WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Предпраздничная презентация отдела художественной литературы В преддверии праздников предлагаем нашим читателям «вкусную» презентацию, составленную по произведениям ...»

Застолье

в русской литературе

Предпраздничная презентация

отдела художественной литературы

В преддверии праздников

предлагаем нашим

читателям

«вкусную» презентацию,

составленную

по произведениям русской

литературы .

Застолье – это неотъемлемая часть любого

праздника. Всегда на Руси любили угощать гостей

и делали это с размахом и от души. Праздничный

стол был местом задушевного общения и

принятия важных решений. Сватовство, свадьба,

именины, крестины, заключение серьезных

сделок сопровождались застольем, которое имело свои правила и традиции .

Русская литература всегда «питалась» от русской кухни. Наше знакомство с бессмертными героями классиков завязывается за обеденным столом .

Величайшим поэтом российской и малороссийской кухни был Гоголь. Его старосветские помещики, Пасичник Рудый Панько появляются с ворохами кулинарных рецептов .

Обломовская «объедаловка» Гончарова .

Облонский у Толстого, обдумывающий, не изменить ли план обеда, поскольку в «Англию»

вчера привезли, оказывается, устриц… Масленичные, постные и на разговение меню Чехова .

(П. Вайль «Русская кухня в изгнании») Вот как обедал главный персонаж русской словесности Евгений Онегин:

«Вошел: и пробка в потолок, Вина кометы брызнул ток, Пред ним roast-beef окровавленный, И трюфли, роскошь юных лет, Французской кухни лучший цвет, И Страсбурга пирог нетленный Меж сыром лимбургским живым И ананасом золотым.»



А.С. Пушкин

А теперь зайдем в московский трактир:

«Серебро и хрусталь сверкали на белоснежных скатертях, повторяя в своих гранях мириады электрических отблесков, как застывшие капли водопада, переливались всеми цветами радуги. А посредине между хрустальными графинами, наполненными винами разных цветов, вкуса и возраста, стояли бутылки всевозможных форм – от простых светлых золотистого шато-икема с выпуклыми стеклянными клеймами до шампанок с бургонским, кубышек мадеры и неуклюжих, примитивных бутылок венгерского. На бутылках старого токая перламутр времени сливался с туманным фоном стекла цвета болотной тины .

На столах все было выставлено сразу, вместе с холодными закусками .

Причудливых форм заливные, желе и галантины вздрагивали, огромные красные омары и лангусты прятались в застывших соусах, как в облаках, и багрянили при ярком освещении, а доминировали надо всем своей громадой окорока .

Окорока вареные, с откинутой плащом кожей, румянели розоватым салом .

Окорока вестфальские провесные, тоже с откинутым плащом, спорили нежной белизной со скатертью. Они с математической точностью нарезаны были тонкими, как лист, пластами во весь поперечник окорока, и опять пласты были сложены на свои места так, что окорок казался целым. Жирные остендские устрицы, фигурно разложенные на слое снега, покрывавшего блюда, казалось, дышали. Наискось широкого стола розовели и янтарились белорыбьи и осетровые балыки. Чернелась в серебряных ведрах, в кольце прозрачного льда, стерляжья мелкая икра, высилась над краями горкой темная осетровая и крупная, зернышко к зернышку, белужья. Ароматная паюсная, мартовская, с Сальянских промыслов, пухла на серебряных блюдах; далее сухая мешочная – тонким ножом пополам каждая икринка режется – высилась, сохраняя форму мешков, а лучшая в мире паюсная икра с особым землистым ароматом, ачуевская– кучугур, стояла огромными глыбами на блюдах…»



(В. А. Гиляровский «Москва и москвичи»)

Побываем на пиру у Ивана Грозного:

«...Множество слуг, в бархатных кафтанах фиалкового цвета, с золотым шитьем, стали перед государем, поклонились ему в пояс и по два в ряд отправились за кушаньем. Вскоре они возвратились, неся сотни две жареных лебедей на золотых блюдах. Этим начался обед... Когда съели лебедей, слуги вышли и возвратились с тремя сотнями жареных павлинов, которых распущенные хвосты качались над каждым блюдом, в виде опахала. За павлинами следовали кулебяки, курники, пироги с мясом и с сыром, блины всех возможных родов, кривые пирожки и оладьи. Пока гости кушали, слуги разносили ковши и кубки с медами и квасами: вишневым, можжевеловым и черемховым...Обед продолжался...На столы поставили сперва разные студени; потом журавлей с пряным зельем, рассольных петухов с инбирем, бескостных куриц и уток с огурцами. Потом принесли разные похлебки и трех родов уху: курячью белую, курячью черную и курячью шафранную. За ухою подали рябчиков со сливами, гусей со пшеном и тетерок с шафраном .

