WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«МОСКВА ИЗДАЕТСЯ с 1766 г. ТОМ ДВЕСТИ ВТОРОЙ МОСКВА УДК 33 ББК 65 С 2003 года по решению Президиума Высшей аттестационной комиссии Министерства образования Российской Федерации «Научные ...»

-- [ Страница 1 ] --

ТОМ ДВЕСТИ ВТОРОЙ

МОСКВА

ИЗДАЕТСЯ

с 1766 г .

ТОМ ДВЕСТИ ВТОРОЙ

МОСКВА

УДК 33

ББК 65

С 2003 года по решению Президиума Высшей аттестационной комиссии Министерства образования Российской Федерации «Научные труды Вольного экономического общества России» включены в «Перечень ведущих научных журналов и изданий», выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук .

Since 2003, by decision of the Presidium of the Higher Attestation Commission of the Ministry of Education of the Russian Federation, «Scientific Works of the Free Economic Society of Russia» are included in the «List of leading scientific journals and publications» produced in the Russian Federation in which basic scientific results of dissertations for the degree of doctor and candidate of sciences should be published .

© Вольное экономическое общество России, 2016 © The Free economic society of Russia, 2016 ISBN 978-5-94160-191-2 ISSN 2072-2060

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ

Г.Х. ПОПОВ Главный редактор, председатель Сената (Совета старейшин) ВЭО России, почетный президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов, академик РАЕН, д .


э.н., профессор (г. Москва, Россия) А.Н. АСАУЛ Член Президиума ВЭО России, директор АНО «Институт проблем экономического возрождения», заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН, д.э.н., профессор (г. Санкт-Петербург, Россия) С.Б. БАЙЗАКОВ Научный руководитель АО «Институт экономических исследований» Министерства экономического развития и торговли Республики Казахстан, д.э.н., профессор (г. Астана, Республика Казахстан) С.Д. БОДРУНОВ Президент ВЭО России, президент Межрегиональной Санкт-Петербурга и Ленинградской области общественной организации ВЭО России, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, первый вице-президент Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга, д.э.н., профессор (г. Санкт-Петербург, Россия) Л. ВАСА Директор Центра исследований инновационных технологий факультета экономики и социальных наук Университета имени Святого Иштвана, д.э.н., доцент (г. Гёдёллё, Венгрия) Р.М. ГЕОРГИЕВ Вице-президент Международного Союза экономистов, заместитель декана факультета экономики и бизнес-администрирования Софийского государственного университета св .

Климент

–  –  –

Z.A. SAMEDZADE Vice-president of the International Union of Economists, Committee chairman on Economic policy of the Milli Mejlis (the Parliament of Azerbaijan), chief editor of the newspaper «Economics», Academician of the National Academy of Sciences of Azerbaijan, Dr. Sc. Econ., Professor (Baku, Republic of Azerbaijan)

–  –  –

НАУЧНЫЕ ДИСКУССИИ

АБАЛКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ: КРУГЛЫЙ СТОЛ

«ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ РОССИИ»

НА ТЕМУ: «НОВАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РОСТА. ЧТО НОВОГО?» .

Д.Е. Сорокин Вступительное слово

А.Н. Клепач Структурные факторы экономического роста

С.Ю. Глазьев Размышления о путях обеспечения роста российской экономики



С.В. Калашников Комментарии по теме «Новая модель экономического роста. Что нового?»

Б.Ю. Титов России нужна активная экономическая политика

Р.С. Гринберг К чему ведет идеологический догматизм

М.В. Ершов Об условиях экономического роста: о валютном курсе, валютной стабильности и длинных деньгах

С.В. Федоров, В.Е. Чунакова Модель экономического роста Санкт-Петербурга. Что нового?

Ю.В. Якутин …А ведь лишь позавчера настоящее было будущим

Н.Н. Тютюрюков, Г.Н. Тернопольская Новой модели экономического роста – новую налоговую политику

Д.Е. Сорокин Заключительное слово

АБАЛКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

НА ТЕМУ: «ЕДИНОЕ ЕВРАЗИЙСКОЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО:

ВОЗМОЖНОСТИ, ОГРАНИЧЕНИЯ, РИСКИ»

Д.Е. Сорокин Вступительное слово

С.Ю. Глазьев Евразийский союз: расширение рубежей

С.П. Глинкина Китайская стратегия освоения постсоветского пространства и судьба евразийской интеграции

А.И. Бажан Доминирование доллара и валютная интеграция в Евразийском союзе

В.В. Кузнецов Комментарии по теме «Единое Евразийское экономическое пространство: возможности, ограничения, риски»

В.В. Перская Становление и развитие Евразийского экономического союза – фактор обеспечения геоэкономической стабильности

Н.Н. Калмыков, Ю.И. Огнева

Драйверы и риски евразийской интеграции:

взгляд экспертов

Г.Б. Клейнер Системная интеграция евразийского экономического пространства

А.А.

Широв Комментарии по теме «Единое Евразийское экономическое пространство:

возможности, ограничения, риски»

Г.Н. Цаголов Трудности преодолимы

А.Д. Некипелов Комментарии по теме «Единое Евразийское экономическое пространство: возможности, ограничения, риски»

Н.Н. Тютюрюков, В.Н. Тютюрюков

Налог на добавленную стоимость в странах ЕАЭС:

гармонизация, дивергенция или конкуренция?

К.С. Иванова Валютно-финансовые системы стран ЕАЭС на этапе экономической интеграции

Д.Е. Сорокин Заключительное слово

РЕГИОНАЛЬНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ

ВСЕРОССИЙСКАЯ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«ПАРАДИГМА РЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ: ПРОМЫШЛЕННОСТЬ,

АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ СЕКТОР»

г. Тамбов С.Д. Бодрунов Вступительное слово

В.М. Юрьев Приветственное слово

М.А. Подгорнова Приветственное слово

М.В. Беспалов, В.В. Колесников, И.Н. Макаров, Е.Д. Корякина Энергетическая промышленность и перспективы ее развития на основе государственно-частного партнерства и иных форм проектного финансирования





Я.Ю. Радюкова, В.Ю. Сутягин Экономические санкции: вызовы и возможности для российского сельского хозяйства

Н.Н. Киреев Региональные драйверы развития малого предпринимательства в российской экономике

В.М. ЮрьевКластерная идеология региональнойнаучно-технической политики

С.П. Юхачев Агропромышленное производство – основа экономики Тамбовской области

А.М. Плахотников Будущее города Котовска как территория опережающего развития

А.И. Коньков Агропромышленный комплекс Тамбова: драйвер роста............ 310 М.Н. Смагина Разработка алгоритма системы управления региональным развитием

В.Д. Мамонтов, Е.В.Харитонова Личное подсобное хозяйство как специфическая малая форма хозяйствования в региональной экономике

С.Д. Бодрунов Заключительное слово

АНАЛИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ

В.Н. Красильников, И.И. Марущак Тьюторство как поиск эффективного пути в образовательном процессе

Г.В. Сахаров, Т.А. Бурцева, К.А. Кушнир Перспективы и проблемы внедрения международных стандартов финансовой отчетности................. 351 В.Е. Свалова Оценка эффективности управления капиталом бренда.............. 364

ПОРТРЕТЫ УЧЕНЫХ

К 80-летию Г.Х. Попова

К 65-летию М.А. Эскиндарова

К 65-летию А.Д. Некипелова

Требования к научным статьям для публикации.................. 385

–  –  –

D.E. Sorokin Opening speech

А.N. Klepach Structural factors of economic growth

S.Yu. Glaz'ev Thoughts about ways to ensure economic growth of Russia.............. 40 S.V. Kalashnikov Comments on subject: «New Economic Growth Model. What's new?»

B.Yu. Titov Russia needs active economic policy

R.S. Grinberg What is the ideological dogmatism driving at?

M.V. Ershov

On some conditions of economic growth:

exchange rate, liquidity and long-term money

S.V. Fedorov, V.E. Chunakova Economic Growth Model of St. Petersburg. What's new?................. 69 Yu.V. Yakutin …But only the day before yesterday was the real future

N.N. Tyutyuryukov, G.B. Ternopolskaya A new tax policy for a new model of economic growth

D.E. Sorokin Concluding speech

–  –  –

D.E. Sorokin Opening speech

S.Yu. Glaz'ev Eurasian union: expanding the frontiers

S.P. Glinkina China’s post-soviet space development strategy and the destiny of Eurasian Integration

A.I. Bazhan Domination of the us dollar and monetary integration in the Eurasian Union

V.V. Kuznetsov Comments on subject «Common Eurasian economic area: opportunities, limitations, risks»

V.V. Perskaya Formation and development of the Eurasian Economic Union as a factor of geo-economic stability

N.N. Kalmikov, Iu.I. Ognyova

Drivers and risks of Eurasian integration:

expert view

G.B. Kleiner System integration of the Eurasian economic space

A.A. Shirov Comments on subject «Common Eurasian economic area: opportunities, limitations, risks»

G.N. Cagolov The difficulties are surmounting

A.D. Nekipelov Comments on subject «Common Eurasian economic area: opportunities, limitations, risks»

N.N. Tyutyuryukov, V.N. Tyutyuryukov Vat in EAEU member states: harmonization, divergence or competition?

K.S. Ivanova The monetary and financial system of the EEU countries at the stage of the economic integration

D.E. Sorokin Concluding speech

–  –  –

S.D. Bodrunov Opening speech

V.M. Yuryev Greeting

M.A. Podgornova Greeting

M.V. Bespalov, V.V. Kolesnikov, I.N. Makarov, E.D. Koryakina Energy industry and prospects of its development based on public-private partnerships and other forms of project financing

Ya.Yu. Radyukova, V.Yu. Sutyagin Economic sanctions: Challenges and Opportunities for Russian agriculture

N.N. Kireev Regional drivers of small business development in the Russian economy

V.M. Yuryev Cluster ideology of regional science-technology policy

S.P. Yukhachev Agricultural production – the basis of the Tambov region's economy

A.M. Plakhotnikov The future of the city as a territory Kotovsk advanced development

A.I. Kon'kov Agriculture Tambov: growth driver

M.N. Smagina Development of algorithm of regional development management system

V.D. Mamontov, E.V.Kharitonova Personal subsidiary farm as specific small farm in regional economy

S.D. Bodrunov Concluding speech

–  –  –

V.N. Krasilnikov, I.I. Maruschak Tutoring as an effective way seeking of the educational process

G.V. Sakharov, T.A. Burtseva, K.A. Kushnir Prospects and problems of introduction of international financial reporting standards for the Russian corporation............... 351 V.E. Svalova Evaluating the effectiveness of brand equity management.............. 364

–  –  –

For the 80th jubilee of G.H. Popov

For the 65th jubilee of M.A. Eskindarov

For the 65th jubilee of A.D. Nekipelov

Requirements for scientific articles submitted for publication

АБАЛКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ:

КРУГЛЫЙ СТОЛ

«ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ РОССИИ»

НА ТЕМУ:

«НОВАЯ МОДЕЛЬ

ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА .

ЧТО НОВОГО?»

Каминный зал Дома экономиста 20 сентября 2016 года Абалкинские чтения

АБАЛКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ:

КРУГЛЫЙ СТОЛ

«ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ РОССИИ»

НА ТЕМУ:

«НОВАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА .

ЧТО НОВОГО?»

20 сентября 2016 года в Каминном зале Дома экономиста состоялось заседание Президиума ВЭО России и Абалкинские чтения: Круглый стол на тему: «Новая модель экономического роста. Что нового?» .

–  –  –

Уважаемые коллеги! Тема, которой мы посвятили нынешний круглый стол – новая модель экономического роста, сегодня у всех на слуху. О необходимости перехода к этой новой модели говорят и представители научного экспертного сообщества, причем независимо от того, к какой научной школе они принадлежат, и экономических властей. И я благодарен, что Андрей Николаевич Клепач, заведующий кафедрой макроэкономической политики и стратегического управления экономического факультета МГУ и по совместительству заместитель председателя «Внешэкономбанка» России, а в прошлом замминистра экономиАбалкинские чтения ческого развития, нашел возможность выступить у нас с тем, что мы называем стартовым докладом. Думаю, что Андрей Николаевич – это один из лучших российских экспертов в этом вопросе, что избавляет меня от более пространного вступительного слова .

–  –  –

Аннотация Российская экономика имеет потенциал для устойчивого роста с темпом около 3–4% в год. Однако его реализация в среднесрочном периоде требует перехода к стимулирующей денежной и бюджетной политике. В долгосрочном плане – экономический рост может быть устойчивым только опираясь на опережающие инвестиции в человеческий капитал, науку и технологии и транспортную инфраструктуру. Драматический опыт развития России в 90-е и 2000-е годы показывает, что новая модель развития должна включать в себя эффективные механизмы общественной координации и стратегического планирования, обеспечивающие выход за пределы частной максимизации прибыли и нацеливающие экономическое развитие на инновации и создание условий для сбережения народа и природы .

Абалкинские чтения Abstract Russian Economy have all possibility for the sustainable growth with the annual rate 3–4%. The realization of this potential in the middle-term horizon need a move to the stimulating monetary and budget policy. In the long-term horizon the growth can be sustainable only on the basis of advance investment in humane capital, science and technology, and infrastructure. The dramatic period of the 90s and 2000s shows that a new model of development should include effective mechanisms of social coordination and strategic planning beyond profit-maximization. They enable to achieve innovative economic growth and improve the well-being of society as well as create an environmental friendly development .

Ключевые слова: экономический рост, денежная и бюджетная политика, структурные сдвиги, общественная координация .

Key words: economic growth, monetary and budget police, structural change, public coordination .

Развитие российской экономики за последние 25 лет прошло три основные драматические фазы или волны. Первая фаза, охватившая 90-е годы, характеризовалась трансформационным спадом в процессе перехода к рыночной экономике и формирования российской государственности на обломках Советского Союза .

Вторая фаза, начавшаяся российским кризисом 1998 года и завершившаяся мировым кризисом конца 2008–2009 годов, может рассматриваться как «российское восстановительное чудо». Российская экономика продемонстрировала высокие, опережающие мировые, темпы роста, что позволило в 2007 году превысить уровень 1990 года. Если брать подушевой ВВП по паритету покупательной способности, где-то с 28% от американского уровня скакнули к 48% .

С 2010–2011 годов в развитии российской экономики наступила новая фаза, характеризующаяся адаптацией к нарождающейся новой конфигурации мировых энергетических рынков, изменению мирового баланса сил и обострению геополитических конфликтов, проявившихся в т.ч. в антироссийских санкциях и образованию серьезных барьеров для доступа российского бизнеса к мировым рынкам капитала и технологий .

Абалкинские чтения Разрыв в росте мировой и российской экономики ВВП России и мировой ВВП (1990 г. = 100) Абалкинские чтения В целом, за 25 лет средний темп роста российской экономики был примерно 0,5%, что соответствует состоянию стагнации, тогда как мировой экономики – 3,6%. Исходя из этого можно сказать, что у нас действительно есть долг по экономическому росту .

Большинство прогнозов, включая и официальный прогноз российского Правительства, прогнозируют до 2020-го года и даже до начала следующего десятилетия дальнейшее отставание от темпов роста мировой экономики, что означает прогрессирующее ослабление экономических, а вслед за этим и геополитических позиций России в мире .

Если российская экономика будет расти с темпом 1,5–2% в год (близко к базовому прогнозу Внешэкономбанка на графике), она будет значительно отставать от мировой динамики. При условии успешных структурных преобразований есть реальная возможность перехода к устойчивому росту около 3,5% в год и в отдельные годы – около 4% (целевой вариант прогноза Внешэкономбанка). Какие необходимы условия и преобразования, чтобы Россия переломила тенденцию к стагнации и смогла перейти к устойчивому динамичному росту?

Развитие российской экономики, ее реального сектора и особенно финансовой системы, как в прошедшие 25 лет, так и в долгосрочной перспективе во многом зависит от динамики цен на нефть и углеводороды и объемов их экспорта .

Провал российской экономики 90-х годов происходил в условиях относительно стабильных нефтяных цен. В то же время «русское чудо» в начале 2000-х годов действительно во многом (почти наполовину) опиралось на рост мировых цен на нефть и объемов экспорта углеводородов, хотя это был не единственный фактор роста. Дальнейшее повышение цен, которое мы наблюдали в 2011–12 годах, после провала второй половины 2008–2009 года, уже не помогло нашему экономическому росту. Экономика начала тормозить, и дальше еще до введения санкций темпы роста резко упали, мы, по сути, стали сползать к стагнации. Обвал цен на нефть, слава Богу, не превратился в такой резкий обвал ВВП, хотя за два года экономика упала, по предварительной оценке, на 4,3% .

Абалкинские чтения Нефтяная экономика: динамика ВВП и цен на нефть Абалкинские чтения Динамика фактического и актуального ВВП Темпы прироста ВВП (% к предыдущему году)

–  –  –

Каков долгосрочный эффект изменения нефтяных цен? Спорить о долгосрочном устойчивом уровне нефтяных цен довольно сложно. Разброс оценок крайне велик. Мы полагаемся на прогноз, что после колебания вокруг относительно невысокого уровня в 40–50 долл. за барр. цены начнут повышаться к 2020 году до уровня 55–57 долл. за барр., а к 2035 году могут достигнуть от 90 до 140 долл. за барр., в зависимости от перспектив развития технологий добычи углеводородов и особенно энергосбережения. В реальном выражении – это уровень цен 2014 года. Даже при низких, но стабильных ценах российская экономика может расти достаточно динамично, хотя высокие цены, конечно, для российской экономики более благоприятны .

В то же время очевидно, что ни сейчас, ни в долгосрочной перспективе динамика нефтяных цен не может быть устойчивым драйвером роста. При относительно стабильных условиях внешней торговли и начавшегося сокращения трудоспособного населения и занятых, практически все согласны, что основным фактором развития может быть рост производительности труда и национальной конкурентоспособности .

Хотя факторы производительности, технологий и накопления капитала являются главными и в среднесрочной и в долгосрочной перспективе, в ближайшие годы есть условия для существенного ускорения роста за счет стимулирующей денежной и бюджетной политики. В результате кризиса 2015–2016 годов, хотя кризисные процессы начались раньше, еще со второй половины 2013 года, российская экономика находится значительно ниже траектории потенциального ВВП. Более быстрый рост, чем это соответствует траектории потенциального ВВП, в этих условиях свидетельствует не о перегреве, а о возврате долга по росту, использовании возможностей, упущенных раньше, которые позволяют повысить уровень самого потенциального ВВП .

Можно существенно поднять инвестиции за счет увеличения государственных капиталовложений и долгосрочных кредитов по линии институтов развития, в т.ч. за счет ресурсов Фонда национального благосостояния и долгосрочных субординированных кредитов (или депозитов) Банка России. Эти длинные деньги должны быть инвестированы в приоритетные проекты, которые Абалкинские чтения могут уже в среднесрочной перспективе принести наибольший макроэкономический эффект, с точки зрения решения задач импортозамещения, экспорта и технологического обновления. Для того, чтобы это было финансирование проектов, решающих именно государственные задачи, не замещающих коммерческие кредиты, его целесообразно предоставлять под процентные ставки, сопоставимые с таргетом по инфляции (не выше 5–6%). Государственные инвестиции в условиях оптимизации бюджетных расходов сейчас практически упали примерно на 40% от докризисного уровня .

Если мы поднимаем государственные инвестиции за 4 года до докризисного уровня (стоит около 2 трлн рублей) и инвестируем за счет средств Фонда национального благосостояния и Банка России через институты развития 1350–1400 млрд рублей, то дополнительный прирост ВВП, по оценке Внешэкономбанка, за четыре года составит более 5,5 трлн рублей (ускорение в среднем на 1,4% по сравнению с вариантом без стимулирующих мер). Дополнительный прирост инвестиций, с учетом подъема частных инвестиций оценивается в 4,4 трлн. Понятно, что эффективность проектов может быть разной, но это задача и государства и частного бизнеса реализовать именно конкурентоспособные проекты .

Простое снижение инфляции и процентных ставок (тем более что в реальном выражении они все равно останутся высокими) эту проблему не разрешит. Здесь нужна именно общественная стратегическая координация и точечное использование общественного ресурса .

В условиях значительного падения за последние три года реальных доходов населения и потребительского спроса необходимы и стимулирующие меры социальной направленности. Экономия на людях здесь не приведет к росту инвестиций, а будет иметь негативный как социальный, так и экономический эффект .

По оценке Внешэкономбанка, дополнительные меры по повышению пенсий и заработной платы в бюджетном секторе в целях реализации (пусть и со сдвигом во времени) Указов Президента могут стоить около 3,6 трлн рублей за 4 года, но дадут прирост ВВП около 3,9–4 трлн рублей .

Абалкинские чтения Благодаря ускорению роста бюджет получит и дополнительные ненефтегазовые доходы, однако повышенный дефицит бюджета потребует в первые годы более интенсивного увеличения государственного долга .

Изменение структуры ВВП (использование, %) 2016– 2021– 2026– 2031–

–  –  –

Импорт Абалкинские чтения В долгосрочной перспективе ключевым фактором экономического роста в российской экономике остается вклад капитала, производительность которого может меняться в широком диапазоне, но реализовать этот вклад можно только при значимом повышении нормы накопления. Для значимого ускорения роста норма накопления основного капитала должна повысится в 2020– 2025 годах в базовом варианте до 23–24% ВВП, в целевом – до 28–29% ВВП. Это не воспроизводство старой традиционной модели экономики, а, напротив, поворот от экспорта капитала к инвестированию в обновление своей российской производственной и транспортной инфраструктуры, без чего невозможно эффективное использование ни экономики знаний, ни передовых технологий .

Желтая часть (2) столбика на графике — это так называемая оценка совокупного фактора производительности. Хотя здесь сложно разделить собственный эффект, связанный с технологиями, и эффект конъюнктурный. В 2015 году этот столбик ушел вниз, но это эффект именно конъюнктуры падения спроса и экспортных доходов. У нас есть существенный потенциал увеличения этого вклада, который в наибольшей степени проявляется не сразу, а через несколько лет. Вклад совокупной факторной производительности (эффективности) в 2020–2030-х годах может повыситься до 0,7% в базовом консервативном варианте и до 1,5– 1,6% в целевом варианте, приблизившись к вкладу капитала .



Перелом в динамике совокупной производительности или эффективности факторов производства возможен только при опережающем росте инвестиций в развитие человеческого капитала, науки и технологий. С одной стороны, все согласны, и либералы, и дирижисты-консерваторы, что мы должны существенно увеличить расходы на образование, здравоохранение, транспортную инфраструктуру, при более умеренных взглядах на рост расходов на науку. На деле у нас все последние годы расходы на образование в процентах к ВВП и в реальном выражении не растут, а в дальнейшей перспективе, если мы берем 2016 год, намечается существенное снижение: было 4,9% ВВП в 2015 году, по предварительной оценке в 2016 году – 4,1%. Расходы на здравоохранение падают все последние годы. В 2015 было 4,5%, сейчас 4%, Абалкинские чтения если ничего не менять, то тенденция пойдет дальше. Расходы на науку стагнируют уже где-то с 2008 года на уровне 1,1. Расходы на транспортную инфраструктуру не велики – 1,8%, в этом году – 1,7% ВВП, включая как государственные, так и частные .

Условия структурных сдвигов в экономике

–  –  –

Где в ряду других развитых стран находится Россия? Видно, что мы чуть лучше Турции, но уже во многом уступаем Китаю, который увеличил расходы на НИОКР до 2% ВВП, еще недавно было 1,8%, а в 2008 году, когда мы стартовали с Концепцией инновационно-ориентированного развития экономики, у них были те же 1,1–1,2%, что мало отличалось от нас. Расходы на здравоохранение – мы в конце списка, причем расходы бюджетной системы – 3,5%, частные оцениваются по-разному – от 1% до 2%. Но Абалкинские чтения даже если увеличить оценку частных расходов, мы все равно здесь существенно отстаем. Расходы на образование тоже в конце списка. Понятно, что здесь дело не только в расходах. Тем не менее, учитывая планы по повышению заработной платы и самые минимальные оценки по инвестициям, по расходным материалам в науке и образовании, еще раз говорю, здесь нужен пусть ограниченный, но существенный рост и изменение структуры инвестиций .

Понятно, что сделать такую надежную оценку технологического вклада в темпы роста ВВП достаточно сложно. Есть те качественные изменения и знания, которые сразу в темпы роста ВВП не превращаются, они превращаются опосредованно через изменение расходов на науку, через изменение тех же вложений в основной капитал, потому что расходы на ту же инфраструктуру, в том числе высокотехнологичную, во многом ложатся именно, здесь они наполовину отнесены к капиталу, наполовину – к вкладу в совокупной факторной производительности, если брать тот график, который показывал до этого. Тем не менее я бы предупредил от иллюзии или модной гипотезы. У нас есть таким хитом является национальная технологическая инициатива, есть система дорожных карт, идет отбор проектов. Приводятся разные оценки, что у нас только экспортом к 2035 году будет порядка 70 и более млрд, почти 80 млрд долларов, а объемы считаются на триллионы. Скорее, таких фантастических прорывов мы не сможем получить. Тем не менее мы действительно можем создать объективно экономику на десятки, может сотни миллиардов долларов нового типа, но при этом понятие нового и старого очень условное и требует очень серьезных исследований. Допустим, сельское хозяйство является старой сферой, традиционной сферой, тем не менее мнение многих экспертов сейчас находится на пороге серьезной научно-технической революции, связанной и с генетической модификацией растений, животных, связанной в том числе с производством синтетической пищи. Мало кто помнит, у нас в советское время была комбикормовая промышленность на парафинах, которая за 90-е гг. благополучно умерла, а сейчас начинается определенное возрождение, но больше, правда, в США, но определенные интересные наработки есть и у нас .

Абалкинские чтения Нефтегазовый комплекс, который, как известно, тратит на НИОКР очень мало – 0,3–0,4% от своего оборота, потому что обороты огромные. Тем не менее огромнейший рынок не только в части того, что сейчас можно технологиями гидроразрыва пласта, добычей вязких или альтернативных нефтей, но принципиально новые методы моделирования, разведки и управления месторождений, т.е. крайне серьезный интеллектуальный вклад .

Естественно, ядерная индустрия, авиакосмические технологии, где мы и сейчас являемся лидерами, и этим лидерством нельзя пренебрегать. Мы крупнейшие в мире по вводам АЭС с достаточно интересной технологией, у нас передовые технологии по реакторам на быстрых нейтронах. Один портфель заказов у «Росатома» на 300 млрд долларов, правда, лет на 10, но это вклад, который выше даже оптимистичных оценок НТИ к 2035 году .

Мы не можем пренебрегать теми технологическими направлениями, которые есть и которые нуждаются в серьезной и организационной, и финансовой поддержке и государства, и частного бизнеса. Действительно инвестиции частного бизнеса здесь минимальны, тут нужны серьезные структурные изменения .

Даже в такой традиционной сфере, как добыча нефти и газа, очень серьезный потенциал роста. Несмотря на все модные рассуждения о конце углеродной экономики, о том, что все замещается альтернативными источниками, я думаю, что картина будет другая. Согласен с консервативными оценками, что углеводороды до 2030–35 гг. останутся главным источником энергии, даже если в транспорте после 2025 года это будет меньше половины топлива будет идти за счет углеводородов. Хотя думаю, что это тоже сверхоптимистичная оценка. Тем не менее, это важный и технологический драйвер, и что еще важнее, с точки зрения вклада нашего ВВП во всех прогнозах даже до 2030–35 гг. это очень значимый фактор. Без этого выйти даже на темпы 3,5–4% не удастся .

Это тоже очень оптимистичный прогноз снижения энергоемкости нашего ВВП, хотя опять же здесь очень ограниченные пределы. Эти прогнозные оценки предполагают, что мы не выходим на цены нетбэк, или на цены мирового уровня. Здесь просто приведен пример, который заложен в долгосрочный прогноз о том, Абалкинские чтения что мы и по электроэнергии, по цене газа должны оставаться существенно ниже, чем у наших стран-конкурентов. К середине 2000-х годов у нас цена электроэнергии для промышленности уже существенно превысила в долларовом выражении цену электроэнергии для промышленных потребителей в США. Только за счет девальвации мы ее сбивали вниз .

