по вопросам функционирования и развития системы ООПТ Камчатского края» (при министерстве экологии и природных ресурсов Камчатского края), где также было поддержано решение о необходимости скорейшего официального утверждения Схемы. К сожалению, подготовка нормативно-правового акта, утверждающего «Территориальную схему развития и размещения особо охраняемых природных территорий Камчатского края», до настоящего времени не завершена .

ЛИТеРАТУРА

Баумгартен Ф., Герасимов Ю.Н., Бухалова Р.В. 2009. Зимующие птицы Быстринского природного парка // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. Х межд. науч. конф. – Петропавловск-Камчатский :

Камчатпресс. С. 269–271 .

Герасимов Ю.Н. 2010. Место Камчатки в программах по выявлению угодий, имеющих международное значение для охраны птиц // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. ХI межд. науч. конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 254–257 .

Лобков Е.Г. 2010. Орнитологическое районирование и оптимизация сети особо охраняемых природных территорий в бассейне реки Пенжины (СевероЗападная Камчатка) // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. Х межд. науч. конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс .

С. 61–69 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Особо охраняемые природные территории России: современное состояние и перспективы развития / авторы-составители В.Г. Кревер, М.С. Стишов, И.А. Онуфреня. WWF России, 2009. – 456 с .

Полетаева А.А. 2010. Развитие сети особо охраняемых природных территорий Камчатского края: природный парк «Вулканы Камчатки» // Развитие Дальнего Востока и Камчатки: региональные проблемы: Докл. науч.-практич. конф., посвящ .

памяти Р.С. Моисеева. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 45–60 .

Региональные ООПТ Камчатского края: современное состояние и перспективы развития. Отчет о НИР. 2009 / отв. исп. О.А. Чернягина. – Петропавловск-Камчатский. – 244 с. Архив КФ ТИГ ДВО РАН .

Чернягина О.А. 2009. Новые сведения о флоре заказника «Таежный» // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. Х межд. науч .

конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 326–329 .

Чернягина О.А., Кириченко В.Е. 2009. Анализ репрезентативности сети ООПТ Камчатского края // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. Х межд. науч. конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс .

С. 191–195 .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 53

ИЗБРАННАЯ БИБЛИОГРАФИЯ С.А. ДЫРЕНКОВА

Дыренков С.А. 1971. Необходимость охраны девственных лесов европейского Севера // Вопр. охраны ботанических объектов. – Л. : Наука .

С. 212–214 .

Дыренков С.А. 1973. Выделение заповедных участков с коренной растительностью на европейском Севере СССР // Эталонные участки тайги. – Иркутск. С. 64–67 .

Дыренков С.А. 1978. Участки с абсолютно заповедным режимом (цель выделения. Режим охраны, научная проблематика) // Растительный мир охраняемых территорий. – Рига : Зинатне. С. 79–83 .

Дыренков С.А. 1980. Выделение лесных резерватов в системе лесного хозяйства // Ботан. журн. Т. 65, № 1. С. 130–133 .

Дыренков С.А. 1982. Создание рациональной сети лесных резерватов в Ленинградской области // Проблемы организации и исследования охраняемых природных территорий. – Саласпилс. С. 57–60 .

Дыренков С.А. 1984. Сеть резерватов для охраны растительных сообществ и природных экосистем Ленинградской области // Пути решения вопросов рационального использования и охраны природных ресурсов Ленинграда и Ленинградской области. – Л. : ЗИН. С. 188–191 .

Дыренков С.А. 1986. О принципах жесткой резервации территорий // Ботан. журн. Т. 71, № 3. С. 302–304 .

Дыренков С.А. 1987. О трех аспектах современной экологии: гносеологическом, прагматическом и этическом // Методологические и методические вопросы экологического образования и воспитания. – СмоленскБрянск. С. 5–14 .

Дыренков С.А., Краснитский А.М. 1982. Сравнительный анализ луговых и степных экосистем, формирующихся при косимом и некосимом режимах заповедной охраны // Бюл. МОИП. Отд. биол. Т. 87, вып 4. С. 102–110 .

Дыренков С.А., Краснитский А.М. 1982. Основные функции заповедных территорий и их отражение в режиме охраны лесных экосистем // Бюл. МОИП. Отд. биол. Т. 87, вып. 6. С. 105–114 .

Дыренков С.А., Савицкий С.С. 1981. Резерват «Вепсский лес» (Методические указания и каталог важных объектов). – Л. : ЛНИИЛХ. – 60 с .

Дыренков С.А., Федорчук В.Н. 1975. Лесная растительность заповедного участка «Вепсский лес» (восток Ленинградской области) // Ботан .

журн. Т. 60, № 3. С. 424–431 .

Краснитский А.М., Дыренков С.А. 1978. О необходимости разделения двух функций заповедных территорий // Тез. докл. VI Делегатского съезда ВБО. – Л. : Наука. С. 20 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

НЕКОТОРЫЕ ПУБЛИКАЦИИ С.А. ДЫРЕНКОВА

ПО ПРИРОДООХРАННОЙ ТЕМАТИКЕ

–  –  –

При подборе территорий для выделения абсолютных резерватов необходимо соблюдать три основных принципа:

1) принцип «типичности — оригинальности», обеспечивающий репрезентативность основных объектов охраны и сохранение природных уникумов;

2) принцип «минимальной площади», допускающий лишь незначительное усечение вершин трофических пирамид во всех взятых под охрану экосистемах;

3) принцип «мозаики», обеспечивающий изучение не только отдельных локальных экосистем (биогеоценозов), но и их закономерных сочетаний .

С точки зрения соблюдения режима охраны и регулирования близки к идеалу крупные формы заповедания: государственные заповедники и абсолютные резерваты в составе национальных парков. Но имеет смысл создавать абсолютные резерваты и на территориях, ограниченно используемых по различному хозяйственному назначению, особенно если дело касается относительно автономных экосистем, например на водоразделах. Территории таких резерватов, называемых иногда бессрочными комплексными заказниками или заповедными участками, в условиях РСФСР изымаются из хозяйственного пользования решениями исполкомов Советов народных депутатов краев (областей) или Советов Министров автономных республик .

В качестве типичного примера можно привести историю создания и организации научных исследований в заповедном участке на востоке Ленинградской области. Резерват «Вепсский лес» был выделен решением Ленинградского облисполкома в 1970 г. Он представляет первичный среднетаежный лесо-озерно-болотный ландшафтный комплекс в северной части гребня крупнейшего восточноевропейского водораздела — Валдайско-Онежской гряды. Природные и исторические особенности заповеданной и смежной территорий позволяют рекомендовать «Вепсский лес» для всех уровней организации экологических исследований: от решения глобальных задач (по программе «Человек и биосфера» ЮНеСКО, 1970 г.) до частных сравнений результатов ведения различных систем лесного и сельского хозяйства с неизмененными природными эталонами .

Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 55 Фактически сложившиеся за семь лет направления исследований явились производными цели заповедения, особенностей основных природных объектов, состава и области интересов исполнителей работ .

Географические, ботанические и лесоводственные исследования выполнялись представителями научных учреждений Ленинграда и Тарту, в основном Ленинградского НИИ лесного хозяйства, которому официально поручена научная опека над «Вепсским лесом» .

–  –  –

С.А. ДЫРеНКОВ. О ТРеХ АСПеКТАХ СОВРеМеННОЙ

ЭКОЛОГИИ: ГНОСеОЛОГИЧеСКОМ, ПРАГМАТИЧеСКОМ

И ЭТИЧеСКОМ Этический аспект экологии возник и развивается на наших глазах. Он заключается в переосмысливании человеком своего положения в природе. Не чувствуя себя более всемогущим «царем природы» и, действительно, не ожидая от нее милости (при неосмотрительности действий), Человек разумный начинает по-новому строить свои отношения с окружающей средой, в особенности с ее живыми компонентами .

К достижениям человечества, в которые, несомненно, уже внесла свой вклад экология и которыми она, в свою очередь, обогатилась, относятся «этика благоговения перед жизнью» А. Швейцера (1973), «Этика земли» О. Леопольда (1983), представления о «сотворчестве человека с природой», развивавшиеся в последние годы жизни В.Б. Сочавой (Сочава, 1978). Этический аспект экологии получал особые стимулы к быстрому необходимому развитию в связи с борьбой за самое высокое право человека — право на жизнь. Смысл в том, что правом на жизнь человек должен пользоваться наравне со всеми другими существами на Земле .

А. Швейцер, например, полагает, что самый непосредственный и всеобъемлющий факт сознания гласит: «Я есть жизнь, которая хочет жить, я есть жизнь среди жизни, которая хочет жить». Как бы критически ни относились мы к отдельным положениям философской платформы А. Швейцера, нельзя уклониться от этого «всеобъемлющего факта познания»: он действительно каждое мгновение появляется перед нами .

А. Швейцер выводит из него — «мистику этического единения с бытием». Он пишет:

«...Этика заключается, следовательно, в том, что я испытываю побуждение высказать равное благоговение перед жизнью... В этом и состоит Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей основной принцип нравственного. Добро — то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей.. .

...Поистине нравственен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь, и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-либо вред .

Он не спрашивает, насколько та или иная жизнь заслуживает его усилий, он не спрашивает также может ли она и в какой степени ощутить его доброту. Для него священна жизнь как таковая. Он не сорвет листочка с дерева, не сломает ни одного цветка и не раздавит ни одного насекомого.. .

...Он не боится, что будет осмеян за сентиментальность. Такова судьба любой истины, которая всегда является предметом насмешки до того, как ее признали. Когда-то считалось глупостью думать, что цветные люди являются действительно людьми и что с ними следует обращаться как со всеми людьми. Теперь эта „глупость“ стала истиной. Сегодня кажется не совсем нормальным признать в качестве требования разумной жизни внимательное отношение ко всему живому вплоть до низших форм проявления жизни. Но когда-нибудь будут удивляться, что людям потребовалось так много времени, чтобы признать несовместимой с этикой бессмысленное причинение вреда жизни» .

Сходные концепции «этики природы» развивал в США выдающийся эколог и героический борец за сохранение дикой природы О. Леопольд .

Он попытался проследить развитие этики с античного времени до наших дней (40-е гг.). Можно, следуя за О. Леопольдом, сделать заключение о том, что этические критерии за 3000 лет распространились на многие области поведения человека, где прежде решающим фактором служила выгода. «Расширение этики представляется не только результатом социальных процессов, но и следствием экологической эволюции. Совмещая философские и экологические понятия, можно назвать этику «ограничением свободы действий (человека) в борьбе за существование». В этой формулировке не уничтожается философский смысл этики как различия в общественном и антиобщественном поведении. Этика возникла как тенденция взаимосвязанных индивидов или групп развивать формы сотрудничества. Первоначально это касалось взаимодействия индивидов, далее — взаимодействия индивидов и общества. И вот наступил момент, когда необходимо включить в новую этику взаимоотношения с природой в самом широком смысле слова, имея в виду организмы (растения, животные) и надорганизменные системы (сообщества, экосистемы). Распространение этики на отношение к природе вне человека, по выражению О. Леопольда, является «эволюционной возможностью и экологической необходимостью». Действительно, следует утвердиться во мнении, что Идеи С.А. Дыренкова и заповедное дело 57 любое опустошение в природе не только вредно, но и дурно. О. Леопольд идет в разработке этического аспекта дальше А. Швейцера, вводя понятие «этика Земли» .

Этические системы в качестве своего основания имеют следующее положение: индивид является членом сообщества, состоящего из взаимосвязанных частей. Биологический инстинкт побуждает соперничать за место в сообществе. Этика (как социальный инстинкт) побуждает индивида к сотрудничеству .

В «этике Земли» О. Леопольд расширяет понятие «сообщества», включая в него почвы, воды, растения и животные, которые в совокупности и объединяются им в понятие «Земля». Конечно же, это не «земля», а «экосистема» — в строгом понимании сегодняшнего эколога. Новая «этика Земли» меняет роль человека, превращая его из завоевателя сообщества в рядового и полноправного члена его .

«Это подразумевает, — пишет О. Леопольд, — уважение к остальным — сочленам и уважение ко всему сообществу». Изменение в этике сопровождается изменением образа мышления в целом, в убеждениях, в понятии долга. При нашем нынешнем прагматизме и увлечении экономическими оценками трудно дается, например, понимание такого факта, что все виды растений и животных должны существовать и пользоваться охраной со стороны человека независимо от того, выгодно ли это обществу экономически или нет. То же касается и растительных сообществ и экосистем, в том числе признаваемых в настоящее время «бесполезными» .

В этой статье имеет смысл остановиться на этическом аспекте экологии, учитывая его огромное воспитательное значение и, к сожалению, слабое усвоение. Положения «этики благоговения перед жизнью», «этики Земли», «экологической этики» (Э.И. Слепян, 1984) можно рассматривать как мотивирующие и регулирующие функции морального сознания человека. Каждый принимает их для себя как «самозаконодательство»

(термин В.В. Столина, 1983), переживает их как часть самого себя, собственной сущности. В связи с этим он принимает на себя внутреннее обязательство разделять или не разделять те или иные общественные «ценности», конкретизировать моральные требования в условиях своей личной жизненной практики. Все это максимально выражается в совести, в свободе выбора своего собственного поведения. «Экологическая совесть» — понятие во многом интуитивное, еще не нашедшее хорошего определения. Но, тем не менее, наша задача сделать объектом экологической совести жизнь вокруг нас, и не только организмов, но и жизнь природных биологических сообществ и экологических систем. Психологический комфорт личности означает быть в ладу с самим собой, не Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей делать ничего против собственной совести. Такое состояние самосознания зависит от разрешения трех типов личностных конфликтов: 1) разъединение групп мотивов поведения, то есть отрывочное существование человека в разных «полях», 2) несоответствия своих действий собственному мотиву цели (вплоть до противоречия ему) и 3) открытие глубины (или, наоборот, пустоты) содержания мотива, выступающего как цель жизни (А.Н. Леонтьев, 1975). Представляется, что наличие экологической совести облегчает разрешение конфликтов всех этих трех групп или, вернее сказать, обеспечивает профилактику. А природа умеет быть благодарной, «дружба с природой — лучшая из дружб — в ней не бывает измен» (Д.И. Кайгородов). Не будучи пока массовым явлением, наличие и проявление экологической совести возвышает современную личность до уровня неформального лидера или примера, достойного подражания. Б. Коммонер (1974) расценил, например, единственно возможные по экологической совести действия аспиранта Норвальда Фимрейта, выступившего в защиту от химических загрязнений оз. Эри, как «мировой рекорд по масштабам экологической акции, доступной одному человеку». Среди властителей дум передовой молодежи на Западе в 70-е гг. оказалась «святая Жанна зеленых битв» Петра Келли (ФРГ) .

В деятельности этой храброй и безупречно честной молодой женщины тесно соединились активная борьба за сохранение окружающей среды и борьба за мир .

С этими и другими примерами мы невольно переходим в область, связанную с решением политических проблем, касающихся капиталистического общества. В капиталистическом мире этический аспект экологии при практическом действии непременно перерастает в политический .

Б. Коммонер, выступая 6 сентября 1973 года на празднике газеты «Унита» в Милане, очень четко сформулировал стоящие там задачи: «...Мы должны найти способ покончить с эксплуатацией человека и с эксплуатацией природы. На деле это означает, что мы должны изменить ход истории... Чтобы выжить, чтобы возродить красоту и щедрость Земли, природы вашей страны (Италии), моей страны (США), всех стран мира, народы должны взять в свои руки власть, чтобы самим распоряжаться своими собственными жизнями, — и добиться того, чтобы бесценные ресурсы Земли не эксплуатировались более ради недальновидных, преходящих целей частной прибыли, а использовались в гармонии с природой, или блага всех людей, всех времен» .

–  –  –

В связи с дискуссией о том, допустимо ли в принципе регулирование состояния растительности заповедных территорий, предлагается четко разделить две несовместимые на общей площади функции заповедания:

1) получение новой информации при изучении спонтанно развивающихся экологических систем,

2) фиксация и консервация определенного, в основных чертах известного, состояния экологических систем путем имитации или полного сохранения того режима, который явился условием их возникновения .

Первое возможно только в абсолютных резерватах, где должны быть исключены все воздействия человека, кроме неизбежных, глобальных изменений среды. «Нормальное» состояние растительного покрова таких объектов должно соответствовать теоретическому представлению о поликлимаксе. Второе возможно только на заповедных участках с законсервированным режимом хозяйственного воздействия на полуестественные экосистемы. «Нормальное» состояние их растительного покрова должно соответствовать теоретическому представлению о тех фазах смен растительности, для которых предполагается достаточно хорошо известная структура длительнопроизводных растительных сообществ. Наибольшее научное значение имеют абсолютные резерваты. Регулируемые заповедные объекты служат не столько приобретению, сколько проверке знаний. Они являются реставрируемыми памятниками природы соответствующих естественно-географических районов до начала научнотехнической революции .

