WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«ИД Журналист, 2006. – С. 20-36. Сафрончук М.В., к.э.н., доцент кафедры экономической теории МГИМО МИД РФ Проблемы экономической безопасности в меняющемся мире ...»

Сафрончук М.В. Проблемы экономической безопасности в меняющемся мире (экономико-институциональный

обзор) // Экономическая безопасность и внешнеэкономические связи России / Под ред. Е.Б.Завьяловой. М.:

ИД "Журналист", 2006. – С. 20-36 .

Сафрончук М.В.,

к.э.н., доцент кафедры

экономической теории

МГИМО МИД РФ

Проблемы экономической безопасности в меняющемся мире

(экономико-институциональный обзор)

Достижение экономической безопасности в любой стране создает основу для поддержания и реализации целей других сфер национальной безопасности – военной, политической, социальной, экологической, информационной .

При выявлении, в каком состоянии находится экономика страны – опасном или относительно безопасном - и выработке эффективных мер экономической политики необходимо использовать инструменты научного анализа. Для их подключения к предмету экономической безопасности нужно преобразовать определение ЭБ так, чтобы оно стало научным, пригодным для аналитической работы. Мы предлагаем упростить определение, данное в базовых документах по НЭБ и понимать под экономической безопасностью устойчивость экономики ко внешним и внутренним шокам политического и экономического характера, т.е .

способность экономики предотвращать эти шоки, либо минимизировать их последствия .

Важнейшими условиями экономической безопасности в любой стране является макроэкономическая стабилизация при полной занятости и структурной сбалансированности экономики, а так же сохранение баланса центробежных и центростремительных тенденций в социальноэкономической системе .



В быстро изменяющейся экономике с трансформирующейся социальноэкономической системой, проблемы экономической безопасности серьезно обостряются .

Так, в России в процессе рыночной трансформации произошло глубокое разбалансирование социально-экономической системы во всех сферах .

Разрыв производственных связей, дефрагментация сфер производства и денежного обращения, институциональная неопределенность нарушают координацию экономических агентов на микро-, мезо-, региональном и макроуровне. Наблюдается трансформационный спад с общеизвестными социально-экономическими последствиями .

В ходе рыночных реформ 1990-х учащаются эффекты непредвиденных последствий во многом из-за ошибочности и затягивания политических решений. Этому способствует дефицит знаний специфики рыночной модели экономики, недостаток информации о рыночной мотивации и поведении, об инструментах и механизмах государственного регулирования. Конечно же, отсутствие предварительных данных о реагировании экономики на реформы системного масштаба, о закономерностях преобразования командноадминистративной системы в рыночную увеличивает трансформационные риски. Нарастает информационный и институциональный вакуум. Возникает проблема аномии государственного регулирования. Все это критически обостряет проблемы экономической безопасности, разрушает систему национальной безопасности в целом. Страна превращается в сплошную зону повышенной опасности и становится весьма уязвимой к экономическим и политическим шокам. Таким образом, на первом этапе трансформации в экономической системе России возникают механизмы эндогенных шоков, создавая каналы проникновения и развития экзогенных угроз .

На современном этапе, когда уже созданы рыночные правовые и организационные институты, достигнута финансовая стабилизация и даже наблюдается экстенсивный рост ВВП, обнаруживаются причины, по которым экономика не работает по-рыночному .



Ряд показателей, несмотря на позитивные темпы ВВП, на протяжении всех 2000-х говорит о том, что страна не выходит из трансформационной депрессии. Оживление экономики наблюдается лишь в экспортно-ориентированных отраслях и носит экстенсивный характер. Вместе с тем продолжает падать индекс конкурентоспособности. С 70-го места в мире Россия в этом году передвинулась на 75-е, оставшись далеко позади Мексики, Бразилии, Индии .

В чем же дело?