Это картинка того, как может полегчать или измениться структура нашей промышленности. Известно, что она у нас достаточно тяжелая, машиностроение сейчас – 13%, даже в Китае оно по доле в промышленности в 2,5–3 раза выше, я уже не говорю про США. Даже в консервативном прогнозе в соответствии с тем прогнозом добычи и экспорта углеводородов мы видим, что доля добывающих отраслей может существенно сократиться с нынешнего уровня 25% до 20%, более оптимистичный вариант – до 18%. Сырьевые отрасли, которые у нас фактически дают больше, чем углеводороды с точки зрения объемов производства, но меньший вклад в бюджет, нынешний уровень – 38–39%, в оптимистичном прогнозе – 30%, в более консервативном – 36% .

При этом возможно существенное увеличение доли машиностроения до 20–25% .

Какое изменение структуры инвестиций необходимо для того, чтобы произошли те изменения в структуре промышленности и накопления капитала, о которых речь шла раньше. Ясно, что эти показатели темпов, нормы накопления, на самом деле, зависимы от того, какова структура инвестиций. Обращаю внимание на два момента. Если сейчас ТЭК – 15%, а в этом году 17% всех инвестиций в экономику, то дальше эта доля может сократиться до 10–13%. В машиностроении – с нынешнего уровня 5% вырасти примерно до 6%. Что особенно важно, транспортная инфраструктура без учета трубопроводов сейчас около 10% всех инвестиций в экономику. В перспективе для того, чтобы удвоить автодороги, запустить ряд проектов по железнодорожному строительству, в т.ч. расшивка Восточного полигона БАМа и Транссиба, строительство ВСМ, то доля транспортной инфраструктуры во всех инвестициях может подняться до 14–16% всех инвестиций .

При том умеренном прогнозе цен на нефть, по сути дела, почти стабильных в реальном выражении, с учетом увеличения объАбалкинские чтения емов в экспорт углеводородов стоимость углеводородного экспорта может существенно вырасти. Нынешний объем чуть ниже 200 млрд, к 2030–35 гг. может удвоиться. Также возможен существенный рост в 2–3 с лишним раза по сырью, с учетом повышения степени его переработки. Что касается продукции высокой степени обработки, сейчас это около 30 млрд, в перспективе консервативный вариант, если брать темпы роста, которые сейчас есть, то это 70–80 млрд. Оптимистичный вариант, где мы действительно перестраиваем систему послепродажного обслуживания, создаем новые рынки, это 220–250 млрд долларов, но может быть и больше. Это существенно меньше, чем объем экспорта Тайваня, раза в 4 меньше, чем экспорт Китая. У нас просто другая модель развития, потому что там это экспорт во многом транснациональных компаний. Тем не менее, по многим позициям мы можем увеличить экспорт в разы .

Очевидно, что без улучшения институциональной среды экономика не сможет быстро расти и повысить конкурентоспособность. Можно отметить, что наряду с формированием финансовой системы, способной предоставить экономике длинные доступные деньги и поддержание стабильности бюджетной системы, формирование и системы долгосрочного стратегического управления не только на уровне государства, но и государственных, и частных компаний с тем, чтобы они могли реализовывать долгосрочные, а не сиюминутные проекты .

Это картина, с одной стороны, достаточно оптимистичная, как мы знаем, все наши предыдущие попытки, которые тоже ставили во главу угла и изменение в части инвестиций в образование, здравоохранение, в транспортную инфраструктуру, этот поворот нам совершить не удалось, но если мы его не совершим в ближайшие годы, то и за 2020-м годом мы также будем проигрывать конкуренцию с развитыми странами, как, по сути, это сейчас уже даже при изменениях будет неизбежно до 2020-го года. Тем не менее, возможность качественного скачка большая. Этот качественный скачок, на наш взгляд, с определенным благом за 2020-м годом может превратиться в достаточно высокие темпы роста и показатели уровня дохода .

Абалкинские чтения

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПУТЯХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

РОСТА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

–  –  –

Аннотация В статье сравниваются два основных подхода к решению задачи – поиска источников экономического роста. В качестве доказательств приводится ряд причин, иллюстрируемый инфографикой европейских центральных банков и данными об инфляции ЦБ РФ. Автор считает, что игнорироваие роли денежнокредитной политики влечет стагнацию всех отраслей, кроме свехрприбыльных, и полагает, что курс рубля сильно занижен против паритета покупательной способности. По мнению автора, продолжение проводимой политики приведет к повторению экономической катастрофы 90-х .

–  –  –

reasons, illustrated by infographics of the European Central Bank and inflation data of the Central Bank of the Russian Federation. The author believes that ignoring of the role of monetary policy entails the stagnation of all economics sectors except superprofitable, and believes that the exchange-value of rouble is strongly undervalued against the purchasing power parity. The author thinks that the conduction of the current policy will lead to a repetition of the economic disaster of 90th .

Ключевые слова: Столыпинский клуб, А.Л. Кудрин, инфляция, санкции, денежная эмиссия, рыночное равновесие, манипулирование курсом рубля .

Keywords: Stolypin club, A.L.Kudrin, inflation, sanctions,creation of money, market balance, the manipulation of the exchange-value of rouble .

Поставленная Президентом России задача – найти источники экономического роста – при всей своей ясности породила сумбурную дискуссию, в которой явно прослеживается два подхода .

Первый представляют ученые и предприниматели, а также инженеры и обществоведы, которые хотят решить эту задачу на основе прагматического подхода, опирающегося на проверенные практическим опытом знания. Второй представляют чиновники экономических ведомств, представители офшорной олигархии, а также эксперты МВФ и сторонники Вашингтонского консенсуса, которые заинтересованы в сохранении статус-кво и противятся изменению устраивающей их политики. На поставленную президентом задачу они отвечают привычными рассуждениями о необходимости улучшения предпринимательского климата, снижения коррупции, сокращения расходов бюджета и денежного предложения в целях снижения инфляции. При этом они не смущаются тем обстоятельством, что целых два десятилетия безуспешно пытались это делать, не достигая ощутимых результатов .

Первый подход отражен в докладе Б. Титова, второй – в идеологически идентичных и совпадающих по смыслу с предложениями меморандума от 19 мая миссии МВФ в Москве докладах Абалкинские чтения А. Кудрина. Соответственно различаются и целевые ориентиры этих подходов. В первом ставится задача выйти на рост ВВП на 4% в год, во втором – добиться снижения инфляции до 4% в год .

Разница принципиальная, не только в постановке целей, но и в логике рассуждений. Учитывая, что нынешняя экономическая политика строится на основе второго подхода, начнем с объяснения причин его безрезультатности. Точнее – обратной результативности – результаты всегда оказываются противоположны поставленным целям. Характерным примером является совершенный на наших глазах переход к таргетированию инфляции: обещали ее вдвое снизить, а получили ее двукратное повышение (рис. 1) .

Рис. 1. Инфляция в России: целевой уровень ЦБ и фактические данные Источник: Банк России Чтобы не объяснять причины провалов в достижении целей, авторы указанных докладов прибегают к привычному для этой среды приему: достижение целевого ориентира откладывается на три года: провал текущего года объясняется стечением неблагоприятных внешних факторов, следующий год объявляется переходным к третьему, в котором и наступает долгожданное благополучие. Эта незамысловатая формула из трех лет в духе Абалкинские чтения известной байки Ходжи Насреддина про ишака и шаха, впервые была успешно применена министром экономики середины 90-х годов Ясиным и с тех пор взята на вооружение всеми его последователями. В рамках этого подхода рост может наступить по независящим от авторов причинам – в начале 2000-х таковой стало повышение цен на нефть. Вероятно, чего-то подобного они ожидают и в 2018. Однако никаких объективных оснований ни для повышения сырьевых цен, ни для снятия западных санкций нет – мировая экономика переходит к фазе роста нового технологического уклада, которая всегда идет на фоне низких сырьевых цен и повышения энергоэффективности .

Санкции будут сохраняться до тех пор, пока российское руководство отказывается подчиниться американскому диктату и поддерживает национальный суверенитет. Поэтому и роста при данном подходе ожидать не приходится. Покажем это, разобрав ключевые предложения авторов .

Доклад Кудрина исходит из правильности нынешней денежнокредитной политики и лежащих в ее основе предположений о линейной обратно пропорциональной зависимости между экономическим ростом и инфляцией с одной стороны и прямо пропорциональной зависимостью между инфляцией и денежной массой, с другой стороны. Из этого следует незамысловатый вывод о том, что для обеспечения экономического роста необходимо снизить инфляцию, а для этого, в свою очередь, сжать денежную массу, в том числе путем сокращения использования средств резервного фонда для финансирования дефицита бюджета и уменьшения последнего. При этом приводится много банальных рассуждений о необходимости улучшения качества институтов, бизнес-климата, повышения эффективности госрегулирования и других очевидных направлениях работы, которой авторы должны были заниматься по долгу службы много лет, но почему-то не преуспели .

Эта позиция не может быть основой для политики экономического роста в связи с неадекватностью ее исходных положений закономерностям развития современной экономики. Разберем их по порядку .

Абалкинские чтения Рис. 2. Влияние снижения темпов роста денежной массы на увеличение инфляции Источник: Банк России Во-первых, предложения о бюджетной консолидации и ограничении дефицита 1% ВВП основываются на упрощенном представлении о линейной прямой зависимости между приростом денежной массы и инфляцией. В действительности эта зависимость носит немонотонный и нелинейный характер – для каждого состояния экономики существует оптимальный с точки зрения минимизации инфляции уровень денежной массы, отклонение от которого в сторону как увеличения, так и снижения влечет увеличение инфляции1. Российская экономика характеризуется относительно низким уровнем монетизации, еще большее снижение которого в последние два года повлекло существенное отклонение от оптимального уровня и повышение инфляции. Это связано                                                              Р. Нижегородцев, Н. Горидько, И. Шкодина. Институциональные основы теории финансов: современные подходы. – М.: ИНФРА-М, 2014. – 220 с. – (Научная мысль).  Абалкинские чтения с тем, что в условиях демонетизации сокращение денежной массы влечет падение производства и, соответственно, снижение покупательной способности денег. Снижение же инфляции обеспечивается повышением эффективности и объемов производства .

Поэтому, вопреки исходным положениям данного подхода, в демонетизированной российской экономике инфляция снижается с ростом денежной массы и, наоборот, увеличивается при ее сокращении (рис. 2) .

В условиях падения производства и инвестиций добиться снижения инфляции можно только путем сокращения доходов, что влечет углубление кризиса, деградацию экономики и падение уровня жизни населения. Именно к таким последствиям обычно приводит реализация данного подхода. При этом снизить инфляцию до целевого уровня в 4% не удастся, так как она будет провоцироваться повышением издержек и девальвацией рубля вследствие снижения технического уровня и конкурентоспособности производственной сферы .

Во-вторых, предпосылка об обратной зависимости между инфляцией и экономическим ростом не соответствует практическому опыту. Существует множество исследований, доказывающих отсутствие такой зависимости в пределах умеренной инфляции .

В реальности она носит нелинейный и немонотонный характер .

Для каждого состояния экономики существует свой оптимальный, с точки зрения максимизации темпа прироста ВВП, уровень инфляции. Чем хуже качество управления развитием экономики и чем примитивнее ее структура, тем выше этот уровень. У нас он, к сожалению, превышает 4%, поэтому попытки его достичь будут неизбежно сопровождаться падением производства и, соответственно, сохранением высокой инфляции. То есть в рамках предлагаемого подхода этот уровень может оказаться в принципе недостижимым .

В-третьих, предложения о сокращении бюджетных расходов противоречат тезису о необходимости увеличения расходов на образование и науку. Если исходить из величины этих расходов в структуре бюджета и ВВП передовых стран, их объем должен быть увеличен не менее чем вдвое. Сделать это за счет снижения расходов по другим статьям можно только путем резкого сокраАбалкинские чтения щения чиновников и сотрудников правоохранительных органов, что повлечет рост безработицы и сокращение спроса, что едва ли даст положительный макроэкономический эффект. И уж точно не даст его сокращение оборонных расходов, так как они являются главным источником финансирования наукоемкой промышленности с большим мультипликационным эффектом .

В-четвертых, отказ от использования денежной эмиссии для финансирования дефицита бюджета противоречит общепринятой практике передовых стран и следует из непонимания природы современных денег. Все мировые валюты являются фиатными деньгами, эмиссия которых ведется без обеспечения золотовалютными или реальными ценностями. Они эмитируются, главным образом, под долговые обязательства государства в целях финансирования дефицита бюджета. На рис. 3 представлена схема эмиссии доллара, величина которой определяется потребностями казначейства США в заимствованиях путем эмиссии своих обязательств .

–  –  –

Рис. 4. Прирост денежной базы ряда валют, 2007–2015 гг., разы* *рассчитано в долларах США по соответствующему курсу .

** данные за 2017 г. – июнь 2015 г .

Источники: центральные банки соответствующих стран Аналогичным образом эмиссия евро ведется под долговые обязательства государств-членов зоны евро. Ранее европейские центробанки вели эмиссию под долговые обязательства (векселя) предприятий путем рефинансирования коммерческих банков через их переучет. Эмиссия может также вестись под обязательства государственных институтов развития (Япония, США) или под планы развития экономики, как это делается в Китае. При этом денежная эмиссия опережает рост экономики, что соответствует смыслу современного кредита как инструмента его авансирования. Чем менее развит финансовый рынок, тем большее значение имеет кредитная эмиссия для обеспечения экономического роста. Все скачки из отсталости в лидеры в современной экономике сопровождаются опережающим ростом кредитной эмиссии для финансирования наращивания инвестиций (см. таблицы Я.М. Миркина) .

В-пятых, недооценка значения кредита для финансирования инновационной и инвестиционной активности связана с наивной верой в теорию рыночного равновесия. На самом деле современная экономика никогда не достигает точки равновесия и даже не Абалкинские чтения стремиться к ней. Она может стремится к некоторому аттрактору, но, как правило, его не достигает вследствие появления новых аттракторов под влиянием НТП и меняющейся конъюнктуры. А если и достигает, то останавливается в своем развитии, как это происходит в нынешнем состоянии стагфляционной ловушки .

Современный экономический рост носит неравномерный, неравновесный и нелинейный характер. В настоящее время совершается переход к новому технологическому укладу, который требует резкого наращивания инвестиционной и инновационной активности. Для обеспечения структурной перестройки экономики передовые страны быстро наращивают объемы денежной эмиссии (рис. 4), организовывая предоставление долгосрочных кредитов под символический процент. Шумпетер правильно называл процент за кредит налогом на инновации, а Тобин доказывал, что максимизация инвестиционной активности должна быть главной целью денежно-кредитной политики .

Странное для макроэкономистов игнорирование роли денежно-кредитной политики в обеспечении экономического роста влечет его замыкание в сверхприбыльных отраслях добывающей промышленности и химико-металлургического комплекса при стагнации остальных. Ограничение источников финансирования инвестиций собственными средствами предприятий, иностранными кредитами и инвестициями делает невозможной диверсификацию экономики и ее перевод на траекторию сбалансированного и качественного роста .

В подходе Столыпинского клуба, представленного Б. Титовым, этим вопросам уделено первостепенное внимание. Этот подход содержит все необходимые составляющие макроэкономической политики роста и соответствует мировому опыту. Он основывается на правильном понимании сложности взаимосвязей между динамикой денежной массы, ростом производства и инфляцией. В его основе лежит прагматичное использование всех имеющихся инструментов государственного регулирования рыночной экономики в целях ее модернизации и роста, что одновременно должно обеспечить и снижение инфляции. Его реализация вполне может обеспечить скорейший вывод российской экономики на устойчивый рост с темпом 4% Абалкинские чтения ежегодного прироста ВВП за счет опережающего роста инвестиционной активности, финансируемого посредством целевой кредитной эмиссии .

В действительности возможности роста нашей экономики примерно вдвое превышают этот уровень, если исходить из объективных ограничений. Производственные мощности загружены на 60%, с учетом скрытой безработицы потенциал роста выпуска продукции при нынешней численности занятости составляет около 20%, сырьевая база позволяет увеличить выпуск продукции десятикратно, научно-технический потенциал используется едва ли на четверть, судя по утечке умов и технологий. Вывоз около 50 млрд долл. в год капитала в офшоры и эмиграция около 200 тысяч специалистов за последние три года свидетельствуют о неспособности действующей модели управления экономикой обеспечить полное использование имеющихся ресурсов. Объективно она могла бы расти до 10% в год в течение ближайшей пятилетки при настройке системы управления на цели экономического развития .

А через десятилетие выйти на уровень передовых стран путем реализации смешанной стратегии развития, включающей опережающее развитие нового технологического уклада, динамическое наверстывание в сферах, технический уровень которых близок к мировому, и догоняющее развитие на основе импорта технологий и прямых инвестиций в зонах безнадежного отставания .

Необходимые для этого предложения содержатся в докладе Столыпинского клуба. Их следует дополнить институтами стратегического и индикативного планирования, без которых в условиях смены технологических укладов вероятны серьезные просчеты в оценке перспективности тех или иных направлений развития экономики и, как следствие, грубые ошибки при принятии крупных инвестиционных решений. Производительность факторов производства зависит от их технического уровня и структуры. Эффективность инвестиционной политики сильно зависит от распределения инвестиций по направлениям развития экономики. В направлениях роста нового технологического уклада, расширяющегося с темпом около 35% в год, они многократно более эффективны, чем в традиционных направлениях, которые пребывают в депрессивном состоянии .

Абалкинские чтения В отличие от советской модели планирования, в условиях рыночной экономики формирование планов развития должно вестись на основе инициативных предложений предпринимателей и ученых, которые оцениваются государством исходя из задач экономического роста и обеспечиваются созданием необходимых условий для их реализации. Эти условия должны включать обеспечение стабильных макроэкономических параметров и долгосрочных кредитов под планы предприятий по модернизации и наращиванию производства. Посредством такого частно-государственного партнерства создается ткань индикативного планирования развития экономики, включающая соответствующие требования к макроэкономической государственной политике .

К сожалению, нежелание извлекать уроки из сделанных ошибок и игнорирование своего собственного и чужого успешного опыта обрекает нас на бесконечное наступание на одни и те же грабли. Лоб экономики – научно-технический потенциал – уже разбит, зато офшорные счета бенефициаров проводимой политики исправно пополняются. В последнее время – за счет сверхприбылей от манипулирования курсом рубля. Под предлогом перехода к таргетированию инфляции произошло освобождение курса рубля в свободное плавание. Произошедший вследствие этого срыв макроэкономической ситуации в турбулентный режим с невиданной волатильностью курса валюты стал главной причиной скачка инфляции и падения инвестиций. Дезориентированные предприятия реального сектора вследствие неопределенности курса рубля не воспользовались в полной мере возможностями импортозамещения, а валютный сегмент Московской биржи стал главным центром генерирования прибыли за счет манипуляций с курсом рубля. Возникший в этой ситуации переток денег, включая кредиты Банка России, на валютный рынок способствовал снижению инвестиционной активности и втягиванию экономики в стагфляционную ловушку .

Нет никаких объективных причин для невиданной в современном мире волатильности курса рубля. Он занижен относительно паритета покупательной способности почти втрое. Вдвое зарезервирован по соотношению денежной базы и резервов. И занимает последнее место в мире по рейтингу устойчивости. Но даже из Абалкинские чтения этих вопиющих очевидных ошибок не извлекаются уроки, не делается выводов и не принимается мер по их исправлению .

Продолжение проводимой политики, что в сущности предлагается Кудриным, обрекает страну на повторение экономической катастрофы, к которой аналогичная политика привела в 90-е годы. Выбор у нас таков – продолжение падения до 3% снижения ВВП и инвестиций вплоть до 2018 года при сохранении высокой инфляции, как будет в случае реализации подхода Кудрина, или переход к устойчивому росту с темпом от 4 до 10% в год при реализации предложений Столыпинского клуба и ученых РАН .

Абалкинские чтения

КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ

«НОВАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА .

ЧТО НОВОГО?»

COMMENTS ON SUBJECT: «NEW ECONOMIC

GROWTH MODEL. WHAT'S NEW?»

–  –  –

В Совете Федерации создана комиссия по мониторингу экономической ситуации, в нее входит 20 сенаторов. Это комиссия в июле представила свой первый концептуальный доклад. К сожалению, он еще в Совете Федерации не обсуждался, поэтому я не могу остановиться на деталях этого доклада, но, естественно, буду опираться на его концептуальные основы .

Абалкинские чтения Мы считаем, что основной бедой российской экономической модели является ее умозрительность. В 1989–90-м гг. Международным валютным фондом и Всемирным банком была разработана некая модель для стран с транзитной экономикой, которая основывалась на опыте некоторых латиноамериканских стран .

Это модель была единая для всей Восточной Европы. Первое, с чем столкнулась, это то, что во всех этих странах это модель стала работать совершенно по-разному. Самое главное, это модель нигде не оказалась эффективной. Уже когда ее нам навязывали, ее недостатки уже были очевидны на примере ряда латиноамериканских стран .

Эту модель почему-то до сих пор называют либеральной. На самом деле, она представляет собой достаточно произвольный набор выдернутых из неолиберальных и либеральных экономической литературы позиций, которые возведены в абсолют, но никак не представляют целостную неолиберальную модель, которая в современном мире в экономической науке присутствует и вам всем хорошо известна .

Дискуссия, которая развернулась в первом полугодии 2016 года, прежде всего, между Глазьевым и представителями ЦБ, пока ничем не кончилась. Казалось бы, в сентябре была поставлена точка, когда руководство страны сказало, что мы будем обеспечивать свободное передвижение капитала, т.е. подкрепило целый ряд идей, которые связаны с позицией ЦБ. Плюс все последние победные реляции последнего месяца об успехах экономики, и что в третьем квартале у нас будет прогнозируемый рост и т.д .

Коллеги, к сожалению, мы пришли к выводу, что те предложения, которые сформировались, в том числе под руководством Сергея Юрьевича Глазьева, они тоже, к сожалению, носят умозрительный характер, прошу прощения, Сергей Юрьевич. В чем проблема? Безусловно, у каждого есть своя логика, свои аргументы, и к ним нужно прислушиваться. Они опираются на общеизвестные экономические законы, но если рассматривать эти предложения не с точки зрения экономиста, а с точки зрения политика, то политик не имеет уверенности, что то или иное решение будет правильным, потому что цена ошибки, цена, скажем так, небольшого поворота имеет настолько огромное политическое значение, что лучше подождать, а вдруг само все рассосется .

Абалкинские чтения Сенаторы это, прежде всего, политики, а не экономисты, и мы очень остро чувствуем, что любое принятие решения, которое затрагивает фундаментальные устоявшиеся вещи, сверхопасно, почему это решение и не принимается. Исходя из этого посыла мы пошли по следующему пути. Мы сделали вывод, что, конечно же, нужно менять сложившуюся экономическую модель, поскольку она неэффективна .

Как менять? И мы пришли к выводу, что ее нельзя менять как целостную модель, взять и поменять одну на другую, потому что неизвестно, что в результате мы получим, и сделали вывод, что необходимы точечные, хотя достаточно серьезные изменения существующей модели. Эти изменения должны отвечать нескольким критериям .

Первое – их определенная изолированность, т.е. если что-то пошло в измененной ситуации не так, ее можно было бы вернуть в первоначальное состояние, т.е. меньшая степень связи, хотя понятно, что все связано. Второе – это то, что это должно быть регулируемое изменение, которое всегда по ходу дела можно было бы подкорректировать. Комиссия предложила целый ряд предложений, достаточно концептуальных, что мы считаем, сейчас можно отнести к таким изменениям. Проблема заключается в том, что любое это изменение, помимо концептуального его осмысления, требует еще жесткой прописки механизма, как это делать и т.д. И вот здесь мы очень сильно рассчитываем опереться на профессиональных экономистов в плане доработки конкретных механизмов .

Я приведу несколько примеров таких точечных изменений .

Это открытость валютного рынка. Вы ведь помните, что еще в середине 2000-х гг. у нас существовал достаточно узкий бивалютный коридор, который, по сути дела, можно рассматривать как определенное административное регулирование конвертируемости рубля, и никто не кричал, что это возврат, революция и т.д. Мы считаем, что на сегодняшний день необходимо закрыть спекулятивный вывоз капитала, и тут мы с Сергеем Викторовичем Глазьевым полностью солидарны, это его идея, которая заключается в том, что необходимо установить фиксированный курс рубля, который, кстати, никак не скажется на притоке инвеАбалкинские чтения стиций, что является главным аргументом противников. Китай спокойно держит юань и прекрасно себя чувствует в плане инвестиций .

Второе – это все-таки необходимо ограничить вывоз валюты из страны, например, ввести налог на вывоз капитала. Почему у нас большая часть всех бюджетообразующих предприятий в офшорах? Есть и более радикальные примеры. У нас по Конституции недра принадлежат народу. Почему наши отечественные нефтедобывающие фирмы типа «Лукойла», когда идут зарубеж, то они становятся операторами национальной собственности в виде недр? Им устанавливают определенную стоимость услуги по добыче нефти или по разведке, и эта нефть, пока она не будет продана, принадлежит государству. Почему мы отдали, не оглядываясь на Конституцию, недра? Давайте и мы введем эту систему операторов и решим вопрос, почему у нас одни богатеют, а одни беднеют .

Мы подготовили предложения, касающиеся практически всех сфер экономики. Мы считаем, что пора разобраться и с НДС .

Сколько мы налог с продаж будем называть налогом на добавленную стоимость, тем более что его собираемость не более 30%? Только изменение системы налога с НДС, перевод его на налог с продаж даст минимум 19 трлн рублей, а мы плачем, где нам денег взять .

Абалкинские чтения

РОССИИ НУЖНА АКТИВНАЯ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

RUSSIA NEEDS ACTIVE ECONOMIC POLICY

–  –  –

Аннотация В статье рассказывается о «Пакете первоочередных мобилизационных мер по возобновлению экономического роста и недопущению дальнейшего падения уровня жизни граждан», который был разработан Столыпинским клубом в конце 2016 года. Эти меры должны служить не только задаче возобновления экономического роста в краткосрочной перспективе, но и являться подготовкой к полномасштабным социально-экономическим реформам, предусмотренным среднесрочной программой развития России «Стратегия Роста» .

Abstract The article tells about «the package of priority mobilization measures for the resumption of economic growth and prevent further declining living standards «, which was developed by Stolypin's club at the end of 2016. These measures should serve not only the problem of Абалкинские чтения the resumption of economic growth in the short-term prospects, but also be a preparation for a full-scale social and economic reforms specified by the medium-term development program of Russia – «Growth Strategy» .

Ключевые слова: экономический рост, Столыпинский клуб, снижение ключевой ставки, доступное кредитование, ВВП, инфляция Keywords: economic growth, the Stolypin club, interest rate cut, accessible, affordable lending, GDP, inflation Столыпинский клуб сегодня ведет большую работу по подготовке конкретных предложений по переходу к новой модели экономического развития России .

По поручению премьер-министра межведомственная рабочая группа на базе Аналитического центра при Правительстве РФ подготовила доклад при особом мнении ЦБ и особом мнении Минфина. Именно он был представлен мной на Президиуме Экономического совета при Президенте РФ наряду с докладом Кудрина и с большим содокладом Сергея Глазьева .

Хотя необходимо отметить, что у нас есть ряд существенных расхождений с Сергеем Глазьевым. В частности у Столыпинского клуба гораздо более мягкие подходы к валютному регулированию: мы против налога на вывоз валюты или фиксированный курс рубля. Мы однозначно ориентированы на построение рыночной экономики, основанной на спросе и предложении, на конкуренции. Предложения Глазьева могут привести к уходу в регулируемую экономику, которая в свою очередь приведет к очередям в магазинах, большому подпольному рынку валюты и т.д. Поэтому мы такие меры не предусматриваем .