–  –  –

ГНЕЗДОВАНИЕ ТИХООКЕАНСКИХ ЧАЕК

LARUS SCHISTISAGUS НА ИСКУССТВЕННЫХ

СООРУЖЕНИЯХ В КАМЧАТСКОМ КРАЕ

Ю.Б. Артюхин, П.С. Вяткин Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

–  –  –

Yu.B. Artyukhin, P.S. Vyatkin Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Тихоокеанская чайка Larus schistisagus — обитатель морских побережий и прибрежных вод Северо-Западной Пацифики. Обладая широкой экологической пластичностью, этот вид в условиях недостатка пригодных для гнездования мест способен селиться на зданиях, инженерно-технических сооружениях и других конструкциях, созданных человеком. Известно гнездование тихоокеанских чаек в урбанизированной среде на крышах зданий — в Магадане (Зеленская, 2008) и в портовых городах Кусиро и Немуро на востоке Хоккайдо (Артюхин, 2002; http://collinge.dk/Japan %202011/ Nemuru.htm). На Кунашире (Южные Курильские о-ва) отдельные пары гнездятся на севших на мель судах (Артюхин, 2002). В Камчатском крае обнаружено размножение этого вида вдали от морского побережья на искусственно созданных отстойных озерах на территории Сейнав-Гальмоэнанского платинового узла в Корякском нагорье (Лобков, Карпухин, 2010) .

В ходе экспедиционных работ в июне-июле 2012 г. в Олюторском заливе на севере Камчатского края мы установили новые факты гнездования чаек на искусственных сооружениях .

14 июля при обследовании маленького безымянного островка размером 140 260 м (жители поселка Пахачи называют его «Тайвань») История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 61 в устьевой части реки Пахача на входе в лиман Эвекун (60°33,34' с. ш., 169°12,63' в. д.) мы обнаружили колонию тихоокеанских чаек, численность которой оценили в 280 размножающихся пар. Большинство чаек гнездилось на земле в зарослях колосняка Leymus mollis, густо покрывающих почти всю территорию острова, отдельные пары — на узкой песчаной лайде по периметру. В советское время на острове функционировала ферма по выращиванию свиней, от которой к настоящему времени остались в разной степени сохранности десяток деревянных строений из бревен и досок и пара бетонных сооружений. При осмотре строений оказалось, что они активно используются чайками для гнездования. Всего на этих искусственных сооружениях мы насчитали 33 жилых гнезда (11,8 % общего числа гнезд в колонии). Более половины птиц (18 пар) размещалось на основном здании свинарника — прямоугольном строении размером в основании примерно 5 20 м и высотой стен 2 м. Все гнезда, за исключением одного, тут были устроены на горизонтальной (без наклона) крыше, размещаясь под прикрытием бревен, составляющих каркас крыши; одно гнездо располагалось в дымоходе на вершине кирпичной трубы, возвышаясь на метр над поверхностью крыши .

Другие чайки размещались по 1-3 пары на остальных сооружениях подсобного или вспомогательного назначения, в основном на деревянных, за исключением одной пары на верхней кромке бетонной стенки .

Во всех случаях птицы строили гнезда на горизонтальных или слабонаклонных участках дощатых крыш либо на горизонтально расположенных балках перекрытий сильно разрушенных чердачных помещений .

Во время посещения этого островка в колонии происходило вылупление птенцов. Из 10 осмотренных гнезд, устроенных на строениях, в одном гнезде было 2 пуховых птенца, в двух — по 1 яйцу и 1 пуховику, в трех — по 3 птенца, а 4 гнезда оказались пустыми, по-видимому, разоренными .

Днем ранее, 13 июля, при проведении учетных работ на о-ве Сигнальном, расположенном в 1,5 км восточнее «Тайваня», где находится крупнейшая в ареале колония тихоокеанских чаек, мы наблюдали еще два случая необычного размещения гнезд этого вида. На северо-западной стороне острова сохранились остатки трех деревянных построек, которые чайки активно используют в качестве присад. На одном из этих строений (60°32,98' с. ш., 169°14,51' в. д.) поселилась пара, устроившая массивное гнездо на плоской дощатой крыше на высоте 2,5 м над землей .

В лотке было 1 яйцо и 2 новорожденных пуховых птенца. В 500 м отсюда на противоположном берегу острова другая пара заняла выброшенное морем старое маломерное судно типа МРС, которое оказалось прочно замытым в песок на пляже у самого края чаячьей колонии (60°32,72' с. ш., 169°14,67' в. д.). В гнезде этой пары, сооруженном на вершине шахты Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей выхлопа судового двигателя на 4-метровой высоте, сидели двое подросших птенцов .

Колония тихоокеанских чаек на затопленном судне обнаружена нами в западной части Олюторского залива в бухте Лаврова. На западном берегу во внутренней части этого фиорда (60°23,96' с. ш., 167°03,20' в. д.) покоится в накрененном полузатопленном положении БМРТ «Кречет», потерпевший крушение еще в 1978 г. Вечером 2 июля при осмотре судна с воды мы насчитали 7 гнезд, устроенных чайками на верхней палубе и размещенных на ней надстройках. Кроме того, внутренние помещения судна, вероятно, используются для гнездования тихоокеанскими чистиками Cepphus columba: мы наблюдали чистика, вылетевшего из иллюминатора одной из кают, находящихся под верхней палубой в носовой части судна. Данная колония тихоокеанских чаек — самая удаленная от моря в бухте Лаврова .

Внутренняя северная половина бухты с ее редкими скальными береговыми обрывами малопригодна для гнездования чаек. Обследовав всю бухту, мы обнаружили крупные колонии только в районе входных мысов (16 и 30 пар на восточной стороне и 46 — на западной). В средней части бухты тихоокеанские чайки селятся только тремя мелкими группами по 2-5 пар .

Таким причиной образования колонии на затонувшем судне в глубине фиорда стал дефицит в этом районе мест, пригодных для гнездования .

В дополнение приводим информацию О.А. Чернягиной (устн. сообщ.) о том, что летом 2006 г. на о-ве Старичков (Авачинский залив) сфотографировано жилое гнездо тихоокеанских чаек, которое было устроено на площадке маяка, установленного на вершине острова .

Эти наблюдения — еще одно свидетельство высокой пластичности тихоокеанской чайки в плане выбора гнездовых биотопов, что отчасти объясняет ее современное процветание на всем пространстве ареала, включая Камчатский регион, где сосредоточена значительная часть мировой популяции этого вида .

ЛИТеРАТУРА

Артюхин Ю.Б. 2002. Необычное гнездование уссурийского баклана Phalocrocorax filamentosus и тихоокеанской чайки Larus schistisagus на юге Дальнего Востока // Биол. и охрана птиц Камчатки. – М. : Изд-во Центра охраны дикой природы. Вып. 4. С. 117 .

Зеленская Л.А. 2008. Тихоокеанская чайка (Larus schistisagus Stejneger, 1884). – Магадан : СВНЦ ДВО РАН. – 213 с .

Лобков Е.Г., Карпухин Н.С. 2010. Орнитологический комплекс южной части Корякского нагорья и его трансформация в результате освоения СейнавГальмоэнанского платинового узла // Биол. и охрана птиц Камчатки. – М. : Изд-во Центра охраны дикой природы. Вып. 9. С. 47–61 .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 63

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РОСТА АНАДРОМНОЙ ФОРМЫ

ТРЕХИГЛОЙ КОЛЮШКИ GASTEROSTEUS ACULEATUS

(МОРФЫ TRAChURUS) Р. КАМЧАТКИ В.Ф. Бугаев, В.А. Осин Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский

SOME ASPECTS OF ThE GROwTh OF ANADROMOUS

ThREESPINE STICKLEBACK GASTEROSTEUS ACULEATUS

(TRAChURUS MORPh) IN ThE KAMChATKA RIVER V.F. Bugaev, V.A. Osin Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky Трехиглая колюшка — широко распространенный компонент ихтиофауны озерных и текучих водоемов азиатского и американского побережий северной части Тихого океана (Зюганов, 1991) .

В бассейне р. Камчатки воспроизводятся две формы трехиглой колюшки: проходная (морфа trachurus) и жилая (малопластинковая — морфа leiurus). Анадромная миграция проходной формы в р. Камчатку начинается в тот период, когда еще река частично покрыта льдом, и продолжается 5-6 месяцев. Сеголетки анадромной нерки скатываются в море в июле-сентябре. Основная масса трехиглой колюшки обеих форм созревает в возрасте 3+. Этот вид — серьезный пищевой конкурент молоди нерки, особенно ее жилая форма (Ziuganov et al., 1987; Бугаев, 1995) .

Многие годы сотрудники КамчатНИРО ведут эпизодические наблюдения за размерно-массовыми показателями анадромной трехиглой колюшки в бассейне р. Камчатки. Особи из верхней части бассейна реки в среднем несколько крупнее, чем из нижней, но по размерам нельзя судить о районе происхождения колюшек (Бугаев, 1995; Бугаев и др., 2007;

Бугаев, 2011 и др.) .

В 2012 г. авторами было обращено внимание на довольно крупные размеры проходной формы трехиглой колюшки в бассейне р. Камчатки, по сравнению с предыдущими годами (рис. 1, 2). Последнее является довольно редким явлением и не получило до сих пор своего объяснения .

Впервые крупные производители морфы trachurus отмечены В.Ф. Бугаевым в 1986 г. в р. Радуге (нижнее течение р. Камчатки), но имеющаяся выборка была представлена только одними самками (рис. 2). Тем не менее, данные рис. 2 скорее свидетельствуют в пользу того, что, если Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей,% 2 а В

–  –  –

В 77-78 79-80 81-82 83-84 85-86 87-88 89-90 91-92 93-94 95-96 97-98 99-100 101-102 103-104 105-106 107-108

–  –  –

Рис. 1. Длина тела самцов и самок анадромной трехиглой колюшки бассейна р. Камчатки в 2012 г., мм: 1 — исток протоки Азабачьей (28 июня, самцы — нет, самки — 76 экз.); 2 — исток протоки Азабачьей (9 июля, самцы — 37, самки — 108 экз.); 3 — исток протоки Азабачьей (20 июля, самцы — 55, самки — 134 экз.); 4 — трупы отнерестившихся производителей в Тимофеевском заливе оз. Азабачьего (21 июля, самцы — 50, самки — 50 экз.); 5 — р. Камчатка, 1 км выше впадения протоки Азабачьей (23 июля, самцы — 61, самки — 34 экз.) увеличение размеров особей отмечается в какой-то год, то оно характерно как для самцов, так и для самок. Поэтому есть основания считать, что в 1986 г. анадромная колюшка р. Камчатки имела более крупные размеры, чем в другие годы .

Особняком стоит 2004 г., когда выборки представлены как крупными, так и мелкими особями с низкой встречаемостью рыб промежуточных История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 65

–  –  –

69-70 73-74 77-78 81-82 85-86 89-90 101-102 105-106 93-94

–  –  –

В 69-70 73-74 77-78 81-82 101-102 105-106 85-86 89-90 93-94 97-98

–  –  –

Рис. 2. Длина тела самцов и самок анадромной трехиглой колюшки бассейна р. Камчатки в 1985–2012 г. (по средним значения за каждый год), мм размеров (рис. 2–3). То, что это не случайно, подтверждают дискретные размеры колюшки, собранной в двух местах бассейна реки, достаточно удаленных друг от друга (рис. 3). Связано ли это с исключительно сильным пеплопадом от влк. Шивелуч, прошедшим в начале мая 2004 г .

в нижней части бассейна р. Камчатки, пока ответить невозможно .

Выборочное определение возраста по отолитам на свежем материале показало, что как «крупные», так и «мелкие» особи разных лет возврата принадлежали к одной возрастной группе 3+. Этот факт позволяет предположить, что изменение размеров trachurus связано не с изменением Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей 30 2004-1

–  –  –

69-70 73-74 77-78 81-82 85-86 89-90 93-94 97-98 101-102

–  –  –

В 101-102 105-106 69-70 73-74 77-78 81-82 85-86 89-90 93-94 97-98

–  –  –

Рис. 3. Длина тела самцов и самок анадромной трехиглой колюшки бассейна р. Камчатки в 2004 и 2012 гг., мм: 2004-1 — устье р. Камчатки (11.06– 23.07.2004 г., самцы — 20, самки — 103 экз.); 2004-2 — р. Камчатка в районе «Верхние Щеки» (10–30.06.2004 г., самцы — 35, самки — 106 экз.); 2012 — все сборы 2012 г. (28 июня — 23 июля, самцы — 203, самки — 402 экз.) возрастного состава поколений, а различиями в темпе роста в морской период жизни. Но здесь необходимо уточнить один вопрос: наблюдается ли акселерация роста еще в пресноводный период (можно проследить у сеголетков, скатывающихся в разные годы) или она происходит уже в морской период жизни .

Как свидетельствует статистика, в 1986 г. численность нерки р. Камчатки была низкой (зрелая часть стада — 1 305 тыс. зкз.); в 2004 г. — также История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 67 низкой (1 486 тыс. экз.); в 2012 г. — рекордно высокой за последние 80 лет (5 650 тыс. экз. — предварительные данные). Это свидетельствует, что пока не прослеживается никакой связи размеров trachurus с численностью нерки р. Камчатки. Связано ли это с численностью поколений самой анадромной трехиглой колюшки, так же не ясно, т. к. пока нет четких критериев оценки ее численности (Бугаев и др., 2007). Тем не менее, изучение межгодовой изменчивости размеров анадромной трехиглой колюшки р. Камчатки следует продолжить, что позволит в будущем выяснить причины появления поколений «крупных» особей этого вида .

ЛИТеРАТУРА

Бугаев В.Ф. 1995. Азиатская нерка (пресноводный период жизни, структура локальных стад, динамика численности). – М. : Колос. – 464 с .

Бугаев В.Ф. 2011. Азиатская нерка-2 (биологическая структура и динамика численности локальных стад в конце ХХ – начале ХХI вв.). – ПетропавловскКамчатский : Камчатпресс. – 380 c. + цв. вкл. 20 с .

Бугаев В.Ф., Вронский Б.Б., Заварина Л.О., Зорбиди Ж.Х., Остроумов А.Г., Тиллер И.В. 2007. Рыбы реки Камчатка / Под ред. д.б.н. В.Ф. Бугаева. – ПетропавловскКамчатский : Изд-во КамчатНИРО. – 459 с. + цв. вкл. 16 с .

Зюганов В.В. 1991. Семейство колюшковых мировой фауны // Фауна СССР .

Рыбы. Т. V. Вып. 1. – Л. : Наука. – 264 с .

Ziuganov V.V., Golovatjuk G.Ju., Savvaitova K.A., Bugaev V.F. 1987. Genetically isolated sympatric forms of threespine stickleback, Gasterosteus aculeatus, in Lake Azabachije (Kamchatka-Peninsula, uSSr) // Envir. Biol. of Fish. Vol.18 (4). P. 241–247 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

МАТЕРИАЛЫ К РАСПРЕДЕЛЕНИЮ И ЧИСЛЕННОСТИ

ПТИЦ НА СЕВЕРО-ВОСТОКЕ КАМЧАТКИ

Р.В. Бухалова, Ю.Н. Герасимов, Ю.Р. Завгарова Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

–  –  –

R.V. Bukhalova, Yu.N. Gerasimov, Yu.R. Zavgarova Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Исследование гнездовой авифауны п-ова Ильпырского и его окрестностей выполнено 30 мая — 13 июня 2012 г. С маршрутными учетами пройдено 81,7 км в 8 выделенных биотопах. Для большинства видов ширина учетной полосы составила 100 м, для хорошо заметных (гагары, утки, журавли, чайки и некоторые другие) использованы полосы 300 и 500 м. Всего в обследованных биотопах в учет попало 45 видов птиц (табл. 1 и 2) .

1. Заросли кустарников и низкорослых деревьев, чередующиеся с заболоченными тундровыми участками с большим количеством озер (табл. 1, биотоп I). Данный биотоп можно считать доминирующим на северо-восточном побережье Камчатки (вне п-ова Камчатка). Самый богатый птицами биотоп в изученном районе, за 10,6 км маршрута отмечено 29 гнездящихся видов, доминантными (более 10 % от общей численности) были бурая пеночка (24,1 %) и беренгийская желтая трясогузка (12,8 %), содоминантами (более 5 % от общей численности) краснозобый конек (7,8 %), китайская зеленушка (7,1 %) и соловей-красношейка (6,4 %) .

2. Биотоп сходный с предыдущим, но с большей долей открытых тундровых местообитаний и расположенный в 2-км приморской полосе (табл. 1, биотоп II). Всего здесь за 14,8 км маршрута отмечено 28 видов .

По набору доминантных (берингийская желтая трясогузка, краснозобый конек, лапландский подорожник и бурая пеночка) и субдоминантных (чернозобик, соловей-красношейка и пеночка-таловка) видов приморский участок отличается незначительно, а разница обусловлена, главным образом, уменьшением площади кустарниковых зарослей .

