WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«К. А. Головастиков Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН В романе Владимира Набокова «Бледный огонь» («Pale Fire», 1962), в примечании к 741-й строке одноименной поэмы ...»

Изумрудов. Об одной вольной шутке

Владимира Набокова1

К. А. Головастиков

Институт русского языка

им. В. В. Виноградова РАН

В романе Владимира Набокова «Бледный огонь» («Pale Fire»,

1962), в примечании к 741-й строке одноименной поэмы Джона Шейда

комментатор Чарльз Кинбот упоминает персонажа, которому суждено

появиться в тексте лишь для того, чтобы с окончанием абзаца

исчезнуть навсегда:

«То был веселый, и может быть слишком, молодчик в зеленой

бархатной куртке. Его никто не любил, но и в остром уме никто ему не отказывал. Фамилия его, Изумрудов, отзывалась чем-то русским, но означала на деле „из умрудов“, т. е .

из племени самоедов, чьи умиаки (шкуряные челны) бороздят порой смарагдовые воды у наших северных берегов»2 .

------------------------------Знаниями об устройстве и смысле «Бледного огня» и его месте в набоковском творчестве я обязан глубоким работам Присциллы Мейер (Meyer P. Find What the Sailor Has Hidden: Vladimir Nabokov’s «Pale Fire» .

Middletown, 1988. = Мейер П. Найдите, что спрятал матрос: «Бледный огонь»

Владимира Набокова. М., 2007), Дональда Бартона Джонсона (Johnson D. B .

Worlds in regression: Some Novels of Vladimir Nabokov. Ann Arbor, 1985. = Джонсон Д. Б. Миры и антимиры Владимира Набокова. СПб, 2011), Брайана Бойда (Boyd B. Nabokov’s «Pale Fire»: The Magic of Artistic Discovery. Princeton, 1999), Пекки Тамми (Tammi P. «Pale Fire» // The Garland Companion to Vladimir Nabokov. New York & London. P. 571–585) и других набоковедов .



Мое маленькое и веселое исследование стоит считать лишь необязательным дополнением к их работам. Я искренне благодарен Александре Зеркалевой, чей смех подсказал мне идею этой статьи .

2 В оригинале: «He was a merry, perhaps overmerry, fellow, in a green velvet jacket. Nobody liked him, but he certainly had a keen mind. His name, Izumrudov, sounded rather Russian but actually meant „of the Umruds,“ an Eskimo tribe sometimes seen paddling their umyaks (hide-lined boats) on the emerald waters of our northern shores». Все цитаты из «Бледного огня» даются в переводе Сергея Ильина и Александры Глебовской .

Роман Набокова построен как большой комментарий, поэтому этимологическое толкование фамилии Изумрудова — это  примечание в примечании.   Впрочем, оказывается,  что оно, как и кинботовский комментарий в целом, скорее  запутывает читателя, чем что-то проясняет. И действительно, вряд ли кому-то что-то скажет слово умруды: это  выдуманная народность (очевидно, она обитает в Зембле,  таинственной стране, чьим изгнанным королем считает себя  Кинбот) .

Во-вторых, земблянина Изумрудова действительно можно принять за русского: читатель Набокова американского  периода, даже не знающий иного языка, кроме английского,  наверняка догадывается (хотя бы по имени на обложке),  что некоторые русские фамилии кончаются на -ов. Однако профессор Кинбот (как нам сообщает Шейд, «автор замечательной книги о фамилиях») больше внимания уделяет  не внешней форме слова, а лексическому значению корня,  словно ориентируясь на знатоков обоих языков. Он объявляет верным толкование через выдуманный этноним, а толкование неверное (от русского слова изумруд) отметает,  но даже не приводит. Искушенный читатель уже знает, что  Кинбот прячет от него параллель между политическим противником земблянского короля Изумрудовым и его университетским обидчиком Геральдом Эмеральдом (emerald значит ‘изумруд’; русское и английское слово этимологически  родственны) .