В результате Президент Российской Федерации Владимир Путин дал мне поручение разработать среднесрочную стратегию социально-экономического развития России «Стратегия Роста» и представить ее не позднее первого квартала 2017 года. Для выполнения этого поручения было решено продлить полномочия межведомственной рабочей группы при Аналитическом центре Абалкинские чтения при Правительстве РФ. В ней также сформировано несколько групп по отдельным направлениям. При этом в отличие от первоначальной версии – «Экономики роста» в «Стратегии Роста» будут сформированы предложения по изменению социальной политики и формированию бюджета .

Ситуация в экономике, по нашему мнению, по-прежнему находится во власти набирающих силу негативных трендов. В этой связи мы решили, не дожидаясь завершения работы над «Стратегией Роста», подготовить пакет мобилизационных мер для российской экономики. Мы считаем, что их реально очень быстро принять, чтобы предотвратить уход экономики в неуправляемое пике, после которого вернуться даже к тем экономическим показателям, которые были сегодня, будет невозможно. В ближайшее время мы направим его Председателю Правительства и Президенту. Мы считаем, что это очень важно сделать именно сегодня .

Главная цель этих первоочередных мер – возобновление экономического роста, подготовка к полномасштабным социальноэкономическим реформам, которые должны быть изложены в «Стратегии роста» .

Мы уже разработали определенный KPI. В частности, при реализации этого пакета первоочередных мер реально выйти на темпы роста ВВП в районе 2,5–3% при росте инвестиций 8–10% .

При этом мы должны остаться на уровне инфляции 4–5,5%. В этих расчетах мы опирались на помощь Института народнохозяйственного прогнозирования и Финансового университета .

Благодаря их неоценимой помощи, мы уже имеем приблизительные цифры расходов на реализацию этой программы. Введение первоочередных мер потребует 1,7 трлн рублей, при этом дополнительный прирост ВВП будет +1,45 трлн, дополнительный прирост доходов в бюджет – 237 млрд. Поэтому мы считаем предлагаемые меры высокоэффективными .

Среди них на первом месте стоит создание специального центра управления реформами развития, мы его называем Администрацией роста .

Почему мы считаем это мобилизационной мерой? И Сергей Глазьев, и Андрей Клепач затрагивали в своих выступлениях вопрос крайне неэффективной регуляторной политики в России .

Абалкинские чтения Поэтому мы должны отделить управление развитием от управления текущим состоянием .

Еще одна ключевая мера – это снижение ключевой ставки Центрального банка. По сей день после повышения ставки до 17 процентов в 2014 году она снижается недостаточными темпами, темпами, которые явно не соответствуют уровню инфляции. На днях мы увидели опять очередное показное снижение на 0,5% .

Мы считаем, что снижение может происходить значительно более низкими темпами. До конца 2016 года ключевая ставка может снизиться до 7–8%. Это не окажет сильного влияния на инфляцию. Во-первых, из-за того что (об этом говорил Сергей Глазьев) инфляционное давление будет снижаться из-за появления новой добавленной стоимости. Во-вторых, потому что можно предусмотреть компенсационные меры, которые, с одной стороны, не позволят вырасти инфляции, а с другой стороны, позволят получить необходимые средства для проведения необходимых реформ. Мы говорим о том, что ключевая ставка в дальнейшем может быть снижена до 4,5–5,5%, а потом и до 2,5%, если инфляция к этому моменту не превысит 4% .

Следующая принципиальная мера – обеспечение доступного кредитования реального сектора экономики. Здесь мы предлагаем:

– увеличить объем финансирования ключевых институтов развития. Фонд развития промышленности – до 150 млрд руб., Фонд развития моногородов до 100 млрд руб., АО «Корпорация МСП» на 50 млрд руб .

– создать ряд новых институтов развития. Фонд развития сельского хозяйства с капиталом 100 млрд руб., Банк муниципальной инфраструктуры – 200–300 млрд руб .

– создать Агентство плохих долгов предприятий (по аналогии с Resolution Trust Corporation в США, Indonesian bank Restructuring agency в Индонезии, Swedbank в странах Прибалтики) для реструктуризации на сумму до 800 млрд руб. кредитной задолженности предприятий несырьевого обрабатывающего сектора .

И отвечая на вопрос, где взять необходимые средства, должен упомянуть наше предложение выпуска специальных долговых обязательств государства на сумму 1 трлн рублей. В виде индексируемых облигаций. Их стоимость фиксируется в рублях, но цеАбалкинские чтения на индексируется по курсу между рублем и евро на момент погашения. Гарантированная доходность и снятие валютных рисков сделают этот инструмент очень популярным как у населения, так и у иностранных инвесторов. Это позволит собрать необходимые суммы, чтобы вложить их в экономику .

–  –  –

Аннотация В статье даны рассуждения автора о задачах и направлениях развития российской экономики. Автор полагает, что мобилизационная экономика является по сути ограничительной. Резкое удорожание кредита вносит вклад в паралич хозяйственной активности. По мнению автора, волатильность нефтяных цен будет увеличиваться, ее итогом является примитивизация структуры экономики и периодические обвальные девальвации рубля .

Abctract The author discusses the problems and directions of development of the Russian economy. The author believes that the mobilization economy is essentially restrictive. The sharp spurt in the cost of credit is contributing to the paralysis of economic activity. According to the Абалкинские чтения author’s opinion, the volatility of oil prices will be increased, that will lead to more primitive structure of the economy and periodic slumping devaluation of the ruble .

Ключевые слова: валютные ограничения, мобилизационная экономика, падение курса рубля, структурные реформы, новая ликвидность .

Keywords: exchange controls, mobilization economy, weakening rouble, structural reforms, new liquidity .

Мы здесь не первый раз обсуждаем проблемы экономического развития России, и надо сказать, мало что изменилось за последние 10 лет. Как известно, у русской интеллигенции есть 3 вопроса: кто виноват, что делать и где мои очки? Двух вопросов я коротко коснусь. Я почти согласен со всем, что здесь говорилось .

Мы друг друга хорошо знаем, знаем, кто что думает. Жалко, что Борис ушел. Мне показалось серьезным противоречием в его сообщении, что, с одной стороны, он против валютных ограничений, которые будто бы означают возврат в СССР. А с другой стороны, он несколько раз применил словосочетание «мобилизационная экономика». Это очень забавно. Ведь что кроется за мобилизационной экономикой? По своей сути такая экономика так ограничительна, что «мама не горюй». Может получиться такое, что валютные ограничения покажутся детской игрушкой .

Что вызвало ситуацию такого тотального застоя, в котором мы находимся и, похоже, еще долго будем находиться? Это, конечно, специфика идеологии проводимой экономической политики, которую я бы охарактеризовал как безоговорочное следование доктрине «естественных конкурентных преимуществ», как следствие господствующей с конца 70-х годов идеологической моды на возвращение к раннему капитализму времен Адама Смита .

Я помню дискуссию о первоочередности тех или иных мер рыночной трансформации, в которой апостол неолиберализма Милтон Фридман сказал буквально следующее: «Вам, т.е. россиянам, следует отказаться от того объема финансирования культуры, здравоохранения, образования и науки, который был у вас в Абалкинские чтения СССР. Пирог у вас маленький, т.е. ВВП не велик, а затраты на все эти сферы жизни большие. Вам сейчас надо заботиться только о хозяйственном росте, а для этого надо по возможности все коммерциализировать, дерегулировать и приватизировать». Приходиться констатировать, что Россия пошла именно по этому пути, чему весь остальной мир, и Китай, и Америка, и Европа рукоплескали, рукоплещут и сейчас, не скупясь на комплименты в адрес руководителей ЦБ и экономического блока правительства .

Например, на Западе в восторге от валютной политики нашего ЦБ, который будто бы в очередной раз спас Россию, отпустив рубль в свободное плавание. Очень смешно. Допустить обвальное падение рубля при сумасшедших валютных резервах – это надо постараться. Я уже не говорю о резком удорожании кредита, что вносит свой вклад в паралич хозяйственной активности .

Здесь вернусь к доктрине естественных конкурентных преимуществ «суть которой достаточна проста». Надо вывозить из страны все то, что можно продать на мировом рынке, а остальное там же закупать. Другими словами, вывозим нефть, газ, металлы и т.д., а ввозим все остальное, от машиностроительной продукции до потребительских товаров. И все было бы еще приемлемо, если бы волатильность цен на наши экспортируемые ресурсы была бы так же низка, как и на готовые изделия. Но ведь было совершенно очевидно, что это не так и никогда не будет так. И что волатильность нефтяных цен будет только увеличиваться. Итог суров и поучителен – в угоду сомнительной идеологии получили примитивизацию структуры экономики и периодические обвальные девальвации рубля .

Что делать? Установка на то, чтобы повысить норму накопления, правильная, но ее нельзя повысить декретом. У нас есть государственные и частные инвестиции. Спорят два лагеря, условно говоря, Глазьев-Клепач против Кудрина и его команды .

Кудрин говорит, что надо снизить инфляцию, шлифовать инвестиционный климат и провести структурные реформы. Это очень загадочное словосочетание – звучит очень солидно и серьезно. А на самом деле – это резкое ограничение государственных расходов на образование, науку, культуру и здравоохранение. В сущности, речь идет о том, чтобы человек от роддома до могилы сам Абалкинские чтения за все платил, если перевести на обычный язык. С другой стороны, у Алексея Кудрина тоже есть своя правота. Создание новой ликвидности в Америке, в Европе абсолютно обосновано, поскольку там нет угрозы инфляции, наоборот, они молятся, чтобы она появилась. У нас же экономика такова, что «количественное смягчение» сразу же ведет к ценовым скачкам. В этом смысле Эльвира Набиуллина, конечно же, права, заявляя, что нам не следует создавать новую ликвидность и снижать кредитную ставку без оглядки на инфляционную опасность. Я ее понимаю .

В заключение скажу об одном исключительно важном обстоятельстве, о котором обычно говорят редко. Привыкли ругать правительство и всяких там чиновников, а ведь дисфункция госуправления, о которой говорил Сергей Глазьев, охватывает и так называемое ручное управление, которое в принципе контрпродуктивно. В конце концов, у нас есть президент, глава нашей страны. И он, похоже, на распутье. Выбор сегодня чудовищно труден. Массированные и даже очень точечные государственные инвестиции, расширение госдолга – все это очень рискованное дело. Но еще больший риск – не тратить деньги и оставить все как есть. Тем более что время не нашей стороне .

–  –  –

Аннотация Рассматриваются условия, необходимые для обеспечения экономического роста, связанные с процентными ставками, валютным курсом и денежно-кредитной политикой .

Annotation The author reviews some conditions necessary for economic growth: interest rate policy, monetary mechanisms, long-term money funding, etc .

Ключевые слова: экономический рост, длинные деньги, валютный курс .

Абалкинские чтения Keywords: economic growth, long-term money, exchange rate .

Мировой банк признает, что жесткая фискальная кредитная политика давит на экономический рост. Вот данные опроса РСПП по главным причинам, мешающим росту. Мы видим среди основных причин – снижение курса, курсовую нестабильность, недостаток кредитования и оборотных средств и т.д .

Рис. 1. Основные процентные ставки центральных банков (%) Источник: по данным национальной статистики, IMF .

Интересная картинка (рис. 1), реальные ставки у нас и в мире .

Мы самые жесткие, как видим из картинки, по этому показателю .

У других стран ставки гораздо ниже, даже отрицательные. Естественно, возможности роста в России вследствие низких процентных ставок сжимаются. Интересная цитата Э. Набиуллиной из недавних, где она, обосновывая невозможность снижения ставок, говорит: «Чем выше дефицит, тем жестче и кредитноденежная политика. Когда мы видим дефицит бюджета, мы вынуждены держать высокие процентные ставки». Наверное. Однако, следующая картинка (рис. 2) .

Абалкинские чтения Рис. 2. Дефицит государственных бюджетов (% к ВВП) Источник: по данным национальной статистики, IMF .

Смотрите, как в ряде стран устойчиво много лет отмечается дефицит бюджета, и у этих же самых стран за многие последние годы ставки находятся около 0–0,5%. Либо ей неправильно говорят, что такая картина имеет место, либо она думает, что мы этого не знаем, либо еще какая-то непонятная информационная подача материала, где цитаты одни, а реальная жизнь совсем другая .

Мне нравится цитата МВФ, говорящая о Японии: «Либеральная денежно-кредитная политика и бюджетные стимулы позволили Японии добиться впечатляющего оживления экономической активности». Казалось бы, МВФ – такой «цербер» этих вопросов, и даже он признает, что именно эти 2 рычага были для Японии важнейшим стимулом роста .

Технический момент. Госфинансирование под госбумаги, когда центральные банки в США и Японии покупают государственные облигации и под это дело делают целевую эмиссию. Так вот, в США и Японии на 80–90% вся эмиссия – целевая и сначала завязана на бюджетные задачи и приоритеты. У ЦБ РФ общий объем бумаг Минфина в настоящее время составляет всего менее 5% .

Абалкинские чтения Сейчас у нас формируется новое явление под названием профицит ликвидности, избыток ликвидности в банковской сфере .

Причины – сверхвысокий уровень ставок, который выше нормы рентабельности и эффективности отраслей, сжатие внутреннего спроса из-за девальвации рублей. Это делает часть средств просто невостребованными, поэтому и профицит, деньги как бы в аквариуме: они там плескаются и никуда дальше не вытекают .

Интересно, что ситуация, когда средства не идут в реальную экономику, наблюдается не только у нас, но и практически во всем мире сейчас. Как эта проблема решается там? Летом 2016 г .

ЕЦБ в Европе ввел отрицательные ставки по целевому рефинансированию. Это означает, что если вы, как коммерческий банк, работающий в Европе, пришли за рефинансированием в свой ЕЦБ, взяли там деньги, при этом потратив на целевые приоритетные программы (которые там четко обозначены в соответствии с их структурными задачами экономической политики), а потом эти деньги через 4 года возвращаете назад, то уже не вы платите процент за взятый кредит. Так как ставка отрицательная, это значит, что вам доплачивает ЦБ за то, что вы эти деньги взяли и потратили на определенные цели, естественно, отчитавшись об эффективности. Или, точнее, вы взяли кредит в 1 млн евро, а отдали 950 тыс. евро. Наверно, есть о чем подумать, каким путем идут развитые финансовые системы .

Поэтому необходимы дифференцированные ставки, необходимы более низкие ставки по более приоритетным проектам. У экономических программ и подходов последних месяцев и в дискуссиях, в которых участвуют такие эксперты, как Б. Титов, С. Глазьев, А. Кудрин и др., в конечном итоге две базовые «линии поведения». Либо немного денег, небольшие сроки этих денег и они дорогие при их относительно свободном использовании. И одновременно свободный курс, и дешевый рубль. Другая альтернатива – деньги больше по объему, более длинные по срокам, с меньшими ставками, но с некими обременениями по их использованию и с ограничениями по валютным и финансовым спекуляциям. А валютный курс, в свою очередь, менее волатилен, его уровень ближе к равновесным значениям, отражающим эффективность отраслей в экономике. Очевидно, у второго варианта немало заслуживающих внимание аргументов .

Абалкинские чтения

МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА САНКТПЕТЕРБУРГА. ЧТО НОВОГО?

ECONOMIC GROWTH MODEL OF

ST. PETERSBURG. WHAT'S NEW?

–  –  –

Абалкинские чтения Аннотация Ассоциация промышленников и предпринимателей СанктПетербурга отмечает крайнюю обеспокоенность малого и среднего бизнеса города состоянием и тенденциями развития экономики как Северной столицы, так и Российской Федерации. Введенные санкции против России позволили чиновникам экономического блока Правительства объяснить падение и стагнацию нашей экономики ухудшающимися внешними условиями. По мнению Ассоциации, основные проблемы связаны с ошибками в системе экономического управления. Это прежде всего огосударствление экономики страны. Отсутствие правовой защиты предпринимателей и частной собственности. Бесконтрольность государственных монополий в установлении тарифов и стоимости услуг по присоединению. В статье сделаны предложения по изменению структуры управления экономикой Санкт-Петербурга, которые могут привести к устойчивому росту ВРП (валового регионального продукта), малых и средних предприятий .

Abstract The Association of industrialists and entrepreneurs of St. Petersburg feels a deep concern of small and medium business of the city about a condition and economic trends of both the Northern Capital and the Russian Federation. The imposed sanctions against Russia allowed officials of the economic block of the Government to explain a fall and stagnation of our economy with the worsening external conditions. According to Association, the main problems are primarily connected with mistakes in a system of economic management. First of all it is a governmentalization of a national economy. Lack of a legal protection of entrepreneurs and private property. Absence of control under the state monopolies in establishment of rates and the cost of services in accession. In tne article the are proposed the possible changes in a management structure of the St. Petersburg's economy which can lead to a strong growth of GRP (gross regional product), small and medium scale enterprises .

–  –  –

мательство, дефицит городского бюджета, реформирование, бюджетный счет, налогообложение .

Keywords: small business, municipal authority, state monopoly, stagnation, growth of rates, illegal entrepreneurship, deficit of the city budget, reforming, budget account, taxation .

Главным мотивом этого доклада является крайняя обеспокоенность Ассоциации положением дел в экономике Российской Федерации в целом и нашего города в частности. Падение индекса промышленного производства в 2015 году составило – 7,4%, что в четыре раза хуже, чем в Ленинградской области (-1,9%). Это худший показатель на северо-западе и один из худших показателей среди мегаполисов РФ. До половины мелкорозничных предприятий города ушли сегодня в теневой сектор. 80% ритейла контролируются сетевыми структурами, контрольные пакеты акций которых находятся вне территории России. Вместо судебных приставов незаконно возведенные торговые объекты сносятся силовыми структурами, организованными КУГИ города. С незаконной рекламой борются силовые структуры, созданные Комитетом по благоустройству. Законно поставить торговую точку или вывесить рекламное объявление стало почти невозможно .

Девелоперы и строители уходят из города в Лен. область. Налоги на объекты свыше 3000 кв. м. возросли от 2 до 28 раз. Разрабатываются планы по увеличению налоговой нагрузки на объекты свыше 1000 кв .

м. Комитет по тарифам Санкт-Петербурга своими распоряжениями № 629р от 30.12.2014, № 575р от 18.12.2014, № 573р от 18.12.2014 повысил стоимость технологического присоединения к сетям монополий в 2015 году. Так, плата за присоединение к энергоснабжению увеличилась на 12%, подключение в воде на 30%, при подключение к водоотведению на 100%. Продолжается рост тарифов на услуги монополий. Дефицит городского бюджета превысил 50 млрд рублей. Все это позволяет сделать вывод о необходимости серьезной модернизации системы управления экономикой города, без чего нам не выполнить ни майских указов нашего Президента, ни планов Правительства по социальноэкономическому развитию Санкт-Петербурга до 2030 года. В связи с вышеизложенным, МЫ ПРЕДЛАГАЕМ:

Абалкинские чтения

1. Реформировать систему управления экономикой города .

Сегодня экономикой города управляют три профильных вицегубернатора и 16 комитетов экономической направленности. Надо сократить число чиновников. Ввести должность первого вицегубернатора, отвечающего за экономику города. Замкнуть на него комитет по строительству, комитет по энергетике, комитет по тарифам и некоторые другие государственные структуры. Необходима концентрация системы экономического управления. (Приложение № 1 на 3-х листах) .

2. В районах города ввести должности первых заместителей глав районных администраций по экономике и комитеты по промышленности и предпринимательству. В каждом районе создать бюджетный счет, пополняемый предприятиями, работающими на территории района. По состоянию этого счета уже через год Правительству будет ясна реальная картина развития экономики любого района города. С этого же счета целесообразно поощрять эффективных чиновников. Многие районные администрации не работают над решением задачи пополнения бюджета города, последовательно создают трудности для развития легальной мелкой розницы, что провоцирует массовое нелегальное предпринимательство. Процветает коррупция. Например, на заседании с участием омбудсмена А.В. Абросимова «Бизнес против коррупции»

предприниматели Калининского района обратились с жалобой на действия администрации, возглавляемой Моториным Е.А. Нам известен этот Глава по действиям в Петродворцовом районе Санкт-Петербурга. Многократно в Ассоциацию обращались предприниматели с жалобами на поборы. При этом все отказывались писать заявления в правоохранительные органы, не веря в справедливость расследований. Просим Правительство рассмотреть возможность консультаций с бизнес-сообществом при назначении глав администраций районов и их заместителей .

3. Я депутат МО «Город Петергоф» 5-ти созывов. Система муниципального управления нашего города не эффективна. Мы предлагаем создать при главах администрации районов Советы муниципальных образований района под руководством Председателя совета с широкими полномочиями. Поручить Советам контролировать ситуацию в ЖКХ, внутридворовые территории, Абалкинские чтения дороги местного значения и др. Обязать муниципалитеты совместно с Комитетом имущественных отношений упорядочить и контролировать розничную торговлю. Жители территории лучше знают, где нужен киоск или павильон. В ближайшем будущем сократить число муниципалитетов со 111 до 18-ти .

4. Упорядочить работу городских ресурсоснабжающих монополий. Ввести в советы директоров госмонополий представителей объединений предпринимателей города (ТПП, РСПП, АПП, Союза предпринимателей Санкт-Петербурга и др.). До сих пор около 80% предприятий города не имеют договоров на энергоснабжение. Они нарушают действующее федеральное законодательство. Мы просим прокуратуру города провести анализ бездействия профильных комитетов, приведших в фактическому банкротству ОАО «Ленэнерго». Долги компании превысили 90 млрд рублей (около 20% бюджета города). «Потерять» столько денег можно только при крышевании «Ленэнерго» чиновниками, входящими в состав совета директоров. Эти же чиновники позволили заложить в землю Санкт-Петербурга 600 км ржавых труб .

Эти же чиновники, затратив на закупку новой уборочной техники в 2010 году 6 млрд рублей, не сумели очистить город от снега. Мы предлагаем Правительству города обратиться в правительство РФ с предложением скорейшего объединения двух монополий: сетевых структур и гарантирующих поставщиков электроэнергии. Эту системную ошибку, сделанную при реформировании РАО ЕС, необходимо срочно исправить .

5. Провести инвентаризацию всех городских ГУП и ГКУ. До половины из них можно сократить без последствий для города .

Чтобы осуществлять проверки бизнеса без разрешения Прокуратуры Санкт-Петербурга государственные компании пишут друг другу «тревожные письма». Мы просим прекратить все внеплановые проверки предпринимателей города без санкций прокуратуры Санкт-Петербурга. Многие предприниматели просят прекратить все проверки, за исключением случаев, связанных с опасностью для жизни граждан. Потому что даже плановые проверки уже замордовали наш городской бизнес .

6. Вопреки указаниям Губернатора Санкт-Петербурга малый строительный бизнес практически не допущен к работам по каАбалкинские чтения питальному ремонту жилого фонда. Сегодня объем работ, выполняемых малыми и средними предприятиями в строительстве, упал до 8%. Мы просим Правительство ознакомиться и совместно с бизнесом начать реализацию разработанной на 5-м съезде строителей Северо-Запада 04.06.2015 г. программы выхода из кризиса строительного сектора экономики .

7. Выполняя требования Президента РФ по выводу России на 20-е место Doing business, необходимо продолжить реформирование полиции. Она не защищает ни предпринимателей, ни частную собственность. Просим Правительство города обратиться в Правительство РФ с предложением разделить полицию на федеральную, региональную и муниципальную. Тогда один коррумпированный офицер полиции не сможет блокировать работу всей правоохранительной системы страны. Считаем целесообразным приглашать на заседания Общественного совета руководителей всех силовых структур города .

8. Правительственные программы поддержки предпринимательства, по нашему мнению, представляют собой банальную раздачу бюджетных средств субъектам малого бизнеса. Эта раздача касается менее 0,3% от числа субъектов бизнеса города. Он, бизнес, просто не может почувствовать нашей поддержки. В Государственную программу Комитета по предпринимательству практически не вошли такие приоритетные направления развития предпринимательства, как внедрение инновационных, наукоемких и ресурсосберегающих технологий, поддержка производителей импортозамещающей продукции. Всего 0,9% средств выделено на субсидирование приобретения оборудования в интересах производства, 0,2% – на инновации. При всем при этом на государственные структуры, занимающиеся поддержкой, тратится более 30% выделенных средств. Только на содержание Управляющей компании нашего Общественного Совета выделено 212,6 млн руб. а на инновации – 5,0 млн рублей на 6 лет. Инструкция, определяющая порядок подачи заявки на получение субсидии и подготовки необходимой документации, разработанная нашим комитетом, имеет объем в 60 листов. Разобраться в ней самим предпринимателям, как правило, не имеющим ни штатных юристов, ни экономистов, практически невозможно. Предлагаем пеАбалкинские чтения реработать программу поддержки в интересах практической реализации Правительственной программы развития города 2030 .

9. В интересах решения проблемы продовольственной безопасности и воссоздания конкуренции в секторе мелкой розницы, мы предлагаем реанимировать программу магазинов шаговой доступности. Необходимо довести уровень мелкой розницы в товарообороте до 40% к 2018 году .

10. Налог на владение объектами недвижимости для малых предприятий города взимать от остаточной стоимости, а не от кадастровой. Не облагать налогом на прибыль средства, направляемые на развитие малого предприятия. Это делается во всем цивилизованном мире .

11. Необходимо переработать документы по оценке регулирующего воздействия Законов и Постановлений Правительства города на экономику. Почему? Ассоциация отказалась подписать эти документы, т.к. не захотели вводить в заблуждение Председателя Правительства – Губернатора Санкт-Петербурга. Что сделали чиновники Комитета, готовившего этот документ? Просто убрали нашу подпись. В результате Правительство города получило неработающий документ, а из-под пера чиновников появляются постановления, подобные № 1045 (это постановление не продлевало договор аренды земли для 3600 субъектов мелкой розницы) .

Проблемы в экономике Санкт-Петербурга схожи, а чаще идентичны проблемам других регионов России .

Времени на эволюционное развитие нашей экономики уже нет! Необходимы срочные экономические реформы и политическая воля для их осуществления .

Абалкинские чтения

–  –  –

Аннотация Автор рассматривает новые модели экономического роста как неотъемлемый элемент прошлого, настоящего и будущего страны. Подчеркивается, что новая экономическая модель страны должна органично вписываться в цивилизационную картину мира, соответствовать общемировым тенденциям, должна быть предметом постоянного внимания властей .

Abstract The Author considers a new model of economic growth as an integral element of the past, present and future of the country. It is emphasized that the new economic model of the country to blend in with the civilizational view of the world, to meet global trends, should be the subject of constant attention of the authorities .

Абалкинские чтения Ключевые слова: цивилизационный кризис, налоги, экономическая модель, средний и малый бизнес, коррупция, социально-экономическое развитие, государственное управление .

Keywords: civilizational crisis, taxes, the economic model of small and medium business, corruption, socio-economic development, public administration .

Прежде всего хотелось бы выразить благодарность Андрею Николаевичу Клепачу за содержательный доклад. Построен он очень логично, емко. Почти все тезисы проиллюстрированы статистикой, данные сведены в красноречивые таблицы. По сути каждый тезис по выбору по характеристике черт новой модели экономического роста доказан экономическими тенденциями, которые ныне переживает наша страна. Интересные соображения изложены в начавшемся затем диалоге академиком С.Ю. Глазьевым и членом-корреспондентом РАН, научным руководителем Института экономики РАН Р.С. Гринбергом, другими маститыми учеными и практиками. Научная дискуссия безусловно удалась, за что надо высказать спасибо члену-корреспонденту Д.Е. Сорокину, руководству ВЭО России и Абалкинских чтений .

Сегодняшняя тема обсуждения – о поиске новой модели экономического роста не нова в работе ВЭО России. Разговор об этом шел чуть ли не с уроков кризиса 1998 года, с дефолта. Собственную модель социально-экономического развития мы ищем с тех пор постоянно, но когда подошли к кризису 2008 года, то стало ясно, что нужно говорить о цивилизационном кризисе. Ныне это уже не финансовый кризис, не монетарный кризис, не кризис неолиберализма, а кризис вообще всей цивилизационной модели .