Проблема в том, что еще не завершена институциональная трансформация. Целям экономического поведения не соответствует мотивация, система ценностей и приоритетов экономических агентов. Это большая институциональная проблема, породившая институциональные ловушки (подробнее об институциональных ловушках см. в работах Полтеровича В.М.). Мы полагаем, что институциональные ловушки – механизмы (как, например, порочный круг слаборазвитости или бедности), поддерживают не только состояние экономической, политической, но и институциональной незащищенности, уязвимости нашей страны. Даже мировое сообщество, представленное Всемирным экономическим форумом, видит слабость государственных институтов и механизмов развития в качестве важнейших причин низкой эффективности, а значит и конкурентоспособности нашей экономики. В результате можно говорить о еще одном аспекте безопасности, нарушающейся именно в переходный период – об институциональной безопасности .

Состояние институциональной безопасности характерно для развитых рыночных стран с устойчивой экономикой. Институциональные рамки социально-экономической системы, законы и функционирование субъектов принятия политических и экономических решений, полностью соответствуют или адекватны краткосрочным и долгосрочным целям экономической политики, тогда они эффективны. К тому же, - чего нет ни в развивающемся мире, ни в постсоциалистических странах, - адекватные рынку институты создают такие рамки и инструменты социальноэкономических отношений, которые направляют деловую практику и ее регулирование в русло эффективности. Четко работающие механизмы мониторинга, контроля, системы стимулов и наказаний помогают удерживать экономических агентов в рамках правового поля и деловой этики .

Напротив, сбои в институциональной системе, ее неэффективность вызывают резкий рост трансакционных издержек, административных и других барьеров. В ответ на это становятся нормой оппортунистическое поведение, незаконная деятельность, попирающая экономические принципы .

Растут политические, институциональные, административные риски. Все больше сделок выводится «в тень». Наряду с утратой эффективности экономики исчезают возможности ее регулирования. Так, в России меры бюджетно-налоговой политики часто приводят к обратному эффекту. К примеру, отмена налога с продаж и понижение НДС на 2% обеспечили облегчение косвенного налогообложения на 7%. В результате адекватно сократились доходы бюджета. Однако уровень цен в потребительском секторе не только не снизился, а наоборот возрос. Получился эффект, противоположный желаемому. Аналогичный пример - история с возвратом НДС. Казалось бы, благая цель стимулирования экспорта посредством данного инструмента, хорошо зарекомендовавшего себя в других странах. У нас же это привело к мультипликативному росту фиктивных или неполных сделок, незаконно выводящих деньги из бюджета государства. Почему так получается?





Дело в том, что институциональный механизм принятия эффективных решений в сфере экономической политики имеет свой алгоритм действий: 1) экспертная оценка, 2) аппаратный анализ, 3) политическое решение. В российском механизме политических решений нет первой и главной составляющей. У нас по многим причинам не сложилась практика опоры на экспертную оценку. Без нее «провисает» аппаратный анализ. Надо сказать, что именно здесь укоренились отношения торга, подменив оценку профессионалов, системный анализ, оптимизацию и т.д. Отсюда – недостаточная эффективность и «ангажированность» экономической политики .

Политическая безответственность при отсутствии механизмов взаимного мониторинга – еще одна угроза. Сохраняется низкая экономическая, административная и уголовная ответственность должностных лиц финансовых и кредитных организаций за исполнением налоговых и других платежей в бюджет .

Вот почему не сложилось действенных механизмов мониторинга и контроля – в них нет заинтересованности. В условиях неопределенности легче получать экономическую ренту привычными «теневыми» и противоправными методами, а для этого нужна безнаказанность. До сих пор, например, остается проблема нерегулируемости норм налогового законодательства. Отсутствуют критерии, по которым можно квалифицировать налоговые преступления. В 2000-х сохраняет свою актуальность такой механизм ухода от налогов, как криминальные банкротства (только по данным Высшего арбитражного суда РФ, на 2002 год насчитывалась 61 тысяча незакрытых дел о незаконных банкротствах). Таким образом, экономические угрозы и барьеры, в данном случае низкая платежеспособность госбюджета, имеют свои институциональные причины .

Можно полагать, что институциональные шоки, создавая отрицательные импульсы, подобно вирусу ослабляют экономику изнутри, снижают ее устойчивость и повышают уязвимость по отношению ко внутренним и внешним экономических и политическим угрозам .

Повышенная барьерность российской экономики продолжает создавать угрозы экономической безопасности.