Тут наступил прогул, в продолжение которого разносили гостям квасы и меды, смородинный, княжий и боярский... Уже более четырех часов продолжалось веселье, а стол был только во полустоле. Отличилися в этот день царские повара. Никогда так не удавались им лимонные кальи, верченые почки и караси с бараниной. Особенное удивление возбуждали исполинские рыбы... присланные в Слободу из Соловецкого монастыря .

Их привезли живых, в огромных бочках... Рыбы эти едва умещались на серебряных и золотых тазах, которые вносили... несколько человек разом. Затейливое искусство поваров высказалось тут в полном блеске .

Осетры и шевриги были так надрезаны, так посажены на блюда, что походили на петухов с простертыми крыльями, на крылатых змиев с разверстыми пастями .

Хороши и вкусны были также зайцы в лапше, и гости как уже ни нагрузились, но не пропустили ни перепелов с чесночною подливкой, ни жаворонков с луком и шафраном. Но вот, по знаку стольников, убрали со столов соль, перец и уксус и сняли все мясные и рыбные яства. Слуги вышли по два в ряд и возвратились в новом убранстве... Они внесли в палату сахарный кремль, в пять пудов весу, и поставили его на царский стол. Кремль этот был вылит очень искусно. Зубчатые стены и башни, и даже пешие и конные люди, были тщательно отделаны. Подобные кремли, но только поменьше, пуда в три, не более, украсили другие столы. Вслед за кремлями внесли около сотни золоченых и крашеных деревьев, на которых вместо плодов висели пряники, коврижки и сладкие пирожки. В то же время явились на столах львы, орлы и всякие птицы, литые из сахара. Между городами и птицами возвышались груды яблоков, ягод и волошских орехов. Но плодов никто уже не трогал, все были сыты» .

(А. Толстой "Князь Серебряный") Заглянем в гости к старосветским помещикам… «…После этого Афанасий Иванович возвращался в покои и говорил, приблизившись к Пульхерии Ивановне:





-А что, Пульхерия Ивановна, может быть, пора закусить чего-нибудь?

-Чего же бы теперь, Афанасий Иванович, закусить? разве коржиков с салом, или пирожков с маком, или, может быть, рыжиков соленых?

-Пожалуй, хоть и рыжиков или пирожков, — отвечал Афанасий Иванович, и на столе вдруг являлась скатерть с пирожками и рыжиками .

За час до обеда Афанасий Иванович закушивал снова, выпивал старинную серебряную чарку водки, заедал грибками, разными сушеными рыбками и прочим. Обедать садились в двенадцать часов. Кроме блюд и соусников, на столе стояло множество горшочков с замазанными крышками, чтобы не могло выдохнуться какое-нибудь аппетитное изделие старинной вкусной кухни. За обедом обыкновенно шел разговор о предметах, самых близких к обеду .

-Мне кажется, как будто эта каша, — говаривал обыкновенно Афанасий Иванович, — немного пригорела; вам этого не кажется, Пульхерия Ивановна?

-Нет, Афанасий Иванович; вы положите побольше масла, тогда она не будет казаться пригорелою, или вот возьмите этого соуса с грибками и подлейте к ней .

-Пожалуй, — говорил Афанасий Иванович, подставляя свою тарелку, — попробуем, как оно будет .

После обеда Афанасий Иванович шел отдохнуть один часик, после чего Пульхерия Ивановна приносила разрезанный арбуз и говорила:

-Вот попробуйте, Афанасий Иванович, какой хороший арбуз .

-Да вы не верьте, Пульхерия Ивановна, что он красный в средине, — говорил Афанасий Иванович, принимая порядочный ломоть, — бывает, что и красный, да нехороший .

Но арбуз немедленно исчезал. После этого Афанасий Иванович съедал еще несколько груш и отправлялся погулять по саду вместе с Пульхерией Ивановной .

Пришедши домой, Пульхерия Ивановна отправлялась по своим делам, а он садился под навесом, обращенным к двору, и глядел, как кладовая беспрестанно показывала и закрывала свою внутренность и девки, толкая одна другую, то вносили, то выносили кучу всякого дрязгу в деревянных ящиках, решетах, ночевках и в прочих фруктохранилищах .

Немного погодя он посылал за Пульхерией Ивановной или сам отправлялся к ней и говорил:

-Чего бы такого поесть мне, Пульхерия Ивановна?

-Чего же бы такого? — говорила Пульхерия Ивановна, — разве я пойду скажу, чтобы вам принесли вареников с ягодами, которых приказала я нарочно для вас оставить?