 Кинбот полубессознательно, полунамеренно  выбалтывает свою тайну: и слово emerald, и напоминающее об имени Эмеральда слово herald встречаются в том же  абзаце, а тождество земблянского и американского недругов монарха-профессора подчеркивается зеленым цветом  их одежды. Точно так же повествователь отрицает русское происхождение фамилии Изумрудова и тут же объясняет его через русскую грамматику: «of the Umruds» значит  «из умрудов» именно по-русски. Этот парадокс приобретает смысл, если мы вспомним, что Кинбот — на самом деле  не беглый король, а русский эмигрант, безумец Боткин .

Итак, в одном абзаце английского текста Набоков сразу  несколько раз подмигнул образованному русскому читателю. Таковому наверняка уже встречались каламбурные приемы, использованные писателем. Во-первых, это составление известного слова из двух других, этимологически  не родственных исходному. Переделки пушкинских строк,  вроде Сосна (вместо *со сна) садится в ванну со льдом,  или Слыхали львы?.. (вместо *ль вы) известны каждому  (критики называли это явление авторской глухотой, ученые списывали на «единство и тесноту стихового ряда»).  Во-вторых, это немотивированное предпочтение «нормальному» слову «заумного». Например, критик Андрей Шемшурин читал строки Брюсова как Среди вспененных боемструй (*боем струй) или Но, покоряясь Рокуреки (*Року, реки)1 .

Предела оба приема достигли в так называемой сдвигологии Алексея Крученых. Между прочим, выискивая «сдвиги»  в стихах поэтов, он находил не только заумные или забавные   (Незримый хранитель могу-чемодан, Сплетяху лу сосанною, Поэ тумир номудовас), но и откровенно  непристойные. Так, Крученых приводит блоковские и гумилевские строки без обычного для себя разъясняющего комментария, словно стесняясь ассоциаций, которые сам же  и подчеркивает: Утек, подлец! Ужо постой!; И бац — растянулась!; Ствол иссохнет, как они; Жилы медленнее бьются; И купы царственные ясени и бук так!2 .

В соседних строках Крученых ограждает Пушкина от критики («отдаленнейший намек на смешной сдвиг его отпугивал»), однако многозначительно дает понять: «Впрочем,  шаловливые сдвиги были и у него»3. Им Крученых посвятил  отдельную книгу, в которой уже не жалел классика. Рядом с хрестоматийными сосной и чемоданом там появляются строки Пока коней мне запрягали; Придвинь же пенистый стакан; И бокалы все в окно; Двоится штоф с Араком;  («сараком или, при плавном чтении, штофса раком! — В самом деле, двоится!..»,  — язвит Крученых). Зачин строки  К окну Онегин подошел позднее перекочует в анекдот про  поручика Ржевского. Крученых с удовольствием цитирует  стихи, тогда с легкой руки Брюсова считавшиеся подлинными пушкинскими: День блаженства настоящий/Дева вкусит наконец./Час пробьет и на стоящий/Дева сядет на конец; Мы наслаждение удвоим/И в руки взявши свой уд, воем; Дева, ног не топырь,/Залетит нетопырь!4 .

Крученых же считается автором второго по популярности  злонамеренного прочтения Пушкина: Войну и бал, дворец





------------------------------Гаспаров М. Л. «Боемструй»: синтаксическая теснота стихового ряда // Поэтика. Стихосложение. Лингвистика. К 50-летию научной деятельности И. И. Ковтуновой: Сб. статей. М., 2003. С. 349—360 .

2 Крученых А. Сдвигология русского стиха: Трахтат обижальный. М., 1922 .

С. 9 .

3 Там же. С. 10 .

4 Крученых А. 500 новых острот и каламбуров Пушкина. М., 1924. С .

17—21 и далее .

и хату1. Поразительно, однако, что в его книгах не встречается самого популярного: строки Ядра — чистый изумруд, многократно повторенной в «Сказке о царе Салтане»,  а в народе разошедшейся в виде Я — дрочистый изумруд .