3. Сырая тундра без кустарников и с небольшим количеством озер (табл. 1, биотоп III). Доминантами в данном биотопе являются лапландский подорожник (31,6 %), беренгийская желтая трясогузка (25,5 %) и варакушка (11,8 %), содоминантов нет. Варакушка становится доминантным История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 69 видом не за счет увеличения плотности населения этого вида по сравнению с предыдущими биотопами, а за счет общего падения численности всех вместе взятых видов .

4. Марши и прибрежное низинное болото в устье р. Хайанапка (табл. 1, биотоп IV). Здесь из 16 гнездящихся видов доминантами были: лапландский подорожник (29,8 %), беренгийская желтая трясогузка (26,0 %) и чернозобик (15,6 %) .

5. Приречные низкорослые ивняки, перемежающиеся с луговыми и заболоченными участками (табл. 1, биотоп V). Данный биотоп можно назвать низкорослым пойменным лесом, однако от настоящих пойменных лесов его отличает очень низкая плотность населения. Здесь нам удалось отметить лишь 13 гнездящихся видов, доминантами были варакушка (32,6 %), беренгийская желтая трясогузка (28,9 % ), бурая пеночка (14,5 %) и пеночка-таловка (14,7 %) .

6. Приморский колосняковый луг (табл. 2, биотоп I) отличается очень низким числом гнездящихся видов, все из которых формально являются доминантными. В учет мы не внесли ворона, который также гнездится на приморских косах, используя для устройства гнезд сооружения человека .

–  –  –

ВЕСЕННЯЯ МИГРАЦИЯ УТИНЫХ ПТИЦ

В РАЙОНЕ ПОЛУОСТРОВА ИЛЬПЫРСКОГО

(СЕВЕРО-ВОСТОК КАМЧАТКИ) Ю.Н. Герасимов, Р.В. Бухалова, Ю.Р. Завгарова Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

SPRING MIGRATION OF ANATIDAE NEAR I’LPYRSKIY

PENINSULA (NORTh-EAST OF KAMChATKA) Yu.N. Gerasimov, R.V. Bukhalova, Yu.R. Zavgarova Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Длительные наблюдения за весенней миграцией птиц в различных точках Камчатки позволяет не только собирать значительные объем материала по экологии видов, но в дальнейшем использовать эти данные в прикладных и природоохранных целях. Весной 2012 г. мы наблюдали за весенним пролетом утиных птиц на косе п-ова Ильпырского на северо-восточном побережье Камчатки (59°58' с. ш., 164°12' в. д.). Данные работы являются продолжением аналогичных исследований, осуществляемых на Камчатке продолжительный период времени (Герасимов, Герасимов, 2010) .

Наблюдения за весенней миграцией утиных птиц вели с 12 мая по 4 июня. ежедневные учетные работы охватывали 6–18 часов, в период интенсивной миграции — 9–18 часов. Отмечались все пролетающие птицы, попадающие в поле зрения наблюдателей без ограничения в полосе учета. Расположение пункта наблюдений на Ильпырской косе, разделяющей заливы Анапка и Уала, как, впрочем, и характер береговой линии на северо-восточном побережье Камчатки, не позволяет делать полноценный учет морских нырковых уток: морянки, турпанов и гаг. В связи с эти мы отказались от стандартного метода учета (Герасимов, Герасимов, 1998) для этих видов. Оценка их общей численности была сделана на основании ряда учетов уток, скапливающихся у побережья .

Из охотничьих видов самой многочисленной уткой была морская чернеть. Основная часть ее миграции прошла двумя волнами 22 и 27 мая (рис. 1). Перемещение всех стай шло с юго-запада на северо-восток без остановок, что позволяло легко вести подсчет .

Вторым по численности охотничьим видом (исключая морских нырков) был длинноносый крохаль. Заметная миграция этих уток проходила История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 73 большую часть периода наших наблюдений. В отличие от морских чернетей основная часть длинноносых крохалей предпочитала задерживаться в районе Ильпырской косы, и мы могли постоянно наблюдать брачные группы и пары этих птиц на море .

–  –  –

В сумме за весь период наблюдений учтено около 25 тыс. утиных птиц, относящихся к 20 видам (табл. 1). Многочисленными были морская чернеть, американская синьга, длинноносый крохаль, горбоносый турпан и свиязь (табл. 1) .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Таблица 1. Результаты учета утиных, пролетевших в районе косы п-ова Ильпырского весной 2012 г. и оценка общей численности птиц этой группы, мигрировавших в исследованном районе .

–  –  –

Как место остановки для охотничьих видов уток, морские воды зал .

Анапка, примыкающие к косе п-ова Ильпырского, имеют значение прежде всего для американской синьги. В середине мая в контролируемой нами полосе моря держалось до 2 тыс. уток этого вида. Кроме этого здесь же одновременно скапливалось до 400–500 горбоносых турпанов, 50– 100 обыкновенных гаг и столько же длинноносых крохалей .

Из видов, включенных в Красные книги России и Камчатки, в период миграции в исследованном районе в значительном числе встречаются черная (американская) казарка и сибирская гага. Для них данный район служит местом регулярных остановок для отдыха и кормежки .

Сибирские гаги появляются возле п-ова Ильпырского в конце апреля и продолжают держаться до начала мая. Одновременно с одной точки в 5-километровой прибрежной полосе зал. Анапка нам удавалось История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 75 наблюдать до 250–300 уток этого вида, а общее число сибирских гаг, останавливающихся здесь за период весенней миграции, по нашим оценкам составляет 1,5–2 тыс. особей. В первой декаде июня заметен их отлет к местам гнездования на арктическое побережье. Стаи птиц поднимаются на значительную высоту и летят вглубь суши в северном и северовосточном направлении .

Стаи черных казарок весной 2012 г. появились возле п-ова Ильпырского 17 мая, последние были отмечены 1 июня. В сумме нам удалось заметить около 300 птиц. Данное число и принято нами в качестве минимальной оценки. Этот вид использует мелководную бухту зал. Уала, примыкающую к поселку с севера, как место остановки для кормежки, так как здесь в значительном числе произрастает их основной корм — зостера .

Из других видов, внесенных в Красную книгу Камчатки, были отмечены большой крохаль и луток. Однако их численность была очень незначительной .

ЛИТеРАТУРА

Герасимов Н.Н., Герасимов Ю.Н. 1998. К методике учета мигрирующих околоводных птиц Камчатки // Казарка. № 4. С. 56–62 .

Герасимов Ю.Н., Герасимов Н.Н. 2010. История изучения миграции гусеобразных птиц Камчатки // Первые международные Беккеровские чтения (Волгоград, 27–29 мая 2010 г.). – Волгоград : ВолГУ. Ч. 1. С. 341–343 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

В ЭСТУАРИЯХ РЕК ХАЙРЮЗОВА И БЕЛОГОЛОВАЯ

(ЗАПАДНАЯ КАМЧАТКА)

С.Л. Горин*, М.В. Коваль**, К.В. Козлов**, С.Д. Левашов*, Д.А. Никулин***, П.Н. Терский***, М.Н. Штремель*** *Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО), Москва **Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский ***Московский государственный университет (МГУ) им. М.В. Ломоносова

ThE FIRST RESULTS OF ThE COMPLEX STUDIES

IN ThE ESTUARIES OF hAIRYUZOVA AND BELOGOLOVAYA

RIVERS (wESTERN KAMChATKA) S.L. Gorin*, М.V. Коvаl’**, К.V. Коzlоv**, S.D. Levashov*, D.A. Nikulin***, P.N. Terskiy***, М.N. Shtremel’*** *Russian Federal Research Institute of Fisheries and Oceanography, Moscow **Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky *** M.V. Lomonosov’s Moscow state university Данное сообщение основано на результатах комплексных экспедиционных работ, выполненных в рамках совместных научных программ ВНИРО и КамчатНИРО (при поддержке Программы «Белуха — Белый Кит» ИПЭЭ РАН) в эстуариях рек Хайрюзова и Белоголовая в октябре 2011 г. и июне—августе 2012 г. Основные задачи

полевых работ включали: изучение гидрологических условий, фито- и зоопланктонных сообществ, состава ихтиофауны, распределения и пищевых отношений молоди массовых видов рыб. В настоящем сообщении представлены краткие результаты гидрологических наблюдений. Материалы гидробиологических и ихтиологических исследований в настоящий момент находятся в процессе обработки и будут опубликованы позднее .

В соответствии с классификацией, предложенной В.Н. Михайловым и С.Л. Гориным (2012), эстуарии рек Хайрюзова и Белоголовая относятся к типу русловых воронкообразных. На Камчатке эстуарии этого типа распространены только на северо-западном побережье полуострова от устья реки Морошечная и далее на север .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 77 если несколько упростить понятие, то эстуарий — это полузамкнутый водный объект в устьевой области реки, внутри которого благодаря смешению речных и морских вод существует барьерная зона (БЗ) с переходом солености воды от 1 до 8 ‰ (Михайлов, Горин, 2012). В связи с этим суть эстуарного гидрологического режима состоит в закономерном изменении положения и структуры БЗ, которое, в свою очередь, зависит от речных и морских характеристик на внешних границах эстуария .

Речные характеристики. Для рек Хайрюзова и Белоголовая характерны ежегодное весенне-летнее половодье с пиком во второй половине мая (в отдельные годы половодье может быть слабо выраженным), значительные паводки в летне-осенний период (иногда их сток может превышать половодный), а также устойчивая зимняя межень. Летняя межень прерывистая и многоводная, нередко она отсутствует вовсе. Питаются реки талым стоком, фильтрующимся через легко проницаемые подземные горизонты. В таблице представлены наиболее важные гидрологические характеристики описываемых рек .

Морские характеристики. Приливы в районе о. Птичий имеют очень сложный характер, но в целом они смешанные (в сизигии приливы близки к суточным, а в квадратуры к полусуточным), неправильные (величины соседних приливов не равны), полусуточные (полусуточная составляющая преобладает над суточной). В июне и декабре величина приливов изменяется от 2,3 м в квадратуры до 5,7 м в сизигии. В марте и сентябре квадратурные приливы имеют величину около 2,6 м, а сизигийные — до 3,8 м .

Таблица 1. Некоторые гидрологические характеристики рек Хайрюзова и Белоголовая, осредненные за многолетний период* .

–  –  –

По данным Камчатского УГМС, период с положительной температурой морской воды в среднем продолжается с последней декады апреля до середины ноября. В наибольшей степени вода прогревается в августе, когда ее температура в среднем составляет 11,7 °С (максимальная измеренная температура морской воды — 16,7 °С). Соленость морской воды в районе о. Птичий в течение всего года превышает 30 ‰ (за исключением нескольких дней в году, приходящихся на период повышенного речного стока) .

Основные черты морфологического строения и гидрологического режима эстуариев. По особенностям морфологического строения и гидрологического режима эстуарии рек Хайрюзова и Белоголовая делятся на две части — речную и морскую. Обе части представляют собой воронкообразные русла, только в первом случае русла выработаны в поверхности приморской равнины, а во втором — в приливной осушке (морской литорали), находящейся в вершине морского залива (рис. 1). В низкие малые воды (т. е. при минимальном уровне моря в данные приливные сутки) глубины на фарватере эстуария реки Хайрюзова изменяются от 1–1,5 м на выходе в море до 2–6 м в морской части и до 2–4 м в речной. На фарватере реки Белоголовая глубины в те же периоды времени изменяются от 1–1,5 м на выходе в море до 3,5–7,5 м в морской части и до 3,5–10 м в речной. В высокие полные воды (т. е. при максимальном уровне моря в данные приливные сутки) глубины становятся больше на величину прилива в данном месте .

Важно отметить, что из-за большого количества выносимого реками осадочного материала, мощных приливно-отливных и нагонных течений, а также сложной ледовой обстановки зимой расположение и глубина русел эстуариев может существенно изменяться .

Гидрологические особенности эстуариев рек Хайрюзова и Белоголо-вая следующие:

Морские части эстуариев: Речные части эстуариев:

в периоды времени, близкие к малым водам по руслам эстуариев (стоковоотливным ложбинам) течет речная вода, в приморской части русел по руслам эстуариев течет речная вода эстуариев она смешивается с морской (эти районы становятся частями рек) водой (чем ниже отлив и больше речной сток, тем ближе БЗ к морю) в периоды времени, близкие к полным водам все пространство над эстуарными в руслах эстуариев смешиваются ложбинами и приливной осушкой речные и морские воды (чем выше покрывается морскими водами (эти прилив и меньше речной сток, тем районы становится частью моря) дальше БЗ от моря) История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 79 Морская граница эстуариев проходит на 1–2 км мористее внешнего (морского) края приливной осушки — здесь в период сизигийных отливов выходит на поверхность изогалина 25 ‰, условно разделяющая морские и смешанные воды. Речные границы эстуариев, соответствующие предельному положению изогалины 1 ‰, в период низких равноденственных приливов (сентябрь-октябрь) удалены на 14–15 км от морского края приливной осушки (на 5–6 км от устьевых створов речных русел) .

В период высоких тропических приливов (в июне-июле) эти границы продвигаются еще на 10 км вглубь рек. Таким образом, общая протяженность обоих эстуариев составляет в пределах 15 км в сентябре-октябре и около 25 км в июне-июле .

Рис. 1. Схема района проведения исследований (на фоне космического снимка):

1 — морская часть эстуария реки Хайрюзова (длина 9,3 км); 2 — речная часть эстуария реки Хайрюзова (а — в период низких «равноденственных»

приливов в октябре; б — в период высоких «тропических» приливов в июне);

3 — морская часть эстуария реки Белоголовая (длина 9,3 км); 4 — речная часть эстуария реки Белоголовая (а — в период низких «равноденственных» приливов в октябре; б — в период высоких «тропических» приливов в июне); ПрО — приливная осушка (в отлив осыхает, в прилив покрывается морской водой) Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей При сочетании очень низкого речного стока и значительного ветрового нагона в море, вершина клина осолоненных вод может переместиться вглубь речных русел на значительно большее расстояние. Количественная оценка этого явления возможна либо на основе дальнейших полевых наблюдений, либо с применением методов математического моделирования .

ЛИТеРАТУРА

Михайлов В.Н., Горин С.Л. 2012. Новые определения, районирование и типизация устьевых областей рек и их частей — эстуариев // Водные ресурсы. Т. 39 .

№. 3. С. 1–15 .

Многолетние данные о режиме и ресурсах поверхностных вод суши. Т. I .

РСФСР. Вып. 18. Бассейны рек Камчатской области. 1985. – Л. : Гидрометеоиздат .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 81

ПИТАНИЕ НАВАГИ ELEGINUS GRACILIS

В СОЛОНОВАТОВОДНОМ ВОДОЕМЕ (ОЗ. НЕРПИЧЬЕ,

ВОСТОЧНАЯ КАМЧАТКА) В ЗИМНЕ-ВЕСЕННИЙ ПЕРИОД

Д.Д. Данилин*, П.Н. Панфилова*, Л.Л. Будникова**, В.В. Петряшев***, Т.Н. Травина*, А.В. Богданов* *Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский **Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр (ТИНРО-Центр), Владивосток ***ФГБУН Зоологический институт (ЗИН) РАН, Санкт-Петербург

FEEDING OF NAVAGA ELEGINUS GRACILIS IN BRACKISh

wATER POOL (LAKE NERPIChIE, EASTERN KAMChATKA)

IN wINTER-SPRING SEASON

D.D. Danilin*, P.N. Panfilova*, L.L. Budnikova**, V.V. Petryashov***, T.N. Travina*, A.V. Bogdanov* *Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky **Pacific Research Fisheris Centre (TINRO-centre), Vladivostok ***Institute of Zoology RAS, St-Peterburg Озеро Нерпичье — крупнейшее лагунное озеро на всем северо-востоке Азии (Куренков, 1967). Оно имеет важное рыбохозяйственное значение на восточном побережье Камчатки. Основные объекты промысла — корюшка, навага, озерная сельдь. На акватории озера расположено 12 рыбопромысловых участков. Озеро Нерпичье подвержено долговременным циклам осолонения и опреснения (Коваль и др., 2010). Вместе с соленостью изменяется как видовой состав кормовых гидробионтов, так и условия обитания и нагула рыб (Бугаев, 2010). На примере питания дальневосточной наваги Eleginus gracilis мы попытались изучить приспособляемость морских промысловых рыб к изменению кормовой базы в водоемах с изменяющейся соленостью. Район отбора проб на акватории озера располагался в северо-восточной части озера (рис. 1) .

Материалом для исследования послужили пробы, собранные в зимневесенний период 2011 г. в северо-восточной части озера Нерпичьего. Навагу ловили ставными сетями с размером ячеи 24–26 мм, на глубине до 3 м. Всю выловленную рыбу измеряли и взвешивали на месте. Желудки вырезали, этикетировали и фиксировали 6 % формалином. Анализ пищевого комка проводили в лабораторных условиях по общепринятой Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей методике. Найденные в желудках организмы, по возможности определяли до вида, подсчитывали, взвешивали. Степень наполнения желудков оценивали по 5-балльной шкале. Всего было исследовано содержимое 144 желудков наваги. В обследованной выборке оказалось 57 самцов и 87 самок. Размерный ряд исследуемых рыб колебался от 20,6 до 27,7 см, т. е. вся навага была промыслового размера .