Речь теперь идет об ее смене. Если же будем оставаться в рамках прежней экономической модели и ждать каких-либо ее улучшений, то кризис не преодолеем. Я хочу обратить внимание участников сегодняшней дискуссии на то, что итоги наших обсуждений по этим проблемам подвел Г.Х. Попов в своих статьях в «Московском комсомольце» – «Великая альтернатива XXI века»

(20 апреля 2016 г.), «О Великой перспективе России» (11 мая 2016 г.), в его докладах на научных обсуждениях в ВЭО России, а Абалкинские чтения также в начале сентября (6.09.2016) в Международном университете в Москве в своей открытой лекции «Мысли о будущем: планета, Европа, Россия». Кстати Международная Академия менеджмента выпустила брошюру Г.Х. Попова «Заметки о будущем для интеллектуалов. О мире. О России», в которой опубликованы эти статьи. В этих материалах Г.Х. Попов убедительно показывает, что в рамках ныне действующей модели социально-эко6номического обустройства общества мы не решим проблем, стоящих перед обществом, не покончим с угрозами терроризма, дефицита энергии, недостатка продовольствия, перенаселению, коррупцией, глобального противостояния транснациональных корпораций и национальных образований. Пришло время постепенно, шаг за шагом формировать новую цивилизационную модель. Свои соображения о том, каким будет костяк этой модели, Г.Х. Попов и представил в своих работах. Согласен с Гавриилом Харитоновичем и также считаю, что если мы будем сейчас спорить о том, какой мы хотим видеть модель в полном объеме, со всеми ее конструкторскими решениями, мы утонем в дискуссиях. Нам на самом деле строить и формировать новую экономическую модель в тесной связи с новой цивилизационной жизнью всего человечества надо исходя из того, что мы сегодня видим и знаем. Я еще раз напомню, что дискуссия о том, как нам формировать новую экономическую модель, ведется с 1998 года и вплоть до сегодняшнего дня, но окончательного решения еще не найдено .

Когда я готовился к своему выступлению, то решил, что здесь весьма уместно воспроизвести одну цитату из книги герцога Сюлли (1560–1641), главы правительства Франции при короле Генрихе IV. Эта цитата, кстати, воспроизводится в документах личного архива и императрицы Екатерины II, и архива А.Г. Потемкина, присутствует она в развернутом виде и в архиве фельдмаршала Суворова1 .

Суть истории этой цитаты такова. Все командовавшие русскими армиями со временем получали при Екатерине II генералгубернаторские места. Велено было как-то спросить и у А.В. СуИстория этой цитаты рассказана в работе Е. Фукса «Анекдоты князя Италийского графа Суворова Рымникского» (Санкт-Петербург, 1827 год). Под анекдотами, кстати, тогда имелись ввиду реальные, но необычные исторические события.   Абалкинские чтения ворова, какую губернию он желал бы получить. «Я знаю, – отвечал он, – что матушка царица слишком любит своих подданных, чтобы мною наказать какую-то из провинций. Я размеряю силы свои с бременем, которое могу поднять». Не желая пробовать себя на другом поприще, кроме военного, А.В. Суворов, однако, с величайшим интересом читал книги по вопросам государственного управления. Раз в заграничном походе он приказал своему помощнику читать записки Сюллия (герцога Сюлли). «Я уже читал их и делал даже выписки по повелению государыни императрицы Екатерины», – отвечал ему тот. «Этого мало, – сказал фельдмаршал, – мы будем снова читать, твердить наизусть век короля Генриха». Александр Васильевич распорядился достать ему книгу Сюлли, стал ее читать с увлечением и чуть ли не в следующую же ночь приказал немедленно разбудить того же помощника.

Суворов дает ему перо, чернила, бумагу и командует:

«Переведи поскорее эту бесценную статью великого друга и наставника царей, Сюллия» .

Листок с переводом помощник сохранил. Вот это место в записках, которое показалось Александру Васильевичу чрезвычайно важным: «Причины падения и ослабления монархий2 суть следующие: непомерные налоги; незаботливость о торговле, хлебопашестве, художествах и ремеслах; слишком великое число чиновников и издержки на содержание их; неограниченная власть тех, которые занимают места в государстве; значительные расходы; медленность и неправосудие в судопроизводствах;

праздность и расточительство, со всем принадлежащими к ним развратом и порчей нравов; запутанности в соотношении присутственных мест между собою; переделка монеты; неблагоразумные и незаконные войны; слепая доверенность к недостойным лицам; предубеждения в пользу некоторых только сословий и ремесел; корыстолюбие министров и их любимцев; презрение к ученым; терпимость худых обычаев; нарушение хороших законов; упорная привязанность к маловажным или вредным обыкновениям; множество друг другу противоречащих постановлений и болезненных узаконений» .

                                                             Здесь слово «монархия» равнозначно понятию государство.  Абалкинские чтения Согласитесь, весьма поучительные и для наших дней соображения. Суворов не согласился на предложение императрицы, хотя не думаю, что он был бы плохим генерал-губернатором. Несомненно, его выучка соизмерять свои силы и задачи, умение строить успешные планы военных операций были бы очень полезны и для управления крупным регионом .

Для нас также очень полезно не забывать о названных в приведенной цитате причинах падения и ослабления монархий. Отметим хотя бы угнетающие бизнес непомерные налоги. Так, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Б.Ю. Титов утверждал во время выборных дебатов 2016 г., что на рубль прибыли российские предприятия платят 16 рублей поборов, и это не считая налогов на зарплату, НДС. Не наблюдается и нужной заботливости государства о торговле. Все «воем воют» о том, что легко в торговую сеть не войдешь, а если российскому предпринимателю это и удастся, то любой товар сразу получает 100% наценку за то, что он стал теперь доступен покупателю. Организуемые в городах рынки и ярмарки выходного дня проблему не решают. А состояние хлебопашества? Когда на круглом столе в ВЭО России мы рассматривали вопрос о продовольственной безопасности страны, то отмечали, что 11 млн пахотных гектар выпали из сельскохозяйственного оборота, заросли бурьяном. Художества и ремесла развиты недостаточно, а это, говоря современным языком, и есть малый и средний бизнес .

В Америке на малый и средний бизнес приходится более 70% валового национального продукта. У нас также непомерно раздут штат чиновников, слишком велики траты на содержание .

(Сегодня в России чиновников больше, чем в Советском Союзе .

А ведь тогда все же была административно-командная система, а сейчас вроде бы демократия, но чиновников-бюрократов в разы больше. Административно-командную систему сменила, говорит Г.Х. Попов, номенклатурно-олигархическая, что лишь усилило власть бюрократов). Коррупция процветает, масштабы ее поражают. Какой-то незначительный чиновник из МВД хранит у себя средства на 9 млрд рублей, – полторы тонны денег на разных квартирах, имеет кроме того 300 миллионов долларов на счетах в Австрии, а еще 2 миллиона просто забыл в своей машине .

Абалкинские чтения Мы не покончили также с медлительностью и не соблюдением законности в судопроизводстве. Не изжиты в управленческой сфере праздность, казнокрадство и расточительность со всем принадлежащим к ним «развратом и порчей нравов». Пусть кто-нибудь посмотрит об этом передачи хотя бы одного вечера на нашем телевидении. Запутанность в соотношениях присутственных мест, неразбериха так же не исчезли. У нас МВД борется с ФСБ, Минприроды с Минторгом и т.д. На рынке нездоровая конкуренция, инфляция. Сохраняется слепая доверенность к недостойным в руководящих структурах лицам. Каждый здесь может вспомнить какого-либо известного всей стране управленца, которого весь народ ненавидит, а он остается в своем кресле, похваляется своей несменяемостью, возможностью наживать миллиарды рублей за один лишь год работы. Масштабы просто поражают. Так, под контролем самого президента идет строительство космодрома и все равно оттуда чиновники крадут миллиарды рублей. Борьба с коррупцией – один из наших приоритетов. Корыстолюбие министров и их любимцев стали обычными .

Презрение к ученым, терпимость к худым обычаям. нарушение хороших законов, упорная привязанность к маловажным или вредным обыкновениям, множество противоречащих друг-другу постановлений и бесполезных узаконений по-прежнему также имеют место. Можно даже услышать, что из всего кодекса российских законов и 5% не действует… Приведенная цитата из книги французского автора XVI века, которая четыреста лет назад звучала грозно и обличительно, сегодня звучит так же. Почему я считаю важным напомнить ее при обсуждении вопроса о выборе новой хозяйственной модели? Потому, что она дает, на мой взгляд, отправные по сути точки построения этой модели; начинать движение к ней, как представляется путем устранения этих недостатков, исходя из того идеала будущей альтернативы нашей цивилизации, которого мы хотим достичь, чтобы обеспечить человечеству разумную, добрую, вечную, красивую, жизнь, решающую проблемы долголетия, достатка, образования, интеллектуального развития людей. Будем устранять наши недостатки, держа в голове эту цель, тогда и нужную экономическую модель определим, а не станем предлаАбалкинские чтения гать что-то надуманное и несбыточное. Создание новых отраслей

– также важнейший приоритет. Сегодня мы говорим о развитии микробиологии, нанотехнологий, индустрии знаний. В рамках же сохранения сегодняшнего алгоритма действий и устоявшихся обыденности мы накопившихся проблем не решим. Это не только оценка ВЭО России, но и экспертов Московского экономического форума .

Если мы говорим о будущем то мы закладываем его основы уже сегодня, формируем тем самым завтра. Будущее нам показывает то, что было позавчера. С позиции будущего можно дать оценку своим недостатками. Настоящее было в прошлом и станет будущем. Это красивая и верная формула стрелы времени. Позавчера мы думали о том, какое оно станет наше будущее, и вот теперь сегодня видим, каким оно оказалось на деле .

–  –  –

Аннотация В статье изложен подход к формированию налоговой политики, наиболее соответствующей новой модели экономического роста, предлагаемого многими экономистами. Предложены налоАбалкинские чтения говые инструменты, стимулирующие выпуск товаров с высокой добавленной стоимостью. Это касается как прямых, так и косвенных налогов .

Abstract This article suggests an approach for development of a new tax policy, which would be in line with the new model of economic growth (as outlined by a number of economists). The authors propose tax instruments to stimulate the production of goods with high added value, for both direct and indirect taxes .

Ключевые слова: Экономический рост, инвестиции, прямые иностранные инвестиции, налоговая политика, НДС, НДФЛ, НДПИ, налог на прибыль .

Keywords: Economic growth, investments, foreign direct investments, tax policy, VAT, personal income tax, mineral extraction tax, corporate profits tax Среди экономистов сформировалось мнение, что действующая модель экономического роста в России исчерпала себя, необходимо переходить на новую модель. Мы с этим согласны. Какими же, на наш взгляд, должны быть характерные черты этой модели, и какие механизмы налоговой политики должны ей сопутствовать?

Прежде всего, безусловно, необходим переход на использование передовых технологий следующего технологического уклада, без которых сложно будет производить конкурентоспособные товары и услуги. Вследствие этого необходима массовая замена устаревшей активной части основных средств, отстающей от современного на два уклада. Одновременно такая замена приведет к росту производительности труда и, главное, снизит издержки на производство товаров и оказание услуг. С.Д. Бодрунов на Заседании Научно-методического семинара сказал: «… ситуация с ростом производительности труда у нас осознается как серьезная проблема. Мы сегодня это обсуждаем. На это направлено внимание высших лиц государства. Мы знаем, что есть указ ПрезиденАбалкинские чтения та России от 7 мая 2012 года, где Правительству предписано принять меры, обеспечивающие увеличение производительности труда к 2018 году в 1,5 раза относительно уровня 2011 года»1. О налоговом механизме стимулирования замены устаревшей активной части основных средств авторы уже говорили: в случае ремонта полностью самортизированного имущества расходы на него нельзя относить на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль, и суммы входящего НДС по этим расходам нельзя принимать к вычетам2 .

Следующая важная задача – импортозамещение, а также производство и стимулирование экспорта конкурентоспособных товаров. Но экспорт – это прежде всего завоевание внешнего рынка. Желательно, конечно, чтобы рынок этот имел свободные сегменты, которые могли бы занять российские товары. Действительность же такова, что большинство рынков занято, а в современных условиях, как сказано в докладе ЮНКТАД3, рост торговых операций идет медленнее, нежели рост производства .

Поэтому ведение «товарных войн» неизбежно .

Более того, сам российский рынок с потенциалом в 146 млн потребителей является лакомым кусочком для иностранных производителей во всех сегментах экономики. И этот потенциал сильно возрастает, если учесть все страны ЕАЭС. Как эффективно защитить свой рынок для своих производителей конкурентоспособных товаров без нарушения правил ВТО?

Один из механизмов может быть таким. Для производства большинства высокотехнологичных товаров необходимо использование редкоземельных металлов, добычу которых ведет ограниченное число стран, среди которых – Россия, Казахстан и Китай. Современная политика Китая в отношении редкоземельных                                                              Выступление директора Института нового индустриального развития имени С.Ю. Витте, Президента Вольного экономического общества России С.Д. Бодрунова // Производительность труда в России и в мире. Влияние на конкурентоспособность экономики и уровень жизни. Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. № 29 (628)  Тютюрюков Н.Н., Тютюрюков В.Н., Тернопольская Г.Б. Налоги как инструмент софинансирования программы реиндустриализации // Финансы. 2016. № 4.  Structural transformation for inclusive and sustained growth. Trade and Development Report UNCTAD, 2016  Абалкинские чтения металлов – запрет их экспорта. Большинство развитых странимпортеров редкоземельных металлов, озаботившись нарушением Китаем базовых правил ВТО, обратились в суд. Но не зря Китай, прежде чем вступить в ВТО, подготовил большое число юристов, хорошо разбирающихся в правилах и практике функционирования ВТО. Китай заявил, что нормы ВТО вовсе не нарушаются, поскольку необходимое количество редкоземельных металлов может быть предоставлено производителям высокотехнологичных товаров, разместившим свое производство на территории Китая. Необходимо отметить, что многие потребители редкоземельных металлов, например, из Германии, переориентировались на поставки из Казахстана. Конечно, для России этот вариант слишком кардинальный, но стоит присмотреться к опыту Казахстана, изложенному ниже .

Казахстан стремится реализовывать на внешнем рынке не сырье, а готовые товары. Это не всегда получается, но воля и желание есть. В Казахстане (да и в Монголии, кстати, тоже) применяют эффективный, с нашей точки зрения, налоговый механизм .

Если компания экспортирует сырье, то аналог российского налога на добычу полезных ископаемых уплачивается в максимальном размере. Но чем в большей степени сырье переработано на территории Казахстана, тем больше добавленная стоимость, созданная на территории Казахстана, и тем меньше величина налога на добычу полезных ископаемых, уплачиваемая в бюджет Казахстана. Тем самым стимулируется создание в обрабатывающей промышленности большей добавленной стоимости. Такой же механизм стоило бы использовать и в России .

Еще один эффективный, но неиспользуемый у нас налоговый механизм – возмещение НДС. В современной внешнеэкономической деятельности при экспорте товаров возмещается НДС, уплаченный внутри страны. При разработке данного правила предполагалось, что экспортируются готовые товары с высокой степенью добавленной стоимости. Но в настоящее время юридическое оформление этого правила в России таково, что любой товар при экспорте облагается НДС по ставке 0%, т.е. идет возмещение из федерального бюджета уплаченных сумм НДС. У экспортируемого сырья по определению невысокая добавленная Абалкинские чтения стоимость, поэтому резонно поставить вопрос о неприменении этого правила в отношении экспорта сырья и промежуточных товаров. На первом этапе, дабы не создавать напряжения, при экспорте сырья и промежуточных товаров можно возмещать 50% сумм НДС, уплаченного на территории страны, а в дальнейшем эту долю постепенно уменьшать. Тот же Китай применяет данное правило, и это не считается нарушением норм ВТО .

ЮНКТАД в своем исследовании за 2016 г. рекомендует национальным правительствам совершенствовать промышленную политику, направленную на создание высокой добавленной стоимости. Это в итоге увеличит богатство страны, что позволит решать социальные задачи .

Для реализации новой модели экономического роста необходимо привлечение инвестиций. В России есть надежда на привлечение иностранных инвестиций. Но, как верно отмечает А. Дынкин, «надежды, что «Китай нам поможет» пока не сбываются. В 2015 г. из 39 млрд прямых иностранных инвестиций (ПИИ) нам досталось 1,5%, а США – в 25 раз больше»4. В связи с замедлением роста мировой торговли во всем мире стало предлагаться меньше инвестиций в обрабатывающую промышленность, одновременно наметился рост прибыли, распределяемой в качестве дивидендов (см. рис.) или аккумулированных в финансовые активы. В России такая же картина: в 2015 г. организации финансового сектора экономики завершили год с завидным ростом прибыли по сравнению с предприятиями нефинансового сектора. В современном мире, как сказал на презентации доклада в Москве ведущий экономист ЮНКТАД из женевской штаб-квартиры Рикардо Готчалк, соотношение полученная прибыль/дивиденды показывает рост в динамике, а соотношение полученная прибыль/инвестиции показывает снижение в динамике .

Кроме этого, отмечается рост задолженности нефинансового сектора экономики развивающихся стран. Будут ли активно направляться инвестиции туда, где растет задолженность?

                                                             Российская экономика: новые источники роста // Econom, Бюллетень ВЭО России, МСМ, МАМ. 2016, № 5 (64), с. 41.  Абалкинские чтения Рис. 1. Частные инвестиции и прибыль (развитые страны), 1980–2015, % ВВП. Синий (ниспадающий) график и левая шкала – частные инвестиции; красный (растущий) график и правая шкала – доля прибыли Источник: Generic version: UNCTAD report: global economy needs policy overhaul to move beyond sixth straight year of sluggish growth // PRESS RELEASE. 2016, p. 10 .

В этой связи необходимо рассчитывать на внутренние резервы: в налоговой политике необходимо восстановить льготное правило налогообложения прибыли, направленной на развитие производства, когда собственные инвестиции в производство могут уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль до 50% .

Предлагаемая система налоговых мер позволит снизить налоговую нагрузку на реальный сектор экономики без существенных потерь для федерального бюджета .

Абалкинские чтения Еще одна проблема сдерживания экономического роста, которую нельзя не затронуть. Создание внутреннего рынка для производимых товаров и услуг предполагает наличие платежеспособных потребителей этих самых товаров и услуг. Но в последние годы платежеспособность российского населения снизилась, что повлекло снижение оборота розничной торговли. Законодателями с 2001 г. введен механизм, сдерживающий развитие человеческого потенциала, но гарантированно наполняющий бюджет – исключение не облагаемого налогом на доходы физических лиц минимума дохода. Даже неискушенному человеку видна несправедливость этого решения. Суммы дохода, идущие на простое воспроизводство человека, не должны облагаться налогом! Предлагаем восстановить необлагаемый минимум в размере двукратного МРОТ и прогрессивную шкалу налогообложения доходов граждан5. Этот механизм, с одной стороны, позволит не усугублять процесс роста бедности населения, а с другой – поддержит функционирование розничной торговли .

Библиографический список

1. Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «Производительность труда в России и в мире. Влияние на конкурентоспособность экономики и уровень жизни». № 29 (628) .

2. Российская экономика: новые источники роста // Econom, Бюллетень ВЭО России, МСМ, МАМ. 2016, № 5 (64) .

3. Тютюрюков Н.Н., Тернопольская Г.Б. Налоги как инструмент обеспечения экономической безопасности России // Научные труды ВЭО. Т. 199. С. 218–226 .

4. Тютюрюков Н.Н., Тютюрюков В.Н., Тернопольская Г.Б .

Налоги как инструмент софинансирования программы реиндустриализации // Финансы. 2016, № 4, с. 56–59 .

5. Structural transformation for inclusive and sustained growth .

Trade and Development Report UNCTAD, 2016 .

                                                             Тютюрюков Н.Н., Тернопольская Г.Б. Налоги как инструмент обеспечения экономической безопасности России // Научные труды ВЭО. Т. 199. С. 218–226.  Абалкинские чтения Bibliographical list

1. Analytical bulletin of the Council of Federation of the Federal Assembly of the Russian Federation «Labor efficiency in Russia and abroad. Influence on the competitiveness of economy and standard of living». Issue 29 (628) .

2. Russian economy: new sources of growth. In: Econom, Bulletin of VEO of Russia, МСМ, МАМ. 2016, Issue 5 (64) .

3. Tyutyuryukov N.N., Ternopolskaya G.B. Taxes as an instrument to achieve Russia’s economic safety. In: Scientific works of VEO. Issue 199, pp. 218–226 .

4. Tyutyuryukov N.N., Tyutyuryukov V.N., Ternopolskaya G.B .

Taxes as instrument of co-financing of reindustrialization program. In:

Finances, 2016, Issue 4, pp.56–59, ISSN 0869-446X

5. Structural transformation for inclusive and sustained growth .

Trade and Development Report UNCTAD, 2016 .

–  –  –

Уважаемые коллеги, мне представляется, что содержание нашей сегодняшней дискуссии показывает, что мы правильно выбрали сегодняшнюю тему. Я удовлетворен и направленностью нашего обсуждения. В последнее время некоторые представители экспертного сообщества и экономических властей выступают с заявлениями об объективной неизбежности замедления темпов экономического роста России, объясняя это тем, что мировая экономика вступила в некую «новую нормальность». Сегодняшние выступления показали, что никакой неизбежности здесь нет, что российская экономика располагает потенциалом, который при определенных условиях способен обеспечить гораздо более Абалкинские чтения высокие темпы, чем это определено в последних прогнозах Минэкономразвития. Именно о содержании этих условий должны вестись сегодняшние экономические дискуссии. Кстати, 22–24 ноября 2016 года состоится III Международный форум Финансового университета «Ловушка «новой нормальности», где и предполагается сопоставить различные точки зрения по поводу того, какими должны быть эти условия и как их реализовать .

Приглашаю желающих принять участие в этом мероприятии .

Хочу обратить внимание, что по инициативе Президента Вольного экономического общества Общественное телевидение России готовит цикл передач об актуальных проблемах развития страны. Недавно прошла запись первой передачи о нынешнем состоянии экономики. Так вот, я обратил внимание, что участвующие в ней студенты, соглашаясь с тем, что сегодня наша экономика испытывает серьезные трудности, тем не менее на будущее смотрели с оптимизмом и предлагали свои рецепты перехода к оптимистическому сценарию. Я думаю, что такой настрой молодежи – одно из важнейших условий перехода к новой прогрессивной модели нашего роста. Спасибо .

 

АБАЛКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ:

КРУГЛЫЙ СТОЛ

«ЕДИНОЕ ЕВРАЗИЙСКОЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО:

ВОЗМОЖНОСТИ, ОГРАНИЧЕНИЯ,

РИСКИ»

–  –  –

12 октября 2016 года Вольное экономическое общество России провело Абалкинские чтения на тему: «Единое Евразийское экономическое пространство: возможности, ограничения, риски» .

Модератор Абалкинских чтений: Д.Е. Сорокин, вице-президент ВЭО России, председатель научно-практического совета ВЭО России, научный руководитель Финансового университета при Правительстве РФ, член-корреспондент РАН .

С основным докладом выступил С.Ю. Глазьев, вице-президент ВЭО России, Советник Президента Российской Федерации, академик РАН. В работе Абалкинских чтений принял участие Чрезвычайный и полномочный посол Республики Армения в Российской Федерации О.Е. Есаян .

По мнению Сергея Глазьева, сейчас, когда явственно определился потенциал развития направления интеграции на Восток, возникла необходимость подумать о проекте континентального значения «Большая Евразия», об открытии которого заявил Владимир Путин на Петербургском международном экономическом форуме. Смысл проекта в том, чтобы достигнуть технологического прорыва с помощью расширенных форм кооперации между государствами и интеграционными объединениями. Существует Абалкинские чтения два больших субъекта евразийской интеграции: Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в составе пяти государств (РФ, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан и Армения) и проект «Большая Евразия2, включающий в себя сопряжение ЕАЭС и Шелкового пути, а также это Шанхайское сотрудничество, отношения с Индией, Ираном и т.д .

Действительный член Сената ВЭО России, профессор Международного университета в Москве, член Союза писателей России, академик РАЕН, академик Международной Академии менеджмента и Европейской Академии безопасности и конфликтологии, доктор экономических наук Г.Н. Цаголов в своем выступлении отметил, что Россия должна была стать экономическим лидером в евразийском пространстве, но не смогла .

«Лидер должен показывать пример, а мы четвертый год в кризисе, – сообщил он. – Дело в том, что у этих стран (участниц ЕАЭС) разная политико-экономическая мозаика. Мы пошли по линии Вашингтонского консенсуса, а Белоруссия и Казахстан – нет. Они внимательно изучали прошлый опыт нашей страны, смотрели на Сингапур и особенно на Китай. Когда Лукашенко вернулся из Китая и сказал, что плановую экономику надо сохранить, ему ответили, что он бы еще опыт папуасов привез» .

Абалкинские чтения На самом деле планово-рыночная экономика Китая и Белоруссии оказалась более перспективной и стабильной, нежели вашингтонская модель .

Заместитель директора Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор С.П. Глинкина призвала обратить внимание на произошедшее сокращение товарооборота .

«Если посмотреть на 2015 год, то сокращение товарооборота составило 25,8%, причем попарно – еще больше: БелорусскоКазахстанские отношения 39,2%, причем падение товарооборота продолжается, несмотря на то, что дополнительных девальваций не было, – отметила она, – Например, за первое полугодие 2016 года Белорусско-Казахстанский товарооборот сократился на 57,9%. Это была бы почти катастрофа, если бы Армения и Киргизия не наращивали объем поставок товара на российский рынок .

И еще хуже, что ухудшается сама структура товарооборота» .

Как указала Светлана Павловна, если посмотреть на динамику импорта машин, оборудования и транспорта членов Евразийского экономического союза, то из Евросоюза Армения получает 37,4% импорта, Белоруссия – 51%, Казахстан – 25,8%, Кыргызстан – 22,2% и Россия – 42,2%. Это означает, что Евразийский экономический союз становится неинтересным даже для стран-участниц .

Одновременно выросла доля Китая .

«В регионах Центральной Азии и Кавказа с 2000 до 2015 годы экспорт нефти и газа в Китай увеличился в девять раз. Экспорт нефти газа в Россию сократился в 23 раза. Сельскохозяйственный сырьевой экспорт в КНР вырос в четыре раза, в Россию – упал в шесть раз! Импорт готовой продукции в Китае вырос в пять раз, в Россию – сократился в два раза. Экспорт готовой продукции в КНР вырос в полтора раза, в Россию – сократился в 1,7 раза», – констатировала она .

По убеждению Глинкиной, несмотря на то, что китайская экспансия должна была бы пугать нас меньше всего, на самом деле она опасна. Сейчас, когда они закончили экспансию торговую и начали инвестиционную, становится понятно, что нас хочет разорвать не только Евросоюз! И хотя Китай утверждает, что у нас есть отношения, он продолжает работать в двустороннем режиме .

Только в 2008 году китайские инвестиции в Казахстан увеличиАбалкинские чтения лись в четыре раза. Там в 7,5 раз больше китайских инвестиций, чем в РФ .

В дискуссии также приняли участие вице-президент ВЭО России, директор Московской Школы Экономики МГУ им. М.В .

Ломоносова, академик РАН А.Д. Некипелов, заведующий отделом экономических исследований Института Европы РАН, доктор экономических наук А.И. Бажан; член Президиума ВЭО России, заведующий кафедрой «Системный анализ и моделирование экономических процессов» ФГБОУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве РФ», заместитель директора ЦЭМИ РАН, член-корреспондент РАН Г.Б. Клейнер; директор Информационного центра ООН в Москве, кандидат исторических наук В.В. Кузнецов; директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, кандидат социалогических наук Н.Н. Калмыков; директор института международных экономических отношений ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве РФ»

В.В. Перская; заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования, доктор экономических наук А.А. Широв; аспирант ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» К.С. Иванова .

Абалкинские чтения Добрый день! Я хочу начать со слов благодарности академику Сергею Юрьевичу Глазьеву, за его согласие выступить на нашем круглом столе. Думаю, что лучшего специалиста по сегодняшней теме, сочетающего глубокие научные знания и опыт практической экономической политики в этой области, найти невозможно .