Можно выделить несколько категорий барьеров, продуцирующих угрозы:

1. Экономические барьеры, включая решения в сфере экономической политики. К ним можно отнести низкую платежеспособность совокупного спроса; высочайшую инфляцию, начиная с 1992 г.; очень низкие расходы госбюджета, которые значительно меньше потребностей промышленности и социальной сферы (например, в 90-е гг. – в 10 раз). Строительство экономически необоснованных финансовых пирамид ГКО-ОФЗ с доходностью, превышающей 100% годовых. Замещение денежных расходов госбюджета векселями коммерческих банков, в результате чего госрасходы на 25–50% перешли в доход банков-посредников.1 Все это примеры вывода живых денег, оборотных средств и инвестиций из сферы производства. В отраслях, за исключением нефтегазового сектора, до сих пор сохраняются бартер, оборот суррогатных платежных средств, инвестиционный голод .

2. Барьеры, связанные с законодательством (правовые или институциональные барьеры) и его нарушением: внутренняя противоречивость законодательства (взаимоисключающие формулировки статей или требований), внешняя противоречивость (например, некоторые положения закона «О банкротстве» противоречат Конституции). Законы грешат неоднозначностью формулировок, допускающих различия в толковании, непродуманностью, экономической неэффективностью. Они неудобны для исполнения, а порой и вовсе невыполнимы. В их содержание встроены механизмы, блокирующие цивилизованное ведение бизнеса, усиливающие риски и провоцирующие оппортунистическое поведение (например, закон «О несостоятельности (банкротстве)», Закон об акционерных обществах и т.д.). А как квалифицировать такие шаги министерств и ведомств, как незаконная отмена экспортных пошлин на газ и нефть в 1996 г., что обернулось потерей госбюджетом 20 трл. рублей2;

замещение денежных расходов госбюджета векселями коммерческих банков?

Глазьев С. Основа обеспечения экономической безопасности страны – альтернативный реформационный курс. РЭЖ № 1, 1997 г. С. 10 .

Там же .

В каких странах законодательство позволяет правительству при собираемости налогов на уровне 8-9% от ВВП (вторая половина 1990-х) и бюджетном дефиците в 10% от ВВП устанавливать расходы по статье «Обслуживание государственного долга» в размере 7% от ВВП? 3

3. Административные барьеры. Метод, которым чиновники пытаются «вытянуть» деньги у частного бизнеса, заставить «делиться». Подобного рода методы перераспределения доходов повышают уровень цен в стране, душат инвестиции и бизнес-планы. Получается, что сами же чиновники тормозят экономический рост, препятствуя удвоению ВВП. Каков выход из данного положения? Коррупция как приспособление к административным барьерам. В России создалась коррупционная система в 2 млн.человек .

В связи с этим можно говорить об институциональных факторах развития и ввести понятие институциональный ресурс. В зависимости от качества или состояния он может оказаться как положительным, так и отрицательным фактором развития и с учетом этого включаться в экономический анализ, например, в модели роста .

Для переходной экономики, ломающей социально-экономическую систему, как в нашем, российском, варианте, так и в постсоциалистических моделях трансформации, институциональный ресурс является фактором институциональной нестабильности.4 Что может включаться в понятие «институциональный ресурс»? Вопервых, - качество, или эффективность, институтов. Во-вторых, - его составляющими могут быть имеющиеся в любой экономике административный и криминальный ресурс, но в особом, специфическом понимании, свойственном переходной или развивающейся системе .

Рассмотрим эти явления подробнее. Начнем с понятия административный ресурс. В нашей переходной экономике и в экономиках развивающихся стран (в отличие от стран с развитым рынком) административный ресурс стал особым, чуть ли не основополагающим фактором. Да, без него не реализуются проекты и в развитых странах, но там он выступает как рядовой фактор хорошо отработанного институционального механизма .

Напротив, в российской экономической практике последних лет именно административный ресурс стал решающим как в производственных вопросах, так и в институциональном плане. Именно административный ресурс привнес командно-административные черты в систему принятия экономических решений, возрождает элементы командно-административной системы в хозяйственной жизни общества. Это сдерживает свободу предпринимательства (свободу выбора что, как и для кого производить) и повышает трансакционные издержки деловой активности. Локализует Глазьев С. Основа обеспечения экономической безопасности страны – альтернативный реформационный курс. РЭЖ № 1, 1997 г. С. 10 .