Эта фольклорная шутка, однако, может быть вполне серьезным набоковским подтекстом. В ней использовано то же  слово — изумруд, и тот же прием — расщепление на составляющие2. И лексемы дрочистый, и лексемы умруд в русском языке нет, они лишь имитируют внешние морфологические признаки русских слов, а о своей семантике позволяют  только догадываться3. Тем не менее, мнимых значений оказывается достаточно, чтобы придать вид осмысленности всей  фразе. Набоков словно доводит шутку, начатую неизвестными пересмешниками, до логического конца. Действительно,  странно, когда человек говорит о себе, что является изумрудом, пусть и дрочистым.   И напротив, совершенно  нормально, если умруд сообщит о своей этнической принадлежности, при этом похваставшись своей дрочистостью .

Чтобы не создалось впечатления, что дрочистый Изумрудов создан лишь испорченным взглядом читателя, а не автора, Набоков спрятал в романе еще одного персонажа, чья  фамилия отсылает к той же пушкинской строке. В земблянском королевском дворце висит портрет «прежнего хранителя казны, дряхлого графа Ядрица4» («a former Keeper 

------------------------------Ронен О. «Бедные Изиды». Об одной вольной шутке Осипа Мандельштама // Литературное обозрение, 1991. № 11. С. 92 2 Cдвиги, подобные этому, органичны каламбурной поэтике Набокова, автора строки Мы слизь. Реченная есть ложь... («Облако, озеро, башня») .

В «Даре» механизм сдвига разобран на примере («За чистый и крылатый дар. Икры. Латы. Откуда этот римлянин?»), очевидно, прямо восходящем ко Крученыху, который к подразделу «Икра из стихов Пушкина» (И край уединенный, и так далее) пишет примечание «Всего выписано мною из одного тома более 30-ти случаев» (Крученых А. 500 новых острот… С. 39) .

3 Если с дрочистым всё относительно понятно, то слово умруды свидетельствует о своей принадлежности к этнонимам не только благодаря употреблению после местоимения я в определенной предложно-падежной форме (из умруд или, в набоковской версии, из умрудов — ср. я из татар, из удмуртов), но и благодаря звуковому облику слова. Благодаря созвучию с русским глаголом умрут, оно ассоциируется даже не столько с упомянутыми удмуртами, сколько с исчезнувшими народами: умбрами или обрами (из выражения погибоша аки обре). О «смертельной» фоносемантике изумруда писал Петер Любин: Lubin, P. Kickshaws and Motley // Triquarterly, 1970 .

№ 17. P. 187–208 .

4 В русском переводе вольно или невольно фамилия графа также приобрела непристойное звучание; впрочем, фонетический облик слова ядро этому a priori способствует .

of the Treasure, decrepit Count Kernel»). Рядом с ядром  окажутся и скорлупки — впрочем, простые: пара советских  спецов, ищущих королевские сокровища, вскроют спрятанный за портретом тайник, но не найдут ни золота, ни изумрудов — «ничего,   кроме ломаной ореховой скорлупы». Как и Изумрудов, граф Ядриц в «Бледном огне» больше  никогда не появится .