Рис.1. Расположение района взятия проб наваги (обведен белым овалом) на акватории озера Нерпичье Анализ наполнения желудков показал, что большинство (97 %) особей активно питались. Половина рыб из исследованной выборки имели степень наполнения желудка 3, а 15 % желудков были максимально наполнены пищей (степень наполнения 4) .

Изучение состава пищи наваги показало, что в феврале главным компонентом пищи (по массе) наваги являлись мизиды с единственным представителем — Neomysis awatschensis (Brandt, 1851). Максимальное количество этого вида в желудке одной особи наваги составило 486 экз. В среднем на один желудок приходилось 112 экз. Их доля по массе История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 83 в пищевом комке составляла более 88 %. Второй массовый представитель ракообразных в питании наваги в этот период, это амфипода — Kamaka kuthae Derzhavin, 1923, доля по массе — 3,8 %. Максимальная отмеченная численность этого вида в одном желудке — 1388 экз. Кроме K. kuthae, в весенний период в желудках части особей был обнаружен другой вид амфипод — Monoporeia affinis Lindsrom, 1885, интересно, что этот представитель бентоса известен для оз. Нерпичьего только из питания рыб, несмотря на то, что в желудках наваги он встречен без примеси K. kuthae .

Личинки хирономид, представленные шестью видами: Chironomus plumosus, Cryptochironomus defectus, Fleuria sp., Glyptotendipes glaucus, G. paripes и Parocladius sp. Несмотря на небольшую среднюю численность в желудках (11 экз.), эта группа составляет по массе пищевого комка почти 7,5 %. Доля других встреченных в желудках организмов не превышала 1 %. Среди прочих объектов встречены: кумовые раки, креветки, остатки рыб, растительные остатки, кроме того в желудке одной наваги была обнаружена икра рыб. Средние доли различных групп кормовых организмов в пищевом комке наваги за весь период наблюдений представлены на рис. 2 Рис. 2. Доли различных групп организмов (% по массе) в составе пищи наваги оз. Нерпичьего в зимне-весенний период 2011 г .

Таким образом, предварительные результаты изучения питания показали, что в зимне-весенний период навага в оз. Нерпичьем питается достаточно интенсивно, процент пустых желудков — всего 3 %. В желудках наваги из оз. Нерпичье обнаружены остатки более 13 видов животных, из которых существенную роль в питании играют 3-5 видов. Основу Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей питания наваги в солоноватоводном оз. Нерпичье составляют ракообразные, представленные двумя отрядами Mysidacea и Amphipoda, и личинки мух сем. Chironomidae, доля остальных компонентов в пище ничтожно мала и составляет менее 1 %. Основной компонент пищи дальневосточной наваги, составляющий в разные периоды исследования от 78 до 96 % массы пищевого комка, — представитель мизид N. awatschensis, вторым (в среднем до 3,8 %) является представитель амфипод — K. kuthae. Из хирономид наиболее массовые виды в питании: G. glaucus и G. paripes .

ЛИТеРАТУРА

Бугаев В.Ф. 2010. Нерка реки Камчатки (биология, промысел, численность). – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. – 280 с .

Коваль М.В., Субботин С.И., Маркевич Г.Н. 2010. Опыт применения бим-трала с целью оценки роли озера Нерпичьего (эстуарий реки Камчатки) как нагульного водоема для молоди тихоокеанских лососей // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. ХI межд. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения выдающихся российских ихтиологов А.П. Андрияшева и А.Я. Таранца. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 173–177 .

Куренков И.И. 1967. Гидробиологический очерк оз. Нерпичьего (Восточная Камчатка) // Изв. ТИНРО. Т. LVII. С. 170–187 .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 85

–  –  –

Л.О. Заварина Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский

ThE ROLE OF ThE RIVERS OF ThE SOUTh EASTERN

KAMChATKA IN REPRODUCTION AND FIShERY

OF ChUM SALMON ONCORHYNCHUS KETA

L.O. Zavarina Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky Юго-восточное побережье Камчатки занимает площадь в 47 тыс. км и является четвертым по рыбопродуктивности районом Камчатского полуострова. По своему рыбохозяйственному значению данный район Камчатки относится к кетово-кижучево-горбушевому (Остроумов, 2005) .

Однако реки юго-востока Камчатки по своей значимости в промысле и воспроизводстве лососей значительно уступают таковым других районов полуострова, т. к. стада кеты, кижуча, горбуши и нерки, заходящие в них, имеют невысокую численность .

На юго-восточном побережье Камчатки расположено около 50 нерестовых лососевых рек, из них с длиной 11–62 км около 31 реки, с длиной 72–95 км — 9 (рр. Большая Ходутка, Асача, Паратунка, Налычева, Вахиль, Богачевка, Андриановка и Большая Чажма). Наиболее крупных рек с длиной свыше 100 км здесь всего 3: Авача (122 км), Жупанова (242 км) и Сторож (110 км) (Ресурсы.., 1966, 1973) .

Большая часть рек Юго-Восточной Камчатки не располагает значительными нерестовыми площадями, что находится в соответствии с их небольшой величиной. По размерам нерестовых площадей выделяются рр. Авача и Паратунка. Нерестилища в большинстве рек располагаются в среднем и нижнем течении. Только в наиболее крупных рр. Авача, Паратунка, Асача и Ходутка нерестилища размещаются вплоть до самых верховьев. В 8 реках из 20 нерестовое значение имеют не только основные русла, но и их притоки .

Это характерно для рр. Авача, Паратунка, Жировая, Асача, Большая и Малая Ходутка, Вестник и Три Сестры. В остальных реках основные нерестилища размещаются в главных руслах и в группирующихся вокруг них протоках, нерестовое значение притоков невелико (Остроумов, 1981, 1984, 1995) .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Нерестилища кеты в реках юго-востока Камчатки занимают от 371 до 509 (в среднем 440) га, из них наиболее крупные по площади (свыше 50 га) находятся в рр. Паратунка и Авача (в среднем 56 и 73 га, соответственно). В р. Налычева площадь нерестилищ кеты не превышает 42 га, в реках Вахиль, Жупанова и Семячик составляет в среднем около 30 га, в других реках — всего 0,15–17 га (Остроумов, 1981, 1984, 1995) .

Промысловое значение имеют около 34 рек. Наиболее значимые из них — рр. Жупанова и Паратунка, на долю которых приходится соответственно по 27 и 22 % от добычи всей кеты в районе. Вклад рр. Авача, Семячик и Вахиль в промысел кеты составляет по 4–5 %. Доля каждой из рр. Большая Ходутка, Асача, Налычева, Островная и Березовая не превышает 1–1,5 %, в остальных реках добывается не более 0,5 % от вылова кеты в водоемах Юго-Восточной Камчатки (рис. 1) .

,% Д

–  –  –

Налычева, Островная, Половинка — Теплый Ключ и Семячик составляет по 4–5,7 тыс. производителей с варьированием численности кеты на нерестилищах от 0,05 до 27 тыс. рыб (рис. 3) .

,% Д.М.…

–  –  –

.О.И.П.Т.Т.Л Рис. 2. Доля отдельных рек юго-востока Камчатки от общей численности производителей кеты на нерестилищах данного района, % .

.

, Ч

–  –  –

В бассейне р. Паратунка среднемноголетнее заполнение нерестилищ находится на уровне 26 тыс. рыб. Минимальная численность производителей наблюдалась в 2003 г. (0,8 тыс. экз.), максимальная — в 1990 г .

(196 тыс. экз.). На нерестилищах р. Авача учтено от 0,8 (2003 г.) до 45,5 (1987 г.) тыс. экз. кеты (в среднем 10,12 тыс. экз.). В р. Вахиль минимальное количество производителей отмечено в 1964 и 1965 гг. (0,75 тыс. рыб), максимальное — в 1990 г. (26 тыс. экз.) и среднемноголетняя численность кеты составила около 8,75 тыс. рыб. В реках между Большой Медвежкой и Калыгирем включительно за весь период авиаучета лососей на нерестилищах учитывалось от 0,1 до 16 тыс. (в среднем 2 тыс.) экз. кеты. В бассейне р. Жупанова среднемноголетняя численность производителей кеты находится на уровне 37,7 тыс. рыб, варьируя от 7,2 до 100 тыс. экз. (1991 и 1958 г. соответственно) (рис. 3) .

Снижение численности производителей кеты на нерестилищах всех рек юго-восточного побережья Камчатки отмечено с 1967 по 1980 г .

(рис. 3). В последующие годы количество учтенных производителей постепенно увеличивается и достигает наибольших величин в конце 1980-х гг. С 2003 г. наблюдается снижение численности производителей на нерестилищах, только в рр. Жупанова и Семячик количество кеты на нерестилищах остается на достаточно высоком уровне (рис. 3) .

Таким образом, наиболее существенный вклад в воспроизводство и промысел кеты юго-восточного побережья Камчатки вносят рр. Жупанова, Паратунка, Авача, Вахиль и Семячик. Роль остальных рек не столь значима .

ЛИТеРАТУРА

Остроумов А.Г. 1981. Нерестовый фонд лососей Юго-Восточной Камчатки (от р. Горбуша до р. Авача) // Петропавловск-Камчатский. Архив КоТИНРО. – 80 с .

Остроумов А.Г. 1984. Нерестовый фонд лососей Юго-Восточной Камчатки (от р. Авача до р. Три Сестры) // Петропавловск-Камчатский. Архив КоТИНРО. – 67 с .

Остроумов А.Г. 1995. Нерестовый фонд лососей рек Камчатской области // Петропавловск-Камчатский. Архив КоТИНРО. – 92 с .

Остроумов А.Г. 2005. Максимальная промысловая и общая рыбопродуктивность внутренних водоемов Камчатской области // Вопр. геогр. Камчатки .

Вып. 11. С. 40–43 .

Ресурсы поверхностных вод СССР. Гидрологическая изученность. Т. 20. Камчатка. – Л. : Гидрометиздат. 1966. – 258 с .

Ресурсы поверхностных вод СССР. Камчатка. – Л. : Гидрометиздат. 1973. – 367 с .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 89

СТРУКТУРА ЗАПАСОВ НЕРКИ БАССЕЙНА Р. БОЛЬШОЙ

(ЗАПАДНАЯ КАМЧАТКА) В ПЕРИОД 1986 –2011 ГГ .

О.М. Запорожец, Г.В. Запорожец Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский

–  –  –

O.M. Zaporozhets, G.V. Zaporozhets Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky Бассейн реки Большой относится к одному из важных районов воспроизводства разных видов тихоокеанских лососей. Нерка обычно занимает 1-3 место среди других видов по численности подходов, которые достигают 500 тыс. экз .

Первые исследования воспроизводства нерки в бассейне р. Большой начаты И.И. Кузнецовым (1928), затем е.М. Крохиным и Ф.В. Крогиус (1937). Позже изучением биологии нерки (наряду с другими видами лососей) занимался Р.С. Семко (1954). Анализ влияния некоторых факторов на динамику численности и биологические показатели большерецкой нерки, в основном в период 1986–1999 гг., провели В.Ф. Бугаев с коллегами (2002). Исследования влияния искусственного воспроизводства на биологические характеристики возвращающихся производителей нерки выполняли авторы настоящей работы (Запорожец Г., Запорожец О., 2006, 2006а; Запорожец О., Запорожец Г., 2004) .

Для изучения структуры и динамики запасов нами были проанализированы данные по биологическим характеристикам 20 340 производителей нерки, отловленной сотрудниками КамчатНИРО и Севвострыбвода в бассейне р. Большой в 1986–2011 гг. Собственные пробы отобраны в рр. Большой, Плотникова, Банной, Карымчина, Быстрой, Ключевке и оз. Начикинском. В ходе дисперсионного анализа данных сравнивали основные характеристики (длина, масса, возраст, плодовитость) рыб разных экологических форм и рас, а также разного происхождения .

В бассейне р. Большой нерка представлена двумя экологическими формами — озерной (из оз. Начикинского) и речной (из отдельных крупных притоков — Быстрой, Карымчина, Банной и др.), состоящих, в свою очередь, из ранней (весенней) и поздней (летней) рас .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Весенняя нерка идет в реку обычно в начале — середине мая и до конца июня и через несколько дней производителей уже можно видеть на оз. Начикинском. Летняя красная поднимается вверх по реке, преимущественно в июле—августе и нерестится до поздней осени. Различия во времени пребывания в пресной воде у молоди двух рас большерецкой нерки, по-видимому, обусловлены тем, что весенняя красная представлена в основном начикинской озерной популяцией, а летняя — речной. Лимнофильная (озерная) молодь нагуливается в пресной воде дольше реофильной (речной) (1,48±0,02 и 0,92±0,01 г соответственно, р0,001), при этом период морского нагула больше у реофильной нерки, чем у лимнофильной (3,03±0,01 и 2,71±0,02 г соответственно, р0,001) .

В целом возраст возврата на нерест летней нерки за период исследований имеет отрицательный тренд, а для весенней расы такой тенденции не обнаружено .

У большерецкой нерки отмечено 19 возрастных групп, среди которых модальная — 1.3. Однако у озерной есть еще 2 субмодальных класса —

2.2 и 2.3 .

Размеры самцов и самок речной формы весенней нерки достоверно больше (p0,0001), чем у рыб озерной формы (58,2±0,5 и 50,3±0,2 см соответственно). Для производителей летней расы характерны такие же различия (60,2±0,2 и 55,1±0,3 см соответственно, p0,0001). При другом варианте сравнения выявлено, что производители красной весенней расы мельче, чем летней (р0,001) .

Размерно-массовые показатели и плодовитость нерки обеих рас со временем уменьшаются, как и общий возраст (рис. 1). Соотношение полов в устьевых уловах несколько сдвинуто в сторону самок, за исключением отдельных лет .

В бассейне р. Большой функционируют два лососевых рыбоводных завода (ЛРЗ) — Малкинский (МЛРЗ) и «Озерки» (ОЛРЗ). Поэтому здесь кроме нерки естественного воспроизводства существуют и особи искусственного происхождения. При сравнении размеров летней расы нерки из бассейнов рек Быстрой и Плотникова оказалось, что самыми крупными были рыбы, взятые на анализ у ЛРЗ «Озерки». Вполне вероятно, что рыбоводы ЛРЗ «Озерки» отбирают наиболее крупных рыб, подходящих к заводу, поскольку, например, в 2010 г. размеры производителей этих двух ЛРЗ (идентифицированных по метке на отолитах) в уловах из устья р. Большой статистически не различались. Исследование динамики длины АС рыб свидетельствует о ее снижении у производителей, возвращающихся к МЛРЗ, а также в р. Быструю (исходная популяция для обоих ЛРЗ) и р. Большую. В то же время размеры нерки, взятой на биологический анализ у ОЛРЗ, в целом не падают .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 91

Рис. 1. Размеры производителей большерецкой нерки разных рас в 1986–2011 гг .

Результаты анализа возрастной структуры нерки искусственного происхождения из бассейна р. Большой свидетельствуют о значительных различиях по этому показателю между производителями, отловленными у ЛРЗ «Озерки» и Малкинского ЛРЗ. Сравнение общего возраста нерки разного происхождения показывает, что рыбы, выращенные на Малкинском ЛРЗ, возвращаются на нерест раньше (p0,0001), чем таковые к ЛРЗ «Озерки» и дикие в р. Быструю, за счет ската в море преимущественно сеголетками. Динамика возраста возврата заводских производителей имеет также отрицательный тренд, как и у летней расы диких .

Численность нерки в бассейне р. Большой подвержена значительным колебаниям (рис. 2). После депрессии начала 1980-х гг. уловы и заходы производителей на нерестилища быстро росли, и к концу того же десятилетия их сумма превосходила 350 тыс. экз., а еще через 10 лет — 500 тыс. экз. С 2005 г. количество выловленных рыб стало значительно превышать учтенных на нерестилищах, при этом доля промыслового изъятия составляла 80-96 % (исключая 2009 г.). В 2007 г. отмечено самое низкое заполнение нерестилищ за последние 30 лет (12,6 тыс. экз.). Такая промысловая нагрузка приводит к нарушению структуры запасов и свидетельствует о весьма нерациональной эксплуатации стада нерки р. Большой, что может являться причиной его дальнейшей деградации .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Рис. 2. Структура и численность запасов нерки р. Большой в 1986–2011 гг .

–  –  –

Бугаев В.Ф., Остроумов А.Г., Непомнящий Е.Ю., Маслов А.В. 2002. Некоторые особенности биологии нерки Oncorhynchus nerka р. Большой (Западная Камчатка) и факторы, влияющие на ее биологические показатели // Изв. ТИНРО-центра .

Т. 130, ч. 2. С. 758–776, 875–876, 883 .

Запорожец Г.В., Запорожец О.М. 2006. Оценка влияния искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей на биологические характеристики возвращающихся производителей // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. VI научн. конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс .

С. 65–73 .