Подробнее см. Сафрончук М.В. О применении институциональных факторов в анализе социальноэкономической трансформации и в моделях экономической динамики / Соврменная экономическая теория:

проблемы разработки и преподавания / под ред.Хубиева. – М.: Экономичский факультет МГУ, ТЕИС, 2002 .

инвестиционные потоки, перераспределяет их из сфер получения долгосрочной прибыли или отдачи в сферы «быстрой наживы». Такие инвестиции в 90-е годы стали называть «стерильными», так как они не завершаются ростом производства или производительности. Стремление получить административный ресурс подменяет механизмы и стимулы конкуренции. Тем не менее, активизацию административного ресурса, уже включаемую в статьи расходов предприятий, можно рассматривать как правило игры, как сформировавшийся институт. Существует мнение, что плохие институты лучше, чем их отсутствие. В этом смысле возможность действовать в рамках данного института, пусть с дополнительными издержками, может быть несколько лучше, чем институциональный вакуум .

Однако эффективность, качество и содержание такого института, по всей видимости, тоже оставляет желать лучшего. Хозяйственная система мутирует, административный ресурс стал важнейшим инструментом конкурентной борьбы. Побочное действие этого ресурса – уже рассмотренные нами административные барьеры. Они создаются с целью проплаты ослабления или ликвидации препон в борьбе за доступ к экономическим ресурсам .

В обзоре «Где и когда возникают административные барьеры», проведенном в апреле 2005 г. деловым еженедельником «Компания» (№ 361), констатируется рост временных и денежных расходов фирм на преодоление искусственных административных барьеров. Так, перенос сроков строительства по бюрократическим причинам приводит к удорожанию проекта на 3-5%. Строительную компанию на законном основании проверяют более 30 организаций, а московские рестораны – более сорока. Вменение продажи авиабилетов как обязательной обходится туристическим компаниям в 5-10 тысяч ам.долларов ежегодно .

Мониторинг Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР) в 2004 году показал, что на покупку помещения у фирм уходило более полугода, 90% фирм так и не смогли завершить покупку земли, при этом оформление сделок может длиться более года. Бизнес не успевает адаптироваться к постоянно меняющимся правилам административно-фискальных технологий, вошедших в практику с начала 1990-х .

Криминальный ресурс – вторая составляющая институционального ресурса. На определенном уровне он довольно тесно переплетается с административным, порой врастая в него (например, предприниматели и депутаты – выходцы из криминальной среды). Криминальный ресурс оказывает многостороннее, многофакторное влияние на экономический процесс. Как правило, снижается эффективность политических и экономических решений, растет неэффективность перераспределения ресурсов, как следствие падает производительность и конкурентоспособность экономики .

С одной стороны, криминальный ресурс также заполняет институциональный вакуум, беря на себя, правда весьма ограниченно, функцию защиты собственности от многочисленных посягателей, либо от конкурентов, помогая их устранить. Не так просто выбросить производителя из бизнеса и занять его место. Беда лишь в том, что использование криминального и административного ресурсов практически полностью подменило (а не дополнили, как в развитых странах) инструменты конкуренции - снижение издержек и внедрение новых технологий, неустанный поиск инноваций. Неумолимые поборы и давление в принятии экономических решений (государство как «оседлый бандит») не дают действовать эффективно, затрудняют гибкость и маневренность бизнеса .

Действие «криминального ресурса» повышает степень правовой неопределенности, прежде всего, в вопросах собственности, заставляет принимать лишь краткосрочные и сверхприбыльные проекты спекулятивноарбитражного характера. Конечно же, в их основе лежит перераспределение, а не создание нового продукта, либо выкачка природных ресурсов за рубеж .

Примитивизм и отсутствие профессионализма (например, покупаемые должности в промышленности), включая неграмотные действия в международной практике, создают высокие издержки упущенных возможностей. Вот где надо видеть еще один тип угроз экономической безопасности – институциональные угрозы .