Наконец, у Ядрица есть двойник-дворянин: это граф  Комаровский, появляющийся исключительно в составленном  Кинботом именном указателе для еще одного ложного этимологического толкования. С его помощью автометаописательно объясняется слово marrowsky, которое, собственно, и означает ‘сдвиг’, «рудиментарный спунеризм», как  сказано в романе. Едва ли английский термин действительно образован «от фамилии русского дипломата начала XIX века, графа Комаровского, известного при иностранных дворах тем, что он вечно путался, произнося  собственную фамилию — Макаровский, Макаронский, Скоморовский и проч.» Важнее, что слово marrow имеет то же  значение, что и kernel — ‘суть, сущность, сердцевина’.  То, что русский граф путался в собственном имени не абы  где, а именно при иностранных дворах, намекает на межъязыковые словесные игры, на макаронизмы, ради которых  Комаровский (Komarovski), превращаясь в Макаронского  (Macaronski), даже меняет k на c (и ради которых макаронический Изумрудов записывает для убийцы адрес Кинбота  на клочке бумаги того сорта, который «применяют в макаронной промышленности»).   Кроме того, основное  значение слова marrow — ‘костный мозг’. Мозг (brain) —  важное для «Бледного огня» слово: оно четырежды встречается в 999-строчной поэме Шейда, 16 раз во всем романе,  а также вновь роднит Комаровского с Ядрицем (на портрете  последнего «на написанной в перспективе затененной крышке ларца художник изобразил блюдо с прекрасно выполненной двудольной, похожей на человеческий мозг половинкой  ядра грецкого ореха») .

С пушкинским подтекстом граф Комаровский связан уже  не через ложную этимологию, а через верную — в сказке  князь Гвидон превращается в комара (а еще в муху, в которую соглашается перевоплотиться и Шейд: I’m ready to become a floweret/Or a fat fly, but never, to forget1).  Возлюбленной Гвидона в сказке оказывается царевна ЛеПоэма «Бледный огонь» и «Сказка о царе Салтане» схожи еще и парной рифмовкой .

бедь — и вот Кинбот в указателе специально обращает внимание на свое отношение к лебедям (отрицательное, что,  учитывая пушкинскую параллель, вряд ли случайно, ведь  набоковский герой гомосексуален). Не хватает лишь шмеля  (важный образ в набоковских детских воспоминаниях; яркий  и часто цитируемый пассаж про шмеля из автобиографических «Других берегов» отзывается и в «Защите Лужина»1) и,  собственно, белки (но она сквозной образ, появляющийся  в каждой главе «Пнина» — романа, метонимически связанного с «Бледным огнем» через заглавного героя2) .

Подводя итог, перечислю три своеобразные константы набоковского творчества. Первая — метафора перевода как  взаимодействия культур: осуществимого (crown — crow —  cow, корона — ворона — корова) и невозможного (сходство  английских слов mountain и fountain адекватно «не передашь ни по-французски, ни по-немецки, ни по-русски,  ни по-земблянски,  — переводчику останется прибегнуть  к одной из тех сносок, что пополняют криминальный архив  находящихся в розыске слов»)3.   В пространстве  языковой игры перевод — как удачный, так и провальный —  может реализовываться в каламбурах, анаграммах-шифровках, поэтических этимологиях .

Вторая константа — пушкинский подтекст. Новаторский  роман Набокова самой своей структурой обязан опыту, который его автор получил, составляя комментарий к «Евгению Онегину». Помимо пушкинского романа в стихах,  в «Бледном огне» можно найти следы «Русалки», «Станционного смотрителя» и, вероятно, не только их. Наконец,  третья константа — личная: это тема эмиграции, изгнанничества, ностальгии. В тоске Карла-Кинбота по земблянскоДовершая собранье насекомых, скажу, что в «Лужине» и комары связаны с детством, а «крупная, вялая муха», за которой «долго следила»

жена шахматиста — вероятно, та же, на которую смотрела тетушка Мод из стихов Шейда. Крылатые существа — птицы и насекомые, которых так много в поэме — служат Шейду и Набокову символами проницаемости земного и загробного миров. Смехотворные свойства укуса комара, влетевшего в присутственное место, Годунов-Чердынцев обсуждает в «Даре» — применительно к Добролюбову и безотносительно схожего происшествия с Гвидоном и поварихой .

2 Barabtarlo G. Phantom of fact: a guide to Nabokov’s Pnin. Ann Arbor,

1989. P. 21–23 .

3 Один из многочисленных набоковских споров о поэтическом переводе касался и «Сказки о царе Салтане»: автор «Бледного огня» критиковал Эдмунда Уилсона за перевод строк Ты, волна моя, волна! / Ты гульлива и вольна. См.: Dear Bunny, Dear Volodya: The Nabokov-Wilson Letters, 1940—

1971. Oakland, 2001. P. 119—120 .

му трону смешалась и тоска Набокова-Боткина по России,  и личный ужас Набокова от убийства его отца политическими террористами .