Запорожец Г.В., Запорожец О.М. 2006а. Характеристика производителей тихоокеанских лососей разного происхождения в бассейне р. Большой (Западная Камчатка) // Бюл. реализации «Концепции дальневосточной бассейновой программы изучения тихоокеанских лососей». № 1. С. 187–191 .

Запорожец О.М., Запорожец Г.В. 2004. Анализ эффективности работы камчатских лососевых рыбоводных заводов // Вопр. рыболовства. Т. 5. № 2 (18). С. 328–361 .

Крохин Е.М., Крогиус Ф.В. 1937. Очерк бассейна р. Большой и нерестилищ лососевых, расположенных в нем (из работ Камчатского отделения ТИНРО) // Изв .

ТИНРО. Т. 9. С. 1–157 .

Кузнецов И.И. 1928. Некоторые наблюдения над размножением амурских и камчатских лососей // Изв. ТОНС. Т. 2. Вып. 3. С. 1–196 .

Семко Р.С. 1954. Запасы западнокамчатских лососей и их промысловое использование // Изв. ТИНРО. Т. 41. С. 3–109 .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 93 CLINOPEGMA CHIKAOI TIBA, 1968 (BUCCINIDAE,

GASTROPODA) В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ

ОХОТСКОГО МОРЯ

Т.Б. Морозов*, В.Г. Степанов** *Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский **Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

–  –  –

T.B. Morozov*, V.G. Stepanov** *Kamchatka Research Institute of Fisheriеs and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky **Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Брюхоногие моллюски сем. Buccinidae («трубачи») — широко распространены во всех дальневосточных морях на глубинах от 20 до 500 м и более. Эта группа животных в настоящее время имеет определенное промысловое значение, но несмотря на это входящие в ее состав виды следует отнести к слабоизученным. В имеющихся на сегодняшний день сводках дано общее представление о видовом составе, морфологии, зоогеографической и филогенетической принадлежности. Так, П.В. Ушаков в монографии по фауне Охотского моря (1953) приводит список из 45 видов Buccinidae и указывает места их находок и некоторые условия их обитания. Наиболее полными сводками по систематике и биологии являются монографии А.Н. Голикова по моллюскам рода Neptunea (1963) и подсемейства Buccininae (1980). Что же касается распределения отдельных видов, структуры их скоплений, условий их формирования и ряда других экологических аспектов, то сведения о них оставляют желать лучшего .

Так, существуют работы А.И. Пискунова (Пискунов, 1979) и А.К. Клитина (Клитин, 2006; Клитин и др., 2008), посвященные изучению видового состава и распределения трубачей у восточного Сахалина, в Татарском проливе и у северных Курильских островов. Работа, посвященная встречаемости трубачей в траловых и ловушечных уловах северной части Охотского моря, вышла в 2009 г. (Овсянников, 2009), однако она посвящена лишь сравнению структуры уловов трубачей в тралах и ловушках .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Работ же, посвященных распределению и биологии трубачей у побережья Юго-Западной Камчатки нам обнаружить не удалось. А ведь эксплуатация водных ресурсов, с нашей точки зрения, в первую очередь предполагает использование именно этих сведений, так как именно они и служат для обоснования объемов изъятия и рекомендаций к рациональному ведению промысла .

В настоящей работе мы приводим данные о распределении и структуре скоплений C. chikaoi в северо-восточной части Охотского моря на акватории площадью 239 074,2226 км и ограниченной координатами 50°40–58°10 с. ш. и 150°0 в. д. (рис. 1) и предпринимаем попытку оценить состояние популяции C. chikaoi на материковом склоне ЮгоЗападной Камчатки (Камчатско-Курильская подзона) на основе учетных донных траловых съемок в июле-августе на НИС «Профессор Кизеветтер» в 2010 г. и на НИС «ТИНРО» в 2011 г. в диапазонах глубин от 15 до 859 м (рис. 1) .

В качестве орудия лова при проведении траловых съемок использовали донный трал 27,1/33,7 с мягким грунтропом длиной — 35 м. Куток длиной 22 м был снабжен двойной «рубашкой» с ячеей верха 30 мм и вставки 10 мм. Трал подсоединялся по двухкабельной схеме, длина кабелей равнялась 60 м. В качестве распорных средств применялись сферические доски площадью по 4,2 м. Паспортное горизонтальное раскрытие составляло 16 м. Продолжительность учетных тралений варьировала от 8 до 35 минут при скорости судна 2,8–3,6 узла. Всего в районе исследований было выполнено в 2010 г. — 355 тралений, проведены промеры 222 экз .

без определения пола, в 2011 г. — 229 тралений, проведен полный биологический анализ 257 экз. (рис. 1). При расчетах удельной биомассы использовали коэффициент уловистости трала, равный 0,4 (Клитин и др., 2008). При анализе структуры скоплений C. chikaoi нами принят в качестве показателя размер высоты раковины, как наиболее стабильная величина, не зависящая от физиологического состояния моллюска. Расчеты проводили в программе MS office Excel 2007, карты распределения построены в программе Surfer 10, при расчете площадей исследованной акватории и запаса использовали программу Chartmaster .

C. chikaoi — охотоморский вид, был отмечен на акватории площадью 15 993 км на 38 учетных станциях в 2010 г. и на 22 станциях в 2011 г., где образует одно более или менее крупное скопление в диапазоне глубин от 60 до 755 м на песчаных и песчано-илистых грунтах в примерных координатах 55°55–51°00 с. ш. и 155°10–152°40 в. д. Максимальные уловы моллюска в 2010–2011 гг. были отмечены в координатах 53°32,7 с. ш., 153°52,7 в. д. на глубине 550 м — 47 экз. и 5,405 кг/траление, 54°292 с. ш., 154°237 в. д. — 48 экз и 5,690 кг/траление на глубине История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 95

Рис. 1. Схема траловых станций на северо-восточной части Охотского моря:

() НИС «Пр. Кизеветтер», 2010 г; (+) НИС «ТИНРО», 2011 г. и распределение удельной биомассы C. сhikaoi по данным двух указанных траловых съемок 250 м и в 53°582 с. ш., 154°223 в. д. — 45 экз и 6,958 кг/траление на глубине 250 м, при температуре у дна 2,28, 1,8 и 1,5 °С на песчаном грунте .

Максимальные удельные биомассы в скоплении составили до 556 кг/км, максимальная плотность поселения — 3 971 экз./км на глубине 250 м на илисто-песчаном грунте (рис. 1, табл. 1) .

В траловых уловах 2010 г. минимальная высота раковины C. chikaoi составила 25 мм, максимальная — 164 мм при массе 20 и 230 г, при среднем значении 99,3±0,9 мм и средней массой 112,9±3,3 г, максимальное количество особей в уловах приходилось на размерные группы 86–106 мм. У моллюсков промыслового размера (высота раковины более 70 мм), высота раковины варьировала от 70 до 148 мм, при среднем значении 100,2±0,89 мм. Масса промысловых особей составляла 45–205 г, средняя Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей масса — 113,9±3,3 г. Особей непромыслового размера встречено 2,3 % от общего вылова C. chikaoi в исследованном районе (табл. 1) .

В уловах 2011 г. особей непромыслового размера в районе исследований встречено лишь 4 экз. Высота раковины всех остальных 252 особей колебалась от 70 до 140 мм, масса составила 50–150 г, при среднем значении высоты 104,4±0,7 мм и массы 143±2,74 (табл. 1) .

Таблица 1. Некоторые биологические характеристики C .

chikaoi северо-восточной части Охотского моря .

–  –  –

Минимальный размер раковин промысловых самцов C. chikaoi составил 74 мм, максимальный 126 мм и массой 60–250 г, при среднем значении высоты раковины 102,5±1,04 мм и массы 139,6±4,3 г. Среди самцов преобладали размерные группы 100–115 мм — от 17 до 22 % и весовые группы — 115–120 г (20 %) и 165–170 г (12 %). Промысловые самки были представлены особями с высотой раковины от 72 до 140 мм со средним значением 106,5±0,9 мм и массой 50–290 г, со средним значением 149,5±3,9 г. Большинство самок приходилось на размерные группы 95– 100 мм (14 %), 100–105 мм (21 %), 105–110 мм (22 %) и 110–115 мм (18 %) и весовые группы 125–130 г (12 %), 145–150 г (17 %) и 115–120 г (7 %) .

Анализ размерной структуры скоплений позволяет считать, что в целом самки промысловых размеров крупнее самцов (102,5±1,04 мм и 106,5±0,9 мм соответственно) .

Рост отношения массы к высоте раковины у C. chikaoi имеет логарифмический характер .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 97 Исследованный нами район по рыбохозяйственному делению входит в несколько подзон Охотского моря: Северо-Охотоморскую, ЗападноКамчатскую, Камчатско-Курильскую и Центрально-Охотоморскую. На основании полученных нами результатов можно смело утверждать о нахождении промысловых скоплений C. chikaoi в Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской подзонах. Низкий процент особей непромыслового размера наводит на мысль о неблагополучном состоянии популяции (т. е. полного отсутствия пополнения молодью), что маловероятно, так как промысел в данных районах не ведется с 2002 г. Скорее, дело в конструкции орудия лова, так как молодь трубачей обычно зарывается довольно глубоко в грунт, и ее лов требует специальных орудий, таких как дночерпатели и гидробиологические драги .

ЛИТеРАТУРА

Голиков А.Н. 1963. Брюхоногие моллюски рода Neptunea Bolten. Фауна СССР .

Моллюски 5(1). – М. ; Л. : Изд-во АН СССР. – 217 с .

Голиков А.Н. 1980. Моллюски Buccininae мирового океана. Фауна СССР. Моллюски, 5(2). – Л. : Наука. – 465 с .

Голиков А.Н., Сиренко Б.И. 1998. Брюхоногие переднежаберные моллюски материкового склона Курильской островной гряды // ruthenica. № 8(2). С. 91–135 .

Кантор Ю.И., Сысоев А.В. 2006. Морские и солоноватоводные брюхоногие моллюски России и сопредельных стран: иллюстрированный каталог. – М.

:

КMK scientific press. – 371 с .

Клитин А.К. 2006. О брюхоногих моллюсках сем. Buccinidae охотоморского склона о. Парамушир // Вест. Сахалинского музея. ежегодн. Сахалинского обл .

краеведческого музея. № 13. С. 253–256 .

Клитин А.К., Смирнов И.П., Кочнев Ю.Р. 2008. Брюхоногие моллюски сем .

Buccinidae в траловых уловах у северных курильских островов // ruthenica .

Vol. 18, No. 2. P. 39–50 .

Надточий В.А., Прокопенко К.М. 2006. Атлас брюхоногих моллюсков дальневосточных морей России. – Владивосток : Дюма. – 185 с .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

РАЗНООБРАЗИЕ МИГРАНТНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ

МАЛЬМЫ SALVELINUS MALMA (wALBAUM) КАМЧАТКИ

НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА СООТНОШЕНИЯ ИОНОВ Sr 2+ /Ca 2+

В ОТОЛИТАХ

Д.С. Павлов*,**, М.А. Груздева*, К.В. Кузищин*, М.П. Поляков**, Л.А. Пельгунова** *Московский государственный университет (МГУ) им. М.В. Ломоносова **ФГБУН Институт проблем экологии и эволюции (ИПЭЭ) РАН им. А.Н. Северцова

ThE LIFE hISTORY STRATEGY DIVERSITY

IN KAMChATKAN DOLLY wARDEN, SALVELINUS MALMA

BY ThE Sr 2+ /Ca 2+ IN ThE OTOLITh D.S. Pavlov*,**, M.A. Gruzdeva*, K.V. Kuzishchin*, M.P. Polyakov**, L.A. Pel’gunova** *M.V. Lomonosov’s Moscow state university **A.N. Severtsov’s Institute for Problems of Ecology and Evolution, RAS Исследования жизненного цикла у анадромных видов рыб являются актуальными в связи с проблемой рационального использования и сохранения биоресурсов, однако для многих видов лососевых рыб особенности их миграций остаются малоизученными. Дополнительные затруднения возникают в том случае, когда в пределах единой популяции объекта исследования сосуществуют особи с разной степенью выраженности анадромии и резидентности, например мальма. В последние годы для решения вопросов, связанных с ретроспективной расшифровкой жизненного цикла анадромных рыб, применяются методы микрохимического анализа отолитов. Такой анализ позволяет точно определить наличие морского или пресноводного периодов в онтогенезе особи, так как ионы элементов, входящих в строму отолита, накапливаются в соотношении, пропорциональном их содержанию во внешней среде — в морских водах откладывается существенно больше стронция, чем в пресных водах (Kalish, 1990;

rieman et al., 1994; radtke et al., 1998; Зиммерман и др., 2003). До последнего времени анализ микрохимии отолитов требовал применения дорогостоящих приборов и сложных методик, поэтому выполнялся для немногих видов и на небольших выборках. В ряде случаев в ходе анализа регистрирующая структура безвозвратно разрушалась .

Нами исследовано две популяции мальмы — из рек Коль и Кроноцкая (западное и восточное побережье Камчатки). Для анализа выбраны История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 99 половозрелые проходные особи, в качестве регистрирующей структуры использовали отолиты. Для проведения количественного анализа микроэлементов изготавливали продольный шлиф через центр отолита .

Препараты подвергались рентгенофлюоресцентному (РФА) микроанализу спектрометром Tornado M4 (Bruker AXS, Германия). РФА — метод элементного анализа, основанный на взаимодействии вещества образца с высокоэнергетическим рентгеновским излучением, которое приводит к испусканию веществом вторичного рентгеновского излучения (рентгеновская флюоресценция). Данный метод позволяет проводить неразрушающий анализ образца и анализировать значительные по объему выборки. Содержание ионов Ca2+ и Sr2+ измеряли вдоль трансекты от примордиума к краю отолита, для каждого отолита выстраивалась «трансекта жизненной истории», в которой через промежутки с интервалом 20 мкм определяли весовое соотношение Sr/Ca .

Трансекты половозрелых особей мальмы характеризуются колеблющимися, но в целом низкими значениями соотношения Sr/Ca в зоне отолита, соответствующими первым двум-трем годам жизни в пресных водах — среднее соотношение Sr/Ca в отолитах мальмы из р. Коль варьировало от 2,33*10 -3 до 2,67*10 -3 и из р. Кроноцкая от 1,90*10 -3 до 2,19*10 -3 .

Несколько большее количество стронция в отолитах мальмы из р. Коль может быть обусловлено ее питанием икрой тихоокеанских лососей, численность которых весьма велика. Далее по трансекте после зоны пресноводных лет жизни особи с низким уровнем соотношения Sr/Ca по направлению к краю отолита происходит повышение уровня соотношения Sr/ Ca, что соответствует периоду ее пребывания в море. В то же время соотношение Sr/Ca в зоне морского периода жизни у разных особей неодинаково — выделены два типа строения отолитов .

На отолитах I типа в «морской» зоне наблюдалось резкое повышение доли стронция с достижением пика в области первого опакового кольца, а затем его значительное снижение в области следующего гиалинового кольца и далее следовали новые пики в области следующих опаковых колец (рис. 1, А). На некоторых отолитах снижение уровня соотношения Sr/ Ca могло соответствовать не гиалиновому, а опаковому кольцу, так что гиалиновое кольцо оказывалось «смещенным» относительно спада уровня соотношения Sr/Ca, но при этом число пиков и спадов соответствовало количеству опаковых и гиалиновых зон. На отолитах II типа после пресноводной зоны наблюдалось значительное повышение уровня соотношения Sr/Ca, пики не выражены и по достижению максимума это значение сохранялось в течение двух-трех лет (рис. 1, Б) .

Отолиты обоих типов обнаружены в выборках мальмы из р. Коль (n=23) и р. Кроноцкая (n=21). В каждой реке число особей мальмы с отолитами Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Рис. 1. Трансекта жизненной истории мальмы р. Коль. По оси абсцисс — расстояние от центра отолита, мкм; по оси ординат — соотношение Sr/Ca. А — отолит I типа. В пресноводной зоне (расстояние 0–800 мкм от центра отолита) — низкие значения Sr/Ca; в «морской» зоне (900–1500 мкм) — ряд последовательных пиков в области опаковых колец (выделены серыми столбцами). Б — отолит II типа. Высокий уровень соотношения Sr/Ca в морской зоне сохраняется таковым до момента захода особи в реку разного типа было примерно равное. Значимых различий по длине и массе тела одновозрастных рыб с разными типами отолитов не выявлено, не обнаружено различий между ними и по меристическим признакам .

Полученные нами новые данные позволяют расширить представления о разнообразии жизненной стратегии мальмы Камчатки. Выявленная неоднородность микрохимической структуры отолитов мальмы отражает разные типы ее морских миграций. Так, мальма с отолитами I типа после ската из реки не уходит далеко от берегов, нагуливается в море менее года, возвращается в реку на зимовку, следующей весной вновь выходит в море и осенью опять возвращается в реку. ее жизненный цикл состоит из нескольких последовательных выходов в море, при этом заход в реку из моря не обязательно связан с половым созреванием. Наши данные хорошо соответствуют представлениям о «тысячниках» — неполовозрелых гольцах, которые поднимаются в реки в конце лета и осенью. По аналогии с другими видами рыб с подобным типом морских миграций (кумжа Salmo История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 101 trutta, лосось Кларка — подвид Parasalmo clarkii clarkii), мальму с отолитами I типа мы предлагаем называть «прибрежной проходной» («coastal anadromous»). Мальма с отолитами II типа, наоборот, нагуливается в море в течение нескольких последовательных лет и заходит в реки только после достижения половой зрелости, что соответствует жизненному циклу типично проходных лососевых рыб, например, тихоокеанских лососей рода Oncorhynchus. Поэтому мальму с отолитами II типа мы предлагаем называть «типично проходной» («typically anadromous») .