Я также рад приветствовать чрезвычайного и полномочного посла Республики Армения в РФ Олега Есаевича Есаяна .

Сергей Юрьевич, Вам слово .

–  –  –

Аннотация В статье рассматриваются перспективы Евразийского союза, перечисляются условия, при которых он станет полновесным игроком в Евразии. По мнению автора, необходимо выработать современную цивилизационную формулу, делающую участие в Евразийском союзе удобным и комфортным. Автор полагает, что важнейшим практическим шагом к созданию общего экономического пространства может стать сопряжение ЕАЭС и Экономического пояса Нового Великого Шелкового пути .

Abstract The article shows the prospects of the Eurasian Union, states the conditions to be full-weight player in Eurasia. According to the author’s opinion, it is necessary to develop a modern civilization formula that makes participation in the Eurasian Union more convenient and comfortable. The author believes that the most important step towards creating a common economic space may be a compound of the EEU and the Economic Belt of the New Silk Road .

Абалкинские чтения Ключевые слова: евразийская экономическая интеграция, ЕАЭС, Трансевразийский пояс «Развитие», Шелковый путь инноваций, «Зеленый коридор» .

Keywords: Eurasian economic integration, EEU, Trans-Eurasian Belt Development, «the Silk Road of innovation», «green corridor» .

Евразийская экономическая интеграция стоит на важном рубеже, когда, с одной стороны, пятью государствами достигнуты успехи, связанные с появлением общих рынков товаров, услуг, капитала. С другой стороны, укрепление Евразийского союза требует безотлагательных практических шагов по согласованию совместных стратегий, политик и программ развития на перспективу .

Наличие работоспособного единого экономического пространства открывает совершенно новые возможности для промышленной кооперации, научно-технического и технологического сотрудничества, совместного продвижения на рынки третьих стран конкурентоспособной продукции. Наличие такого пространства благотворно влияет и на деятельность субъектов предпринимательства государств-членов ЕАЭС: открываются равные возможности ведения бизнеса, стимулируется полезная для потребительского рынка конкуренция .

Путь, пройденный европейским сообществом за полвека, нами преодолен всего за четыре года. Этот отрадный факт говорит о том, что при наличии политической воли лидеров государствчленов ЕАЭС, четкой постановке задач, координации усилий на нужных направлениях совместной деятельности союз может и должен стать полновесным игроком в Евразии. В условиях обостряющейся международной конкурентной борьбы и переформатирования глобального торгово-экономического ландшафта, оставаясь приверженцами свободной торговли и открытого международного экономического сотрудничества, мы должны защитить союзную экономику от внешних угроз. Система выстраиваемых нами внешнеэкономических отношений должна строиться на принципах взаимной выгоды, уважения суверенитета партнеров и строгого выполнения обязательств .

Абалкинские чтения Вместе с тем, после успешного старта в 2008 году процесс евразийской интеграции замедлился и столкнулся с рядом серьезных вызовов, ответ на которые требует укрепления его несущих основ. Как было показано, ЕАЭС сформирован как общий рынок товаров, услуг, капитала и труда. Предполагалось, что в силу взаимодополняемости экономик государств-членов устранение пограничных барьеров между ними автоматически даст положительный эффект, достаточный для дальнейшего развития интеграционного процесса. Однако, после бурного роста взаимной торговли в 2009–2011 году, начался ее резкий спад, а обвал курса рубля в 2014 г. подорвал доверие партнеров к российской стороне .

Не оправдались ожидания, связанные с десятикратным расширением численности наднационального органа. Созданная по образцу Европейской комиссии ЕЭК восприняла типичные для ЕС болезни чрезмерной бюрократизации и безответственности, так и не получив полномочий самостоятельно инициировать, вырабатывать и принимать обязательные для сторон решения. В результате, в 20 раз возросли издержки на подготовку решений наднационального органа, втрое замедлился процесс их принятия, сроки завершения формирования единого экономического пространства перенесены с 2017 на 2024 год .

Пробуксовка процесса евразийской интеграции вызывает охлаждение у государств-членов, население которых все больше связывает кризисные тенденции с участием в ЕАЭС. Национальные правительства стремятся переложить ответственность за ухудшение экономической ситуации на Россию, тормозят интеграционный процесс в сферах, затрагивающих интересы их монополий. Растет раздражение недееспособностью наднационального органа, резкое расширение которого в 2012 году не сопровождалось соответствующим увеличением функций и полномочий. Произошедшая в ходе реорганизации утрата Россией доминирующего положения в принятии решений не была компенсирована усилением роли ЕЭК. Последняя, являясь де-юре наднациональным органом, де-факто работает как межгосударственный, согласовывая все решения и повестку дня с национальными правительствами .

Абалкинские чтения Выход из возникшего тупика лежит в плоскости расширения функций и полномочий ЕЭК, которая должна стать полноценным наднациональным органом и получить права не только формального принятия, но и подготовки решений, а также контроля за их исполнением на территории государств ЕАЭС. Для укрепления опорных конструкций ЕАЭС и достижения максимального макроэкономического эффекта евразийской интеграции (в переводе на уровень благосостояния граждан) необходимо внедрить в организацию деятельности наднационального органа программноцелевой подход с опорой на евразийские целевые программы, финансируемые из бюджета ЕЭК. Важно восстановить гуманитарное измерение интеграции, необходимое для эффективного функционирования единого рынка труда. Речь идет, прежде всего, о формировании единого образовательного пространства и гармонизации трудового законодательства. Для этого необходимо выработать единые образовательные стандарты, обеспечить взаимное признание дипломов и других квалификационнообразовательных документов .

До сих пор идеология ЕАЭС ограничивалась исключительно прагматическими соображениями взаимной выгоды устранения трансграничных барьеров между государствами постсоветского пространства, экономика которых создавалась как единый народнохозяйственный комплекс. Однако в условиях затяжного экономического кризиса эта аргументация теряет убедительность. Она проигрывает националистическим и религиозным ценностям самоидентификации государств, духовная элита которых цепляется за собственную исключительность и относится к интеграции как к угрозе суверенитету .

Как показывает практика, даже ложные мифологические образы, искусно вбитые в сознание человека, часто оказываются сильнее здравого смысла и рациональных соображений. Из этого следует необходимость разработки и внедрения идеологии евразийской интеграции, основанной не только на экономической прагматике, но и на общих духовных и культурных исторических корнях. Считающийся основоположником евразийской идеи русский философ Трубецкой еще в 1927 году, рассуждая о перспективах нашей страны после предсказанного им краха коммунистиАбалкинские чтения ческой идеологии, писал, что основой нового объединения народов на постсоветском пространстве станет понимание общих интересов на основе многовековой истории и опыта совместной жизни в рамках единой государственности. При этом он подчеркивал необходимость равенства всех воссоединяющихся народов в новом государственном образовании, а также указывал на угрозы национализма. Нейтрализация последних требует значительных усилий по формированию правильного понимания истории, позитивной интерпретации общего исторического опыта как основы формирования оптимистического образа общего будущего и его совместного созидания. Нам предстоит построить такое будущее. Если угодно, выработать такую современную цивилизационную формулу, которая бы сделала евразийскую интеграцию комфортной и удобной для всех участвующих в ней народов и государств .

Следует также, наконец, наполнить практическим содержанием инициативу Президента России по созданию общего экономического пространства гармоничного и взаимовыгодного сотрудничества «от Лиссабона до Владивостока». Первым шагом к воплощению в жизнь этой идеи могло бы стать формирование Большого евразийского партнерства. Такой подход к выстраиванию трансконтинентальной зоны преференциальных торговоэкономических отношений кардинально отличается от практикуемого в ЕС принуждения к партнерству. Евразийский союз изначально строится на принципах исключительно добровольного участия при полном равенстве и уважении суверенитета сторон .

Мы не стремимся «всех постричь под одну гребенку», ущемляя одних за счет других. Напротив, союзнические, доверительные отношения в рамках ЕАЭС основаны на гармонизации интересов и взаимовыгодном сотрудничестве при невмешательстве во внутренние дела друг друга .

Концепция такого широкого Евразийского партнерства могла бы включать уже имеющиеся планы развития ЕАЭС и ШОС, создания зон свободной торговли и инвестиционного сотрудничества с Вьетнамом, Индией, Монголией, Израилем, Сирией, Египтом, Турцией, странами АСЕАН. Она должна уточнить формат преференциального режима торгово-экономического сотрудниАбалкинские чтения чества с Ираном, а также формы вовлечения в процесс евразийской интеграции Таджикистана, Узбекистана, Туркмении и Азербайджана. Для этого можно было бы предусмотреть специальный статус государства-партнера ЕАЭС .

Впрочем, ключом к созданию широкой евразийской зоны гармоничного сотрудничества должно стать практическое насыщение соглашения между главами России и Китая о сопряжении ЕАЭС и Экономического пояса нового Великого Шелкового пути (далее – ЭПНВШП). Его составной частью может стать программа «Трансевразийский пояс Развитие» (ТЕПР). Она опирается на инструменты долгосрочных прямых инвестиций в интегральную инфраструктуру следующего поколения для создания производств нового технологического уклада и пространственной организации. Отправной точкой реализации данной программы может стать развитие сети международных транспортных коридоров Северо-Восточной Азии, транспортно-энергетического кольца вокруг Японского моря, интеграции железнодорожной инфраструктуры и Северного морского пути, создания логистических парков нового поколения в пространстве «умных»

городов .

Программа и специально созданная корпорация ТЕПР призваны реализовать множество разнообразных инвестиционных проектов, для финансирования которых необходимо подключение ТЕПР к механизмам долгосрочного дешевого кредита, действующим в ЕАЭС и КНР. С нашей стороны это могут быть институты развития, фондируемые центральными банками, со стороны КНР – фондовый рынок, государственные и международные финансовые институты. В частности, для финансирования реализации программы могут быть созданы торгуемые паевые инвестиционные фонды с размещением на биржах Китая .

Международные ПИФы, участниками которых станут отечественные и азиатские институты развития (межгосударственные и государственные структуры развития международного сотрудничества, инвестиционные фонды и банки), российские регионы, государственные корпорации России и стран АТР, будут созданы на паритетных началах. Взносом России могут быть информационные активы, созданные на базе геологической информации, Абалкинские чтения прав на разведку и разработку минеральных ресурсов, использование лесных, сельскохозяйственных и морских биоресурсов .

Важной частью ТЕПР может стать «Шелковый путь инноваций», предусматривающий полный цикл инновационной деятельности: от проведения совместных исследований и разработок в области высоких технологий – до их внедрения в сфере конкурентоспособного производства, обеспечивающего высокую добавленную стоимость. Базовыми структурными элементами создаваемой таким образом Евразийской инновационной системы должны стать центры науки и высоких технологий на основе национальных научных центров, университетов, индустриальных, инновационных парков и других элементов инновационной инфраструктуры, ориентированных на продвижение инноваций в ЕАЭС. В качестве моделей таких инновационных центров могут быть предложены создаваемый в настоящее время Научный парк МГУ, который будет действовать на основе специального закона Российской Федерации, а также проектируемый Китайскобелорусский индустриальный парк. Для координации совместной инновационной деятельности вузов предлагается создать ассоциацию университетов, ориентированных на реализацию проекта «Шелковый путь инноваций». С целью координации фундаментальных и теоретико-прикладных исследований в рамках проекта «Шелковый путь инноваций» предлагается создать Евразийский центр высоких технологий с распространением на него льгот, предусмотренных законодательством России для его резидентов .

Учредителями центра могут стать заинтересованные научноисследовательские организации, университеты, технопарки и финансовые организации государств – членов ЕАЭС .

Пул приоритетных инвестиционных проектов в рамках инициативы по сопряжению ЕАЭС и ЭПНВШП, под которые должна проводиться целеориентированная кредитная эмиссия, должен, прежде всего, включить все заявленные, но нереализованные до сих пор проекты.

К их числу можно отнести проекты:

– сооружения трансконтинентальных высокоскоростных транспортных железно- и автодорожных магистралей (разработан ЕАБР);

– создания евразийского авиастроительного консорциума по выпуску авиационной техники всех типоразмеров (с максимально Абалкинские чтения полным использованием потенциала инженерных школ фирм «Ильюшин», «Туполев», «Антонов»);

– строительства сети трубопроводов, формирующих каркас евразийского рынка углеводородов;

Пул инвестиционных проектов целесообразно оформлять через механизмы частно-государственного партнерства с использованием специальных инвестиционных контрактов, в которых частный инвестор берет на себя обязательства по модернизации и росту производства, а государство – по налоговым льготам, долгосрочным кредитам, стабильным макроэкономическим условиям. Сеть этих контрактов сформирует ткань индикативного планирования Большого евразийского партнерства .

Для реализации инициативы о сопряжении ЕАЭС и ЭПНВШП важно улучшение условий взаимной торговли, включая ускорение таможенных процедур на границах государств ЕАЭС и КНР .

На таможенных постах Казахстана уже начинает действовать «Зеленый коридор», позволяющий законопослушным предпринимателям увеличивать скорость таможенного оформления в три раза. Следует отметить то, что Россия значительно раньше начала работу по внедрению обмена информацией с китайскими партнерами в рамках проекта «Зеленый коридор». К настоящему времени определены параметры информации для обмена, подготовлены каналы связи, согласованы пункты пропуска для реализации эксперимента, утверждены и отработаны технические условия, все факторы новой модели утверждены двусторонними международными документами .

–  –  –

КИТАЙСКАЯ СТРАТЕГИЯ ОСВОЕНИЯ

ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА И СУДЬБА

ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

CHINA’S POST-SOVIET SPACE DEVELOPMENT

STRATEGY AND THE DESTINY OF EURASIAN

INTEGRATION

–  –  –

Аннотация Начавший функционировать 1 января 2015 г. Евразийский экономический союз уже на старте столкнулся с немалыми трудностями. Среди них: неблагоприятная конъюнктура на мировых топливно-сырьевых рынках на фоне падения спроса и замедления темпов роста мировой экономики; санкции Запада против России и украинский кризис, снижающие интеграционный потенциал РФ; экономический спад в РФ, негативно влияющий на торговые и инвестиционные связи со странами ЕАЭС; замедление или падение темпов роста реального ВВП в странах-участницах Союза, обострение в них финансовых и структурных проблем. У стран есть реальный выбор между различными интеграционными стратегиями, реализуемыми в регионе Соединенными Штатами Америки, Европейским союзом и, наконец, буквально ворвавшимся в мировую экономику и политику Китаем, чье влияние на развитие Абалкинские чтения постсоциалистических стран становится все более заметным .

Статья посвящена анализу реализации Китаем многоступенчатой стратегии освоения постсоветского пространства, начатой в нулевые годы и давшей, по нашему мнению, неоднозначные для России и будущего евразийской интеграции результаты .

Abstract The Eurasian Economic Union started to function on January 1, 2015 and, from the start, faced considerable difficulties, among them:

unfavourable situation in the world fuel and raw markets against the backdrop of decreasing demand and decelerating growth rates of the world economy; Western sanctions against Russia and the Ukrainian crisis, which reduce the RF’s integration potential; economic slowdown in the RF with its negative impact on trade and investment relations with EEU countries; deceleration or decline of real GDP growth rates in member-countries of the Union, aggravation of their financial and structural problems. The countries can make a real choice between different integration strategies applied in the region of the United States, European Union and, finally, China – the country that has, literally, stormed into world economy and politics, and its impact on the development of post-socialist countries is becoming ever more marked. The paper analyzes the practice of China’s multi-stage strategy in post-soviet space development initiated in the 2000s, which, in our opinion, produced ambiguous results for Russia and the future of Eurasian integration .

Ключевые слова: Постсоветские государства, Евразийский экономический союз, региональная интеграция, Экономический пояс Шелкового пути .

Keywords: Post-Soviet Space, Eurasian Economic Union, Regional Integration, Silk Road Economic Belt .

Китайское руководство в течение долгого времени признавало, что «СНГ является традиционной сферой влияния РФ, к любым внешним силам здесь Россия очень чувствительна, и КНР не является исключением. Эта реальность, – по мнению китайских Абалкинские чтения специалистов, – значительно осложняла продвижение политики Китая в СНГ [1]» .

КНР пристально следила за сложной и переменчивой ситуацией в евразийском регионе, придерживаясь дипломатического курса – поддерживать прочные отношения с крупными странами СНГ и продвигаться «от ближнего к дальнему», устанавливая сначала дружественные отношения с сопредельными странамиучастницами СНГ, а затем с теми, кто имеет стратегическое значение для Китая .

Учитывая нарастающую гетерогенность постсоветского пространства, проникновение в регион сил Запада во главе с США, а также ослабление ранее доминирующего влияния России на быстро меняющуюся ситуацию в СНГ, Китай признал в начале нового тысячелетия возможным и желательным разработку многоуровневой, пошаговой и тщательно выверенной стратегии освоения постсоветского пространства. При этом провозглашалась важность осуществления активной политики в отношении стран СНГ с учетом содержания китайско-российских отношений стратегического взаимодействия и партнерства [1] .

Исходя из изложенного понимания китайской стороной ситуации в СНГ, а также учитывая расстановку политических сил вокруг постсоветского пространства, Китай уже в начале нулевых годов перешел к стратегии укрепления двусторонних связей в регионе, действуя точечно, тщательно изучая ситуацию в каждой из стран. В результате в сфере безопасности важнейшими для КНР партнерами на постсоветском пространстве, наряду с Россией, стали Казахстан, Киргизия и Таджикистан. В сфере экономики – Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Азербайджан, Белоруссия и Украина – страны, либо обладающие богатыми энергетическими ресурсами, либо значительным военным потенциалом, следовательно, способные сыграть важную роль в экономическом развитии и модернизации национальной обороны Китая .

Главным инструментом реализации стратегии освоения постсоветского пространства на первом этапе стала внешняя торговля. Достигнутые результаты впечатляют. Так, согласно официальной статистике, в 1992 г., когда были установлены Абалкинские чтения дипломатические отношения между Китаем и пятью постсоветскими странами Центральной Азии, совокупный товарооборот между ними едва достигал 460 млн долларов. Спустя 20 лет (в 2013 г.) этот показатель превысил 50 миллиардов, то есть увеличился в 100 с лишним раз [1]. Динамика товарооборота 5 государств ЦА и КНР представлена на рис. 1 .

Рис. 1. Динамика товарооборота КНР с государствами Центральной Азии Казахстаном, Киргизией, Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией, в % к ВВП страны

Источник: расчеты по данным UN Comtrade data, URL:

http://comtrade.un.org/ Worldbank URL: http://www.worldbank.org/ Существенно выросли объемы как импорта (рис. 2) из КНР в эти страны, так и их экспорт на китайский рынок (рис. 3) .

КНР стала крупнейшим торговым партнером Казахстана и Туркмении, вторым для Узбекистана и Киргизии, третьим для Таджикистана .

Освоение Китаем Кавказа началось с некоторым временным лагом, но и здесь к 2016 г. достигнуты серьезные результаты (рис. 4, 5, 6) .

Абалкинские чтения

–  –  –

Рис. 3. Динамика экспорта стран ЦА в Китай, в % от от ВВП страны

Источник: расчеты по данным UN Comtrade data, URL:

http://comtrade.un.org/ Worldbank URL: http://www.worldbank.org/ Абалкинские чтения Рис. 4. Динамика товарооборота Армении, Грузии, Азербайджана с КНР, в % от общего товарооборота страны Источник: расчеты по данным UN Comtrade data, URL: http://comtrade.un.org/

–  –  –

Источник: World Economic and Financial Surveys. Regional Economic Outlook: Middle East and Central Asia, October 2014, p.93 .

Абалкинские чтения Заметен рост товарооборота Китая и с прочими государствами постсоветского пространства, в частности, с Украиной, а также одним из важнейших участников евразийской интеграции – Белоруссией, торговый оборот с которыми начиная с 2000 г вырос в 4 раза, а импорт – более чем 10 раз .

В структуре экспорта постсоциалистических стран в Китай преобладают минеральное сырье и продукция сельского хозяйства. Структура импорта диверсифицирована в существенно большей степени, в частности, заметную долю в ней играют машины и оборудование – в 2015 г. от 20 до 50% по отдельным странам .

Китай, наряду с Европейским союзом, становится модернизатором постсоветского пространства. Роль России в этом вопросе сокращается .

Взаимная торговля между КНР и постсоветскими государствами в значительной степени базируется на китайских торговых кредитах. Вплоть до мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. Китай главным образом предоставлял постсоветским странам торговые кредиты и в гораздо меньшей степени осуществлял прямые иностранные инвестиции .

Вышедший из кризиса с минимальными потерями, он получил уникальную возможность приобрести в собственность многие объекты добывающей промышленности региона. Китайские инвестиции в страны ЦА на 95–98% оказались сосредоточены в сфере добычи полезных ископаемых. По итогам первой (связанной с мировым кризисом) инвестиционной волны на долю китайских компаний приходилось 20–25% нефтедобычи в Казахстане, что было не намного меньше, чем на долю государственного концерна «Казмунайгаз». В Туркмении Китай заменил «Газпром» в качестве основного получателя газа (61% экспорта из страны в 2014 г. направлялся в Китай). Во многом это произошло благодаря открытию в 2009 г. газопровода Центральная Азия – Китай, построенного в основном на китайские кредиты. В настоящее время строится его четвертая ветка, которая пройдет из Туркмении по территории Узбекистана, Таджикистана и Киргизии .

Китайская инвестиционная деятельность серьезно активизировалась в условиях, когда в результате длительной рецессии росАбалкинские чтения сийские возможности по инвестированию в регион резко сократились. Вплоть до 2014 г. прямые иностранные инвестиции направлялись Китаем главным образом в страны Центральной Азии (табл. 2); исключение составил 2014 г. В результате к концу 2015 г. накопленные китайские прямые инвестиции в Казахстан, Узбекистан и Туркмению превысили российские в 11 раз [2] .

–  –  –

Источник: Ежегодный статистический бюллетень о прямых зарубежных инвестициях Китая 2015; Данные министерства коммерции Китая .

Данные о китайских прочих инвестициях и кредитах обрывочны, поскольку многие договоренности заключаются на двустороннем уровне между китайскими государственными банками (такими как Китайский банк развития или Китайский экспортноимпортный банк) и правительствами либо государственными компаниями постсоветских стран. Известно, что в 2014 г. первый заместитель министра финансов Таджикистана Джамолиддин Нуралиев в интервью газете Financial Times говорил о том, что за Абалкинские чтения три года (2012–2014 гг.) Китай инвестировал в страну не менее 6 млрд долларов, что эквивалентно двум третям ВВП и более чем в 40 раз превышает годовой приток прямых иностранных инвестиций [3]. Он признал, что Таджикистан может попасть в экономическую зависимость от Китая, однако руководство вынуждено пойти на эти шаги, чтобы компенсировать последствия спада в России и сокращения денежных трансфертов работающих в РФ таджикских мигрантов, объемы которых составляют порядка 45% национального ВВП. «Мы обозначим границу (для экспансии Китая, прим. автора), но не сегодня. Нам необходимо уравновесить один риск другим [3]», – заявил Д. Нуралиев. В условиях резкого сокращения валютных резервов летом 2014 г .

Центральный банк Таджикистана пошел на подписание валютного свопа с Народным банком Китая на 500 млрд долларов .

Если оценить инвестиционные потребности постсоветских государств на современном этапе, то нельзя не признать, что участие Китая в их удовлетворении представляется если не решающим, то, по крайней мер, чрезвычайно важным. Главный экономист по развивающимся рынкам Citigroup Д. Любин считает, что действовавшая до сих пор в странах модель экономического роста исчерпана, потребности же в качественной инфраструктуре огромны. Инвестиции Китая в инфраструктуру постсоветских стран могут оказаться едва ли не единственной надеждой на воcстановление последних [3] .

Таким образом, провозглашению Китаем в 2013 г. интеграционной стратегии под названием Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП) предшествовала многолетняя работа по формированию широких и устойчивых экономических связей между КНР и государствами постсоветского пространства, прежде всего со странами Центральной Азии – сердцем континентального ЭПШП .

После ХVIII съезда КПК (8–12 ноября 2012 г.) с очевидностью меняются внешнеполитические приоритеты Китая. В выступлениях на Рабочем совещании по периферийной дипломатии (октябрь 2013 г.) и Центральном рабочем совещании по вопросам иностранных дел (ноябрь 2014 г.) Председатель КНР Си Цзиньпин определяет китайскую дипломатию как характерную для «большого государства». Такая формулировка предполагает Абалкинские чтения иной, нежели это было до сих пор, уровень ответственности и иную степень вовлеченности страны в решение глобальных проблем. При этом в списке приоритетных направлений первым теперь называется периферийная дипломатия, то есть развитие связей КНР с соседями по региону. Ранее на этом месте были отношения с США и другими «большими государствами». В результате отношения с государствами Центральной Азии, а также Россией становятся для Китая чрезвычайно важными .

«Эти перемены, – как считают эксперты МГИМО, – связаны …с осознанием того, что преодолеть американскую стратегию сдерживания Китай может лишь в том случае, если построит собственную сеть партнерских дружественных государств. Противовес американской стратегии возвращения в Азию Китай видит в первую очередь в «наступлении на Запад» – то есть как раз в усилении своего влияния по маршруту «нового Шелкового пути»[4] .

Предложенная Китаем интеграционная стратегия во многих аспектах (принципы и механизмы организации взаимодействия между участниками, состав участников, финансовые возможности и др.) отличается евразийской интеграционной модели. Проект базируется на стратегической координации партнеров, взаимодействие между которыми, как видно из приведенных выше данных, сложилось естественным путем. В силу этого бумажные договоренности играют здесь не основную роль. ЭПШП – не обязательная, не принудительная схема интеграции. Участие в реализации программы добровольное. Принцип «Кто не с нами, тот против нас» здесь не действует .

Принято говорить, что за интеграцию должно платить наиболее сильному участнику. Для КНР в случае с ЭПШП это не так или не совсем так. Реализация программы Экономического пояса Шелкового пути для Китая – «Открытие самого себя». Стратегия предусматривает освоение и развитие западных районов страны (Нинся-Хуэйский и Синьцзян-Уйгурский автономные районы, провинции Шэньси, Ганьсу и Цинхай) с целью обретения большей сбалансированности экономики КНР. «Открывая себя», Китай создает инфраструктурную и промышленную базу для ускорения движения вовне. На этапе достижения Китаем такой ступени развития, когда для него важнее не заманивать инвестоАбалкинские чтения ров к себе, а осуществлять экспорт капитала по всему миру, в том числе на Евразийском континенте, происходит переход, по китайской терминологии, от «входа» к «выходу». Инвестирование в инфраструктуру за рубежом объективно будет расширять экспортные рынки Китая, обеспечивать высокую отдачу от использования золотовалютных резервов, станет дополнительным каналом интернационализации китайской валюты. Таким образом, речь идет о реализации интеграционных возможностей в интересах развития китайской национальной экономики .

Крупномасштабная интеграционная стратегия позволяет Китаю решить целый ряд важных задач. Во-первых, создать современную, безупречно функционирующую транспортнологистическую систему, которая объединит Китай и страны ЦА, обеспечит быструю и эффективную связь КНР с Африкой и Европой .

Во-вторых, постепенно снизить, а затем и полностью ликвидировать торговые и инвестиционные барьеры между участниками ЭПШП. По итогам реализации проекта может быть создана масштабная зона свободной торговли от северо-западных провинций Китая, Центральной Азии до Центральной и Восточной Европы. На Саммите АТЭС в Пекине в ноябре 2014 г. прозвучала идея подключения ЭПШП к более широкому проекту создания Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Формат ЗСТ теоретически способствует раскрытию торгового и инвестиционного потенциалов всех стран-участниц, ускорению движения капитала внутри формирующегося пространства. Однако, как показывает практика, наибольшие выгоды при этом получает сильнейший, т.е. Китай .

В-третьих, в перспективе планируется создание семи коридоров на евразийском континенте – транспортного, энергетического, торгового, информационного, научно-технического, аграрного, туристического, что существенно повысит роль Евразии в мировой экономике и политике, позволит Китаю использовать сближения стран ЦА и Кавказа с Евросоюзом для собственного выхода на рынки объединенной Европы .