На пересечении этих трех кругов и оказывается пушкинская история Гвидона — царевича, злокозненно изгнанного недругами из родной страны. Эта история, однако, сказочная, фольклорная, веселая, а главное, хорошо заканчивающаяся — наследник престола, преодолев все трудности, возвращается домой с любимой, а врагов прощает. Поэтому ее можно подать игривым, полунепристойным намеком — вполне в пушкинском стиле .

В поэтическом и зловещем, загадочном и трагическом мире «Бледного огня» никому не отказано в праве на каламбур, ведь даже путаник Комаровский становится Скоморовским;

даже лишенный чувства юмора Кинбот пытается обшутить слово shootka; и даже отвратительному Изумрудову «в остром уме никто … не отказывал» .

Во-вторых, земблянина Изумрудова дейВовторых, земблянина Изумрудова Во-вторых,земблянинаИзумрудова ствительно можно принять за русфварвфв действительно можно фварвфвдействительноможно ского: читатель Набокова америпринять за русского: читатель принятьзарусского:читатель канского периода, даже не знающий  Набокова американского периода, Набоковаамериканскогопериода, иного языка, кроме английского,  даже не знающий иного языка, даженезнающийиногоязыка, наверняка догадывается (хотя бы  кроме английского, наверняка кромеанглийского,наверняка по имени на обложке), что некоторые  догадывается (хотя бы по имени догавпвдывается(хотябыпоимени русские фамилии кончаются на -ов.  на обложке), что некоторые наобложке),чтонекоторыеские Однако профессор Кинбот (как нам  русские фамилии кончаются на ов .

фамилиикончаютсяна-ов.Однако сообщает Шейд, «автор замечательОднако профессор Кинбот (как нам профессорКинбот(какнам ной книги о фамилиях») больше внимания  сообщает Шейд, «автор замечательной сообщаетШейд,«авторзамечательной уделяет не внешней форме слова, а лексическому  книги о фамилиях») больше внимания уделяет книгиофамилиях«)большевниманияуделяет значению корня, словно ориентируясь на знатоков  не внешней форме слова, а лексическом варрру невнвппввпешнейформеслова,алексическом обоих языков. Он объявляет верным толкование  чмпазначению корня, словно ориентируясь варррвппавпучмпазначениюкорня,словно через выдуманный этноним, а толкование неверное  на знатоков обоих языков. Он объявляет вааапапориентируясьавапвназнатоковобоих (от русского слова изумруд) отметает, но даже  верным толкование через выдуманный языков.Онобъявляетвернымтолкование не приводит. Искушенный читатель уже знает, что  этноним, а толкование неверное (от русского черезвппввыдуманныйэтноним,атолкование Кинбот прячет от него параллель между политислова изумруд) отметает, но даже не приводит .

неверное(отрусскогословаизумруд) ческим противником земблянского короля ИзумруИскушенный читатель уже знает, что Кинбот отметает,нодаженеприводит.Искушенный довым и его университетским обидчиком Геральдом  прячет от него параллель между политическим читательужезнает,чтоКинботпрячетотнего Эмеральдом (emerald значит ‘изумруд’; русское  противником земблянског шгегшешо короля параллельмеждуполитичефскимпротивником и английское слово этимологически родственны).  Изумрудовым и его университетским обидчиком земблянскогшгегшешокороляИзумрудовым Кинбот полубессознательно, полунамеренно выбалГеральдом Эмеральдом (emerald значит ‘изумруд’;

иегоуниверситетскимобидчикомГеральдом тывает свою тайну: и слово emerald, и напоминарусское и английское слово этимологически Эмеральдом(вапваemeraldзначит‘изумруд’;