Примененный РФА-метод позволил впервые выявить два типа мигрантной жизненной стратегии у мальмы Камчатки. Ранее считалось, что мальма совершает трофические миграции в море недалеко от берегов, с заходом в реки на зимовку, что соответствует выделенной нами прибрежной группировке (I тип отолитов) (Armstrong, Morrow, 1980; Тиллер, 2007). Типично проходной тип мигрантной стратегии для мальмы Камчатки ранее не был описан. Таким образом, анализ микрохимии отолитов позволил выявить еще один элемент структуры вида мальмы — разные типы трофических миграций в море. Сосуществование в одной популяции мальмы рыб с разными типами миграций и отсутствие различий между ними по морфологическим признакам указывает на эпигенетический характер такого рода изменчивости. Соответственно, мальма с разными типами жизненной стратегии образует единую популяционную систему, элементы которой могут трансформироваться друг в друга .

ЛИТеРАТУРА

Зиммерман К.Е., Кузищин К.В., Груздева М.А., Павлов Д.С., Стэнфорд Д.А., Савваитова К.А. 2003. Опыт определения жизненной стратегии микижи Parasalmo mykiss (Walbaum) (Salmonidae, Salmoniformes) Камчатки на основании анализа соотношения Sr/Ca в отолитах // Докл. Академии Наук. Т. 389 (2). С. 274–278 .

Тиллер И.В. 2007. Проходная мальма (Salvelinus malma) Камчатки // Иссл. водных. биол. ресурсов Камчатки сев.-зап. части Тихого океана. Вып. 7. – Петропавловск-Камчатский : КамчатНИРО. С. 79–95 .

Armstrong R.H., Morrow I.E. 1980. The Dolli Varden char, Salvelinus malma // In:

Charrs. Salmonid fishes of the genus Salvelinus. (Ed. E.K.Balon). Junk Publishers. The Hagues, Netherland. P. 99–141 .

Kalish J.M. 1990. use of otolith microchemistry to distinguish the progeny of sympatric anadromous and non-anadromous salmonids // Fish Bull. uS. Vol. 88 .

P. 657–666 .

Radtke R.L., Dempson J.B., Ruzicka J. 1998. Microprobe analyses of anadromous Arctic charr, Salvelinus alpinus, otoliths to infer life history migration events // Polar Biol. Vol. 19. P. 1–8 .

Rieman B.E., Myers D.L., Nielsen R.L. 1994. use of otolith microchemistry to discriminate Oncorhynchus nerka of resident and anadromous origin // Can. J. Fish .

Aquat. Sci. Vol. 51. P. 68–77 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

–  –  –

К.Э. Санамян, Н.П.

Санамян Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

NEw RECORDS OF MEIOBENThIC hYDROIDS (CNIDARIA:

hYDROZOA) FROM ThE FAR EAST SEAS OF RUSSIA

K.E. Sanamyan, N.P. Sanamyan Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Abstract. A new genus and species of meiobenthic hydrozoa Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov. is described from East Kamchatka (NW Pacific). It inhabits interstitial spaces between gravel particles at depth of 20–27 m. The whole exterior and morphology of the species resembles Otohydra vagans. The body and the tentacles are covered by cilia. The body with hemispherical or obtusely conical umbrella is about 0,2–0,3 mm high and 0,4–0,5 mm diameter. umbrella has 8 small but rather distinct lobes. There is no subumbrellar cavity. A ring of 16 tentacles is around rather long (0,3 mm) manubrium. The tentacles are of two sorts, alternating with each other, 8 are shorter and have adhesive enlargement at their end, and 8 are longer and tapering. 16 statocysts are between the bases of the tentacles. The species is gonochoric, with well marked sexual dimorphism .

Male specimens have 4 oval testes situated symmetrically on the wall of manubrium. Female specimens have a long (0,8–1,2 mm) brood pouch attached by one end to the lateral wall of manubrium near its base. on opposite end the brood pouch has terminal opening through which young and fully formed medusae are released. Brood pouch may contain 4–5 or probably more developing medusae .

Newly bourn medusae are 0,3 mm long and have 8 tentacles, 4 of which have adhesive enlargements at the end. The new genus differs from Otohydra by being gonochoric, by position of developing embryos (inside the umbrella in Otohydra and in a long attached to manubrium and freely hanging down brood pouch in Marsipohydra gen. nov.). We plan to publish more detailed study of this species in future. Colour photographs and video of Marsipohydra pacifica gen. nov., sp .

nov. can be found here: http://actiniaria.com/marsipohydra Интерес к изучению меойбентоса (организмов мелких размеров, которые часто выпадают из поля зрения при сборе материала традиционными История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 103 гидробиологическими методами) и интерстициальной фауны (организмов, живущих в просветах между песчинками) возник давно, и за последние 20 лет поток работ по этой теме только увеличивался. Большинство типов свободноживущих морских беспозвоночных имеет своих представителей в мейобентосе, кроме того, существует несколько исключительно мейобентосных типов (см. сводку Мокиевкого, 2009). В 2009 г. мы начали исследования мейобентосной фауны в прикамчатских водах, до этого подобных работ здесь не проводилось. Не ставя перед собой задачу дать полное описание местной мейобентосной фауны (это потребовало бы привлечения большого числа специалистов по различным группам, что оказалось малореальным на практике), нам, тем не менее, удалось обнаружить несколько новых и достаточно интересных организмов. В настоящей работе мы даем описание нового рода и вида интерстициального представителя Hydrozoa, Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov., обнаруженного в прикамчатских водах, а также сообщаем о находке мейобентосного гидроида рода Boreohydra в Японском море .

Семейство otohydridae Swedmark & Teissier, 1958 Marsipohydra gen. nov .

Типовой вид Marsipohydra pacifica sp. nov .

Описание. См. описание вида .

Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov .

Материал. Место сбора: Восточная Камчатка, Авачинский залив, о. Старичков (52°46' с. ш., 158°36'–158°37' в. д.), пробы грунта (гравий с ракушей), водолазный сбор Н.П. Санамян, разбор проб К.Э. Санамян .

Типовой материал помещен в коллекцию Зоомузея МГУ (Москва) .

Голотип (фото на обложке сборника): Ea-158 самец (28.08.2012, гл. 22 м, t = 0 °C). Паратипы: Ea-159 2 экз. (самки), Ea-160 22 экз., Ea-161 19 экз., Eaэкз. (самка), Ea-163 2 экз., Ea-164 1 экз., Ea-165 9 экз., Ea-166 13 экз .

(28.08.2012, гл. 22 м, t = 0 °C); Ea-167 2 экз. (самцы) (15.08.2012, гл. 24 м, t = 0 °C); Ea-168 2 экз. (15.08.2012, гл. 21 м, t = 2 °C) .

Материал, переданный в Зоологический институт РАН (СПб.):

18.09.2009, гл. 25 м, t = 5 °C, 2 экз.; 10.08.2010, гл. 27 м, t = 1 °C, 3 экз.;

27.08.2010, гл. 23 м, t = 4 °C, 2 экз.; 13.09.2010, гл. 23 м, t = 0 °C, 5 экз.;

13.09.2010, гл. 21 м, t = 1 °C, 9 экз.; 26.09.2010, гл. 24 м, t = 8 °C, 5 экз.;

02.06.2011, гл. 20 м, t = 2 °C, 3 экз.; 21.07.2011, гл. 24 м, t = 2 °C, 17 экз .

Другой материал (КФ ТИГ ДВО РАН): 15.08.2012, гл. 20 м, t = 2 °C, 1 экз .

(использован для исследования нематоцист); 28.08.2012, гл. 22 м, t = 0 °C, 7 экз .

Описание. Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov. имеет форму медузы (рис. 1А–Д) и движется аборальным полюсом вперед между частицами Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей грунта за счет биения ресничек, полностью покрывающих все тело; при этом животное принимает форму, напоминающую плывущего осьминога (рис. 1Б). Общая длина тела с щупальцами около 1 мм. Колокол в покое имеет форму полусферы (рис. 1В), при быстром движении он вытягивается и приобретает цилиндрическую или тупоконическую форму (рис .

1А, Б). На колоколе различимы 8 лопастей (рис. 1Г). Высота колокола 0,2–0,3 мм, диаметр 0,4–0,5 мм. Субумбреллярное пространство отсутствует. Вокруг довольно длинного, около 0,3 мм, манубриума (ротовой стебелек) располагается круг щупалец, длиной до 0,9 мм; размах щупалец — до 2 мм. У всех взрослых экземпляров по 16 щупалец двух сортов, чередующихся друг с другом: 8 щупалец с клейкими утолщениями на концах и 8 — без них. Щупальца с утолщениями (рис. 1е) обычно короче остальных, направлены чаще перпендикулярно продольной оси тела и уплощенными концами могут приклеиваться к частицам грунта. Эти щупальца можно назвать «ходильными», т. к. с их помощью животные не только могут удерживаться в грунте, но и передвигаться, в дополнение к «плаванию» с помощью ресничного эпителия. Остальные щупальца располагаются примерно вдоль оси тела и направлены противоположно аборальному полюсу; в их эпителии (эктодерме) содержится большое количество нематоцист (стрекательных капсул), особенно ближе к кончикам (рис. 1И). На кончиках щупалец с клейкими утолщениями нематоцист практически нет, небольшое их количество встречается в эктодерме данных щупалец выше концевых утолщений. С внутренней стороны у оснований щупалец имеются 16 статоцистов. Они расположены между каждой парой щупалец, ближе к основанию более коротких щупалец с утолщениями на концах (рис. 1В). Статоцисты диаметром 22–23 мкм содержат по одному статолиту размером 15–17 x 11–13 мкм (рис. 1Ж). Нематоцисты трех сортов: стенотелы двух размерных рангов (10 x 9 мкм и 7–8 x 6–7 мкм) и мелкие гетеронемы (4–5 x 3–3,5 мкм) .

Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov. является раздельнополым видом с ярко выраженным половым диморфизмом. У самцов 4 округлых семенника размером до 0,25 мм располагаются симметрично на ротовом стебельке под щупальцами (рис. 1Б). У самок имеется крупная, длиной 0,8–1,2 мм и шириной 0,2–0,3 мм, выводковая камера, прикрепленная одним концом к верхней части манубриума под щупальцами и свободным концом свешивающаяся значительно ниже него (рис. 1А, В, Д). Содержимое выводковой камеры у экземпляров, собранных с начала лета до середины августа, представляет собой единый конгломерат, который у экземпляров, собранных в конце августа, разделен на несколько зачатков. У самок, собранных осенью, в выводковой камере различимы молодые медузы. К середине сентября они уже полностью сформированы и во История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 105 второй половине сентября способны покидать выводковую камеру самки через терминальное отверстие (рис. 1Д). Таким образом, для M. pacifica характерно прямое развитие и живорождение. Одновременно самка может выпустить 4–5 новорожденных медуз такой же формы, как взрослые особи, размером до 0,3 мм, с 8 щупальцами, 4 из которых более длинные и направлены вдоль оси тела, а 4 — короче, с утолщениями на концах и направлены перпендикулярно продольной оси тела (рис. 1З). При этом в выводковой камере самки еще остается содержимое. Ювенильные экземпляры, размером примерно в 2 раза меньше взрослых особей, встречаются на протяжении всего сезона сборов (июнь–сентябрь); у них 12 щупалец: 8 с клейкими утолщениями на концах и 4 более длинных без утолщений. Также встречаются неполовозрелые экземпляры с 16 щупальцами. Только два аберрантных экземпляра было найдено — это самки: у одной имелись две выводковые камеры (расположенные рядом друг с другом с одной стороны манубриума), у другой аномалия в развитии щупалец (7 длинных и 11 коротких с утолщениями на концах, расположенные неравномерно). Соотношение самок и самцов в пробах грунта сильно варьирует: при выборках 24 и 20 экземпляров за 2010 и 2011 гг .

самок было собрано больше, чем самцов (в 3,7 и 1,3 раза соответственно), при выборке 82 экземпляра за 2012 г. самцов оказалось больше, чем самок в 1,6 раза. В итоге в среднем за 4 года, при общей выборке 128 экземпляров, из которых 35 составили ювенильные и неполовозрелые особи, соотношение самок и самцов оказалось 1 : 1 (46 самок и 47 самцов) .

Местообитание. Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov. обитает в небольших линзах незаиленного гравия с ракушей (рис. 1К) между валунами на глубинах от 20 до 27 м. Вид найден только у о. Старичков в Авачинском заливе у берегов Юго-Восточной Камчатки .

Этимология. Родовое название Marsipohydra образовано от слов греческого происхождения «marsipos», означающего «мешок» или «сумка»

и указывающего на важный отличительный признак рода, и «hydra» (гидра) — названия, применяемого для многих родов Hydrozoa .

Замечания. По своей морфологии Marsipohydra pacifica gen. nov., sp .

nov. напоминает Otohydra vagans Swedmark & Teissier, 1958 — интерстициальный вид, достоверно известный только по первоописанию, основанному на экземплярах, найденных на глубинах от 40 до 60 м у северного побережья Франции. Bouillon et al. (2006) указывают два валидных вида для рода Otohydra: O. vagans Swedmark & Teissier, 1958 и O. tremulans Lacassagne, 1973, однако Schuchert (2012) обозначает O. tremulans как nomen nudum. Таким образом, единственным представителем рода Otohydra остается его типовой вид O. vagans, обитающий в грунтах с преобладанием битой ракуши у северного побережья Франции .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 107 Рис. 1. Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov.: А – самка с выводковой камерой, вид сбоку; Б — самец с четырьмя семенниками на манубриуме, вид сбоку; В – самка, под щупальцами расположен ряд статоцистов; Г — самец, вид сверху, на колоколе различимы 8 лопастей; Д — самка и две новорожденные медузы, покинувшие выводковую камеру через терминальное отверстие (показано стрелками); Е — щупальце с клейким утолщением на конце; Ж — статоцист (отмечен белыми стрелками), внутри единственный статолит (указан черной стрелкой); З — новорожденные медузы с восемью щупальцами; И – щупальце без утолщения, в эктодерме большое количество нематоцист; К – грунт, в котором обитает M. pacifica Fig. 1. Marsipohydra pacifica gen. nov., sp. nov.: А – female with brood pouch, side view; Б — male with four male follicles on manubrium, side view; В – female, a row of statocysts is below the tentacles; Г — male, top view, eight lobes are recognizable on umbrella; Д — female and two newly bourn medusae; they left brood pouch through terminal opening (arrows); Е — a tentacle with adhesive enlargement at the end;

Ж — a statocyst (white arrows) with one statolith inside (black arrow); З — newly bourn medusae with eight tentacles; И – a tentacle without terminal enlargement, its ectoderm contains numerous nematocysts; К – gravel inhabited by M. pacifica Описываемый нами вид и O. vagans имеют сходное по форме тело, целиком покрытое ресничками, без аборального органа (одно из отличий от представителей рода Halammohydra remane, 1927 из семейства Halammohydridae). У обоих видов имеется круг перемежающихся друг с другом щупалец двух сортов (с клейкими расширениями на концах и без них). Количество щупалец, однако, различно. У взрослых особей M. pacifica gen. nov., sp. nov. количество щупалец постоянно и всегда равно 16, в то время как у O. vagans количество щупалец варьирует от 12 до 16 и может достигать 24 у крупных экземпляров (см. Swedmark & Teissier, 1958) .

В отличие от O. vagans, M. pacifica gen. nov., sp. nov. — раздельнополый вид с хорошо выраженным половым диморфизмом. У O. vagans эмбрионы развиваются в субумбреллярной полости, а у M. pacifica gen. nov., sp .

nov. субумбреллярная полость не развита, эмбрионы развиваются в выводковой камере на ротовом стебельке у самок. По нашему мнению, раздельнополость и положение выводковой камеры не позволяют отнести описываемый нами вид к роду Otohydra, и мы устанавливаем для него новый род Marsipohydra gen. nov .

Детальное обсуждение систематического положения семейства otohydridae и включенных в него родов Otohydra и Marsipohydra gen. nov .

выходит за рамки настоящей статьи, целью которой является лишь дать формальное описание устанавливаемых здесь таксонов. Мы надеемся, что детальной морфологии и таксономическому положению M. pacifica gen .

nov., sp. nov. будет посвящена отдельная работа (выполненная совместно Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей со специалистами по группе). Цветные фотографии и видеосъемки этого вида можно найти по адресу http://actiniaria.com/marsipohydra .