В-четвертых, в ходе реализации проекта решается тесно связанная с предыдущими задача усиления многостороннего соАбалкинские чтения трудничества в финансовой сфере, обеспечения бесперебойного денежного обращения, гармонизации валютных систем странучастниц. В интересах решения этой задачи создается сеть региональных финансовых организаций развития, оптимизируется движение финансовых потоков, расширяется практика использования расчетов в национальной валюте при реализации инфраструктурных проектов. В условиях нестабильности и несовершенства существующей на сегодняшний день мировой валютнофинансовой системы такое сотрудничество может существенно облегчить положение развивающихся государств .

Китай, поставивший перед собой задачу из мировой фабрики превратиться в инновационного гиганта, как мы уже отмечали выше, для стран-участников проекта Экономического пояса Шелкового пути становится важным экспортером высокотехнологичной продукции, центром, продуцирующим модернизационные импульсы .

Страна обладает огромными финансовыми ресурсами, которые могут быть использованы в рамках реализуемой интеграционной стратегии. Уже сегодня, как было показано выше, Китай предоставляет значительные льготные кредиты странам Центральной Азии, в чем они жизненно заинтересованы. Важным финансовым источником проекта становится частный капитал .

Китайской стороной проведены переговоры с потенциальными частными инвесторами и достигнуты предварительные договоренности об инвестировании ими в проекты ЭПШП до 2025 г. до 8 трлн долл. На реализацию проекта мобилизована китайская банковская система, которая открывает специальные кредитные линии под проекты Экономического пояса Шелкового пути .

Создан «Фонд Шелкового пути» в размере 40 млрд долл., а также Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с капиталом в 100 млрд долл. Совокупные средства этих двух финансовых институтов сравнимы с капиталом Азиатского банка развития (действующего в интересах Японии); составляют чуть менее объема средств, которыми располагает Всемирный банк, и всего в два с половиной раза меньшим капиталом, которым оперирует Международный валютный фонд (МВФ). Как известно, политику двух последних институтов определяют США .

Абалкинские чтения Китайская интеграционная стратегия, которая объединяет как сухопутную, так и морскую части, принимает масштабы глобального проекта, охватывающего страны, в которых проживает почти две трети жителей Земли, создается треть мирового ВВП. Речь идет главным образом о развивающихся государствах, чьи интересы слабо учитываются существующими институтами глобального управления и чей потенциал может быть существенно более эффективно использован в рамках новых моделей взаимоотношений, которые предлагает стратегия Экономического пояса Шелкового пути .

Реализация стратегии ЭПШП для Китая становится новым этапом и важнейшим инструментом осуществления государственной политики в отношении государств постсоветского пространства, на котором КНР имеет свои политические, экономические интересы и интересы обеспечения национальной безопасности. Для их реализации Китай задействует потенциал Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Еще в 2003 г .

он предложил программу многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств – членов ШОС, а на второй встрече премьер-министры организации утвердили программу максимально эффективного использования региональных ресурсов на взаимовыгодной основе, содействия созданию благоприятных условий для торговли и инвестиций в целях постепенного осуществления свободного передвижения товаров, капиталов, услуг и технологий. Китаем предпринимались попытки расширить экономическую составляющую деятельности Шанхайской организации сотрудничества, ставился вопрос о создании многосторонней зоны свободной торговли в рамках организации, Банка и Фонда ШОС, однако эти инициативы наталкивались на серьезное противодействие со стороны России. Инициатива создания ЗСТ рассматривалась РФ как заведомо проигрышная для нашей страны. И лишь на Саммитах ШОС в Бишкеке (июль 2014 г.) и в Уфе (июль 2015 г.) был достигнут исторический прорыв в этом вопросе – Шанхайская организация сотрудничества превращается в важнейший институт и инструмент реализации китайской стратегии Экономического пояса Шелкового пути. Реализация китайской интеграционной стратегии, по мнению китайских экономиАбалкинские чтения стов, «окажет огромное влияние на процесс экономической интеграции в рамках ШОС, поможет Китаю и далее расширять доступ на рынки СНГ, будет содействовать устойчивому экономическому развитию и создаст условия для формирования зоны свободной торговли в границах стран – членов ШОС [5]» .

Какова в новых условиях судьба евразийского интеграционного проекта? Оценки экспертов разнятся от безграничного оптимизма до полного пессимизма. Китайские известные экономисты Шучунь В., Чинсун В, признают, что «с точки зрения логики охват большого географического района и частичное дублирование функций в определенной степени определяют конкурентные отношения между двумя проектами (ЕАЭС и ЭПШП, ред. С. Г.)). Тем не менее мы считаем, что их отношения в значительной степени будут зависеть от того, как Россия и Китай договорятся» [5] .

8 мая 2015 г. председателем КНР Си Цзиньпином и президентом России В.В. Путиным подписано Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути [6] .

Первым и главным пунктом документа является взаимная поддержка – Россией Экономического пояса Шелкового пути, а Китаем – евразийской интеграции. Стороны договариваются о необходимости начать переговоры между КНР и ЕАЭС о торговоэкономическом сотрудничестве .

Подписанное между президентом РФ и Председателем КНР совместное Заявление о сопряжении проектов ЕАЭС и ЭПШП пока вызывает больше вопросов, чем дает разъяснений по поводу конкретных форм сопряжения. Не до конца ясным остается и само понятие «сопряжение». В.В. Путин по итогам переговоров с китайской стороной заявил о том, что «по сути, речь идет о выходе в перспективе на новый уровень партнерства, подразумевающий общее экономическое пространство на всем Евразийском континенте [7] «О перспективе создания общего пространства ШОС и Экономического пояса Шелкового пути в Университете в сентябре 2013 г. говорил и Си Цзиньпин. Однако если вспомнить ныне, видимо, похороненную идею Общеевропейского экономического пространства, решение о формироваАбалкинские чтения нии которого было принято Россией и ЕС в 2003 г., нельзя не признать, что вопрос о содержании понятия «общее пространство» оказался не до конца проработанным даже на теоретическом уровне. ЕС настаивал на заимствовании Россией европейского законодательства, норм и регламентов, Россия же говорила о четырех свободах (свободном движении товаров, услуг, капиталов и граждан) .

Видимо, и в случае с Китаем перспектива общего экономического пространства – дело сложное, на пути его формирования необходимо решить множество ныне непростых для обеих сторон (ЕАЭС и Китая) проблем. Так, с очевидностью, страны-члены ЕАЭС не готовы к созданию зоны свободной торговли с Китаем, о чем неоднократно применительно к себе заявляла Россия .

Россия и Китай по-разному видят механизмы сопряжения евразийского и китайского интеграционного проектов: РФ настаивает на сотрудничестве по линии КНР – ЕАЭС, а Китай считает возможными и даже более эффективным сотрудничество с каждым из членов Союза на двусторонней основе. Объем договоренностей между КНР и Казахстаном по сопряжению ЭПШП и казахской стратегии «Нурлы Жол» в рамках подписанного 2 сентября 2016 г. Плана сотрудничества существенно опережает практические шаги остальных участников ЕАЭС в этой сфере. Объективно возможно, особенно на фоне вызывающих озабоченность тенденций в развитии ЕАЭС (продолжающегося на протяжении двух лет функционирования Союза снижения объемов взаимной торговли и ухудшения его структуры, сокращения российских ПИИ в ЕАЭС) «размывание»

евразийской интеграции, поглощение ЕАЭС восточным соседом – гигантом, усиливающим, как было показано выше, свои позиции в государствах постсоветского пространства .

Библиографический список

1. Шуцунь В., Чинсун В. СНГ и современная политика Китая // «Свободная мысль», 2012, № 5–6, с. 80–90 .

2. Лисоволик Я., Винокуров Е. Китай предпочитает Казахстан https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/01/15/624086-kitaipredpochitaet-kazahstan

3. Цит. по: Оверченки М. Россию затягивают в пояса // «Ведомости», № 3946 от 26.10.2015 .

Абалкинские чтения

4. Шелковый путь Китая 2015 (http://www.mgimo.ru/news/ experts/document268139.phtml)

5. Шучунь В., Чинсун В. Проекты «Экономический пояс Шелкового пути» и ЕАЭС: конкуренты или партнеры? / Observer, 2014 .

6. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути (www.kremlin.ru)

7. Пресс-конференция по итогам саммитов БРИКС и ШОС 10 июля 2015 г. (www.kremlin.ru) .

Bibliographical list

1. Shucun' V., Chinsun V. SNG i sovremennaja politika Kitaja// «Svobodnaja mysl'», 2012, № 5–6, s. 80–90 .

2. Lisovolik Ja., Vinokurov E. Kitaj predpochitaet Kazahstan .

https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/01/15/624086-kitaipredpochitaet-kazahstan

3. Cit. po: Overchenki M. Rossiju zatjagivajut v pojasa // «Vedomosti», № 3946 ot 26.10.2015

4. Shelkovyj put' Kitaja 2015 (http://www.mgimo.ru/news/experts/ document268139. phtml)

5. Shuchun' V., Chinsun V. Proekty «Jekonomicheskij pojas Shjolkovogo puti» i EAJeS: konkurenty ili partnjory? /Observer, 2014 .

6. Sovmestnoe zajavlenie Rossijskoj Federacii i Kitajskoj Narodnoj Respubliki o sotrudnichestve po soprjazheniju stroitel'stva Evrazijskogo jekonomicheskogo sojuza i Jekonomicheskogo pojasa Shelkovogo puti (www.kremlin.ru)

7. Press-konferencija po itogam sammitov BRIKS i ShOS 10 ijulja 2015 g. (www.kremlin.ru) .

Абалкинские чтения

ДОМИНИРОВАНИЕ ДОЛЛАРА И ВАЛЮТНАЯ

ИНТЕГРАЦИЯ В ЕВРАЗИЙСКОМ СОЮЗЕ

DOMINATION OF THE US DOLLAR AND MONETARY

INTEGRATION IN THE EURASIAN UNION

–  –  –

Аннотация В статье рассмотрены причины и последствия господства американского доллара в мировой валютной системе. Делается вывод о том, что устранение негативных последствий этого господства возможно в результате развития расчетов и платежей в национальных валютах. Анализируются некоторые проблемы и противоречия становления системы расчетов в национальных валютах в рамках ЕАЭС .

Abstract The article discusses the causes and effects of US dollar in the global monetary system. The author concludes that negative effects of the domination can be eliminated by promotion of payments in national currencies. Certain problems and contradictions of the national currency payment mechanism development in the Eurasian Union are analyzed .

Абалкинские чтения Ключевые слова: доллар, доминирование, монетарная политика, валютная интеграция, национальные валюты, таргетирование, инфляция, валютный курс .

Keywords: dollar, domination, monetary policy, monetary integration, national currency, targeting, inflation, exchange rate .

В обстоятельном докладе академика РАН С.Ю. Глазьева было правильно подчеркнуто, что экономическая интеграции в рамках ЕАЭС не может быть в полной мере успешной, если она происходит без координации национальных планов и экономической политики стран-членов организации. И действительно, при отсутствии такой координации, как показывает опыт, неизбежно возникают препятствия на пути сотрудничества .

Одно из направлений евразийской интеграции – валютная интеграция. Она предполагает, в частности, постепенный отказ от использования в расчетах внутри Евразийского союза доллара и переход к расчетам в национальных валютах. Ее цель – не только укрепить взаимодействие в валютной сфере, но и снизить зависимость стран ЕАЭС от доллара, доминирующего в настоящее время в мировой валютной системе. Вместе с тем современная денежно-кредитная и валютная политика России, на мой взгляд, не вполне способствует реализации этих целей и слабо координируется с валютной политикой других стран-членов евразийского союза .

Доминирование доллара Доллар, как известно, – главная мировая валюта, в которой производятся международные расчеты, выражаются цены на мировых товарных рынках и осуществляется оборот мирового капитала. Об этом свидетельствуют статистические данные: его доля в банковских кредитах и депозитах в 2014 г. составляла около 58%, в официальных валютных резервах 61%, в международных расчетах приблизительно 80%1 .

                                                             European Central Bank. The international role of the euro. – July, 2014.  Абалкинские чтения Доминирование доллара берет свое начало со времен БреттонВудской валютной системы, которая была создана в конце Второй мировой войны. Ее распад произошел в начале 1970-х гг., когда был отменен свободный размен доллара на золото по установленному национальными законодательствами курсу, узаконены свободный выбор каждой страной порядка обмена валют и формирования их курсов, упразднен порядок их обязательной фиксации к доллару. Однако главенство американской валюты сохранилось и после ликвидации Бреттон-Вудской системы вплоть до настоящего времени, в связи с действием, по крайней мере, двух причин. Главная причина состоит в том, что США остались лидером мирового производства и крупнейшим экспортером товаров, что само по себе служит фактором высокого спроса на эту валюту и ее использование как международного покупательного и платежного средства .

Другая существенная причина заключается в том, что с занятой долларом позиции, как главной мировой валюты, его трудно вытеснить какой-либо другой валютой, поскольку уже в БреттонВудской системе сложилась ситуация, когда мировая торговля и ее институты, мировая банковская система оказалась привязана к доллару, резервы центральных банков стали накапливаться преимущественно в долларах и был сформирован финансовый рынок и его инструменты, которые позволяют эффективно размещать эти резервы именно в долларовой форме. Уйти от этого, перестроить систему мировых расчетов было бы шоком для мировой экономики, чреватым большими затратами финансовых ресурсов .

Другими словами, господство доллара представляет собой самоподдерживающуюся систему доминирования, разрушение которой представляется довольно сложным делом .

Важно подчеркнуть, что лидирующее положение доллара дает возможность США воздействовать в своих интересах на мировые хозяйственные процессы, что обеспечивает стране явные преимущества. Каким образом?

В принципе таким же, каким влияет в рамках национальных границ любое государство, выпускающее свою национальную валюту. То есть путем регулирования притока и оттока денег в обращении. Отличие состоит лишь в том, что США воздействует Абалкинские чтения при этом на мировую экономику в целом, тогда как остальные страны, международная роль валют которых не значительна, влияют в основном на свои национальные хозяйства. Это небольшое различие оборачивается для Штатов колоссальными выгодами, но имеет определенные негативные последствия для остального мира .

Во-первых, оно позволяет поддерживать в Америке высокий уровень потребления, превосходящий масштабы производства внутри страны. И это в результате неэквивалентного обмена с другими частями земного шара, в том числе и преимущественно со странами третьего мира. Об этом свидетельствуют данные внешнеторгового баланса США. На протяжении последних 35 лет, начиная с 1980 г., он сводился перманентно с дефицитом, который колебался от несколько десятков млрд долл. в начале 1980-х гг. и в первой половине 1990-х гг. до более 700 млрд долл .

в 2005–2006 гг.2 США импортируют больше товаров и услуг, чем экспортируют, а потому и потребляют больше, чем производят. Механизм этого сверхпотребления связан с постоянным ростом бюджетного дефицита и как результат – быстрым увеличением государственных долгов, которые составляют в настоящее время более 18 трлн долл., что существенно превосходит американский ВВП. И все это делается с помощью мировой валюты, которую эмитирует во внутренний и мировой оборот ФРС .

Это связано с тем, что собственная мировая валюта без труда позволяет покрывать стране дефициты, не допуская в то же время инфляционного наращивания долларовой наличности. Иными словами, доллар не обеспечивается только объемами товаров и услуг, производимых в Штатах. Когда Федеральная резервная система покупает американские государственные облигации с целью покрытия государственного долга, то возрастающие по этой причине расходы государственного бюджета в значительной своей части пополняют мировой денежный оборот, стимулируя, в том числе, экспорт развивающихся экономик в США. Таким обData Source: US Census Bureau Foreign Trade Division/. URL: http://www.census .

gov/foreign-trade/statistics/historical/.  Абалкинские чтения разом внутренний бюджетный дефицит, приводящий к росту денежной массы, не ведет к инфляции, поскольку покрывается и товарами, произведенными в других странах .

В силу того, что доллар – мировая валюта, значительная часть эмиссии не возвращается (в той же мере, в какой она используется для импорта) на американский товарный рынок, что могло бы расширить американский экспорт и уравновесить дефицит торгового баланса, элиминировав паразитическое потребление. Страны мира оборачивают ее в больших масштабах для торговли между собой. И рост этой торговли требует все новых долларовых вливаний. Кроме того, значительная часть эмиссии оседает в валютных резервах, которые необходимы для поддержания валютного курса национальных валют и для сохранения устойчивости в целом национальных финансовых систем, особенно в целях защиты от ударов финансовых кризисов. Большая часть эмиссии также оседает на мировых (преимущественно американских финансовых рынках), опосредует куплю-продажу акций и облигаций, производных финансовых инструментов, участвует в надувании финансовых пузырей .

Во-вторых, использование доллара в качестве мировой валюты способствует расширению мирового поля деятельности американских банков, их быстрому росту, концентрации банковского капитала и высокой конкурентоспособности на мировом рынке банковских услуг. Ибо в основе современной системы банковских операций лежит принцип, согласно которому безналичные сделки с национальной валютой проводятся в банках-резидентах и проходят исключительно по их счетам. Конечно, любой клиент и не американского банка может проводить операции в долларах, но все операции в долларах проходят, тем не менее, через, так называемые, корреспондентские счета, которые открываются такими банками в американских финансовых институтах. Другим словами, выпущенные в оборот доллары, за исключением небольшой доли наличных, остаются и функционируют в пределах американской банковской системы. А это, в силу доминирования доллара в мировой валютной системе, а также с учетом все еще значительного потенциала американской экономики, внутри которой также используется колоссальный объем денежных доллаАбалкинские чтения ровых ресурсов, представляет в сумме подавляющую часть мировой банковской ликвидности. Обладание этими средствами позволяет американским финансовым институтам наращивать и концентрировать быстрыми темпами банковский капитал, добиваться победы в конкурентной борьбе, утверждать свое господство на мировых рынка капиталов. Не удивительно, что наиболее крупные банки в мире – американские. По величине капитала и активов им нет равных в мире. За ними следуют японские, британские, немецкие и т.д .

В-третьих, засилье доллара на мировых финансовых рынках позволяет обеспечивать интересы США также путем регулирования процентной ставки, осуществлямой Федеральной резервной системой. Это регулирование, как правило, не учитывает интересы других государств, что, впрочем, не служит существенным ограничителем для США. Тот шум в СМИ, который периодически возникает по поводу изменений ставки ФРС, обусловлен весьма сильным влиянием, которое она оказывает на мировую экономику. Снижение процентной ставки и связанная с этим кредитная экспансия доллара в мировой банковской сфере и на финансовых рынках способно провоцировать раздувание финансовых пузырей, приток в ту или иную страну «горячих» денег, повышение курсов национальных валют, то есть всего того, что может не соответствовать проводимой на местах валютной и денежно-кредитной политике и создавать здесь предпосылки для кризисных ситуаций. За счет чрезмерной экспансии доллара осуществляется скупка финансовых организаций и предприятий других стран, формирование структур, способных влиять на государственную политику и политический климат. Наоборот, повышение процентной ставки вызывает отток капиталов и падение курсов национальных валют, стимулирует инфляцию, приводит к обрушению финансовые рынки. В целом манипуляции процентной ставки, регулируя потоки долларовой ликвидности, выражают глобальное противоречие существующее между США и остальной частью мира .

Доминирование доллара в результате стало своеобразным ярмом, которое вынуждены носить страны мира, уплачивая дань США, за пользование долларом. Можно ли это доминирование элиминировать?

Абалкинские чтения Ряд экономистов положительно отвечают на этот вопрос, считая, что проблему можно решить, введя в мировой оборот единую наднациональную валюту, которая выполняла бы функцию главного средства мировых расчетов и платежей. Такая валюта, полагают они, выпускалась бы специализированным международным эмиссионным центром (своего рода мировым центральным банком), исходя из общих потребностей развития мировой экономики, а не в соответствии с эгоистическими интересами отдельных стран. Тогда и американское ярмо было бы снято, поскольку бюджетные дефициты и государственный долг этой страны не погашались за счет эмиссии доллара без ущерба для американской экономики. Однако, несмотря на свою привлекательность и положительное к нему отношение со стороны многих стран (в особенности государств третьего мира) и организациями ООН, проект создания единой наднациональной мировой валюты в настоящее время не осуществим. Трудно вообразить, чтобы его одобрили сами США, извлекающие выгоды планетарного масштаба из доминирующего положения доллара. Его не одобрит и Евросоюз. Последний в этом вопросе прогнозируемо находится на стороне США, и не только потому, что следует, как правило, в фарватере внешней американской политики. Его собственный интерес состоит в развитии и распространении в мире собственной валюты и получении дивидендов, которые с этим связаны. А без согласия двух мировых центров экономической и политической силы создать единую валюту вряд ли удастся .

Ограничение власти доллара И все же покончить с властью доллара возможно, но только в результате постепенного расширения использования в обороте национальных денежных единиц и региональных валют, для чего, конечно, потребуется время. Оптимизм внушает то, что начало уже положено. Примеров множество и в Европе, и в Азии, и на американском континенте. Стремление перейти на расчеты в собственных валютах проявляют в особенности наша страна и Китай. Уже функционирует российско-китайская система расчетов .

Среди наиболее крупных проектов, реализация которых будет осуществляться при посредстве использования валюты двух Абалкинские чтения стран, фигурируют, например, закупки газа в России в течение 30 лет на сумму приблизительно 400 млрд долл. Другой гигантский проект поставка нефти в Китай по трубопроводу из Восточной Сибири, будет оплачиваться в юанях .

Для осуществления внешнеторговых операций Китай заключил со многими странами соглашения о валютных свопах на сумму около 500 млрд долл., что позволяет и с ними наладить механизмы расчетов в национальных валютах .

Но в наибольшей степени Китай, конечно, мог бы повлиять на сокращение влияния американского доллара, если бы уже свершившуюся акцию по превращению юаня в резервную валюту дополнил введением свободной обратимости китайской валюты и в законодательном порядке установил порядок, в соответствии которым китайские экспортеры должны были требовать от покупателей оплаты товаров в юанях. Поскольку республика уже сейчас

– мировой лидер по экспорту товаров, а по некоторым данным не только сравнялась, но уже и превосходит США по объему производства реального ВВП, то это повысило бы спрос на китайскую валюту в громадных масштабах, сопоставимых с китайским экспортом, стимулировало ее накопление в авуарах центральных и коммерческих банков, занимающихся финансированием внешней торговли .

Но пока китайская политика, судя по всему, направленная на стимулирование экономического роста за счет расширения экспорта и вытеснения с мировых рынков конкурентов в Европе, Америке и других частей света, не ставит на первый план задачу сделать юань мировым соперником доллару, поскольку валютные ограничения и связанный с ними низкий курс собственной валюты – необходимые инструменты для реализации стратегии роста .

В то же время это не значит, что Китай будет вечно придерживаться сложившегося механизма экономического развития. По мере роста производительности труда и повышения качества выпускаемой продукции значение низкого курса будет уменьшаться, поскольку хозяйство страны будет способно эффективно функционировать и в условиях открытой конкуренции на мировых рынках. Тогда возможным станет и реализации условий для перехода юаня в статус ведущей валюты мира .

Абалкинские чтения Недостатки российской монетарной политики Вытеснение доллара идет постепенно и на евразийском пространстве. В частности, доля российского рубля в поступлениях в Россию за экспорт в страны ЕАЭС возросла с 2013 по 2015 гг. с 53,4 до 65,8%, а доля доллара соответственно снизилась с 36,4 до, примерно, 26,2%. Та же тенденция отмечается в расчетах по импорту, поскольку доля рубля увеличилась с 60,7 до 69,2% в то время, как значение доллара сократилось с 33,4 до 24,0%3. И все же приходится констатировать, что в евроазиатском регионе не созданы достаточно благоприятные условия для дальнейшего наступления на доллар .

Речь, прежде всего, идет о недостатках российской монетарной политики. Она не способна обеспечить достаточную стабильность валютного курса рубля и побороть инфляцию: масштабы прироста цен у нас уже многие годы держатся на весьма высоком уровне, хотя постоянно, в течение последних 20-ти лет и слышатся оптимистические обещания со стороны Центробанка и Правительства России, что «вот-вот, а в следующем году уж точно, инфляция в результате эффективной антиинфляционной политики будет сведена к минимуму». Но «воз и ныне там» .

Высокая инфляция и нестабильность курса рубля ослабляет интерес у участников расчетов в рамках Евразийского союза к его использованию. Экспортеры товаров, получая за свой товар российскую валюту, во многих случаях стремятся переводить рубли в доллары для того, чтобы сохранить реальную стоимость выручки. Но если имеет место накопление долларов, то и покупки в значительной степени происходят в долларах. Таким образом неустойчивость рубля служит важнейшей причиной того, почему доллар все еще занимает важное место в обороте товаров и капиталов в Евразийском союзе и в СНГ в целом .

Волатильность курса рубля не только снижает его способность конкурировать с долларом. Она также негативно сказывается на развитии торговых отношений с партнерами по евразийской интеграции, тормозит развитие межреспубликанского разделения                                                              Банк России. Статистика внешнего сектора. Валютная структура расчетов за поставки товаров и оказание услуг по внешнеторговым договорам.  Абалкинские чтения труда на постсоветском пространстве. В частности, скачкообразное падение рубля в конце 2014 рубля почти в 2 раза привело к тому, что белорусское население и бизнес начали скупать в России не только промышленные товары, но даже сельхозпродукцию, на производстве которой Белоруссия, как известно, специализируется, и в нормальных условиях ее экспортирует в больших масштабах в Россию и другие страны СНГ. То же самое имело место и в торговых отношениях с Казахстаном. В результате оба партнера России, понеся большие потери от сокращения экспорта и внезапно усилившейся конкуренции российских производителей в традиционных для себя областях специализации, вынуждены были пойти на соответствующее снижение (такое же скачкообразное) курса своих валют .

Все это говорит об одном: эффективная интеграция на постсоветском пространстве требует не только снижения инфляции, стабильности курса рубля, но и координации курсов валют, в которых осуществляются расчеты. Это значит, что страныучастники в лице их центральных банков и правительств должны управлять валютными курсами, что в свою очередь предполагает проведение соответствующей денежно-кредитной и валютной политики. Сознают ли это участника Евразийского союза? Вроде бы сознают, поскольку о координации в этой области речь идет и в Договоре о Евразийском экономическом союзе (раздел XIV) и в специальном соглашении центральных банков Белоруссии, Казахстана и России от 9 декабря 2010 г., посвященном вопросам согласования валютной политики .

Однако во всех этих документах отсутствует главное, что могло бы направить усилия на решение данной проблемы: указание на то, что все страны объединения должны обладать одинаковыми механизмам управления курсами своих валют, с помощью которых можно было бы эффективно добиваться согласования. До 2014 г. Россия обладала таким механизмом и он был, в сущности, идентичным тому, что до сих пор используют партнеры по Евразийскому союзу – регулирование курса с помощью проведения валютных интервенций. Но с этого года наше правительство и ЦБ отказались от регулируемого курса, отпустив его в свободное плавание. В этих условиях поддерживать Абалкинские чтения курсовую стабильность в рамках Евразийского союза стало практически невозможно .

Ответ на вопрос: почему российские власти отпустили в свободное плавание рубль? – состоит, видимо, в том, что у нас до сих пор живо стремление применять те методы денежного регулирования, которые широко используются высокоразвитыми странами Запада, хотя условия функционирования экономики России существенно иные. Объяснение Банка России, что это необходимо для того, чтобы эффективно регулировать денежное предложение путем воздействия на процентную ставку, то есть заниматься антиинфляционном таргетированием (которое дает результаты только в условиях плавающего курса) все-таки оставляет сомнения. Ведь инфляция у нас носит преимущественно немонетарный характер и обусловлена в значительной степени давлением естественных монополий, а также монополизированных торговых структур на цены в сторону их повышения. Никакое сокращение денежного предложения, в том числе и путем таргетирования инфляции, умерить силу этого давления не могут .