ющее об имени Эмеральда слово herald встречародственны). Кинбот полубессознательно, русскоеиангвплийскоесловоэтимологически ются в том же абзаце, а тождество земблянского  полунамеренно выбалтыва полпет свою тайну:

родственны).Кинботполубессознательно, и американского недругов монарха-профессора  и слово emerald, и напоминающее об имени полунамеренновыбалтываполпетсвоютайну:

подчеркивается зеленым цветом их одежды. Точно  Эмеральда слово herald встречаются в том же исловоeнолmerald,инапоминающееобимени так же повествователь отрицает русское происабза жпгшце, а тождество земблянского Эмеральдасловоheraldвстречаютсявтомже хождение фамилии Изумрудова и тут же объясн и американского недруго лпплв монархаодежды .

абзажпгеорлеулшце,атождествоземблянского Изумрудов. Об одной вольной шутке Владимира Набокова К. А. Головастиков, Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН






Похожие работы:

«Московский государственный музей "Дом Бурганова" М.А. Бурганова доктор искусствоведения, профессор Московского государственного художественно-промышленного университета им. С.Г. Строганова Суровый стиль. Прямая речь Суровый стиль в иск...»

«ЭПОХА. ХУДОЖНИК. ОБРАЗ Мозаики баптистерия Сан-Джованни ин Фонте в Неаполе (V век). Стиль и атрибуция Светлана Заиграйкина Статья посвящена художественным особенностям мозаик баптистерия СанДжованни в Неаполе, никогда прежде не ст...»

«Коммерческое предложение Компания "ХитФактор" производит стальные мишени IPSC/МКПС, а так же аксессуары для оружия. Мы рады предложить Вам стандартную продукцию, а так же иновации, разработанные нашей компанией специально для IPSC. В создании продукции "ХитФактор" принимали участие чемпионы мира по практи...»

«11 Н Е ВА 2013 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1955 ГОДА СОДЕРЖАНИЕ ПРОЗА И ПОЭЗИЯ Алексей ГРИГОРЬЕВ Стихи • 3 Дмитрий СКУРИХИН Регги роман • 8 Александр ВЕПРЁВ Стихи •86 Татьяна ЯНКОВСКАЯ И вот она стоит ласточкой на камне. Рассказ •92 Мария РУБИНА Стихи •98 ПУБЛИЦИСТИКА Константин ФРУМКИН Закономерности духовны...»

«УДК 821.161.1-312.4 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Б60 Бикбаев, Равиль Нагимович. Боец десантной бригады / Равиль Бикбаев. — Б60 Москва : Эксмо, 2019. — 352 с. ISBN 978-5-04-099645-2 "Шестое чувство" однажды спасло жизнь ему и его соратникам по десантной бригаде. • Эта книга – яркое, объемное восприятие афганской...»

«ЗАПИСКИ ГЕОЛОГА И ЭНТОМОЛОГА О. Н. Кабаков С молотком и сачком Записки геолога и энтомолога.-. о • •вСffЕИ• Издательство ВСЕГЕИ Санкт-Петербург 2008 УДК 55(021) О. Н. Кабаков. С молотком и сачком. Записки геолога и ЭН· томолога. СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 20...»

«5 "CEBEP" N 3 4 2006 Литературный конкурс журнала "Север" С ЕВЕРНАЯ ЗВЕЗДА Наталья МЕЛЕХИНА г. Вологда рассказ Посмотри на картинку Итак, давным давно, но вовсе не в тридевя и придумай красивый рассказ. том царстве, а в отдаленной вологодской де О...»

«Всемирная организация здравоохранения ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ Сто двадцать восьмая сессия EB128/20 Пункт 4.17 предварительной повестки дня 4 января 2010 г. Десятилетие действий Организации Объединенных Наций по обеспечению безопасности дорожного движения: проект плана действий Доклад Секретариата 1. Травматизм в дорожном движении является девятой осно...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.