Family Boreohydridae Westblad, 1947 Boreohydra sp .

Материал. Японское море, НИС Академик М.А. Лаврентьев, экспедиция, 25.08.2010, ст. B7–7 (43°13,4578' с. ш., 135°04,3295' в. д. — 43°13,5809' c. ш., 135°04,1939' в. д.), орудие лова EBS-Epi, гл. 470–528 м, 1 экз. Экспедиция SoJaBio была поддержана грантом ДВО РАН 12-I-П30-07 .

Замечания. единственный экземпляр (рис. 2) был обнаружен В.Г. Степановым в пробе с мелкими голотуриями. К сожалению, он несколько поврежден и точное определение не представляется возможным. В настоящее время считается, что в роде Boreohydra только один вид, B. simplex Westblad, 1937, известный по европейским и атлантическим сборам. Сопоставить тихоокеанский экземпляр с европейским видом без подробного морфологического анализа нам представляется невозможным, поэтому мы предпочитаем обозначить его здесь как Boreohydra sp .

Рис. 2. Boreohydra sp .

Fig. 2. Boreohydra sp .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 109 Для устранения двусмысленности в трактовке пригодности установленных в настоящей работе названий новых таксонов сообщаем, что данная работа соответствует требованиям статьи 8 «Международного кодекса зоологической номенклатуры» (2000) и не исключается по положениям статьи 9. В частности, данная работа выпущена в свет, с целью обеспечить общественное и постоянное научное использование (ст. 8.1.1.); при первом появлении она доступна бесплатно (ст. 8.1.2) как в печатном виде, так и в электронном (на сайтах http://terrakamchatka.org и http://actiniaria .

com) и рассылается в несколько библиотек (в том числе библиотеку Зоологического института (СПб.), Ботанического института (СПб.), биофака МГУ и СПбУ, Зоологического музея МГУ (Москва), Тихоокеанского института географии ДВО РАН (Владивосток), Института биологических проблем Севера (Магадан), Президиума ДВО РАН (Владивосток) и другие), копия будет отослана в «Zoological record» (Рекомендация 8А Кодекса); воспроизведена в издании, включающем многочисленные, тождественные и долговечные копии (ст. 8.1.3.). Настоящая работа не выпущена в основном для распространения среди участников конференции (ее тираж значительно превышает число участников конференции) и не может быть исключена по ст. 9.9 .

Авторы выражают особую благодарность коллективу ООО «Подводремсервис» за обеспечение выходов в море и водолазных работ .

ЛИТеРАТУРА

Международный кодекс зоологической номенклатуры. 2000. Издание четвертое. Принят Международным союзом биологических наук: Пер. с англ. и фр. – СПб. – 221 с .

Мокиевский В.О. 2009. Экология морского мейобентоса. – М. : Т-во научн. изданий КМК. – 286 с .

Bouillon J., Gravili C., Pags F., Gili J.-M., Boero F. 2006. An introduction to Hydrozoa // Mmoirs du Musum national d'Histoire naturelle. Vol. 194. P. 1–591 .

Schuchert P. 2012. Otohydra Swedmark & Teissier, 1958. In: Schuchert, P. (2012) World Hydrozoa database. Accessed through: Schuchert, P. (2012) World Hydrozoa database at http://www.marinespecies.org/hydrozoa/aphia.php?p=taxdetails&id=117177 on 2012-08-13 .

Swedmark B., Teissier G. 1958. Otohydra vagans n. g., n.sp., Hydrozoaire des sables, apparant aux Halammohydrides // Comptes rendus Hebdomadaires des Seances de l’Academie des Sciences, Paris. Vol. 247, Non. 2. P. 238–240 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

ПАМЯТИ КОЛЛЕГИ

ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА ШАЛУХАНОВА

(14.07.1957–27.06.2012) О.Н. Селиванова Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

–  –  –

За время работы в составе лаборатории он принимал участие практически во всех экспедициях, изучавших сообщества бентоса восточного побережья Камчатки, шельфа Командорских и северных Курильских островов. Это были гидробиологические работы в Кроноцком заливе вблизи поселка Жупаново осенью 1983 г., морская экспедиция на научноисследовательском судне «Берилл» (Северные Курилы, мыс Лопатка, Юго-Восточная Камчатка) в течение летнего сезона 1984 г., длительная морская экспедиция (с апреля по октябрь 1988 г.) на промысловом судне СРТМ «Назаровск», с борта которого сотрудники лаборатории вели изучение видового состава и распределения морских бентосных организмов на большой акватории от Петропавловска-Камчатского до северной части Берингова моря, и, наконец, ежегодные экспедиции на Командорские острова, проводившиеся регулярно в весенне-летне-осенние месяцы с 1986 по 1992 гг. Последняя из этих экспедиций состоялась в 1995 г .

Помимо квалификации водолаза, В.И. Шалуханов имел биологическое образование (в 1981 г. он окончил биологический факультет Красноярского государственного университета), что позволяло ему грамотно выполнять сборы растительных и животных организмов, обитающих на шельфе изучаемого региона. Поскольку объектом моих исследований являются водоросли-макрофиты, не пытаясь реально оценить степень его участия в сборе зоологического материала, могу утверждать, что существенная часть коллекции водорослей, хранящейся в настоящее время в лаборатории гидробиологии КФ ТИГ, собрана именно руками В.И. Шалуханова. Конечно, нет смысла перечислять все добытые им образцы, но для примера приведу краткий список видов бентосных водорослей, собранных В.И. Шалухановым в течение ряда экспедиций на Командорские острова в начале 1990-х гг. (табл. 1). В основном это представители отдела красных водорослей (rhodophyta). Являясь, как правило, сублиторальными видами, они обитают на больших глубинах по сравнению с бурыми (ochrophyta) и зелеными (Chlorophyta) водорослями .

Часть редких видов водорослей-макрофитов, включенных в Красную книгу Камчатки (в представленной здесь таблице они отмечены звездочкой), также были собраны В.И. Шалухановым. Следует сказать, что это издание (Красная книга Камчатки, 2006, 2007) получило высокую оценку Правительственной комиссии и было признано одной из лучших региональных Красных книг Российской Федерации. В какой-то степени это тоже заслуга В.И. Шалуханова, поскольку большинство «краснокнижных» видов водорослей обитает на значительных глубинах, часто в труднодоступных биотопах, и без участия профессионального водолаза они бы попросту не были обнаружены .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Среди собранных В.И. Шалухановым морских водорослей оказались также представители еще не известных науке таксонов, которые впоследствии были описаны как новые виды: Phycodrys valentinae Selivanova et Zhigadlova (Селиванова, Жигадлова, 2003) и Gloiocldia guiryi (Selivanova) Selivanova (=Fauchea guiryi Selivanova) (Селиванова, 2008) .

Таблица 1. Краткий список видов красных водорослей, собранных В .

И. Шалухановым в прибрежных водах Командорских островов .

–  –  –

Горестно осознавать, что мы часто не умеем по достоинству оценить труд скромного человека и замечательного коллеги при его жизни, а, спохватившись, понимаем, что уже ничего не исправить и не вернуть .

К сожалению, В.И. Шалуханов оказался еще одной жертвой роковой участи нашего научного подразделения, повторив трагическую судьбу его руководителей Станислава Алексеевича Дыренкова и Владимира Васильевича Ошуркова. Полагаю, что наш долг — не просто помнить о них, но упорно продолжать работу по изучению и сохранению природных комплексов Камчатки, у истоков которой они стояли в свое время .

ЛИТеРАТУРА

Красная книга Камчатки. Т. 1. Животные. – Петропавловск-Камчатский :

Камч. печ. двор. Книжн. изд-во, 2006. – 272 с .

Красная книга Камчатки. Т. 2. Растения, грибы, термофильные микроорганизмы. – Петропавловск-Камчатский : Камч. печ. двор. Книжн. изд-во, 2007. – 341 с .

Селиванова О.Н. 2008. Fauchea guiryi sp.nov., первая находка представителя семейства Faucheaceae (rhodymeniales, rhodophyta) в российской акватории Тихого океана // Биол. моря. Т. 34. № 6. С. 396–403 .

Селиванова О.Н., Жигадлова Г.Г. 2003. Phycodrys valentinae sp. nov. (Delesseriaceae, rhodophyta) с обсуждением других видов рода Phycodrys из Северной Пацифики // Биол. моря. Т. 29. № 4. С. 240–248 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

КРАНИОМЕТРИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ САМЦОВ

АМЕРИКАНСКОЙ НОРКИ В ЮЖНОЙ ЧАСТИ

КАМЧАТСКОГО КРАЯ

П.П. Снегур, А.С. Валенцев Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

CRANIOMETRICAL VARIABILITY OF AMERICAN MINK

MALES IN ThE SOUThERN PART OF KAMChATKA

P.P. Snegur, A.S. Valentsev Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Американская норка на Камчатке обитает уже несколько десятилетий .

Ранее по материалам бывшего Камчатского отделения ВНИОЗ удалось установить основные пути и темпы заселения этим видом территории Камчатского края (Валенцев, Снегур, 2010). Достаточно обширная коллекция черепов норки из четырех южных районов Камчатки позволила исследовать структуру, а также качественные изменения вида в этой части ареала за период его внедрения в местную фауну .

К категории «взрослые» относили черепа с полностью сросшимися швами. Также учитывали выраженность сагиттального гребня и соотношение между заглазничным и межглазничным сужением. В соответствии с годами добычи зверьков было сформировано 13 репрезентативных выборок черепов взрослых самцов, в том числе: 6 выборок из елизовского р-на (е1-е6), 3 выборки из Мильковского р-на (М1 — М3), 3 выборки из Усть-Большерецкого р-на (У-Б1 — У-Б3) и 1 выборка из Соболевского р-на (С) .

Для анализа взяты 12 краниометрических показателей основного черепа: кондилобазальная длина (CbL); длина верхнего зубного ряда (от переднего края альвеолы клыка до заднего края моляра — Ltr); длина неба (PL); длина слухового барабана (Lbo); высота черепа в области слуховых барабанов (H1); ширина рострума (Wr); заглазничное сужение (PoC);

скуловая ширина (ZW); мастоидная ширина (MW); ширина слухового барабана (Wbo); ширина по латеральным краям мыщелков (coW); ширина по латеральным краям моляров (mW) .

Средние показатели по выборкам как внутри районов, так и между районами имеют очень близкие значения (табл. 1). Но дисперсионный анализ показал в ряде случаев значимые различия. елизовские выборки История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 117 достоверно различаются между собой только по двум признакам (PoC, coW), Мильковские — по пяти признакам (PL, H1, Wr, MW, coW), УстьБольшерецкие — по четырем признакам (PL, Wr, ZW, mW) .

Анализ главных компонент (ГК) показал, что 11 признаков (исключая PoC) обобщены первой ГК, что позволяет использовать ее значения как интегральный показатель размеров черепа (Монахов, Сафронов, 2006). Относительно мелкими размерами отличаются черепа из Мильковского района .

Для усть-большерецких норок, напротив, характерны более крупные черепа. Примечательно, что в этих двух районах выборки, относящиеся к более раннему периоду, сильнее отклоняются от среднего уровня. елизовские и соболевские черепа занимают промежуточное положение (рис. 1) .

а аа

-1

–  –  –

Различия черепов по форме были определены с помощью комбинированного метода, который использовался в ряде работ по краниологии (Lynch, o’Sullivan, 1993; Lynch, Hayden, 1995; Virgl et al., 2003; и др.). Для разделения общей изменчивости на составляющие «размера» и «формы»

вначале методом главных компонент переменные трансформируются в новые ортогонально направленные переменные. Затем проводится дискриминантный анализ отдельно по двум моделям: 1) по всему комплексу ГК (модель «size-in»); 2) по второй и последующим ГК (модель «sizeout»), т. е. без первой ГК, содержащей размерную часть общей дисперсии .

Сравнение результатов анализа по двум моделям позволяет определить степень участия размерного фактора в дискриминации выборок .

В наших исследованиях в модели «size-in» выборки достоверно различаются по 8 из 12 ГК, в том числе и по первой ГК. Исключение из анализа первой ГК (модель «size-out») в большей или меньшей степени сокращает Таблица 1. Средние значения краниометрических показателей взрослых самцов американской норки

–  –  –

в многомерном пространстве дистанцию между центроидами (табл. 2) .

Тем не менее, их расположение друг относительно друга в основном сохраняется, что говорит о ведущей роли «формы» в проявлении различий между выборками .

В обеих моделях средние значения выборок группируются в основном в соответствии с районами добычи норок. Отчасти это можно представить в координатах первых двух канонических дискриминантных функций — КДФ-1 и КДФ-2 (рис. 2). елизовские выборки образуют вполне компактное облако, несколько вытянутое по оси КДФ-2 (за счет отклонения двух выборок, которые относятся к 1979 г. и 1989–1992 гг). К этой совокупности черепов очень близко располагается центроид Соболевской выборки. Все выборки из Усть-Большерецкого района между собой достоверно различаются. Также они достаточно удалены от остальных выборок. Мильковские черепа показывают последовательное движение вдоль оси КДФ-1 от периферии к началу системы координат, причем последняя выборка М3 (1984–1992 гг.) не имеет значимых различий с большинством выборок елизовского района и с соболевскими черепами .

Таким образом, в центральной части многомерного пространства формируется достаточно четкий кластер центроидов, состоящий из большинства выборок елизовского района (е1, е3, е4, е5), соболевской выборки (С) и поздней выборки из Мильковского района (М3) .

Таблица 2. Дистанции между центроидами выборок (выше диагонали указан квадрат расстояния Махаланобиса в модели «size-in», ниже диагонали — в модели «size-out»; жирным обозначены достоверные значения (p0,05)) .

–  –  –

Рис. 2. Разделение черепов по значениям первых двух канонических дискриминантных функций в моделях «size-in» и «size-out». Крестами обозначены центроиды выборок. Эллипсы соответствуют 95 %-ному доверительному интервалу История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 121 Для интерпретации полученных результатов прежде всего необходимо учитывать происхождение норок. Как было ранее установлено (Валенцев, Снегур, 2010), по южной части Камчатки норка расселялась из трех центров интродукции. Первый очаг был создан в Мильковском районе в 1960 г. из особей, привезенных с реки Хунгари (правый приток р. Амур, Хабаровский край, Комсомольский район). Второй центр возник на юге Усть-Большерецкого района приблизительно в середине 1960-х гг. в результате массового выпуска норок после ликвидации зверофермы в поселке Озерновский. Третий центр образовался и постоянно обновлялся за счет норок, сбегавших из звероводческих хозяйств, в бассейне реки Авача в елизовском районе приблизительно с конца 60-х по начало 90-х гг .

прошлого века. Явные различия черепов из ранних выборок Мильковского, Усть-Большерецкого и елизовского районов объясняются разной наследственностью животных, образовавших эти три очага .

Особенности генетической структуры популяции американской норки, проходящей процесс становления из нескольких источников интродукции (звероферм), рассматривались в работах Lecis et al. (2008), Zalewski et al .

(2009), Bifolchi et al. (2010) и др. Основными факторами, определяющими генетическое разнообразие такой популяции, являются, с одной стороны, плотность звероводческих ферм и численность выращиваемого поголовья и с другой — степень изоляции территорий (расстояние между хозяйствами, ландшафтные условия). В отношении территорий обитания естественных популяций американской норки наличие зверохозяйств влечет за собой непрерывный поток «домашней» наследственности и приводит к вытеснению естественных генотипов (Kidd et al., 2009) .

В южной части Камчатки специфичность трех центров интродукции норки обусловила разный характер краниометрической изменчивости в процессе расселения вида. елизовская группировка отличалась большой стабильностью, что, очевидно, было связано с непрерывным попаданием в природную среду норок клеточного содержания, вследствие существования в данном районе зверохозяйств. В свою очередь, постепенное изменение черепа норок Мильковского района с течением времени в направлении «елизовского» типа свидетельствует о сильном и постоянном влиянии авачинского очага расселения .

Близость соболевской выборки к елизовским была вполне ожидаема, поскольку в Соболевском районе в 1982 г. выпустили 100 особей, взятых со зверофермы «Петропавловская». Следует напомнить, что еще в конце 1970-х гг. вид самостоятельно проник в реки средней части западного побережья полуострова из мильковского очага, но краниометрический облик соболевской норки в период 1983–1993 гг. оказался больше схож с интродуцированным «елизовским» типом .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Неустойчивость краниометрических характеристик у норок Усть-Большерецкого района говорит о сложности процесса заселения этой территории и неоднородности структуры поголовья, в формировании которого принимали участие как норки южного «Озерновского» центра интродукции (относительно изолированного), так и мильковские особи, пришедшие с севера через верховья реки Быстрой. Нельзя исключать и обмена наследственностью с норками Соболевского района в 1980-х и 1990-х гг., на что указывает сходство выборок У-Б3 и С. Вероятно, определенную роль играла и сложность рельефа в данном районе .