-И то добре, — отвечал Афанасий Иванович .

-Или, может быть, вы съели бы киселику?

-И то хорошо, — отвечал Афанасий Иванович. После чего все это немедленно было приносимо и, как водится, съедаемо…»

(Н. Гоголь «Старосветские помещики»)

Послушаем чеховских героев:

«…Ежели, положим, вы едете с охоты домой и желаете с аппетитом пообедать, то никогда не нужно думать об умном; умное да ученое всегда аппетит отшибает. Сами изволите знать, философы и ученые насчет еды самые последние люди и хуже их, извините, не едят даже свиньи. Едучи домой, надо стараться, чтобы голова думала только о графинчике да закусочке. Я раз дорогою закрыл глаза и вообразил себе поросеночка с хреном, так со мной от аппетита истерика сделалась. Ну-с, а когда вы въезжаете к себе во двор, то нужно, чтобы в это время из кухни пахло чем-нибудь этаким, знаете ли…

- Жареные гуси мастера пахнуть, — сказал почетный мировой, тяжело дыша .

- Не говорите, душа моя Григорий Саввич, утка или бекас могут гусю десять очков вперед дать. В гусином букете нет нежности и деликатности. Забористее всего пахнет молодой лук, когда, знаете ли, начинает поджариваться и, понимаете ли, шипит, подлец, на весь дом. Ну-с, когда вы входите в дом, то стол уже должен быть накрыт, а когда сядете, сейчас салфетку за галстук и не спеша тянетесь к графинчику с водочкой. Да ее наливаете не в рюмку, а в какойнибудь допотопный дедовский стаканчик из серебра или в этакий пузатенький с надписью «его же и монаси приемлют», и выпиваете не сразу, а сначала вздохнете, руки потрете, равнодушно на потолок поглядите, потом этак не спеша, поднесете ее, водочку-то, к губам и — тотчас же у вас из желудка по всему телу искры… Секретарь изобразил на своем сладком лице блаженство .

- Искры… — повторил он, жмурясь. — Как только выпили, сейчас же закусить нужно .

Ну-с, а закусить, душа моя Григорий Саввич, тоже нужно умеючи. Надо знать, чем закусывать. Самая лучшая закуска, ежели желаете знать, селедка. Съели вы ее кусочек с лучком и с горчичным соусом, сейчас же, благодетель мой, пока еще чувствуете в животе искры, кушайте икру саму по себе или, ежели желаете, с лимончиком, потом простой редьки с солью, потом опять селедки, но всего лучше, благодетель, рыжики соленые, ежели их изрезать мелко, как икру, и, понимаете ли, с луком, с прованским маслом… объедение!

- М-да… — согласился почетный мировой, жмуря глаза. — Для закуски хороши также, того… душоные белые грибы…

- Да, да, да… с луком, знаете ли, с лавровым листом и всякими специями. Откроешь кастрюлю, а из нее пар, грибной дух… даже слеза прошибает иной раз! Ну-с, как только из кухни приволокли кулебяку, сейчас же, немедля, нужно вторую выпить .

- Ну-с, перед кулебякой выпить, — продолжал секретарь вполголоса; он уже так увлекся, что, как поющий соловей, не слышал ничего, кроме собственного голоса. — Кулебяка должна быть аппетитная, бесстыдная, во всей своей наготе, чтоб соблазн был. Подмигнешь на нее глазом, отрежешь этакий кусище и пальцами над ней пошевелишь вот этак, от избытка чувств. Станешь ее есть, а с нее масло, как слезы, начинка жирная, сочная, с яйцами, с потрохами, с луком… Два куска съел, а третий к щам приберег, — продолжал секретарь вдохновенно. — Как только кончили с кулебякой, так сейчас же, чтоб аппетита не перебить, велите щи подавать… Щи должны быть горячие, огневые. Но лучше всего, благодетель мой, борщок из свеклы на хохлацкий манер, с ветчинкой и с сосисками. К нему подаются сметана и свежая петрушечка с укропцем. Великолепно также рассольник из потрохов и молоденьких почек, а ежели любите суп, то из супов наилучший, который засыпается кореньями и зеленями: морковкой, спаржей, цветной капустой и всякой тому подобной юриспруденцией…»

(А. П. Чехов «Сирена») Узнаем как встречали Рождество в старой купеческой Москве:

«Наше Рождество подходит издалека, тихо. Глубокие снега, морозы крепче. Увидишь, что мороженых свиней подвозят, — скоро и Рождество. Шесть недель постились, ели рыбу. Кто побогаче — белугу, осетрину, судачка, наважку; победней — селедку, сомовину, леща… У нас, в России, всякой рыбы много .