Нужна просто эффективная работа правительства по антимонопольному регулированию. И это, кстати, подтверждает более чем 20-летний опыт Банка России, постоянно сжимавшего денежную массу, путем сокращения кредитования экономики, но так и не добившегося минимизации прироста цен .

Таргетирование в России бесполезно, как орудие снижения инфляции; в то же время свободное плавание рубля в российских условиях приводит к нестабильности его курса, который становится подверженным резким колебаниям, что существенно обогащает спекулянтов, но негативно влияет на хозяйственные процессы. Это объясняется природой современной российской экономики, ориентированной в международном разделении труда на производство и экспорт углеводородов и других видов сырья .

Поскольку цены на энергоносители на мировых рынках значительно колеблются, то и приток инвалюты в страну, а потому, и курс нашей валюты характеризуется соответствующими амплитудами взлетов и падений (при соблюдении в долговременной перспективе общей тенденции к снижению из-за неспособности государственных органов регулирования победить инфляцию) .

Абалкинские чтения Последнее обвальное падение цены на нефть произошло в последние 2 года. Она обрушилась с высоты 105 долл. за барель в начале 2014 г. до 30 долл. в январе 2016 г., что привело к катастрофическому (более чем в 2 раза) снижению курса национальной валюты. Примеры скачкообразного изменения нефтяных цен были и раньше. В частности, в период с 2007 по 2009 гг. они сначала взлетели с 50 до 140 долл. за бочку, затем резко сократились до 40 долл., а потом вновь немного поднялись. В то время однако это не привело к пропорциональному и резкому изменению курса. Его колебания сглаживались, поскольку активно проводилась политика валютных интервенций .

Высокая нестабильность курса рубля вредит экономике во многих отношениях. Ее отрицательный эффект становится особенно очевидным в связи с интеграцией на постсоветском пространстве и необходимостью расширения расчетов с использованием национальных валют. Выбор, который сделало руководство России, отказавшись от политики регулирования курса рубля, в пользу таргетирования инфляции, по нашему мнению, противоречит объявленной нашим же правительством стратегии ограничения всевластия доллара в мировой экономике и развития в рамках Евразийского союза валютной интеграции со странамипартнерами. В связи с этим было бы целесообразно возвратиться к системе регулирования валютного курса и произвести соответствующие изменения в государственной денежно-кредитной политике .

Абалкинские чтения

КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ

«ЕДИНОЕ ЕВРАЗИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ

ПРОСТРАНСТВО: ВОЗМОЖНОСТИ,

ОГРАНИЧЕНИЯ, РИСКИ»

–  –  –

Большое спасибо. Уважаемые коллеги, я хотел бы привлечь внимание к тем факторам, которые, может быть, кажутся не главными при обсуждении тем собственного евразийского экономического пространства, но которые нельзя обойти при рассмотрении тенденций и факторов развития пространства на перспективу .

Бесспорно, само евразийское пространство является значимым фактором экономического развития современного мира в целом, в условиях глобализации. И какие бы не приводились цифры, которые бы показывали относительно небольшой или большой удельный вес, по сравнению к другим регионам мира и мировым игрокам, тем не менее, то, что это значимый фактор экономического развития – это бесспорно. И процессы, происходящие Абалкинские чтения здесь, так или иначе, прямо или косвенно, оказывают существенное влияние на социально-экономическую жизнь в мире в целом .

С точки зрения Организации Объединенных Наций, реализация важнейшего документа, который был принят в прошлом году

– это Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года – в этом регионе имеет решающее значение для осуществления всего проекта. Достижение семнадцати Целей устойчивого развития (ЦУР) и ста шестидесяти девяти амбициозных задач, предусмотренных в повестке, невозможно без их реализации на просторах евразийского экономического пространства. И как в плане работы по этой повестке в конкретных странах, так и в плане согласования политик государств, входящих в пространство, для деятельности на этом направлении .

Надо отметить, что сами структура и содержание, идеология Целей устойчивого развития вполне соответствуют интересам стран данного региона с точки зрения перспектив их экономического развития и повышения благосостояния живущих там людей. В частности, ключевое значение в новой повестке уделяется человеку. И как объекту, и как субъекту содержащихся в этом документе задач. Иными словами, не абстрактные формулы и цели поставлены во главу угла повестки, а именно человек: его интересы, факторы его физического и духовного развития на перспективу .

Пожалуй, впервые так выпукло и на таком уровне была поставлена проблема справедливости, в том числе социальной справедливости. Важно, что задача ликвидации неравенства включает все аспекты этого понятия. Надо сказать, что еще в недавнем прошлом темы социальной справедливости и социального равенства являлись табу для представителей либеральной экономической школы. И вот эти противоречия вскрылись в период дискуссий, когда шла работа над подготовкой проекта Целей устойчивого развития. Обнаружилось, что у этого ключевого понятия «социальная справедливость» еще остались противники среди экономистов, которые достаточно осторожно подходят к тому, чтобы вводить этот оборот в какие-то экономические модели. Но, тем не менее, решение принято, и принято на уровне государств и правительств. Так что из этого теперь надо исходить. Цели усАбалкинские чтения тойчивого развития стали убедительным свидетельством роста значимости социального измерения устойчивого развития, неразрывности связи социальных и экономических аспектов прогресса .

Еще одним существенным отличием ЦУР от Целей развития тысячелетия (ЦРТ), является их адресность: они адресованы как к развитым, так и развивающимся экономикам. Вызовы сегодняшнего дня влияют и на те, и на другие экономики в разной степени .

Но, несмотря на значимый прогресс, скажем, в плане снижения количества людей, живущих в условиях бедности, достигнутый в ходе работы над целями развития тысячелетия, неравенство все же существует во всех странах – как в бедных, так и в богатых. И в этом смысле реализация ЦУР вполне соответствует задачам справедливого экономического роста. И будет способствовать выравниванию уровней развития в странах, входящих в евразийский регион .

Таким образом, совершенно естественно, что ЦУР и повестка 2030 могут быть органично вплетены как в практическую политику, так и в национальные стратегии экономического развития стран и регионов. Цели призваны оказать существенное влияние на содержание работы правительств по самым различным направлениям, служить ориентиром и своего рода системой координат для экспертов и ученых, занимающихся разработкой экономических стратегий в более широком плане .

Работа по реализации целей уже началась с первого января этого года. В июле с. г. состоялся политический форум высокого уровня по устойчивому развитию, где двадцать две страны, как развитые, так и развивающиеся, среди них такие страны, как Франция, Германия, Китай, представили свои планы действий по ЦУР и даже определенные результаты работы на настоящий момент. И с евразийского региона, если исключить Китай, который в широком плане в этот регион входит, из стран была представлена только Грузия. Наверное, это небольшое упущение и в этой связи, Организация Объединенных Наций была бы заинтересована, безусловно, если бы страны, входящие в евразийский регион, могли бы активно делиться результатами своей работы по реализации ЦУР. Ибо в регионе, безусловно, есть свои особенности, своя специфика и понимать ее чрезвычайно важно на международном уровне .

Абалкинские чтения На днях, затрагивая столь значимую цену, как финансирование реализации ЦУР, уходящий генеральный секретарь ООН объявил о запуске новой платформы по расширению поиска новых инновационных финансовых решений в поддержку достижения ЦУР к 2030 году. Это заявление было сделано на совещании высоких представителей министерств финансов и иностранных дел. Суть этой платформы – интеграция уже проводимой успешной работы институтов и партнеров Организации Объединенных Наций. Акцент делается на привязанных к ЦУР инициативах, которые способны обеспечить финансирование тех территорий, которые больше всего нуждаются в этом .

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что Повестка 2030 – это призыв к действию для всех. И еще одна немаловажная вещь .

Хоть этот проект и имеет мировой масштаб, крайне важно дать толчок переменам на местном уровне. Прежде всего, необходимо, видимо, изменить парадигму восприятия ЦУР. Дескать, глобальный мир – это далеко, с его проблемами неравенства, голода, плохой санитарии, деградации окружающей среды. Отнюдь нет .

Это то, что касается всех и каждого, на местах, здесь и сейчас. И прежде всего, здесь очень важна роль регионов, регионов внутри стран и местных сообществ .

Один из элементов, которые мне бы хотелось здесь затронуть – это то, что касается деятельности созданного недавно Евразийского экономического союза в сфере содействия международному развитию. И, в частности, в его работе по повестке 2030. Безусловно, здесь должна быть единая согласованная политика, в том числе, предполагающая разработку «донорского» механизма .

Но, как уже сказал Сергей Юрьевич, к сожалению, сама структура управления союза достаточно сложная. То есть страны не желают делегировать полномочия, делиться суверенитетом, переводя это на наднациональный уровень. Это касается и такой сферы, как содействие международному развитию и «донорских» механизмов .

Видимо, об этом тоже надо задуматься. Потому что, если говорить о действительно эффективной работе Союза с тем, чтобы он стал институциональным партнером ООН и его агентств, которые работают в сфере СМР, в частности, Европейский союз явАбалкинские чтения ляется таким партнером, то и Евразийскому экономическому союзу нужно, видимо, здесь действовать решительно с тем, чтобы создавать соответствующие механизмы, которые действительно будут востребованы в работе над повесткой 2030. Спасибо за внимание .

–  –  –

Аннотация В статье анализируется возможность динамичного развития интеграционного процесса государств-членов ЕАЭС на основе межгосударственного построения отношений государствучастников, сохраняя их национальный суверенитет, способствуя самоидентификации национального самосознания наций и народов, входящих в состав государств ЕАЭС; выявлен реально сложившийся потенциал стран ЕАЭС и подчеркнуто, что ЕАЭС – это интеграция нового типа, не повторяющая опыт советского Абалкинские чтения периода, но учитывающая новые императивы мирового сообщества – переход к полицентризму и противостояние ему со стороны США в виде новых трансокеанических партнерств .

Abstract The article analyzes the possibility of dynamic development of the integration process of the EAEC member states on the basis of the interstate construction of the State party, while maintaining their national sovereignty, promoting self-identification of national consciousness of nations and peoples that make up the EEU states;

identified potential actually formed EEU countries and stressed that the EEU – is the integration of a new type, not to repeat the experience of the Soviet period, but takes into account the new imperatives of the international community – go to the police, lockjaw and opposition to it by the United States in the form of new transoceanic partnerships .

Ключевые слова: устойчивость развития, многополярность, наднациональность и межгосударственность отношений, партнерство, потенциал интеграционного взаимодействия .

Keywords: sustainability, multipolarity, supra-national and interstate relations, partnership, integration cooperation potential .

Устойчивое развитие мирового сообщества до 2030 г. определяется материалами ООН как план действий для людей, планеты и процветания. Особое место в этом плане обращено на взаимодействие на базе развития совместного партнерства. Устойчивость в материалах ООН рассматривается как синоним обретения населением планеты жизнеспособного развития1, где особую роль играет2 партнерство, в т.ч. в рамках региональной интеграции .

                                                            

Организация Объединенных Наций A/69/L.85 Генеральная Ассамблея, Distr.:

Limited 12 August 2015 Russian Original: English   Interactive dialogue 3. Fostering sustainable economic growth and transformation and promoting sustainable consumption and production   Абалкинские чтения Развитие региональной интеграции переориентируют мировой воспроизводственный процесс на развитие региональных воспроизводственных цепочек, а они должны учитывать различные национальные условия и специфику странового и национального, религиозно-этническго, культурного развития .

Для устойчивого развитии мирового сообщества в современном мире необходима многополярность, которая направлена на сохранение и поддержание паритета сил и выстраивание взаимоотношений на основе не только добрососедства, но и взаимодействия «равных» участников как принципа партнерства. Она исключает главенство одного партнера над другим, диктат интересов одной державы другим контрагентам .

Многополярность потому и есть полицентризм, поскольку исключает доминирование интересов сторон над остальными участниками глобального партнерства, и тем более использование ресурсного и технологического потенциалов, человеческого капитала для целей развития одной страны или группы стран. Другими словами, многополярность исключает «паразитизм» поступательности развития за счет других стран .

Процесс перехода к многополярности оказался достаточно болезненным, и воспринимается развитыми странами не очень благожелательно. Об это свидетельствуют те процессы формирования мегарегиональных объединений, где доминирующую роль будут играть США. В частности, например – проект Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства между США и ЕС. ТТИП – это последовательная либерализация большинства секторов трансатлантической экономики и сотрудничество в области формирования новых глобальных правил и принципов .

Данное соглашение3 будет затрагивать не только сферу торговли между США и ЕС, но воздействовать на полный комплекс торгово-экономических отношений, внося коррективы в уже сложившуюся систему многостороннего регулирования в рамках ВТО, на взаимоотношения с третьими странами, в том числе со странами ЕАЭС и Россией, в частности. Это соглашение направлено на устранение оставшихся таможенно-тарифных барьеров на пуhttp://www.russia-direct.org/opinion/how-ttip-will-impact-russias-interests-europ Абалкинские чтения ти движения товаров из США: особенно это касается сельскохозяйственной сферы, фармацевтической промышленности, производства продуктов питания и использования ГМО, а также разрешения использования стандартов США в Европе (в ЕС они более жесткие против США) .

Представляет интерес попытка США обеспечить свое доминирование в мировом хозяйстве на основе ускоренного подписания 12-ю странами Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве .

Китай, Таиланд и Камбоджа – страны, которые предполагается заставить присоединиться к ТТП Рис. 1. Транстихоокеанское партнерство Источник: http://decipherias.com/currentaffairs/trans-pacific-partnership Соглашение о ТТП можно охарактеризовать как многонациональное торговое соглашение, которое будет расширять права иностранных корпораций и вводить ограничения на право использование прав интеллектуальной собственности, унифицировать правовое поле сотрудничества практически во всех сферах хозяйственной деятельности, включая функционирование госкорпораций и гозакупки со стороны национальных государств .

Одновременно оно направлено на фактическое внедрение дейстАбалкинские чтения вующих в США законов и правил, в т. ч. правоприменительной практики, в международное сотрудничество, подменяя существующие международные правила, переписывая их, упраздняя существующие договоренности в рамках ВТО или на уровне действующих в регионе интеграционных соглашений4 .

США связывают с подписанием ТТП идею написания правил и норм функционирования экономической и политической систем мирового сообщества, приняв за основополагающую модель справедливой конкуренции – а именно национальное хозяйство США. Это соглашение направлено на создание условий противостояния тенденции к большей экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По информации CNN одной из целей ТТП является нейтрализация возрастающей мощи Китая в мировой торговле и попытка лоббирования американских компаний для повышения их конкурентоспособности. По оценке экспертов New York Times, «абсолютными победителями в результате соглашения о ТТП станут американское сельское хозяйство и технологические и фармацевтические компании, страховщики и большое число крупных производителей, которые смогут расширить экспорт в другие страны, подписавшие договор.5»

                                                            

Содержание Транcтихоокеанского партнерства преследует изменение следующих сегментов международного сотрудничества:

Изменить правила финансовой системы, чтобы исключить крах долларового доминирования в мировой экономике;

Ограничить свободу использования Интернета и поставить под контроль свободу поведения граждан стран ТПП;

Ликвидировать программы стимулирования «Купить местные товары» и сформировать пропаганду предпочтений «Купить сделанные в США» товары;

Ограничить использование более дешевых дженериков, производимых в развивающихся странах, заменив их оригинальными препаратами страны происхождения;

Изменить правила определения безопасности пищевых продуктов, включая на табак и маркировку ГМО, применяя принятые в США стандарты;

Запретить законы / правила, ограничивающие экспорт нефти, сжиженного природного газа, угля и воды. И, наконец, используя правовую систему США, разработать такие национальные законы, которые позволят предъявлять правительствам стран иски со стороны иностранных корпораций за упущенную ими выгоду в результате принятых национальных законов, актов и регулирующих норм. Это беспрецедентное условие для развития международного сотрудничества .

HTTP: //www.newsweek.com  Абалкинские чтения В настоящее время доля продукции по программе «сделано в Америке» выросла в экспорте почти на 50% и обеспечила почти 1/3 общего экономического роста с 2009 по 2014 гг. Американский экспорт поддерживает 11,7 миллионов рабочих мест в США, увеличив их на 1,8 млн мест за последние 5 лет. Каждый 1 млрд долл .

экспорта США – это в среднем + 5.8 тыс. рабочих мест .

Проверенными инструментами реализации успешного лидерства США в рамках ТТП и ТТИП выступают:

1. экспорт административно- правовой (прецедентной, отработанной в течение столетий) системы исков и ответственности, включая уголовное право;

2. экспансионистская политика 600 крупнейших компаний мира, подавляющая часть головных компаний которых находится в США, называемых в мировой экономике – ТНК и МНК, и достаточно эффективно регулируемых со стороны правительства США;

3. отвечая в первую очередь потребностям экономики США, долларовая эмиссия Федеральной резервной системой США, выплнение долларом США функции мировой валютой, которая во внешнеэкономических связях в 80% выполняет функции валюты цены и валюты расчетов .

При этом основной аргумент экспансии США как успешно функционирующей модели национального развития, это то, что если они не возьмут на себя инициативы, то рискуют передать руководство другим странам, которые не разделяют приверженности ценностям США. Но хотим обратить внимание, что и ТТП, ТТИП базируются на межгосударственности взаимодействия, т.е .

сохраняя национальный суверенитет подписантов. Есть правда небольшое отличие ТТП и ТТИП, которое заключается в том, что подписантом со стороны ЕС выступает именно наднациональная структура Евросоюза, которая берет на себя право и ответственность заключения ТТИП с СЩА от имени 28 стран-участниц ЕС .

ТТП – это фактическое разрушение сложившего взаимодействия в рамках стран АТЭС, а также воспрепятствование потенциала развитию зоны свободной торговли а рамках ЕАЭС и Вьетнама (пописано в мае с.г.). И это только отдельные фрагменты несоблюдения правил добросовестной конкуренции в международном партнерстве, что явно противоречит императивам ООН .

Абалкинские чтения Таким образом, ТТИП и ТПП – это достаточно жесткое выстраивание внешнеполитической стратегии США, когда решается задача «беспрецедентного внедрения стандартов управления в мировое хозяйство, фактически зажимая в кольцо государства ЕАЭС, ШОС и БРИКС .

В этой связи только устойчивое динамичное развитие стран ЕАЭС, как центрального звена этих трех объединений, может обеспечить геоэкономическую стабильность не только на евразийском материке, но базируясь на международном праве и сохраняя условия межгосударственных договоренностей, реализовывать национальные интересы, противодействуя надвигающейся внешней экспансии .

Взаимодействие в рамках государств ЕАЭС базируется на принципе соблюдения принципов межгосударственности и равноправности партнерства, способствуя реализации приоритетных национальных задач развития .

В этой связи укрепление межгосударственности связей предполагает оптимизацию механизма взаимодействия как на уровне правительств, так и в рамках межгосударственных финансовоэкономических организаций .

Существенное значение в этой связи имеют реализация проектов взаимного интереса, позволяющих реализовывать национальные интересы и развивать хозяйственные потенциалы стран (например, «Экономический пояс Шелкового Пути» и «Северный морской путь») .

При таком партнерстве стран ЕАЭС исключаются требования:

– снижения роли национального государства в регулировании экономик;

– повышения доли платных всех услуг в формировании ВВП страны;

– доминирования экономических интересов одной страны или ее крупных компаний над интересами других партнеров;

Хотим подчеркнуть, что постулатом для реализации поступательного взаимодействия стран ЕАЭС является сохранение целостности национальных законодательных систем странучастниц Союза .

Абалкинские чтения И в этой связи нам представляется необходимой разработка собственно механизма сопряжения национальных интересов государств- членов ЕАЭС, позволяющего оптимизировать процесс поступательного развития, используя потенциал государств ШОС и БРИКС, в условиях жесткого противостояния при переходе к многополярности .

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) – это региональное экономическое объединение, базирующееся на принципе интеграционного взаимодействия. ЕАЭС, начавший свою работу с 2015 г., и сформированный на базе Таможенного Союза (России, Казахстана и Белоруссии6), характеризуется сегодня следующими показателями развития: В 2010–2015 годах сотрудничество государств-членов, сначала в рамках Таможенного Союза (2010– 2012 годы), затем ЕЭП (2012–2014 годы) и с 2015 года – Евразийского экономического союза, строилось на принципах экономического прагматизма и взаимной выгоды. Интеграция рассматривалась как дополнительный драйвер роста, который способствует решению национальных задач и обеспечивает дополнительный рост экономических результатов за счет реализации интеграционного потенциала. Приоритетной целью Евразийской экономической комиссии было развитие интеграции вглубь, что в итоге нашло воплощение в Договоре о ЕАЭС, закрепившем интеграционную архитектуру институтов .

ЕАЭС направлено на создание общего, достаточно емкого, рынка, функционирующего, практически, по единым транспарентным правилам. При этом рынок ЕАЭС7 де-юре и де-факто работает на основе норм Всемирной торговой организации (ВТО), что делает его открытым и понятным для инвесторов и привлекательным для третьих стран, особенно в условиях мировой экономической турбулентности. Проект евразийской экономической интеграции открыт для взаимодействия с внешними партнерами и сотрудничества с новыми потенциальными членами .

–  –  –

Источник: ОТЧЕТ ЕВРАЗИЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОМИССИИ 2012–2015 с. 55; http://gtmarket.ru/ratings/doing-;

https://www.globalinnovationindex.org/content/page/data-; http://gtmarket.ru/ news/201…….; http://gtmarket.ru/news/2015/12/16/7285 Абалкинские чтения Таким образом, видно, что государства ЕАЭС заметно улучшили свои позиции по ряду международных рейтингов, например по индексу вовлеченности стран в международную торговлю, индексу глобальной конкурентоспособности ВЭФ. Этим самым подтверждается тезис, что переход к более развитой форме интеграции, повышающей степень интеграционного взаимодействия, обеспечивает совокупный эффект повышения конкурентоспособности государств-членов ЕАЭС. Особое значение здесь приобретает активизация сотрудничества в ключевых сферах экономики .

Немаловажная роль должна отводиться взаимодействию с целью создания «новых товаров и рыночных ниш»: интегрироваться там, где еще не определены сферы влияния, часто проще и эффективнее. К 2025 году сформируется система основных рынков Союза, что будет оказывать значительное мультипликативное влияние на развитие всех отраслей экономики государств-членов .

Это рынки газа, нефти и нефтепродуктов, электроэнергии. В среднесрочной перспективе будут сформированы общие рынки медицинских изделий и лекарственных средств .

Таблица 2 Объемы внешней торговли товарами государств – членов с третьими странами за январь 2016 года

–  –  –

Кумулятивным эффектом, отражающим уровень взаимодействия стран ЕАЭС, выступает внешняя торговля. Так, объем внешней торговли товарами государств – членов ЕАЭС с третьими странами за январь 2016 года составил 29,9 млрд долл. США, в Абалкинские чтения том числе экспорт товаров – 19,6 млрд долл., импорт – 10,3 млрд долл. По сравнению с январем 2015 года объем внешнеторгового оборота сократился на 34,1%, или на 15,4 млрд долл., экспорт – на 39,5% (на 12,7 млрд долл.), импорт – на 20,8% (на 2,7 млрд долл.). Профицит внешней торговли составил 9,3 млрд долл. против 19,3 млрд долл. в январе 2015 года (Таблица 2) .

Вклады каждого участника Союза в совокупную внешнюю торговлю представлены на рис. 2 .

Рис. 2. Вклады государств – членов ЕАЭС в совокупные показатели внешней торговли (в процентах к итогу по ЕАЭС) Источник: Аналитический обзор 30 марта 2016 г. «Об итогах внешней торговли товарами Евразийского экономического союза», с. 2 .

Следует подчеркнуть, что в рамках тренда формирования общих отраслевых рынков с 1 января 2015 года в рамках ЕАЭС заработал единый рынок в сферах оптовой и розничной торговли, туристического бизнеса, в 2016 г. на уровне государств-членов ЕАЭС планируется сформировать единый рынок аудиторских услуг ЕАЭС; единое биржевое пространство ЕАЭС; общий рынок лекарственных средств ЕАЭС; общий рынок медицинских изделий ЕАЭС. Так, сфера фармацевтического импортозамещения как Абалкинские чтения отрасли реального сектора и ведущего звена в сфере инновационного преобразования промышленности отличается значительным потенциалом: доля импортных фармпродуктов на рынке Беларуси составляет 75%, в Казахстане – 88%, а в России – 82% .

Предполагается, что в нынешних условиях вполне реально увеличить производство в 3,5 раза. В 2019 г. должен начать работу общий рынок электроэнергетики, а в 2020 – единый рынок подакцизной торговли – алкоголем и табачными изделиями. Общий рынок услуг и рынок труда – намечен к формированию в 2016– 2017 гг. В настоящее время проходит экспертизу в ЮНИДО проект основных направлений промышленного сотрудничества в ЕАЭС на ближайшие 5 лет, включающий 19 приоритетных отраслей в промышленной политике. Создатся Единый каталог работ, товаров и услуг в ЕАЭС, который облегчит развитие электронной системы торгов .

Таблица 3 Экономический потенциал ЕАЭС

–  –  –

Источник: Левченко О.А., Игнатьева Г.В. ЕАЭС: ступени и потенциал экономической интеграции // Научный вестник Волгоградского филиала РАНХиГС. Серия: Экономика, – № 3, – 2015. – С. 8–13 .

Государствами–членами Евразийского экономического союза являются Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика и Российская Федерация .

Целями создания ЕАЭС выступили: всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик; создание условий стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения государствчленов.8 Национальные хозяйства России и Казахстана за последние года сохраняют практически стабильно невысокий уровень интегрирования, что связано преимущественно с сырьевой экспортной ориентацией этих стран. Республика Беларусь, имея среди стран ЕАЭС самый высокий показатель машинотехнической группы товаров в экспорте, наиболее глубоко интегрирована во внутрихозяйственный оборот стран ЕАЭС .

                                                             ОТЧЕТ ЕВРАЗИЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОМИССИИ 2012–2015, р. 54.  Абалкинские чтения Согласно преобладающему воззрению в экономической теории, развивающиеся экономики (соответственно и трансформационные так же)9 вступают в процесс интегрирования по причинам своей слабой развитости, в связи с чем решение вопросов повышения занятости и образовательного уровня преобладают в системы приоритетов. Кроме того, всем странам данной категории свойственна сырьевая ориентация, в связи с чем эффект от производственного взаимодействия существенно незначителен. И поскольку в национальных политиках преобладают аспекты повышения уровня здравоохранения и санитарии, образовательного и общекультурного ценза, то и эффект согласования политик в налоговой, бюджетной и фискальной сферах, а тем более политического союза, т.е. достижения самой высокой стадии интеграции, просто не достижимы для этой группы стран .

Указанная система ориентиров в экономической теории интеграции – отражение «блоковости» восприятия интеграционного процесса для реализации цели противостояния (противодействия), что было верным для биполярной модели мирового сообщества, основанной на двух формах социально-экономических отношений и форм собственности. В современных условиях, когда рыночные отношения – это базовая форма экономических отношений, а цикличность развития рыночной экономики свойственна всем национальным хозяйствам, то и интеграция как экономический процесс предполагает также возможность трансформирования критериев определения степени интернационализации и путей эволюции .

При этом процесс глобализации, основанный на интернационалиMikesell, R. F. 1965. The theory of common markets as applied to regional arrangements among developing countries. In International Trade Theory in a Developing World, edited by Harrod and Hague. New York: St. Martin's Press.); Sakamoto, Jorge. 1969. Industrial development and integration of underdeveloped countries .

Journal of Common Market Studies 7 (4): pp. 283–304;. Lipsey, R. G. 1957. The theory of customs unions: Trade diversion and welfare. Economica, New Series 24 (February): pp. 40–46.; Lipsey, R. G. 1960. The theory of customs unions: A general survey. The Economic Journal 70 (279): pp. 496–513.; Demas, William G. 1965. The economics of development in small countries with special reference to the Caribbean .

Montreal: McGill University Press.; Abdel Jaber, Tayseer. 1971. A review article:

The relevance of traditional integration theory to less developed countries. Journal of Common Market Studies 9 (3): pp. 254–267.  Абалкинские чтения зации процесса создания мирового ВВП на уровне 70–75%), не только имеет место, но и развивается в современном мире .