В целом, в период 70-х — начала 90-х гг. прошлого века прослеживается тенденция к гомогенизации популяции при доминирующем влиянии елизовского очага расселения. Однако в течение последних двух десятилетий популяция американской норки на Камчатке существует в других по сравнению с исследованным периодом условиях. Резко снижено влияние антропогенного фактора: во-первых, популяция почти перестала быть опромышляемой, что, скорее всего, замедлило процесс смены поколений;

во-вторых, прекратили свое существование звероводческие хозяйства, т. е .

отсутствует приток генетического материала искусственной селекции .

В результате такой ситуации могла быть существенно снижена интенсивность обмена наследственностью между группировками, так же как и экспансивность елизовского центра. Поэтому имеющиеся на сегодняшний день материалы не позволяют заключить, что процесс формирования единой популяции американской норки на полуострове Камчатка завершен .

ЛИТеРАТУРА

Валенцев А.С., Снегур П.П. 2010. Акклиматизация американской норки Neovison vision (Mustela vision) в Камчатском крае // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. Х межд. науч. конф. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 22–30 .

Монахов В.Г., Сафронов В.М. 2006. О полиморфизме соболей северо-восточной Азии // Успехи современного естествознания. № 2. С. 61–62 .

Lynch J.M., Hayden T.J. 1995. Genetic influences on cranial form: variation among ranch and feral American mink Mustela vison (Mammalia: Mustelidae) // Biol. Journal of the Linnean Society. № 55. P. 293–307 .

Lynch J.M., O’Sullivan W.M. 1993. Cranial form and sexual dimorphism in the Irish otter Lutra lutra L. // Biology and Environment: Proceedings of the royal Irish Academy 93B. P. 97–105 .

Virgl J.A., Sh. P. Mahoney, K. Mawhinney. 2003. Phenotypic variation in skull size and shape between Newfoundland and mainland populations of North American Black Bears, Ursus americanus // Canadian Field-Naturalist. Vol. 117(2). P. 236–244 .

Bifolchi A., Picard D., Lemaire C., Cormier J.P., Pagano A. 2010. Evidence of admixture between differentiated genetic pools at regional scale in an invasive carnivore // Conservation Genetics. № 11(1). P. 1–9 .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 123 Kidd A.G., Bowman J., Lesbarreres D, Schulte-Hostedde A.I. 2009. Hybridization between escaped domestic and wild American mink (Neovison vison) // Molecular Ecology. № 18. P. 1175–1186 .

Lecis R., Ferrando A., Ruiz-Olmo I., Manas S., Domingo-Roura X. 2008. Population genetic structure and distribution of introduced American mink (Mustela vison) in Spain, based on microsatellite variation // Conservation Genetics. № 9. P. 1149–1161 .

Zalewski A., Michalska-Parda A., Bartoszewicz M., Kozakiewicz M., Brzeziski M .

2010. Multiple introductions determine the genetic structure of an invasive species population: American mink Neovison vison in Poland // Biological Conservation .

Vol. 143 (6). P. 1355–1363 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

КРАСНИКА VACCINIUM PRAESTANS НА КАМЧАТКЕ

О.А. Чернягина Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский

–  –  –

O.A. Chernyagina Kamchatka Branch of Pacific Geographical Institute (KB PGI) FEB RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky Vaccinium praestans Lamb. (Кpacника) — дальневосточный вид, широко распространенный на Сахалине и извесный на Курильских островах, в Приморье и в Северной Японии (Сосудистые.., 1991) (рис. 1). Биология и экология вида подробно изучена на о. Сахалин, где красника встречается часто и обильно плодоносит (Красникова, 1986, 1987). Ягоды красники приятного вкуса, но обладают специфическим запахом, благодаря которому растение имеет второе бытовое название — «клоповка». Считается, что красничный сок помогает при лечении простудных заболеваний, улучшает пищеварение, обладает тонизирующим свойством и снижает кровяное давление .

Описание произрастающей на полуострове Камчатка Vaccinium praestans впервые приводит В.Л. Комаров: «Стебли тонкие, горизонтально-ползучие, укореняющиеся; приподнимающиеся облиственные веточки короткие, малочисленные, листья по 2–5 на ветке, сближенные, тонкие, обратно-овальные, на верхушке округлые, с коротким острием на середине, 1–4 см длиной и 0,5–3,5 шириной..; чашечка волосистая, с 5 острыми зубчиками, венчик розовый, колокольчатый..; ягода шаровидная, очень сочная, приятного кислого вкуса, бледнорозовая, величиной с клюкву, с 10–15 овальными семенами… Растет в лесу из Betula Ermani по склонам, часто на гниющих стволах, лежащих на земле, или прямо на сухой почве. Обильно.» (Комаров, 1930, с. 14). Автор отмечает, что ботаническое описание вида сделано по камчатским экземплярам «неизвестно кем собранным» и предполагает, что коллектором был Стеллер (в современной научной литературе указано, что вид «описан из Японии» (Сосудистые.., 1991, с. 152). На произрастании Vaccinium praestans на Камчатке указывает и е. Хультен (Hulten, 1930) .

Краснику успешно культивируют как в европе, так и в Северной Америке, где она известна под названием «Kamchatka Bilberry» (Vaccinium…) .

Но на Камчатке эта ягода долго не считалась достойным внимания История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 125 Рис. 1. Красника Vaccinium praestans .

Рисунок из фондов КФ ТИГ ДВО РАН, выполнен А. Пивоваровым пищевым ресурсом. В трудах С.П. Крашеннникова и Г.-В. Стеллера она не упоминается (Пирагис, 2009). Ничего не пишет о ней и путешествовавший по Камчатке в середине 19 века Карл Дитмар (2009). В.Л. Комаров указывал краснику для Начикинского перевала, «окрестностей Начики»

и березового леса «по высоким моренам вдоль Поперечной» (Комаров, 1930, с. 14; Комаров, 1940), но ничего не писал об использовании ее жителями Камчатки (Комаров, 1950). Н.В. Павлов и П.Н. Чижиков, описавшие природные условия и проблемы земледелия на юге Усть-Большерецкого района Камчатки в 1935 г. (Павлов, Чижиков, 1937), и С.Ю. Липшиц Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей и Ю.А. Ливеровский, изучавшие в тот же год природные условия центральной части долины реки Камчатки (Липшиц, Ливеровский, 1937), также не относили краснику к числу сколь-нибудь значимых пищевых растений. В главе «Полезные и ядовитые растения» Липшиц и Ливеровский лишь кратко упоминают Vaccinium praestans (1937, с. 192): «Замечательный вид, локально распространенный на полуострове в НачикинскоМалькинском районе и на западном побережье в лесах из каменной (эрмановской) березы. Ягоды красные, величиной с клюкву, сидят по 2-3 на кисти, кисловатые на вкус и с своеобразным неприятно острым привкусом. В виду редкости растения практического значения не имеет» .

Как и В.Л. Комаров (1930), С.Ю. Липшиц и Ю.А. Ливеровский (1937) приводят мнение е. Буш (1919) об отнесении Vaccinium praestans к реликтам третичной флоры. Геоботаник Л.Н. Тюлина, изучавшая растительный покров западного побережья Камчатки в 1936 г. (2001), отмечает расселение красники на том основании, что встречала молодые леса из Betula ermanii с красникой по склонам оврагов на левом берегу р. Колпакова и по правому берегу р. Коль: «В обоих случаях овраги являются молодыми образованиями, продолжающими свое развитие в настоящее время, и о реликтовости этих местонахождений не может быть и речи .

По-видимому, Vaccinium praestans является сравнительно недавно занесенным туда растением» (Тюлина, 2001, с. 74) .

К середине 20 века накопилось достаточно данных о распространении Vaccinium praestans на полуострове Камчатка и были получены данные о расширении ареала красники на западном побережье. Тем не менее, в вышедшем в 1980 г. «Определителе сосудистых растений Камчатской области» (Опеделитель.., 1980) этот вид указан как редкий и приводится только одно местообитание — «Начикинский перевал»;

в 1985 г. вид рекомендован к охране на территории Камчатской области (Списки.., 1984). В литературе, посвященной полезным растениям Камчатки, красника, как правило, не приводится с момента упоминания Липшицем и Ливеровским (1937) до начала 21 века (ефремова, 1992;

Сметанин, 1998) .

Современные представления о распространении Vaccinium praestans на Камчатке обобщены (Сосудистые.., 1991; Якубов. Чернягина, 2004) и позволяют говорить о достаточно широком распространении красники на полуострове: она известна из Южного, Восточного, Западного и Центрального флористических районов (Усть-Большерецкий, Соболевский, елизовский, Мильковский, Усть-Камчатский и Тигильский административные районы Камчатского края). В Красную книгу Камчатки (2007) этот вид не включен. Данные об экологии разрознены, не систематизированы и крайне скудны .

История изучения и современное биоразнообразие Камчатки 127

В последнее десятилетие мы наблюдаем все более активное использование населением Камчатки Vaccinium praestans как пищевого растения:

ягоды красники осенью ежегодно продаются на рынке, чего прежде никогда не наблюдалось (но в небольшом количестве и по цене, значительно превышающей цену традиционно используемых ягод). С одной стороны, это можно расценить как следствие расширения транспортной доступности ранее неосвоенных районов, с другой — как результат повышения жизненности вида в условиях меняющегося климата. Современный уровень изученности красники на Камчатке не позволяет дать однозначного ответа .

ЛИТеРАТУРА

Буш Е. 1919. Флора Сибири и Дальнего Востока. Вып. 3. Изд-во Ботанич. музея Академии наук. С. 123–125 .

Дитмар К. 2009. Поездки и пребывания на Камчатке в 1851–1855 гг. – Петропавловск-Камчатский : Холдинговая компания «Новая книга». – 570 с .

Ефремова Н.А. 1992. Заветные травы. Дикорастущие и культивируемые растения Северо-Восточной части России и их лечебные свойства. – ПетропавловскКамчатский : Камшат. – 240 с .

Комаров В.Л. 1930. Флора полуострова Камчатки. Т. 3. – Л. : Изд-во АН СССР. – 210 с .

Комаров В.Л. 1940. Ботанический очерк Камчатки // Камч. сб. Т. 1. – М. ; Л. :

Изд-во АН СССР. С. 5–52 .

Комаров В.Л. 1950. Путешествие по Камчатке в 1908–1909 г.г. // Избранные сочинения академика В.Л. Комарова. Т. VI. – М. : Изд-во АН СССР. – 528 с .

Красикова В.И. 1986. Биология и рациональное использование красники (Vaccinium praestans Lamb.) на Сахалине. Автореф. дис. … канд. биол. наук. – Владивосток. – 24 с .

Красикова В.И. 1987. Биология и рациональное использование красники (Vaccinium praestans Lamb.) на Сахалине. – Владивосток : изд-во ДВНЦ АН СССР. – 105 с .

Красная книга Камчатки. 2007. Т.2. Растения, грибы, термофильные микроорганизмы // Отв. ред. О. А. Чернягина. – Петропавловск-Камчатский : Камч. печ .

двор. Книжн. изд-во. – 341 с .

Липшиц С.Ю., Ливеровский Ю.А. 1937. Почвенно-ботанические исследования и проблемы сельского хозяйства в центральной части долины реки Камчатки. – М. ; Л. : Изд-во АН СССР. – 220 с .

Павлов Н.В., Чижиков П.Н. 1937. Проблемы земледелия на Камчатке // Тр .

Камч. комплексной экспедиции 1935 г. – М. ; Л. : Изд-во АН СССР. – 212 с .

Пирагис Р.А. 2008. В каких целях, какими способами и по каким рецептам использовали растения ительмены в середине XVIII века (подборка цитат из труда Г.-В. Стеллера «Описание земли Камчатки» и из труда С.П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»// Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Доклады VIII международной научной конференции, посвященной 275-летию с начала Второй Камчатской экспедиции (1732–1733 гг.). – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс. С. 237–254 .

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Сметанин А.Н. 1998. Пищевые растения Камчатки. Препринт. – ПетропавловскКамчатский : Издат. Центр типограф. СЭТО-СТ. – 96 с .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Министерство образования Оренбургской области Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение "Оренбургский государственный колледж"МАТЕРИАЛЫ VIII ОБЛАСТНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВИГУ BELGOROD STATE UNIVERSITY (BSU) УПРАВЛЕНИЕ В XXI ВЕКЕ Сборник статей по материалам Международной...»

«МАДРИДСКИЙ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ Структура плана _ Предпосылки А. Возникшие вызовы, потенциал и роль биосферных резерватов, адресованные этим вызовам А.1 Изменение климата А.2 Предоставление экосистемных услуг А.3 Урбанизация как основная движущая сила широкого пресса на экосистемы Б. Заявленное видение Всемирной сети биосферных резерватов в рамк...»

«Ассамблеи государств-членов ВОИС Пятидесятая серия заседаний Женева, 1 – 9 октября 2012 г.ПРАКТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ДЕЛЕГАТОВ ВВЕДЕНИЕ И КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Пятидесятая серия заседаний Ассамблей государств-членов ВОИС (Ассамблеи ВОИС 2012 г.) будет проходить в период с 1 по 9 октября 2012 г. в Женевском между...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова" Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Федеральный исследовательский...»

«Научно-практическая конференция "Обдория. Современные научные исследования в Арктике" (X юбилейная конференция) Ямало-Ненецкий автономный округ город Салехард 26–27 ноября 2018 год БЛОКНОТ УЧАСТНИКА Правительство Ямало-Ненецкого автоно...»

«Информационные технологии в Молдове: кадровый вопрос Человек – ресурс государства, он создаёт остальные ресурсы, технологии. Необходимость инноваций В 2002 году на конференции "Bit+2002" выступил президент Республики Молдова Владимир...»

«Pragmatic 31 Perl 09/2015 pragmaticperl.com Pragmatic Perl 31 pragmaticperl.com Выпуск 31. Сентябрь 2015 Другие выпуски и форматы журнала всегда можно загрузить с pragmaticperl.com. С вопросами и предложениями пи...»

«ГЛОБАЛИЗАЦИЯ НАУКИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник статей Международной научно-практической конференции 7 февраля 2014 г. Уфа РИЦ БашГУ УДК 00(082) ББК 65.26 Г 52 Ответственный ред...»

«TD/B/C.I/CLP/41 Организация Объединенных Наций Конференция Организации Distr.: General 10 August 2016 Объединенных Наций Russian по торговле и развитию Original: Spanish Совет по торговле и развитию Межправительственная группа экспертов по законодательст...»

«Конвенция о достойном труде домашних работников Генеральная конференция Международной организации труда, созванная в Женеве Административным советом Международного бюро труда и собравшаяся на свою 100-ю сессию 1 июня 2011 года, памятуя об обязательстве Международной организации труда содействовать обеспечению достойного труда...»

«ИНТЕГРАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА Том II Сборник материалов Международной научно-практической конференции 28 – 29 декабря 2016 г. г . Кемерово УДК 44.01 + 331 + 61 + 338 + 622 + 009 + 50 + 004 + 62 + 7 + 8 + 691 + 551.521 + 63 + 656 + 34 ISВN 978-5-9909594-6-0...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Владимирский государственный университет имени Александр...»

«Федеральное государственное унитарное предприятие "Информационное телеграфное агентство России (ИТАР–ТАСС)" Филиал "Российская книжная палата" РОССИЙСКАЯ КНИЖНАЯ ПАЛАТА: СЛАВНОЕ ПРОШЛОЕ И НАДЁ...»

«III Межвузовская студенческая научно-практическая конференция 19 марта 2015 г. "Актуальные проблемы территориальных изменений в современном мире: теория и практика" 1 Институт прокуратуры III Межвузовская студенческая научно-практическая конференция "Актуальные проблемы территориальных изме...»

«Генри Киссинджер Мировой порядок Посвящается Нэнси Henry Kissinger WORLD ORDER Печатается с разрешения автора и литературного агентства The Wylie Agency (UK) Ltd. © Henry A . Kissinger, 2014 © Перевод. В. Желнинов, 2015 © Перевод. А. Милюков, 2015 © Издание на русском языке AST Publisher...»

«Чтобы узнать, что такое Россия нынешняя, нужно непременно по ней проездиться самому. Велико незнанье России посреди России. Все живет в иностранных журналах и газетах, а не в земле своей. Город не знает города, человек ч...»

«2 Жизнь и творчество как научный подвиг В. М. Бондаренко Статья написана по докладу Леонида Ивановича Абалкина "Научное наследие Н. Д. Кондратьева и современность", сделанного им в 1992 г. на Международной научной конференци...»

«Вспоминая Гиперборею Живёт и такой год, что на день семь погод. Народная мудрость В конце ноября 2015г. Президент России Владимир Путин принял участие в работе 21-й Конференции стран–участниц Рамочной конвенции ООН по вопросам изменения климата и 11-го Совещания сторон Киотского протокола. Вначале своего выступления Путин сказал следующее...»

«ИННОВАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ВНЕДРЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ Сборник статей Международной научно-практической конференции 21 января 2018 г. Часть 2 Пермь МЦИИ ОМЕГА САЙНС УДК 00(082) ББК 65.26 И 57 ИННОВАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ВНЕДРЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ: сборник...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.