Институциональная защищенность или безопасность проявляется в том, что регулирующий механизм быстро адаптируется к различного рода сбоям в хозяйственной системе, не допуская развития вышеупомянутых явлений. Приведем пример, демонстрирующий важность принципа гибкости и адекватности институционального устройства модели экономики, когда регулирующие правила могут быть оперативно пересмотрены в соответствие с изменением экономических параметров развития (или макроэкономической ситуации) .

Так, экономика Европы в связи с затянувшимся полу-депрессивным состоянием (в 2005 г. рост ВВП в Еврозоне за три квартала составил 1,3%, в Евросоюзе 1,5%)5 не выдерживает высоких цен на энергоресурсы и завышенного курса евро. В последнее время не всем ведущим странам удается сводить бюджетный дефицит в соответствие с условиями Пакта о стабильности. Бюджетные дефициты Греции, Германии, Франции и т.д .

превышают 3% от ВВП. Как быть в подобной ситуации? Применить штрафные санкции и заставить страны подчиниться требованию Пакта, сдерживающему инфляцию и неэффективность госрасходов? Однако анализ экономического положения стран-нарушителей показывает, что ситуация в Европе изменилась. Многим экономикам в ответ на сложившиеся условия требуется пересмотреть допустимый размер бюджетного дефицита. Нелепо ради удержания финансовых показателей любой ценой упускать решение коренных проблем, которые как раз и явились источником бюджетных «неполадок». Искусственное сокращение госрасходов в данной ситуации снизит эффективность или затормозит проведение структурных По данным русской службы Euronews от 17 ноября 2005 года преобразований и социальной политики в условиях серьезной реструктуризации крупных фирм .

Другой пример институциональной гибкости – грядущее реформирование налоговой системы США. Правительство США намерено отказаться от традиционного типа налоговой системы (прогрессивной), обсуждая переход к единой налоговой ставке: дальнейшее стимулирование бизнеса посредством кредитно-денежной политики и расширения госрасходов становятся инфляционно опасными. Инфляция в США за 2005 г., по предварительным расчетам, составила уже 4,3%.6 Люди начинают ее ощущать. Возможности относительно безболезненного наращивания бюджетного дефицита исчерпаны. Для сдерживания инфляции продолжается курс на повышение учетной ставки. В ноябре ее повысили до 4% двенадцатый раз за последние полтора года, и это не предел. Работает принцип: своевременное изменение правил и инструментов регулирования обеспечивает высокие адаптационные возможности экономики .

Напротив, излишнее затягивание политического курса, создающего видимость финансовой стабильности ради привлечения инвестиций, которые все равно не помогут при ошибочной политике, цепляющейся за отжившие парадигмы, наносит экономике урон, провоцируя кризис. В результате институциональная несбалансированность, нарушая институциональную безопасность, усиливает экономические шоки, отдаляя достижение экономической стабильности, защищенности .

Такая ситуация, например, привела к серьезному аргентинскому кризису начала 2000-х. Привычка привязываться к кредитам МВФ делает правительство зависимым от его рецептов - незыблемых и стандартных для всех типов стран. Реальная цель рекомендаций МВФ – обеспечить кредитоспособность стран-должников путем поддерживания любой ценой финансовых балансов в их экономике. Как правило, правительства, «подсевшие на иглу» кредитов фонда, вынуждены приносить в жертву национальные интересы (интересы развития), загонять вглубь очевидные кризисные явления, что бумерангом сказывается на кредитоспособности этих стран в условиях распада экономики .

Так, в Аргентине реформаторы для получения кредитов от МВФ боялись отказаться от курса валютного управления (currency board), изжившего себя и уже работающего на разрушение экономики. Однако с неуклонным упорством currency board продолжал навязываться фондом как символ реформы. В результате разразился широкомасштабный экономический кризис, а послушное правительство было сметено волнами народных негодований. МВФ признал ошибочность своей рецептуры, но было уже поздно .

Посмотрим, что принесла России привязка к рекомендациям Международного валютного фонда и зацикливание на соблюдении неких финансовых стандартов в условиях трансформационного спада 1990-х .