В условиях перехода к многополярности (основанной на процессе регионализации) мировая система должна приобрести, как мы показали ранее, динамику развития, которая и должна обеспечивать устойчивость ее функционирования .

Для стран постсоветского пространства наднациональность не представляется возможной для реализации, во-первых, в силу того, что они прошли через систему наднационального устройства в рамках Советского Союза. Во-вторых, это может быть просто не востребованным практикой интегрирования для реализации согласованной стратегии по отношению к третьим странам, что доказано на примере НАФТА и АСЕАН, которых нельзя упрекнуть в том, что им не свойственно позиционирование в мировом сообществе или неспособность оказывать воздействие на процессы регулирования в рамках G-20 .

Обозначенной целью ЕАЭС является создание условий стабильного развития «на основе модернизации в целях обеспечения повышения жизненного уровня населения стран-участниц. Принципы международного права, включая принцип равенства государств – членов Евразийского экономического союза являются базовыми. В целях обеспечения консенсуса по рассматриваемым вопросам ЕЭК, как регулирующий орган ЕАЭС, руководствуется принципами взаимовыгодного сотрудничества и максимального учета национальных интересов и приоритетов всех участников проекта. Деятельность ЕЭК не носит политический характер и не направлена на решение политических задач. В деятельности ЕАЭС уважаются особенности политического устройства государств – членов объединения, и вырабатываются предложения исключительно в сферах экономики, зафиксированных в Договоре о ЕАЭС .

Деятельность ЕАЭС базируется на принципах рыночной экономики и добросовестной конкуренции, подразумевающих законность и открытость, гласность и объективность»10. В целом ЕАЭС провозгласил реализацию четырех свобод движения – тоЕАЭС. Архитектура будущего. Годовой отчет 2014, с. 7.  Абалкинские чтения варов, услуг, капитала и рабочей силы11. При этом однако указывается, что ЕЭК является наднациональным регулирующим органом12, но эта организация функционирует, как мы указали ранее, на принципе консенсуса, а следовательно на основе межгосударственного согласования принимаемых решений и последующей их ратификации, а потому не может быть наднациональной и органичивающей национальный суверенитет стран-членов ЕАЭС. Отсюда и качество основных задач, обозначенных как предложения для поступательного развития.13 Такое же несоответствие в Отчете ЕЭК за 2014 г. можно видеть в части задачи «поэтапной гармонизации и сближения подходов к формированию и проведению согласованной валютной политики».14 Это возможно только в условиях отказа от национальных валют в пользу одной из денежных единиц, но абсолютно не следует из собственно формирования расчетно-платежной системы, функционирующей на основе или «многотоварного стандарта», включая инвестиционные товары, или на базе соотношения национальных валют по паритету покупательной способности, что позволит обеспечить исключение доллара или другой валюты (евро, франка или иены) из системы пересчета по кросс-курсу товарных групп или услуг .

Таким образом, стереотип восприятия теории интеграции, сформированной в начале 70–80-гг. прошлого века, нашел свое отражение и в дуализме трактовок интеграционного процесса в рамках ЕАЭС, и в частности в ожидании необходимости перехода процесса региональной интеграции ЕАЭС в фазу наднациональности и полной интеграции. Именно это «ожидание» прослеживается в аналитических работах западных экономистов, настаивающих на том, что ЕАЭС – это возрождение «империи СССР» .

Формирование ЕАЭС – это не возрождение «советской интеграции», а организация нового типа .

–  –  –

Обязательность воплощения принципа наднациональности в интеграции – это детерминанта биполярного мирового сообщества и последующей монополярности. Таким образом, традиционные подходы к теории интеграции (где высшая форма – наднациональность и политический союз) наглядно демонстрируют «блоковость» восприятия мирового хозяйства, причем эта «блоковость» имеет явно антагонистическую направленность, которая в принципе не будет способствовать устойчивому развития мирового хозяйства в целом .

В реалии же наднациональность в рамках ЕАЭС не является объективно необходимой составляющей региональной интеграции. В условиях полицентричности мирового хозяйства только межгосударственная основа взаимодействия позволяет полноценно использовать потенциал национального суверенитета странами-участницами, обеспечивая полноценность экономического взаимодействия .

В теоретическом плане наднациональность может иметь место как временное явление, предполагающее решение стратегически важной для сообщества задачи, когда необходима максимальная консолидация всех видов ресурсов, оперативность принятия решения и достижение результативности в ограниченный временной период. После решения этой задачи, необходимость в наднациональности как составляющей интеграции, в современных условиях не представляется целесообразной. Инструмент наднационального регулирования может быть использован только при условии возникновения угроз национальной безопасности, обеспечения территориальной целостности, террористических угроз по согласованию сторон и на определенный временной период .

Библиографический список

1. Резолюции 69-й сессии, принятые без передачи в Главные комитеты. Организация Объединенных Наций A/69/L.85 (Генеральная Ассамблея, Distr.: Limited 12 August 2015 Russian Original: English – http://www.un.org/ru/ga/69/docs/69res

2. Interactive dialogue 3. Fostering sustainable economic growth and transformation and promoting sustainable consumption and production – http://www.un.org/ru/ga/69/docs/69res Абалкинские чтения

3. ЕАЭС. Архитектура будущего. Годовой отчет 2014 .

4. Отчет Евразийской Экономической Комиссии 2012–2015 .

5. Левченко О.А., Игнатьева Г.В. ЕАЭС: ступени и потенциал экономической интеграции // Научный вестник Волгоградского филиала РАНХиГС. Серия: Экономика, – № 3, – 2015

6. В.В. Перская, М.А. Эскиндаров. Интеграция в условиях многополярности. Эволюция теории и практики реализации. М., Экономика, 2016 .

7. Аналитический обзор 30 марта 2016 г. «Об итогах внешней торговли товарами Евразийского экономического союза» .

Bibliographical list

1. Rezolyutsii 69-i sessii, prinyatye bez peredachi v Glavnye komitety. Organizatsiya Ob"edinennykh Natsii A/69/L.85 (General'naya Assambleya, Distr.: Limited 12 August 2015 Russian Original: English – http://www.un.org/ru/ga/69/docs/69res

2. Interactive dialogue 3. Fostering sustainable economic growth and transformation and promoting sustainable consumption and production – http://www.un.org/ru/ga/69/docs/69res

3. EAES. Arkhitektura budushchego. Godovoi otchet 2014 .

4. Otchet Evraziiskoi Ekonomicheskoi Komissii 2012–2015 .

5. Levchenko O.A., Ignat'eva G.V. EAES: stupeni i potentsial ekonomicheskoi integratsii // Nauchnyi vestnik Volgogradskogo filiala RANKhiGS. Seriya: Ekonomika, – № 3, – 2015

6. V.V. Perskaya, M.A. Eskindarov. Integratsiya v usloviyakh mnogopolyarnosti. Evolyutsiya teorii i praktiki realizatsii. M., Ekonomika, 2016 .

7. Analiticheskii obzor 30 marta 2016 g. «Ob itogakh vneshnei torgovli tovarami Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza» .

14)

–  –  –

Аннотация Данная работа представляет собой развернутый анализ результатов онлайн-исследования рисков и драйверов евразийской интеграции. Экспертное сообщество в рамках социологического опроса укаАбалкинские чтения зало на ряд самых вероятных рисков евразийской интеграции, а также на те основные стимулы или драйверы, которые могут послужить развитию интеграции в ближайшие годы. В качестве метода сбора информации использовано онлайн-анкетирование представителей экспертного сообщества из сферы государственного управления и политики, научного и бизнес-сообществ через сеть Интернет1 .

Abstract This work is a detailed analysis of the results of online research the risks and drivers of the Eurasian integration. The expert community in the framework of a poll pointed to a number of the most probable risks of Eurasian integration, as well as on those key drivers or drivers that can serve the development of integration in the coming years. As a method of collecting information is used online survey of representatives of the expert community of the public administration and policy, scientific and business communities via the Internet .

Ключевые слова: евразийская интеграция, риски евразийской интеграции, драйверы евразийской интеграции, экономическая безопасность, геополитические изменения, результаты исследования, экспертное сообщество .

Keywords: Eurasian integration, risks of Eurasian integration, drivers Eurasian integration, economic security, geopolitical changes, findings, expert community .

На фоне интенсивного глобального интеграционного процесса возрастает необходимость в создании прочных межгосударственных объединений, для ведения эффективной внешнеполитической стратегии, нацеленной на сохранение возможности отстаивания своих позиций, расширения зон влияния и противостояние угрозам глобального и регионального характера как в экономических, так в социально-политических контекстах .

Интеграция, как явление современного мирового сообщества, свое отражение находит в самых разнообразных уровнях евроЭлектронный источник URL: www.publicserv.ru (дата обращения 10 сентября 2016 года).  Абалкинские чтения пейского и азиатского направления. Европейские страны поглощены этим процессом уже более шестидесяти лет. Страны же постсоветского пространства вовлечены в интеграционные процессы сразу после распада Советского Союза. Практические шаги и риски по созданию интеграционных объединений уже давно являются предметом самого широкого обсуждения среди экспертов и политиков .

Стоит отметить, что инициативы интеграционного характера среди стран на постсоветском пространстве до последнего периода находили свое понимание лишь на уровне двухстороннего экономического и военно-политического сотрудничества. Однако, расширение границ НАТО, а также сферы территориального влияния Европейского Союза и как следствие формирование ОДКБ, создание Шанхайской организации сотрудничества и ряда других межгосударственных организаций показали, что настало время создать новый, более эффективный механизм взаимодействия, включающий в том числе создание надгосударственных структур [1] .

На сегодняшний день, возросшая роль евразийского дискурса является следствием нарастающей геостратегической неопределенности, глубоких структурных и иных изменений как для самой России, так и сопредельных с ней государств. Интересно заметить, что за последнее время евразийская тематика обретает большую популярность, в том числе, и в среде географовобществоведов [2]. Это напрямую связано с возросшей геополитической активностью России, с осуществлением проекта «Евразийского экономического союза», с резко усилившимся (с весны 2015 года) противостоянием между Россией и западными странами .

Характерные для современной России позиционные геополитические изменения разноаспектны и трудноуловимы. Они связаны с решительно возникшим очередным этапом экспансии Запада и порожденным ею стремительным формированием евразийского барьерного рубежа между евроатлантическими структурами, тяготеющими к ним государствами, с одной стороны, и Россией, ее союзниками (в формате Союзного государства, Евразийского экономического союза, ОДКБ), с другой. Крым, а также ряд других ключевых регионов российского приграничья, все отчетливее демонстрируют признаки «прифронтовых» .

Абалкинские чтения Более глубинные геокультурные, геоэкономические продвижения за последние несколько лет обретают черты ускорившегося смещения в юго-восточном направлении. Изменения характерны, прежде всего, для географии российской внешней торговли: если в 2008 г. доля стран ЕС во внешнеторговом обороте РФ достигала 53,7%, а в 2009 г. – 51,0%, то в 2014 – 49,5, в 2015 – 45,7%, 2016 – 41,7%; удельный вес Китая на этом фоне, напротив, стабильно растет: с 7,8% в 2008 г. до 11,6 в 2015 (и 14,3% в январе 2016 года) [3] .

Важнейший аспект кризисных трендов – экономический (и, в равной мере, экономико-позиционный). Он связан со сложившейся после 1991 года структурой и мирохозяйственной специализацией ведущих (по масштабу хозяйственных комплексов) постсоветских государств, с превалированием между ними дезинтеграционных трендов. Стагнация, а затем и «обвал» украинской экономики (инициированные, в том числе, и нараставшим в последние годы дистанцированием ее от России, разрывом исторически сложившихся хозяйственных взаимосвязей), не сумевшей преодолеть последствия кризиса 2008 года и в 2013–2014 гг [4] .

Основной политический эффект евразийской экономической интеграции – повышение политической и экономической безопасности как каждого из государств-членов, так и для ЕАЭС в целом .

Потери от нарушения безопасности – это уменьшение уровня стабильных доходов, которое ведет к снижению уровня жизни, социальной, политической и оборонной защиты, к сокращению отечественного производства и инновационного развития под влиянием внешних факторов.

Убытки из-за нарушения экономической безопасности могут возникать [5]:

– в результате экспансии экспорта третьих стран и снижение уровня сбыта на отечественном рынке;

– потерь государственного бюджета в связи с возрастанием коррупционной деятельности;

– в результате потерь и захвата отечественных активов предпринимателями и ТНК недружественных стран;

– в связи с «утечкой мозгов» и потери специалистов и квалифицированных кадров и т.д .

Абалкинские чтения Для России политический эффект от евразийской экономической интеграции заключается в усилении позиций в отношениях с ЕС, США, крупными странами Азии на базе ЕАЭС, имеющим общее экономическое пространство с выходом на границы Евросоюза и Азиатско-тихоокеанского региона с целью получения экономических преференций. Основным политическим эффектом является создание нового центра региональной интеграции, способного противостоять рискам глобализации. Данное направление подразумевает тесные контакты с интеллектуальной элитой государств-участников, в том числе с русскоговорящей ее частью [6]. Это сотрудничество поспособствует созданию идеологии нового центра силы, развития инновационной и инвестиционной деятельности при условии минимизации «утечки мозгов», создания основы для сохранения культурной евразийской самобытности и идейного суверенитета. Наконец, евразийская экономическая интеграция означает интеграцию ресурсов для развития стратегических отраслей – ВПК, атомной, авиаприборостроительной промышленности и др .

По результатам экспертного опроса, проведенного Экспертноаналитическим центром РАНХиГС, самым возможным риском является противодействие мировых держав. Такой ответ выбрали 76% респондентов. Коррупцию считают основным риском евразийской интеграции в ближайшие годы 63% экспертов. Третье место по значимости (57%) получил вариант политическая нестабильность в ряде регионов. Для 50% респондентов сильная дифференциация уровня жизни, темпов развития в разных странах, также может стать основным риском евразийской интеграции в ближайшие годы. Противодействие национальных элит – еще один возможный риск, который был отмечен 46% экспертов .

Среди возможных рисков было выделено отсутствие политической воли у некоторых стран (41%). По 39% получили варианты ответов – несовместимость интересов стран и несогласованность действий. 37% опрошенных считают основным риском – недоверие между странами участницами евразийской интеграции. Также эксперты отметили среди основных рисков низкое качество транспортного сообщения (28%) и непроработанную, несгармонированную нормативно-правовую базу (28%). Равное распредеАбалкинские чтения ление по 24% получили варианты – различный менталитет стран и низкий уровень социально-экономического развития участников и потенциальных участников евразийского союза. Низкое качество товаров и услуг, по мнению 15% актантов, является основным риском. Территориальная удаленность некоторых стран, как считают эксперты, маловероятна как основной риск. Данный вариант был отмечен 9% опрошенных (диаграмма 1) .

Диаграмма 1. «Как вы считаете, в чем заключаются основные риски евразийской интеграции в ближайшие годы?», множественный выбор В рамках исследования был изучен вопрос касательно точек роста или драйверов развития евразийской интеграции в ближайшие годы (диаграмма. 2). Так, большинство экспертов (32%) сошлись во мнении, что развитие экономических и прочих отношений и интеграция в международной торговле. В развитии экономики и других отраслей, по мнению 22% респондентов заключаются основные драйверы развития евразийской интеграции .

Международный терроризм 18% респондентов отметили, как возможный драйвер развития. По 10% экспертов указали на актиАбалкинские чтения визацию военного потенциала стран и возможность локальных конфликтов. Равное распределение получили варианты: снижение военной напряженности (4%) и урегулирование миграционных процессов (4%) .

Диаграмма 2. «Как вы считаете, в чем заключаются основные драйверы развития евразийской интеграции в ближайшие годы?», открытый вопрос В настоящее время страны ЕАЭС ведут поиск эффективной модели интеграции. Ее успех во многом зависит от действий заинтересованных стран в экономическом и политическом объединении. Данный факт подтверждают и результаты проведенного нами исследования, в котором мы выяснили, что 54% экспертов отнесли к драйверу развития интеграции – развитие экономики, экономических отношений и интеграцию в международной торговле .

Также была затронута глобальная проблема международного терроризма. Данный драйвер развития евразийской интеграции стоит на третьем месте по значимости. Но в то же время эксперты выделяют самым возможным риском противодействие мировых держав (76%), что усугубляет поиск эффективных решений и координации действий различных стран в рамках совместной борьбы с терроризмом .

Абалкинские чтения Для сравнительного анализа интересно посмотреть на результаты экспертного опроса, проведенного в 2015 г Экспертно-аналитическим центром (данное исследование носит мониторинговый характер и проводится ежегодно). Так в 2015 году борьбу с терроризмом эксперты отнесли на 11 место. Экономическая тематика также была менее значима, чем в 2016 году. Всего 12% экспертов высказались за развитие экономических отношений, создание экономического пространства по сравнению с 2016 годом, где большинство (54%) отметили развитие экономических вопросов .

Что касается сравнительного анализа рисков евразийской интеграции, то по итогам исследования стоит отметить, наиболее популярные риски не уступают своих позиций. В сравнении с прошлогодним анализом, вариант «противодействие мировых держав» набрал на 19% больше экспертных голосов, на втором месте, по прежнему, остается проблема коррупции с приростом в 15%, следующий по рейтингу пункт «политическая нестабильность в регионах», также с приростом в 15% голосов (диаграмма 3) .

Диаграмма 2 Абалкинские чтения

Можно сделать несколько рекомендаций по итогам экспертного опроса:

Для решения внутриэкономических проблем РФ, в настоящее время, ключевым фактором является государственная поддержка, стимулирование и сотрудничество с бизнес структурами .

1. Ключевыми фактором развития европейской интеграции является улучшение экономических отношений и интеграция в международной торговле, развитие экономики и других отраслей .

2. Сотрудничество со странами Западной Европы в последнее время затруднено в силу политической ситуации. В связи с этим все большее значение для России приобретает участие в евразийском экономическом союзе .

3. Одним из основных рисков евразийской интеграции является коррупция. Решение этой проблемы является очень значимым для динамики развития ЕАЭС .

Успешное преодоление рисков и акцент на стимулах позволят России активно развивать экономику, не смотря на санкционный период. Участие в ЕАЭС дает возможность Российской Федерации стать экономически менее зависимой от стран Запада .

Важно отметить, что как только во внутриполитических и внутриэкономических вопросах России появится уверенность и предсказуемость, вполне вероятно, что сегодняшние скептики будут более внимательно присматриваться к своим перспективам экономического и политического взаимодействия на евразийском пространстве .

Библиографический список

1. Бородачев Т.В. Новое евразийство: Как сделать сопряжение работающим // Россия в глобальной политике. 2015, № 5, С. 3–12 .

2. Дружинин А.Г. Евразийские векторы геостратегии России в «зеркале» внешнеторговой статистики // Социально-экономическая география. Вестник Ассоциации российских географовобществоведов. 2015. № 4. С. 74–85 .

3. Дружинин А.Г. Россия в современном евразийском пространстве: общественно-географические аспекты меняющегося позиционирования // социально-экономическая география. ВестАбалкинские чтения ник ассоциации российских географов-обществоведов. 2016. № 5 .

С. 38–50 .

4. Каричковский Р.В. Приоритетные направления и актуальные вопросы углубления взаимодействия в рамках АЕЭС // Евразийский научный журнал. 2016. № 4. С. 186–191 .

5. Саулин А.Д. Политические эффекты и риски евразийской экономической интеграции // Евразийская экономическая перспектива. 2016. С. 98–105 .

6. Гурова И.П. О многомерной модели евразийской экономической интеграции // Пространственная экономика. 2016, № 1 .

С. 14–29 .

Bibliographical list



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«whatsapp_windows_phone_7.8_4pda.zip Помимо привычных SMS можно более выгодно распоряжаться деньгами на счету, используя программу, которая уже завоевала доверие пользователей по всему миру, и отправлять сообщения практически бесплатно.скачать ватсап на телефон бесплатно Независимо от того, что современные польз...»

«НОМАИ дон и ш гох Л. X. Нематов ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ С ВАЖНЕЙШИМИ СОСТАВНЫМИ ЧАСТЯМИ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ Ключевые слова: экономическое воспитание, национальное воспит ание, эст ет ическое воспит ание, т рудовое воспитание и профориентация На современном этапе развития экономики, совершенствования обществе...»

«Политика же стран Балтии в отношении Беларуси всегда носила ярко выраженный экономиче­ ский характер. Таким образом, мы наглядно видим, что расширение Евросоюза за счет стран ЦВЕ способно значительно повысить "геополитический вес" этого регионального объединения в мировой системе. Вместе с тем успешное фун...»

«Фирма "Весма" представляет по Израилю: Экскурсионные туры в Израиль на 4 дня и 3 ночи. Экономные туры в Израиль на Weekend уикенд в Израиль. Бюджетные туры в Израиль.Туры в Израиль в Иерусалим или на побережье Средиземного моря в города Израиля: в Тель-Ави...»

«18 июня 2015 г. Контактное лицо: Шаляпин Герман Константинович E-mail: gk_shalyapin@mail.ru Уважаемый Максим Эдуардович! ФО формате, информационном обеспечении и результатах публичных слушан...»

«Правила программы лояльности Alpari Cashback Версия: май 2016 Оглавление 1. Введение 2. Участие 3. Основные понятия 4. Статус VIP в программе Alpari Cashback 5. Расчеты 6 . Уровни и коэффициенты 7. Бонусный счет 8. Скидки 9. Расчет и зачисление компенсаций для улучшения торговых условий 10....»

«ООО "САН Интербрю Финанс" Облигационный заем 4 000 000 000 рублей Организатор Информационный меморандум Июль 2006 г. ООО "САН Интербрю Финанс" Важная информация ООО "САН Интербрю Финанс" ("Эмитент") уполномочило ЗАО "Райффайзенбанк Австрия" ("Организатор") б...»

«DIRECTUM-21720-577068 УТВЕРЖДАЮ: Президент ЗАО "Русская медная компания" _ В.В. Левин "_"2015г. ПРОТОКОЛ №_ определения победителя тендера на поставку спецодежды для предприятий группы "Русская медная компания" г. Екатеринбург 04.03.2015г.ПРИСУТСТВОВАЛИ: Тендерная комиссия ЗАО "Русская медная компания": Председатель тендерной к...»

«ДОГОВОР №_ СРОЧНОГО БАНКОВСКОГО ВКЛАДА "БИЗНЕС ДОХОДНЫЙ" г. Киров "_" 20_ г. Коммерческий банк "Хлынов" (акционерное общество), именуемый в дальнейшем "БАНК", от имени которого действует _, (должностное положение, фамилия, имя, отчество) на основании, (документ, до...»

«№ 5, 1750913 (2017) УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Отражение интенсивных сфокусированных акустических пучков от акустически мягкой границы М . С. Дерябин1,2, Д. А. Касьянов1,† В. В. Курин2‡ Институт прикла...»

«ПЕРСПЕКТИВНЫЕ РЕСУРСОСБЕРЕГАЮЩИЕ СПОСОБЫ УСИЛЕНИЯ ЗЕМЛЯНОГО ПОЛОТНА ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ Лесов К.С., к.т.н., доцент (ТашИИТ) Мирахмедов М.М., д.т.н., профессор (ТашИИТ) Экономическая независимость Республики Узбекистан предусматривает дальнейшее раз­ витие и совершенствование работы железнодорожного транспорта и повышение его эффек­ т...»

«Ангедония. Проект Данишевского Максим Поташев Путь решения "АСТ" УДК 004.738.5 ББК 32.973.202 Поташев М. О. Путь решения / М. О. Поташев — "АСТ", 2016 — (Ангедония. Проект Данишевского) ISBN 978-5-17-095756-9 Приемы, используемые в интеллектуальных играх, могут успешно применяться при решении бизнес-задач...»

«Особенности отечественного инфокоммуникационного рынка: монополизация и цифровое неравенство УДК 338 Д.А. Трубников, Е.И . Трубникова* ОСОБЕННОСТИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ИНФОКОММУНИКАЦИОННОГО РЫНКА: МОНОПОЛИЗАЦИЯ И ЦИФРОВОЕ НЕРАВЕНСТВО В статье представлен анализ основных проблем отрасли и...»

«НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МЕНЕДЖМЕНТА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА УДК 339.137 / 65.05 Дивненко Зоя Александровна, заместитель декана факультета экономики и управления, научный сотрудник, ФГБОУ ВО "Пензенский государственный университет" e-mail: divzdiv@mail.ru г. Пенза, Россия Юдина Екатерина Сергеевна, маги...»

«Е. В. Рахилина СЕМАНТИКА РАЗМЕРА1 1. Вместо введения В настоящей статье описываются некоторые особенности сочетаемости русских предметных имен с прилагательными размера. Оба аспекта этой темы — прилагательные размера и сочетаемость — никак нельзя назвать неизученными. С одной стороны, бросающееся в глаза несовпадение "...»

«Сундучок КонСтантин ЧеКмарЁв инженер-конструктор, яхтсмен-любитель Родился в 1943 году в городе Свободный Хабаровского края. Прошел трудовой путь от монтажника радиоаппаратуры до Главного конструктора ЛНПО "ПОЗИТРОН". Имеет права судоводителя-любителя и яхтенного рулевого. Самостоятельно спроектировал и п...»

«Информационный отчет по блоку "Институциональные аспекты" о проделанной работе за апрель май 2010 г.1. Союз водопользователей канала и Водный Комитет канала 08.04.10 . Узбекистан, г.Кува. Проведено заседание Правления Союза водопользователей ЮФМК (СВЮФМК), в котором приняли участие все 7 членов Правления. Были рассмотрены следующие в...»

«Российский государственный университет инновационных технологий и предпринимательства (Северный филиал) Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого Региональная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы гуманитарных, социальных и...»

«ISSN 2223-4888 (online) Научно-практический журнал ISSN 2307-776X (print) "Современные научные исследования и 18+ инновации" Русский English АВТОРАМ УДК 336.225.66 Регистрация Войти АНАЛИЗ НАПРАВЛЕНИЙ Срочная публикация ЭФФЕКТИВНОГО Опубликовать свою статью ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Заказать свидетельство о публикации УПРОЩЁННОЙ СИСТЕМЫ Заказать...»

«Молодёжь в России Обзор литературы Москва 2010 ОТЧЁТ ПОДГОТОВЛЕН: Доклад был подготовлен г-жой Яэль Охана международным экспертом Frankly Speaking Training Development – отредактирован и адаптирован российскими национальными экспертами в области исследований молоджи и молоджной политики: Луковым Валерием Андреев...»

«Булганина С.В.ОСНОВЫ МАРКЕТИНГА ПРАКТИКУМ Нижний Новгород Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Волжский государственный инжене...»

«ПРОГРАММА IV Экспортного форума "Беларусь молочная". Минск, 18–20 апреля 2018 г. 18 апреля. Большой конференц-зал, 1-й этаж 10:00–11:15. Секция 1. "Мировой молочный бизнес: тренды, пробле...»

«  ИНВЕСТИЦИОННЫЙ МЕМОРАНДУМ  АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА   "БАНК ЦЕНТРКРЕДИТ"                      ШЕСТОЙ ВЫПУСК  ИМЕННЫХ КУПОННЫХ БЕЗ ОБЕСПЕЧЕНИЯ   (СУБОРДИНИРОВАННЫХ) ОБЛИГАЦИЙ   В ПРЕДЕЛАХ   ПЕРВОЙ ОБЛИГАЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ   4 000 000 000 ТЕНГЕ                        ПЕРВАЯ ОБЛИГАЦИОННАЯ ПРОГРАММА – 50 000 000 000 ТЕН...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Департамент бухгалтерского учета я отчетности МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО РАЗРАБОТКЕ УЧЕТНОЙ ПОЛИТИКИ В СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ стандартизация и сертификация МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Департа...»

«Принято: 23 марта 2018 г. GrecoRC3(2018)5 Опубликовано: 25 июня 2018 г. Третий раунд оценки Дополнение ко Второму отчету о выполнении рекомендаций Российской Федерацией "Криминализация преступных деяний (ETS 173 и 191, GPC 2)" *** "Прозрачно...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.