Зато на Рождество — свинину, все. В мясных, бывало, до потолка навалят, словно бревна, — мороженые свиньи. Окорока обрублены, к засолу. Так и лежат, рядами, — разводы розовые видно, снежком запорошило .

А мороз такой, что воздух мерзнет — Инеем стоит;

туманно, дымно. И тянутся обозы — к Рождеству .

Обоз? Ну, будто поезд… только не вагоны, а сани, по снежку, широкие, из дальних мест. Гусем, друг за дружкой, тянут. Лошади степные, на продажу. А мужики здоровые, тамбовцы, с Волги, из-под Самары .

Везут свинину, поросят, индюшек — «пылкого морозу». Рябчик идет, сибирский, тетерев-глухарь… Знаешь — рябчик? Пестренький такой, рябой… ну, рябчик! С голубя, пожалуй, будет. Называется — дичь, лесная птица. Питается рябиной, клюквой, можжевелкой. А на вкус, брат!.. Здесь редко видишь, а у нас — обозами тянули. Все распродадут, и сани, и лошадей, закупят красного товару, ситцу — и домой, чугункой. Чугунка? А железная дорога. Выгодней в Москву обозом: свой овес—то и лошади к продаже своих заводов, с косяков степных…»

«В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в них зонтичками укропа, и с рубленой капустой, кислой, густо посыпанной анисом, - такая прелесть. Я хватаю щепотками, - как хрустит!.. Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки, мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар - лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва... А жареная гречневая каша с луком, запить кваском! А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам.. .

А миндальное молоко с белым киселем, а киселек клюквенный с ванилью, а... великая кулебяка с вязигой, с осетринкой! А калья, необыкновенная калья, с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками... а моченые яблоки по воскресеньям, а талая, сладкаясладкая "рязань"... а "грешники", с конопляным маслом, с хрустящей корочкой, с теплою пустотой внутри!..»

–  –  –






Похожие работы:

«Рассказов Леонид Дементьевич БЫТИЕ, КРИЗИС И СОЗНАНИЕ КАК ВЕДУЩИЕ КАТЕГОРИИ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В статье автор анализирует глобализацию с точки зрения основных категорий философии бытие и сознание в неразрывной связи с кризисом. Кризис рассматривается к...»

«Исходя из этого, логично предположить, что в каком-либо из алтарей березовского костела на этих местах могли оказаться парные "шерешевские" скульптуры . Тем более, что святая Елизавета была небесной заступницей матери К.Л. Сапеги Елизаветы Радзив...»

«Рекламный проект презентации героя романа Айн Рэнд "Источник" Говарда Рорка. В своих действиях, словах, стремлениях, человек всегда отталкивается от фундаментального Идеала. Выбирая правильный, ведущий в нужную сторону путь, мы неизменно возвращаемся к своему эталону как к...»

«murka_noty_dlya_fortepiano_dlya_nachinayuschih.zip Раз пошли на дело, выпить захотелось, Мы зашли в шикарный ресторан. Ты зашухарила всю нашу малину И за это пулю получай. Имеется вариант т. Первоначальный вариант текста песни с заменой "Шурки" на "Мурку" (в исполнении Константина Сокольского (Соколовского))...»

«Р. К И П Л И Н Г РИККИ-ТИККИ-ТАВИ Комнпермгиз 1939 Кудымкар Р. КИПЛИНГ РИККИ-ТИККИ-ТАВИ КОМИПЕРМГИЗ КУДЫМКАР 1939Эта рассказыс ыджыт война йьшсь, кб^ до нубт1с бтнас ыджыт керку ваннбйын Сигаули посёло...»

«Русский к. XIX нач. XX вв. рекомендательный список Информационно-библиографический отдел НБ НГУ Рекомендательный список литературы включает в себя материалы из фондов НБ НГУ, базы данных ИНИОН РАН, Научной электронн...»

«АЙН РЭНД АЙН РЭНД СТО ГОЛОСОВ Скотт Макконнелл собрал Издательство АСТ Москва УДК 821.111(73) ББК 84(7Сое) М15 Scott McConnell 100 VOICES: AN ORAL HISTORY OF AYN RAND Сери я " Айн Рэнд : пр оз...»

«ОТ АВТОРА Повесть "Рывок в неведомое" — продолжение и окончание книги "Мальчишка-командир", которая вышла в издательстве "Детская литература" в 1987 году и посвящена боевой юности Аркадия Петровича Голикова, будущего писателя Аркадия Петровича Гайдара. "Рывок в неведомое" рассказывает о самом драмат...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.