По данным русской службы Euronews от 17 ноября 2005 года Необходимо отметить, что бюджетно-налоговое законодательство России приобрело высокую зависимость от политики МВФ при урегулировании внешней задолженности. Под давлением МВФ правительство пошло на шаги, тормозящие выход страны из кризиса. Во-первых, пришлось отказаться от намерения снизить ставки НДС до 15%, а также льготную ставку по продуктам основной группы питания и других социально значимых товаров .

Во-вторых, под давлением фонда пришлось повысить акцизы и экспортные пошлины, ввести новые пошлины и расширить номенклатуру продукции ТЭК, облагаемой при вывозе. В-третьих, пришлось отказаться от целевого кредитования экономики и от кредитования экспортеров Центробанком;

заморозить создание Банка развития и т.д .

Данная политика нанесла вред, который и к середине двухтысячных не компенсирован. Вместо стимулирующей политики правительство применяло и продолжает применять сдерживающую. Это не только подкрепляло долгосрочные факторы инфляции, но углубляло и затягивало спад. Экономика лишилась механизмов инвестирования промышленности .

Поэтому отток капитала из реального сектора на финансовые рынки и за рубеж (по отношению к ВВП) устойчиво высок: до сих пор сохраняется тренд в 20-25 млрд. долларов в год. Например, статьи Платежного баланса за три квартала 2004 года говорят о бегстве капитала в размере, превышающем 22 млрд.долл.7 а, по итогам всего 2004 г. убежало около 27 млрд.долл. За первое полугодие 2005 года незаконно вывезено примерно 11 млрд.долл.8 Углубилась структурная деформация не только госбюджета, но и всего хозяйственного организма .

Однако не следует забывать, что при построении принципиально новой социально-экономической системы не просто корректируется, а изменяется вся система институтов. Происходит институциональная трансформация .

Если формирование новой экономической системы заранее не подготовлено соответствующими институциональными изменениями, то страна на первой стадии рыночных реформ может столкнуться с непредвиденными последствиями .


В частности ей приходится пройти стадию институционального вакуума, что, собственно, и наблюдалось в России. В освободившуюся институциональную нишу устремляются принципы и правила иностранных кредиторов, правительств и просто более сильных зарубежных партнеров. Агрессивно продвигая свои национальные интересы, они не встречают барьеров ни со стороны федеральных и местных правительств, ни со стороны частных экономических агентов. Этому способствовало отсутствие ориентации на национальные интересы в поведении субъектов, принимающих решения, до сих пор сохраняющаяся институциональная многоукладность, слабость рыночных институтов .

Почему образовался институциональный вакуум? На первом этапе рыночных реформ сняли ограничения командно-административной системы:

Рассчитано по данным Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru Рассчитано по данным Центробанка России www.cbr.ru ресурсные ограничения, ценовые, плановые, идеологические. Отменили монополию государства в экономике и государственную собственность, но не заменили образовавшуюся нишу другими работающими институтами, прежде всего, полноценным институтом частной собственности .

Либерализация подменялась безвластием, вседозволенностью и беззаконием. Убрав государство с командных высот, с него сняли социальноэкономическую ответственность, но забыли ее переложить на тех, кому вручили полномочия принимать самостоятельные экономические решения .

Из законов и координат мышления полностью ушли понятия национальных интересов, безопасности страны, включая экономическую безопасность .

Развернувшаяся борьба элит и широкомасштабное непрофессиональное лоббирование важнейших правительственных решений усиливали институциональную нестабильность .

Вот почему законодательная база неадекватна рынку и неэффективна .

Она характеризуется непрозрачностью, противоречивостью формулировок и неполнотой, допускает многовариантность толкования, о чем мы говорили выше. Поэтому законодательство трудно применимо, не содержит механизмов решения среднесрочных и долгосрочных социальноэкономических проблем. Собственно, как может быть иначе, ведь «правила игры» создаются и применяются в рамках принципов и координат мышления прежней командно-административной системы, ее бюрократических (партийных, комсомольских и хозяйственных) элит. То же самое можно сказать и об экономической политике. Субъекты, принимающие решения, руководствуются сиюминутными интересами политической и экономической конъюнктуры, что характерно для революционного типа системных изменений. Вот почему создаются институциональные ловушки.(пора создавать перелом в акцентах и интересах экономической политики с учетом национальных интересов. Механизм их реализации д.б. заложен в формирование и реализацию экон.политики) - Ходорковский .

Координация экономических агентов стала принимать стихийный характер. Но это была не стихия рынка, а стихия беззакония и произвола, безответственности, потери этических норм в экономическом и общечеловеческом поведении. К сожалению, именно такую институциональную «свободу» получила хозяйственная элита. В совокупности с «теневым» мышлением это дало синергетический эффект .

Кстати сейчас, к середине 2000-х, появилась весьма настораживающая и опасная тенденция приписывать вышеперечисленные явления моральноэтического и правового нигилизма рынку и конкуренции. Но ведь рыночные отношения – это хорошо организованный правовой бизнес, оптимизирующий экономические процессы. Подобные искажения сути рыночных отношений – источник угроз информационной и институциональной безопасности .

В результате на первой стадии рыночных реформ были заложены основы трансформационной теневой экономики, новой по своей сути. Ее масштабы более значительны, а формы деятельности - более многообразны и губительны, чем у «теневиков» советского периода. В целях личного обогащения легально и нелегально из страны хлынули потоки финансового капитала и ценных природных ресурсов часто по весьма заниженной стоимости. Остальная продукция, за общеизвестным исключением, страдает низкой конкурентоспособностью или ее отсутствием. Экономика и бюджет государства понесли и продолжают нести невосполнимые потери .

Итак, к чему мы пришли в ходе реформ в 1990-е годы? К экономическому и трансформационному спаду, к дезинтеграции и дефрагментации экономики (как промышленности, так и финансовой сферы), к серьезным структурным деформациям. До сих пор идет процесс вымывания не только производственных инвестиций, но и денежных оборотных средств из реального сектора. Деньги «убегают» в банковский сектор и на финансовые рынки, деградирует производственная база, снижается отдача от инвестиций .

Количество предприятий-банкротов во второй половине 90-х находилось на уровне 60%, включая искусственные банкротства. В 2000-е этот показатель уменьшился до 43% в 2003 году и 35,8% в 2004 г.9 Неэквивалентный обмен в международной торговле усилился по сравнению с дореформенным .

Экспортируя бесплатно достающуюся природную ренту, мы оплачиваем чужую интеллектуальную ренту, финансируя развитие технического прогресса и высокоинтеллектуальный труд в постиндустриальных странах .

Как остановить этот процесс и сбалансировать финансовые потоки, в чем должна заключаться стимулирующая политика?

Прежде всего, давно пора создавать условия для реализации долгосрочной промышленной и научно-технической политики. Следует начать с финансовой сферы. Экономическими методами снизить риски и повысить инвестиционную привлекательность промышленного сектора. Для этого необходимо уменьшить процентный арбитраж между производством и финансовыми рынками. Но как это сделать? Логичные шаги предлагаются в программе реформирования национальной финансовой стратегии России .

Посмотрим, на что нацелена правительственная Стратегия развития денежно-кредитной сферы до 2025 года? Прежде всего, выделяются угрозы финансовой безопасности, а затем вырабатываются пути их преодоления. В качестве серьезных угроз признается следующее: а) блокирование кредитования российской экономики, т.е. денежно-кредитная сфера и финансовые рынки блокируют кредитование промышленности; б) выведение денежного капитала из реального сектора экономики (не путать с бегством капитала из страны, хотя этот фактор тоже угрожающий) .

Для преодоления негативных тенденций предлагается реформирование кредитно-денежной системы и создание инвестиционного потенциала развития информационно-индустриальной экономики. Поэтому цели первого этапа стратегии заключаются в следующем. Привести в соответствие основные ориентиры банковской деятельности стратегическим целям развития экономики; обеспечить динамическую устойчивость кредитноПо данным Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru денежной системы, ее стабильное развитие, способность влиять на экономический рост. Синхронизировать развитие банковского сектора с другими секторами экономики. Что для этого необходимо?

В качестве самых первых шагов предлагается решить проблему дефицита денежной массы и использовать ее кредитную функцию, повышая коэффициент монетизации. Действительно, его низкий уровень в России говорит о недостаточности денег в реальном секторе. Несмотря на рост: от 18,5 в 2002 г. до 23 в 04 г. и 29 в 05 г.10, коэффициент монетизации остается весьма низким: в 2-4 раза меньше, чем в развитых рыночных странах .

На первом этапе для активизации инвестиционной функции бюджетно-налогового механизма допускается первичный дефицит (3-4% ВВП). Предлагается снизить доходность гособлигаций, чтобы сблизить нормы прибыли на финансовых рынках и рентабельность промышленных предприятий. Это позволило бы переориентировать денежные потоки от финансовых рынков в производство. Однако если не будет создано эффективных механизмов инвестирования в обновление основного капитала, в модернизацию отраслей, то мы опять получим стагфляцию. Тогда планируемое снижение налоговых ставок до 2007 вряд ли поможет стимулировать деловую активность, а вот структурный бюджетный дефицит неоправданно возрастет .

Таким образом, не решив институциональных проблем, мы всегда будем упираться в экономическую неэффективность. Похоже, данный принцип найдет понимание, так как в планах финансового реформирования уже обозначена институциональная составляющая. Мы это можем увидеть в следующих положениях стратегии развития: финансовая система должна развиваться стабильно, обеспечивать преемственность институциональных изменений в долгосрочном периоде. Необходимо создание внутренне непротиворечивой законодательной базы, обеспечивающей равные права сторон в финансово-кредитных, бюджетно-налоговых, торговых и платежных отношениях.11 Проблема лишь в том, носители каких поведенческих институтов будут осуществлять эти планы .

По данным Центробанка России www.cbr.ru Формирование национальной финансовой стратегии России: Путь к подъему и благосостоянию/ Под ред .

В.К.Сенчагова. – М.: Дело, 2004. С.124 .






Похожие работы:

«Комплексный тренинговый модуль для НПО, сопровождающих работу проектов профилактики с компонентом ТБ Киев, 2015 Авторский коллектив: Ирина Жарук Оксана Леоненко-Бродецкая Ольга Сидоренко Людмила Шульга Сергей Филиппович Оксана Сметанина Евгения Гелюх Виталий Руденко Редакторы-составители: Я...»

«Санкт–Петербургский государственный университет Фундаментальные информатика и информационные технологии Математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей Власова Ксения Андре...»

«58 Вопросы экономики и права. 2015. № 1 СТРАНЫ С ТРАНЗИТНОЙ ЭКОНОМИКОЙ И ВТО © 2015 Хабыева Айсолтан Мухамметмырадовна магистр права Государственная школа-интернат для особо одаренных детей 744000, Республика Туркменистан, г. Ашхабад, ул. Гарашсызлык шаелы, д. 28 E-mail: aysoltan.habyyeva@gmail...»

«\~ I q -, •.,' •. ;J' ПРАВИТЕ.JlЬСТВО МОСКВЫ ДEГlАРТАМЕ!П ГОРОДА МОСКВЫ ПО КОНК:УРЕНТIiОЙ ПОЛИТИКЕ (ТЕНДЕРНЫЙ КОМИТЕТ) ПРИКАЗ 70-01-50/14 08.04.2014 г. H~ Об утверждсннн Тнповой формы гарантин исполнеШIЯ контракта в соответствии со статьей 45 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. H~44-ФЗ "О контрактной...»

«Канева M.А., Унтура Г.А. Взаимосвязь НИОКР, перетоков знаний и динамики экономического роста регионов России Kaneva, M.A. and G.A. Untura. The Effect of R&D and Knowledge Spillovers on Economic Growth in the Russian Regions УДК 332.14+...»

«БОБРОВНИКОВ  Александр Вячеславович Макроциклическая динамика в экономике латиноамериканских стран Специальность  08.00.14 "Мировая экономика" Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук Москва-2004 Работа выполнена в Центре...»

«Акционерное общество "AMF Group" Пояснительная записка к консолидированной финансовой отчетности за период с 01 января по 31 марта 2015 года АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "AMF Group"СОДЕРЖАНИЕ ПРИМЕЧАНИЯ К КОНСОЛИДИРОВАННОЙ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ Общая часть 1. Основа подготовки финансово...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.